внешностивакансиихочу к вамfaqправилакого спросить?вктелеграм
– Мм, что? Нет, – я медленно, словно задумчиво, отвожу взгляд от окон, задерживаясь вниманием на размытой точке у горизонта, прежде чем...читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 13°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
eva

[telegram: pratoria]
siri

[telegram: mashizinga]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » «Росхауптен»


«Росхауптен»

Сообщений 1 страница 20 из 167

1

«Росхауптен»

https://i.imgur.com/9eS31Pg.gif

https://i.imgur.com/TSHwjGe.gif

1. «Селам»
2. «Меспельбрунн»


место:
Kingdom of Bavaria

время:
December, 1855

участники:
Rolf, Abigail


[NIC]Abigail von Bismarck[/NIC]
[LZ1]АБИГЕЙЛ ФОН БИСМАРК, 24 y.o.
child: Arren, Kristas[/LZ1]
[STA]после[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/DQHBH6Z.jpg[/AVA]
[SGN]Xok aaq’a'
https://i.imgur.com/9noVhnX.gif
[/SGN]

Отредактировано Abigail de la Vega (2020-11-22 16:01:49)

+3

2

После хлопка входной двери, которая оповещала о том, что Рольф ушел, Абигейл перестала стоять в коридоре на том месте, где Рольф ее оставил, и спустилась вниз по лестнице. Она спускалась не торопясь, с каждой ступенькой все медленнее и медленнее, пока в итоге не споткнулась на следующей и лишь вовремя успела схватиться за перила, чтобы не полететь кубарем вперед, а осесть на нее. Этот громкий звук слышала и нянечка, которая вылетела из детской и замерла наверху у основания лестницы. Это видел и камердинер, который стоял совсем неподалеку от входа в общий зал, но даже не дернулся в сторону Абигейл.  Стало немного смешно, и этот самый смешок вырвался из ее груди, потирая странно вспотевшее лицо второй свободной ладонью. Ну конечно, она они были верными псами Рольфа. нянечка любила и обожествляла скончавшуюся Магдалену, а камердинер всегда и во всем слушался только Рольфа. Они с самого начала недолюбливали Абигейл и с тех пор ничего не изменилось. На короткий миг, в котором она сидела на этой лестнице, Абигейл подумала, что тоже самое происходило с Магдаленой. Рольф женился на ней только для того, чтобы поиметь какую-то выгоду. Любую, финансовые, родственную, политическую, да какую угодно, но это делалось только с одной целью - репутация. Проблема была лишь в том, что она полюбила Рольфа и хотела ради него жить здесь, помогать и поддерживать. И несмотря на то, что большую часть их с Абигейл встреч она была несчастна, Рольф любил ее и сделал для этого все возможное на тот момент в его силах. Магдалену полюбили и слуги, которое искренне ей сочувствовали, хотели помочь и постоянно советовали расторгнуть этот брак. В случае с Абигейл все выглядело куда очевиднее для посторонних глаз: горничная, которая умудрилась запрыгнуть под Рольфа, родить ему второго сына и стать его женой. Для прислуги в доме она оставалась такой же прислугой, какой была всегда, и никто подсознательно никто бы не примирился с ее новым статусом.
Все еще стоя у входа в общий зал и наблюдая за тем, как Абигейл пытается снова подняться на ноги, камердинер видимо устал ждать и решил таки поинтересоваться, будет ли Абигейл обедать или можно в зале убираться? Наконец поднявшись и выпрямившись на ногах, но все еще держать обеими руками за перила лестницы, до конца которой оставалось буквально пара ступеней, Абигейл с легкой отдышкой ответила, что она будет есть, что убирать не нужно. Она чувствовала сильную слабость в своем теле и списывала все на голод, который присутствовал со вчерашней ночи. Не могла она для себя объяснить резкий жар, но предполагала, что он возник от резко накатившего волнения и стресса после разговора.
Камердинер почти что пожал плечами на ее ответ и ответил, что - конечно, стол готов, все накрыто, и раз она хозяйка дома, то может пройти в зал и приступать. Нянечка все еще стояла сверху, у самой верхушки лестницы и с интересом наблюдала, как Абигейл пытается сделать последний шаг, чтобы спуститься и снова не упасть. Для этого ей пришлось добираться до зала с постоянными и частыми перебежками: сначала от одной балясины лестницы, к другой, потом от одной стены к другой, пока в итоге не схватилась за дверной проем. Стоило завидеть стол с обедом и рассмотреть и унюхать запах еды, как Абигейл тут же поняла, насколько резко ее затошнило и аппетиту тут точно неоткуда взяться. Так и не пройдя в зал, Абигейл обернулась на соседний проход и приметила так диван, снова начиная свой путь перебежками, только уже к нему. Камердинер имел смелости заметить, что госпожа немного попутала и зал для обеда в другой стороне, на что она ему ответила, чтобы послала за врачом. Тот и так это прекрасно понимал, видя ее состояние, но не желая помогать или в этом участвовать, поэтому сводил и без того тяжелые для Абигейл минуты к тому, что переспрашивал - но как же, она же сказала, что будет есть, а теперь отказывается? а что теперь делать с едой? заняться ли уборкой в общем зале или подготовкой к ужину? Тут еще решила подключиться и нянечка, которая поторопилась спуститься с лестницы и докинуть еще своих вопросов - а кто будет кормить детей? у них тоже скоро обед, да и им нужно время уделить, как же мальчики сейчас? На что последовал достаточно грубый и громкий ответ, чтобы они все-таки послали за доктором, а все остальное - потом. Чтобы для детей послали за кормилицей, а сейчас ей нужен доктор и как можно скорее. Слуги переглянулись, кивнули и ответили повиновением, но ... нянечка вернулась обратно наверх по лестнице, а камердинер пошел убирать со стола обед, подключая к этому горничных. Они словно тянули время и рассчитывали на то, что к моменту, как придет доктор, Абигейл уже мало чем можно будет помочь, и потому сначала решили выполнить свои дела. Но диван, до которого таки добралась Абигейл в одной из проходных комнат, оказался достаточно прохладным, чтобы остудить ее жар, пусть и поверхностно, но придать ей немного сил и адреналина, чтобы сделать последний рывок и преодолеть коридор до заднего двора. Она вышла на порог и присела прямо за ступеньки, там ее завидел конюх, который возился во дворе и сразу подбежал. Он был новенький среди всего штата, после случившегося и тут же спросил, что требуется фрау Бисмарк. Абигейл попросила его отправиться за доктором, прямо сейчас и как можно быстрее, и чтобы тот не останавливался и не спрашивал ничего, просто пусть его приведет. Тот видел, что Абигейл странно бледная и заметно взмокшая, даже немного побаивался оставлять ее здесь на пороге, но при этом понимал, что доктор - это лучшее, что он может сделать, и быстро побежал до конюшни. Вряд ли в доме кто-то обратит внимание на отсутствие Абигейл в зале, где ее видели последний раз. Ведь если ее там нет, то значит не все так плохо и она нашла силы переместиться куда ей захочется.
Сама же Абигейл, сидя на пороге, понимала, что силы покидают ее и как-то странно ее клонит в сон, упуская последние крупинки сознания. Она понимала, что сколько бы раз она ни думала о смерти, то это точно должно было произойти не сейчас. Не таким образом и не в этот момент. Она хотела жить как минимум ради Кристаса, а еще у нее в планах было много чего высказать Рольфу. Но сейчас у нее не было сил даже на то, чтобы просто вернуться в дом. Так она и осталась сидеть на пороге заднего входа, привалившись боком к столбику и уснула.
[NIC]Abigail von Bismarck[/NIC]
[LZ1]АБИГЕЙЛ ФОН БИСМАРК, 24 y.o.
child: Arren, Kristas[/LZ1]
[STA]после[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/DQHBH6Z.jpg[/AVA]
[SGN]Xok aaq’a'
https://i.imgur.com/9noVhnX.gif
[/SGN]

+3

3

Он был в совершеннейшем тупике.
Все меньше надёжные стены собственного замка казались той территорией, где он мог репетировать свое будущее воцарение. Прислуга предавала, в пище то и дело проскальзывали продукты, которые он запрещал закупать в принципе, из-за чего участились приступы аллергии. Погорели спальни, было покушение, теперь ещё жена, взгляд которой приравнивал его к личному врагу.
Ах да, она же просила не называть ее женой.
Позволив наедине с собой бешенству проскользнуть куда ярче, чем на людях, Рольф вскочил в седло подведенного ему коня и безжалостно ударил по бокам, отчего животное взревело от боли, едва не встав на дыбы - но крепко натянутые поводья тут же разодрали осаждающе нёба, и жеребец покорно бросился вскачь, унося всадника прочь от дома...

Хотя, может быть, именно происходящее и иллюстрировало то, к чему Рольф может прийти во время своего будущего правления?
Он делает что-то не так, из-за чего всё рушится и ведёт лишь к мысли, что он станет очередным тираном, который войдёт в хроники под не самым лестным прозвищем? К примеру, Рольф Кровавый? Узурпатор? Лже-король?
Тяжёлые, отрезвляющие мысли настигли фон Бисмарка слишком поздно - на землю медленно опускались сумерки, хотя было светло, словно днём - возможно, дело в ярко-пылающем дворце, который с грохотом разваливался у него на глазах под хищные усмешки перемазанного кровью отряда.
– Никаких свидетелей?- на всякий случай уточнил у капитана своих партизан, которых сдёрнул с безопасного лагеря и приволок без объяснений сюда, приказав выжечь дотла свежеотстроенный замок, высаженные вокруг сады и уничтожить выложенную на подходе дорогу.
С последним разберутся после его отъезда - два плуга уже достали из ближайшего амбара, трупы прислуги сложили в нем же и подожгли.
По просьбе Рольфа ему поднесли свечу, из-за которой он вынужден был спешиться - подойдя к ближайшему пламени, подпалив воск, он накапал им на вскрытое письмо графа и прижал своим кольцом-печаткой, оставив узнаваемый фамильный оттиск и передал письмо почтительно стоящему рядом солдату, принявшему его беспрекословно.
– Передашь графу ауф Доллабау. Лично в руки.
Письмо перекочевало во внутренний карман и гонец исчез, оставив Рольфа созерцать последствия своего гнева, не собирающиеся догорать в ближайшие несколько часов так уж точно. Дым стоял коромыслом и разносился на многие мили вокруг - к утру в ближайших городах будет виден черный столп, как предупреждение и символичное надгробие, о смысле которого догадаются лишь несколько человек. И если графу дорога жизнь, то намек он поймет достаточно ясно, поскольку смерть его пока что Рольфу была совершенно не выгодна.
Полюбовавшись ещё немного на алое зарево, он жестом распустил отряд и повернул коня в сторону Меспельбрунна, чувствуя, как по мере отдаления от сожжённого дворца уверенность и злость постепенно перерастают в уколы вины.
Абигейл не виновата в том, как сложились обстоятельства, жертвой которых она же и стала. По сути, кто она такая? Чего могла желать? Разве что чтобы ее оставили в покое и прекратили использовать, каждый по-своему разумению - именно этого хотят обездоленные, лишенные всего на свете люди, у которых нет ничего своего. Именно их личного, чем они могли бы распоряжаться и использовать в качестве аргумента своей самодостаточности...
Но не только это служило причиной тяжёлых дум. Неприятно было признавать даже самому себе, что Рольф к ней привык, привязался и невольно тянулся по мере возможности своего характера, поначалу путая это с благодарностью за помощь с сыном. Да... благодарность была...но теперь все карты спутала минувшая ночь, из-за которой руки невольно вновь натягивали поводья, а пятки сапог впечатывались в бока загнанного коня до кровавых следов.
И было не ясно, что же его мучает сильнее - горячие воспоминания, то и дело перечеркивающие, разрушающие уже принятый, как данность, его образ преданного вдовца; злость, смешанная с печалью от того, что они никогда не разделят стремления и цели в этой жизни из-за слишком разных точек зрения; и вину, которая давила на плечи тяжёлым грузом, напоминая о том, что Рольф перестал учиться на своих ошибках. Ни одна ссора не заканчивалась хорошо, ни одна его вспышка злости не проходила бесследно для тех, кого он больше всего хотел оградить и защитить. И теперь...
И теперь, спешившись во внутреннем дворе замка, он наткнулся на выходящего из входной двери врача, который хмуро оглядел постоянного клиента и покачал головой, подтверждая худшие опасения - что-то случилось.
Не слыша, что говорит ему врач, внутренне похолодев и напрягшись, Рольф ворвался в свой неприветливый, притихший дом и направился сразу в спальню к Абигейл, не стуча, не предупреждая о своем визите, слыша лишь, как доктор семенит следом, чтобы донести до него какую-то новость, чтобы...успокоить?
Или ошарашить?
[NIC]Rolf von Bismarck[/NIC][LZ1]РОЛЬФ ЮНОС-АНТУАН ФОН БИСМАРК, 31 y.o.
profession: юнкер, подпольный лидер и спонсор сепаратистов

family: uncle, wife, Arren, Kristas[/LZ1][STA]Без цели жизни нет[/STA][AVA]https://i.imgur.com/aIzUUNf.jpg[/AVA][SGN]https://i.imgur.com/hfwsTEZ.gifIgnorantia nоn est argumentum[/SGN]

Отредактировано Yanko de la Vega (2020-12-14 14:32:26)

+2

4

Первым, о чем доктор ему поторопился сказать, пока Рольф поднимался по лестнице, это то, что Абигейл далеко не в своей спальне, как то привыкли видеть даже регулярные гости в лице доктора, а сейчас находится в гостевом крыле, так как, ей было бы тяжело подниматься по длинной лестнице и преодолевать коридор.
На первом этаже была маленькая и скромная комната для гостей, которая по своим объемам была меньше кухни, где обычно питалась прислуга.
Кровать стояла почти впритык ко входу, небольшое окно напротив двери и два маленьких кресла, больше напоминающие стулья. Никаких тебе изысканных апартаментов с длинным балдахином, как например, были и в спальне Рольфа, и в покоях Абигейл, образ которых до сих пор стоял картиной недавней ночи. Но сейчас перед ним была маленькая каморка и скромная кровать, в которой лежала бледная как простыня Абигейл. Кто-то помог ее раздеть и уложить, но доктор сразу дал пояснения, что это был конюх, который и привёл его сюда. Позволив Рольфу окинуть первым взглядом супругу, доктор выждал несколько минут и только потом негромко проговорил: «это брюшной тиф».
Он уже посоветовал выбросить всю еду из дома и закупиться завтра в другом, не обыденном для Меспельбрунна месте. Все запасы воды тоже дал распоряжение уничтожить и не ходить пока к старым колодцам. Судя по слугам, которые не попадались Рольфу на глаза, но гремели и шумели где-то как будто неподалёку, доктор дал им указания так же перемыть всю посуду, столовые приборы и все места хранения продовольствий.
Прошёл-то всего день, может полтора, но лицо Абигейл уже казалось впалым, глаза куда-то проварились и обратились тёмными синюшными кругами. Рядом стоял таз, по которому было понятно, что её долго и много тошнило, и только потом приехал доктор, развёл ей несколько настоек, чтобы та смогла черпать силы хотя бы через сон.
Последняя рекомендация, которую он мог бы дать, это - уехать отсюда как можно дальше. Возможно зараза все ещё остаётся в доме и хорошо бы его сменить, хотя бы, на какое-то время. И если Абигейл вообще очухается, придёт в себя, то аппетит станет верным признаком того, что она идёт на поправку. Но подобного на памяти доктора было очень мало.
Сама же Абигейл никак не отреагировала на появление посетителей. Не было сил ни на слова, ни на лишние движения, ни на нормальное дыхание, что уж говорил о какой-либо реакции. Ее организм требовал больше энергии, которую тут же отторгал желудок, не успевая даже что либо усвоить для пропитания. На одном адреналине долго не потянешь, да и к этому периоду Рольф уже опоздал. Абигейл выжала буквально все до последней капли, пока пыталась позвать на помощь Гарисса, а потом ещё попытаться дать несколько сигналов появившемуся доктору, что с ней ещё не все потеряно. Дальнейшие попытки выехать на выплесках адреналина грозили остановкой сердца в лучшем случае, поэтому приходилось следовать рекомендациям врача и больше не сопротивляется бессильному и абсолютно бессознательному сну.
[NIC]Abigail von Bismarck[/NIC]
[LZ1]АБИГЕЙЛ ФОН БИСМАРК, 24 y.o.
child: Arren, Kristas[/LZ1]
[STA]после[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/DQHBH6Z.jpg[/AVA]
[SGN]Xok aaq’a'
https://i.imgur.com/9noVhnX.gif
[/SGN]

+2

5

«И это место давно пора было сжечь» – промелькнула единственная мрачная мысль, когда Рольф выслушал разномастные рекомендации одна безнадежней другой. Но делать было нечего – врач прав, следует зачистить в этом проклятом замке все сверху донизу и на время уехать, может, на месяц или два, пока Абигейл восстановится... другие варианты не рассматривались ни при каких обстоятельствах. А вернуться можно будет только тогда, когда Рольф будет убеждён, что многострадальный Меспельбрунн смог пережить ненастье и избавился от всех возможных очагов заражения.
И, по приезду он обязательно поменяет всю прислугу. Потому что чем дальше шло дело, тем сильнее крепли подозрения в ненадежности освоившихся, осмелевших людей, которые решили, что раз они работают здесь дольше всех остальных – значит, им дозволено всё.
Попрощавшись с доктором, он остался на несколько минут в комнате наедине с Абигейл, прислушиваясь к ее размеренному, слабому дыханию и думал о том, что нет ничего коварнее, чем жизнь... она сводит совершенно разных людей, из разных стран, с непохожими взглядами и, переплетая их судьбы, никогда не даёт гарантии, надолго ли это. Жизнь, словно забавляясь, выжидает реакции, вынуждает сомневаться в поступках и последствиях, даёт привыкнуть, проникнуться, привязаться... А после вонзает нож в спину и ведёт разрывающим плоть лезвием вдоль хребта, пока не услышит сломленный крик.
Подойдя к кровати, присев перед ней на одно колено, Рольф положил голову на край подушки, рядом с посеревшим от болезни лицом и прикрыл на миг глаза, прислушиваясь к малейшим звукам, нашарив на ощупь холодную раскрытую руку, что лежала вдоль тела поверх одеяла – и сжав, переплетая пальцы, почувствовал характерное соприкосновение двух металлических золотых ободков, стукнувшихся один об другой.
«Ты справишься».
Звук соприкоснувшихся обручальных колец отрезвил, дал силы встать, не думая ни о своих, ни о чужих недугах, позволил собраться и раздать прислуге распоряжения собрать хозяйские вещи для длительного проживания вне замка, подготовить к поездке детей, няньку, найти новую кормилицу и убедиться, что у мальчиков нет намеков на болезнь. Подать экипаж не к внешнему, а к внутреннему входу, одеть Абигейл к отъезду – оглядев горничных, на этом сделал особый акцент и грубо прибавил, что это работа горничных, а не конюха.
Сам же Рольф направился в кабинет, доставая потасканный, старый-престарый саквояж, в который принялся складывать непрочитанные письма, документы, несколько книг, письменный набор, воск для печати, связку ключей и несколько пистолетов.

Когда все было готово, подан большой экипаж и вещи собраны, Рольф поднял закутанную в пледы, пусть и одетую Абигейл на руки, хотя со всех сторон прислуга дружно заявляла, что в таких случаях поездки куда-либо нежелательны, но...
Но глядя на них сложно было поверить хотя бы в толику искренности. Да и кому было виднее, что лучше делать – бестолковой, отбившейся от рук черни, или врачу?
И потому герр фон Бисмарк аккуратно перенес все так же находящуюся в беспамятстве супругу в карету, уложив полностью ее на диван. По другую сторону разместились нянька, молоденькая временная кормилица и Аррен с Крисом.
Сам Рольф ехал в сопровождении рядом, на сменной кобыле и указывал вознице направление, не сочтя нужным говорить конечного пункта прибытия.

... время шло. Приглашенные врачи приезжали один за другим, но в такой глуши их можно пересчитать по пальцам одной руки, после чего они начали ходить к чете фон Бисмарк по сменам.
Рольф увез всю семью в усадьбу близ крошечного городка Росхауптена, подальше от посторонних глаз и знакомых ушей. Из прислуги - возница, конюх, две горничных, повариха, нянька, да кормилица, сама усадьба, пусть и широкая, но в два этажа. Просторная, быстро прогреваемая, облицованная изнутри тёплыми оттенками дуба и тиса, отчего создавалось впечатление, что это место скорее для летнего отдыха, нежели для зимовки.
Кабинет здесь был не предусмотрен, всего две гостиных, один зал, он же столовая, пять спален, две детских, нет чердака, да неглубокий подвал – и вся территория, не считая пристройки с конюшней, амбаром и домиком для прислуги, стоящим чуть поодаль.
Поэтому Рольф расположился в комнате Абигейл, поставив у окна стол и занимаясь своими делами, реагируя на звуки, исходящие с ее стороны...порой, когда слова не шли на ум и не хотели слетать чернилами с кончика пера, он оборачивался на спящую девушку и отвлекался настолько, что фразы сами текли через пальцы, и ...были уже немного мягче, выдавая тревогу и задумчивость того, кто писал.
В отличие от Меспельбрунн, дни близ гор были ещё короче, но по прошествии третьего дня серость сменилась яркими солнечными часами, озаряющими спальни золотыми лучами, согревающими наравне с круглосуточно поддерживаемым огнем в камине - ведь здесь уже несколько месяцев, как лежал снег...
[NIC]Rolf von Bismarck[/NIC][LZ1]РОЛЬФ ЮНОС-АНТУАН ФОН БИСМАРК, 31 y.o.
profession: юнкер, подпольный лидер и спонсор сепаратистов

family: uncle, wife, Arren, Kristas[/LZ1][STA]Без цели жизни нет[/STA][AVA]https://i.imgur.com/aIzUUNf.jpg[/AVA][SGN]https://i.imgur.com/hfwsTEZ.gifIgnorantia nоn est argumentum[/SGN]

Отредактировано Yanko de la Vega (2020-12-14 14:32:41)

+2

6

Настойки, что замешал доктор для Абигейл, действительно приводили девушку в абсолютное беспамятство и отсутствие какого-либо ясного сознания. Потому ее впервые за все время не беспокоил ни один единый звук, ни сборы, но грохот полок и ящиков, но детский плач, совершенно ничего. Если бы она была в сознании, то чувствовала бы сильную боль, от которой пришлось бы вопить громче всего вместе взятого. Но когда Рольф переносил ее до экипажа, завёрнутой с ног до головы в одеяла и пледы, то не один раз мог слышать тихое и едва уловимое «прости меня». Это был словно слабый порыв ветра или завывающего сквозняка, но два пытающегося прорваться сквозь преграду настоек. Очень вялый голос и почти что несвязная речь Абигейл дважды пыталась повторить эти слова, пока Рольф не погрузил ее в карету и не отправился вместе со всеми слегами семьи подальше от замка.

...в усадьбе все оказалось не так просто, как предполагалось на первый взгляд.
До этого брюшным тифом из присутствующих никто не болел, а если бы и болел, то скорее всего его бы уже не было в живых. Даже доктора, из тех, что приходили в усадьбу посменно, не могли наверняка знать чем закончится их лечение и выживет ли Абигейл.
Помимо микстур и настоек приходилось прибегать к радикальным мерам, иначе можно было сразу отмечать супругу фон Бисмарка. Абигейл давно ничего толком не ела, организм был готов уже умереть петли инфекции, а от голода. Именно поэтому, в редкие минуты ее хилого сознания, решено было копить ее насильно.  Доктора знали чем это вероятнее всего закончится, а потом сразу предупреждали Рольфа и настоятельно советовали постоять за дверью во время этого процесса. Именно потому что очень быстро все возвращалось обратно наружу тем же путём и мало что усваивалось в принципе. Но так у докторов был шанс на то, чтобы заставить желудок работать и добивать инфекцию.
Это продолжалось около двух недель, пока в один из дней, Абигейл нашла в себе силы на связные предложения и попросила это прекратить. Ей было тяжело осознавать, что если они остановят эти попытки, что скорее всего результат уже будет очевидным. Но она больше не могла позволить видеть остальным этот кошмар и продолжать испытывать его самой. Желания покинуть этот мир присутствовавши в ней каждый день после той дуэли, но после рождения Криса все изменилось. А после откровений Рольфа стало иначе. И после той ночи система восприятия сильно поменялась. И сейчас, чувствуя спиной прохладный холодок бессилия, что сейчас явно не то время, чтобы умирать. Но теперь уже это не ей решать ...

... морозное утро наступило неожиданно. Она резко подорвалась на постели, не понимая откуда идёт такой сквозняк. Подрав впалые глазницы, Абигейл огляделась и не поняла где именно находится. Это была вроде бы спальня, с кроватью, множеством одеял и подушек. На тумбочках рядом стояли множество мистику и колбочек, рядом с кроватью сухой таз, а у окна ... стоял стол с кучей бумаги. И вот откуда был этот сквозняк - окно напротив стола. Оказывается, она было немного приоткрыло или распахнулось ветром, но так или иначе, именно холод разбудил ее. Понимая, что никого кроме неё в комнате нет, а голос она свой вообще давно не слышала и не уверенна, что сможет громко говорит, Абигейл ничего лучше не придумала, как встать самой и закрыто окно.
Это оказалось не так просто, как казалось на первый взгляд. Ноги были ватные и почти не слушались, рук  сильно не отличались в этом плане, но были чуть крепче. С горем пополам она спустила голые ступни на деревянный пол и попыталась на них встать. Со шкафом, что стоял напротив, это даже получилось, но через пару шагов Абигейл смогла даже выпрямится в полный рост. Ещё шаг, ещё два, и вот оно окно, осталось наклониться и просто подтолкнуть ставню, чтобы закрыть, но ... Абигейл заметила за окном снег и просто замерла. Она даже забыла что хотела сделать, заворожённая пейзажем за окном и захваченная зимним морозным воздухом, что проникал до самых глубин лёгких и оседал лёгким покалывающим чувством ...
[NIC]Abigail von Bismarck[/NIC]
[LZ1]АБИГЕЙЛ ФОН БИСМАРК, 24 y.o.
child: Arren, Kristas[/LZ1]
[STA]после[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/DQHBH6Z.jpg[/AVA]
[SGN]Xok aaq’a'
https://i.imgur.com/9noVhnX.gif
[/SGN]

+2

7

Нашлась таки третья болезнь, которая минула Рольфа стороной, и он даже не знал, к сожалению, или к счастью. Тяжело быть прикованным к кровати больным, страдать от жара, озноба, болей, впадать в бешенство или беспамятство - но ещё хуже сидеть рядом, абсолютно здоровым, и понимать, что теперь от тебя ничего не зависит.
Когда все доктора из Росхауптена развели руками, он поехал и привез доктора из Вальда. Но и он ничего не смог сделать, потратив драгоценное время и изрядное количество денег. Затем был врач из Марктобердорфа, выставившего разгоняющий счёт из-за странной системы стеклянных мензурок для особого подогрева настойки, затем ещё один врач из Кемптена, шарлатан из Меммингена... Рольф не желал мириться с происходящим, вопреки планам посетил таки Мюнхен, едва не потонув в волне сплетен и любопытствующих масс, что накрыли его с головой, как только стало известно, кто прибыл в город, пусть всего на одну ночь и по личному вопросу.
Стараясь совмещать с этими поездками дела, тем не менее, Рольф понял, что пока страсти среди возбуждённой благодаря одному графу аристократии не уляжется, к нему и его семье будет излишнее нежелательное внимание, и потому скорый отъезд из Меспельбрунна стал самым верным решением за последние месяцы.
...от привезенных трёх докторов из Мюнхена тоже не было прока. Единственное, что происходило - менялись микстуры на прикроватной тумбочке, рецепты каш и вытяжек, которыми можно попытаться накормить слабеющую Абигейл. И все.
При последней попытке найти врача за пределами Баварии – в Цюрихе Рольф случайно встретился со старой знакомой его отца времён разгульной молодости и узнал, что всё... всё бесполезно – известные медицине способы они уже перебрали, пришла пора остановиться, прекратить вкладывать в воздух и просто ждать, надеясь на лучшее. Перенеся эту болезнь, маркиза подтвердила важность принятия пищи, ну а в остальном предложила положиться на Господа – за что была в лёгкой форме неприветливо препровождена за пределы личной квартиры Рольфа вместе с Господом, своими советами и не самыми удобными воспоминаниями, которые в иных обстоятельствах следовало бы похоронить. Но делать было нечего, как бы Рольф ни злился, ни метался по странам и не тряс всех знакомых, полузнакомых и должников – через день после поездки в Цюрих он прибыл обратно в Росхауптен и... и ждал.
Покорно выходил из комнаты, когда Абигейл пытались накормить, понимая, что он последний, кого она хотела бы видеть в моменты подобной слабости и унижения собственного достоинства.
После злосчастного приема пищи и уборки, когда шли в ход новые микстуры, он возвращался с прогулки, на которые стал брать с собой Аррена, пока не ударили сильные морозы, и вновь все шло по кругу – он сидел за столом, заполняя бумаги и счетовую книгу, а Абигейл забывалась тяжёлым сном, та́я изо дня в день, как кусочек масла на раскалённом ноже...

...хруст снега под сапогами действовал на голову лучше любой настойки. Как обычно, справившись с утренними процедурами и позавтракав, Рольф отправлялся на двухчасовую прогулку и возвращался перед вторым приемом пищи мальчиков, заходя к ним и веселя холодными капельками, что ссыпались на носики-пуговки с кожаных перчаток, где только что они видели странные белые звёздочки. Аррен уже знал, что это такое, умудрившись при одной из прогулок засунуть в рот целую горсть снега, что образовалась на отцовской шапке из-за случайного соприкосновения с еловой лапой, а вот Кристас ещё не понимал и лишь короткими заходами хохотал, удивляясь новому ощущению.
Но сегодня мороз был особенно сильным. Он пробирался под шапку, кусал за нос даже через плотный шарф. Ни камзол, ни две рубашки, ни соболиная шуба не справились с пронзающим ветром, всколыхнувшим свежевыпавший за ночь снег, доходящий в нерасчищенных местах до пояса, поэтому Рольф побродил вокруг дома всего ничего и был вынужден вернуться обратно, мечтая зайти в дом, выпить восхитительный глюмост, который умела варить новая повариха. Он вызывал лишь кратковременный зуд вместо полноценной аллергии - но зато какой был вкус и согревающий эффект!...
Растирая руки, невзирая на перчатки, он как раз шел с обратной стороны дома, как заметил...бледную фигуру в окне второго этажа, которое оказалось слегка приоткрытым.
Аморфное ожидание хоть каких-либо либо изменений, что захватило всех жителей дома, спало с плеч свинцовым плащом – ускорив шаг, Рольф на ходу принялся раздеваться, войдя внутрь с грудой одежды в руках, которую бросил вовремя подбежавшей горничной. Налево - кухня, где ему быстро собрали то, что нужно – и, поднявшись на второй этаж, Рольф тихонько зашёл в комнату, держа в правой руке поднос с кипячёной водой в кружке, да керамическом горшочке с кривоватой забавной росписью, в котором явно что-то было из еды. Единственное что – он так и не снял в спешке перчатки и сапоги, впустив даже с такими незначительными вещами с собой запах улицы, холода и сосен, которых было так же много, как будто они все ещё в Меспельбрунне, только дубы вдруг исчезли и отдали пальму первенства хвойным вечнозелёным красавицам.[NIC]Rolf von Bismarck[/NIC][LZ1]РОЛЬФ ЮНОС-АНТУАН ФОН БИСМАРК, 31 y.o.
profession: юнкер, подпольный лидер и спонсор сепаратистов

family: uncle, wife, Arren, Kristas[/LZ1][STA]Без цели жизни нет[/STA][AVA]https://i.imgur.com/aIzUUNf.jpg[/AVA][SGN]https://i.imgur.com/hfwsTEZ.gifIgnorantia nоn est argumentum[/SGN]

Отредактировано Yanko de la Vega (2020-12-14 14:32:58)

+2

8

Абигейл даже не сразу обернулась на звук открывшейся двери, а немного заторможенно поворачивая голову и словно рассчитывая увидеть в проходе именно Рольфа, неожиданно проговорила:
— Скоро рождество...
Неизвестно, определила ли она это по дням, которые могла считать, или по записям Рольфа на столе, что валялись по каждому углу. Но кажется, что Абигейл определила это как-то сама для себя по количеству выпавшего снега вокруг дома, хотя все ещё не понимала где они находятся и как долго.
Она выглядела очень истощённое, практически в два раза меньше той Абигейл, которую Рольф привык видеть перед собой в строгом плотном платье. Или ты девушку с заманчивыми формами на балу. Сейчас от неё осталась только тень, в прямом смысле этого слова. Все черты лица приобрели серый или бледный оттенок, который делал их острее и глубже. Ее руки буквально терялись в рукавах той вязаной накидки, чтобы была на ней. Не говоря уже от том, во сколько складок собиралась комбинация, что была под низом и поясом накидки заживалась в гармошку. Была сложно рассмотреть бёдра, которые просто превратились в худые палки ног, грудь, которая провалилась в слоях одежды, а значит и молока у неё уже давно не было. И волосы, которые потускнели, обвисли и давно уже не напоминали никаких золотистых ассоциаций.
Абигейл была в здравом уме и хорошо чувствовала это, а значит и прекрасно понимала сейчас, как именно она выглядит - ещё хуже, чем человек, который мог бы умереть. А таких сейчас по окрестностях столицы было много.
Брюшной тиф оказывается разошёлся эпидемией по Мюнхену и всем ближайшим деревням, решение Рольфа принять совет врача и уехать было наилучшим спасений от дальнейших бедствий. Но вопрос состояния Абигейл оставался открытым до сего дня.
Ему приходили письма от дозорный ежедневно и почти каждый лень сообщали о том, кто заболел, а кто уже умер, дело дошло и до высшей аристократии и пока не выжил ни один из них, а кто-то до сих пор был в тяжелом состоянии. Это не прибавляло уверенности на то, что надежда ещё есть, а лишь заставляло задумывать о том, где проводить похороны.
Но вот она здесь, стоит напротив светло окна, придерживая один край накидки и после того, как Рольф вошёл в комната, даже забыла для чего вообще встала с кровати. Но внешний вид и неловко повисшая тишина напрягали не меньше, особенно учитывая все последние события и то, как они условно разошлись, Абигейл решила быть первой и проговорит:
— Хочу есть.
[NIC]Abigail von Bismarck[/NIC]
[LZ1]АБИГЕЙЛ ФОН БИСМАРК, 24 y.o.
child: Arren, Kristas[/LZ1]
[STA]после[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/DQHBH6Z.jpg[/AVA]
[SGN]Xok aaq’a'
https://i.imgur.com/9noVhnX.gif
[/SGN]

+2

9

Будучи профессиональным пациентом, для Рольфа не было ничего странного в ее преображении, оставившем от нее условную половинку человека. Да, ничего хорошего в этом не было, особенно тяжело даже без всякой болезни будет приучение организма принимать в себя хотя бы одну десятую от того рациона, который был нормой до вынужденного отказа от пищи. На рекомендованной сначала кипячёной воде, кашах и питательных смесях сильно не поправиться на начальных этапах, значит, впереди не одна неделя, а, быть может, и месяц восстановления. Но если появился аппетит, то есть и хорошая новость.
– Значит, идёшь на поправку.
Удалось сдержать облегчение и лёгкую радость, что попытались прокрасться ненавязчиво в голос - но Рольф успешно справился с этой задачей, подавив вздох в самом зародыше, вот только...зачем?
Подойдя к столу, опустив поднос прямо на разбросанные без какой-либо системы и логики бумаги, он отодвинул тяжёлый, грубо обтесанный стул и пригласил жестом Абигейл присесть на него, пока взглядом искал что-нибудь подходящее, что можно было бы набросить ей на плечи для сохранения остатков тепла.
– Похоже, теперь моя очередь,– ненароком вспомнились дни, когда Абигейл, вопреки предупреждениям и даже настойчивым просьбам прислуги этого не делать, приносила по утру кашу и кормила его, пока Рольф был не в состоянии подняться с постели и даже сжать крепко ложку в руке. Кажется, это было целую вечность назад, оттого лёгкая улыбка все же проскочила на плацдарм привычно каменного лица.
[NIC]Rolf von Bismarck[/NIC][LZ1]РОЛЬФ ЮНОС-АНТУАН ФОН БИСМАРК, 31 y.o.
profession: юнкер, подпольный лидер и спонсор сепаратистов

family: uncle, wife, Arren, Kristas[/LZ1][STA]Без цели жизни нет[/STA][AVA]https://i.imgur.com/aIzUUNf.jpg[/AVA][SGN]https://i.imgur.com/hfwsTEZ.gifIgnorantia nоn est argumentum[/SGN]

Отредактировано Yanko de la Vega (2020-12-12 23:32:40)

+2

10

Она знала с кем имеет дело и потому скупой на эмоции ответ ее даже не удивил. Скорее, она как всегда, ожидала чего-то более... живого что ли, но быстро вернулась с небес на землю, понимая, что ее жизнь, что ее смерть, имеют примерно одинаковую ценность для фон Бисмарка. Не справилась с болезнью - такова судьба, эпидемия унесла многих, в том числе могла забрать и ее. Выжила - тоже хорошо, можно сохранить репутацию и у Аррена с Кристасом снова будет тот, кто за ними присмотрит и воспитает. Ведь, это же и были все ее заботы в этом доме.
Когда Рольф отодвинул стул, она ответила «спасибо». Когда он предложил ее покормить, она ответила, что справится сама.
Абигейл понимала, что Рольф не привык бегать за остальными, сидеть над ними, выхаживать и уж тем более помогать им. Поэтому она не собиралась его обременять излишним присутствием и наблюдением, спокойно давая понять, что он может заниматься своими делами и дальше. Просто Абигейл ещё не знала, где именно она находятся и что кабинет Рольфа тоже, прямо здесь, на этом месте. Но она обязательно узнает что случилось, как, когда,  но сначала наберется немного сил.
[NIC]Abigail von Bismarck[/NIC]
[LZ1]АБИГЕЙЛ ФОН БИСМАРК, 24 y.o.
child: Arren, Kristas[/LZ1]
[STA]после[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/DQHBH6Z.jpg[/AVA]
[SGN]Xok aaq’a'
https://i.imgur.com/9noVhnX.gif
[/SGN]

Отредактировано Abigail de la Vega (2020-12-12 22:52:14)

+2

11

В горшочке оказалась крайне сытная, солоноватая каша - одна из традиционных блюд этой местности. Когда Абигейл приоткрыла крышку, чтобы ознакомиться с тем, что ей может предложить скудный поднос, ей на плечи опустилась темно-вишневая теплая шаль, поверх которой легли обе ладони, задержавшись секунды на полторы-две - и тут же покинули ее плечи, оставив накидку. Стоя у нее за спиной, Рольф набрал было в грудь воздуха, чтобы произнести, наконец, слова извинений, которые вынашивал все это время. Которые вертелись на языке и даже несколько раз невольно срывались, когда она металась в горячке, которые изводили уставший от напряжения разум. Простые, незамысловатые, потому и подобранные столь тщательно, словно драгоценные камни для обрамления какого-нибудь ордена. Но...
Но скомканность встречи, невольные воспоминания о том, на чем они разошлись, когда говорили в ясном уме в последний раз, да в целом заторможенная реакция их обоих - все это перехватило дыхание и сжало горло, давая возможность лишь сглотнуть и остаться молчать... поэтому, решив, что он здесь явно лишний, Рольф быстро покинул комнату и негромко подозвал вторую горничную - веселую ещё совсем молоденькую девчонку, совершенно безбровую и с толстой рыжей косой до пояса, которая безбожно била ее по спине при малейшем шаге. Было заметно, что она побаивается хозяина дома, но лучезарная улыбка перечеркнула этот страх, как только он ушел на первый этаж, оставив ее с Абигейл наедине.
Девочка присела в реверансе, представилась, как Хеддид и принялась тут же менять постельное белье, на ходу спрашивая у сидящей боком к кровати фрау фон Бисмарк, как она себя чувствует, что бы ей хотелось, не желает ли она переодеться... и в целом выстреливая такой очередью слов, что сложно было ее перебить.
[NIC]Rolf von Bismarck[/NIC][LZ1]РОЛЬФ ЮНОС-АНТУАН ФОН БИСМАРК, 31 y.o.
profession: юнкер, подпольный лидер и спонсор сепаратистов

family: uncle, wife, Arren, Kristas[/LZ1][STA]Без цели жизни нет[/STA][AVA]https://i.imgur.com/aIzUUNf.jpg[/AVA][SGN]https://i.imgur.com/hfwsTEZ.gifIgnorantia nоn est argumentum[/SGN]

Отредактировано Yanko de la Vega (2020-12-13 02:20:19)

+2

12

Любая ее реакция после болезни, после пробуждения сейчас в целом была слишком замедленной. Абигейл немного не понимала, насколько быстро происходило то или иное действие со стороны, и поэтому когда она почувствовала как на плечи опустилась теплая шаль и прикосновение широких ладоней, она на автомате потянулась, чтобы коснуться одной из них, но ... не успела. Рольф к тому моменту уже почти развернулся к двери и поторопился покинуть комнату.
После него в комнату ворвалась молодая девушка, Абигейл ее не знала, но уже не поспевала ни за ее действиями, ни за словами, ни тем более движениями. Горничная вроде бы в самом начале спросила, как Абигейл себя чувствует, а потом был еще с десяток вопросов и, кажется, последний был про погоду. Но Абигейл задумалась над первым, после чего негромко ответила:
— Одиноко.
Но похоже ни горничной, ни кому-либо это не было интересно. Бойкая девчонка уже во всю меняла постель, пока Абигейл зачерпывала лишнюю ложку каши и понимала насколько же яркий у нее вкус. Больше пяти она съесть не могла, просто не лезло и в прямом смысле становилось поперек горла. Если бы не давящая слабость, она бы и сама прекрасно справилась с одеждой, но сейчас была вынуждена принять помощь Хеддид. От корсета пришлось отказаться сразу, он затягивался до упора и все равно спадал по торсу до самых бедер, так и не прилегая к телу. Обошлись плотной комбинацией, теплым платьем и все той же шалью поверх. В принципе, когда платье было с горлом и длинными рукавами.ю все выглядело не так уж и плохо. Но на самом деле, эта была лишь обманка глаз и пытаться себя убедить в том, что ты еще можешь быть похожа хотя бы на человека, не говоря уже о симпатичной девушке.
А вся эта возня были лишь потому, что Абигейл хотела увидеть детей. Не могла же она к ним явиться, похожей на смерть, в ужасном виде и состоянии. Поэтому как только Хеддид закончила с прической, то проводила Абигейл сразу до детской, по пути отвечая на ее вопросы "где они? и как долго?". Девушка звонко подметила, что это усадьба Росхауптен, находится в горах, и что они тут уже чуть больше двух недель. С ужасом понимая, что она ничего не помнит, Абигейл не стала в этом признаваться и надеялась лишь, что с Арреном и Кристасом все в порядке. Стоило только показаться в двери детской, как она мальчугана обернулись и вопящим рывком, кто как мог, кинулись к ней со словами "мама!"
В такие моменты понимаешь, что холодное и безразличное присутствие фон Бисмарка рядом - это теперь просто часть твоей жизни. На это не нужно ориентироваться, не нужно полагаться, не нужно воспринимать как чистое отношение к себе, что бы между вами ни произошло. Рольф просто привык жить именно так и ничто его уже не изменит. Но зато, видя детей и то, как они к тебе бегут, ты наконец-то понимаешь, что ты не одинок. Ты можешь быть болен, беден, несчастен, нелюбим, но ты не одинок. Опускаясь перед ними на колени, чтобы обнять обоих сразу, Абигейл прикрывает глаза и представляет чудное теплое время, когда они могли бы все вместе выходить во двор, гулять, играть, ходить на охоту и учиться фехтовать. Но все вместе... это кто? Ее словно пронзило ударом молнии и Абигейл поняла, что перед ней на кресле сидит та самая нянечка, которая не настолько была рада ее появлению как дети, и продолжала косо поглядывать. Понимая, что после пробуждения проблемы ее на этом не заканчиваются, Абигейл окликает стоящую позади себя Хеддид и просит перенести все ее вещи, лекарства, платья и постель в детскую. Она приметила, что там рядом стоял стол с документами и бумагами Рольфа, значит по всей видимости он разместил ее либо у себя, либо в кабинете, несмотря на кровать. А теперь, когда ей намного легче, она будет спать вместе с детьми в детской, чтобы не обременять супруга. Нянечка тут поспешила подметить, что в детской спит она и куда же ей теперь идти спать? Но Абигейл лишь пожала плечами и посоветовала уточнить это у хозяина усадьбы, но в детской теперь места нет.
А после этого короткого разговора, все так же оставляя детей на нянечку, ведь ее обязанности никуда не делись, Абигейл чуть более увереннее выпрямилась и направилась в сторону лестницы, в поисках Рольфа на первом этаже.
[NIC]Abigail von Bismarck[/NIC]
[LZ1]АБИГЕЙЛ ФОН БИСМАРК, 24 y.o.
child: Arren, Kristas[/LZ1]
[STA]после[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/DQHBH6Z.jpg[/AVA]
[SGN]Xok aaq’a'
https://i.imgur.com/9noVhnX.gif
[/SGN]

Отредактировано Abigail de la Vega (2020-12-12 23:53:29)

+2

13

В тесной, даже по сравнению с небольшим замком Меспельбрунн, усадьбе всегда есть шанс с кем-нибудь встретиться. В этом был одновременно особенный уют удаленного от шумной, ненасытной цивилизации места, поскольку представителей высшей знати сюда ни в коем случае занести просто не может. Да, не так далеко проходит спешное строительство очередного королевского замка, но до основного торгового тракта полдня пути верхом, а уж карете в этих краях бездорожья и узких тропинок делать нечего. Оттого местные жители еще не пресытились теми благами, что могло предложить развитое общество, они наслаждались деревенскими радостями, пусть Росхауптен получил статус города... но вся нанятая из местных прислуга отличалась той самой характерной незатейливой простотой, ради которой и был проделан весь этот путь. Да, их простота, прямолинейность и почти детское воззрение на мир порой весьма раздражало, особенно, когда хотелось остаться наедине с собой, но провести это время на улице не представлялось возможным. Но Рольф не могу не признать, что стремление отодвинуть от себя разумную часть мира, помимо врачей, на которых положиться так и не удалось - пришлось все решать самостоятельно и упиваться надеждами на лучший исход возникло не просто так. Необходим был... перерыв. Вдумчивый, спланированный, в котором останется время лишь на личные дела и заботы, необходимые лишь для отвлечения от тяжелых мыслей и злости на собственное бессилие.
Выход был найден ещё в первую неделю проживания в усадьбе - Рольф уходил на кухню, да-да, именно к шкворчащим сковородкам, сногсшибательным запахам и поварихе - матери Хеддид, плотной, низкорослой женщине с грубоватым лицом и понимающим взглядом серых глаз-буравчиков. Она не задавала лишних вопросов, не шарахалась от Рольфа, даже когда он рвал и метал после визита очередного врача-недотепы. Просто накладывала ему полную миску ничем не приправленной, слегка присоленой еды и ставила горячий глюмост, снимающий напряжение и дающий перевести дух. Порой они даже разговаривали - повариха спрашивала, было ли холодно сегодня на прогулке, Рольф неизменно отвечал:«до неприличия», она хрюкала себе под нос и на этом диалог заканчивался.
Он не знал ни ее имени, ни происхождения, ни сколько у нее детей, где муж и чем они раньше зарабатывали. Она же невозмутимо продолжала готовить, превращая этот процесс в настоящее искусство, умудряясь быть по всей кухне одновременно и справляясь со всем в одиночку.
Так и сегодня он влетел через всегда плотно закрытую дверь (чтобы не выпускать в жилые помещения ароматы), и тут же приземлился на уже привычное место в углу начисто выскабленного стола, где стояли пустая миска, да стакан, поскольку он пришел раньше времени. Будь у него чуть больше времени - возможно, Рольф бы понял, насколько нелепо и одновременно жалко смотрится этот неосознанный поиск подходящей компании, как рушится старательно выстроенный хрустальный замок собственного образа, о котором, правда, здесь знали довольно поверхностно - и только плохое. Но... времени не было. Ни человека, который мягко намекнул бы на это.
Повариха обернулась на него, оглядела внимательным взглядом, прицокнула:«молодежь», и засуетилась у котла, собираясь наложить хозяину дома ранний обед. 
Рольф жестом отказался от еды, недовольно подмечая про себя, что просто напросто сбежал из спальни, как только Абигейл очнулась, вместо того, чтобы...
Чтобы что?
В этот момент он зашёл в тот же самый тупик, что возникал у него всякий раз при мысли о том, как же он все таки относится к Абигейл. И самым позорным было то, что Рольф и сам не знал. Он ей доверял, но не находил причин, чтобы довериться, искал в ней тот самый интерес, который сблизил их в плане совместной работы...и сам же не давал ей его проявить, грубо пресекая в зародыше. С одной стороны она была совершенно не в его вкусе, слишком подвижная, слишком светлая, слишком шумная, да все в ней было слишком. И при этом непосредственная близость к ней вызывала смятение даже до проведенной с ней ночи. Жесты, касания, да просто проницательный прямой взгляд... И эта собственная неопределенность доводила до бешенства больше всего.
Рольф не заметил, как, пристукивая каблуком сапога, опрокинул в себя второй стакан глюмоста под немой комментарий вздёрнутых бровей поварихи и так же быстро покинул кухню, успев пропитаться всеми ее пряными запахами.
Коридорчик, что вел прочь из кухни, как раз выводил с одной стороны к широкому коридору, ведущему напрямую к выходу, с другой стороны по левую руку вместо стены шла лестница на второй этаж. И сложилось так, что вылетев пробкой с кухни Рольф даже не заметил медленно спускающуюся по лестнице Абигейл, в последний момент успев перевести неловкое столкновение в объятия, одними глазами успев показать идущей позади Хеддид, чтобы шла прочь.
Девчонка звонко хихикнула, выдала что-то вроде непристойного:«ой» и вернулась обратно на второй этаж, пару раз с любопытством обернувшись, пока Рольф заторможенно соображал, что делать дальше - и продолжал обнимать Абигейл под спину и пояс, пока не учуял запах, хорошо узнаваемый по прошествии этих недель.
- От тебя вкусно пахнет... Была у детей. - не спросив, а, скорей, констатировав, Рольф слегка наклонился вперёд всем корпусом и глубоко вдохнул тонкий сладковатый аромат вновь.
[NIC]Rolf von Bismarck[/NIC][LZ1]РОЛЬФ ЮНОС-АНТУАН ФОН БИСМАРК, 31 y.o.
profession: юнкер, подпольный лидер и спонсор сепаратистов

family: uncle, wife, Arren, Kristas[/LZ1][STA]Без цели жизни нет[/STA][AVA]https://i.imgur.com/aIzUUNf.jpg[/AVA][SGN]https://i.imgur.com/hfwsTEZ.gifIgnorantia nоn est argumentum[/SGN]

Отредактировано Yanko de la Vega (2020-12-14 13:36:43)

+2

14

Если бы не вынужденная замедленность, Абигейл наверно бы выпрямилась на ноги сразу и спокойно отодвинула от себя споткнувшегося об нее Рольфа. По-другому это было и не назвать, он именно споткнулся об нее, как обычно спешащий куда-то по своим неотложным и сверхважным делам.
— Я словно черепаха, - невесело усмехнулась она, но в этот раз ситуация позволила стать ненадолго пленницей этих случайных объятий, от чего Абигейл было неловко, ведь она знала насколько Рольфу неприятны подобные прикосновения.
Он в свою очередь мог теперь не только увидеть, но и ощутить насколько болезнь изменила ее. Еще теплящиеся воспоминания, которые всплывали горячими момента той ночи, четко могли вырисовать этими самыми ладонями картину той талии и нежной кожи, мягких бедер и покатой спины, упругой груди и румяных скул. Сейчас же ладони легко цеплялись за выпирающие ребра, не хуже прощупывался полностью позвоночник, казалось, что если она попробует свести лопатки, то он сможет занырнуть ладонями прямо под них. Одежда и плотное платье умело скрывали эти изъяны, даже если глазу казалось, что что-то не так. Но прикосновения не обманешь.
Стоило Хеддид скрыться из виду, буквально сразу же Абигейл смогла найти опору ладонями на его груди и снова крепко стать на ноги. Она тут же же извинилась за то, что снова вынужденно задерживает его, но раз уж так вышло, что они столкнулись, ему придется ответить на несколько ее вопросов. И начать например с тех, что это за место и почему они здесь? А судя и по рассказам молоденькой горничной, то уже и значительно давно чета фон Бисмарков обитает на этой усадьбе. Не упустив возможности подметить о том, что Рольф так быстро покинул свое рабочее место в тот момент, когда она только пришла в себя, поэтому и не успела задать этих вопросов сразу.
Было сильно заметно, что Абигейл стала куда медленнее двигаться (для ее повседневного и привычного образа жизни), отвечать с небольшой заминкой, словно тщательно обдумывая ответ, да и взгляд немного отводить в сторону, словно светлое помещение усадьбы, которые было буквально ярким от окружающим их снегами, слепило ей глаза.
Между ними возникла небольшая заминка от чего Абигейл предложила не стоять в проходе, а пройти куда-нибудь... она даже еще не знает куда в этом доме можно было бы пройти, но им обоим точно нужно место немного поудобнее коридора. Абигейл просто наугад кивнула рукой в сторону зала-столовой, чтобы сойти с прохода, но при этом не будет против, если Рольф предложит любое другое место. При этом сразу добавила, что раз дела идут на поправку, она больше не будет теснить его в кабинете, в котором пришла в себя, и уже попросила Хеддид перенести ее вещи. И буквально через пару минут после этого появилась с лестницы нянечка, которую интересовал тот же самый вопрос - где ей теперь жить? И не стеснялась в конкретике, заявляя Рольфу прямо, что фрау фон Бисмарк уже успела выселить ее из детской. Конечно же, старую нянечку никто никуда не выгонял, Абигейл сейчас и передвигаться-то едва могла, не говоря уже о том, чтобы кого-то куда-то гнать. Безусловно, в более благоприятных обстоятельствах, она бы высказалась прислуге за все хорошее и плохое, начиная от событий в Меспельбрунне и заканчивая всеми этими выкрутасами в стиле "старый пес — верный пес". Но Абигейл не хотела сейчас спорить или что-то выяснять, куда важнее было убедиться, где они и насколько безопасным является новый дом.
[NIC]Abigail von Bismarck[/NIC]
[LZ1]АБИГЕЙЛ ФОН БИСМАРК, 24 y.o.
child: Arren, Kristas[/LZ1]
[STA]после[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/DQHBH6Z.jpg[/AVA]
[SGN]Xok aaq’a'
https://i.imgur.com/9noVhnX.gif
[/SGN]

Отредактировано Abigail de la Vega (2020-12-13 11:20:27)

+2

15

– Мы находимся в нашей усадьбе, у восточного берега озера Форггензе, проще говоря – Росхауптен,– подозревая, что девушке это вряд ли о чем-нибудь скажет, Рольф не стал углубляться в детали и географию, обойдясь самыми общими названиями и главным ориентиром.
Словно пропитавшись с ее прикосновениемм той вынужденной неспешностью, которая у Абигейл была вызвана упадком сил, он не стал торопить ни ее, ни мгновенно реагировать на объявившуюся, как всегда пытавшуюся втиснуться в игольное ушко без мыла няньку. Да и была другая причина такого поведения - любую реакцию, абсолютно любого формата для фокусировки внимания Рольфа надо ещё заслужить. Поведением, поступком, словами - всем этим человек пытался зарекомендовать себя в его глазах, сразу давая понять, стоит ли он потраченного времени, или же нет. Ни старая нянька, ни пустозвонные горничные, ни остальная прислуга, помимо угрюмой поварихи этот тест не прошли, и потому он их воспринимал где-то на уровне невразумительных мелких предметов мебели, что иногда попадаются под руку или ногу. А разве с предметом декора, бессмысленным и бестолковым много каши наваришь?
Поэтому, подставив локоть, давая на себя опереться и собираясь пройтись с Абигейл по дому, раз речь зашла о том, что она понятия не имеет, где оказалась, Рольф поднял, наконец, к верхнему этажу голову.
– Спешу напомнить вам, Марта, что вы – няня моих детей. Если вы забыли, то это значит, то спешу напомнить, что я хозяин этого дома, а вы – прислуга. Фрау фон Бисмарк тоже не просто так носит эту фамилию,– с этими словами он подтянул Абигейл поближе к себе, тесно, откровенно демонстративно прижимая к своему боку,– Если она распорядилась вынести вещи, то, полагаю, они отлично будут смотреться с вами в домике прислуги. Там места предостаточно на пять таких нянь.
Последнее было явно лишним, поскольку Рольф прямо намекал на то, что нянька не так уж незаменима. Почему это было ошибкой? Да хотя бы потому, что кроме пренебрежения в адрес второй фрау фон Бисмарк, пришедшей на смену первой слишком... неожиданно, слишком быстро, да ещё и родив спустя почти положенный срок после оформления брака, Марта не проявляла ни строптивости, ни агрессии в чей бы то ни было адрес. В конце концов не за красивую линию морщин на обрюзгшей шее она попала на эту работу.
Но... думать об этом, жалеть и смягчать сказанное уже поздно – дело было сделано, а Рольф их по другому не вел.
И потому он направился в обнимку с супругой по коридору, в сторону светлого, с большими широкими окнами зала. Через них просматривался хвойный лес, горы и замёрзшее озеро, на берегу которого располагалась усадьба. Заметив, что Абигейл чуть щурится от яркой белизны, освещенной сейчас в этой комнате солнцем, он присел вместе с ней спиной к свету, тут же ощущая приятное тепло сквозь многочисленные слои одежд и почти утонув в толстой мягкой ворсе покрывала.
– Прежде всего ты должна знать, что страну охватила эпидемия тифа,– отчего-то вспомнились былые времена и прилипшая в самом первом сформированном отряде сопротивления не самая лестная кличка: «Рольф-Буревестник». Забавно, что его это тогда оскорбляло на полном серьёзе, не давая рассмотреть сквозь призму гордыни достаточно очевидный факт – Рольф никогда не приносил благих новостей.
Поэтому, уже с высоты опыта прожитых лет и перешедшей в другое русло гордости он сейчас ощущал всю полноту, иронию и очевидность, что уместились в ни в чем ни повинной птице, наделившей его подпольным именем,–Началось все с Мюнхена, долго держалось на уровне государственной тайны и относительно контролировалось. Но когда зараза пошла по всем остальным городам Баварии и вышла за ее пределы, то народу наконец объявили, от чего они умирают. До Меспельбрунн дошла волна без предупреждений из-за того, что я не был в городе, был не дееспособен и почты от информаторов не читал...
Странно, но голос звучал почти виновато, словно Рольф всерьез осуждал себя за то, что произошло с Абигейл за время его отсутствия. Если припомнить причины – оно и не удивительно, хотя, к счастью, никто из прислуги не был в курсе, кроме няньки и конюха, но первый в доме на виду никогда не был, а нянька уже обозначила свою позицию относительно Абигейл, ее решений и прав на них.
Рольф так же не стал говорить ни о количестве привезенных к ней врачей, ни о метаниях в поисках каких угодно чудо-лекарств, став пару раз жертвой обычных обманщиков в слепой надежде на панацею. Не объяснил, для чего разместился в спальне, которую изначально определил, как её... зачем ей все это знать?
Это что-то изменит?
Рольф был уверен, что нет. Что кем она его видела, тем и будет видеть, и потому нет смысла бередить собственные переживания и домыслы, которые мешали ясности ума. Поэтому лишь кивнул, отвечая, что она в этом доме хозяйка наравне с ним и может жить и ночевать там, где ей будет комфортно. Но все же в конце немного поспешно настаивая, чтобы к ней на регулярной приходил врач, пока не убедится, что она действительно пошла на поправку, вторя собственным словам внезапно вырвавшиеся из глубин самой груди гулким, сухим кашлем.
[NIC]Rolf von Bismarck[/NIC][LZ1]РОЛЬФ ЮНОС-АНТУАН ФОН БИСМАРК, 31 y.o.
profession: юнкер, подпольный лидер и спонсор сепаратистов

family: uncle, wife, Arren, Kristas[/LZ1][STA]Без цели жизни нет[/STA][AVA]https://i.imgur.com/aIzUUNf.jpg[/AVA][SGN]https://i.imgur.com/hfwsTEZ.gifIgnorantia nоn est argumentum[/SGN]

Отредактировано Yanko de la Vega (2020-12-13 19:01:59)

+2

16

Ей было приятно, что он понял ее неторопливое состояние на данный момент и, несмотря на всю свою чёрствость и серьёзность, мгновенно подстроился. Абигейл ощущала себя самым медленным существом во всем мире, какой-нибудь морской черепашкой на старости лет. Хотя на самом деле не так уж и плохи были дела, как она себе представляла. Просто это было слишком непривычно после резкого пробуждения от своеобразной спячки, где в памяти осталась прежняя жизнь.
Слишком резкая смена обстановки не только всего окружения, но в целом погодных условий основательно дали понять, что если они уехали не так далеко, то наверняка высоко. Такой снег сейчас лежал только в горах, да и воздух из окна ощущался совершенно иначе.
Он был настолько холодный и свежий, чтобы переполнял грудную клетку с одного вдоха, а при выдохе готов был разрывать на части. Это, конечно, не замок в Меспельбрунне, которым фин Бисмарк очень гордился, объемы, стены и интерьер заметно отличаются, в основном своим скромным набором окружения. Но и не мелкая лачужка, куда они сбежали словно крысы с тонущего корабля.  Об этом даже не могло идти и речи, Рольф никогда бы себе подобное не позволил, он ценит комфорт определенного уровня, который ему и полагается по статусу. Приближенность к столице, но на достаточном расстоянии для обороны. Взаимодействие с влиятельными людьми не только Мюнхена, но и исторических окрестностей, в основном, владельцами земель и особняков. Ну и конечно же элитное общество, без которого не сможет обойти ровно половина всей его работы. Для Абигейл это пока непреодолимая ступень, которую перейти будет не только трудно, сколько невыносимо, потому что ни одно из последних мероприятий не заканчивалось ни чем хорошим, хоть вспоминая последний прием у графа ауф Даллабуа, хоть последний бал с дуэлью. Безусловно, она скоро вернется к этим временам, по крайней мере, очень постарается, ведь теперь эта неотъемлемая часть ее жизни и будущего ее детей.
Никак не прокомментировала короткий разговор Рольфа с нянечкой и не стала отказывать от помещений врача, Абигейл лишь подтверждающе закивала. Но услышав о том, что ее недуг оказался целой эпидемией, который захватил не только и саму столицу, но и добрался до окрестностей замка, она тут же на автомате дернулась рукой, что ближе была к Рольфу и схватила его за ладонь, покрывшая тыльную сторону своей.
— С тобой все в порядке?
Этот вопрос действительно заставил ее переживать так резко, что могла показаться будто Абигейл стала чаще дышать, хватая воздух из-за подскочившего пульса.
Она прекрасно помнит и ощутила на себе, что Рольф не всегда может выезжать на крепком здоровье. Упорством резкость, скрытность, жестокость, безразличие - это все его конёк, но - не здоровье. Если бы он заболел, то почти наверняка это не прошло бы так удачно, как в случае с Абигейл. Хотя ... это сложно назвать удачным. Усмехнувшись про себя и подумав, что нужно было оставить ее на том диване. Потому что если раньше из полезных свойств у неё было: воспитание детей, приятная компания в светском обществе и красивая картина в ночи. То сейчас можно остановится, пожалуй, только на первом.
[NIC]Abigail von Bismarck[/NIC]
[LZ1]АБИГЕЙЛ ФОН БИСМАРК, 24 y.o.
child: Arren, Kristas[/LZ1]
[STA]после[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/DQHBH6Z.jpg[/AVA]
[SGN]Xok aaq’a'
https://i.imgur.com/9noVhnX.gif
[/SGN]

+2

17

И вновь разговор, да даже нахождение рядом с ней напоминает эмоциональные качели, которые то достигают ледяных вершин, сравнимых с альпами, то окунают в раскалённое озеро подводных вулканов. Вот они спокойно говорят - и вот уже ее ладонь слабо хватается за его руку, прощупывая подкочивший пульс, ускорившийся, как и ее, только по совершенно иным причинам. Зная по себе, как перепады настроения могут сказаться на только что пришедшем в себя организме, Рольф придвинулся ближе к ней с коротким кивком, подтверждая, что с ним все в порядке - а иначе и быть не могло. Тут они оба понимали, что окажись он на месте Абигейл - и в первые же дни можно было бы справлять панихиду. За дни, проведенные в компании врачей и собственных безуспешных изысканий Рольф вполне здраво оценивал собственные шансы на фоне всех симптомов и побочных эффектов болезни, которые когда-либо были замечены за тифом или же предположительно приписывались ему... и потому трудно было не сдержать внутренний невеселый смех, вызванный собственной слабостью на фоне девушки, одержавшей самостоятельно ряд личных побед, вызывающих искреннее восхищение. Ее явно не хорошая жизнь из родных краев занесла на территорию Баварии в роли прислуги, затем череда хозяев – и, кто знает, какими они были? Затем семейство де ла Вега, что одним звучанием своей фамилии проводила аналогию со стихийным бедствием, затем тот злополучный бал, суд, новость о Кристасе и... вынужденное замужество с человеком, максимально далеким от ее убеждений, характера, социального статуса и модели поведения. Вряд ли тиф мог занять первое место в этой череде подброшенных от жизни неприятностей.
Но все это было не важно. Уже не важно. По крайней мере, не настолько, как, наконец, сформировавшиеся слова и готовность их произнести, которые Рольф мусолил, обдумывал и вынашивал все это время, ожидая, когда же она очнётся. Не позволяя допустить себе даже тени сомнений, что исход будет не благополучным, даже намека на мысли, что она не проснется. И, в тот день, когда терпение оправдало себя, когда Абигейл таять было больше некуда, а тяжелый, прерывистый сон перестал оберегать и кое-как поддерживать остатки сил, когда она открыла глаза и встала - сама, встала - он поддался смятению и не нашелся, что сказать.
Наверное, момент уже был упущен. Скорее всего она не поймет, осудит или воспримет, как очередную его блажь, да что сказать, он бы сам подумал именно так – но Рольфу было важно проговорить изматывающие слова вслух, именно ей, без параллелей с его прошлым, настоящим и будущим. Пододвинувшись к ней на стуле вплотную, выпустив ее руки и приобнял горячими ладонями за впалые щеки, поддаваясь резкому порыву.
– Прости меня.
Шепот запоздало обжег дыханием губы, предупреждая, что расстояние сократилось до неизбежного столкновения – так и произошло. Вопреки скомканной встрече после болезни, после нелегкого разговора еще в Меспельбрунн, который мог стать последним, что они оба запомнили бы друг о друге, поцелуй вышел коротким и нежным, придясь несколько неловко в самый уголок рта, из-за чего ответить на него было достаточно сложно. Да Рольфу и не требовался, честно говоря, какой-либо ответ.[NIC]Rolf von Bismarck[/NIC][LZ1]РОЛЬФ ЮНОС-АНТУАН ФОН БИСМАРК, 31 y.o.
profession: юнкер, подпольный лидер и спонсор сепаратистов

family: uncle, wife, Arren, Kristas[/LZ1][STA]Без цели жизни нет[/STA][AVA]https://i.imgur.com/aIzUUNf.jpg[/AVA][SGN]https://i.imgur.com/hfwsTEZ.gifIgnorantia nоn est argumentum[/SGN]

+2

18

Неожиданный поступок заставил ее в прямом смысле замереть. Казалось, что она даже не дышала в этот момент, не моргала и боялась лишний раз дернуться. Необъяснимое движение широких и горячих ладоней, ещё более неоправданный порыв, пусть и с безобидным, поцелуем, загнали Абигейл в тупик. Настал ее черёд сидеть и додумывать, что же такое произошло, что заставило Рольфа повести себя именно так. Рольфа. Не конюха, не графа, не младшего сына короля, не сеньора... оборвав саму себя в рассуждения и домыслах о людях, которые так или иначе к ней что-то испытывали. Абигейл сморгнула одну крохотную капельку с ресниц, которая сразу долетела до скромной улыбки, тихонько поговорив.
— От тебя вкусно пахнет, - и выдохнула все скопившееся волнение вместе с напряженно повисшим между ними воздухом.
Секунда другая и Рольф мог почувствовать как под камзол пробираются тоненькие ладошки, которые нырнули под полы распахнутого верха и обвили его за пояс, устаиваясь на спине. Абигейл прижалась к нему так плотно, как только могла и чувствовала, что буквально тонет в этой груди, полностью растворяясь в темном одеянии фон Бисмарка. Казалось, что прикрой она сейчас на мгновение глаза, то так и уснёт у него на груди. Слишком активное утро для человека, который не вставал с постели около двух недель и нормально не ел примерно столько же. Но когда тот заговорил о ближайших планах на местную экскурсию, Абигейл словно снова почувствовала себя живой. Что это все происходит не в пелене сна, которая сейчас то и дела затмевала перед ней весь обзор, будто мутное стекло. И хорошо слабо кивала под тихое «хорошо». На все была согласна, только бы уже встать с постели и выйти за пределы четырёх стен.
За мгновение до того, как ее окончательно отключилось от бессилия, Абигейл успела немного приподнять голову так, чтобы холодные губы коснулись шеи Рольфа, и она успела проговорить, что мечтала застать этот момент. А какой ... сил договорить больше не осталось.
[NIC]Abigail von Bismarck[/NIC]
[LZ1]АБИГЕЙЛ ФОН БИСМАРК, 24 y.o.
child: Arren, Kristas[/LZ1]
[STA]после[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/DQHBH6Z.jpg[/AVA]
[SGN]Xok aaq’a'
https://i.imgur.com/9noVhnX.gif
[/SGN]

+2

19

На душе на краткий миг отлегло - подхватив ее улыбку, не отстраняясь, напротив, вновь обнимая, как у лестницы, только на этот раз осознанно и прислоняясь мягкой, чисто выбритой щекой к ее лбу, немного заторможенно после этого повернувшись, чтобы попробовать его губами, Рольф, наконец, успокоился и как-то даже обмяк. Внутри него словно лопнула та самая нить напряжения, что ограждала его от сближения с кем бы то ни было. Да, рано говорить о том, что все внезапно перевернулось с ног на голову и бессердечный вдовец пошел на поправку, но было гораздо лучше, когда тишину прорезал ее голос - это пока что он слабый и тихий, но стоит немного подождать, и он снова начнет вспарывать острым звонким лезвием плотный кумар этого спокойствия. Было намного теплее от ее близости, чем без неё, прикосновения были не так уж и раздражающи, как и цепкие внимательные глаза, от которых мало что укроется. Все это приходило пониманием, шаг за шагом, вздох за вздохом, пока руки горячими линиями поглаживали ее по спине, ощерившейся из-за худобы всеми позвонками. В ответ на ее слова и не нашелся сразу, что сказать, лишь усмехнулся, да произнес, что это все чистый горный воздух.
Но тут, словно кое-что вспомнив, добавил, что как только она окрепнет и за окном станет немного теплее - он хочет показать ей кое-что.
Рольф понимал, что если Абигейл не вернётся в постель в ближайшее время - потеря сознания обязательно ее настигнет из-за нехватки сил и с непривычки. Потому не удивился, когда хрупкое тело обмякло в руках на полуслове, не стал тут же прощупывать пульс и поддаваться панике - лишь кликнул прислугу, отдав распоряжение послать за врачом - это ему местный климат был непривычен, неприятен и нестерпим, а местным достаточно было того, что светит солнце - поэтому вторая горничная, имя которой он так же не знал, коротко кивнула и убежала за конюхом во двор, чтоб скорей запрягал сани и съездил в город за доктором.
Рольф же подхватил девушку на руки и направился обратно на второй этаж, остановившись у двери спальни, где она жила, и размышляя, отнести ли ее в детскую или дать ещё немного времени на восстановление в тишине и покое - ведь от детей этих двух слов не дождешься.
Решение было принято, и дверь в совмещенную спальню-кабинет распахнулась под напором ноги. Часть вещей уже перенесли, но все необходимое было по прежнему здесь - лекарства, перестеленная кровать, да плотные зимние одеяла на всякий случай, если не будет хватать тепла основных двух.
Ловко подцепив пуговицы, справившись самостоятельно и без присутствия горничных на раз-два, Рольф освободил ее от тефель, верхнего платья и чулок, укладывая на подушку и укрывая сверху. Глупо осознавать, что потребовалось потерять Магдалену и едва не лишиться последней поддержки в лице Абигейл, чтобы понять, насколько на самом деле, как бы ни хорохорился Рольф, он в ней нуждался.
Поглаживая ее по руке под одеялом, полуложась рядом, упираясь затылком в изголовье кровати, он думал о том, что же она хотела сказать, стоит ли потом переспрашивать?..
И, самое главное, захочет ли дать ему второй шанс, чтобы попытаться объединить силы, погрузиться в тот мир, частью которого Абигейл невольно стала, и, быть может...
Дальше вести мысль Рольф себе не позволил, оборвав чересчур резко и быстро тем доводом, что ей необходимо поправиться. Поэтому терпеливо остался ждать доктора, постепенно и сам проваливаясь в сон, поддаваясь размеренному дыханию Абигейл, руки которой так и оставил греть в своих под плотным тяжёлым одеялом...


[NIC]Rolf von Bismarck[/NIC][LZ1]РОЛЬФ ЮНОС-АНТУАН ФОН БИСМАРК, 31 y.o.
profession: юнкер, подпольный лидер и спонсор сепаратистов
family: uncle, wife, Arren, Kristas
[/LZ1][STA]Без цели жизни нет[/STA][AVA]https://i.imgur.com/aIzUUNf.jpg[/AVA][SGN]https://i.imgur.com/hfwsTEZ.gifIgnorantia nоn est argumentum[/SGN]

+2

20

...На третий день после пробуждениях от болезни, Абигейл смогла снова самостоятельно передвигаться по усадьбе в течении всего дня. На четвёртый — так же быстро как и раньше, о сонных и вялых состояния можно было забыть. На пятый она снова просыпалась раньше Рольфа, около пяти утра, успевая даже до первых петухов, которыми здесь являлись двое детей.
Несмотря на то, что к этому времени она выглядела совершено здоровой, Рольф все ещё настаивал на посещении врача, хотя бы, через день, чтобы закрепить результат и упустить момент, если начнутся отклонения. Жила Абигейл в детской, как то было и решено ещё около недели назад, не мешая Рольфу в его «кабинете» и прекрасно справляясь с детьми. За последнее время она даже почти не прибегала к помощи нянечки, потому что в этой глуши заняться особо было нечем и единственного, кого Абигейл приглашала, это кормилица, потому что после болезни своего молока у неё больше не было. И чем лучше ей становилось, тем меньше они пересекались и виделись с Рольфом, даже на такой небольшой усадьбе, словно все возвращалось на краги своя.
Вот и этим утром выработанная система вступила в действие: ранее пробуждение позволяло привести себя в порядок, без дополнительной помощи.  Несмотря на то, что немного совсем веса она уже прибавила, корсеты пока все равно ей были ни к чему, поэтому на второй день уже Абигейл заказала себе плотное тёплое платья, которое хорошо бы сидела по фигуре и без него. Оно было темно-бордового цвета, все так же с горлом и длинными руками, прилегало к новой талии вплотную и расходилось в не пышную, но объемную юбку. Волосы в этом месте не было смысла закалывать, всегда была вероятностному где-то подмёрзнуть или словить сквозняк, так что Абигейл полюбились распущенные  волосы, сколотые верхними прядями позади.
Как только дети просыпались, у неё было какое-то время, что повозиться с ними, пока горничная идёт за кормилицей, или та сама знает примерно время и приходить на их завтрак. И пока она находилась с детьми, у Абигейл снова появлялось время, чтобы заниматься внутренними делами. Недавно это стала корреспонденция, которую она получала первая после конюха, что подрабатывал здесь и почтальоном, собирая все, что слали для фон Бисмарков и в Росхауптане, и в Меспельбрунне, и привозил лично в руки.
Один факт начал смущать Абигейл ещё несколько дней назад, но только сегодня она обронила его при конюхе вслух, что - как-то мало писем в целом. Вряд ли за такое количество времени Рольфа не смогли бы найти те, кому он действительно нужен. Конюх в свою очередь отметил, что это все, что передаёт камердинер ему из замка и все, что доносят до поста перед усадьбой. Но может быть фрау фон Бисмарк интересует что-то конкретное?
На что Абигейл задумалась и решила сказать ему как есть, ведь конюх был единственным, кто помог ей в тот раз и отправился за доктором, вряд ли сейчас бы он желал ей зла. И тогда Абигейл озвучила, что странным образом за все это время не было ни одного письма от графа ауф Даллабау. На что конюх сразу ответил, что он давно переехал и может в связи с эпидемией у него просто ещё не было момента. Но Абигейл заинтересовал тот момент, что граф именно переехал и почему об этом знает даже конюх? На что тот не постеснялся объяснить, что после пожара в его замке, который выжег все до самой земли, вместе с его жителями, оставив лишь камни, граф бежал как можно дальше, опасаясь ещё и тиф подхватить. А чёрный дым от погорелища стоял ещё неделю над всей Баварией.
Дни медленной морской черепашки давно прошли, сейчас Абигейл и двигалась, и соображала очень быстро, и не составляло труда сложить все эти случаи один за другим, накладывая на даты и понять, кто в 99% случая причастен к этому пожару да ещё и с жёсткими массовыми убийствами.
Поблагодарив молодого конюха за все, она отпустила его и тут же палец взлетела по лестнице обратно, не собираясь уточнять проснулся ли Рольф или уже готовится к завтраку.
Она даже не решила нужным стучаться в его спальню-кабинет, а просто уже настроенная и заряженная на определенный разговор, повернула ручку двери и вошла, предусмотрительно запирая ее за собой, чтобы больше так никто войти не мог.
[NIC]Abigail von Bismarck[/NIC]
[LZ1]АБИГЕЙЛ ФОН БИСМАРК, 24 y.o.
child: Arren, Kristas[/LZ1]
[STA]после[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/DQHBH6Z.jpg[/AVA]
[SGN]Xok aaq’a'
https://i.imgur.com/9noVhnX.gif
[/SGN]

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » «Росхауптен»


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно