внешностивакансиихочу к вамfaqправилакого спросить?вктелеграм
гнетущая атмосфера обволакивала, скалилась из всех теней в доме, как в мрачном артхаусном кино неизвестного режиссёра... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 13°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
anthony

[telegram: kennyunicorn]
eva

[telegram: pratoria]
siri

[telegram: mashizinga]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » пол в какой-то липкой дряни


пол в какой-то липкой дряни

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

калифорнийский андеграунд (хью feat. тадеуш)
https://i.imgur.com/UDqlzvs.gif

в белых яблоках глазных в эпилепсии стробит
освещение на входе долбит в темные очки
прохожу четыре метра зацепив горячий джин
я заранее скажу: сегодня я непобедим

0

2

Пол в какой-то липкой дряни. Скачет, как придурошный, в попытке остаться в обуви, не прилипнуть к полу, не заляпать кроссы чужой блевотиной - оставляет место для собственной. В животе три коктейля вверх-вниз, под дикие ритмы и оглушающие басы - туц-туц-туц. В планах четвёртый, шестой и пятый, в любой последовательности, в планах всё, что можно найти и на что нарваться.
На ощупь - прохладный бетон и горячая липкая кожа других людей - пробирается глубже. Стены возникают внезапно и бескомпромиссно, заставляя обходить и блуждать. Стены из людей двигаются, смыкаются, путают направление. Чёртов Хогвартс для взрослых - Гермиона выросла и танцует в коротких шортах рядом с пультом диджея. Конфеты Берти Ботт всё так же пользуются успехом, но уже не из-за вкуса - послевкусия. Съел одну и добро пожаловаться в новый дивный мир, малыш. Съел две и сам стал творцом миров.
Днём - заброшенный завод, ночью - рейв площадка.
Пытается найти знакомых, кто зазвал сюда, пообещав отрыв, вдохновение и самую-безумную-ночь, но пока находит только маленькие таблетки в чужой ладони_языке_кармане. Может ему тоже надо?
"Мы у граффити с каким-то компьютерным челом. Давай быстрей" - новое смс с заданием, и Хью матерится, не уверенный, что собирается выполнять этот квест дойди-до-меня до конца.  Легче найти новую компанию, чем путь к старой.
Хью ищет и находит, вписывает себя мазок за мазком в группу пьяных, весёлых и лёгких. У него из перечисленного только опьянение, уже начавшее выветриваться, но он хорошо притворяется, что такой же. Если пришёл - играй по правилам. Если пришёл - веселись. Будешь хорошо притворяться - сам себе поверишь, а поверив - станешь. Более интересных планов на вечер у него не было, чтобы о чём-то жалеть.
-Кстати, где достал? - улыбается и щекочет чужое ухо вопросом, приятельски сжимает плечо. Он здесь за чит-кодом, который переведёт ночь в день, за зельем, что заставит почувствовать себя своим и собой. Ночь, когда хочется нового. И ночь, которую хочется быстрее прожить.
Снова люди и снова стены. Пробирается мимо, по указу знакомца нового - как же звали? Рэй, Рой, Артур? - ищет пожарную лестницу и парня возле. Пройди три раза мимо, думая о том, что тебе нужно, он и появится.
Находит, но того ли?
Траектория по касательной: кто-то подходит, стыковка рук на пару секунд и снова по своим орбитам, где парень-у-лестницы солнце, что неподвижно, и другие-планеты, что солнечным светом за деньги свои закидываются.
-Что-нибудь лёгкое, просто повеселиться, - делает заказ, в надежде, что парень тот, и приторговывает не палёным алкоголем, мятными леденцами или резиновыми фаллосами. Из отличительных черт нихуя не названо и столько же узнано, но вот пожарная лестница, вот парень, вот Хью. И Хью в своей жизни до этого наркоту покупал лишь однажды, пробовал чаще, чаще с рук друзей, все разы в тот пьяный Парижский год, после Парижа - впервые. Устал гоняться за белым кроликом по саду, хочется уже скорее нырнуть в кроличью нору.
Уже достаёт купюры из кармана, чтобы помахать перед глазами незнакомца парой двадцаток, - не помнит сколько вообще стоит и сколько предлагать принято - но что-то меняется, стены-люди ещё хаотичнее становятся, и Хью на секунду кажется, что вот он, зомби-апокалипсис, который он так ждал.
Но нет.
Кто-то больно врезается в плечо, чуть не опрокидывая, заставляя вжаться в окно и увидеть красно-синие огни раньше, чем чей-то крик "копы" в басах утонет. Музыка ещё вдалбливается вибрацией под рёбра, когда Хью представляет, что попадает в участок, что звонят отцу, что отец узнаёт правду о колледже, что никто не будет разбираться чист он или нет, и что наконец его выгоняют из семьи и с учёбы. Первое не так страшно, как второе.
- Запрос ещё актуален. Кстати, есть идеи лучше, чем прыгать?
Второй этаж и закрытый мусорный бак под окном. Скорее всего пустой, но если закрытый, то какая разница? Купить и бежать. Бежать и купить. Если в любом случае задница, то хотя бы получить то, зачем пришёл. Люди паникуют, и искать граффити с игрой точно нет смысла. Люди бегут по пожарной лестнице и просто лестнице вниз, но если можно бежать вниз, то можно и наверх?
Было бы забавно умереть вот так, на рейве, от давки, быть затоптанным - какая ирония, или застреленным - какой трагизм, но только рано. Не успел нарисовать свой главный шедевр, да и не главный тоже, вообще не успел. Поэтому лучше прыгать. Или бежать. Прыгать и бежать, спрятав заветное в кармане.
Награда, если всё получится. Погибель, если нет.

+1

3

пол в какой-то липкой дряни — на новеньких кроссовках отпечатывается следами, но тадеушу в целом похуй, при его образе жизни эти самые кроссовки ещё могли заговниться пару дней назад, а через пару недель вперёд — прийти в состояние какого-то говна.
тадеуш, в целом, не был брезгливым.
выбирать особо не приходилось.
когда оттираешь чужую блевоту с пола кухни, просто потому что продохнуть невозможно — веет запахом суровой реальности. правда, с момента восемнадцатилетия тадеуш уже этим не занимается, делигируя возможные случаи в руки самого наблевавшего, не допуская в собственном личном пространстве таких покушений.

на рейвах принято быть объёбанными — и тадеуш соответствует,
тадеуша приятно подмазывает под ритм звучащего техно от забитых ноздрей, которым не помогали уже не промывка, не сосудосуживающие капли — волновало это мало, пока была возможность глотать бомбочки, а в крайнем случае всегда можно было вмазаться тем же веществом по вене — но это он бы предпочёл отложить на тот промежуток времени, когда окажется в стенах своего либо чьего-либо ещё дома — упасть в негу и раствориться в блаженстве неплохой вариант, пусть и кратковременный.
тадеуш, как обычно, смешивал всё со всем — руки заходились мелкой дрожью от перебора со стимуляцией под шлифовку амфетаминового ряда, а челюсть время от времени предпочитала пожить своей жизнью — но в целом похуй.

тадеуш в сакраменто несколько недель — и пришёл в эту заброшку прежде всего отдохнуть, чем поработать.
правда, соблазном всё равно на первый план пока что выступала возможность подзаработать, запоминая смазанные, разъёбанные лица на будущее — некоторые из них станут постоянными клиентами с высоким шансом, пока говоря лишь о возможности повеселиться здесь и сейчас, сделать эту ночь чуточку повеселее, чтобы в переходах от техно к псай трансу размазывало от пика эйфорического восторга.
у тадеуша с собой с десяток зиплоков с круглыми розовыми дисками и ещё больше — со спидухой и мефом, которые тоже шли с достаточной степенью интереса.
сарафанным радио проносилась мимолётная слава, в пору бы придумать себе кабинет, в который бы выстраивалась очередь — тадеуша примазывает к пожарной лестнице, у которой он сидит, опираясь об шершавость стены, и курит одну за одной, ловя взглядом разноцветные блики светомузыки, людей и чужих вопросов.

диски идут по ходовой цене — достаточно быстро сегодня уговорить тадеуша на скидку, если брать от двух, он уже не считает особо, просто соглашается, пуская всё своим чередом, наслаждаясь звучанием и переговорами.
не хватало только молли или поли — но сестра не была таким ярым любителем рейвов, предпочитая больше вписки, а поля уже не стремилась особо попасть сюда с ним, — чтобы было с кем разделить смазанные прикосновения и мурашки по позвоночнику. хотя, в целом, похуй. и так хорошо.
тадеуш приподнимает взгляд на подошедшего, изучает мельком, почти не акцентируя внимания на деталях,
тадеуш приподнимает себя в стоячее положение, опираясь об стенку,
уверен, что лёгкое и никакого разъёба?
прищур хитрый, но рука тянется за одним из зиплоков, где оставалось две розовые таблетки — за двадцатку вполне сносно отдать, а уж сожрёт всё сам или решит с кем поделиться — уже похуй, оба варианта обещают веселье.

правда, веселье обрушивается в миг мгновенного преображения — от расслабленности // размазанности к сосредоточенности.
тадеуш в своей природе зверь хищный, тадеуша так просто не заманить в ловушку, пережил уже ни одну облаву — намётанным взглядом сразу при входе куда-либо натыкаясь на запасные закрученные пути и дорожки для резкого съёба. осторожность в инстинктах при отбитом чувстве страха — то ещё сочетание.
конечно есть,
а паренёк то, по ходу, отбитый во вкусе тадеуша — не поддаётся общей панике, оставляя свой заказ актуальным, поэтому тадеуш не то что ведёт его за собой — просто идёт вверх по лестнице быстрым шагом, не оглядываясь назад. за ними хуй кто увяжется сейчас — вся логика бежать вниз, но внизу у входа уже караулят, а облаве потребуется время, чтобы справиться с этой толпой и прижать всех к земле.
а пока это время у них было — можно было позволить себе дерзость.
прыгать сюда бесполезно — с этой стороны уже будут копы через пару минут,
очевидностью, лежащей в моделировании нескольких тысяч возможных ситуаций,
поэтому лучше подняться на крышу, оттуда на соседнее здание — есть шанс расшибиться, но я видел неплохой такой проход по трубам. а оттуда — дальше по прямой и с другой стороны спуститься по наружной лестнице, спрыгнуть вниз и через забор. возможно, там была дырка, но хуй знает, это я уже рассмотреть не успел,
на крыше за плечи, на которых лёгкая ветровка, кусал ветер — на контрасте с жарким помещением.
тадеуш разворачивается к следующему за ним парню, подбрасывая зиплок в воздухе в его сторону.
тадеушу становилось весело.

+1

4

Пол всё ещё в какой-то липкой дряни. Уже плевать, куда наступать — в или мимо. Лишь бы выбраться. Есть ли разница как умирать? Хью начал смерть себе выбирать лет с семнадцати, но всё ещё так и не выбрал. То ли недостаточно старался, то ли слишком много возможностей. Главный критерий — лишь бы было не очень больно. Всем телом об асфальт, превратиться в жвачку из костей и мяса наверно быстро, но наверно страшно. С другой стороны интересно. Хью никогда не парил в аэротрубе и невесомости не знает, никогда не прыгал с тарзанки и не знает как это вопящим камнем вниз. Весело наверно. Наверно страшно. Может быть попробует, если сегодня в тюрьму не угодит.

Сколько ещё попробовать хочет, но сколько успеет ещё? Безрассудный образ жизни не способствует её высокому качеству, как хорошо, что слишком долго он жить не планирует.

Незнакомец-с-конфетами идёт вверх и Хью за ним. Потому что незнакомец идёт уверено, как и говорит — словно минимум раз в неделю с ним подобное происходит, словно раз в неделю он с копами в кошки-мышки играет. Может быть так и есть, о жизни этого барыги Хью известно не больше, чем о цикле жизни улитки — вот она живёт, а вот её уже нет.Просто надеется, что незнакомец не растворится на свежем воздухе облачком сладкого дыма, не рассеется, оставив его один на один с крышей и копами. Не бояться перед другим легче — выпендриваться — ведь если честно, все смелые решения [безрассудные чаще] он совершал лишь бы впечатление на кого-то произвести. Первую татуировку именно так и сделал, пьяный на чужой хате из желания впечатлить кого-то, кого теперь и не вспомнит. Потом уже исправлял ошибку свою, как только протрезвел немного, перекрывая чужое имя нормальным эскизом в приличной студии. Радует, что набил хотя бы не чужой портрет.

Холодный ветер кусает голые кожи участки и у Хью от мороза уши болят. Внутри было слишком жарко, сейчас словно засунул сразу десять мятных леденцов в рот. Хью не любит мятные леденцы, предпочитает горячий кофе и сироп солёная карамель — горло должно мягко обволакивать теплом, а не раздирать изнутри когтями холода. Хью не останавливаясь ловит — немного неуклюже, но ловит — зиплок, отмечая, что вышел бы супер-крутой кинокадр, если бы только это было кино и полицейские внизу были нанятыми актёрами, но увы. Теперь это останется только в их памяти и оценить этот момент смогут только они вдвоём. [А помнишь как мы удирали с той заброшки? / Ага, ты чуть не проебал товар//]

У Хью внутри паника, он понял, что высоты боится. Хью улыбается уверенно [даже слишком], пряча таблетки в карман толстовки — невиданная щедрость, он ведь не успел деньги отдать и возможно не успеет уже, если расшибётся с труб этих ненадёжных на вид упав. Закончит свою жизнь как streetart, но почему нет, надо на заметку взять.

— Так как тебя звать, благодетель? —интересуется не без иронии, всё так же за парнем следуя. Трубы так трубы, другое здание — тоже ок, он что-то такое уже в фильме каком-то видел, там сработало, может сработает и у них. Выбора у него особо нет  и Хью в смелого и немного безумного играет — всё лучше, чем умолять не сообщать отцу. — И часто ты... занимаешься таким? — разговор ради разговора, чтобы завязать беседу, установить контакт, потому что интересно,но самое главное, чтобы не смотреть вниз и не пищать от страха, делая первые шаги к другому зданию. С крыши вид дух захватывающий, пусть и не Париж, не центр и вокруг одни здания технические, заброшенные, спальные, Хью на секунду забывается, почти вынимая телефон, чтобы сфотографировать, а после нарисовать — привет от адреналина в крови, не иначе. Но нога скользит и он кубарем на парня впереди летит, за секунду смерть свою проклиная и принимая, но преждевременно в этот раз — к счастью обоих уже в конце пути были, не на землю сорвавшись, а всего лишь жёсткую посадку на крышу совершив.

— Блядь, прости. С меня выпивка? — Надо же было так облажаться. Поднимается первым, руку своей невольной крёстной фее [фею?] протягивая, что сегодня его от ночи в участке и от встречи с крышей уберегает, Страну Чудес вместо них обещая.

+1

5

почвы под ногами нет давно:
ушла ещё во время первых побоев на горячую белую руку, когда в собственной комнате перестал себя чувствовать в безопасности — это было до того, как поднабрался сил, чтобы иметь, чем ответить и как защитить — даже не себя, сестру скорее.
почва под ногами ушла в тот момент, когда стало понятно, что с его жизнью — что-то не так.
и вот это чужое счастье, маятником, флагом призывным на горизонте — заставляло отворачиваться от несправедливости этого мира, постепенно смирившись с этим.
его путь не мог быть другим — выложен в итоге взлётными белыми полосами на отражающих поверхностях, синяками на руках ниже и выше локтя, отчаянностью во взгляде: есть ли в тадеуше что-то от живого мертвеца?
на самом деле, с тех пор, как почва перестала касаться ног тогда — перестало быть страшно.

любое дерьмо веселит скорее,
ткань реальности тлеет под его огненным взором — в огне этом чёрный удушающий дым и такие же чёрные оттенки, как в его одежде,
в огне этом — нет ничего спасительного.
поэтому тадеуш смотрит спокойно вниз, оценивает обстановку, направляет свой взгляд в другую сторону — будто бы можно было достаточно сильно вытянуть шею, чтобы заглянуть за угол
( с мирозданием это прокатит, с этим зданием — нет ).
в поле зрения пустота, где-то с краю разносится шум и возня — у главного и чёрного выхода, стоило ускорить шаг, пока не найдутся те умники, что решат прочесать территорию. впрочем, из-за количества людей в клубе — возможно, что это займёт у них слегка больше времени, как раз достаточного, чтобы кот успел свалить: опять будет облизывать воображаемые усы, приговаривая, что было близко, но он, как обычно, не уловим.
тадеуш,
бросает назад в сторону паренька: столкнуться с ним взглядами, ухмыльнуться, он то здесь больше за компанию — выручить ещё одного из беды ради кармического плюсика, и раз увязался — тадеушу, впрочем, было не жалко.
спасти всех он не может всё равно, но внутри что-то утробно урчало от удовольствия при осознании факта, что одной молодой душой в руках мусоров-пидарасов сегодня будет меньше.
а тебя?

тадеуш оборачивается к нему спиной, шагая по трубам почти у самого конца —
и смеётся, потому что,
таким чем?
сбегаю от мусорской облавы с первым встречным человеком?
нет, обычно сбегаю один.
но достаточно часто лет с четырнадцати, возможно раньше,

если употреблять он начал примерно в это время, то случаи столкновения на фоне хулигантства и чего-то другого от варвашской полиции могли начаться и раньше, на самом деле, просто для того, чтобы вспомнить — нужно напрячься,
выуживая из памяти осколки воспоминаний жизни до.
на самом деле подобных этому случаю — пальцев не хватит сосчитать,
да и не помнил он их все, уже не казалось победой, а чем-то бытовым,
только он был в этой игре джерри, а не томом, получается.
в сакраменто — это первый, дебютный раз,
но стоит ли об этом говорить?

пока что рано праздновать: всё могло пойти наперекосяк,
как, например, незапланированное падение — тадеуш морщится,
ну ебтвоюмать, следи за равновесием, я объёбанный гораздо более элегантная лань, чем ты, — 
потирает ушибленное бедро несколько мгновений, приняв руку,
смотрит пару секунд вниз, перегнувшись через крышу, оценивает ситуацию, в голове у него —
математический анализ траектории движения шума.
блять, нам надо поторопиться, скоро они придут и на эту сторону здания,
выдохнуть в холод воздуха — праздновать действительно рано, тем более хуй знает, сколько времени у них займёт ебля с забором,
тадеуш быстрым шагом направляется через всю крышу
( мелькает шальная мысль переждать здесь, но быстро отбрасывается — они не в игре, где им достаточно будет спрятаться за трубой, чтобы остаться не замеченными,
а реальные люди сообразительнее болванчиков-нпс,
тем более уровень сложности его жизни — хард
без права сохранения )
к пожарной лестнице на той стороне:
виднеется с их обзора какой-то лысый залесок, поросший кустами, до домов, кажущихся более-менее жилыми, рукой подать на самом деле — там будет проще затеряться, растворившись в толпе у ближайшего бара,
хьюго, получается? а у тебя это всё в первые, значит?

+1

6

У знакомца нового имя странное, на языке горечью перекатывается, кончик языка пощипывая. Та-де-уш. Как шепелявой совы уханье. Произносит про себя по слогам, пытаясь прочувствовать и представить как родители парня это имя выбрали - по календарю какому-нибудь, не иначе. Самим такое имя не выдумать, только подцепить откуда-нибудь, как другие цепляют колючки на штанину или сифилис. То, что это обычное польское имя, Хью и представить себе не мог, так как о Польше знает только то, что её когда-то захватил Гитлер, но от этого она интереснее и привлекательнее не становилась, поэтому дальнейшие изыскания по истории страны Хью не проводил.

Хью - представляется, но уверенности услышали ли его нет, уверенности нет вообще ни в чём, но сказать ещё раз, громче, чем вышло, не пытается - всё равно ветер-негодник заглушит, унесёт звуки в другую сторону от адресата. Имя Хью не такое примечательное, не такое интересное, само на порыв ветра похоже - может поэтому он с такой лёгкостью в авантюры и ввязывается, за незнакомцами увязывается и об предметы спотыкается - его природа сквозь проходить, не обходить и не огибать.

Спасибо, что сделал исключение. Действуешь как профессионал, - улыбается Хью, хотя его никто с собой не звал, просто не захлопнули дверь перед носом, не отшвырнули и позволили плестись следом - по мнению Хью этого для зарождения дружбы уже достаточно. Доброго взгляда и слова Хью вообще достаточно для многого: для дружбы, для любви, для того, чтобы таскаться с незнакомцами по странным местам и немного дальше. Хотя Тадеуш пока был больше интересным, чем добрым, что подкупало ещё сильнее - просто доброта надоедает, в конце концов Хью не брошенный щенок, чтобы вилять хвостом и ластиться к рукам - вообще да, но не к этим рукам - Хью чувствовал себя так, словно нашёл собственного белого кролика и почти готов прыгать за ним с крыши [в нору] даже не обдолбанный и вполне трезвый - просто интересно, что дальше будет.

Тогда я лучше первым пойду, не обещаю, что не упаду на тебя сверху лестницы, - и правда не обещает, обещать такое было бы слишком наглой ложью, а врать сейчас не в интересах Хью. Не отреагирует вовремя, если что-то не так пойдёт, не сможет оценить ситуацию и быстро решение принять - просто опыта нет и представления, что делать, но уж лучше так, чем скатиться под ноги копов готовыми отбивными или шею сломать. А у Тадеуша выбора уже нет, балласт этот по имени Хью уже деть некуда, не скинуть - увязался крепко, теперь только вперёд. Заглядывает парню через плечо, ноги на лестницу спуская, жуком, ползущим по стене здания себя чувствуя. Прям как в том рассказе Кафки, который он не дочитал. Было бы забавно, депортируй его, но, спасибо, двойному гражданству - просто отчислят или посадят. Правда, в отличие от напарника, Хью в то, что их могут поймать уже не верил - come on, крутые парни не оборачиваются на взрывы и всегда сбегают от погони - законы жанра, мать их.

Просто Хью. Типа того... в Париже было что-то подобное, но я тогда редко бывал трезв и мало что помню. Больше по рассказам, - вспоминать об этом больше неловко, хвастаться тоже особенно нечем. Его спасали, под руки подхватывали, куда-то затаскивали_вытаскивали. Может и сам геройство проявлял, но не помнил. Точно помнит ветер обжигающий лицо_лёгкие выжигающий, помнит боль в ногах от бега долгого и смех сквозь удушье от нехватки воздуха, помнит как курили сигарету одну на двоих с кем-то сразу после, но от кого убегали и почему не помнит, да и важно ли это? Он тогда забыться хотел, переключить эмоции и все способы хороши были.

В очередной раз чуть не падает, но удерживается, цепляется за лестницу, дух переводя и продолжая спуск - земля всё ближе. На землю спрыгивает, почти готовый расцеловать - и землю, и Тадеуша - сдерживается. - А куда нам дальше?

Самостоятельность на нуле, зато исполнительность на девятку с плюсом.

+1

7

кроссы не хочется пачкать о кровь, так что всё равно не падай, бля,
ворчливое отчасти, но вполне может быть воспринято за заботу — хотя тадеушу это просто на язык пришло, не то чтобы он слишком сильно волновался и как-то думал о таком исходе в принципе:
в няньки он точно не нанимался,
скорее увеселительная прогулка над пропастью не то что на равных, а экскурсовода.
`вот, хьюго, смотри — это чернота той космической пустоты, что вырабатывается годами, а правее — всполохи несдерживаемой агрессии и ярости, которая переполняет порой сознание, а с другой стороны — лес из хвойных загонов, от которых воняет на отходах. а идём по тонкой полоске отсутствующего страха и тормозов`.
разыгрываемая внутренними голосами постановка,
которая не имела, впрочем, никакого смысла и отношения
к быстро текущей действительности.

лестница ржавой краской остаётся на впадинах кожи —
пальцы от неё, кажется, истираются,
но это, впрочем, тоже неважно.
до такой степени, что заметит это тадеуш только потом, разглядывая расплывающуюся и распадающуюся перед осколками сознания реальность.
нос жгло запахом бетонной крошки,
тадеуш оглядывается по сторонам, внимательным, цепким взглядом
рассчитывая формулу расстояний на глаз.
меры исчисления были, правда, такие себе — вот до забора рукой подать, колючая проволока правда настораживала вероятностями,
но толку то, если через ещё пару вытянутых рук зияла не то что полноценная дыра,
но то, над чем можно было поработать.

тадеуш подходит к искривленным прутьям,
прикидывая, хватит ли грации протиснуться —
застрять слишком нелепый и от этого смешной вариант.
потянуть вправо, приложив немного усилия —
достаточно, чтобы расширить дорогу.
на земле, правда, пылью остаётся напоминание об их присутствие —
но если им повезёт, то их преследователи сошлются на лень.
пока ещё возможные преследователи.
худощавость позволяет проявить маневренность — ужом просочиться, талой водой,
неприятно, правда, что ногу в неподходящий момент свело онемением — наступать на неё слишком опасно,
поэтому морщится, всё же пытаясь найти точку опоры.

не зависай только по пути, уходить отсюда надо побыстрее, а то хуй знает, что ещё может случиться. правда куда после этого — тоже хуй знает.
ты хорошо знаешь этот район?

практический подход для получения выгоды из ситуации:
карта локаций пока ещё слишком скудно отрисовывалась перед мысленным взором, открывая только точки первой необходимости, а остальное укрывая туманом войны.
неразведанное, новое, пахнущее даже иначе — тем интереснее.
вокруг, например, пахло сухостью, жжёной травой и пылью — знакомые запахи, но примешиваемый к ним жар от раскалённой днём земли был чем-то необычным,
выбивающимся оттенком.
скоро на карту нанесется больше координат, больше знакомых точек — тадеуш хорошо запоминает ландшафт и цифры,
связывая их зачастую в едином формате.
в городе я недавно, так что в этом положусь на тебя, я помог тебе сбежать, а ты помоги найти следующую точку дислокации. подойдёт любое людное в это время суток место — это как ходить через воду, для того, чтобы на охоте зверь не почуял твои следы, только в нашем случае вода — это людская живая масса.
нога вновь ожила, минуя короткий приступ собственной апатичности,
поэтому тадеуш задаёт всё равно направление бодрым шагом.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » пол в какой-то липкой дряни


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно