Сегодня в Сакраменто 25°c
Sacramento
Нужны
Активисты
Игрок
Пост
Чувство невесомости во время полёта каждый раз заставляло...
Читать далее →
Дуэты

    SACRAMENTO

    Информация о пользователе

    Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


    Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Я видел смерть


    Я видел смерть

    Сообщений 1 страница 3 из 3

    1

    https://i.imgur.com/KdpOldk.png

    T a r o n   M c K i n n e y   &   R o n a l d   F r a z i e r 
    24 мая 2020

    +3

    2

    Tony Anderson & Luke Atencio - Go to the Streets

    Удивительно, как в одно мгновенье целый город может стать тебе совершенно чужим. Когда ты бродишь по этим темным улицам, воровато заглядываешь в окна каждого дома, встречающегося на твоем пути. В эти моменты тебя охватывает детская и наивная надежда в том, что вот-вот произойдет чудо: кто-то откроет тебе дверь и впустит в свой мир, где тебе больше не будет так чертовски холодно и одиноко. Если бы Тэрон Маккинни вел бы свой личный дневник, то напротив сегодняшней даты размашистым почерком было бы написано следующее: я видел смерть. Конечно, она пока что не приходила именно по его душу, но задеть все-таки смогла. Забралась куда-то далеко, под самую кожу и сделала маленький надрез на сердце. Надрез этот со временем заживет, Тэрон точно в этом уверен, однако неровный рубец останется на всю жизнь. Этот рубец для Маккинни теперь будет чем-то вроде напоминания о том, что все мы рано или поздно смертны. И пусть это звучит жестоко, но справедливо. Хотя, какая к черту справедливость, когда смерть забирает совсем ещё молодых. Почему кому-то начертано судьбой прожить долгое время и умереть в глубокой страсти, перед этим сполна ощутив вкус жизни, а кому-то в небесной канцелярии выделили всего лишь жалкий отрезок. Тэрон уже не может так быстро идти, кажется, что его левый бок скоро разорвется по швам от боли. Дыхание прерывистое, а на лбу выступил холодный пот. Он останавливается на перекрестке и одной рукой упирается в фонарный столб, тем самым оберегая себя от падения. Маккинни чувствует себя загнанным псом, который пробежал несколько кварталов, спасаясь от своры агрессивных собратьев. Он резко встряхивает головой, когда перед глазами в очередной раз всплывает картина, которую ему довелось лицезреть каких-то полчаса назад. Маленькая ванна, туалет, скромно запрятанный в угол в комнаты, грязно-зеленый свет лампы и безжизненное тело Коннора Сойера на кафельном полу. Тэрон больше ничего не запомнил, никаких деталей, ничего такого, чтобы могло бы пролить свет на все, что там произошло. На самом деле, Маккинни по своей натуре достаточно безэмоциональный человек, по крайней мере, ему всегда так казалось. До этого момента он был железно уверен в том, что никакая жизненная ситуация не сможет пошатнуть его душевное равновесие. Но Тэрон ошибался, и дрожь в его руках сейчас тому подтверждение. Тело Коннора не выглядело как-то ужасно, в ванной комнате не было крови по колено или болтающихся кишок на лампе. Вообще можно было подумать, что Сойер спит, как это бывает у перебравших с выпивкой студентами. И на самом деле, Тэрон сначала подумал именно об этом, но правда оказалась, к сожалению, иной. Тэрону не было страшно, когда он тряс Коннора за плеч и пытался нащупать пульс на еще теплой шее. Потому что он до последнего был уверен в том, что Сойер должен очнуться. Потому что у Коннора Сойера не было абсолютно никаких причин сводить счеты с жизнью. Так думал не только Тэрон, но и практически все с кем Сойеру приходилось иметь какие-то связи. Коннор за три дня до своей смерти поменял фотографию на фейсбуке, обычное селфи с широкой и доброжелательной улыбкой. И глядя на неё, первым делом подумаешь о том, что этот парень определенно любит жизнь. Возможно, чуть позже Тэрон начнет винить себя в своей толстокожести, в своей невнимательности к окружающим. Возможно, смерть Коннора наконец-то заставит Маккинни пересмотреть свои взгляды на многие вещи, а в душе его зашевелятся нужные шестеренки, брак будет исправлен и Тэрон перестанет быть таким безразличным. И, наверное, самое страшное чувство далеко не злость, а равнодушие. Когда окружающим абсолютно все равно на то, что происходит в твоей душе. Какие внутренние трагедии и надломы заставляют людей выбрасываться из окон или накачиваться таблетками в туалете.

    Тэрон не мог точно понять, как оказался в этом районе. И что самое интересное, он сейчас находился достаточно далеко от того дома, где проходила вечеринка. Он затуманенным взглядом огляделся по сторонам, чувствуя, как футболка неприятно прилипла к холодной спине. Через дорогу Тэрон заметил какой-то сомнительный круглосуточный кабак, откуда то по одному, то целыми группами вываливались пьяные люди. Они громко разговаривали, курили одну за одной и неуверенно стояли на своих ногах. Неожиданно Маккинни захотелось стать частью их компании, захотелось утонуть в сигаретном дыме и алкоголе. Все, что угодно, лишь бы забыть этот день. Этот кабак стал для него подобно оазису для человека, заблудившегося в пустыне. Он нервно сглотнул и уже собирался сделать шаг на дорогу, как его ослепил свет фар, а далее послышался резкий визг тормозов.

    — Тебе жить надоело?! Придурок, - визг тормозов сменился на женский визг. Тэрон в этот раз уже не смог устоять на ногах и его задница тут же встретилась с асфальтом. Он перевел испуганный взгляд на машину, которая остановилась всего лишь в нескольких сантиметрах от него. За рулем сидела пухленькая женщина средних лет, у нее была пышная шевелюра, а круглые очки пережимали переносицу. Женщина вышла из машины, громко захлопнув дверь, и выжидала от Тэрона хоть какой-то реакции. Маккинни кое-как поднялся, ощущая в ладонях легкое покалывание, кажется, он немного содрал с них кожу.
    Простите, - наконец произнес он и совершенно не узнал своего голоса. Он еще раз мельком взглянул на женщину, стараясь не встречаться с ней взглядом, и поплелся в другую сторону, подальше от мнимого оазиса.

    Тэрон не знал сколько он так шел, понуро опустив голову, но когда увидел перед собой знакомый дом, остановился. У него сейчас складывалось такое ощущение, будто всю дорогу он блуждал по огромному темному лабиринту и наконец-то увидел просвет. Ошибки быть не могло, он сейчас стоял перед домом Рональда. Маккинни задрал голову высоко вверх, мысленно предполагая, чем сейчас в такое позднее время мог бы заниматься Фрейзер. Зная его неординарную натуру, он мог бы заниматься абсолютно всем, чем угодно. Может строил план колонизации Марса, а может просто смотрел очередной сериал на нетфликсе. Идти обратно Тэрон уже чисто физически больше не мог, а ночевать где-нибудь под мостом или в мусорном баке тоже особо не было желания. Нет, не из-за того, что Маккинни брезговал, просто не хотелось лишних проблем с людьми без определенного места жительства. И все же он чувствовал себя неловко, когда его палец опустился на кнопку с номером квартиры Рона. На том конце домофона ему ответили не сразу, но когда Тэрон услышал сонный голос товарища, то поспешно произнес:
    Рон, привет, это я... Тэрон. Ты, - запнулся, - Ты не мог бы меня впустить? Извини, что так поздно.

    Отредактировано Taron McKinney (2020-12-04 22:02:28)

    +4

    3

    Сегодняшний день не был из числа моих лучших, но и в худшие записать его я не мог по определению. Не редкость, когда наедине с собой мне становилось тоскливо и нудно. Даже не смотря на то, что в моём распоряжении был огромный список из пунктов о том, как можно с интересом провести досуг или в крайнем случае просто убить время, скуке всё равно частенько удавалось завладевать мной. Когда подобное происходило выносить себя мне становилось всё труднее. Я точно знаю, что у всех бывают такие моменты, дни и, возможно, даже недели, в которые рутина более не представляется интересной. Есть очевидное желание занять себя чем-нибудь, но не единый из привычных и знакомых способов не подходят. Тело и дух жаждут поглощения новыми впечатлениями, однако не всегда стремление разнообразить обыденность представляется возможным. Я, как водится, пил много чая с молоком, смотрел аниме, рисовал и пытался воплотить в жизнь, захватившую меня около месяца назад идею, но делал это без особенного энтузиазма. Сосредоточиться, отвлекаясь на обсессии было сложно. Прокручивать одну и ту же неприятную мысль раз за разом довольно сильно утомляло и раздражало. Такие моменты я называю худшим предательством, которое только способен преподнести мне разум. Бегать от этой дряни у меня получается не так хорошо, как хотелось бы, а раскручивать её, давая свободу воли, проживать  в результате и того хуже. Я никогда не могу знать заранее или хотя бы предполагать раны какой давности моя психика решить сковырнуть в следующее мгновение. По сути я начинаю бродить по кругу: хотел бы отвлечься делом, но не могу этого сделать потому, что неприятные картинки самочинно лезут в мою голову и мешают сосредоточиться, а происходит это как раз-таки потому, что ничего из доступного не увлекает меня достаточно сильно.
      Если бы мой новый сосед по квартире — Кевин был сегодня дома, то я бы попробовал напроситься к нему на разговор (в беседу так или иначе приходится включаться, поэтому способ безотказный), но по несчастливому для меня стечению обстоятельств он на несколько дней уехал в пригород к родственникам, откуда собственно и переехал в Сакраменто. Комната Линдси была закрыта на ключ, и если не иметь совершенно никакого представления о том какие из имеющихся в квартире вещей принадлежали ему, а какие были моими, то с лёгкостью можно было бы подумать, что я и вовсе существую здесь в гордом одиночестве. Пространство этим своим размахом, лишенное постороннего присутствия, тоже, в минуты подобные этой, давило на меня особенным образом.
    Короче говоря, ближе к середине этого воскресенья я слонялся среди домашних стен, то перекладывая вещи, лежащие не на своих местах, то вытирая пыль, то в очередной раз включая электрический чайник — всё только бы избежать бездействия в котором, мысли в голове становились невыносимо громкими. Когда я пробовал заняться созданием мультика — та самая идея месячной давности — сосредоточиться на "холсте" у меня не выходило. На самом деле, это могла бы быть отличная возможность: использовать образовавшееся свободное время и сделать нечто стоящее (надеюсь). Ничего выдающегося на самом деле я не планировал, просто хотел попробовать и посмотреть, что выйдет. Я был готов совершенно к любому результату. Ролик виделся мне длительностью не более минуты. Замысловатая история под приятную музыку. Тонкие линии грациозного стиля. Будет правда здорово, если что-нибудь получится.
    Часа в три дня я написал своему психотерапевту, сдаваясь, так с казать, с поличным. Помогло не сильно. В конце концов я сверился с часами и поехал в гости к матери. Почему-то мысль показалась мне... Я всё равно не знал, что еще мог бы предпринять, оставаясь дома. Должен сказать, что прошло не плохо. Иногда она умела удивлять в хорошем смысле этого слова, и я чувствовал, что люблю её. Вернулся я поздним вечером, некоторое время после этого еще сёрфил в сети и в конце концов решил проверить удастся ли мне подружиться в нынешнем состоянии с Морфей.
    Полудрёма была противной. Вязкое состояние, которое и сном то не назовёшь, и в котором встречается сознательное с бессознательным, где первое оказывает влияние на второе, и сны походят на тягучие, липкие кошмары из которых невозможно выпутаться. Ненавижу, когда случается нечто подобное. Вроде бы и осознаёшь, что спишь (то есть и не спишь по сути), а вроде бы и разбудить себя всё равно не можешь. Всё беспокойство последних суток смешалось в моей голове в общую картинку сюрреализма. Я находился в полудрёме на которую я отчаянно пытался повлиять, но не мог сделать этого в достаточной степени.
    Мучения прервались вместе со звонком домофона. Еще не успев осознать — будучи на пути к двери — что происходит, я испытал благодарность за пробуждение. Первая мысль, конечно, была о Кевине. Я не был уверен в какой день стоит ждать его возвращения и подумал, что он, вероятно, просто забыл ключи. Голос по ту сторону отрезвил меня стремительно и, не скрою, достаточно удивил.
    Открываю. 
    Прохладная вода должна была подействовать отрезвляюще. Я наспех умылся и спешно метнулся за телефоном, чтобы проверить не пропустил ли каких-нибудь важных сообщений от Тэрона, пока спал, и возвратился в коридор, чтобы встретить друга. Разумеется первое о чём я подумал — Наверное, то-то случилось. Час был поздним, визит состоялся без предупреждения. Предположений у меня не было.
    Привет, входи — я суетливо пропускаю Тэрона внутрь, сдерживая эмоции, чтобы с порога не наброситься на него с расспросами и пытливо оцениваю его внешний вид сильнее прежнего утверждаясь в своём предположении. Дам ему минутку, уверен, Маккинни не оставит без комментариев своё появление.
    Мы проходим на кухню, но я готов, если нужно пригласить его и в комнату, просто пока что мне и самому не понятно, как лучше действовать и я предпочитаю сориентироваться. Тревога нарастает внутри всё сильнее.
    Хочешь выпить чего-нибудь? Чай или кофе, я имею ввиду. Воду? — я двигаюсь нервно, открывая холодильник — Сок? — мои чувства к этому парню очень тёплые и посему я не могу избавить себя от суматохи (так выражается моя забота).
    Что-то паршивое случилось? — произношу наконец и чувствую, как моё лицо хмуриться под воздействием сопереживания. Одна активистка в своём блоге писала, что людям с моим диагнозом свойственна гипер эмпатия — факт не научный, скорее обывательский, но я уже чувствую, как невидимые потоки его душевного состояния нежно и ласково захватывают и меня тоже.
    Чтобы там не случилось, Тэрон...

    +3


    Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Я видел смерть


    Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно