внешностивакансиихочу к вамfaqправилакого спросить?вктелеграм
гнетущая атмосфера обволакивала, скалилась из всех теней в доме, как в мрачном артхаусном кино неизвестного режиссёра... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 13°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
anthony

[telegram: kennyunicorn]
eva

[telegram: pratoria]
siri

[telegram: mashizinga]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » встреча одноклассников


встреча одноклассников

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

Leta & Diego
10.02.2021

https://i.imgur.com/a3xUUGf.jpg

[NIC]Leta Birch[/NIC]
[STA]больно было и плохо - ты
не спасал меня, герой[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/Tp0FYyE.png[/AVA]
[LZ1]ЛЕТА БИРЧ, 28 y.o.
profession: творческая личность;[/LZ1]

Отредактировано Ruth Oscar Hansen (2020-12-19 22:21:51)

+1

2

- Привет, Лета.

Я усаживаюсь на пыльный пол. Я у себя дома, в мастерской. Пытаюсь сделать невозможное. У меня от Леты два пропущенный. У неё от меня целых три. Сегодня утром я опубликовал пост на фейсбуке. Меня замучили вопросы от друзей и знакомых. И я не видел больше смысла скрывать.

«У меня рак. Не нужно меня жалеть и писать, что все будет хорошо. Просто скажите, что любите меня»

Отредактировано через двадцать три минуты.

«У меня рак. Не нужно меня жалеть и писать, что все будет хорошо. Просто скажите, что любите меня или молчите вечно. lol»

- Напомни, ты мне звонила или я тебе?

В действительности это вообще неважно. Я просто рад, что так совпало и мы наконец поймали друг друга в непосредственной близости с телефоном. Я вообще редкий гость по поднятым трубкам. Прямо рекордсмен. Кто со мной долго знаком, то знает. Ко мне дозвониться также сложно, как на радио шоу. Такие вроде бы ещё существуют. Хотя, возможно, сейчас ажиотаж там сильно снизился.

С Летой мы учились вместе в старших классах. Она была одной из первых, с кем я скорешился. Возможно, потому что она наполовину испанка. Причем, на свою лучшую половину! Общаясь, мы то и дело вставляли с ней испанские слова или даже целые фразы. Нас это забавляло. Не думаю, что я тогда был влюблён в Лету или она в меня. Мы часто целовались на вечеринках, обнимались или держались за руки, но между нами так и не случилось более интимных отношений. Мы как будто бы откладывали, а затем случилась моя любовь с героином.

- Так, ты по поводу моего поста в фейсбуке?

Я не заходил пока в комментарии. Мне не хочется. Но их много. Прочитаю их позже, в моменты грусти. Или отчаяния. Когда я смотрю на глыбы мрамора в моей мастерской, оно на меня стремительно накатывает. Я никогда ничего не создавал по щелчку, просто потому что нужно. Делал это только по вдохновению и даже у Кита не получалось меня прессовать. Ну, почти не получалось. Сейчас я действительно ограничен во времени. И даже не датами, в которые  нужно отгрузить свои работы службе перевозок, чтобы они успели доставить скульптуры в Нью-Йорк, а сроком жизни, отведённым мне болезнью.
Эта выставка будет следующей весной, но времени может не хватить. Не хотелось бы там выставляться посмертно. Хотя так я был бы избавлен от критики. Об умершем принято говорить либо хорошо, либо ничего. Хотя меня она не сильно и волновала. Было ещё несколько интересных мне выставок. Одна летом в Барселоне. Другая в конце осени в Риме. И декабрьская в Лос-Анджелесе. В общем, варианты были, но мне так хотелось выставиться в Нью-Йорке. Наверное, потому что в прошлом году я был там заявлен, но оказался слишком не собран, чтобы придерживаться сроков. Теперь я пытаюсь закончить те скульптуры, что бросил тогда на полпути. Их три. И на каждую мне нужен минимум месяц упорной работы. Но у меня есть всего полтора. Даже меньше.
За неделю, что я дома, я стер себе все пальцы напильником, исстучал их молотком и разодрал плоским долотом. Я никогда прежде так много не работал. Табачный дым в моих легких смешивался с мраморной стружкой и медицинской марихуаной. Я засыпал у скульптурного станка, уткнувшись лицом в свои творения. Вчера после десятидневного перерыва у меня начался очередной цикл химиотерапии и моя трудоспособность ощутимо снизилась.

- Как ты, Лета? Мы так давно не виделись.

Отредактировано Diego Méndez (2020-11-25 16:01:55)

+2

3

Для сохранения истиной близости между людьми совершенно не нужно общаться друг с другом часами день ото дня. Это нечто высшее, нечто неуловимое, высшие материи. Вся моя жизнь это вера в нечто высшее, не обязательно созданное богом, но определенно имеющее весомое влияние на наши жизни, энергетические поля. Есть люди, которые однажды соприкоснувшись, уже никогда не смогут окончательно и бесповоротно уйти из жизни друг друга. Первая любовь, обязательно потерянная глупо и огорчительно; школьный друг, в верности которого не сомневался, от того так неприятно было находить следы его предательства; тот, кто поддержал в самую трудную минуту, а ещё множество тех, кто заставлял улыбаться, кто обнимал, с кем делился секретами или же просто от души хохотал. С Мендесом мы держались за руку, ввязывались в какие-то нелепые приключения, свойственные подросткам, и довольно неплохо ладили, а потом он погряз в зависимости. Хорошая девочка Лета, ведомая влиянием своих родителей, не могла их разочаровать, не должна была общаться с плохой компанией и вообще обязана больше думать о своем образовании. Они всегда были недовольны мной. Живу своими сказками и рисунками, бесконечные наброски и картины. Отец только и мечтал, что выдать замуж удачно. Что же, ему это удалось. Лета молодец, Лета следует плану.

Это утро тянулось сгущённым молоком. В Сакраменто не бывает полноценной зимы, но привыкшая к жаркому лету, я мёрзну даже при незначительном падении температуры. Лысая кошка недовольна тем, что я делаю попытки выбраться из под одеяла, от того и тревожу её покой. Шипением сообщает мне о скверности своего характера.
- О, Малена, ты просто невыносимая стерва, - набрасываю на неё сверху одеяло. Кошка плюется слюной в мою сторону и сбегает под кровать для того, чтоб цапнуть меня за ногу когтистой лапой, как только я босыми ногами притронусь к паркету из темного дерева. Свет в комнату поступает через узкую щель, оставленную между двумя плотными шторами, потому вокруг царит полумрак. Я продала домище, в котором мы с мужем жили, чем вызвала гнев родителей. Два года прошло, а они всё ещё со мной не общаются. А дело с продажей ведь было только в том, что мне он ни к чему одной. За пять лет детей на случилось, а жить с кошкой в пустом доме на семь спален грустно, тоскливо и одиноко. Вместо него я купила себе однушку-студию, завела это шипящее исчьядие ада и наконец-то строю свой мир без оглядки на кого-то ещё.

Я не любила своего мужа, пусть он и был хорошим человек. Взрослым, взвешенным в своих решениях, умным, знающим цену себе, своему времени и всем остальным тоже. Деловой партнёр моего отца, который благодаря мне стал ещё и членом семьи. Удобно, ведь хорошую девочку Лету удавалось держать на контроле ещё и тогда, когда она стала взрослой и ускользнула замуж. Муж умер чуть больше двух лет тому назад от рака крови, если быть верным в терминах, то лейкоз. Острый тучкоклеточный лейкоз не оставлял шансов, превращая молодого успешного мужчину в труху менее, чем за полгода. Как бы ужасно и отвратительно это не звучало, но я считаю, что ему повезло. Он сгорел быстро, не мучая годами кошмаров нас и себя. Время от времени я скучаю, вспоминая лучшие наши дни. Он меня не обижал, я в свою очередь не делала больно ему, оставаясь верной до последних дней.

Беру мобильный с прикроватной тумбочки, проверяю соцсети первее, чем готовлю утренний кофе. У всех моих сверстников ожидаемо есть дети, кто-то выходит замуж, кто-то вообще по второму кругу. Я перестала общаться со многими, не люблю эту бесконечную жалость. Ох, бедная Лета, вы не могли завести ребенка, а теперь ты вовсе осталась одна. Ах, бедняжка спятила с горя, продала дом, сбежала жить в конуру, оборвала контакты с родителями. Какие до невыносимости узколобые люди.
- Чёрт, Малена, ты что спятила! - толкаю ногой вновь нападающую на меня стервозу, прячу ноги под одеяло. Взгляд утыкается в пост Диего от информации в котором перехватывает дух. Нет, этого не может быть. Думается, что это лишь не смешная идиотская шутка. Тут же набираю номер, чтоб выпарить ему в трубку что-то вроде:
- Diego, que son estos chistes?? - громко и эмоционально. Даже с лёгким возмущением. Нельзя шутить о подобном, чертов засранец. Осенью он говорил мне, что завязал с всякого рода дурью, мне хотелось в это верить, но если он в каком-то bad триппе решил, что умирает, я с удовольствием влеплю ему за заднице. Но он не берет трубку.

Спать больше не хотелось, голова резко забита дурацкими мыслями. Лезут картинки воспоминаний недалёкого прошлого. Кошка, дура, кусается, вредничает и не хочет есть свой корм, зато украла из моей тарелки кабачок.
- Единственное мясо в доме - в твоей миске. Хватит строить из себя охотницу и воровать мою еду! - угрожаю ей пальцем. Кофе на кокосовом молоке, как завершающая составляющая завтрака скоро остывает. Я лениво растягиваю прием пищи, спешить мне всё равно некуда. При очередном взгляде на телефон он загорается вызовом.
- Диего! Какая разница кто кому звонил, я так рада тебя слышать! - толкаю по тарелке вилкой из стороны в сторону кусочки овощного рагу, - Конечно из-за него. Скажи мне, что это только идиотская шутка для того, чтоб проверить кто о тебе вообще помнит? Может быть встретимся, я не люблю телефонную болтовню. [NIC]Leta Birch[/NIC]
[STA]больно было и плохо - ты
не спасал меня, герой[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/Tp0FYyE.png[/AVA]
[LZ1]ЛЕТА БИРЧ, 28 y.o.
profession: творческая личность;[/LZ1]

Отредактировано Ruth Oscar Hansen (2020-12-19 22:21:38)

+2

4

Я должен все затемнить и запутать как можно больше, чтобы напряжение стало невыносимым, чтобы трагедия стала неизбежной, чтобы мы смогли обвинить в ней судьбу.
Жан-Жене «Рыбак из Сюке»

Голос Леты приятно ласкает слух. При этом, я чувствую ее сосредоточенность, взволнованность, изящное тело, вытянутое по струнке. Мы танцевали с ней на школьном балу. Много-много раз, но я навсегда запомнил именно наш с ней первый. Лета тогда очень нравилась одному моему однокласснику, с которым я был в жестких контрах. Я пригласил ее танцевать, чтобы позлить его. Но из нашего танца получилась какая-то странная магия, окутавшая нас на долгие годы.
- Слишком жарко, чтобы танцевать, - тогда сказала мне Лета.
- Распусти волосы.
- Если я их распущу, стану слишком красивой. А я не могу себе это позволить сегодня вечером.
- Почему?
- Потому что все захотят со мной переспать. Это испортит нам вечер.
Я тогда взглядом отыскал Эрика в переполненном подростками актовом зале, чтобы увидеть, как искривятся его губы в завистливой усмешке. В пятнадцать лет я был хорош. Длинные ноги, покатые плечи. На лице ни прыщей, ни гусарских усиков над верхней губой. Многие мальчики уродливы и угловаты в этом возрасте, но не я.
Мы потом пошли с Летой в парк. Спрятались ото всех и пытались целоваться. Помню, как устроил свою голову на ее коленях, а она гладила меня по длинным кудрявым волосам. А потом начала плести косички. Ее пальцы так приятно касались моей головы, что я был готов отдать душу, лишь бы она не прекращала.
У меня тогда не было постоянной девушки. В этом возрасте мальчики просто хотят трахаться, даже такие как я. К пятнадцати я ещё не испытал чувства влюблённости, мной двигали лишь сексуальные желания, обусловленные возрастом и обилием гормонов. Я занимался сексом на вечеринках, в прокуренный туалетах, впопыхах и не надевая презерватива. Почти все были готовы разрешить эти победные пять-десять минут со мной. Это было безумием, когда никто не отказывал. Но я никогда не спал с Летой. Мне хотелось сохранить нашу дружбу и особые отношения. Думаю, что она это тоже понимала.

- Не ругайся. Это правда. Я бы не стал шутить такими вещами. Меня просто замучили вопросы, куда я пропал и почему так хуево выгляжу, - говорю это немного усталым голосом без строгости или же злости. - Приезжай. Буду рад тебя видеть.
Я не соврал. Я действительно буду рад. А еще буду испытывать некое смущение и даже дискомфорт, потому что Лета уже прошла через рак ее мужа. Она в этом плане, опытный игрок. Про это я не говорю ей по телефона и буду стараться не дать понять и при встрече. Я поднимаюсь с пола и продолжаю трудиться над одной из скульптур. Пальцы и нос - самое сложное. Нужно быть предельно аккуратным, чтобы не отхерачить лишнего. Мгновенно сосредотачиваюсь, выкидывая все лишнее из головы. За это я чертовски, кстати, благодарен данному виду искусства.

Время движется незаметно. Я делаю короткий перерыв на перекур. Он меня расслабляет и расхолаживает. Мастерская вся пропахла запахом легальной марихуаны. Фел не было дома. Сегодня за мной присматривал младший брат Клаудио. Он пришел под  каким-тот там предлогом еще утром, но так и остался. Пару раз он якобы незаметно заглядывал ко мне в мастерскую. И тогда я кричал.
- ¡Claudio, déjame en paz! ¡Aún no estoy muerto!
Так произошло на этот раз. Только вместе с Клаудио в мастерской появилась еще и Лета.
- Прости, - усмехнулся я. Оставив скульптурный станок, я иду к ней на встречу.

Отредактировано Diego Méndez (2020-12-03 14:05:34)

+2

5

Я опытный игрок, это правда. Притом мне пришлось пройти через весь ад куда быстрее многих, сочту это скорее за благословение, нежели за наказание. Мой муж умудрился позаботиться обо мне даже в таком странно интимном моменте. Я не уменьшаю муки умирающего, более того, я не могу точно сказать, что ощущает человек в тот момент, когда слышит приговор, но я точно хорошо знаю каково это быть на другой стороне медали. Что я ощутила в тот момент, когда узнала, что в весьма обозримом будущем я обязательно должна была стать вдовой? Нет, это не взрыв истерики, не крики, не слезы. Всё это приходит позже. 

Вначале по классике не веришь в то, что это всё происходит с тобой в действительности. То есть как это рак? Этого не могло произойти с ним. Он ведь молодой здоровый мужчина, у нас всё впереди ещё. Планы, дети, светлое и прекрасное будущее. Рак это ведь то, что происходит с кем-то другим где-то в другом месте. Этого не могло случиться с нами. Это шутка, ошибка врачей, анализы перепутали с кем-то другим, а мой муж здоров.

Ну, ладно, возможно нет, возможно с ним что-то не в порядке. Но почему, черт возьми, он? Почему не тот ублюдок, который насиловал детей, убивал, крал, бил детей или жён. Сколько уголовников ожидают смертного приговора, своего часа смерти. Почему не они? Почему мой человек? Почему именно я? Почему именно мне пришлось столкнуться с этим? Я злилась. Я страшно злилась на мир, на каждого здорового прохожего. Я завидовала немощным и бедным, имеющим возможность жить, знающим, что их завтра не предопределено. Злилась на несправедливость.

Я упрашивала бога оттянуть неизбежное, просила хотя бы немного и больше ничего..ничего не нужно. Но бог был молчалив и непреклонен. Так умерла моя вера. Я отчаялась. Я сожалела о том, что недостаточно любила его, что не дала столько любви и тепла, сколько он заслуживал. Сокрушалась о том, что оказалась недостаточно хорошей, не раскрывала душу, не отвечала на его проявления чувств со всей возможной силой. Столько времени упущено зря и с этим больше ничего нельзя было поделать. И наконец-то я смирилась.

Я молчаливо ждала, смотрела на то, как мой муж медленно и мучительно угасает. Я не ушла, не сошла с дистанции, оставалась до самой крайней минуты, до ровно линии на кардиограмме сердца. Может быть я всё таки не была столь равнодушна к нему, сколько мне хотелось так считать?

Я выхожу из-за спины Клаудио, широко улыбаюсь и ещё шире раскрываю объятия. С каждой секундой приближаюсь к нему быстрее, пока не окунаюсь в объятия.
- Diego, diablo, ¡qué contento estoy de verte! - волосы густой копной падают с моих на его плечи, окуная в нежный, едва уловимый аромат вишнёвого геля для душа, оставленного на моей коже этим утром. Мягко отстраняюсь, всматриваюсь в его лицо. Он выглядит уставшим, в этом нет совершенно ничего удивительного. Я скорее всего выгляжу слишком возбуждённой. Слишком для подобной будничной встречи одноклассников.

- Ты сменил имидж, но это ничуть не уменьшило твоей харизмы, - кладу ладонь ему на щеку, - Рассказывай!
Оглядываюсь по сторонам, раздумывая о том, куда бы примостить свою тощую задницу. Я не пришла его жалеть, пусть мне и не по себе от той информации, которая пронзила новостную ленту этим утром. Вероятнее всего я вновь вернулась к стадии не восприятия. Всё кажется нереальным, ведь вот он Диего, вот же. Стоит передо мной, дышит, моргает, разговаривает.

- Пахнет марихуаной. Знаешь, что я до сих пор ни разу не пробовала? Хорошая девочка осталась хорошей девочкой просто невероятно долго, - подхожу к его скульптуре, - Над чем сейчас работаешь?
Пальцем провожу по пыльному камню. Работа отвлекает от дурных мыслей. Любой физически труд очень здорово разгружает голову. Любое творчество помогает пережить тяжёлые времена. Я продавала полотна того периода, отдавал всё до последнего цента на благотворительность.
[NIC]Leta Birch[/NIC]
[STA]больно было и плохо - ты
не спасал меня, герой[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/Tp0FYyE.png[/AVA]
[LZ1]ЛЕТА БИРЧ, 28 y.o.
profession: творческая личность;[/LZ1]

Отредактировано Ruth Oscar Hansen (2020-12-19 22:21:20)

+1

6

Волосы у Леты пахнут летом, а еще цветущей вишней. Знакомый аромат. Вишни цвели в саду в нашем старом доме. В том самом, в котором я появился на свет. Мы жили в нем пока наша семья не разрослась до рекордных размеров. Деревья тогда были уже большие, а мы с Марко еще маленькими. Помню, как ловко взбирался на них, задевая кудрями нежные розовые лепестки. Когда мне грустно, а это бывает крайне редко, я приезжаю к нашему старому дому. Он и сейчас выглядит идеально. Новые хозяева изменили сайдинг, выкрасили его в другой цвет, а их дети также любят взбираться на деревья в саду. Хотя дом мне сейчас кажется таким крошечным. Не удивительно, что однажды мы просто перестали в нем помещаться.
Клаудио продолжает стоять в дверях, пока я обнимаю Лету. Я кидаю на него шутливый грозный взгляд и только тогда брат пропадает из виду. Понимаю, что соскучился по этой испанской красавице. Вот с Летой так всегда. Мы редко видимся, но когда все же пересекаемся, я корю себя и не понимаю, почему нам каждый раз не до встреч. С ней так комфортно. И обнимать ее крайне приятно. Удобно, я бы даже так сказал.
- Они отрастут, - говорю я Лете, пока она держит мое лицо в своей прохладной ладони, разглядывая меня своими красивыми карими глазами. - Дело времени. Элегантно выкручиваюсь от ее рук, чтобы отойти на безопасное расстояние. - К тому же, мне уже лучше. После курса химии я буду вообще как новенький. Улыбаюсь. Накидываю капюшон толстовки на голову. Вся моя одежда в белой мраморной пыли. И возможно лицо тоже. - Это глиома, но ее достаточно рано обнаружили. Опухоли удалили. Они не все были злокачественные. Только одна. Причем, самая маленькая. Пока рак окончательно не ушел, но прогнозы весьма позитивные. Облучение и химия ужасно выматывают, но я ищу в себе силы, чтобы пустить их в творчество.
Морально я пока оправился меньше, чем физически. После выписки из больницы продолжаю вести немного затворнический образ жизни. Практически не общаюсь с друзьями, ни с кем не трахаюсь, но с недавних пор у меня появилось желание онанировать, то есть мое либидо потихоньку возвращается и дальнего плавания. Мне пока много чего нельзя: громкую музыку, алкоголь, сигареты, физическую нагрузку, длинный перечень из запрещенных продуктов питания. То есть, все что я любил + наркотики пока что маячат только в необозримом будущем. А у меня, кроме Рут нет друзей, с которыми можно было бы просто поболтать, ничем не обдолбавшись. Поэтому пришлось отшельником, который прячется в своей мастерской и пытается сделать невозможное - подготовиться в выставке за полтора месяца.
Вижу, как Лета водит носом. Мастерская и правда в мраморной пыле и в марихуанной дымке. Лета не осуждает. В ней как-то никогда этого не было. Лета принимает реальность такой какая она есть, а если ей это не подходит, то просто перемещается в другую. Поэтому с ней так хорошо и просто. Я всегда об этом вспоминаю, когда мы встречаемся после длительной разлуки.
- Это медицинская марихуана. Я теперь легалайз. Достаточно легкая. Хочешь попробовать? - думаю, что Лета откажется, но мне всегда хотелось побыть ее змеем-искусителем. Слишком хорошая девочка, даже когда подросла. - Работаю? Скорее пытаюсь. У меня от таблеток и химии руки немного ходуном ходят. Вытягиваю ладони. Они чуть дрожат. Марихуана немного облегчает это состояние. Пальцы у меня все сбитые от работы. Фаланги в ссадинах, будто бы я от злости в стену кулаками бил.
- А на что это похоже? - спрашиваю я Лету, отправляя к ней табурет на колесиках. - Присаживайся. Хочешь чай с ромашкой? - странное такое предложение напитков в моем исполнении. Но у меня целый чайник этого пойла. Он очищает организм от токсинов, да и по вкусу весьма неплох. - Лучше расскажи как твои дела и над чем ты сейчас работаешь? Надеюсь, ты больше не устраиваешь тотальных распродаж своих полотен? Если да, то продай мне все, а не как в тот раз. Конечно, я знаю, почему Лета так поступила. Это был сложный период в ее жизни. Иногда не достаточно просто отрезать волосы, чтобы стало легче. - Только не сжигай их, как Джон Балдессари. У меня, кстати, кое-что для тебя есть.
Отхожу в захламленный угол мастерской. В нем стоят картины. Несколько древних моих, какие-то упакованы или просто закрыты тряпками. Чуть отодвинув завал, я достаю полотно аккуратно упакованное в крафтовую бумагу. Это картина Леты. Кит превзошел себя и отыскал ее на одной аукционе. Она как раз относится к тому трагическому времени…
- Откроешь? - ставлю запечатанный сюрприз перед ней и протягиваю нож для бумаги.

+1

7

Конечно же его кудри снова отрастут, будут красивыми завитками создавать объемную шапку вне зависимости от времени года и погоды, а после бассейна волосы намокнут, липкими прядями на лицо покажут насколько на самом деле длинные. Я не знала ни единой девчонки, которая бы не восхищалась его кудряшками, чего уж там, мне они тоже нескрываемо нравились. Такая себе особенная фишка в образе. Если у Диего это прическа, то у меня скорее всего моя худоба? Угловатые линии фигуры создают  с одной стороны колкий, с другой нежный и трогательный образ. Я протягиваю свой мир не только в картинах и иллюстрациях, но и в каждой детали своей внешности. Это важный аспект, который позволяет мне ощущать себя органично, быть в своей тарелке. Я дозированно пропускаю в свой маленький мир людей, их энергетику, их мысли. Мне не нравится, когда кто-то со стороны пытается влиять на составляющую моего биополя. Потому каждый. кто меня окружает, кто имеет возможность вести со мной коммуникацию - по своему особенный, важный, ценный.

- Значит у тебя есть все шансы для того, чтоб выздороветь? - голос не включает в себя надежду. Я хорошо выучила себя не строить иллюзий заранее, не предопределять желаемый ответ до того, как получу истинный. Люди слышат надежду брошенного щенка в твоём голосе и тут же она мешает им говорить порой неприятную и жестокую правду. Они пытаются смягчить удар, но это так не работает. Все эти попытки отстрочить путь гильотины к шее только лишь делают больнее. Вместо того, чтоб настроиться на худшее, ты веришь в то, что всё несомненно будет хорошо, что тебе повезет. Удар получаемый неожиданно становится просто невыносимым. Так больно, что можно сойти с ума.

- Творчество всегда спасает. Кто, если не мы, это знаем, - мягко улыбаюсь, прищуривая при этом глаза. Словно довольная кошка. Впалые щеки рисуют карикатурные линии. На меня красиво ложиться свет, время от времени я даже соглашаюсь на какие-то там съемки для портфолио того или иного фотографа. Все рисуют мрачные образы, двигаясь по прямому пути, не понимая, что можно словить солнечный луч за хвост и крутить им так, как вздумается.

- Соблазняешь меня согрешить? - ухмыляюсь на его предложение попробовать. Никогда не понимала почему люди, мир, религии отнесли удовольствия к грехопадению? Почему удовольствие от пищи - плохо? Почему секс - блуд и срам? Если \условно\ два человека делают между собой то, что нравится им двоим, почему это считается кому-то неверным, омерзительным, позорным? В чем суть порицания печали, раз уж таковая имеет место быть, и почему человек не должен гневаться? Жизнь на этой маленьком голубом шаре настолько сложная и непонятная, что каждый смертный грех в то или иное время является спасительным кругом, анестезией для того, чтоб её перенести.

- Как-нибудь в другой раз, - смотрю на его дрожащие руки, - Знаешь, у многих великих были трудности. Кажется именно в этом и рождается настоящее искусство. При идеальных условиях чаще всего делаешь нечто посредственное. Для истинного взрыва необходимо искра. Бетховен стал глохнуть в двадцать семь и к сорока восьми оказался полностью глухим. У Стивена Кинга был гвоздь на который он раз за разом вешал отказы в публикации своих работ и прежде, чем его стали воспринимать, как автора, он работал в прачечной. Знаешь какая моя любимая история? В барабане после стирки простыней из больницы он нашел настоящие человеческий зубы. Хотел сделать жене подарок в виде ожерелья, но счет это слишком уж. А еще он вначале спивался, а после стал наркоманом. За своё "выздоровление" он говорит спасибо жене. У Ван Гога была гонорея, сифилис и психические расстройства. И это только трое, которые пришли мне на ум. Что если о тебе будут так же учить в школьной программе, изучая биографию и придумывая мотивы твоим работам? Вполне возможно совершенно не те, о которых ты хотел сказать?
Да, глухота это конечно же далеко не рак, но суть моей речи кроется не в сравнении тяжести заболеваний. Скорее я говорила о том, что чем больше и сильнее трудности на пути, тем сильнее тебе хочется делать, творить, брать и отдавать. В этом заключается идиотизм человеческой натуры - мы всегда хотим именно то, что недосягаемое в данном промежутке времени.

- Это...похоже на рождение, - я смотрю на его будущее произведение. Творец любит не только свою конечную работу. Он лелеет идею, исполнение, пыль, грязь, неверные мазки краски, которые следует исправить. Настоящий творец обожает свой путь, тернистую дорогу, мучения, в которых рождается красота.

- Чай с ромашкой - это хорошо, давай, - соглашаюсь, - У меня сейчас в работе детская книжка. Я рисую иллюстрации. Там о маленьких монстрах, которые живут под кроватью и в шкафу. Это две разные фракции и у них началась война. А маленьких храбрый мальчик по имени Джун должен помочь им решить всё миром.
Я смеюсь, понимая, как странно выгляжу со стороны, когда с азартом рассказываю про какие-то не серьезные мультяшки:
- Я от чего-то даже не раздумывала, когда мне предложили этот проект. Он показался мне очень...добрым что ли. И эти монстрики, они крутые. Я тебе обязательно покажу! Зайдёшь в гости как-то ведь?

Он напоминает мне про тот грустный период, про каждую работу, которая ушла с лота без оглядки и зазрений совести:
- Ты бы купил всё? Боишься, что те, кто приобрёл их, не сможет оценить по достоинству? Знаешь, я просто надеюсь, что они нашли своё место. Радуют глаз, или заставляют задуматься о чём-то. Или просто закрывают дырку в стенке, которая не давала покоя какой-то там тётушке Бо, у которой муж третий год только и обещал, что её заделать... - пожимаю плечами, - Подарок?! Да ладно!
Я хватаю канцелярски нож, аккуратно разрезаю бумагу, оголяя картину. И тут же замолкаю. Рассматриваю каждую деталь, пусть и знаю её наизусть. На картине черное и золотом наведённые тонкие линии. Распахнутая грудная клетка, где в место крови сусаль. Сломанные ребра белыми камнями торчат, словно разрывают сетчатку смотрящего.
- Это горе, - поднимаю взгляд на Диего, - Понимаешь почему я пустила их все с молотка? Это было сложно и стремительно. Не было времени ни на что.  Я не успевала осознавать одно, как на голову взваливалось что-то новое. Это единственное, что мне помогало, мой сундук с монстрами воочию.

[NIC]Leta Birch[/NIC]
[STA]больно было и плохо - ты
не спасал меня, герой[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/Tp0FYyE.png[/AVA]
[LZ1]ЛЕТА БИРЧ, 28 y.o.
profession: творческая личность;[/LZ1]

Отредактировано Ruth Oscar Hansen (2020-12-19 22:21:00)

+2

8

Лета изменяется в лице, когда распечатывает картину. Это не должно было стать сюрпризом, а она не изумлена и не взволнована. Она немного встревожена, но между тем уголки ее алых губ ползут вверх. Это не картину я ей вернул, а воспоминания. Не очень хорошие, те, с которыми Лета давно простилась. Они ранят. Однако она пережила их и отпустила. Я не знал, когда настанет момент и будет можно вернуть их ей. Эта картина простояла у меня два года. Она ждала. Но сегодня я не выдержал и вернул ее вместе с воспоминаниями.
- Прости меня, - говорю я, подавая Лете чашку с чаем. - Я подумал, что лучше отдать ее сейчас. Видишь, жизнь такая странная. Иногда мы больше не можем что-то откладывать на потом.
Я присаживаюсь рядом с Летой и заглядываю в картину. Это и вправду горе. Такую не повесишь в гостиной. Она хранит очень личные воспоминания художника и буквально сочится болью. Обнимаю Лету за плечи и легонько прижимаю ее к себе. Вишневый аромат ее волос приятно щекочет ноздри. Муж Леты уходил очень тяжело. Однажды, незадолго до его смерти, я встретил их в одном из городских кафе. Пол был старше Леты на десяток лет, но в тот день был похож на высохшего старичка. Неимоверно худой, в широкой одежде, прячущийся в ней от летнего калифорнийского солнца, как вампир. Бесцветный взгляд, пересохшие губы. Без слез не взглянешь, но лета смотрела на него и улыбалась своей красивой улыбкой. Я ненадолго присоединился к ним. Рядом с ее мужем я выглядел как цветущий и пышущий зеленью вечнозеленый куст. Но она продолжала смотреть на него с заботой и волнующей нежностью. Я тогда понял, что у каждого своя судьба. Свой крест. И на какое-то время мне даже сделалось по-настоящему страшно. Муж Леты уже был просто ходячим трупом. Рядом с ним я почувствовал как стремительно ускользает из него жизнь.
- Да. Это горе, - повторил за ней я. - Сейчас тебе уже легче смотреть на эту картину?
Я бы купил все работы Леты, если бы узнал о том, что она распродает свои полотна раньше, чем они все ушли с молотка. Многие любят покупать картины молодых художников. Здесь в Сакраменто у многих коллекционеров хороший вкус и крепкая бизнес хватка. К тому же почти у каждого произведения искусства есть свой звездный час. иногда они годами и даже веками томятся, бродят как дорогое вино, чтобы потом прогреметь на весь мир. Картины передаются из поколения в поколение. Никогда не знаешь, когда настанет их время.
Сейчас мне так легко стало впадать в меланхолию. Мой психотерапевт говорит, что это все усталость организма и побочка от многообразных медицинский препаратов, которыми меня лечат. Он даже показал мне один из инструкций по применению с побочкой: грусть, депрессия, уныние, апатия. Удивительно, но я все-таки держался.
- Кажется, от этого не вылечиться. Но мой онколог верит в длительную ремиссию. Предпочитаю ему верить. Буду как тот храбрый мальчик из книжки - Джун, который должен помочь маленьким монстрам, живущим под кроватью решить все с миром.
Я не был в гостях у Леты во взрослой жизни, а она не была у меня. Для нас сейчас как будто бы что-то начиналось заново. Это было радостным началом, я это почувствовал. Я поднялся на ноги и обошел мастерскую в поисках моего мобильного телефона. Он был безнадежно похоронен где-то под завалами. В итоге, забил. Быстренько скрутил свежий косячок марихуаны.
- Точно не хочешь? Пойдем, я покажу тебе дом. А в следующий раз поедем к тебе смотреть иллюстрации к книжке. Если ты обещаешь испечь вишневый пирог, который как-то приносила на ярмарку в старших классах.
Протягиваю Лете руку, помогая подняться со стула. Ладонь у нее такая мягкая и теплая.

+2

9

Мне уютно и тепло от того, как Диего обнимает меня. Осторожно, мягко, не напористо. И я подаюсь в его руки, продолжая держать картину в своих. Холст небольшой, 11х15 дюймов, от того эмоция маслом выглядит слишком концентрированной. Словно окунуться в неё и не вынырнуть никак, никаких сил не хватит. Я провожу пальцем по линии сусального золота. Мне было плохо, но я не могла позволить себе этой боли. Я не могла поступить плохо с Полом, не могла обрушить на него тяжесть своих переживаний. Я хорошо знала, что Пол хотел видеть меня улыбчивой, хотел запечатлеть меня цветущей радостной, счастливой. Хотел быть со своей волшебной Летой до самого последнего вздоха и я дала ему то, чего он действительно заслуживал. Ни единого полотна он не видел, ведь достаточно одного взгляда, чтоб всё осознать.

Быть в браке - серьезная работа. Это хорошая партнёрская игра, в которой каждый хорошо знает личные границы второго. Эти границы глубоко берегутся и уважаются. Хороший партнер старается не давить не больное, смягчить удар, сделать это сложное существование чуточку лучше, чуточку светлее, чуточку радостней. Ежедневные компромиссы, баланс между присутствием и возможностью отдохнуть от назойливого внимания. С каждым годом всё сложнее поддерживать интерес, не забивать себя исключительно бытом, оставаться интересными. Важно научится не принимать друг друга, как должное, оставаться влюблёнными. Я с лёгкостью принимала эти правила игры, ведь ещё на старте считала свой брак лишь правильным бизнес проектом, таким себе предприятием, в котором контрольный пакет акций принадлежит мужу, а прочие 49% расписаны мне и моим родителям. Когда не опираешься на пляску гормонов, можешь мыслить трезво, можешь избежать множества ошибок и ещё большего количества разочарований.

Нет, я не идеальна, я не познала мир от и до, во мне достаточно изъянов. Мне, как любой девочке, время от времени хотелось, чтоб в моей жизни внезапно, нежданно случилась большая и страшная влюбленность. Чтоб головокружение, чтоб бабочки в животе, чтоб тайные свидания, жаркие встречи, вереница поцелуев на хрупкой шее. Я создавала себе маленький воображаемый мир, где была свободна, где ни на кого не оглядываясь. Разве это порочно? Мечтать. Моё воображение придумывало истории, которым не суждено было сбыться, а руки рисовали вполне себе реальные полотна, вдохновлённые идеей. Нет ничего плохого в полете фантазий, если они остаются только у тебя в голове, без каких-либо реальных действий. Я не заводила себе любовников /даже одного/, не искала приключений, только лишь грезила и по-девичьи вздыхала.

- Теперь она другая. Картина. Я воспринимаю её иначе, - понимаю взгляд на Диего, уверенна, что он может в полной мере разделить со мной то, о чем говорю, - Когда я её рисовала, я была, словно сосуд, который трещал по швам. Кожа рвалась на ошмётки, раны кровоточили, гноились, требовали постоянного бинтования, чтоб вдруг не занести заразу. И стерильности, само собой. Мне было больно и всю свою боль я уместила на полотно, а потом попыталась спрятать. Теперь прошло время, все ссадины затянулись, покрылись коркой. Конечно, если сильно ковырнуть, пойдет кровь, но в общем, всё вполне безопасно. И глядя на картину я ощущаю лишь отдаленный зуд. Уже не болит, но и не оставляет равнодушным.
Ставлю картину на пол. Она так и нe обзавелась рамкой, осталась голым льном на подрамнике. Мне кажется, что она нашла своего владельца в обличии Мендеса, теперь в его праве нарядить её по своему усмотрению.

- El dolor dibuja patrones mágicos en el alma con hilo de seda, - боль рисует на душе волшебные узоры шелковой нитью. В несколько глотков выпиваю ромашковый чай в то время, как школьный друг закручивает себе косяк. Я не из тех, кто будет читать длительные нравоучение, нудить о вреде или пользе. Или о том лёгкий это наркотик, или тяжёлый, он в любом случае вызывает зависимость. И уж точно этому не место и не время. Ему это необходимо.

- Я подарю тебе экземпляр про Джуна со своим автографом, - кажется у этого мультяшного героя после сегодняшнего дня появятся удивительные кудри. Именно то, чего точно не хватало для полноценного образа. Я беру Диего за руку для того, чтоб пройти следом. Приятно быть ведомой в подобных крохотных моментах.
- Ты знаешь, что тот пирог был полностью вегетерианским? Даже без яиц. И на рисовой муке, но у меня есть мои маленькие секретки, как всё сделать так, чтоб тесто таяло, - рецепт конечно же не передавался мне в наследство. В моей семье все прекрасно едят мясо, яйца, рыбу и молочные продукты, отказалась от всего животного только лишь я одна и будучи в двенадцатилетнем возрасте. Дальше в ход пошли всевозможные гастрономические извращения в попытках соорудить что-то не только съедобное, но и вкусное.
[NIC]Leta Birch[/NIC]
[STA]больно было и плохо - ты
не спасал меня, герой[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/Tp0FYyE.png[/AVA]
[LZ1]ЛЕТА БИРЧ, 28 y.o.
profession: творческая личность;[/LZ1]

+2

10

Я люблю, когда Лета говорит со по-испански. У нее сильный акцент, но это делает звучание ее голоса еще более интересным. Не смотря на то, что я родился в Штатах, а мои родители живут здесь достаточно давно, мы все равно много общаемся на родном языке. Так что мой испанский очень живой. Младшие братья и сестры знают его намного хуже, в основном просто понимают, а отвечают уже на английском. Их, как и меня, часто путают с мексиканцами. Найти в Калифорнии настоящего испанца не так то просто. Вот мы с Летой были вдвоем на всю школу. Возможно, это нас так быстро и сблизило. Хотя она всего на половину испанка, зато на самую лучшую половину.Так что, пока наши одноклассники учили испанский, как иностранный язык, мы были от него освобождены и учили другие. Я брал уроки итальянского и французского. В первом у меня было больше успехов, чем во втором.

- Отлично! Тогда буду ждать свой экземпляр с твоим автографом. Повешу его на стену. Хотя, вроде бы, с книгами так не поступают, - смеюсь я, закрывая за нами дверь в мастерской. Не хватало еще, чтобы кто-то из домашних животный ввалится сюда и все испортил.

Через гостиную мы попадаем на кухню. Она огромная, с открытой планировкой и большим островом с мраморной столешницей. Из окон открывается красивый вид на пригородные пейзажи. Дом построен на возвышенности и не смотрит соседям в окна. На этом же этаже находится красивый инфинити бассейн, который служит центром притяжения и главным украшением дома. Сейчас прохладно. Не выше пятнадцати градусов, но он подогревается до комфортной температуры. Хотя за эту зиму я ни разу в нем не плавал. Провел почти два месяца в больнице, да и сейчас как-то не до него.

- Моя младшая сестра - Иззи заморочена на всей этой веганской кухне. Когда она ко мне приезжает, то готовит свой любимый салат из пятнадцати сортов листьев. И заставляет его есть. Наблюдает, как маленький надзиратель. Так что я знаю, что и без яиц может быть вкусно. Как бы это странно не звучало. Твой пирог помню до сих пор, не смотря на то, что мне в мозг со скальпелем залазили. Значит, это все твои маленькие кулинарные секретики?

Мы поднимаемся на второй этаж. Здесь просторная застекленная терраса и несколько спальных комнат - моя, Фелисити и для гостей. У сестры в комнате идеальный порядок. Она не закрыла дверь, так что мы туда сунули свои носы. Просто образцово-показательное жилье. У меня полный ураган. Так было всегда, пока клинеры не добирались до моей комнаты. Я этого ничуть не стыжусь, но и не предлагаю Лете остаться в ней.
- У меня тут тотальный беспорядок. Примерно такой же как и в голове, - усмехаюсь я, заруливая в комнату лишь для того, чтобы забрать кейс с таблетками. У меня их сейчас еще больше, чем когда я просто торчал. Естественно все нужно пить в строгом порядке, ничего не пропуская. У меня сложно с обязательствами, но я сделал усилие над собой. - Слишком большой дом для одного человека, поэтому я усестрил сестру. Она напоминает мне, что нужно не забывать есть и носить одежду, чтобы не превратиться в шимпанзе. Снова беру Лету за руку. - Может, пойдем поплаваем в бассейне или хочешь остаться здесь?

Отредактировано Diego Méndez (2020-12-25 16:01:49)

+2

11

Кухня у Диего размером со всю мою квартиру. Меня это не огорчает, просто констатирую факт, всё таки сама выбирала свое жилище. В большом доме ощущаешь себя одиноким, если нет вокруг огромной толпы на которую можно было бы ворчать. Я рассматриваю комнату за комнатой, держу Мендеса за руку, переплетаюсь пальцами и совершенно не хочу терять тактильный контакт. Это странно для меня лично, с учётом того, что я в принципе не слишком люблю, чтоб меня трогали.

- Гении повелевают хаосом, - он быстро ищет свою таблетницу, я рассматриваю по сторонам, точно хочу запомнить как можно больше деталей. В моей личной иерархии порядка есть определенные принципы. Это не обязательно чисто и расставлено по местам. Главное, чтоб я четко знала где и что лежит, даже если это полный хаос. Меня дико раздражало, если мать вытирал пыль на моих полках и переставляла что-то местами. Это вводило меня практически в бешенство, но мне нельзя было демонстрировать недовольство хоть каким образом. Дома родители были в роли диктаторов, которых я обязательно беспрекословно должна слушать и повиноваться. Не дай боже сделать что-либо выходящее за рамки того, что они готовы принимать. Я только лишь в свои практически тридцати осмелела настолько, чтоб делать то, что мне нравится. И если бы не смерть мужа, едва ли осмелилась на подобное. Всё в какой-то момент переделилось на до и после, сместился центр важного и бессмысленного.

- Нет ничего плохого в том, чтоб ходить дома голышом, - пожимаю плечами. Нагота стесняет только лишь в том случае, если воспринимать её порочной, видеть в человеческом теле исключительно секс. Хотя секс это тоже красиво. Разные формы - красиво. Искусство требует разнообразия. Оно обязывает видеть прекрасное в привычном и заурядном. Заставляет смотреть на очевидные вещи совершенно другими глазами. Насколько я могу помнить Диего в плавках, он был сложен весьма и весьма. Ну, и судя по тому сколько девочек за ним вечно бегали, не одна я так считала. В тоже время меня много кто мог бы посчитать слишком тощей. Нынче семейство Кардашьян ввело свои стандарты модного, я в них не то, что не вписывалась, я просто стою в стороне и дышу на ладан.
- Пойдём, я за, но ты ведь понимаешь, что у меня с собой нет купальника?

В младшей школе я ходила в бассейн, потому что мать считала, что для танцев я непригодна, а вода благосклонно будет влиять на мою осанку. В общем мне нравилось, грустно только то, что мне в принципе это навязывали. С малых лет я знала, что я должна следовать графику, я должна посещать ту или иную секцию, я должна получать хорошие отметки, ведь при иных обстоятельствах мои родители будут огорчены. А огорчать их нельзя. Мне успешно прививали подобный ход мысли. Настолько успешно, что во взрослом сознательном возрасте я продолжала следовать данной схеме и перестроить себя требовало усилий.

Расстёгиваю пуговку на узких джинсах, требуется усилие для того, чтоб стянуть их с ног. У них прекрасно ровным счётом всё, кроме момента, в котором доходило до пяточки, потому чтоб окончательно распрощаться с брюками, я усаживаюсь задницей на пол. Всё так же, не поднимаясь, с лёгкостью бросаю в сторону пуловер цвета гнилой вишни. Остаюсь в нижнем белье, когда поднимаюсь на ноги.
- Ты находишь людей более привлекательными полностью обнаженными или прикрытыми чем-либо? - отбросываю волосы на спину, машу рукой, мол давай следом, и ныряю бомбочкой в бассейн. Водостойкая тушь держится из последних сил на пару со стрелками, но едва ли макияжа хватит надолго.
[NIC]Leta Birch[/NIC]
[STA]больно было и плохо - ты
не спасал меня, герой[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/Tp0FYyE.png[/AVA]
[LZ1]ЛЕТА БИРЧ, 28 y.o.
profession: творческая личность;[/LZ1]

Отредактировано Ruth Oscar Hansen (2020-12-27 20:45:32)

+1

12

- Конечно, я знаю, что у тебя нет купальника, Лета, - смеюсь я, складывая сразу две таблетки на корень языка. Глотаю, не запивая. Удивительные способности организма. - Для этого все и затевалось! С удовольствием смотрю за тем, как раздевается Лета. На улице градусов пятнадцать, но бассейн подогревается. В нем сейчас шикарно. Настолько, что я даже помню эти ощущения с прошлых лет.
- Наверное, незаконно так смотреть на людей, - говорю я, продолжая любоваться своей подругой.  - Может быть, мне все это время нравились испански, а не калифорнийские блондинки. Может быть я все это время неправильно жил.
Улыбаюсь сам себе под нос. Вероятней всего, у меня столько токсинов и химии сейчас в организме, что во мне поселился Чужой. У которого, кстати, секса не было с начала декабря. Вообще и не припомню, когда я себя настолько запускал. Между двумя курсами химиотерапии ко мне даже вернулась утренняя эрекция. Помню, как смотрел на неё с подростковым недоумением и несколько ошалелым восторгом. Подумать только - рак! Не понимаю, как меня угораздило.
- Возможно, это прозвучит несовременно, но некоторым людям лучше оставаться одетыми. Сейчас принято такое называть бодипозитивом, - вслед за Летой я тоже начинаю освобождать себя от одежды. Толстовка, кроссовки, штаны. Остаюсь в беленьких трусах, которые станут прозрачными также быстро, как и кружевное белье Леты. - Я чертовски везучий в плане конституции тела сукин сын. И поэтому исповедую нудизм.
Мы ведь оба сейчас рискуем. Она прыгает бомбочкой в воду. Я издаю ликующий крик, как индеец на охоте и ныряю следом за ней. И зря я это делаю. Вынырнув, я какое-то время пытаюсь прийти в себя из-за долбящей боли внутри черепа. Нужно было спускаться осторожно, соскользнув с бортика как дед. Иногда я забываю, что болен и мне это нравится.
Боль быстро отступает. Очухиваюсь. Широко улыбаюсь и подплываю к Лете. В воде очень кайфово. Если бы ещё и снег шёл, то было бы вообще как в сказке. Но вокруг зелено и светит калифорнийское солнце. Грудь Леты кокетливо выглядывает на поверхности воды. Я же как Франкенштейн. Шов через полголовы, который только начинает превращаться в шрам и порт-система под ключицей. Это чтобы вены не охренели от химии. Его практически не видно под кожей - просто небольшой бугорок.
- Красавица и чудовище, - сообщаю я, до конца не понимая, могу ли я прикасаться к Лете, даже не смотря на то, что я только что видел ее соски под намокшим лифчиком. Поэтому проплываю мимо. Кости и все тело непривычно ломит даже от такой небольшой физической нагрузки. Тусуюсь у бортика, вглядываюсь в далекие городские пейзажи. Мне немного стремно. Если мы переспим, то что будет с нашей дружбой. У меня были подобные кейсы и ничем хорошим это не заканчилось. При этом этом, именно, я предложил поплавать в бассейне, зная наперёд, что Лета не станет нырять в воду в джинсах и вишневом кардигане.
Я разворачиваюсь к ней. Она совсем близко. Сложно говорить о чем-то отвлеченном и при этом не смотреть на ее грудь. Я не был праведником. Лета ведь это знает. Поэтому она сторонилась меня так долго. Мои руки тянутся к ее стройному телу, притягивают к себе. Я держу ее на плаву. Нужно срочно прятать губы. Они горят и настраивают на приключении. - Мы ведь раньше целовались. В школе. Ты помнишь?

Отредактировано Diego Méndez (2021-01-02 22:43:00)

+1

13

Выныриваю из воды бассейна. Если бы на улице был мороз, я бы парила. Очень еффектно. Но вместо этого только лишь волосы налиплм на плечи, развиваются по течению тогда, когда я подплываю к Диего. Нам всем периодически необходимо просто расслабиться. Нырнуть бомбочкой в бассейн, смеяться так, чтоб болел живот, наесться сладких конфет до сыпи на щеках, рассказывать до утра под одеялом ужастики. А ещё сорваться и уехать куда-то в ночь, есть утром хот-дог на старой заправке, глядя куда-то на горизонт на восходящее солнце. Держать за руки кого-то с кем хорошо, но не обязательно долго и счастливо, но точно счастливо в этот миг. Всем нужно быть капельку свободными и чуточку сумасшедшими. Целоваться так, чтоб сводило внизу живота, делать глупости, о которых будешь сожалеть спустя пару лет, а может быть пару лет. Всем это нужно до боли в зубах, до головной боли и скрученных суставов. Нужно всё то, о чем мне хотелось, но от чего меня держали подальше. Мне необходимо было сорваться в конце концов, расслабиться, быть собой без оглядки на кого-то во всех своих поступка. Мне нужно наконец-то не думать про то что мне в спину скажут родители, муж, учителя, кто-либо ещё.

Диего сложен изумительной в этом нет никаких сомнений. В старшей школе мне дико завидовали тогда, когда видели меня около него. Пускали слухи про то какая же я на самом деле шлюха и что только не делала за закрытой дверью подальше от чужих глаз. А у нас с ним не было ничего кроме самой прекрасной, самой удивительной и восхитительной дружбы. Между нами было всегда тонкая материя понимания чего-то выше, чем просто познания взрослеющих тел. Ведь если между нами нет ничего больше, чем обычное бренное, как мы смогли удержать то, что называем дружбой, настолько долго. Он отплывает от меня к бортику. Я ныряю, словно русалка, под водой быстро преодолевая расстояние. Рукой стараюсь аккуратно вытереть воду из глаз, но всё равно размазываю тушь. Едва ли это настолько важно.

Мне нравится, как он притягивает меня к себе, как держит на плаву. Я давно удерживаю себя на плаву самостоятельно. Прошло достаточно много времени с того момента, как я стала вдовой, как стала заботиться всегда и обо всем сама. И для такое положение дел странное и непривычное. Я пробую нечто новое для себя, новый неизведанный мир и ощущать руку, сильнее моей, у себя на талии ощущение привычное и комфортное. Хочется расслабиться и поддаться.
- Ты не чудовище, - немного склоняю голову в сторону, провод кончиками пальцев по контуру его лица.мне сложно было бы считать его чудовищем даже до безобразия изуродованным. Я не смотрю исключительно на то что вижу перед собой. Красота слишком тонкое, слишком неуловимое понятие, которое чаще ощущается, чем видится одним только взглядом. И я вижу в нём красоту куда глубже, чем можно познать кто-то, кто не хочет замечать ничего дальше срезанных кудрей.

- Губы помнят, - я тянусь к его пухлым губам для того, чтоб поцеловать. И не только лишь из чувства ностальгии. Я целую Диего потому что мне этого действительно хочется. Потому что он пахнет, и пах всегда, так , что сносит крышу, и потому что грань, которую мы сами выстроили, сейчас едва имеет значение. Иногда нужно поддаваться импульсу, делать то, что хочется, целовать того, к кому тянет именно в этот момент, в эту секунду. Я обвиваю руками его за шею, заключаю в объятия.
- Каждая девчонка в параллели хотела быть на моём месте. Знаешь об этом? - я упираюсь лбом в его лоб, - А все мои поклонники считали, что я сплю с тобой, потому в спину плевали, что я шлюха.

Если дала - шлюха, если не дала шлюха. В любом случае, если ты родилась девочкой, ты услышишь в свою сторону подобное оскорбление. Самое главное научится не то, что не реагировать, а даже бровью не вести в этом направлении и вести себя настолько достойно, насколько для тебя самой это будет приемлимо.
- Было немного обидно и хотелось сделать на зло, но разве могла я себе такое позволить?
Ныряю для того, чтоб стащить с него нижнее белье, оттаскиваю кусок полупрозрачной белой ткани в сторону и выныриваю на поверхность. Хмыкаю и закусываю нижнюю губу практически, как подросток.
- Поцелуешь меня ещё раз?
Меня так давно никто не целовал и мне катастрофически не хватало близости.
[NIC]Leta Birch[/NIC]
[STA]больно было и плохо - ты
не спасал меня, герой[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/Tp0FYyE.png[/AVA]
[LZ1]ЛЕТА БИРЧ, 28 y.o.
profession: творческая личность;[/LZ1]

+1

14

- Осторожно, ты слишком близко, - улыбаюсь я, но Лета уже касается моих губ. Она заставляет меня вздрогнуть, вжаться спиной в борт бассейна. Вот так я реагирую на ее поцелуй, на прикосновения к телу, которое некоторое время назад стало для меня чужим. Чувствую непривычный жар. Я как тинейджер. Мы будто бы снова в школе -  танцуем вместе на выпускном балу. На том самом, на котором меня не было из-за случившегося романа с героином. Я тогда много что на него променял. Хорошо, что моя жизнь не закончилась тогда.

Адское пламя и Ева в раю.
Был ли я счастлив? Был ли я молод?
Спас ли бесценную душу свою?

Я целую ее в ответ. Жадно, с надрывом, почти навзрыд. Мне по-прежнему кажется, что это неправильное решение, но я уже не могу остановиться. Руки меня не слушаются, губы меня не слушаются, мозги у меня отказали. Лета ныряет, стягивает с меня трусы, а меня всего знобит. Что-то новенькое. Смотрю за тем, как белая промокшая тряпочка отправляется в плаванье, пока не скрывается в облаке пара.
Довольно ловко снимаю с Леты лифчик и прижимаю ее к себе. Между нашими телами практически не остается пространства. Они сливаются, проникая друг в друга короткими разрядами электричества. От ее влажных волос все также пахнет вишней. У меня в голове ни единой мысли, одни рефлексы.
- Ты преувеличиваешь мою былую популярность. Был бы здесь Тайлер Джей и его сердечко разбилось бы в дребезги. Наш общий одноклассник носил звания короля школы. Я старался его не затмевать. Мне это точно было нужно меньше, чем ему. - Прости, что испортил тебе жизнь в старших классах. Я даже и не догадывался. Серьезно, чем я тогда думал? Наверное, мышцами ягодиц.
Целую Лету. На этот раз поцелуй получается куда более страстным и требовательным. В ход идут руки и пальцы, которые забираются к Лете в трусики. Краем глаза замечаю брата, который испуганно шугается и делает вид, что его вообще и близко не было. Нечего тусоваться у меня дома безвылазно. Я все-таки еще не труп и даже могу себе позволить прежний образ жизни. Если это физиологически возможно. Однако я чувствую, что мой член тоже начинает реагировать то ли на горячую воду в бассейне, то ли на Лету. Хочется, верить в последний вариант.
- Хочешь, можем заняться сексом из жалости? - предлагаю я, понимая, что Лета, вероятно, сейчас будет бурчать. Не из-за секса, а из-за "жалости". В любом случае, прямо здесь и сейчас это не получится. Бассейн глубокий и я уже устал стоять на цыпочках. - У тебя есть еще возможность передумать.
Мне хотелось с Летой приключений - спонтанных поездок, громкого смеха, воспоминаний о школе. Не хотелось неловкостей и напрягов, которые могут случиться стоит нам переспать. Не буду скрывать, что физиология сейчас сильно брала верх, потому что у меня давно не было секса и потому что Лета была очень красива.
- Мне бы не хотелось тебя разочаровывать. Секс друзьями - рискованное дело. Я поступаю подло - хочу, чтобы Лета решила все сама. Я приму любую судьбу, но у Леты влажно между ног. Я чувствую это даже под водой. Вот и морочу ей голову, не убирая пальцы.

+1

15

Я не огорчалась тем, что когда-то он якобы подпортил мои школьные годы. Мне было плевать на то, что шепчут у меня за спиной. Какая к черту разница, что там говорят те, кто не имеет никакого значения? Мне всегда было интересно с Диего. Была какая-то особенная частота, на которую настраивались исключительно наши с ним радары. Мир двух творческих душ, в котором нет никаких ограничений для фантазии. Мысль может быть сколько угодно свободной, сколько угодно обширной. И сейчас тоже нет никаких рамок. Нет ничего, что могло бы сдерживать меня или его. Именно поэтому я прижимаюсь к нему тогда, когда он снимает с меня верх нижнего, столь же промокшего, как и я сама. 

- Из за жалости? - практически с возмущением, но следом меняю настроение, хищно прищуривая глаза, - Может быть я только и ждала этого момента?
Веду ладонью ему от плеча к кисти, направляю вставляя его пальцы в себя. Выдыхаю из губ в губы. Нет, мне не страшно испортить дружбу тем, что надвигается волной вожделения. Нет - потому что я более чем уверенна в том, что подобное не может ничего испортить между нами. Для того, чтоб секс ничего не портил, необходимо изначально правильно расценивать взаимоотношения. Если вы дружите и у вас приключилась интересная история, что перевесит на весах? Если приключение, значит не так уж и много было дружбы. Значит не такие уж вы и сильные, смелые, взрослые. Значит витаете где-то в облаках, придаете скрытый смысл вещам, которые этого не несут. Во всём, в конечном итоге, важно смотреть на вещи трезво и рассудительно. Да, со мной можно поспорить, указав, что чувствами нельзя повелевать. Дело в том, что то, что вы зачастую принимаете за истину - всего лишь мимолётная пляска гормонов.

Я хочу его сейчас и хочу не из жалости, не потому что он мой друг и вдруг я решила таким образом поддержать его. Вообще следует отбросить и опустить эту дурацкую ситуацию с его раком. Сейчас её не существует, даже не смотря на то, что отсутствие волос и шрам об этом нам напоминают. Здесь и сейчас мы снова школьники, которые могут делать вещи, о которых никому никогда не рассказывают.
- Тебе никогда не хотелось испортить меня? - на выдохе от куда то из глубинных недр лёгких.

Есть две категории хороших девочек: те, которых хочется искусить, провести за руку к сладостному и греховному, и те, которых попросту хочется оставить в покое с их пыльными книгами. Обычно вторые не слишком располагают внешней привлекательностью, но дело даже не в ней. Дело в том, что у вторых недостаточно независимости от чужого мнения, мешок комплексов на спине, всего опущенный взгляд, поникшие плечи и сгорбленная спина. У первых есть характерная червоточина, которую на первый взгляд совершенно не видно. Как яблоко, которое гниёт изнутри, оставаясь красивым внешне. Гладкая, намазанная воском тонкая шкурка не даёт покоя. Так и манит откусить кусочек, подпортить идеальность.
[NIC]Leta Birch[/NIC]
[STA]больно было и плохо - ты
не спасал меня, герой[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/Tp0FYyE.png[/AVA]
[LZ1]ЛЕТА БИРЧ, 28 y.o.
profession: творческая личность;[/LZ1]

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » встреча одноклассников


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно