внешностивакансиихочу к вамfaqправилакого спросить?вктелеграм
Джейн в очередной раз была в бешенстве. Сесть за руль в таком состоянии и настроении было огромной ошибкой, но об этом она будет думать потом... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 13°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
anthony

[telegram: kennyunicorn]
eva

[telegram: pratoria]
siri

[telegram: mashizinga]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » за шаг до пропасти


за шаг до пропасти

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

КВАРТИРА ЭМИАСА | 01.11.2020 | ВЕЧЕР

Emias Kalman & Paul Osborn
https://i.imgur.com/002fyak.gif https://i.imgur.com/kF00HAZ.gif

Когда-нибудь Эмиасу будет стыдно за этот день.
Пол позаботится об этом...

+1

2

Багажник резким движением руки был с шумом закрыт, а Эмиас, поудобнее ухватив ящик, направился к дому и остановился у самой входной двери. Оперев ящик о бедро, полез в карман куртки, выуживая ключи, а после неудачно ткнул ими в дверь. Ткнул ещё и ещё, тихо ругаясь себе под нос. На часах не было и семи, но на город уже опустилась ночная тьма. В окне дома горел свет, но это не улучшало ситуацию. Пришлось опустить ящик на землю и открыть дверь с помощью двух рук.
Когда-нибудь он снова привыкнет к дому в Сакраменто. Но не сегодня.
Эмиас со стеклянным звоном внёс ящик в прихожую, захлопнул за собой дверь ногой. Прислушался: судя по неестественным наигранным голосам, звучащим из комнаты, Эмили смотрит мультики. Отлично. Значит не шастала по дому, пока он ездил в магазин.
Мужчина скинул с ног ботинки, оставив их валяться в прихожей, а сам направился в гостиную. Бегло глянул на Эмили, не из интереса, а потому что на глаза попалась, и уронил на диван прямо рядом с девочкой ящик с бутылками пива. Внимание девочки тут же переключилось на отца и его покупку. Маленькая ручка с интересом потянулась к тёмной бутылке с симпатичной красочной крышечкой, и тут же была резко одёрнута, когда по ней ударила большая отцовская рука. Не сильно, но настойчиво. Эмили с растрёпанными ото сна недлинными волосами, что так и не были причёсаны с самого утра, в пижамке с надетыми задом наперёд штанишками, с обидой подняла глаза на отца, поджав ладошку к груди.
- Займись чем-нибудь, - бросил Эмиас и, подхватив пульт, переключил канал на спортивный.
Эмили не двинулась с места, глядя на отца.
- Ушла, - раздражённо повторил Эмиас и, взяв девочку под локоть, стащил её с дивана. - У тебя книжки есть всякие. Порисуй или спать иди. Только меня не трогай, - он дополнил сказанное ещё несколькими тихими словами, что явно не предназначались для детского слуха. Эмили, к счастью, их и не услышала. Пусть нехотя, но она покинула своё место у телевизора, отчётливо поняв, что с отцом лучше не спорить, и пошла к небольшому журнальному столику, где всегда лежали её игрушки, журналы, органайзер с карандашами, различные наборы и прочие предметы, которые могли занять девочку на долгое время.
Эмиас снял куртку, откинул её в сторону и упал на диван.
Ведущий объявил начало хоккейного матча и Эмиас сосредоточился на происходящем на экране.
Он сам не помнил, как молча взялся за первую бутылку, упустил момент, когда в его руках возникла третья. Однако, уже после начала второй он потерял свою немногословность, начав похлеще диктора комментировать происходящее:
- Третьему, третьему!.. Кретин косорукий!
И ладно бы это, ладно бы пятый номер просто тупил. Бывает, всякое случается. Но играла его команда. Команда, мать его, Эмиаса. И он вынужден был сидеть здесь, на своём диване, как какая-то нянька, пока сзади него шелестела своими листочками четырёхлетка, когда его команда, команда, в которой он провёл больше пяти лет, играла против Невады. Эмиаса раздирало убийственное чувство собственной беспомощности. Был бы он сейчас на льду, то не упустил бы по дурости такую превосходную передачу. Он знал, что Кельвин, третий номер, смог бы довести шайбу до ворот Невады. Он умел работать в команде, он знал сильные стороны своих парней. Но он сидел на чёртовом диване, пока игра шла где-то там, на стадионе, пока другие стояли в тяжёлой защите, пока другие стояли на льду, крепко сжимая клюшку, и вели не игру, а целый бой с Невадой. Бой, в котором под его пятым номером играл другой игрок. Эмиас смотрел на его игру и ощущал, как чешутся кулаки в сумасшедшем желании свернуть кому-то шею или разгромить стол, всё тело трясло от злобы, на лице заходили желваки. Просто он знал кое-кого, кто сыграл бы лучше этого пятого номера. И это был Эмиас Кальман.
- Да бей же, бей! - Кальман подскочил с места, когда пятый повёл шайбу рядом со вражескими воротами. Передача, Эмиас затаил дыхание, удар и..! - Ну су-у-ука!.. - мужчина со стоном упал обратно на диван, доставая из заметно опустевшего ящика следующую бутылку.
- Бабушка говорит, что нельзя громко кричать.
Эмиас даже не сразу сообразил, откуда голос. Он повернулся на источник звука и с удивлением для себя обнаружил, что источник звука - темноволосая девочка. Поморгал, собрал мозги в кучку и сообразил, что эта темноволосая девочка ещё к тому же и его дочь. Даже имя из памяти умудрился выудить.
- Ты что сейчас делаешь?
Девочка не нашлась, что ответить.
- Я что сказал тебе делать? А? - уже более сердито спросил Эмиас.
Эмили совсем растерялась. Она потупила глаза, глядя на отца.
Мужчина с кряхтением поднялся с места. Поймал равновесие, когда его слегка повело, а после подошёл к девочке и поднял её на руки. Прошёлся с ней по комнате и опустил на стул рядом с детским столиком.
- Я тебе сказал: сиди и рисуй. Вот карандаш, вот чёртова бумага. Сиди. Рисуй. Я занят, - он пододвинул детский стульчик ближе к столу. Не заметил, как девочка поморщилась, от сильного запаха алкоголя.
Эмиас выпрямился и уже было вернулся на своё место, когда заметил что-то ещё. В памяти всплыл момент, когда девочку заинтересовали крышечки от пивных бутылок. Эмиас нагнулся, подобрал с пола и с дивана четыре крышечки и бросил их на стол Эмили.
- Вон, поиграй, - девочку это заинтересовало.
Мужчина снова вернулся к просмотру матча, а Эмили во всю рассматривала красочные крышки. Брала их пальчиками, крутила перед глазами, сжимала в ладошке и... ой! Пальчику стало очень неприятно, а после на нём возникла красная полоска. Эмили выронила крышечку и повернулась к отцу, торопясь рассказать ему о случившемся.
- Да куда он смотрит?! Где судья?!
Эмили поглядела на отца, а после снова повернулась к столику и не нашла идеи лучше, чем вытереть пальчик о свою же пижаму, а после положить раненый палец в рот. Однако её обидчики - цветастые крышки - не перестали интересовать её. И уже скоро Эмили принялась выкладывать из них рисунок, дополняя его деталями, нарисованными фломастером.

Отредактировано Emias Kalman (2020-12-16 16:42:50)

+2

3

- Не волнуйся, Одри. - Максимально ровным голосом бросил Пол в трубку, зажатую между ухом и плечом, пытаясь оставить пару закорючек на поднесённых ему на подпись документов, одновременно с тем изо всех сил стараясь удержать на весу с десяток крупных коробок. Здесь головой поддержать, там - коленку подставить, а тут - чуть-чуть облокотить о стол. - Нет, меня это нисколько не обременит. Всё равно собирался на днях в ту часть города ехать, как раз совмещу. Давай тогда, я отзвонюсь. - Убрать сотовый в карман медицинского халата и при этом ничего не уронить оказалось задачей сложной, но вполне выполнимой. Когда же удалось избавиться от груза, Пол первым делом достал телефон обратно и попытался дозвониться до Эмиаса, сына его хорошего друга, но тот, как и предполагалось, трубку не брал. Ни с первого раза, ни с десятого, ни с, - благослови тех, кто придумал автодозвон, - сотого. За этого время мужчина успел закончить со всеми рабочими делами, - и это в свой законный выходной, - и покинуть стены госпиталя, который, как надеялся Осборн, ему не придется посещать в ближайшие два дня.
Выйдя на парковку, мужчина долгое время не мог понять, куда подевалась его машина, но вскоре вспомнил, что оставил её в квартале от места работы и в четырех минутах спешкой ходьбы соответственно. Преодолев этот путь, Пол посмотрел на лавку со сладостями, - самыми вкусными и дешевыми в городе, это Пол мог совершенно точно подтвердить, - вспомнил, что Эмиас с недавних пор жил с дочерью, и встал в очередь. Та двигалась достаточно быстро: продавцы работали как всегда оперативно.
- Три коктейля с мармеладными мишками, четыре пакета леденцов, дюжину чупа-чупсов и полкило карамели. - Гордо прочитал мальчик по бумажке, сидя на руках у женщины, подле которой стояло ещё две девочки-близняшки, года на три старше своего брата. Пол с умилением смотрел на то, как глава семейства, лет четырех отроду, распределял сладости между мамой и сестрами. Раздав мешочки, он стал по одному забирать у продавца коктейли. Один передал сестре с синими бантиками, второй - сестре с красными. Получил в руки третий и, посмотрев на него как на главную драгоценность своей жизни, медленно, как будто неуверенно, но с неимоверной гордостью за себя вручил его маме. Пол настолько засмотрелся развернувшимся прямо перед ним подвигом мальчика, что не заметил, как подошла его очередь.
Взяв небольшой пакетик мармелада без сахара, - он ещё не знал о том, был ли у дочери Эмиаса сахарный диабет и можно ли ей было сладкое в принципе, - Осборн сел в машину и, забив в навигатор адрес, двинулся в путь.
Благодаря отсутствию пробок в центре города дорога заняла не так много времени, как планировалось. Пол вновь позволил в душу вселиться надежде, что успеет уложить Кайла спать. Да, конечно, он уже "не маленький и может справиться самостоятельно, зачем вообще его укладывать спать, если он сам постоянно укладывает кое-кого, не вежливо тыкать в людей пальцами, особенно старших", но мужчина всё равно продолжал это делать. Как минимум потому, что считал это важным. Настолько важным, что порой жертвовал единственным имеющемся у него в распоряжении получасом сна, чтобы только подняться к Кайлу, выключить свет, поправить съехавшее одеяло и прочитать какую-нибудь коротенькую сказку. Это было важно, потому что... Кайл был его ребёнком.
Остановившись возле дома, стоявшего аккурат по нужному Полу адрес, он вышел из машины, не забыв захватить с пассажирского сиденья гостинцы, ткнул по ключу и, когда слуха коснулось характерное пиликанье, двинулся к крыльцу.
Постучал единожды. Постучал дважды. Никто не открывал. Вернувшись в машину, Пол покопался в бардачке и нашел там связку ключей. С несколько минут он пытался вспомнить, какой именно из них оставил ему друг перед смертью, но после сдался и просто пытался открыть дверь каждым из них по очереди, пока не нашелся подходящий. Только чуть приоткрыв входную дверь, мужчина услышал шум телевизора и неразборчивые крики молодого хозяина дома. Аккуратно, не создавая лишнего шума, - хотя что-то подсказывало Осборну, что урони он шкаф в прихожей, его и то не слишком быстро бы обнаружили, - прошёл внутрь и снял ботинки. Закрыл за собой дверь и стал постепенно двигаться внутрь дома, внимательно осматривая всё вокруг. Уже спустя два шага Пол с грустью отметил, что Эмиас очень сильно отличался от своего отца.
Из комнаты по правую руку лился мерцающий свет телевизора и мужчина уж было взялся за дверную ручку, чтобы пройти к фанату хоккея и потребовать с него звонок волнующейся матери, как вдруг с кухни вышла маленькая девочка, явно не ожидавшая никого увидеть, кроме, пожалуй, папы, и сразу убежавшая обратно.
Пол привычно присел на корточки.
- Не бойся. - Минута томительного ожидания и из-за дверного косяка показалась пара любопытных глазок. И свисающая вниз косичка. - Твоя бабушка попросила меня прийти, проверить папу и передать тебе вот это. - Осборн протянул девочке пакет с фигурным мармеладом. - Меня зовут Пол, а тебя?
- Какое-то странное имя. По вам что, ходят? - Пол добро улыбнулся, как ребёнок радуясь детской чистоте. Пожалуй, единственное, во что он будет верить до последнего, это именно в неё и её бессмертие.
- Что со мной только не делают.
- Я... Я Эмили.
- И чего мы стоим, Эмили? Чай пить будем? - Лицо девочки озарила счастливая, но несколько усталая улыбка, а сама она активно закивала, забирая у Пола мармелад. - Папу твоего позовём или..? - Честное слово, Осборн ни с чем не мог перепутать этот взгляд. Взгляд детского страха вперемешку с отчаянной любовью к своим родителям.
- Может...лучше не надо? Я могу и сама сделать чай. - Мгновение и Эмили вновь расцвела и потопала своими маленькими ножками к табурету, только взобравшись на который она могла поставить греться чайник.
- Конечно. - Протянул задумчиво Пол. И неосознанно выпрямился, сделав шаг назад - в сторону комнату Эмиаса, когда взгляд наткнулся на свежий порез на пальце девочки. Из него всё ещё подтекала кровь. - Я скоро приду, хорошо? Не ешь только всё сразу. - Кажется, он ей улыбнулся, даже подмигнул, а всего через несколько секунд закрывал за собой дверь в комнату Эмиаса, с откровенным непониманием глядя на него самого. Как он мог позволить себе обидеть своего ребёнка? Или же не доглядел? Как опустился до того, что потерял из видимости жизненную важность Эмили? Или он её и не видел?
- Дядя Пол, дядя Пол, смотрите, что я сделала! - И едва ли можно было выбрать более неудачное время, чтобы похвастаться своим рисунком. Из пивных крышек.
- Прости, малышка, я посмотрю чуть-чуть попозже всё, что только захочешь, хорошо? - И увезёт её к Кайлу, пока её отец не протрезвеет. - Сделаешь мне пока чаю? - Пол аккуратно вывел рукой девочку за дверь, которую вновь закрыл, но уже до щелчка замка.
Вернувшись взглядом к Эмиасу, мужчина отметил, что тот таки изволил его заметить и обратить на него своё пьяное и донельзя злое внимание.
- Ну здравствуй. - Пол прошелся по комнате и встал прямо напротив мальчишки, загородив собой телевизор. Обнаружив у себя в руке одну из крышек, которую, видимо, он сорвал с рисунка Эмили, куда они были небрежно приклеены, Пол протянул ту Эмиасу. Для дружеского рукопожатия. Протянул настойчиво, дав понять, что не отстанет, пока парень не соизволит по человечески поздороваться. Когда же его рука оказалась в руке Пола, он хорошенько сжал её. Так, чтобы зубцы крышки основательно обосновались в ладони Эмиаса и доставили ему прекраснейшие впечатления от общения с другом его отца. - Тебе не кажется, что ты перешёл все границы? - Вопросил Осборн, заглядывая тому в глаза и пытаясь найти там хоть что-то разумное. Просто...хоть что-то.

+1

4

Картинка перед глазами то и дело норовила расплыться, смешав свои краски в одну единственную общую черноту, отчего приходилось  волевым усилием сосредотачивать всё внимание на экране телевизора. Чтобы не дать картинке смазаться, чтобы увидеть каждую деталь. Слова комментатора то казались слишком громкими и резкими, то терялись за односложными мыслями мужчины, что снова потянулся к очередной бутылке. Матч продолжался. И продолжался отнюдь не в пользу его команды, отчего внутри глухими ударами ухала злость. Ничего не могут. Ничего не могут без него. Чем эти кретины занимались на тренировках? Куда смотрит тренер, почему не подскажет выигрышную тактику? Идиоту видно, как нужно сыграть, чтобы обойти защиту, чтобы обмануть и переиграть.
В какой-то момент в руке Эмиаса возник телефон и он быстрым набором позвонил тренеру, чтобы высказать тому всё, что он думал об игре, чтобы осудить за то, что происходит на экране, чтобы, в конце концов, напомнить о себе, как о хорошем игроке. Гудок, ещё... До Кальмана поздно дошло, что тренер сейчас занят матчем, что видео не записано, а транслируется. И это, кажется, лишь подогрело его злость.
Он уже не вскакивал с дивана, когда матч терпел переломные моменты. Он уже не кричал на судью или хоккеистов. Тихо (а иногда вполне себе громко) ругался на происходящее, вальяжно развалившись на подушках дивана. Кажется, в какой-то момент эти же подушки были случайно облиты пивом... Или это было в другой день?.. В любом случае проблема была быстро решена и Эмиас прикрыл место происшествия другой подушкой. Не видишь, значит нет. Взгляд плыл, мысли хаотично носились в голове, цепляясь за происходящее. Так, они и зацепились за детский возбуждённый визгливый голос. Эмиас отчётливо ощутил подъём раздражения. Он чётко сказал этой недотёпе сидеть и не отвлекать его. Это так сложно? Так, сука, сложно? Какого он должен отвлекаться на неё, когда ей было ясно сказано? Эмиас с усилием оглянулся и не увидел ребёнка. Звать её, а тем более видеть, не было никакого желания. Так, мужчина поднял пульт и увеличил громкость, решив, что это лучший выход из ситуации.
Но детский голос снова прорезал звучание матча.
Мужчина приподнялся на диване и метнул пьяный, но злой взгляд в сторону двери, надеясь увидеть в проходе неугомонную мелочь. И он увидел. Однако силуэт принадлежал совсем не Эмили. Эмиас нахмурился, пригляделся, задумался, а после выудил из памяти имя и образ. К нему пришёл Пол О'Гимли... или как там его по фамилии?..
Эмиас глянул на гостя настороженно. Попытался откопать внутри себя какую-то зацепку, что объяснит присутствие Пола. Может, они договаривались на встречу? Или мать предупреждала, что тот заберёт что-то из отцовских вещей? Да вроде не было ничего такого. А даже если было, то какая уже разница?
- Я тебя не ждал, - как факт произнёс Эмиас, наблюдая, как мужчина к нему приближается и протягивает руку для пожатия. Мозг резко подал сигнал, что это рукопожатие крайне нежелательное. Объяснять причины не стал. Эмиас и сам помедлил с ответным протягиванием руки. Но, глядя на Пола, что стоял на своём, всё же ответил на рукопожатие и ощутил неприятный укол в руке, что резким сигналом добрался до пьяного мозга. Мужчина поморщился и потянул руку на себя, пытаясь высвободиться из дурацкой меры вежливости.
- Чёрт, Пол! - Эмиас наконец освободил свою руку и взглянул на ладонь, в которую с силой вдавили пивную крышку, что оставила пару мелких порезов и неприятные ощущения, - Мог бы ртом... словами сказать. Я сам знаю, что это, убраться нужно, - иной причины, по которой тот воткнул ему крышку в руку, Эмиас не видел.
- Тебе не кажется, что ты перешёл все границы?
- Я? Границы... - Эмиас задумался было о вопросе, когда уловил на экране движение к воротам, - Ага... - Нагнулся в сторону, чтобы увидеть ту часть телевизора, которую загораживал собой Пол и, не обнаружив там ничего интересного, вернулся к разговору. Потупил взгляд, вспоминая. Потратил минуту на восстановление логической цепочки, а потом вспомнил. - Границы?.. Если кто и попутал границы, так вот эта козлина, - и ткнул пультом в сторону экрана, по всей видимости, имея ввиду тренера. - Не команда, а цыганский табор на коньках. "Богатырь, купи коня! Купи, не пожалеешь. Богатырский, сука, конь!". Со мной такой херни не было, - он ткнул себя пультом в грудь, горящими глазами глядя на Пола, - Турнули из команды, так играйте по-человечески. А они? А ОНИ? Нет, ну ты посмотри. Вот куда он, куда?.. - Эмиас снова выглянул из-за Пола, глядя на экран. А после вдруг вспомнил о правилах приличия, - Ты садись, чего стоишь-то...

Отредактировано Emias Kalman (2020-12-16 17:31:02)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » за шаг до пропасти


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно