внешностивакансиихочу к вамfaqправилакого спросить?вктелеграм
гнетущая атмосфера обволакивала, скалилась из всех теней в доме, как в мрачном артхаусном кино неизвестного режиссёра... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 13°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
anthony

[telegram: kennyunicorn]
eva

[telegram: pratoria]
siri

[telegram: mashizinga]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » the cell


the cell

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

неизвестно | 14.11.20 | ночь

Miles Quinn, Virgil Harper(Thomas Rice)
https://i.gifer.com/Vxex.gif

Отредактировано Thomas Rice (2020-11-21 20:39:53)

+1

2

Харпер свою скрытую деятельность считал важнее, чем любые названные глобальные проблемы человечества. Он считал, что все эти проблемы посланы богом за то, что человечество неуклонно стремиться утопить себя во грехе. Будучи воспитан в строгой католической семье он всегда соблюдал данные богом законы. Все было бы намного лучше и чище, если бы люди соблюдали заповеди, если бы уверовали и отказались от своих страстей. Но изо дня в день он наблюдает одно и тоже, как люди, погружались в грехи все глубже и глубже, разрушая себя и уничтожая все вокруг себя и всех. И было бы все как и прежде, Вёрджила  бы беспокоила только собственная душа и души тех немногих, кто жил правильно, как и он, пока почти 5 лет назад с ним не заговорил Он. Ночью проснулся от того, что услышал, как неизвестный голос звал его по имени. Этот голос не пугал, он будто был нигде и сразу в каждом предмете и в нем самом, голос тянул его выйти во двор, остановиться у самого леса и  услышать о своей высокой миссии и если он ее не исполнит  или проигнорирует – человечество умрет. Голос приказал искать греховных людей, посланников Сатаны. Таких людей легко определить. Чаще всего они красивы, ищут славы, денег, отравляют своим присутствием слабые души окружающих. Их следовало уничтожить или превратить в своих солдат.  За 5 лет Харпер не сумел  ни одного из почти 50 кандидатов исправить.  Они не поддавались исправлению, сопротивлялись и им воздавалось по заслугам.
Сегодня божья рука привела Харпера в обитель блуда. Внутрь гей-клуба мужчина прошел без особого труда. Надев голубую рубашку, зачесав волосы на бок, повязав шарф на шею, мужчина без проблем смог зайти за своего.  Его лицо непроницаемо, словно прикрытый божественным благословением, не отражало никого отвращения или злости. Он тяжелым взглядом обросил зал, полный заблудших душ, плавно лавируя между столиками, оценивал каждого, пока взгляд не зацепился за вульгарного вида молодого человека. В Средние века, когда вся Европа была повергнута в пучину смертей от Чумы, Инквизиция не покладая рук разыскивала посланников Сатаны и уничтожала на священном огне. Радикально. Рыжеволосые без суда обвинялись виновными в связи с Нечистым. Один из таких, прямо сейчас, сеял похоть. И с этим справлялся умело, как завороженные заблудшие были готовы идти в гиену огненную и благодарить рыжего плута в этом «благословении». Рыжий бросил короткий взгляд на Харпера и тот почувствовал физически, как дьявольские когтистые пальцы болезненно впиваются в его чистую душу. Но не был бы Харпер богом направлен на такую миссию, если бы был так слаб. Усаживаясь на диван рядом, Харпер знал, что эти твари любят деньги, любят почитание. Тщеславные похотливые ублюдки сделают все, чтобы развратить твою душу и вытянуть больше денег. И если заблудшие рядом смотрели на парня как на завороженного, то черный взгляд Харпера не предвещал ничего хорошего. Хотя, казалось, искренняя  теплая улыбка скрывала истинные замыслы. Сейчас души всех посетителей в его руках. Харпер жестом подозвал рыжего, чтобы сказать ему:
- Я заплачу в два раза больше, чем ты здесь заработаешь сегодня, если поедешь на сегодняшнюю ночь ко мне – когда перебивая ненавязчивую музыку, Харпер озвучивал свое предложение, чувствовал этот сладковатых запах греха, он манил всегда и всегда ранее мужчина мог устоять. Чем сильнее сила, с которой греховность наваливалась на Харпера, тем более безжалостен он к тем, кто его сеет. Еще ни разу его самого ко греху не склонили. И этот не сможет. Мужчина всем сердцем ненавидел этого молодого парня, ненавидел похоть, которая сильнее всего влияла на окружающих, ненавидел его алчность, в попытке выторговать больше, ненавидел тщеславие, с которым он стремился получить власть над окружающими. В какой-то момент закрались мысли, что это мог бы быть сам Дьявол. Мог бы Вёрдж узнать кто перед ним? После недолгих торгов и размышлений, рыжий, который представился  Эйденом, уже шел с ним на парковку к тахо. Машина была взята на прокат по поддельным документам, он всегда так делал и намеревался предложить Эйдену на заднем  сиденье отсосать, продемонстрировав пачку денег. Никуда не нужно будет ехать. Возьми здесь отработай и с кучей бабла, которые Харперу достались в наследство от умершей матери, уходи победителем. И как только тот  наклонит свою голову для того, чтобы вялый ни на что не годный член хотя бы заставить встать, он четко ударит по затылку. Выверено, с годами профессионально стал расправляться так с очередным куском  дьявольского дерьма.
Стяжкой стянул запястья парня за спиной, в рот  заклеил скотчем, для надежности еще замотал руки и ноги, дабы не вздумал бежать. Тело без сознания грубым движением скинул на пол мордой вниз и отправился в дорогу до фермы. Путь был неблизкий, несколько часов потребовалось, чтобы добраться до нужного места, потому, когда  двигатель был заглушен, Вердж открыл заднюю дверь, чтобы очнувшемуся сказать:
-Сейчас от тебя зависит – вышибу я мозги тебе прямо сейчас или дам возможность очистить погрязшую во грехе душу. – Харпер это говорил спокойно, даже хладнокровно, будто передавал по радио, что сегодня в Сакраменто снова яркое солнце, температура воздуха выше 20 градусов и может наблюдаться небольшая облачность. Сомнений и быть не должно, когда в его руке пистолет, правда и божественное предназначение.
[NIC]Virgil Harper[/NIC] [STA]со мной бог[/STA] [AVA]https://kto-chto-gde.ru/wp-content/uploads/2020/09/10-dikix-veshhej-kotorye-proisxodili-na-semkax-izvestnyx-serialov-6.jpg[/AVA] [LZ1]ВЁРДЖИЛ ХАРПЕР, 41 y.o. profession: посланник господа;
[/LZ1]

Отредактировано Thomas Rice (2020-11-23 21:43:23)

+1

3

Мне нужно было завязывать – эта мысль неотступно следовала за мной по пятам, когда я застегивал свои слишком тесные шорты, не дающие никакого простора фантазии. Когда я подкрашивал немного глаза, чтобы они становились выразительнее. Когда щедро размазывал по теле клубничные блестки, сияющий при каждом моем движении. О то, что нужно завязывать, я думал все отчетливее последние дни – мне 22, для молодого мяса я уже недостаточно свеж и меня спасали только лишь мои умения и внешность. Я слегка разминаюсь перед зеркалом, наблюдая в гладкой белящей поверхности свою почти обнаженное гибкое тело. Будто в витрине, но я заворожённо смотрю, ведь вижу по сторону стекла грязную шлюху, которая не откажется ни от чего кроме денег. Все мои увещевания о том, что это необходимо, что нигде я не смогу зарабатывать достаточно денег, разбивались о простую мысль – я понятия не имею, за что мне будут платить тысячи баксов, если я при этом буду оставаться в трусах. Но все равно, подсознательно я был готов уйти в любую минуту. Я не хотел больше работать ни дня в этом месте, где каждый пытается дотронуться до меня, где каждый считает – это норма. А я улыбаюсь, чтобы мне оставили побольше чаевых, даже если чужие пальцы глядят и сжимают задницу – я все равно улыбаюсь и не пытаюсь скинуть руку. Охрана зорко следит за тем, чтобы мальчики оставались покладистыми. Но я понимаю, что это последняя неделя – я не выдержу больше этих сальных  лиц, этих пошлых намеков, всех этих мужиков, которые считают, что их член – это объект моего желания. Не хочу даже думать о том, что мое неделание здесь работать связано с Томасом, но мыслями я раз за разом возвращался в его небольшую квартиру, где можно было забыть о том, что ты есть. Но до конца смены еще несколько часов, и я выхожу в зал, тут же забираясь на небольшую сцену под свет софитов. Меня должно быть видно со всех сторон, я должен выглядеть как первоклассный товар, за который не грех и заплатить. Из-за яркого света я не вижу глаз перед собой, но я уверен, что десятки мужчин сейчас смотрят, прикидывая, сколько будет стоить угостить меня коктейлем.
Самым решительный оказывается полноватый мужик со следами пота под мышками. Его лицо лоснится, и он периодически промакивает салфеткой выступивший на лбу и висках пот. Красивые и успешные парни не снимают шлюх – они договариваются у танцпола и им не требуются деньги. Покупают близость те, кто в обычной жизни ее получить не могут. Например – этот парень. Он явно был воспитан строгой мамашей, вбившей ему в голову что любые плотские желания зло. Я не слишком люблю таких – с ними всегда много проблем. Один мормон после секса плакал так горько, что сгорит теперь в аду, что мне было его почти жаль.

Шучу, жаль мне не было – он сделал то, что желал и никто в этом не виноват.

Мне не стоило выходить за стены клуба, но охранник кивнул, типа все в порядке, но половина заработанного Адаму. Мне не следовало – я не люблю выезды и стараюсь никогда не бывать на них. Это был один из немногих случаев, когда я согласился – пусть это будет последний раз, когда я с кем-то другим. С меня хватит, я не могу так больше жить.
Минет в машине – это верх пошлости, но я опускаюсь, чтобы расстегнуть ширинку и увидеть там вялую гусеницу, ничуть не заинтересованную в происходящем. Она мирно спала, попахивая несвежим бельем, но это последнее, что я успел запомнить перед ударом.

И больше я не помнил ничего. Когда разум стал возвращаться болью и дискомфортом в слишком сильно стянутых руках. Приходилось с трудом шевелить кистями, чтобы разогнать кровь. В затылке давило так сильно, что я вполне подозревал сотрясение мозга. Стоило чуть поднять голову от пола, как меня почти сразу же вырвало от качки: я хрипло отплевывался от кисловатого сиропа – ничего другого в моем желудке не было. 

Неожиданно машина остановилась, и мужчина открыл дверь, обращаясь ко мне. Хотелось сказать, что его мозги и вовсе атрофировались в утробе его жирной мамаши, но я промолчал. Второй вариант предполагал возможность выжить, пусть и призрачную, а жить я хотел всегда. Киваю, так как мне позволяет мое положение, надеясь, что это будет расценено правильно.

Отредактировано Miles Quinn (2020-11-22 06:04:16)

+2

4

[NIC]Virgil Harper[/NIC] [STA]со мной бог[/STA] [AVA]https://kto-chto-gde.ru/wp-content/uploads/2020/09/10-dikix-veshhej-kotorye-proisxodili-na-semkax-izvestnyx-serialov-6.jpg[/AVA] [LZ1]ВЁРДЖИЛ ХАРПЕР, 41 y.o. profession: посланник господа;
[/LZ1]
Я..я больше так не могу… Боже, предвечная Мудрость; Пречистая Дева через ангельское приветствие приняла Твоё неизреченное Слово и стала живым храмом Святого Духа. Помоги мне по Её примеру в смирении следовать воле Твоей и соделай меня Твоей святой обителью. Через Христа, Господа нашего. Аминь.
Стоя на коленях и прикрыв воспаленные от слез глаза,  девушка  доведенная до состояния, при котором ее возраст назвать было сложно не зная наверняка, надеялась  получить сил пережить все испытания, которые милостивый бог выставил на ее жизненном пути. Мужчина, что звал себя мессией, сказал, что бог не даст человеку больше, чем тот  не сможет выдержать. И она верила. Она хотела в это верить. Запертая в клетке, истощенная и почти уже не воспринимая окружающее реальностью, девушка еще слышала отголоски прошлой жизни, с которой связывала тонкая натянутая до предела нить. Неужели она сдастся тогда, когда и так пережила слишком много, чтобы не дожить до искупления. До сознания сквозь попытки  услышать голос свыше, доносится звук шин автомобиля. Воздух будто становится тяжелее, он цепляется за борозды гортани и не хочет попадать в легкие. Ее затошнило от волнения, от осознания собственного бессилия  перед Ним. Ей страшно. Страшно настолько, что она пытается стать меньше, попытавшись спрятать голову в колени и забиться в самый темный и дальний от входа угол клетки. Здесь стояла еще одна. Он поставил ее совсем недавно, видимо, считая, что будет разумнее сразу браться за нескольких заблудших.
Тяжелые шаги двухметрового грузного мужчины было ни с чем не спутать. Под ним умоляюще скрипели старые доски  деревянного пола, казалось и пыль поднимается, когда тяжелые ступни спускались вниз по ступеням. Он за собой волок молодого парня не в самом богоугодном виде. Она почти сразу поняла откуда мог взять этого бедолагу  Мессия.
-Грязная свинья – Вердж за ворот тащил за собой тяжелое тело Майлза, пару раз поддав тому за то, что он плохо себя повел и испачкал салон автомобиля. Отчитал будто тупоголовую шафку и ударил как разъяренный хозяин, который понимает когда следует остановиться. Бросает рыжего в клетку и тут же ее закрывает на замок. Вставь во весь рост в ней невозможно как и вытянуться. Обе были сделаны на заказ из прочного металла. Согнуть или сломать так просто было невозможно.  – Ты должен усвоить урок первый. За твои действия всегда страдают другие. – Мария не была уверена, что этот рыжий парень хоть что-то понял из пугающих слов. Верджил перевел взгляд на девушку и та сразу поняла - сейчас ее очередь. Он медленно подошел к клетке, чтобы улыбнуться теплой, отеческой улыбкой и сказать:
-Милая. Милая моя Мария, осталось совсем немного. Будь послушной девочкой и твой единственный грех – чревоугодие, канет в лету. -  Марии было страшно, она боялась, что не выдержит, боялась и одновременно хотела, чтобы этой минутой все закончилось.  Харпер отпер замок, со скрипом открыл дверцу и протянув руку. Поманил девушку к себе:
-Идем, дорогая. Ты же знаешь, что это необходимо для твоего же блага… - она отдаленным, почти неслышным голосом разума понимала, что ничего ей во благо тут не делалось уже больше месяца, она давно потеряла счет времени, но что-то заставляло вытянуть руку, почувствовать холодными пальцами, теплую мягкую и немного влажную ладонь мужчины, которой некрепко сжимал ее кисть, направляя послушную, еле удерживающуюся на ногах, идти следом за ним. Ее всего  раз выпускали за пределы подвала и теперь, когда ее выводят на улицу, она первым делом вдыхает свежий, пахнущий сухими листьями  воздух, смотрит на здоровяка рядом и одаривает его благодарной улыбкой.
-Ты видела заблудшего как и ты? Он повел себя плохо и тебе это предстоит исправить.  Задняя дверь автомобиля так и была открыта, Вердж подталкивает девушку к месту, на котором недавно лежал рыжий, чтобы сказать, что ее задача утолить и уничтожить свой грех – чревоугодие сейчас и здесь, благодаря тому самому парню.
Она не осознает, что делает. Она подчиняется ему, чувствуя удушающую тошноту от кислого привкуса чужой рвоты. Все как в тумане, ибо, казалось, в следующую минуту ее вели назад в клетку. По лицу текли слезы, но она и их не чувствовала.
-Ты еще не готова! – Эти слова прозвучали как приговор. Теряя терпение безжалостно бросил эти слова Вердж, защелкивая замок. Он почти ненавидел эту девушку. Она требует к себе много внимания, но при этом не желает поддаваться очищению. Чтобы не убить ее, мужчина не смея задерживаться и секунды, спешно покинул подвал.
Успокоилась Мария быстро, она привыкла уже и слезы  были редким явлением.
-Как тебя зовут? – Ей нужен был диалог с других живым существом, далеким от усатого мужчины, что неустанно цитировал библию и  верил в свои высокие цели, похищая людей. – Судя по твоему виду – ты Похоть. Я думаю он от меня скоро избавиться. Зачем он тогда привел тебя сюда? – Она могла в тусклом мерцающем свете лампочки оценить, кто с ней по соседству. Девушка говорила очень тихо не только потому, что боялась, что он услышит, у нее голос осип от долгого молчания и не было сил говорить громче. Ей хотелось услышать хоть кого-то, хотелось осознать себя живым человеком. На ее поредевших волосах сохранились липкие и смердящие попытки исправить ошибку рыжего парня и шаги к избавлению от собственного смертного греха. 
Харпер убил бы Марию сегодня. Она безнадежна, если бы не годилась в качестве испытания для парня, что назвался Эйденом.

Отредактировано Thomas Rice (2020-11-22 23:54:46)

+1

5

Я никогда не был пугливым парнем – жизнь заставил, поэтому и сейчас я не сколько паниковал, сколько оценивал обстановку. И обстановка мне не нравилась – этот скользкий мужичек выглядел омерзительно, но пока я связан я не смогу справиться с ним или убежать, впрочем, и бежать было некуда – он увез меня так далеко, что беги не беги, кричи, никто не услышит. И вот в этот момент сердце умудрилось громко упасть под ребрами, означая ситуацию максимально безвыходную.
Раздумывать долго не приходилось – мужик выволок меня из машины, не задумываясь, что из одежды на мне только шорты. Он не скупился на тычки, пока мы шли внутрь здания, которое и станет моим последним пристанищем. В горле собрался ком, который невозможно проглотить или выплюнуть, а все слова, слетающие с губ, больше были похожи на хрипы. Не хочу это признавать, но мне страшно, страшно настолько, что я вряд ли мог описать словами, предпочитая использовать Лавкрафтовские эпитеты вроде» это был самый ужасный ужас, который только видела земля. Для моего нынешнего состояния все это подходило идеально. Мне чертовски больно, когда он тащит меня к клетке, когда заталкивает в нее, защелкивая, будто бы животное. Я уже сидел в подобном месте, там в углу стояло ведро, а за стеной разделывали как мясную тушу Карлито, только лишь за то, что за его органы нашлись желающие. Снова эти же мысли о безысходности, снова, тошнотворный запах плохо убранных клеток, снова эти безысходные мысли – второй раз мне не повезет так сильно, меня не вытащат отсюда и не спасут. Я смотрю на женщину, которая была рядом – там уже не было человека, там была пустая истерзанная оболочка, внутри которой едва ли теплилась жизнь. Мужик тем временем начал свою проповедь, которая для меня не значила ровным счетом ничего – за мои грехи страдать другим? Мои грехи – это моя проблема, и я не сразу сумел понять, что глыба имела ввиду. Видимо, адреналин, все еще бил по венам, давая мне хоть что-то соображать в стрессовой ситуации. Но скоро он схлынет, и перед моими глазами по всей красе развернется тот пиздец, который уготован мне судьбой.

Я бы очень плохим мальчиком. Я делал страшные вещи. Я еще ребенком ублажал мужиков за вещи. Я расчленял и закапывал мертвые тела, я воровал и лгал, спал с женатыми. Я делал все то., за что сгорю в геенне огненной. Но я не был готов ко встрече с Петером сейчас, когда моя жизнь только началась. Их угла своей клетки, как у животного, я наблюдал за тем, как мужчина забирал девушку. Для чего я еще не понял. Железные прутья напоминали мне, что я лишь животное, а я с этим чувством и так жил достаточно долго – липкий страх бежал по обнаженной спине, когда я слышал обманчиво ласковый голос своего похитителя. Ничего хорошего девушку не ждет, как и меня. Нас никто здесь не отыщет. Меня так точно – меня не будут даже искать, всего лишь еще одна пропавшая шлюха.

Девушку вывели из сарая, и я уде не мог ничего видеть. Она шла послушно, даже не пытаясь перечить или убежать. Она шла, как покорная скотина. Интересно, сколько она здесь, раз ее превратили в животное, которому все равно на самого себя. Больше всего мне страшно представить на ее месте себя, с таким же боголепным выражением лица, таким же послушным, таким же не делающим попыток сбежать.

Вскоре девушку привели, она плакала, а боров был в ярости. Мне казалось, он убьет их обоих, но он просто ушел, сжимая свои громадные кулачищи. Девушка перестала плакать и обратилась к соседу по клетке, то есть ко мне. – Эйден. – Все что успел скзаать я, до того, как она окрестила меня Похотью. Навешивание ярлыков это в стиле сумасшедших. Никаких граней, никаких оттенков, ты просто Похоть из-за подкрашенных глаз и блесток на теле. – Мы выберемся отсюда. – Я сам в это не верил ни секунды, но как мантру твердил снова и снова – Мы выберемся отсюда.

+1

6

Девушка горько усмехнулась на том, что ей сказал парень. Она уверенна, что он не первый кто говорит это.
-И как ты думаешь это возможно сделать? Выбраться отсюда? – в вопросе нет никакой агрессии, в ней вообще ничего нет, кроме усталости и объективного осознания того, что надежду она потеряла окончательно. Девушка смотрела на Майлза пустующим отстраненным взглядом, она будто в этот момент не здесь. Ответит ли ей парень? Она могла бы вот так смотреть на него до самого утра.
Лиза крадучись подошла к свету. Вердж спал, спал Томми и Лео, даже маленькая Рут посапывала, все так же посасывая большой палец правой руки. Никто давно не нарушал порядок, каждый знал свое место и время и делал ровным счетом то, что было позволено. Но Лизе был интересен этот рыжий парень, что-то ей подсказывало, что они найдут общий язык, она в его лице может найти родственную душу. Ей так одиноко. Настолько, что она готова рискнуть и потерять возможность вообще видеть свободу и вынести любое другое наказание.
Лиза проснулась ночью, напугано осматриваясь по сторонам. Она ни разу не выходила в это время суток, потому чувствовала усталость, и было так тяжело подняться с кровать. Тяжелые ноги опустились на пол. Девушка встала на ноги и осмотрела себя в зеркало, что в полный рост висело на стене напротив кровати. Вердж снова надел на себя эту безвкусную пижаму, которую давно пора выбросить. Она  давно ему об этом говорила, но нет же, этот человек так привязан к прошлому, что даже вещи будет изнашивать, пока не станут рассыпаться в руках. 
-Ох, Вердж…  - тяжело вздохнула Лиза и тут же сняла пижаму и набросила на себя легкий шелковый халат розового цвета, который она в свое время прикупила, не смея пройти кричащей красотой витрины. Покрутилась у зеркала и на цыпочках, будто от того, насколько тихо она пересечет зал и спустится подвал, зависит как долго Вердж будет спать.  В доме было прохладно, потому по пути, Лиза стянула с дивана кофту Верджа за замке и накинула поверх своих плеч.
Сердце как-то трепетно  колотилось, будто она сбегает на свидание, будто она в Вероне и идет в разрез интересам своей семьи. Ключи от подвала все знали где хранятся, потому девушка без труда их нашла  и чувствуя волнение еще сильнее, открыла замок, второй, а после нащупав выключатель – включила дополнительный свет, здесь казалось слишком темно, а она темноты всегда боялась, кто знает, что скрывается в ней? Осторожно спустившись вниз, ежась от перепада температуры, Лиза даже не обратила внимание на клетку, в которой сидела Мария. Эта женщина – неисправимая дура. Почему Верджил ее до сих пор держит – никому не понятно, пусть он и пытался объяснить, но многие стали сомневаться в том, что не свернул со своего пути лидер. Давно пора. Подойдя ближе к клетке с новым ее жильцом, Лиза мягко позвала паря по имени:
-Эйден … - парень не отзывался. Может потому что спал, а может быть дело в том, что Лиза слишком тихо говорила, боясь разбудить Верджила. – Эйден, проснись. У меня совсем мало времени.... - с интонацией заботливой матери, девушка обошла клетку и притронулась к щеке парня. Но резко одернула руку, когда тот пошевелился.
-Поговори со мной, милый – укутываясь в кофту, то ли в беспокойстве, то ли  действительно чувствуя холод. Лайла отошла на пару шагов и села на пол прям перед парнем. –Мне кажется ты необычный, не такой как все те, кто были здесь до тебя – она с любопытством рассматривает парня, чьи волосы словно медь даже в таком неопрятном виде выглядят хорошо, глаза такие печальные, пусть и с испорченным макияжем, на его коже оставался блеск, который ей страсть как хотелось видеть в его глазах.
-Эйден… - со всей грустью в голосе и надеждой на то, что парень ей поможет, сказала - Невыносимо так жить, прозябаю! - почти с театральной интонацией она эти слова сказала громче, чем ожидала сама и испугалась, прислушиваясь к тому, не заподозрил ли Вердж неладное. -  В этом захолусте, в этом старом доме не имея возможность его покинуть. Вердж не дает мне свободы, он не дает мне ни петь, ни танцевать, ни рисовать, не дает мне любить, постоянно утверждая, что все это от лукавого. Но что от Бога тогда? Скажи, Эйден, ты хочешь жить? Почему? Для чего ты живешь? - она чувствовала себя слишком красивой и талантливой, чтобы вот так хоронить свою жизнь

[NIC]Virgil Harper[/NIC] [STA]со мной бог[/STA] [AVA]https://kto-chto-gde.ru/wp-content/uploads/2020/09/10-dikix-veshhej-kotorye-proisxodili-na-semkax-izvestnyx-serialov-6.jpg[/AVA] [LZ1]ВЁРДЖИЛ ХАРПЕР, 41 y.o. profession: посланник господа;
[/LZ1]

Отредактировано Thomas Rice (2020-12-19 21:04:38)

+1

7

Обреченность, с какой говорила девушка, мне не понравилась – по спине пробежал липкий холодок, а в голове тут же всплывали все криминальные истории, которые я видел в своей жизни. По 20 лет в подвале в качестве рабов, расчлененные в ведрах и выброшенные на свалку. Я старался сохранять самообладание, но мысли то и дело возвращались к тому, что здесь в этой клетке меня никто и никогда не найдет. А будут ли искать? Я смотрел на девушку и видел, что в ее глазах нет ни воли, ни желания жить. Когда я был маленьким, я читал рассказ Лондона о любви к жизни и на что готов человек ради того, чтобы все преодолеть и остаться в живых. Покорности там не было, но может, для этой пленницы единственный шанс остаться целой и невредимой – это слушаться этого борова? Голова раскалывалась, все ещё болела от удара, который вполне мог проломить мне череп – если есть сотрясение, то нельзя засыпать, и я просто сижу в своей клетке, пока не наступает ночь – холодная и не сулящая ничего хорошего.

Я задремал только через несколько часов и проснулся от тихого, как шелест, голоса, который звал меня. В полутьме я не сразу рассмотрел фигуру, но позже образ, подсвеченный луной, пробивающейся в окно, выхватил грузную тушу Верджила. Но что-то в нем было не так, не таким, как до этого, видимо, нежный шелковый розовый халат, который совершенно не гармонировал с его толстыми и волосатыми ногами. Он смотрел на меня и тихо звал по имени, но голос его так же был совсем иным, будто он специально делал его выше, более женским, если не сказать – детским. Я смотрел на эту гротескную картину, и не сразу понял, что не сплю и это не очередной мой кошмар, навеянный чудовищным днем. Я бы хотел проснуться в своей постели, но никак не в клетке, в подвале психа, который решил, что он очистит мир от скверны. Мне приходится прокашляться, прежде чем шепотом спросить у существа, что передо мной стояло:

- Как тебя зовут? Ты знаешь мое имя, но я не знаю твоего. – Первое правила общения с сумасшедшими – подыгрывать и не рыпаться, что я и собираюсь сделать. Может, Верджил как Билли Миллиган? Или убедил себя в этом? Мне было все равно, мне нужно было выбраться отсюда, даже если все это окажется спектаклем, я хочу рискнуть, чтобы снова почувствовать свободу. Я не хочу умереть, будто крыса в своей клетке. – А много здесь было людей до меня? Что с ними случилось? – Мой голос мягкий, я не хочу спугнуть, я хочу расположить, я заинтересован так, как только могу. – Почему он не дает тебе свободы? Он считает, что твоя жизнь должна подчиняться его? Знаешь, я ведь художник, и это такое удовольствие, создавать из ничего что-то волшебное и стоящее. Я бы научил тебя, показал, как держать кисть так, чтобы она становилась продолжением руки. – Говорю не задумываюсь, улыбаюсь, опускаю глаза на ее последнем вопросе. – Я люблю жизнь. Свободу. Искусство. Шелест травы. Тепло ветра. Красоту заката. И все это от Бога. Стал бы он создавать такое совершенство, если бы хотел, чтобы люди только страдали? В мире и так много боли, чтобы не любить то, что есть прекрасного вокруг – мир не ограничивается этим домом и запретами. Мир огромен. Жаль, что я не могу показать тебе всего его великолепие.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » the cell


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно