внешностивакансиихочу к вамfaqправилакого спросить?вктелеграм
гнетущая атмосфера обволакивала, скалилась из всех теней в доме, как в мрачном артхаусном кино неизвестного режиссёра... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 13°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
anthony

[telegram: kennyunicorn]
eva

[telegram: pratoria]
siri

[telegram: mashizinga]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » дверь на себя, протяжный выдох, «заходи»;


дверь на себя, протяжный выдох, «заходи»;

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

«Над нами летают ангелы с черными крыльями, смотри»

https://i.imgur.com/O1HyDa8.png

#слушать

:: закари и трэв ::

[NIC]Zachary Harris[/NIC]
[STA]bullshit[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/6wgl8mI.png[/AVA]
[SGN]--[/SGN]
[LZ1]ЗАКАРИ ХАРРИС, 25 y.o.
profession: барыга
girl: trav
[/LZ1]

+6

2

Никак не можешь выжечь его из головы, что бы не делала. Он все ещё там и он смотрит на тебя, смотрит и молчит, пока в теплой темноте светятся его глаза.
Он смотрит на тебя и это то, чего ты всегда хотела. Не за спину, не на твою сестру - на тебя.
От этого так тяжело дышать. Щеки краснеют и ты раскрываешь губы, отмахиваешься от себя, от всех этих мыслей, но тебе так тепло и хорошо, каждый раз, когда ты думаешь о нем и никто у тебя этого не отнимет. Никто не сможет отнять.

Ты падаешь на кровать прикрываешь глаза. Каштановые кудри разметались по покрывалу. Ты так хочешь, отчаянно хочешь, чтобы он, наконец, увидел тебя, увидел по настоящему, посмотрел на тебя в упор, только на тебя.
Мэлани возненавидит тебя сильнее всего на свете, но она никогда и не любила. Ты всегда была для нее пустым местом. Так же, как и для него, призраком. Ты - призрак, мелкая. Ты ничего не значишь.

Раскрываешь глаза и утыкаешься взглядом в потолок. Сердце начинает бешено биться и губы расползаются в улыбке. Тебе все равно. Сегодня он, наконец, увидит тебя, увидит по настоящему. Чего бы это тебе не стоило!
Быстро поднимаешься с кровати и подходишь к шкафу, достаешь оттуда платье, усыпанное маленькими фиолетовыми цветками сирени. Мама всегда говорила, что ты в нем очень красивая. Может быть, это и правда так... Может, сработает.
Надеваешь его, и смотришь на себя в зеркало, проводишь руками по тонкой, почти прозрачной, молочной ткани. Волосы спадают на грудь каштановыми волнами. Подкалываешь их и сворачиваешь у ушей, наносишь на губы блеск, а на щеки немного румян. Вот так.

Что теперь?
Смотришь на себя и часто дышишь. Ладони начинают потеть. Страшно. Почему страшно, ты же просто..ты зайдешь в комнату. Просто зайдешь туда по какой-нибудь причине, скажешь, что ищешь сестру, так? Соврешь ему.. Ты же ищешь ее? Нет. Она тебе совсем не нужна. Тебе нужен он. Нет. Пусть она просто продолжает разговаривать с этой чертовой Клэр по телефону. Пусть разговаривает с ней так долго, как только может.

Ты выбираешься из своей комнаты и сердце бешено колотится, руки дрожат.
Шаг, ещё один, ещё. Замираешь перед дверью и слышишь ее голос, доносящийся из гостиной.
Почему ты думаешь, что он там? Может..может он рядом с ней, может его там совсем нет? Будет очень больно и обидно и тогда..тебе придется уйти? Уйти в свою комнату?
Нет. Ты не уйдешь. Ты должна сейчас войти. Что то подсказывает тебе, что он именно там. Ты даже почему то чувствуешь это. Вытягиваешь ладонь вперёд, дотрагиваешься до ее двери так, как никогда этого не делала, словно чувствуешь под своими вспотевшими пальцами его кожу, чувствуешь, словно он стал этой комнатой и сейчас тихо дышит, пока ты дотрагиваешься до него, скользишь пальцами по деревянной поверхности. Дыхание снова срывается. Ты делаешь шаг. Еще один, помнишь, ты должна сделать ещё один шаг?
Рвано выдыхаешь и толкаешь дверь, заходишь внутрь и становишься напротив него, замираешь и смотришь, пока сердце бешено бьется, а кровь разливается по венам горячим сиропом. Сглатываешь и молчишь.
- Я..Мэлани разве не здесь? - тихо и сдавленно шепчешь ему.
Он молчит и смотрит на тебя. Совсем, как несколько минут назад, внутри твоей головы. Жарко. Сердце продолжает бешено биться внутри грудной клетки и, кажется, что сейчас ты задохнешься. Раскрываешь губы, выдыхая горячий воздух и продолжаешь смотреть на Закари.
В глубине дома все еще слышится звонкий голос твоей сводной сестры.[AVA]https://i.imgur.com/j0cLJe2.gif[/AVA][SGN]https://i.imgur.com/BucoqkN.gif https://i.imgur.com/lXff42e.gif[/SGN]

Отредактировано Faith Travers (2020-11-22 14:55:43)

+5

3

Зачем ты здесь?
Шумно выдыхаешь, поднимаясь с кровати, на которой всего секунду назад сжимал ее глотку, большим пальцем скользя по скулам и поднимаясь к губам, раскрытым с призывом отсосать; твоя девочка была покладистой шлюхой, она исправно давала тебе то, что ты требовал, хорошо работала ртом и считала, что у вас все на мази; без пяти минут брошенная игрушка, с которой ты познакомился три недели назад, на одной из пьяных вписок; ты проводишь ее протяжным взглядом, когда она выскальзывает из тисков, перехватывая вибрирующий телефон и обещая вернуться уже через минуту; дальше — быстрые шаги по лестнице и голос, доносящейся из гостиной. «Блять», на выдохе, возвращаясь обратно на мятое покрывало с истошным запахом ее духов, пальцами к переносице, прикрывая глаза и массируя; зачем ты здесь?
Она называла тебя своим парнем, а ты просто закидывал руку ей на плечо, прогуливаясь по ночным улицам города; она шептала тебе на ухо, что любит, а ты прижимал ее к стене сортира, спуская штаны для утвердительного ответа; она стонала под тобой, выгибаясь всем телом навстречу, а ты затыкал ее рот, плотно прилегая ладонью, чтобы ее родители в соседней комнате даже не подозревали о твоём присутствии, когда на часах было далеко за полночь. Она считала все это занятной игрой, а ты воспринимал ее за игрушку.
Поднимаешься, подходя к небольшому стеллажу с книгами, дневниками, бронзовыми и золотыми статуэтками, «лучшая черлидерша двадцатого года» с большим успехом оправдывает своё призвание, раздвигая ноги по щелчку пальцев.
Оборачиваешься на скрип двери, возвращая на место позолоченную статуэтку, замираешь на мгновение, взглядом скользнув по тонкой фигурке, что делает два таких стремительных шага вперёд. «Мэлани?», задумчиво вторишь ей, едва ли отдавая себе отчёт; это имя наждачкой резало слух; имя было написано на грамотах, фотографиях и дневниках; этим именем она однажды представилась, когда ты предложил ей уединиться на заднем сидении пикапа; это имя повторяли ее родители в вопросах «все ли хорошо?», реагируя на резкие звуки, исходящие из ее комнаты; этому имени ты не предавал особого значения, и сейчас, когда девочка нерешительным мотыльком застывает на пороге комнаты, ты чуть склоняешь голову на бок, усмехаясь и поощряя ее за проявленную смелость. «Нет, не здесь».
Она там, где ей и положено быть — за пределами досягаемости, бесконечно долго воркуя со своей подругой по телефону.
«Ты ищешь сестру?», делая шаг навстречу; эту девочку ты видел сегодня в футболке с ягнёнком, а сейчас она, словно бутон розы, расцветает у тебя на глазах, маленькая, на голову ниже, миниатюрная и хрупкая, с губами, распахнутыми от желания; чувствуешь, ты слишком хорошо чувствуешь его — желание, что тонкой змейкой забирается по гладкой коже, от щиколоток вверх, замирая меж бёдер и разжигаясь там сладким, протяжным жаром; этот жар не даёт ей дышать, жар сковывает, разрывая грудную клетку изнутри, обвивается вокруг горла, заставляя голову держать прямо, впиваясь в тебя настойчивым взглядом, как если бы только ты мог помочь ей избавиться от него, насытить; девочка пришла к тебе в мольбе о помощи, красивая, наряженная как на праздник, невинная; девочка смотрит на тебя, боясь произнести и слово; ты касаешься ее щёк мимолетным взглядом и они ответно покрываются румянцем; скользишь по скулам, перебираясь на тонкую шею и она рвано выдыхает; перебираешься на ключицы, огибая одну за другой, спускаешься на грудь, что призывно вздымается сквозь соблазнительный вырез; инстинктивно, она прекрасно осознает что следует делать, но продолжает висеть в невесомости, как если бы у неё был выбор.
Ладонью к двери, делая шаг вперёд, пальцами касаясь шлифованного дерева, там табличка с фразой «Наслаждайся моментом» висит на крючке рядом с семейной фотографией; ещё шаг, заставляя ее пятится назад, когда все тело, напротив, рвалось к тебе навстречу; ещё, наседаешь, склоняя к ней голову, чтобы чувствовать ее жар, смятение, пьянящее исступленное желание; ещё, толчком захлопывая дверь и заставляя девочку отпрянуть, спиной впиваясь в спасительную деревянную поверхность. Хорошо. Тебе нравится ее взгляд, нравится чувствовать своей кожей ее сбивчивое дыхание, замирать в сантиметре от ее губ, чтобы выдохнуть хриплое «Зачем ты здесь?», одновременно с щелчком дверного замка.
Она никуда не уйдёт.
Нет, она останется рядом.

[NIC]Zachary Harris[/NIC]
[STA]bullshit[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/6wgl8mI.png[/AVA]
[SGN]--[/SGN]
[LZ1]ЗАКАРИ ХАРРИС, 25 y.o.
profession: барыга
girl: trav
[/LZ1]

Отредактировано Aya Robinson (2020-11-23 00:36:06)

+5

4

Зачем?

Вопрос застревает где-то внутри, болезненно прокалывая горло, пока ответ вертится в горячей голове. Скажи..
Ты задавала себе его, когда стояла напротив зеркала, задавала, когда шла к нему, задавала, каждую секунду с того самого момента, когда поняла, что хочешь этого. Так сильно хочешь этого.
И он жжется внутри тебя, заставляя ответить.

Зачем? Зачем ты пришла?

Жарко. Почему он так смотрит на тебя? Ты хотела, чтобы он тебя увидел и теперь он глядит на тебя так, а ты не можешь дышать, чувствуешь, как от его взгляда внутри переливается что-то горячее, что-то новое оживает под тонкой, полупрозрачной кожей, словно пробуждается вековое, спящее существо, сползая горячими пальцами к низу живота и сжимая сердце.

Он смотрит и тебе становится не по себе, делает шаг навстречу, еще один, а ты испуганно пятишься назад, пока румянец заливает щеки. Страшно. Почему то вдруг снова становится страшно и ты прикусываешь губы, глядишь на него, теряясь в холодной глубине темных глаз, смотришь и падаешь, падаешь на черное и холодное дно.

Шаг. И еще один. Он так близко и комната сжимается у шеи, вибрирует горячей мембраной. Ты хочешь дотронуться до него, но пятишься назад, чувствуя внутри страх. Не понимаешь почему, но вдруг хочешь убежать в свое надёжное логово, туда, где безопасно и легко. Зачем ты пришла? Чтобы сбежать? Нет.
Так зачем же?
Он задает тебе этот вопрос, словно озвучивая слова из твоей же головы. Щелкает дверной замок и ты округляешь глаза, но не отводишь взгляд, просто не можешь. Продолжаешь задыхаться, пока горячая кровь пульсирует под кожей. Лопатки упираются в дверь и ты молчишь, что-то хочешь произнести, что-то про замок... Зачем он закрыл ее? Что это значит?
Ты чувствуешь, как дрожат твои пальцы, когда он оказывается так близко. Ты так долго ждала этого и сейчас...

- Я..ты мне, - слова застревают в пересохшем горле, пока щеки покрываются красными пятнами, но ты скажешь ему, скажешь, а там уже все равно, - нравишься, - тихо выдыхаешь ты, признавая очевидное, продолжаешь задыхаться, беспомощная и прибитая к двери, словно пойманная бабочка.
Внутри живота плещется что-то липкое горячее, что-то, что делает тебя такой живой.

Кажется, что сейчас ты должна назвать себя гадкой потому что так нельзя. Так никто не поступает, никто не говорит парню своей сестры, хоть и сводной, что он нравится, никто не надевает платье, не красит губы вишневым блеском, чтобы понравиться ему, никто, никто, слышишь?..никто, кроме тебя.

И что тебе теперь делать? Что делать после того, как ты сказала ему? Что он ответит? Раньше ты никогда не говорила мальчикам, что они тебе нравятся. Никто из них и не нравился и ты даже толком ни с кем не целовалась. Пару раз вы дурачились с Клодом, но это было совсем не по настоящему, а теперь. Теперь..может быть он поцелует тебя? Поцелует по настоящему и ты запомнишь, как это, точно запомнишь.
Кажется, что это должно быть приятно. Ты не очень уверена, но все вокруг целуются.

Глядишь на него так растерянно, часто дышишь и не отводишь взгляд. Теперь, с ним, это все так по настоящему. Кажется, что ты любишь его. Уже очень давно. Так странно. Кажется..
- Я тебе нравлюсь? - тихо и с надеждой в голосе произносишь ты, продолжая рассмаривать его. Вдруг ты ему правда нравишься?[AVA]https://i.imgur.com/j0cLJe2.gif[/AVA][SGN]https://i.imgur.com/BucoqkN.gif https://i.imgur.com/lXff42e.gif[/SGN]

Отредактировано Faith Travers (2020-11-23 03:37:16)

+5

5

Маленькая красивая девочка в коротком платье с фиолетовыми цветами, она смотрит на тебя своими большими глазами, пытаясь видеть в тебе того, кем ты не являешься, убеждая себя, что все сделала правильно; она правильно сделала, что одела это платье с тонкой молочной тканью, она правильно сделала, что уложила свои каштановые локоны, которые сейчас так соблазнительно падают на ее плечи, перекрывая ключицы, и вздрагивают кончиками на грудной клетке; она правильно сделала, что выбрала вишневый блеск, всего минуту назад проводя кисточкой по наливной поверхности своих губ, она все правильно делала, шаг за шагом приближаясь к комнате своей сестры, чтобы, наконец, столкнуться с тобой лицом к лицу, чтобы заглянуть в твои глаза с чёрной радужкой и нерешительно произнести «ты мне… нравишься», на выдохе, вздымая грудную клетку от частого дыхания; она все правильно сделала, оставшись с тобой наедине, хотя у нее был ничтожный шанс на спасение; маленькая девочка в красивом платье все сделала правильно и ты подаёшься вперёд, ведя носом по воздуху, подобно хищнику, что почуял страх своей жертвы, изучаешь ее, склоняясь ниже, к самому уху, спрятанному в мягких каштановых локонах; пальцами проводишь по кучерям, что послушно отпрянули в сторону, открывая вид на тонкую изящную шею, кончиком носа ведёшь по кромке маленького уха, невесомо, едва ощутимо, но настолько, что из ее губ вырывается сладкий стон, эхом отдающийся в клетке твоего рассудка, стон, который она не контролирует, который отдаётся горячей волной по всему телу, заставляя ее замереть в той ловушке, что ты расставляешь для этой маленькой, красивой девочки в платье с фиолетовыми цветами.
«Повтори», хочешь чтобы она задала этот вопрос снова, хочешь услышать ее дрогнувший голос, почувствовать ее смятение и одновременно с тем такую хрупкую надежду; губами ведёшь по ее щеке «Повтори», ладонью опускаясь на вздрогнувшие ключицы и поднимаясь выше, по шее вверх, заставляя приподнять голову, когда пальцы коснулись скул, мягко впечатывая ее маленькое тело в деревянную поверхность, что находится сзади; там, за дверью, слышится приглушенный голос ее сестры, там она смеется над шутками и рассказывает о своих планах на праздники, упоминает твоё имя и говорит что у вас все схвачено; это так, у тебя все схвачено. «Нравишься», заглядывая в ее большие глаза и давая ей эту призрачную, но такую желанную, надежду, чтобы уже спустя мгновение вырвать с кровоточащем корнем, ладонью переходя на ее подбородок, большим пальцем ведя по раскрытым губам, резким движением стирая красивый и такой правильный вишневый блеск; «Нравишься», делаешь шаг вперёд, плотнее наседая и заставляя ее вжаться в деревянную поверхность ещё больше, ладонью сильнее перехватывая за скулы, большим пальцем впиваясь в мягкую кожу; «Нравишься», держишь ее крепко, заставляя смотреть тебе в глаза, взгляд направляя на себя, поглощая в своей темной радужке и хищно ей улыбаясь; «Нравишься», другой рукой замираешь у грудной клетки, что так призывно вздымается, опускаешься к ней ниже, как будто в жажде поцелуя, но замираешь у ее губ, только для того чтобы словить ее дыхание в момент, когда перехватываешь пальцами за кромку выреза и грубо тянешь вниз, разрывая ткань и связку пуговиц, что жемчугом рассыпаются под вашими ногами. Освобождаешь ее, давая призрачный шанс на спасение; девочка бьется в сторону, к выходу, ладонями пытаясь достичь замка, но ты резко преграждаешь ей путь, выставив руку и впечатывая ладонь в дверную поверхность; она бросается в другую сторону — ты преграждаешь и там, выставив руку и заставляя ее отпрянуть обратно, спиной к двери, вжимаясь загнанным зверем. «А я, скажи, я все ещё нравлюсь тебе?», склоняешься к ней, мягко взяв за подбородок и аккуратно подтягивая к себе. «Нравлюсь

[NIC]Zachary Harris[/NIC]
[STA]bullshit[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/6wgl8mI.png[/AVA]
[SGN]--[/SGN]
[LZ1]ЗАКАРИ ХАРРИС, 25 y.o.
profession: барыга
girl: trav
[/LZ1]

Отредактировано Aya Robinson (2020-11-23 23:09:58)

+4

6

Ты чувствуешь его пальцы, рвано выдыхаешь и прикрываешь глаза, ощущая каждое прикосновение. Так срываются вниз красные, спелые яблоки, отрываясь от тугих веток, летят и с хрустом разбиваются об асфальт, так шелестят листья, задевая влажной плотью небо, так ты сейчас чувствуешь его и каждое прикосновение отдается где-то внутри, расползаясь по телу горячими волнами. Из губ вырывается тихий стон, когда он касается губами твоего уха и кожу покалывает от его теплого дыхания.
Ты всегда любила наблюдать за тем, как с приходом осени засыпают деревья, становятся почти невидимыми и бесцветными, ты слышала, как они дышат под колючей корой, слышала каждый вздох, скользила пальцами, ощущая под подушечками их колючую кожу и теперь ты стоишь там, перед ним, как одно из тех деревьев, пока он касается тебя.

«Повтори».

Раскрываешь глаза и утыкаешься взглядом в стену.

«Повтори».

Рвано выдыхаешь, когда он перехватывает твое лицо пальцами, мягко вдавливая в дверь, задыхаешься и смотришь на него.

- Ты мне нравишься. - снова повторяешь ему, все еще чувствуешь пульсирующий жар под кожей.
Кажется, что вот-вот заплачешь, когда слышишь его слова в ответ.
Ты ему тоже нравишься, нравишься!, слышишь?!
Радостно улыбаешься, заглядывая в карие глаза. Становится так хорошо.

Его пальцы снова скользят по твоему лицу и он вдруг касается губ, оттягивая их и стирая блеск. Ты удивлённо округляешь глаза и улыбка тут же исчезает с лица, а внутри грудной клетки что-то болезненно сжимается. Его пальцы становятся жёстче и ты чувствуешь это. Он снова перехватывает лицо и сдавливает твои скулы, прижимая к стене, заставляя смотреть прямо в почерневшие глаза.
Ты рвано дышишь, не можешь пошевелиться и чувствуешь едва проступающую боль в районе щеки. На лице на секунду замирает удивление, а потом испуг.

«Нравишься»

Он снова произносит эти слова, но теперь намного холоднее и внутри что-то сжимается.
Почему? Почему так? Что ты сделала? Почему он ведёт себя так, если ты ему нравишься? Нравишься?
Он улыбается тебе, но от этой улыбки становится не по себе, наклоняется к губам и ты снова чувствуешь его теплое дыхание. Ты понимаешь, что хочешь коснуться его, почувствовать под своими пальцами его кожу и вытягиваешь ладонь вперёд, пока тишина вливается в уши холодным сиропом и все вокруг становится таким беззвучным. Легко дотрагиваешься дрожащими пальцами до его щеки, рвано выдыхаешь, ждёшь, что он поцелует тебя, но уже через через секунду пронзительно вскрикиваешь, когда он резким движением разрывает твое платье.
Срываешься с места испуганной птицей мечешься по комнате и хочешь убежать, убежать от него так далеко, как только сможешь.
Страх жжется и пульсирует внутри. Паника подкатывает к горлу и ты всхлипываешь, но больше не кричишь, бьешься в комнате белым мотыльком, пока волосы налипают на горячую, влажную кожу.

- Отойди! - только и можешь выдавить ты, еле сдерживаешься, чтобы не заплакать. Он должен отойти в сторону, должен выпустить тебя, если ты говоришь ему об этом. Должен потому что все остальные поступили бы так. Все остальные бы так поступили....

Делаешь ещё одну попытку, но он снова прибивает тебя к стене, пока ты задыхаешься и слезы стекают по красным щекам.
.

- Да. - отчётливо давишь ему, продолжая смотреть на него в упор, дрожишь и отвечаешь на вопрос. Да. Он все ещё нравится тебе. Ты чувствуешь это внутри себя и в груди что-то болезненно саднит. Да. Он все ещё нравится тебе после всего того, что он только что сделал. Ты всхлипываешь и подаешься вперёд, дрожишь и легко касаешься его губ, пока соленые слезы текут по щекам.

- Отпусти меня. - шепчешь ему в губы, обдавая горячим и рваным дыханием, заглядывая в ядовитые глаза, - Я закричу.[AVA]https://i.imgur.com/j0cLJe2.gif[/AVA][SGN]https://i.imgur.com/BucoqkN.gif https://i.imgur.com/lXff42e.gif[/SGN]

Отредактировано Faith Travers (2020-11-24 08:31:31)

+6

7

Маленькая девочка с глазами самого синего льда застывает напротив, пытаясь отыскать в тебе что-то хорошее, то, что ей понравилось в момент вашей первой встречи; ты помнишь? Порог дома, ступеньки, шесть вечера; ты пришёл, чтобы забрать ее сестру на вписку у своего приятеля, ждал у дерева, что раскинуло свои кроны у самого порога; чиркнул зажигалкой, прикуривая, когда услышал небольшую возню на ступеньках, там девочка с красивыми каштановыми волосами, девочка в фиолетовой майке, что облегала ее тонкую талию, короткий джинсовый комбинезон и молочный браслет на левом запястье; девочка шипела, согнувшись над разодранной в кровь коленкой, девочка медлила, не торопилась заходить домой, как будто ее могли отругать за этот несущественный проступок; что сделал ты, помнишь? Сигарету в зубы, срывая объемный лист с дерева, подойти к ступенькам, «Помощь нужна?», зная, что она тебе не откажет, садишься напротив, ладонь протягивая к ножке, мягко перехватывая и выпрямляя, чтобы следом лизнуть с шершавой стороны зелёный лист и приложить его к ноющей ране на покрасневшей девичьей коже, «Так лучше?», лучше, ей определенно было лучше с меткой, что ты оставил на ее теле, меткой, которую она стёрла не сразу, которую впитала в себя, пробуждая в столь юном теле зачатки сладкого желания.

Лучше.
Ей определенно лучше с размазанным блеском на покрасневших губах; лучше в разодранном платье, открывающим вид на аккуратную грудь, спрятанной в бежевом лифе; ей лучше в этом смятении, что заставляет раскрывать губы от желания произнести «хватит», но не решаясь, потому что хочет продолжения; ей лучше, утопая в страхе, дрожа всем телом и срываясь на слёзы; лучше видеть в тебе того, кем ты не являешься, цепляясь за отрывки из воспоминаний прошлого; ей определенно лучше, сейчас, замирая в миллиметре от друга от друга, когда она тянет к тебе свою ладонь, мягко касаясь щеки, как будто в попытке пробудить в тебе сострадание, частицу здравого рассудка, когда подаётся вперёд, самовольно стирая в ноль те шаткие границы, которые ещё оставались между вами, и накрывает твои губы своими; ей так лучше.

Мягкий, короткий поцелуй, на который ты не реагируешь ровно секунду, продолжая смотреть на девочку и сжимать ее за подбородок, держа в крепкой удавке и не собираясь так скоро спускать поводок, а уже на второй — перехватываешь ее губы, что едва отстранились, напирая в поцелуе и с жадностью впиваясь в сладкие уста с вишневым привкусом; шаг вперёд, резко вжимая ее в дверную поверхность, настолько, что табличка с мотивационной фразой падает к вашим ногам, разбиваясь вдребезги; мало, тебе этого мало, перехватывая ее маленький рот и не давая глотнуть воздуха, ты целуешь ее, жадно впиваясь и размазывая блеск по опухшим от напряжения губам, языком пробираясь внутрь, ты находишь ее, сплетаясь и всасываясь, подобно хищной твари, что нашла послушную жертву, ты берёшь то, что твоё по праву, берёшь ее, не собираясь останавливаться.

«Кричи».
Хрипло выдыхаешь, давая ей всего секунду на осуществление, после чего снова целуешь, жадно впиваясь губами в ее раскрытые от исступления губы; впиваясь с упором, хищно, не в состоянии насытиться так сразу; ты давишь на неё, перебираясь ладонью на глотку, сдавливаешь, заставляя ее хватать воздух губами, задыхаясь в твоих тисках.

«Кричи».
Ослабляя хватку и слыша ее жадный, хриплый вздох, чувствуя его своей кожей, ловя своими губами, ты снова сжимаешь ее глотку ладонью, пригвоздив обратно к дверной поверхности, взгляд опуская ниже, на шею, где в страхе бьется выступающая вена, на грудную клетку, что вздымается от частого дыхания, на платье, что свисает рваными клочьями. Ты ослабляешь хватку на горле, большим пальцем поднимаясь к губам и мягко прикладывая его поперёк, как раз под выразительной ямочкой.

«Знаешь откуда это?», поднимаясь вверх, ныряя в углубление над губой и проводя пальцем вниз, возвращаясь к встревоженным устам маленькой девочки, «Ангелы спускаются с небес, чтобы благословить новорожденное дитя», снижая голос до шёпота и приближаясь лицом ближе, «Как только ребёнок издаёт свой первый крик, они ставят на него метку защиты», концентрируя взгляд на наливных губах и вжимая палец сильнее; «Вот так».

Улыбаешься уголками губ и эта улыбка совершенно другого кроя, она родом из детства, когда тебя учили библии и священным писаниям, родом из дома с тёплыми деревянными стенами, родом из мира, который когда-то был тебе дорог, но вскоре стал откровенно претить.

«Давай посмотрим, как скоро он тебя спасёт, твой ангел».

Перехватывая рваный край уже двумя руками, разрываешь легкую ткань платья, оставляя его клочьями свисать с плечей; «Иди сюда», девочка.
Подтягивая к себе, ныряя ладонью за шею, ты бросаешь ее на кровать, заставляя терять равновесие и найти его только соприкоснувшись с подушками. Подходишь сзади, медленно, не торопясь, жадно поглощая ее взглядом, запоминая мгновение, дробя на мелкие части и ожидая, когда девочка обернется к тебе, когда заберется на кровать сестры, когда выразит свой протест.

«Иди сюда», девочка.
Перехватывая за лодыжку, тянешь ее к себе, ноги насильно раздвигая в стороны и устраиваясь между бедер, ты склоняешься над ней, сжимая по запястьям и приковывая их к смятым простыням.

«Кричи».

[NIC]Zachary Harris[/NIC]
[STA]bullshit[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/6wgl8mI.png[/AVA]
[SGN]--[/SGN]
[LZ1]ЗАКАРИ ХАРРИС, 25 y.o.
profession: барыга
girl: trav
[/LZ1]

Отредактировано Aya Robinson (2020-11-25 00:36:06)

+5

8

Ты бьешься горячей птицей в тесном кармане своей комнаты, острым клювом раздирая стены, скребёшься когтями, пока твое сердце бешено колотится и из пальцев льются потоки пламени. Здесь так душно и тебе хочется вылететь отсюда, выбраться на свободу, чтобы снова увидеть его. Увидеть. Он все еще здесь, он перед тобой, как если бы был здесь на самом деле. Помнишь..он приложил к твоей коленке липкий и влажный лист. Помнишь?
Выдыхаешь и сминаешь лист пальцами, душишь и разрываешь его, из губ вырывается тихий и протяжный стон. Что с тобой? Что?
Он как будто бы проклял тебя, заколдовал, как в одной из сказок и ты не можешь пошевелиться, не можешь ничего.
Что с тобой?
И словно бы он злой волшебник, наложил на тебя нерушимые чары, сделал тебя своей. Ты сопротивляешься и вертишься на кровати, пока одеяло оплетает и душит тебя, прилипая к горячей коже. Видишь, видишь его перед собой, видишь и в сумерках светятся его черные глаза. Колючие, жёлтые звёзды вертятся в животе и жгут тебя изнутри, растекаясь по телу вязким электричеством. Вечер погибает за твоим окном и улицу заполняет чернота.
Помощь?
Да, тебе так сильно нужна сейчас помощь.

.
Рвано выдыхаешь, рассматривая большими и наивными глазами огромного черного пса, который стоит напротив тебя. Теплый пар ползет изо рта и щеки покрываются красными пятнами от холода. Ты стоишь перед ним, молчишь и смотришь.
Маленькая девочка с фарфоровой кожей, усыпанной царапинами, словно только что сорвавшийся с дерева персик с рыхлой кожицей, ты выбежала во двор в одной лишь кофте, как только увидела из окна этого черного и большого пса. И ты глядишь на него, пока он сверкает могильно черными глазами. Делаешь шаг навстречу, слыша, как прерывистое дыхание превращается в низкий, гортанный рык.

Ты вскрикиваешь так громко как только можешь, когда острые зубы вонзаются в твою руку, пронзая ее насквозь. Из дома выбегает отец. Все ещё такой, каким ты его помнишь, но это было так давно. Целую вечность назад. Раздается звук выстрела и пёс дергается, ослабляет хватку и валится на землю, пока по твоей коже ползут липкие капли крови.

- Как ты могла?! Почему?! - срывается на крик мама, пока ты корчишься от боли, - Я же говорила тебе, что нельзя подходить к большим и злым собакам!

"Нельзя подходить..."- ты смотришь в ядовитые черные глаза и не можешь пошевелиться. Они тебе что-то напоминают и в голове сгустками копится боль. "Я же говорила тебе"...

Пальцы дрожат и ты давишься слезами, хочешь, чтобы он отпустил тебя, но что то подсказывает тебе, что снова будет больно. Ты снова вышла из своего дома навстречу чудовищу и теперь оно сожрёт тебя, проглотит без остатка.

Ты дрожишь и целуешь его, пока из глаз текут соленые слезы. Ты просишь, чтобы он отпустил тебя, оставляешь на его черствых, тонких губах теплый поцелуй, словно плату, плату за спасение. И ты хочешь сбежать. Так сильно хочешь убежать сюда и больше не возвращаться.
Он целует тебя в ответ, но с такой злостью и жадностью, словно хочет выпить тебя без остатка и оставить бледной, мертвой пищей для подступающих сумерек. Так больно. Так невыносимо гадко и больно. Ты истошно кричишь, отталкиваешь его руками, пытаешься освободиться, но он не останавливается, шепчет тебе, чтобы ты кричала и задавливает пальцами горло. Ты хрипишь и задыхаешься, снова чувствуешь его губы и плачешь.
- Отпусти! - жалобно стонешь ты ему в рот, но крик растворяется где то в черноте, в гнилой воронке этих черных глаз.
Он рассказывает тебе про ангелов, а ты плачешь в ответ, стонешь, пока слезы текут по красным щекам, продолжаешь задыхаться и рвано глотаешь воздух . Он рассказывает тебе про ангелов и чернота сочится из его глаз, пока он кривится в усмешке.

- Не-е-т! - жалобно давишь стонешь в ответ, когда он настойчиво касается пальцем влажного рта. Он рассказывал тебе про ангелов, а теперь разрывает остатки платья и толкает на кровать. Ты снова вскрикиваешь, путаешься во влажной простыне..

Солнце пытается пробиться огненными стрелами в окошко. Ты лежишь на своей кровати, часто дышишь и прикрываешь глаза, - Пожалуйста, - рвано произносишь ты, пока каштановые пряди налипли на вспотевшее лицо, - Пожалуйста, посмотри на меня.. Тебе так горячо и ты повторяешь эти слова снова и снова, словно молитву, закрывшись в своем маленьком храме, - Пожалуйста, посмотри..- его образ никак не хочет стираться из твоей головы, - Пожалуйста..

- Пожалуйста, нет!! - жалобно стонешь ты, все еще не можешь поверить в то, что происходит и пытаешься вырваться из его цепких рук, словно птица, повторяешь теперь уже новую молитву, задыхаясь в этой черной комнате, прибитая к кровати, пока слезы текут по щекам. Тебе так страшно .
- Пожалуйста, не надо, - плачешь и снова пытаешься выбиться, пронзительно и громко кричишь, когда он раздвигает твои ноги, бьешься на кровати и пытаешься оттолкнуть его, как что-то мерзкое и противное. Он хочет причинить тебе боль, хочет растоптать и выкинуть, выпить твою душу всю, без остатка.
И ты снова срываешься на крик.

Почему она не приходит? Твоя сестра..почему твоя сестра не придет и не поможет тебе?! Она же слышит тебя!

Горло жжется, а губы ноют от боли.
Ты сказала ему "да" в самый первый раз, когда он приложил липкий лист к твоей ране, сказала "да" после того, как он разорвал твое платье, сказала ему "да" потому что это было правдой и бороться с этим было бессмысленно и так глупо.
Он нравился тебе не смотря ни на что, а теперь он уничтожает все, во что ты так верила, выжигая тебя изнутри. Ты верила, что он поцелует тебя, а теперь ты так сильно не хочешь этого, отбиваешься от него, но он не отпускает тебя.
Это что? Это шутка? Пожалуйста, пусть это просто будет шуткой, пожалуйста, не нужно!
Ты жалобно стонешь, переходишь на крик, чувствуя ноющую боль в запястьях, снова пытаешься выбиться, но он не отпускает тебя и смотрит. Он смотрит на тебя, помнишь, ты же так этого хотела?[AVA]https://i.imgur.com/j0cLJe2.gif[/AVA][SGN]https://i.imgur.com/BucoqkN.gif https://i.imgur.com/lXff42e.gif[/SGN]

Отредактировано Faith Travers (2020-11-25 21:56:26)

+6

9

Бьется загнанным зверем, мотыльком в твоих руках, таким хрупким и нежным, что ты способен раздавить ее одним только прикосновением, смяв в своей ладони, так просто лишая ее возможности биться, дышать, стонать такое сладкое для твоих ушей «пожалуйста»; улыбаешься ей, поощряя сопротивление, ее сестра отдалась тебе за косяк на заднем дворе, не зная твоего имени, но ощутимо заводясь от шепота у виска «ближе», ее сестра стонала и требовала ещё, в то время как девочка умоляла отпустить, пощадить, «пожалуйста»; улыбаешься, взглядом скользя по юному телу, что выгибается тебе навстречу в противовес тем словам, что произносят уста; улыбаешься, зрачками цепляясь за аккуратную грудь, что вздымается так призывно, опускаясь по плоскому животу вниз, к светлому белью с легкими рюшами по бокам, белью, что ощутимо взмокло, так сладко, что ты едва ли не носом чуешь сок юной плоти, ведя им по воздуху и сгибаясь над трепещущим телом, ты раскрываешь пасть, скалишься, выдыхая ей хриплое «Ещё»; хочешь, чтобы она кричала ещё громче, хочешь, чтобы от ее крика вздрогнули стены, чтобы рябь прошлась по зеркалу, чтобы стёкла взорвались, хочешь услышать ее истошный, вопящий, зовущий на помощь крик, отчаянный, на животном надрыве, хочешь чтобы она уяснила кое-что, склоняясь ещё ниже над девочкой, смыкая ее запястья над головой и крепко перехватывая их одной ладонью, ты подаёшься вперёд, ногу проталкивая между ее бёдер, максимально плотно к изнывающему и такому горячему лону, пальцами ведёшь по щеке, поднимаясь выше и аккуратно снимая соленую дорожку, что так стремительно бежала по нежному контуру, «Смотри», хрипло произносишь, ладонью опускаясь ниже и перехватывая ее за щеки, пальцами вжимаясь в мягкую кожу, так, что наливные губы сворачиваются друг к другу, придавая девочке ещё более наивный, детский вид; лицо опускаешь ниже, замирая в миллиметре от ее губ, «Смотри», мягко ведёшь ее голову в сторону, заставляя склонить на бок, чтобы взгляд ее устремился на большое зеркало, что находилось напротив сестринской кровати, зеркало, в котором так отчётливо видно маленькую бабочку с рваными крыльями и большого чёрного пса, что зажимает ее своими клыками.

«Скажи, что ты видишь».
Смотришь на неё через зеркальную гладь, смотришь на это хрупкое, юное дитя в своих ладонях, и хищно ей улыбаешься.

«Всем плевать на тебя». «Видишь?».
Секунду назад, когда она звала на помощь, ее сестра отложила телефон, зажав его ладонью и крикнула безразличное «Заткнись, Фэйт!», обратно возвращаясь к разговору с подругой.

«Заткнись, Фэйт», вторишь, не спуская глаз с девочки, зажатой в крепких тисках.
«Ты мешаешь мне, Фэйт», не моргая хрипишь, расширяясь темным зрачком.

Коленом плотнее к влажному лону, срывая стон с ее спелых губ, взглядом возвращаясь к ее лицу, но не спуская хватки, заставляя смотреть на себя как будто со стороны через отражение зеркальной глади; губами ведёшь по воздуху, в миллиметре от ее вспыхнувшей щеки «Всем плевать на тебя», языком ведя по коже, снимая испарину и закрепляя фразу в ее треснувшем рассудке, «но не мне», колючим шепотом касаясь мочки уха, ты мягко целуешь ее кожу, на контрасте с предыдущими действиями, опускаешься поцелуями по шее, заставляя ее расслабиться, раскрыть бедра еще шире, телом инстинктивно подаваясь тебе навстречу.

«Не мне».
Хрипишь в ее кожу, языком скользя, поцелуями оседая меж выпирающих ключиц, ты втягиваешь ее аромат, жадно, скрепя зубами, ты запоминаешь его, пропитываясь ее смятением, болью, желанием, что горячей волной бьется внизу живота, носом ведёшь по коже, целуя и выдыхая, начиная терять терпение. Ты чувствуешь, как она выгибается телом навстречу, как расслабляет натянутую до предела струну, отдаваясь мимолетным ласкам. И ты захлопываешь ловушку, ладонью отпуская ее щеки и запястья, давая такую желанную фантомную свободу и сковывая только нежными прикосновениями, скользя по рёбрам и стремительно опускаясь ниже, перехватывая легкую ткань белья двумя ладонями, ты резко тянешь ее в стороны, разрывая.

Следом — пресекаешь ее попытку к бегству, ладонью смыкаясь на глотке и придавливая обратно к влажной простыне. Ноги ее шире разводишь, пальцами проникая в горячее от желания лоно. Она ещё не поняла, что желает тебя, но ты отчётливо видишь это, ее тело вопит, тело изнывает в той жажде, что ютится внизу живота.

«Тише, девочка».
«Тише».

[NIC]Zachary Harris[/NIC]
[STA]bullshit[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/6wgl8mI.png[/AVA]
[SGN]--[/SGN]
[LZ1]ЗАКАРИ ХАРРИС, 25 y.o.
profession: барыга
girl: trav
[/LZ1]

Отредактировано Aya Robinson (2020-11-26 23:14:55)

+3

10

Вот как? Значит вот как? Значит, это больно, значит, вот что ты должна чувствовать, когда доверишься другому человеку. Вот?

Ты стонешь и не можешь перестать плакать, просишь, чтобы он отпустил тебя, умоляешь, чтобы он отпустил, но он этого не делает. Ни за что не сделает, так?
Но почему? Внутри плещется такое детское "почему?", словно он забрал у тебя игрушку на детской площадке и не хочет возвращать..почему? И ты не понимаешь почему, ведь ты же просишь..ведь ты же попросила его..почему тогда он не отпустит?

Чувствуешь, все ещё чувствуешь на себе его пальцы и задыхаешься. Он поймал и не отпускает тебя, поймал, а ты все просишь...
О, ты же сама так хотела этого, о Фэйт, ты же хотела этого с того самого момента, как ощутила на коже зелёный, липкий лист. Он смотрел куда-то вдаль, зажимая зубами сигарету, смотрел на дерево, которое касалось длинными ветвями небесной черноты, смотрел и молчал, выдыхая изо рта дым, как какой-то несуществующий, мифологический дракон, а ты смотрела на него, смотрела на лицо и щеки, на волосы, которые касались черными прядями его лба. Он втянул сигарету и на щеках появились впалые ямки, а изо рта снова заструился ядовитый дым. Ты смотрела на него, смотрела, а потом он просто встал и ушел. Вот так просто. Ветер обдувал твои колени, поднимал вверх копну каштановых волос. Ты молча отлепила лист от раны и провела по ветвистым жилкам пальцами.

Ты снова кричишь и твой крик взлетает к потолку, дергаешься и плачешь, пока он цепкими пальцами сдавливает запястья, пытаешься сопротивляться, а он смотрит на тебя, смотрит и видит тебя насквозь, видит, какая ты жалкая и беззащитная.

- Нет, не надо! - очередная жалостливая фраза, очередной крик, слезы. Он перехватывает тебя за подбородок, поворачивая голову к зеркалу.
- Нет!!

И ты видишь себя, видишь, что он с тобой сделал, смотришь на разорванное платье, срываешься на истеричный вопль, задыхаешься и кричишь, пока он сдерживает тебя, заставляя смотреть, закрываешь глаза и плачешь, содрогаясь всем телом.

"Нет! Это не ты!! Это не ты!.."

Ты слышишь рядом с ухом его голос и он на секунду превращается в голос твоей сестры, которая заорала в ответ, чтобы ты заткнулась, заткнулась, когда ты вопила и просила о помощи..заткнулась..

Эти слова вливаются в голову чем то отвратительным и черным, сжимается сердце и ты на миг замираешь, раскрываешь глаза и снова глядишь на себя. Зеркало трещит, с хрустом разламывается где-то внутри твоя душа.  Ты стискиваешь зубы, пока слезы все ещё текут по щекам. Предатели. Они все - предатели! За что они так с тобой?!
Осколки с хрустом входят в пульсирующее сердце, прокалывая его насквозь.

И ты видишь себя, бесконечно долго видишь себя, глядишь на что-то жалкое и убогое, в изодраном платье и с пустыми глазами. Пустыми.. это - ты, видишь, это - ты. Куски рваного платья свисают с плечей. Длинные каштановые волосы струятся по плечам и липнут к горячей коже. Слезы текут из глаз.

Ты никому не нужна. Слышишь, что он говорит? Ты никому не нужна.
Никто не придет, даже она не придет сюда, чтобы спасти тебя. Ты никому не нужна и тебя снова нет. Ты снова превращаться в бесцветного и бледного призрака, бьешься о стены полупрозрачной медузой, кричишь, кричишь так громко, пока он сжимает тебя, утаскивая на дно, кричишь, но тебя никто не слышит.
И так было всегда.
С самого начала тебя никто не видел, с самого начала всем было на тебя наплевать. Ты оказалась там, на заднем дворе потому что никому не была нужна, ты оказалась там, напротив того злого пса, потому что твоя мать не обращала на тебя никакого внимания.

Ты оказалась здесь потому что так сильно хотела его, внимания, и вот тебя заметили. Ты вышла из тени, вышла на свет и назад уже не убежать.

"Всем плевать на тебя, плевать, но не мне" - эта фраза плещется в раскаленной голове, эта фраза заползает в голову влажным пауком, скребет тонкими черными иголками-лапами и оседает в черепной коробке. Ты часто дышишь, выдыхая изо рта прелую черноту, глядишь куда-то в пустоту и слышишь его голос. Не мне..мне не плевать. Задыхаешься, словно уходишь на дно, пока тело посылает горячие импульсы, подаешься вперёд, выгибая спину и глотаешь воздух приоткрытым ртом и из глаз все ещё текут слезы. Ты чувствуешь на себе его пальцы, слышишь его голос и твои зрачки расширяются. Ты касаешься ее, дышишь ей, той чернотой, которая вьется вокруг вас, проглатываешь ее по капле, ощущая внутри боль. Он целует тебя, так мягко ведёт по щеке, собирая капельки пота. Рвано дышишь и дрожишь. Трепещущей маленькой, рваной бабочкой, слетевшей с дрогнувшего подоконника срываешься на стон, когда его нога оказывается между твоих коленей.

Кажется, что ты сопротивлялась, кажется, что кричала и совсем не хотела этого, кажется, что он делал это против твоей воли...он делал это против твоей воли? Теперь ты не знаешь. Границы становятся такими размытыми и перед все теряет смысл.

"Не нужна никому, но не мне."
"Не мне"

Он ослабляет хватку и целует тебя, а ты путаешь пальцы в одеяле, сдавливая его, как тот самый лист, что он дал тебе, пока из губ вылетает стон.
В красных, заплаканных глазах светится боль, а душу заполняет теплая чернота. Совсем как та, что плещется в его глазах.
Трещина расползается по всему телу и наружу плещет ядовитый сок. Ты прикрываешь глаза. Говорят, что отравленное дерево погибает уже через несколько дней, пока яд разносится по его кольцам, плоть гниёт образуя в центре дыры сквозящую пустоту.
Ты чувствуешь ее, чувствуешь где-то глубоко внутри себя, пока он покрывает твою отравленную кожу поцелуями.

Наверно, стоило остаться в комнате.
Поздно...он спускает руку вниз и ты дергаешься, срываешься с места и снова хочешь выбиться, но чувствуешь пальцы на его шее. Волосы каштановыми волнами расползаются по покрывалу и ты рвано дышишь, смотришь в потолок. Он пригвоздил тебя к кровати, пригвоздил и ты бьешься слабой бабочкой, снова выдыхаешь, мягко раздирая воздух тонкими крыльями, чувствуешь внутри его пальцы и срываешься на крик. Крик, который вылетает из-твоего пересохшего рта так быстро, крик, который все равно никто и никогда не услышит.[AVA]https://i.imgur.com/j0cLJe2.gif[/AVA][SGN]https://i.imgur.com/BucoqkN.gif https://i.imgur.com/lXff42e.gif[/SGN]

+4

11

Маленькая девочка, зажатая в ярых тисках, бьется в сторону подбитой бабочкой, умоляет тебя прекратить, сквозь слёзы давит «пожалуйста», содрогаясь всем телом; маленькая девочка смотрит на тебя возбужденным зрачком, жадно цепляясь за образ того, кем тебя не считала, она раскрывает губы в немом крике, телом выгибается, пытаясь сбежать, вместе с тем ноги раздвигая шире, как будто приглашая тебя войти ещё глубже; кусаешь губы от нетерпения, пальцем скользя по мягкому девичьему лону, что так призывно испускает влагу, желая ощутить тебя внутри, пропитаться тобой, стать единой частью; выдыхаешь хрипло, чуть ослабляя хватку на глотке, желая насытить себя ее криком, таким сладким и отчаянным, что ты снова склоняешься к ней, губами к ее губам, улыбаясь и жадно кусая эти спелые покрасневшие лепестки, срывая один сладкий стон за другим.

Ещё.
Поцелуями переходя на подбородок, ты скользишь ладонью вверх, снова сжимая ее за щеки, но в этот раз поднимаясь выше и накрывая ладонью ее медовые уста; сильно, пальцами впиваясь в мягкую кожу, ты отрываешься от поцелуев, чуть отстраняясь назад и медленно подтягиваешь ее к себе, ближе, поднимая ее голову на несколько сантиметров над кроватью; вот так, почерневшими зрачками скользя по ее лицу, пальцами проникая глубже, ты ловишь ответную реакцию в ее замершем взгляде, ловишь просьбу не прекращать, просьбу сделать это, помнишь?

Большое дерево находится рядом с окнами ее спальни; несколько раз ты пугал ее ночью, стуком в окно костяшками пальцев с вынужденной просьбой впустить; у неё был уговор с сестрой, что она позволяет тебе пройти через свою комнату и не говорит родителям о твоём присутствии в спальне сестры, она молчит обо всем, что слышит, ведь ее стены так близко прилегают к столешнице, которую вы не раз использовали в своих играх; она молчит о том, что ночью ты проникаешь в дом исключительно через ее окно, которое вскоре девочка начала оставлять полуоткрытым, с намеком, что ждёт; она молчит о том, что ты приходишь в разное время, но всегда застаёшь ее в милой ночнушке с фиолетовыми цветами; молчит о том, что хотела бы ощутить себя на месте сестры, пальчиками опускаясь вниз по талии и ныряя под тонкую ткань белья, она молчит, что изучала своё тело, изгибаясь навстречу фантомным объятиям; ты видел это, помнишь? Не стал стучать в окно, чтобы не сбивать девочку со сладостного темпа, глазами жадно цепляясь за то, как она разводит ноги в стороны, приподнимая одеяло, как губы раскрывает в легком, едва уловимом стоне, как телом выгибается, пальцами скользя по груди, сильно сжимая и концентрируя все внимание на собственных ощущениях, как губы кусает, голову отводя назад и открывая длинную шею, как пальцами опускалась ниже, лаская себя так сладко, что из твоей глотки вырывалось хриплое дыхание при виде такого близкого и лакомого тела, как одеяло соскользнуло с ее маленькой груди, ты помнишь, отчётливо помнишь, как ткань скользнула ниже, как бы ненароком открывая возбужденную от ласк мягкую округлость, как движения ее становились все быстрее и резче, а на губах замерло имя — «Закари», ты помнишь.

Она хочет тебя с первой встречи, это желание крепнет в ней с каждый днем, и сейчас, когда вы находитесь в такой желанной близости друг к другу, ты хочешь, чтобы она кое-что сделала для тебя, хочешь, чтобы она ощутила тот жар, что исходит из ее горячего лона, чтобы приняла свою суть, приняла то желание, что плещется из ее глотки сдавленным стоном; сейчас. Пальцами выныривая и поддевая лямку на ее плече, чтобы следом — резко сдернуть вниз, открывая, наконец, недостающую часть ее сладкого образа, губами припадая к аккуратной груди, зубами зажимая сосок и едва оттягивая его на себя, ты чувствуешь ее выразительное сопротивление, перехватывая руку, что она занесла, прижимая ее к смятым простыням и ладонью скользя к запястью; «Вот так», произносишь ласково, «Хорошая девочка», ее ладошку опускаешь ниже, к самому лону, ныряя вместе с ней в горячую влагу, пальцами контролируя ее сбивчивые движения, телом наседая и заставляя погрузиться ещё глубже «Нравится?», не давая возможности ответить, ты возвращаешься к ее груди, проводя языком по вздымающемуся соску, «Все ещё нравится?», резко вынимая ее ладонь и подводя к своим губам, ты слизываешь сладкие соки с ее пальцев, чувствуя, как они дрогнули, стоило только поднести их ближе; маленькая девочка замирает под тобой, жадно впитывая новые ощущения, и ты поощряешь ее, убирая с ее рта свою ладонь, давая вырваться сладкому стону и дрожи, что скользнула по нагому телу, так лакомо сотрясая грудную клетку.

«Ты ещё не поняла, девочка», вдавливая запястье обратно в смятые простыни и подаваясь вперёд, ладонями крепко перехватывая за голову, телом наседая сверху «Но скоро поймёшь».

Губами опускаешься ниже, к самому виску, касаясь вспотевшей кожи и глотая ее испарину «Ты принадлежишь мне», мягко целуя, как будто ставя на ней печать.

Твоя.
Девочка с яркими зелёными глазами, вишневым блеском на губах, в платье с фиолетовыми цветами.
Твоя.
Девочка с желанием, трепетной бабочкой застывшим меж разведенных в стороны бёдер, с твоим именем на устах, влаги на кончиках пальцев.
Твоя.
Девочка, что смотрит на тебя заплаканными глазами, с нагим телом, выражающим ярый протест, размазанным блеском по щекам.
Твоя.

Ты отпускаешь ее, резко поднявшись и отступая в сторону, открываешь дверь и выходишь первым, оставляя ее наедине с собой. По ступенькам вниз, в гостиную, где все ещё трепалась по телефону ее безразличная сестра; она видит тебя, улыбается, обещая, что уже заканчивает, но ты не слышишь, перехватывая за копну светлых волос и вырывая из рук телефон, швыряя его в сторону на мягкий ковёр, тебе плевать на ее трёп, на то, что ей это может не понравиться, ты подтягиваешь ее к себе, срывая блузку, что прятала грудь, следом — отправляя ее к приземистому столику, по пути снимая ремень и дёргая ширинку вниз, ты оголяешь тело ее сестры так быстро, что та не успевает возмутиться, а напротив, очень быстро подхватывает правила игры, призывно раскрывая губы и покрывая твоё тело поцелуями; вот так; опускаешь ее на столешницу, ноги заставляя раздвинуть шире, ты входишь без предварительных ласк, заставляя ее стонать от боли, ладонью перехватываешь ее за глотку и силой опуская спиной на холодную поверхность, ты вбиваешься в неё резкими рывками, заставляя стонать под собой, выгибаясь всем телом навстречу; глаза поднимая и замечая на втором этаже тень своей девочки, ты улыбаешься ей, трахая ее сестру, улыбаешься, не спуская с неё глаз, ты улыбаешься ей, обещая, что вернёшься.

[NIC]Zachary Harris[/NIC]
[STA]bullshit[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/6wgl8mI.png[/AVA]
[SGN]--[/SGN]
[LZ1]ЗАКАРИ ХАРРИС, 25 y.o.
profession: барыга
girl: trav
[/LZ1]

Отредактировано Aya Robinson (2020-11-30 09:39:48)

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » дверь на себя, протяжный выдох, «заходи»;


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно