внешностивакансиихочу к вамfaqправилакого спросить?вктелеграм
гнетущая атмосфера обволакивала, скалилась из всех теней в доме, как в мрачном артхаусном кино неизвестного режиссёра... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 13°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
anthony

[telegram: kennyunicorn]
eva

[telegram: pratoria]
siri

[telegram: mashizinga]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Все, что ни делает лиса - к лучшему. Что не делает - тоже к лучшему


Все, что ни делает лиса - к лучшему. Что не делает - тоже к лучшему

Сообщений 1 страница 20 из 22

1

https://i.imgur.com/PZ878xp.gif

Tyrell & Tyrell Campbell
❆❆❆
end of january, 2021
❆❆❆
restaurant & home

https://i.imgur.com/N7wwsXp.gif

Отредактировано Jasper Tyrell (2020-12-11 22:40:27)

+1

2

Не так себе Джаспер представлял совместные ужины, совсем не так. Ему куда больше нравились варианты всех предыдущих дней, когда максимум, что они с Мэл себе позволяли, это заказать доставку чего-то вкусного. Итальянская кухня, французская, мексиканская - да хоть фаст-фуд, плевать, если на десерт ему доставалась Кэмпбелл, а ведь сладенькое Тиреллу далеко не всегда перепадало.

И вот очередной дурацкий спор, который Джас проиграл. Награда победителю - поход в свежеоткрытый ресторан за счет проигравшего, который даже ничего съестного себе заказать не может. А Джаспер еще умудрился опоздать почти на целый час, за который Мелани успела настрочить ему кучу язвительных сообщений. Да, у нее сегодня явно было хорошее настроение.

Теперь он сидит, в обнимку со своим чайником черного чая с бергамотом, который опустел едва ли на половину, и устало смотрит, как его Лисичка пытается съесть все, что заказала. Особо в желаниях она себя не ограничивала, аргументируя это просто: хочу попробовать все. Но Джаспер-то знал, что она просто отыгрывается на его кошельке за выигранный спор и вынужденное ожидание.

Стоило отдать Кэмпбелл должное - она действительно попробовала все, не забывая в красках описывать Джасу каждое из своих впечатлений, будь то салат, суп или ролы. Даже вина заказала себе три бокала, потому что а) вот это нереально вкусно, б) вот этого у них быть не может, и в) ой, а это я никогда не пробовала. Наверное, надеялась этим позлить Тирелла еще больше, но ему, если честно, было вообще плевать.

Джаспер устал. Нет, не так: Джаспер заебался. После всего того, что произошло с ним и Мэл, любая выходка последней воспринималась как детская забава, особенно по сравнению с тем, какие проблемы начались у Тирелла с бизнесом. Он знал, откуда растут ноги, но ничего не мог с этим поделать. Снова идти к отцу на поклон? Он еще и за прошлую помощь не расплатился с ним и Рексом, влезать в еще большие долги, даже перед семьей, Джас не собирался.

И он на самом деле устал - морально и физически, в целом и конкретно сегодня. Даже чай, который Мелани великодушно позволила ему заказать, и который он глотал скорее от нечего делать, чем от действительной потребности, казался совершенно безвкусным. Поэтому и осилил Тирелл всего одну чашку, а вторую цедил уже сколько? - полчаса как минимум, опустошив ее едва ли на половину.

Ему бы домой. Под быстрый горячий душ и пушистое одеяло - Джас не сомневался, что вырубится тут же, стоит только коснуться головой подушки. И даже привычно разводить Мэл на секс или массаж сил не было, только притянуть ее к себе и уснуть, уткнувшись носом в ее макушку.

У Мелани явно было другие планы, потому что уходить в ближайшее время она точно не собиралась. Ломала маленькие кусочки от десерта, заедала их листьями салата, делала глоток из бокала и начинала по новой рассуждать, зачем в то или иное блюдо повар добавил столько специй. Это было даже мило. В другой ситуации Джаспер с радостью бы поспорил с ней, и уж точно попытался стащить что-то с одной из тарелок, вопреки условиям спора. Но ему банально кусок в горло не лез - вот и сидел он себе тихо напротив Лисички, устроившись поудобнее в углу дивана, и наблюдал за Мэл - не с завистью, как она наверняка надеялась, а с усталостью, и одной только мыслью:

- Как в тебя столько влезает?

Нет, это, конечно, намного лучше тех дней, когда Кэмпбелл в принципе отказывалась есть хоть что-то, но все равно чересчур. И даже для простой женской мести.

- Может, ты беременна? - подперев голову кулаком, лениво поинтересовался Джаспер.

На самом деле, ему плевать. Если Мэл действительно сейчас положит перед ним положительный тест, он только пожмет плечами и поинтересуется, могут ли они теперь валить домой. У него не было сил даже обдумать эту мысль и оценить возможность ее осуществления - машину бы довести до нужного адреса. И куда реальнее прикинуть, насколько Джас доверяет Мелани, чтобы пустить за руль своего джипа, чем все остальное.

- Давай попросим завернуть все с собой, раз тебе так принципиально это все съесть?

Она ведь на самом деле может просидеть тут вплоть до закрытия, лишь бы показать Джасперу, кто победитель в их сумасшедшей паре. А он готов признать это и так, лишь бы поскорее оказаться в границах любимой кровати. И, что удивительно, если Мэл и дальше продолжит свою незамысловатую игру, Джас согласится оказаться там и в полном одиночестве, настолько ему сейчас лень ее уговаривать. Не потому что не хочется, а потому что просто нет сил - ни на уговоры, ни на все остальное.

Отредактировано Jasper Tyrell (2020-12-11 22:40:55)

+1

3

Может ли победа, которая достается задаром, считаться победой?

Может, - считает Мелани. Определенно, может. И у такой победы даже есть какой-то свой особенный вкус – Мэл явно не из тех героев, что ценят только то, что добывается потом и кровью. И наверное, именно исходя из таких своих мировоззрений, забрасывать Джаспера каверзными сообщениями она начала еще до того, как сама приехала в ресторан – просто потому что ей опаздывать можно, а ему – нельзя. А раз уж спустя десять минут от назначенного времени ей еще не прилетело смски с вопросом, успела ли она одеть уже вторую галошу, или только досушивает волосы, Джаспер на их назначенное рандеву тоже не спешил. И вот это уже было обидно – так что, сам виноват.

Ну и, в конце концов, она его предупреждала, что спорить с ней на результаты бейсбольного матча – вещь опасная. Опять-таки, сам виноват.

И пока официант всё подносил блюда, не забывая с удивлением посматривать на Кэмпбелл, когда она каждый раз на новую тарелку реагировала довольным поёрзыванием на стуле и почти мурчащим «о, и вот это мне», оставляя спутника обниматься с пузатым чайником, сама она – даже к собственному удивлению – испытывала некий дискомфорт от такой компании. То есть никакой, по сути, компании. С тем же успехом поговорить она могла и сама с собой, главное – хотя бы время от времени поднимать в руке телефон, создавая иллюзию записи, например, подкаста. Да и вообще весь тот же набор блюд могла бы и домой заказать, раз уж так сильно было её любопытство. Хотя, если по-честному, знай она, что весь вечер Тирелл будет гипнотизировать её пустым взглядом, в котором единственное, что читалось доподлинно – это пожелание подавиться, а не будет готов подрезать у неё как минимум третью часть из кушаний, она бы заказала вполовину меньше.

Джаспер устал – то ли от неё, то ли от жизни; Мелани – скучала. Хреновый вечер. Ей не понравилось.

И вот она уже откидывалась на спинку своего кресла, покачивая в пальцах бокал и укладывая ногу на ногу, уже намеревалась предложить Тиреллу проваливать восвояси и не портить аппетит – с которым, впрочем, никаких проблем не было, когда второй вопрос застает её настолько врасплох, что та даже поперхнулась.

- О, ну конечно, - утирает подхваченной со стола салфеткой капли вина с подбородка, переводя насмешливый взгляд к Тиреллу, - А через девять месяцев из меня как чужие, - и пальцами жестикулирует, показывая как нечто инопланетное будет прогрызаться у неё откуда-то из живота, - Полезут Джаспирята.

Хотя холодок противный по спине нет-нет, да пробежал. Презервативы эффективны на 98%, если не умудриться их повредить; таблетки – от девяноста до девяносто девяти, если не продалбываться; слишком много переменных и внешних факторов. Чёрт – точно нужно было ставить трёхлетний имплант и начать уже отслеживать циклы.

Джаспер, конечно, стал её первыми правда серьезными – насколько это вообще возможно в приложении к Тиреллу и Кэмпбелл – отношениями, но любой серьезности есть предел. Вот её пока наступает на её зубной щетке в стакане на раковине в его ванной и парой смен белья в комоде – ну, и флаконом парфюма в прихожей. Ну, ладно – еще маленькими бутылками шампуня, душистого геля для душа. Но на этом уж точно всё. Или нет? – Да неважно; короче, ничего такого, что она не смогла бы оставить там безвозвратно.

- Вообще, я просто героически принимаю на себя удар за себя, - и пальчиком указать себе в грудь, - за тебя, - и им же – в сторону бородатой морды лица напротив, - и вон за ту несчастную, - кивком головы показать на столик чуть в стороне от них, где намарафеченная донельзя юная особа мучительно клевала свой легкий овощной салат, с завистью глядя на целое блюдо мясных закусок своего спутника, - Так что я, в своем роде, герой! – и самодовольно, широко улыбаясь, отламывает вилкой кусок своей запеченной яблочной розы с кремовой сердцевиной.

Хотя, помнится, было время, когда и Мелани так же скромно проводила ужины в ресторане – но это было обусловлено скорее нежеланием ощущения тяжести в животе в продолжении ужина, чем стремлением не выглядеть черной дырой. Хотя в целом такого подхода, конечно, не понимала – что толку прикидываться скромной птичкой, если потом все равно обнаружится, что ты – прожорливая хрюша?

- Джас, давай серьезно, - и подается вперед, укладывая руки локтями на стол, - Что такое? Бродячий пес надругался над твоей ногой, малолетка не дала, сахар с солью в кофе перепутал, что? – и даже позволяет себе чуть заметно коснуться верхней частью своей стопы его колена под столом, - На тебя блин смотреть тошно.
[NIC]Melanie Campbell[/NIC][AVA]https://i.imgur.com/FESpvc8.png[/AVA][LZ1]МЕЛАНИ КЭМПБЕЛЛ, 25 y.o.
profession: директор винной галереи; богатенькая наследница бизнеса, хулиган и бездельник;
partner in crime: dunne
victim: jasper[/LZ1]

+1

4

Джаспирята - это мило. Но мило только в данной вариации слова и лишь контексте текущей ситуации. Какие Джасперу дети? Чтобы их заводить, нужно быть железно уверенным в целом ряде факторов, а Тирелл даже в себе последнее время уверен не был, особенно с учетом всего происходящего. Да и Мелани, если говорить откровенно, на мать семейства не тянула. Не то чтобы Джас ее не рассматривал в этом плане...хотя нет, не рассматривал. И себя не рассматривал. Не было в нем этого инстинкта продолжателя рода, пусть лучше старший брат отдувается. Тем более, дети размягчают, если судить по тому же Рексу, а подобного Джаспер в ближайшее время позволить себе совершенно точно не мог.

Героизм Кэмпбелл он не оценил. Во-первых, потому что он больше походил на типичную для нее издевку, а во-вторых, потому что куда большим героем был тот, кто будет эту гору жратвы оплачивать, а не тот, кто в одиночку пытался ее схомячить.

Но за соседний стол взгляд все же перемещает, скорее рефлекторно, чем осознанно. Сколько он таких куриц видел в своей жизни? Миллион. Строят из себя пай-девочку, а на деле оказываются теми еще стервами. То ли дело Мэл - с самого первого взгляда не скрывала, что вытянет из Джаспера все, что только сможет. Кто бы знал, что она из него самого себя вытащит.

Кто бы знал, что вот за эту ее самодовольную улыбку он готов ей простить даже это.

Но не то, что они уже полтора часа бессмысленно сидели тут, вместо того чтобы сладко засыпать, отвоевывая друг у друга подушки.

На ее вопросы только устало улыбается. Сказать ей, что с некоторых пор его не то, что малолетки, а в принципе все особи женского пола не интересуют, кроме одной рыжеволосой лисы? И что куда больше его расстраивает тот факт, когда она ему не дает, а не кто-то другой, метафизический? Да нет, обойдется. Тешить самолюбие Кэмпбелл - это как выдавать ей в руки подожженную динамитную шашку, которую она тебе же в жопу и засунет.

У Джаспера не было настроения выслушивать миллионы язвительных комментариев и тонны насмешек, он и сам прекрасно понимал, насколько идиот, поэтому Тирелл лишь дублирует позу Мэл с одним только отличием - второй рукой подхватывая ее ногу под столом, медленно большим пальцем вырисовывая круги на лодыжке.

- В день, когда тебя на самом деле начнут волновать мои проблемы, Землю атакуют пришельцы, которые уничтожат нас куда раньше, чем я успею тебе все рассказать, даже если захочу.

А он не хотел. Ни сейчас, ни когда-либо в будущем. И даже не столько потому, что он - мужик, который не собирается показывать свои слабости перед бабой, сколько потому, что не верил в хоть сколь положительный исход подобного разговора. При всем обилие плюсов Мелани Кэмпбелл, поддержка и сострадание к ним явно не относились. А вот язвительность была на вершине этого списка, но ее, как уже выяснилось, Джасперу сейчас выносить совершенно не хотелось.

- Так что доедай, солнышко, - с улыбкой проговорил Джас, возвращаясь к уже привычной для себя позе в углу дивана, - а то остынет.

Давно уже остыло, наверняка, как и чай Тирелла, который он допивать не собирался. Но это, что называется, уже не его проблемы - нефиг было столько заказывать.

- А мне вот интересно, - неожиданно даже для себя решил поинтересоваться Джаспер. - Если я буду не в состоянии обеспечивать все твои сумасшедшие идеи, вроде этой, что ты будешь делать?

Нет, Джас, конечно, понимал, что их отношения с Мэл держаться вообще не на деньгах, и что к меркантильным сучкам Кэмпбелл себя относила только тогда, когда ей это было выгодно. Но хрен знает, что там в ее голове творится. В его-то вон какой бардак, что даже мысли бросить все и начать с нуля появляются. Но это Джаспер со своим депрессивно-уставшим настроением, когда всякий бред в мысли лезет. А с Лисичкой вообще всегда непонятно, о чем она думает. И особенно - какого хрена до сих пор не открутила ему башку. Издеваться, наверное, слишком нравится.

- Забей, - выдохнул Джас, сползая пониже на диване и устраивая голову на спинке. - Я просто устал.

Может, стоило перенести этот вечер на какой-то другой день? Он же не отказывался от собственного проигрыша, просто откладывал немного час расплаты. Но нет, блин, соскучился. По этой стерве своей соскучился. Настолько, что все равно притащился в этот проклятый ресторан вместо того, чтобы падать в собственную кровать. А потом еще послушно терпел все эти разговоры о вреде сливочного масла в десертах. Ну не дурак ли?

Отредактировано Jasper Tyrell (2020-12-11 22:40:49)

+1

5

- Не забудь надеть шапочку из фольги, - только тихонько бурчит, снова подхватывая вилку и начиная разбирать десерт на лепестки – тонкие яблочные слайсы.

Вот зачем он все время так? Практические любые её поползновения в сторону каких-то положительных качеств постоянно разбиваются о его неверие в то, что Мелани может быть чем-то хоть сколько-нибудь отличным от мелкой злодейки-пакостницы или типичной городской сумасшедшей. Она же никогда не была злой: придерживала перед людьми двери, бросала пятерки в шляпы бездомным, подписывала петиции за сохранение парковых зон. Верила – пыталась верить – в хорошее и удачу, и даже покупала время от времени лотерейные билеты. Вот импульсивным эгоцентриком – да, им она была; но злой?

И когда кто-то, кто каким-то странным образом стал ей если не прямо-таки дорог, но, как минимум – небезразличен, чувствует то, что заставляет так устало вздыхать, укладывая затылок на спинку дивана – её это беспокоило. Возможно, чуть меньше, чем судьба ламантинов, но всё же.

- Не хочу, - задумчиво поджимает губы, откладывая вилку зубцами на тарелку.

Но самой, вообще-то, не верилось, что чужое состояние даже в чистой теории может так аукаться в ней – до потери аппетита. Эмпатия никогда не была её сильной стороной. А с Джаспером они так вообще куда чаще в своих – смешно сказать – отношениях оперировали не чувствами, а более физиологическими желаниями. А тут, понимаешь, прониклась зачем-то – настолько, что успела уже даже расстроиться.

- Ты сейчас хочешь услышать, что я тогда от тебя уйду? – уголок левой брови дрогнул, вопросительно приподнявшись, пока Мэл накрывала ладонью правой руки левый локоть, - Других причин не нашлось? Давай подскажу, - и начинает считать на пальцах левой руки, потупив на пару секунд взгляд в потолок, - Милая, дело не в тебе. Понимаешь, я гей. Мне кажется, я тебя не достоин. Мы хотим от жизни разного. Мне продолжать?

И ведь почти наверняка всё – правда. Ну кроме одного-двух вариантов, но – тем не менее. И Мелани хмурится, так, как будто что-то кольнуло в боку, а на самом деле – куда как глубже. Она и сама знала, что невыносима до одурения, да и Тирелл не гнушался время от времени ей об этом напоминать, но…

Но черт, как же ей нравилось с ним быть. Засыпать, просыпаться – да даже бросаться на шею, когда Джаспер время от времени забирал её от галереи. Через пару дней разлуки – сама изобретала причины для встречи, а иногда – и вовсе не изобретала, просто заявляясь к нему в офис и усаживая свою задницу на край его стола. Тирелл стал одной из основных компонент зоны её комфорта; однако, если эти её странные чувства были односторонними, о них никому не стоит знать.

- Джаспер, я в состоянии оплатить этот ужин – так же, как и любой другой, - снова откидывается на спинку своего кресла, уложив руки на подлокотники, и буравя тело на диване взглядом, - А если ты так от всего устал – не стоило приходить.

И самой бы разобраться что она подразумевала подо всем – работу, рутину будних дней, или её саму. В конце концов, они начались с неправильного – с трагедии и обстоятельств, загнавших их обоих в угол. И когда они, эти обстоятельства, сошли на нет, вполне ожидаемо, что и их последствия тоже со временем станут нивелироваться – как бы не хотела Кэмпбелл оставить их неизменными. Но Мелани – упертая дура, и этого, кажется, уже не перекроить.

- Но ты ведь знаешь, что… - отвлекается на то, чтобы кивнуть официанту, тактично склонившемуся к её уху, и столь же незаметно затем скрывшемуся, - Что если я могу чем-то тебе помочь, тебе стоит только сказать об этом?

И замолкает, так же задумчиво вглядываясь в его лицо. Наверное, она сможет героически перебороть любой из вариантов развития событий: если она и правда ему осточертела – она просто отправит его домой, и не станет забирать вещи; а её, в конце концов, всегда ждут дома в Напе. Если он устал за сегодняшний день – для этого тоже был припасен целый веер вариантов, начинающийся с тёплой душистой ванны и заканчивая крепким и долгим сном. Да даже если бизнес идет на спад – для этого у нее тоже была микстура. Мелани умела быть серьезной и деловой – Джаспер видел это однажды и, если повезло, не забыл.
[NIC]Melanie Campbell[/NIC][AVA]https://i.imgur.com/FESpvc8.png[/AVA][LZ1]МЕЛАНИ КЭМПБЕЛЛ, 25 y.o.
profession: директор винной галереи; богатенькая наследница бизнеса, хулиган и бездельник;
partner in crime: dunne
victim: jasper[/LZ1]

+1

6

Зачем он задавал ей этот вопрос? Да черт его знает. Дернуло что-то за язык, не иначе как врожденная глупость. Разумеется, Джаспер не хотел бы слышать, что Кэмпбелл от него уходит, вне зависимости от причин такого решения, и особенно - из-за денег. Эта мысль вообще не могла уложиться в его голове, даже во вменяемом состоянии. Наверное, поэтому вместо нее там мелькнула совершенно другая:

- Если я начну разговор со слова “милая”, не важно, о чем конкретно, - ты оторвешь мне яйца быстрее, чем я закончу предложение.

Мэл, конечно, умела быть милой. Например, когда ночью, ворочаясь на кровати, подминала под себя Джаспера вместо подушек, укладывая щеку ему на плечо. Или когда заявлялась к нему в кабинет, уверенно закрывая за собой дверь на замок - хотя это немного другая степень милоты. Но любой из этих случаев словесных подтверждений не требовал.

Да и вообще их отношения не требовали каких-то милашных слов, и Тиреллу это нравилось. Никаких зайчиков, кошечек, рыбок и прочих уменьшительно-ласкательных животных синонимов, которые если и всплывали - то только с целью позлить. Зато на этом фоне его “Лисичка” всегда звучало непревзойденно.

Ну вот, и Мелани он настроение своей кислой рожей испортил. Или неправильной формулировкой. Или тем, что женщины вечно придумывали что-то, чего не было, но как-то об этом Джасперу думать было лень. Варианта не приходить у него не было - точнее, появился впервые всего минуту назад, но сразу же был отметен как идиотский.

- Если бы я не хотел приходить - я бы не пришел, Лисичка, - уверенно заявил Джас, поднимая себя в сидячее положение. - Но я соскучился. А ты куда больше внимания уделяла еде, чем мне, и это немного обижает.

Совсем немного, потому что каким-то уму непостижимым способом Джаспер умудрялся получать некое удовлетворение даже от такого неоднозначного вечера, в котором и тактильного контакта практически не было, а обычно именно такие вещи Тирелла и радовали больше всего на свете. Правда, для этого обычно стоило остаться без одежды, но рядом с Кэмпбелл можно обойтись и без этого, хотя секс был и остается основным аспектом их отношений.

А вот то, что Мэл предлагает свою помощь - это на самом деле мило, и Джаспер улыбается больше благодарно, чем снисходительно. Он не верил в то, что Кэмпбелл в принципе может ему чем-то помочь, равно как и в то, что вообще может подобную услугу предложить. Но его Лисичка умела удивлять. Может, тоже надоело быть стервой?

- Для этого ты слишком далеко сидишь.

Он не будет ее втягивать в свои проблемы, даже если его прижмет по самое горло. В прошлый раз, когда Мэл затронуло ими по касательной, все закончилось слишком плохо. Пока эти воспоминания настолько свежи в памяти Тирелла, он точно не посмеет еще раз подставить Кэмпбелл под удар. Да и вряд ли он вообще когда-нибудь сможет их выкинуть из своей головы.

Так что, если хочет помочь, - пусть просто будет рядом. Милой, стервой, язвой - не важно, она нравилась Джасперу в любой из своих ипостасей, даже если при этом знатно выносила мозг и трепала нервы. До сих пор странно признаваться в этом даже самому себе, не говоря уже о том, чтобы озвучить вслух. Помнится, в прошлый раз Мелани все равно в его искренность не поверила, так что желание повторить подобный эксперимент у Джаса еще не скоро появится.

- Но, если серьезно, - Тирелл опрокинул в себя остатки холодного чая просто для того, чтобы взбодриться и начать уже соображать хоть немного, - ты сама знаешь, что мы друг другу не подходим и что у нас разные взгляды на жизнь. Только я скорее собственными руками тебя придушу, чем позволю уйти куда-то или к кому-то другому. А если еще раз об этом заикнешься - привяжу тебя к кровати на неделю.

При всей схожести их характеров и пофигистического отношения ко всему, что не касается их собственного благополучия, Джаспер не считал, что из них получается такая уж плохая пара. Да, они явно не подходят под общепринятые каноны, и скорее выглядят со стороны очень странно (да и изнутри тоже). Но пока Тиреллу хорошо рядом с Мэл, он не позволит ей никуда уйти. И что-то ему подсказывало, что это еще как взаимно.

- Так что, если не собираешься все это доедать, - Джаспер очертил пальцем весь тот бардак, что творился за их столиком, - поехали уже домой. У меня правда был тяжелый день, и я был бы рад поскорее закончить его в постели с тобой.

Отредактировано Jasper Tyrell (2020-12-11 22:40:44)

+1

7

А для разговоров о бондаже в постели, - широко улыбаясь, говорила Мелани нарочно на пару тонов громче, чем того требовало расстояние между ними, - я, выходит, сижу не слишком далеко?

Боже, как же Мелани сейчас жаль, что Джаспер не был из числа скромных молодых людей, которые зарделись бы смущенным румянцем на щеках и попытались провалиться как можно глубже в угол дивана под этими вопросительно-удивленными взглядами с пары соседних столов.

А вообще, чего он хотел? Во-первых, они пришли в место, которое изначально предназначено для того, чтобы люди ели – вот Мелани и ела; а беседа могла повернуть вообще в любую сторону, не будь Джаспер такой амёбой. Вот сейчас, например, когда он взбодрился, разве продолжала Кэмпбелл расхваливать десерт? – А вполне могла бы, ей точно было, что сказать. За яблочными розочками, например, она точно сюда еще вернется.

Во-вторых, это вечер по самой своей задумке – её праздник живота, и маленькое возмездие для Тирелла. Кто же знал, что именно сегодня он воспримет так серьезно их договоренности и взаправду будет сидеть и хмуро смотреть в одну точку, полтора часа цедя две чашки несчастного чая? Мелани – как всегда – хотела конфликта, хотела почти что военных действий, разворачивающихся над запеченном в сливочном соуса морском гребешке. Но не вот этого шоу, которое и вправду напоминало сцену, в которой беременную барышню привели куда угодно, лишь бы только дома перестала мозги выносить. В общем, маленький её личный кошмар, да и только.

- Но ты практически меня заставляешь, - опираясь на локти, она опять подается вперед, улыбаясь уже не так широко – но точно более заговорщически, - попробовать и проверить.

Нормальными их точно не назовешь. Их отношения точно рознились с традиционными понятиями, а со стороны вообще наверняка выглядели бы как цирк моральных уродцев; да вот против себя-то не попрешь, и центры притяжения насильно не перетянешь. Ей самой колко и непривычно это отсутствие в ней желания попробовать что-то – кого-то – нового; удивительно отсутствие скуки в какой-то этой пусть и странной, но стабильности. И пусть Мэл не признается в этом вслух, но за каждый взгляд вслед любой умопомрачительной красотке в последнее время ей хотелось по одному повыдергивать из бороды все волосёнки тонким пинцетом. Мелани Кэмпбелл – моногамная собственница; звучит как начало анекдота или название фантастического романа.

Но что ни говори, а смотрелись они вместе просто потрясно.

- Благодарю, - почти мурчит, встрепенувшись, в ответ на что-то вкрадчивое, пророненное вновь подоспевшим официантом над ее ухом, и забирая из кожаной книжки хрусткие купюры сдачи, оставив щедрые чаевые, - Ты опоздал, я внесла депозит, - коротко поясняет, переводя взгляд на Тирелла, и, сложив деньги вчетверо, засовывает их в карман сумки за своей спиной, - И вообще зачем-то решила, что с тебя и половины наказания за проигрыш хватит.

С каких пор Кэмпбелл стала такой щедрой? В девяти из десяти случаев её хлебом не корми, а дай вытрясти из Джаспера все и еще чуть-чуть; а тут… Звезды так что ли сошлись, или вселенная не тем боком повернулась, но вечер складывался и совсем не так, как задумывался, и еще страннее и чудесатее, чем они оба могли представить. Хотя, если её такая непривычная мягкость заставит его снова хотя бы уголками губ улыбнуться – она себя за это простит. Странные мысли, очень странные – и Мэл только тряхнула головой, отгоняя их от себя.

Опираясь на пятки, она отъезжает на стуле от стола – и снова чуть поворачивается в сторону правого плеча, принимая из рук официанта большой крафтовый пакет с печатью ресторана на боку. И под этим вопросительным взглядом позволяет себе даже коротко, тихо посмеяться; а потом засовывает оставшуюся четверть десерта в рот, подхватив его с тарелки прямо пальцами.

Пирог. Вишнёвый, - ещё дожевывая, поднимается на ноги и смахивает свободной рукой с брюк на бёдрах крошки, пакет выставляя на стол прямо перед Джаспером. Его она заказала почти сразу, как только заняла этот столик, с удивлением для себя осознавая, что выбирала тот, у которого будут и диван - потому что Джаспер любил на них разваливаться, и кресло с мягкой спинкой - потому что их любила уже она. И пирог, чёртов вишнёвый пирог, который ей уже успели в этом заведении расхвалить - потому что он их любил. Мелани даже, наверное, слишком смягчилась за этот месяц, хоть и искренне пыталась это скрывать - а может, и сама не до конца осознавала и верила, - и банка домашнего пломбира, говорят, так вкуснее.

Может, как награда за терпение и с достоинством принятый проигрыш в абсолютно идиотском споре. Может, как благодарность за вечер, который должен был ей понравится, а может - просто потому что ему нравились вишневые пироги.

Пойдём, - протянув к нему руку, поманила ладонью - а может, и просто потребовала ключи от машины, - Отвезём тебя домой.

Сама она пришла пешком - зная, что Джаспер свой зад из горячо любимого джипа вытащит ну очень вряд ли. А ей не нравилось ни ехать после ужина врозь, ни забирать на следующий день машину от ресторана.
[NIC]Melanie Campbell[/NIC][AVA]https://i.imgur.com/FESpvc8.png[/AVA][LZ1]МЕЛАНИ КЭМПБЕЛЛ, 25 y.o.
profession: директор винной галереи; богатенькая наследница бизнеса, хулиган и бездельник;
partner in crime: dunne
victim: jasper[/LZ1]

+1

8

- Для разговоров о бондаже в постели ты никогда не бываешь слишком далеко.

Вот правда, она же не всерьез надеялась его засмущать таким заявлением? Джаспер далеко не святоша, а если совсем откровенно - тот еще дьявол во плоти, знающий толк в наслаждениях иного рода, недоступных большей части тех, кто сейчас буравил их столик двусмысленными взглядами. Но, что самое главное - именно это Мелани в нем и нравилось, потому что она сама была точно такой же.

Поэтому если на самом деле хочет попробовать - Джас только за. И, если таким образом Мэл пыталась отвлечь его от собственных глупо-неприятных мыслей, то у нее получилось - запускать в его голове нужные картинки она умела одним только взглядом. А тут и сияющие вызовом глазки, и многообещающая улыбка, и провокационная поза - о да, Тирелл уже в красках представлял, насколько хороша будет его Лисичка со стянутыми за спиной руками.

- Тогда выбирай, - так же чуть наклонившись вперед, предложил Джаспер. - Ремни, ленты, наручники или классическая веревка?

Пожалуй, им и правда стоит соорудить свою красную комнату, и, пожалуй, Джас с радостью этим займется, когда разберется со всеми своими проблемами. Теперь у него появился прекрасный стимул сделать это побыстрее.

Но Кэмпбелл - это та самая зажигалка, которая поджигает и тушит настроение по щелчку пальцев. Раз - и вот она уже мило воркует с официантом, заставляя Джаспера хмурится и размышлять на тему того, о чем же они так сладко беседовали в его отсутствие, что теперь настолько откровенно улыбались друг другу. Два - и Мелани размазывает остатки Тирелловской гордости по полу, заявляя и об оплате счета, и о его сокращении вдвое. На самом деле, в другое время Джас не обратил бы на это внимание - ну, хочется Лисичке поиграть в благородство - да ради бога. Но сегодня у него и настроение было паршивое, и вопросы неоднозначные вырывались. Так что да, это был крайне болезненный удар по мужскому самолюбию, который Джаспер терпеть не собирался.

- Я умею проигрывать, Кэмпбелл, и в состоянии сам оплатить этот счет.

Он не имел ничего против раздельных счетов в ресторане, не относился к числу снобов и сторонников патриархального уклада в отношениях. Но мать твою, он и так сболтнул ей лишнего сегодня, неужели так сложно засунуть свою гордость в задницу и просто выполнить то, о чем они и договаривались изначально? Нет, надо было устроить этот спектакль с депозитом и всепрощением.

Так что кожаную папочку со счетом Джас отбирал уже во весьма взвинченном состоянии, а обнаруженные там весьма щедрые чаевые заставили чуть ли не скрипеть зубами от злости. На его взгляд, парнишка на такое поощрение не наработал, хотя мало ли за что конкретно Мэл ему там платила.

Три - и на стол перед поднимающимся Тиреллом, уже готовым разразиться гневной тирадой, опускается пакет с ароматом, который он ни с чем не перепутает - да и не приходится, Мелани и сама подтверждает его догадки. Вот какого черта? Только что лебезила с другим идиотом, две секунды назад - намекала на финансовые проблемы своего идиота, а сейчас - подслащивала пилюлю? Покупала прощение? Награждала за терпение?

Хрена с два разберешь эту женскую логику. Но Мэл могла выбрать миллион комбинаций из меню этого ресторана, любой из десертов или даже бутылку понравившегося вина. А заказала в итоге вишневый пирог, который любил Джаспер, даже не подозревая, как обожал он в детстве поглощать его тоннами в прикуску с мороженым.

Она, конечно, стерва - но его любимая стерва. И крутила она им как ей заблагорассудится. А он, придурок, все это ей позволял - именно из-за таких моментов, когда наружу вылезала совершенно другая Лисичка, чуткая и даже заботливая. Наверное, именно тогда, когда Джас узнал ее такую в первый раз - долгим ревнивым вечером, когда Мэл позволяла ему, пьяному, остаться с ней - и наступил тот момент невозврата, который и привел их сюда. Джаспер мог бороться с Кэмпбелл-сучкой, мог побеждать Мелани-стерву, но вот перед такой Лисичкой он был совершенно безоружен.

И протянутую руку обхватывал у запястья, дергая на себя резко и грубо. И целовал ее так же - нагло и дерзко, укладывая ладонь на талию и не давая отстраниться. Потому что злился на Мэл - за задетую гордость и разбуженную ревность, но обожал - за вишневый пирог и этот взгляд, в котором вместо привычной издевки и вызова светилась теплота.

- Вези меня куда хочешь, - вместо очередного вдоха заявляет Джас, поддевая своим носом нос Кэмпбелл. - Единственное условие - чтобы там была ты, Лисичка.

Очень странно признаваться в этом даже самому себе, но дом там, где была Мэл. И на важно, чья фактическая жилплощадь их окружала - ее, Джасовская, апартаменты Розали, номер в отеле или чужая недостроенная квартира с одним пыльным диваном. Обстановка не имела значения - как-то очень быстро его теряла, стоило только остаться наедине. И даже наличие кровати поблизости давно перестало быть решающим фактором. В конце концов, для их ночных утех подходила любая горизонтальная поверхность, и даже не всегда горизонтальная. Но сегодня Джас вполне согласен и на что-то максимально стандартное - а поэкспериментировать они всегда успеют.

Отредактировано Jasper Tyrell (2020-12-11 22:40:39)

+1

9

Еще пару секунд – и один всего поцелуй – назад Мелани была намерена довезти Тирелла до дома, и вызвать такси, вероятно, еще даже не выйдя из машины. Оставить его отдыхать, налупившись пирогом с мороженным почти до сахарной комы, спать крепко до утра пузом кверху. Уехала бы к себе, вечер заканчивая почти привычно – половинкой сухого красного и сырными крекерами, досматривая какой там по счету сезон сериала про зомби.

Но когда Джаспер вот так рывком за руку притягивает её к себе, заставляя буквально проваливаться на шаг вперед, все эти планы становятся столь же незначительными, как прогноз погоды на девяносто пятый год.

- Мауи? Фиджи? Сибирь? – и улыбается в его губы довольно, еще даже не открыв глаз, и рефлекторно пальцами свободной руки поглаживая лацкан пиджака на груди.

Джаспер, конечно, умел быть по-своему милым – и делал это куда чаще, чем сама Мэл. В своей странной, резкой манере, но может быть, именно поэтому такие его действия заставляли что-то непривычное – нежное, трепетное – ворочаться где-то в подреберье: Мелани читала смысл их между строк. И даже поцелуй, который по своему посылу был утверждением, заверением, что она – его, в равной степени означал и обратную связь.

И опускаясь обратно на пятки, она вглядывается в его глаза, укладывая ладошки во внутренние стороны его локтей, и задумывается на мгновение – как же они, эти двое несчастных сумасшедших, умудрились во все это влипнуть? Нормальные люди в отношениях ищут стабилизирующие элементы в их жизни, а Джаспер и Мелани друг друга доводили до крайностей – постоянно. Это было глупо, это было неправильно – но черт, когда он на неё так смотрит, ей просто на это плевать.

- Здесь сейчас депозит просят внести еще до того, как позволяют занять стол, - поглаживая пальцами его руки, почему-то решает объясниться – может, чтобы не расстраивать Тирелла еще больше, чем это сделал его день; а может – оставляла за собой право оскорблять его гордость по иным, менее тривиальным причинам, - А мне очень не хотелось ждать тебя в одиночестве на пороге, - и пожимает плечами, даже как-то стыдливо отведя глаза, - Угостишь меня в другой раз?

Хотя, чего греха таить – в большинстве случаев Мелани Тирелла из себя выводила нарочно. Его такая экспрессивная злость обладала своим совершенно особенным шармом. Да и в принципе, именно с неё началась их история; хотя они и начались с глупости – с вечера, когда Джасперу не хватило ума уйти, а Мелани – решимости, чтобы его выгнать.

Но даже тень ревности, мелькнувшая в его глазах, заставляла её довольно ерзать. Она никогда не принимала концепции того, что в отношениях один всегда принадлежит другому и наоборот; никогда не верила в собственнический инстинкт, и тем более – никогда никому не позволяла из этих соображений мешать ей делать что-либо. А сейчас – вот, пожалуйста, и то, как начинает скрежетать зубами Тирелл в ответ на то, как Мэл просто улыбалась официанту чуть шире, чем того требовали простые приличия, заставляло её сначала самодовольно улыбаться, а потом – хотеть оправдаться. Но она промолчит, как всегда, и только снова приподнимется на мысочки, коротко прижавшись своими губами к его – потому что он знает, что никакому официантику, бармену, случайному знакомому в клубе такого поцелуя точно не перепадет.

Они – для него. Она – для него. странно аж жуть берет

Откуда-то слева послышалось недовольное в их адрес фырчание – и мадам Мелани смерила беглым презрительным взглядом, успев только в последний момент прикусить язык и не посоветовать завидовать молча.

- И, да, - вздергивает для убедительности указательный палец между их лицами, - Возвращаясь к твоему вопросу… - и многообещающе улыбается, приподняв брови и немного склонив голову к плечу, - Ремни. – и уверенно коротко кивает, потом резко меняя положение ладони – как будто просит подаяние, и пару раз хлопает ресничками, поджав губы, - Ключики?
[NIC]Melanie Campbell[/NIC][AVA]https://i.imgur.com/FESpvc8.png[/AVA][LZ1]МЕЛАНИ КЭМПБЕЛЛ, 25 y.o.
profession: директор винной галереи; богатенькая наследница бизнеса, хулиган и бездельник;
partner in crime: dunne
victim: jasper[/LZ1]

+1

10

- Да хоть северный полюс.

С такой улыбкой Мэл особенно прекрасна. И пусть стерва, пусть сволочь, но это все же ее плюсы, а не минусы. Иначе она наскучила бы Джасперу в первые два дня. Иначе он бы ей наскучил еще быстрее. А так - страшно даже представить, сколько они уже друг друга терпят. Хотя, “терпят” - это не совсем подходящее слово, кажется, эту фазу своих взаимоотношений они уже переросли. Сейчас это что-то вроде “сосуществовали”, причем, в рамках привычного им обоим образа жизни - с вечными подколами, язвительными замечаниями и провокационными поступками. И даже желанием прибить друг друга - но теперь подобные баталии вполне можно было проводить в границах чьей-то кровати.

- В другой раз место буду выбирать я.

Возможно, это даже будет не ночной клуб, хотя в этом могла бы быть некая романтика - провести вечер там, где все и началось. Где они начались, пусть и не поняли этого сразу. Но нет, Джаспер знал одну прекрасную закусочную на окраине, с отвратительными пластиковыми столами, перекосившимися от времени и собственного веса, с ужасно неудобными стульями и местной гопотой в качестве постоянных посетителей. Но там готовили потрясающие тайские блинчики, Мэл они явно понравились бы.

Забавно, как часто он стал задумываться о том, что может понравится именно Лисичке. Подсознательно пытался загладить свою вину? Возможно. Хотя нельзя не признать, что ему просто нравилось об этом думать. И о ней думать - не только как о женщине в своей постели, а как о постоянной переменной в своей реальности. Оказывается, жизнь не ограничивается одним сексом, и даже в подобных наверняка скучных со стороны вечерах можно находить что-то удивительное. Например, вот такие быстрые поцелуи в губы, когда совсем не ты их инициатор.

Мелани тоже менялась - и эти изменения Джасперу были даже заметнее, чем свои собственные - достаточно было заглянуть в ее глаза. Как она приручила его, так и он медленно, но уверенно приручал Мэл к себе - не как к объекту насмешек и подстав, а как к человеку, которому можно доверять. Рядом с котором можно быть не ощетинившимся ежиком, а нежной лисичкой, свернувшейся в клубок. Джасу нравилось - до безумия. Только вместо логичной гордости за свои успехи он чувствовал только теплоту, поднимающуюся из таких недр своей темной души, о которых он и не знал.

- Определенно северный полюс, Кэмпбелл, - уверенно заявил он, ловя недовольных взгляд Лисички в сторону соседнего стола. - Маленькая палатка, один спальник на двоих и самый действенный способ согреться.

И наклоняется к самому уху Мэл, но вместо томного шепота наоборот повышает интонации:

- А главное - никаких нравоучительных взглядов на сотни километров вокруг.

Воспитание никогда не относилось к сильным чертам Тиреллов, а уж этого конкретного и вовсе обошло стороной, наделив целым вагоном наглости. Поэтому и подмигивал он тетке за соседним столом с хамоватой улыбкой, оставляя поцелуй за ухом Кэмпбелл. Со своей Лисичкой он мог делать что угодно и где угодно, и всякие высокоморальные личности Джаспера при этом совершенно не волновали.

Не вестись на эти глаза - невозможно, не вестись на эти порхающие ресницы - нереально. А вот закинуть на плечо и утащить куда-то подальше от посторонних взглядов хотелось невообразимо сильно. Но Джас ведь будет не Джас, если не отомстит за бандаж, верно?

- За руль после трех бокалов вина? - ему даже удалось распахнуть глаза в поддельном шоке. - Милая, что за безответственность!

Вот сейчас она ему оторвет что-нибудь за такое обращение, чтобы соседние столики окончательно утопили их в волнах исходящего от них неодобрения, и это будет просто идеальное завершение вечера. И чтобы уж наверняка - под всеми этими недовольными взглядами Джаспер отдает ключи от своей машины в подставленную ладошку Кэмпбелл. Потому что даже после трех ящиков вина она все равно была куда адекватнее его в текущем устало-депрессивно-сонном состоянии.

- Пошли, пока нас тут не съели с остатками заказанного салата, - куда тише, чем предыдущую свою фразу, но все же достаточно громко, чтобы кто-то закашлялся за одним из столов, проговорил Тирелл, притягивая к себе Мэл за талию и подхватывая свой пакет. Сделал гадость - сердцу радость. Даже настроение приподнялось.

- А про ремни я запомнил, - уже у гардероба вернулся к приятной теме Джаспер, помогая Мелани накинуть плащ. - Организую. На днях.

Теперь у него появился прекрасный стимул разобраться со своими проблемами побыстрее, да еще и так, чтобы не чувствовать себя вечером бесполезным куском сонного говна. Ведь стоит только представить себе Мэл на его постели, без одежды, со стянутыми за спиной ремнем руками...или привязанной к изголовью...черт. Она заслуживает, чтобы подобный вечер был прекрасным. И очень, очень долгим.

Отредактировано Jasper Tyrell (2020-12-11 22:40:34)

+1

11

Уже сжимая в ладошке увесистый брелок ключей от машины, пальцами второй руки ей буквально пришлось подкрасться под полу растегнутого пиджака, чтобы больно ущипнуть Джаспера за бок под самыми ребрами. Во-первых, вот уж точно не ему читать Мелани нотации и так же не ему считать её бокалы. Тем более, заедено оно было весьма внушительным количеством достаточно калорийной еды, чтобы не дать сознанию растечься по черепной коробке веселым алкогольным дымком, да и бокалы здесь наливали далеко не так щедро, как она бы наливала сама себе. Во-вторых, всего-то несколько минут назад Тирелл сам обозначил последствия такого обращения к ней. Потому, в целом, и кожу через ткань рубашки пришлось мало того, что сильно сжать между подушечкой большого и суставом указательного пальца, но еще и подкрутить.

- Точно тебя на северный полюс сослать нужно, - тихо, даже скорее сама себе под нос бурчит, однако, послушно подаваясь его руке, и даже заводя свою ему же за спину – чтобы вот так, в обнимку, в этой иллюзии нормальных отношений, и покинуть зал ресторана под аккомпанемент то осуждающих, то просто недовольных взглядов.

Хотя, если признаться по-честному, идея оказаться с Тиреллом наедине в каком-то очень и очень удаленном от всего и вся месте уже давно перестала её пугать. Возможно, с тех самых пор, когда они оказались заперты в стенах чужой квартиры на несколько дней – хоть и обстоятельства тогда решительно не укладывались в понятие нормально-бытовых. Но всё же именно тогда она пришла к осознанию того, что с ним ей куда спокойнее, чем без него – как бы ни был он сам и виноват в череде тех происшествий, что привели их в апартаменты Розали.

Сначала Мелани думала, что это пост-травматический синдром – но она уже давно перестала панически пугаться каждого шороха, а всё еще чувствовала себя куда спокойнее, переплетая свои пальцы с его. Потом думала, что это стокгольмский синдром – но уже давно не видела в Джаспере виновника произошедшего и источник угроз, но в его объятиях все еще находила спасение от дурного сна, плохого настроения и даже – самочувствия. Всего чуть позже она испугалась мысли что, наверное, просто вся эта история должна была заставить её посмотреть по-другому на жизнь, на него, в первую очередь – на себя, и подвести к тому, что она имела теперь. К нему. К ним.

А теперь ей не было ни страшно от этой мысли, ни даже – неловко. Потому что ей нравилось. Нравилось то, как они оба менялись – в каких-то мелочах, едва уловимых для всех, кто знал их поверхностно, но удивительно значимых для тех, кто знал их, как облупленных.

- Я смотрю, - посмеиваясь, просто забирает уже услужливо распахнутый перед ней плащ в руки, перекидывая его через локоть – кажется, сегодня было недостаточно ветрено, чтобы кутаться лишь затем, чтобы дойти до машины, - Тебе очень запала в душу эта идея? – и широченно улыбаясь, даже легонько погладила его по щеке, чтобы потом круто развернуться на пятках к выходу.

Ремни – это правда интересно. Во-первых, потому что с ними они уже играли, пусть тогда это и было скорее экспромтом, чем умышленной игрой, и Мелани было интересно, как можно иначе. Во-вторых, потому что кто сказал, что привязывать или связывать будут её? Хотя с неё, конечно, станется затянуть ремень вокруг запястий Джаспера у изголовья потуже и уйти, скажем, досматривать очередной фильм – наверное, именно боясь такого исхода Тирелл и зацикливался на мысли о том, что субъектом будет Кэмпбелл. Но это, в принципе, тоже вопрос, который можно решить серьезно и методично. По-взрослому. Два из трех на камень-ножницы-бумага, например.

Ну а пока – можно просто переплести пальцы своей руки с его, даже чтобы пройти мимо всего пяти-шести автомобилей, припаркованных вдоль тротуара на пути к джипу Джаспера. Просто потому что ей нравилось вкладывать свою ладошку в его.

- Эй, Джас-Джас, - уже расцветала Мелани своей фирменной озорной улыбкой, открывая заднюю пассажирскую дверь, чтобы на сидение положить свои плащ и сумку и следом, приняв из его рук, и пакет с пирогом, - У какой расфуференной школьницы ты подрезал тачку?

Вот сколько Джаспер ездил на этой машине – столько же Мелани и находила каждый раз новые способы поиздеваться над его выбором. О, если бы это был еще и рэндж ровер, она бы точно без остановки шутила на тему того, что Джасовское альтер-эго – нифоманка с пристрастием к двум вещам: ярким цветам и потрахаться.

Захлопнуть за собой водительскую дверь, поерзать на сидении, нащупывая под ним рычажок и с кряхтением, придерживаясь рукой за руль, придвинуть себя чуть ближе. Уже привычным движением оставить брелок в подстаканнике, и задержать в предвкушении дыхание, прежде чем коснуться пальцами кнопки запуска двигателя, на что тот мгновенно хищно зарычал, а внутри Мэл – что-то довольно заурчало. Она любила хорошие машины. Но не потому что они были дорогими, не потому что были статусными или что там еще является весомым аргументом для падких на достаток клубных пигалиц?

- Ну а теперь, радость моя, - одно едва уловимое движение левой руки, и щелчок оповещает всех присутствующих о том, что заперты все двери; сама же – смещается бедрами в одну сторону, чтобы подпереть подбородок локтем руки, опертой о подлокотник, и буравит Тирелла взглядом, слишком непривычно обеспокоенным, - Ты всё мне расскажешь.

А если не расскажет – она же вполне может его пару дней катать по побережью, выпуская, разве что, только поссать на заправках. А самое крутое в этом знаете, что? – Джаспер прекрасно знал, что Мэл это может. 
[NIC]Melanie Campbell[/NIC][AVA]https://i.imgur.com/FESpvc8.png[/AVA][LZ1]МЕЛАНИ КЭМПБЕЛЛ, 25 y.o.
profession: директор винной галереи; богатенькая наследница бизнеса, хулиган и бездельник;
partner in crime: dunne
victim: jasper[/LZ1]

+1

12

Вообще-то это больно - щипать за бок - и нечестно, еще и выкручивать, но Джаспер в принципе был к готов к подобным последствиям, не зря же он обозвал Кэмпбелл милой. Хотя, возможно, это была месть и не за обращение, а за толстые намеки на опьянение, но это уже несущественные детали.

- Мне очень запала в душу эта идея, - честно согласился Джас, особенно выделяя второе слово. Признаваться в таком не стыдно - да и разве можно стыдиться того, что приносит удовольствие, причем, не только ему одному? А Мэл точно понравится - потому что уж в чем, а в постельных увлечениях их взгляды максимально совпадали. Чем не идеальная пара?

А уж это невинное поглаживание по щеке - даже замурлыкать как довольный кот захотелось. Умела Лисичка быть милой, хоть и не признается в подобных своих стремлениях. Но Джаспер совсем не против, чтобы данные таланты она демонстрировала только ему одному.

И это ее “Джас-Джас”...стоило только услышать - и сразу становилось понятным, что дальше будет что-то максимально ядовитое и насмешливое. Вот чего она прицепилась к его машине? Шикарная же, Джасперу нравилась. И форма, и содержание, и цвет, над которым Кэмпбелл высказывалась при любом удобном случае.

- У тебя, Лисичка, - привычно перевел стрелки Тирелл, заваливаясь на пассажирское сидение. Не объяснять же ей в сотый раз, что ему просто запала в душу эта тачка с первого взгляда? Пытался как-то, закончилось все печально: под тоннами насмешек и язвительных намеков. Вот и не оправдывался больше Джаспер, придя к выводу, что куда проще соглашаться и менять тему, чем пытаться что-то доказать Мэл.

Так что, пока его личная стерва устраивалась на соседнем кресле, Джас уже успел откинуть спинку и даже закрыть глаза, всерьез собираясь вздремнуть по дороге и посмотреть, насколько хватит заботы Кэмпбелл, чтобы в принципе не будить его до утра. Но, как оказалось, это несвойственное Мелани качество решило проявиться куда раньше.

- И с каких это пор я - твоя радость?

Тирелл даже приоткрыл один глаз, разглядывая Мэл, и, говоря откровенно, увиденное ему не понравилось. В глазах Лисички читался не столько интерес, сколько решительность вперемешку с обеспокоенностью, а решительная Кэмпбелл - это очень опасная Кэмпбелл.

Желания все ей рассказывать у Джаспера так и не появилось, вот ни грамма. Но и разговора избежать не получалось, потому что а) в любимой машинке было слишком уютно, чтобы из нее выбираться, пусть и по такому существенному поводу, и б) Мэл предусмотрительно заблокировала двери, прекрасно зная, с кем именно имеет дело. Наверное, не стоило ее все же пускать за руль - слишком много власти, хоть и выглядела она при этом соблазнительно.

- И что же ты хочешь от меня услышать? - нейтрально поинтересовался Джас, принимая больше сидячее, чем лежачее положение.

Была у него одна замечательная тактика, позаимствованная у прекрасного пола после многолетнего его изучения - прикинуться дураком. Не факт, что тут прокатило бы, но попытаться стоило.

- Могу тебе рассказать, что за рулем моей машины ты смотришься невероятно сексуально. Хочешь знать, какие мысли при этом бродят в моей голове?

Она достаточно хорошо его знала, чтобы озвучить все из них в порядке приоритета исполнения, так что вполне можно считать этот вопрос риторическим.

- Или поведать тебе маленькую тайну, что задние сидения в сложенном состоянии ничем не уступают кровати? Хотя там и без этого очень много места.

И медленно пальцами перебирает вверх по руке Мэл от самого локтя, не отрывая при этом от нее взгляда. Сама виновата, мысли надо было формулировать конкретнее, а то Джас все воспринимал в выгодном только ему свете.

- А еще, - добравшись до ладошки Кэмпбелл, Джаспер настойчиво потянул ее на себя, - здесь прекрасная тонировка. Настолько, что если я сейчас отодвину сидение, а ты - заберешься мне на колени, никто из проходящих мимо этого даже не заметит.

Прекрасный способ для смены темы, настроения и вечерних планов. Не входило в первоначальное представление Тирелла об окончании этого дня, но, если ради ухода от опасного разговора нужно переключится на привычное для себя поведение, - почему бы и нет. Главное не уснуть в процессе.

- Так что, - подвел итог Джаспер, поочередно целуя каждый пальчик Мелани, - если ты так не хочешь куда-то ехать, давай лучше потрахаемся.

Всяко лучше бесполезного трепа и рассуждений на неприятные темы. А так и расслабиться можно, и отвлечься, и в очередной раз доказать друг другу, что именно является краеугольным камнем в их таких странных отношениях. И снова понять, что никого более подходящего в постели им для себя не найти.

+1

13

Вот уж воистину: если дороги все ведут в Рим, то все попытки дискуссий с Джаспером - сводятся к сексу. Хотя, даже удивительного в этом не было, по сути, ничего; всегда так было, так есть сейчас и наверняка так будет с ним всегда, пока не свалит возрастная импотенция его часики на полшестого.

Можно, конечно, той же рукой потянуться всего чуть дальше, подцепить указательным пальцем его ремень безопасности и вщелкнуть его замок у своего сидения, а потом выкрутить подогрев задницы на самый высокий уровень. Потом можно оглушительно громко включать подборку оперных арий на самых высоких нотах каждый раз, когда Джаспер будет уходить от ответа. Можно – да толку?

Да и вообще, чего она лезет? Ну хочет Тирелл зарубить на корню такое редкое проявление в Мелани – сказать смешно и страшно – заботы, и пусть; лишь бы только потом не бросался снова в нее обвинениями в чрезмерной эгоцентричности. Ну и в целом, чего вообще она от него хочет, если, судя по всему, она для него – просто вид эскорт-услуги с бонусом из не-вполне-трезвого водителя?

И следующий вопрос, самый, наверное, важный: почему её это сейчас злит? Настолько, что из почти человеческой обеспокоенностью проблемами человека не чужого отнюдь, её бросает в ледяную стужу безразличия? И теперь ладошку – ту, которую Джаспер вытягивал к себе, поворачивает, подбирает почти все пальцы в кулачок, гордо и предельно близко демонстрируя тому средний.

- Иди к чёрту, Тирелл, - без тени эмоций, ровно – как биржевую сводку, не отказав себе, однако, в удовольствие костяшкой вздернутого пальца надавить ему на кончик носа, да так, чтобы едва не втолкнуть его в черепушку.

Вытянуть плавно ленту своего ремня безопасности, до щелчка вставляя в замок у бедра. Вжать до упора педаль тормоза, опустить взгляд к коробке передач, останавливая рычаг напротив задней – приспускать тормоза до протяжного визга парктроника об опасной близости бампера позадистоящей машины. Уже не глядя сдвинуть рычаг через паз, и основанием одной ладони выкрутить рулевое колесо на полтора оборота. Пропустить две юркие машинки, прежде чем вывести на дорогу этого мастадонта – как слона на выгул привести в посудную лавку. Всё сплошь механические движения, которые совершаешь уже практически на автомате. Одна в этом беда – тогда у тебя остается время и силы на мысли. А думать Мелани не хотелось. .И секса, как Тирелл предлагал – не хотелось. Честно говоря, больше всего на свете ей сейчас хотелось только расстегнуть пуговицу на брюках, но далеко не с интимным подтекстом жеста. На набитое пузо давила, только и всего.

Хуже и пугающее решительной Кэмпбелл могла быть только Кэмпбелл молчаливая. А она молчала – не проронив ни звука, и тишину разбавила только коснувшись на руле кнопки увеличения громкости сохраненного с поездки Джаспера радио.

На первом перекрестке плавный разворот под стрелку, потом четыре светофора прямо, повернуть направо; примерно столько же – после, короткий тоннель и такой же короткий чуть позже мост; самой удивительно, что до дома Тирелла Мэл уже могла почти с закрытыми глазами добраться практически из любой точки, не пользуясь навигатором. А тут и вовсе, ехать-то – всего ничего, ибо забрался, буржуйская морда, в самый центр.

В темени позднего вечера фонари – вспышки теплого света, сменяющие одна другую. Убаюкивает – наверное, особенно если до этого полтора часа клевал носом над чашкой чая в ресторане. Да и ездила Кэмпбелл аккуратно – даже слишком аккуратно для человека, водить которого учил пристрастившийся к коктейлю из психотропных дедуля.

И на фоне из этих вспышек теплого света, разбавленных яркими красными и зелеными сигналами светофора – недвижимый практически профиль Мелани, только изредка бросающей взгляд в зеркала заднего вида, основную часть времени лишь придерживая тонкими пальцами руль в нижних четвертях. Пожёвывала задумчиво внутреннюю сторону нижней губы, вглядываясь в номерные знаки машин впереди себя. И снова мысли – не те, неправильные, в голову лезли вместо тех, что были бы там уместны. Ей совершенно точно куда больше хотелось бы думать о том, что семь сотен лошадей в мегаполисе – неоправданны, что с таким движком в окошко бензин выливать по пути – и то дешевле; и совсем никак не о том, что пусть тактильность и была – однозначно – ядром их таких странных отношений, но просто сексуальные партнеры – этого ей уже мало. Что быть просто девицей для «го, потрахаемся?» - почти обидно. Нельзя Мелани об этом думать – не хочется, и нельзя; и совершенно определенно не стоит делать этого сейчас, но что сделать, чтобы мысли из головы эти выгнать – на клаксон надавить, что ли?

- Там впереди авария, кажется, - на усталом выдохе, она подпирает голову кулачком, уперевшись локтем о выступ двери под окном, - Извини, будет чуть дольше.
[NIC]Melanie Campbell[/NIC][AVA]https://i.imgur.com/FESpvc8.png[/AVA][LZ1]МЕЛАНИ КЭМПБЕЛЛ, 25 y.o.
profession: директор винной галереи; богатенькая наследница бизнеса, хулиган и бездельник;
partner in crime: dunne
victim: jasper[/LZ1]

+1

14

Портить настроение Мэл - последнего, чего хотел бы от этого дня Джаспер. В его сложных жизненных обстоятельствах, где что ни минута - то новое разочарование в жизни и самом себе, Кэмпбелл оставалась единственным светлым пятном, по-настоящему дарившим хоть какое-то облегчение. Может, и правда слишком эгоистично было приходить сегодня в этот ресторан, а стоило просто завалиться домой и выспаться, чем заканчивать все в подобной гнетущей тишине.

Но вот беда: Джас с радостью променял бы весь этот сложный день на несколько минут в салоне собственного автомобиля, даже если при этом его Лисичка будет демонстративно молчать. Потому что здесь ему было хорошо - спокойно и уютно, и причина всего этого сейчас сидела на соседнем сидении.

Наверное, Джаспер просто не мог чувствовать себя еще более погано - морально он и так был истощен по самое “не хочу”, чтобы еще ощущать себя скотиной за испорченное настроение Мелани. Но все равно ему хотелось как-то оправдаться, отшутиться, сменить тему на нечто нейтральное, на худой конец. Но мозг отказывался соображать, да и монотонный шум двигателя где-то на заднем фоне играющей музыки, да еще мелькавшие в окне огни ночного города уже начинали убаюкивать.

А еще он банально не знал, что ему говорить. Их откровенность с Мэл закончилась где-то в границах квартиры Розали, когда они позволили друг другу быть слабыми, и ограничивалась теперь только какими-то мелочами, вроде любимого фильма или привычки выдавливать зубную пасту с середины тюбика. Виноваты в этом были они сами - с их стремлением стебать все, что только можно, желание пооткровенничать не возникает в принципе. А тут еще придется сознаваться в собственной неспособности решить проблемы, и это после того, как Джаспер обещал им обоим, что сможет справиться со всем. Нет, определенно, к такому удару гордость Тирелла готова не была.

Замкнутый круг какой-то. Признаваться стыдно, молчать - паршиво, а врать не хочется в принципе. Отвлечь не вышло, вот и получалось, что лучший сейчас выход - это молчать, уставившись бездумно куда-то за стекло. Только сложно это - сидеть в каком-то полуметре от Мэл и не касаться ее. Может, это неправильно, но все же для Джаспера их отношения - это в первую очередь физическое, а потому же что-то опасно-эмоциональное. И как бы хорошо Тиреллу не было в присутствии Кэмпбелл, а если при этом хотя бы просто держать ее за руку, перебирая пальцем по костяшкам - он бы чувствовал себя еще лучше.

Но она так сосредоточена - то ли на дороге, то ли на собственных размышлениях, что Джас все же и не решился перехватить ее ладонь и забрать в свою загребущую руку, деля один подлокотник на двоих. Откинулся в своем кресле, склонил голову к плечу, и рассматривал каждую детальку на лице Лисички. А она на него даже быстрые взгляды не кидала - обидно. Правильно, конечно, Мэл все же за рулем - не лучшее время для отвлечений даже на Джасперовскую мордочку. Но обидно.

И даже нарушая тишину, Мелани отворачивается в совершенно другую сторону, вызывая на этот раз усталый выдох со стороны Тирелла. На скорость своего передвижения Джасу было плевать, а вот на то, что она на него не смотрит - нет.

- В прошлый раз, когда тебя по касательной задели мои проблемы, все закончилось плохо.

Он не хотел напоминать - ни ей, ни самому себе, но другого способа объяснить, что нежелание говорить - это не недоверие, а своеобразное проявление заботы, Джаспер не видел. 

- Я не хочу снова умирать от страха за тебя, Лисичка, - все еще не отводя от нее взгляда, заключил Джас. - Поэтому прости, но я буду держать тебя так далеко от своих проблем, как это только возможно.

Меньше знаешь - крепче спишь, и в их случае это выражение стоило воспринимать максимально буквально. А Джаспер, давая Кэмпбелл обещание, что больше никому не позволит ее обидеть, действительно собирался его выполнить.

- Я справлюсь, Мэл. С тем, что было, справился, а с этим - тем более. А ты, если так хочешь помочь...

И руку укладывает на подлокотник, раскрывая ладонь в сторону Мелани.

- Когда я говорил, что хочу закончить этот день с тобой, я был совершенно серьезен. И когда говорил, что соскучился - тоже.

Иначе бы они здесь сейчас не сидели, и разговоров таких сложных не вели. Но черт, как так получилось, что, не желая ничего говорить, Джаспер все равно раскрыл Мэл практически все карты? Точно ведьма. Его личная рыжая ведьма. Только гипнотизирует его не своим прожигающим взглядом, а его отсутствием. Хотя и в другую сторону это тоже работало.

+1

15

- А ты не думал, - сохраняя точку опоры в виде кулачка под своей скулой, только слегка поворачивает голову – чтобы обернуться на Тирелла в три четверти лицом, - Что в прошлый раз все кончилось так отчасти потому, что я ничего не знала?

Потому что могла не задерживаться в одиночестве на работе – а просить кого-то остаться с ней. Потому что могла парковать свой автомобиль не в темном переулке за галереей, а на платной парковке перед ней – на людной в любое время суток улице ровно под фонарем. Например, после того, как Мелани уже вернулась в свою квартиру, в поздние часы она просила консьержа встречать её от машины, а такси – если было нужно – вызывала ровно к крыльцу подъезда, и ждала машину, не выходя на улицу. Да даже пресловутый перцовый баллончик – будь он под рукой у нее в ту ночь, может быть, он что-то бы изменил? А сейчас, находясь в неведении – насколько по шкале от одного до десяти она рисковала даже, допустим, сегодня, когда от дома до ресторана добиралась, проехав пару остановок на автобусе и пару кварталов пройдя банально – пешком?

Хотя, справедливости ради, стоит сказать, что в прошлый раз такого исхода не предполагал никто. И с какой радости виновники того действа решили, что именно Мелани, на тот момент являвшаяся не более, чем клиентом и потребителем услуг, может служить рычагом давления на Тирелла? Угадали, конечно – ибо даже лучший секс в жизни не стоит того кошмара, который развернулся на том складе, но вот честно – как пальцем в небо ткнули и попали в летающую тарелку. А те два дня до сих пор снились ей – раз в неделю, по меньшей мере, заставляя вскакивать посреди ночи в постели, задыхаясь от приступа паники.

Она смотрит, в лицо его вглядывается, ища на нем отражение его эмоциональных реакций – хотя бы тень, пробившуюся через усталость. Смотрит внимательно, чуть хмурит брови, в тех же мыслях, что внушала ему, прикусывая снова губу.

- Джаспер, допусти, пожалуйста, мысль, - беглый взгляд в лобовое стекло, и Мелани на приотпущенном тормозе подкатиться к отъехавшему вперед автомобилю перед ними, - Что мне за тебя тоже страшно. А я даже не знаю – ни чего боюсь, ни насколько сильно мне стоит бояться.

И возвращая взгляд обратно, первое, что видит – раскрытую в её сторону ладонь. И испытывает почему-то острое, практически неконтролируемое желание к ней прикоснуться. Она любила его руки, и она впервые в жизни ловила себя на такой мысли. Она любила его руки – и когда он проводил ладонью вдоль позвоночника, почти обжигая прикосновением и заставляя выгибать спину; и когда путался пальцами в волосах, и в таких мелких и, казалось бы, незначительных жестах – например, когда укладывал ладонь ей на талию, пропуская вперед себя в дверях.

И она не может отказать себе в этом – не может не вложить свою ладонь в его и переплести пальцы.

- Послушай, - тихий выдох, но пронзительный взгляд в глаза, поднимая их руки – поставив те на локти, и коротко прижавшись губами к тыльной стороне его ладони где-то под костяшкой безымянного пальца, - Я ведь переживаю.

Еще одно странное, не поддающееся объяснению чувство, привитое ей Тиреллом. И самое удивительное и в этом тоже – ей нравилось. Возможно, страсть к чему-то новому проявлялась таким образом, распространяясь и на чувства, к которым она не была привычной; возможно, дело было в чем-то еще – но Кэмпбелл не нравится копаться в себе. В её жизни всегда всё было предельно просто: она делала то, что хотела, а что не хотела – не делала. И значение здесь имело то, что ей нравилась возможность такого волнения за кого-то, помимо себя самой; а вот именно чувствовать его – ей не нравилось.

- Да и вообще, - решительно кивает, пусть эта улыбка и выходит какой-то даже немного горькой, - Я в прошлый раз тоже, можно сказать, справилась.

Правильнее, конечно, было бы сказать – пережила; но это слово несло совсем другой смысл. Честно говоря, Мелани все на свете бы отдала, чтобы не оказаться снова в том – и любом другом того же содержания – кошмаре; добавила бы еще чуть сверху, чтобы и прошлый опыт из памяти своей стереть.

Хотя, ради той теплой и уютной волны спокойствия, которая накатывает, когда Джаспер из приступа паники от ночного кошмара выдергивает в свои объятия – она готова помнить всё до самой последней ссадины.

- Смотри, - мотнув головой, будто стряхивает с себя наваждение серьезных тем – а то засмеет еще её Джас за то, что становится мягкотелой, - Уже вечер, - и пальчиком свободной руки показывает на часы на бортовом компьютере, - Мы здесь, судя по всему, - тем же пальчиком тыкает в лобовое стекло, указывая на пробку, - Пустим корни. Так что день мы, кажется, правда закончим вместе, - и тихонько даже смеется себе под нос, - Аккуратнее с желаниями, Тирелл!
[NIC]Melanie Campbell[/NIC][AVA]https://i.imgur.com/FESpvc8.png[/AVA][LZ1]МЕЛАНИ КЭМПБЕЛЛ, 25 y.o.
profession: директор винной галереи; богатенькая наследница бизнеса, хулиган и бездельник;
partner in crime: dunne
victim: jasper[/LZ1]

+1

16

- А ты думаешь, - тут же отозвался Джаспер, - если бы заглядывала за каждый угол, ожидая нападения, тебе было бы легче?

Никому не было бы легче, ни при каких обстоятельствах. Вот зачем они сейчас это обсуждают? Дурацкая тема. Ведь даже по прошествии времени легче не стало - отпустило, да, но лично Джаспера до сих пор прошибал холодный пост, стоило только вспомнить обо все пережитом. И кому, как не ему, знать, от каких кошмаров Мэл все еще просыпалась по ночам.

Нет, ее просвещенность ничего бы не изменила. Разве что седых волос на голове добавила, да парочку хронических психологических отклонений. Да и как Джас мог ей что-то рассказать, если сам был не в курсе, что кто-то из сильных мира сего решит использовать Мэл в качестве мести ему? До недавнего времени это даже в его голове уложится не могло.

А вот в то, что Мелани тоже могла переживать за его драгоценную шкурку, верилось как-то очень легко. Подозрительно легко. Наверное, потому что подобные переживания были взаимны. Или потому, что это тешило самолюбие Тирелла. Или из-за того, что было произнесено с таким чувством в глазах - не поверить просто невозможно.

- Тебе нечего бояться, - Джас повторил действия Кэмпбелл, наклоняясь к ее руке и оставляя поцелуй на костяшках. - И переживать не о чем. Все хорошо, Лисичка.

Пока она рядом - все практически прекрасно, даже несмотря на периодические задевания чьих-то чувств. Но в этом они оба, ущипнуть другого за живое - лучшее из доступных им времяпрепровождений, пытаться это исправить - все равно что заставить солнце вставать на западе. Даже если получится - в любом случае затраченных усилий не стоит.

Вряд ли его слова ее убедили и успокоили, но Джаспер просто не представлял, что еще он может сделать в подобной ситуации. Откровенное признание в том, что его бизнес стоит на краю пропасти, вряд ли добавит в их общую жизнь какого-то умиротворения, зато явно вынудить Джаса каждый день докладывать Кэмпбелл о том, что нет, пока он еще держится. Их совместные вечера можно наполнить и чем-то поприятнее, чем обсуждение той задницы, в которую Тирелл загнал себя сам.

- Ты прекрасно справилась, - совершенно искренне подтвердил Джаспер, чуть сильнее сжимая ладошку Мэл. - Но повторять мы это не будем.

Если ей вдруг однажды снова захочется острых ощущений, лучше Джас свозит ее на дайвинг с акулами, или придумает нечто подобное - но больше никаких похищений, обшарпанных подвалов и оглушающих выстрелов. Да, можно сказать, что они оба неплохо справились, но это явно не тот опыт, которым следовало бы гордиться.

- А у тебя были другие планы?

Ее смех ему нравится, равно как и смена темы. Откровенность - не их конек, но раз уж случилось, что они позволил себе парочку неосторожных признаний, главное в них - вовремя остановиться. А то и козырей друг другу для будущих насмешек подарят, и выкрутят ситуацию лично в свою пользу. Проходили. Портить вечер не хотелось.

- Но, если ты вдруг забыла, я предлагал тебе задержаться, - с улыбкой напомнил Джаспер, кивая в сторону затора. - И тогда этого всего мы бы избежали. А так, ты и размеры задних сидений не оценила, и теперь еще обречена страдать в пробке в моей славной компании.

Причем, страдать тут будет Кэмпбелл в явном одиночестве, потому что Джас наслаждался - и ее обществом, и хитрым взглядом, и нежной ладошкой в своей руке. Да, предпочел бы уже скидывать рубашку с брюками и заваливаться в кровать, привычно притягивая Мэл к себе, но это все тоже будет. Так почему бы не получать удовольствие и от таких мелочей, как совместное заточение в городской пробке?

- Лисичка, переезжай ко мне, - вдруг предложил Джаспер, поймав себя на мысли, что совсем не против заканчивать так каждый день. Может, это и ошибка, поспешная и нелепая, возможно, они съедят друг друга быстрее, чем поделят полки в шкафу. Но почему бы нет? - Все равно без тебя не засыпается.

А ей не засыпается без него, известная им обоим истина, так что из поспешного предложение неожиданно становилось аргументированным. И это тоже Джасперу нравилось, как и почти все в этом вечере. Пожалуй, он даже может позволить себе поуговаривать Мелани минут пять, прежде чем перейти к отчаянным мерам. Если к тому моменту не уснет.

Отредактировано Jasper Tyrell (2020-12-11 22:39:26)

+1

17

А вдруг, да? - каверзно посмеиваясь, улыбалась Мелани, снова на несчастные пару десятков сантиметров сдвигаясь вперёд, - А вдруг в полночь у меня запланировано какое-нибудь другое рандеву?

Шутила, конечно - и не больше, чем пусто дразнилась. Вот уж кто, а Джаспер доподлинно и лучше кого бы то ни было знал, что в полночь сейчас Мелани максимум - превращалась в тыкву, а если конкретнее - в чудовище, занимающее минимум три четверти любой кровати, и сгребающее под себя все подушки.

Во-первых, сейчас между нами может быть что-то только в том случае, если ты хочешь поиграть в бревно и дендрофила, - и снова гаденько хихикает себе под нос, нарочно не конкретизируя, кому какую роль надлежало играть, и опирается на подлокотник, смещаясь в сторону Джаспера, ожидая встречное движение, - Во-вторых, сладкий, я в любой момент, - и протягивает эту улыбку - слащаво-лукавую, до самых его губ, своими прижимаясь коротко к уголку его, - Могу просто выйти из машины.

Но - не выходила. И не собиралась, откровенно говоря - и даже, что удивительно, не только потому, что побаивалась перебегать трёхполосное шоссе. А потому что как его, такого вареного, за руль пускать?

Вообще, то, как часто Мэл стала ловить себя на мысли о том, что Джаспер волнует ее не только как вариант проведения вечерка на досуге, уже даже стало ее пугать. Самую малость - она все еще отмахивалась от этих мыслей, оправдывая себя тем что это просто удобно: не нужно было ни наряжаться, ни тащить свою тушку в какой-нибудь клуб, пить бадяженные неизвестно чем коктейли, ни стрелять острыми взглядами через зал - она как будто просто пропускала все эти ходы, сразу, авансом, получая того, кто с охотой будет щетинистым подбородком чесать ей между лопаток. Да и в целом, даже если напрячься, ну не могла она припомнить случая, чтобы общество кого-то одного не начало ее напрягать и удручать уже через неделю-другую, а здесь - сколько уже, месяц? Больше? Меньше? Кто считал? И есть ли какая-то разница?

А вот следующий продукт умственной деятельности Тирелла Мелани удивляет, даже нет – шокирует. И она замирает напряженно, позволяя себе только медленно повернуть голову обратно от лобового стекла к сонно-бородатой морде лица, и то – за тем, чтобы продемонстрировать эти изумленно распахнутые глаза. Нет, вот честно, если бы на капот джипа сейчас задницей приземлился, скажем, трицератопс, она бы удивилась меньше, чем этому предложению.

- Джас, тебя, бедолагу, - сморгнув свой шок, она аж встрепенулась, - сегодня по голове били сильнее, чем обычно?

Ну серьезно, о чем вообще речь? Одно дело – находиться возле друг друга по мере желания, создавая некую зону комфорта, которая была куда больше надуманной, чем реальной: они прошли вместе через кошмар и едва ли нашелся бы другой такой человек. Однако какими бы ни были причины, Кэмпбелл уже успела для себя принять, что с Джаспером ей мало того, что просто спокойно, так еще и банально хочется находиться рядом. Даже каким-то образом умудрилась смириться с тем, что то, что между ними происходит, можно назвать отношениями в полном объеме этого слова. Но то, что сейчас так неаккуратно, так необдуманно предложил Тирелл – дело совсем другое. И даже зыбкая возможность этого самого другого заставляла что-то внутри Мэл стягиваться в тугой узелок.

И нужно было как-то из этого выплывать – но что-то подсказывало, что если она сейчас просто начнет вслух рассуждать о том, что вон та беленькая хонда примчалась сюда зачем-то аж из самого штата Вашингтон, Джаспер все равно её развернет её обратно. Он страсть как не любил, когда его игнорировали. И потому Кэмпбелл позволяет себе тихонько сквозь сомкнутые губы прокашляться, уверенно выуживая свою ладошку из пальцев Тирелла.

- Так, ну, во-первых, - и обратно взгляд переводит на дорогу, только вздернув в сторону Джаспера указательный палец, - В то, что ты называешь шкафом, не влезет даже мое нижнее белье.

Его шкаф вообще, кажется, был выполнен исключительно с одной целью – вмещать в себя строго определенное количество брючных костюмов, столь же четко выверенное количество одежды более свободного – скажем так – кроя, и определенный запас белья и носков. Когда с неделю, кажется, назад Мелани пыталась куда-то в этой системе приткнуть маленький тканевый конверт со сменой собственного белья удобства ради, ей пришлось изрядно поломать голову – а в итоге все равно сунула в ящик под раковиной в ванной. И ведь по схожему принципу был организован и гардероб самой Кэмпбелл, хоть и был куда более внушительным. Они оба, в ее представлении – эгоцентрики, оба – планеты имени исключительно себя самих. И если в жизнях своих они друг для друга место нашли – не стоит ли на этом остановиться? К чему переводить всё на этот, земной, материальный уровень?

- Во-вторых, - и вытягивается вперед, изгибая спину и устало разминая плечи, руки потом оставляя запястьями на двенадцати часах рулевого колеса, - Это куда мне тогда любовников приводить?

Сейчас ей было комфортно в тех взаимоотношениях, что между ними возникли. Да – сейчас ей нравилось засыпать в его объятиях каждый день, и да – в те редкие вечера, которые разводили их по своим каморкам, она тоже подолгу мучилась, пытаясь удобнее устроиться на постели; да только вот лечилось это одним-двумя бокалами сухого красного. Но все это – сейчас, и пусть это сейчас по всем пунктам совпадало с тем, что было и неделю, и две назад; но кто сказал, что так будет через неделю? И куда тогда бежать, если все трусы будут у Джаспера в комоде?

- И вообще, у тебя есть уже моя зубная щетка, - даже хмурится, снова приподнимая мысок с педали тормоза, и продвигаясь в бесконечной толкучке затора на ничтожные двадцать сантиметров вперед, - Чего тебе еще надо?

Вот насколько не любила Мелани стоять в пробках в принципе, а для того, чтобы эта поскорее кончилась, могла вполне даже руку на отсечение отдать. И всего-то блин четыре машины отделяли ей от той стоп-линии, за которой ожидала только свободная дорога, так какого ж хрена так долго? Всего четыре машины, и Мелани сможет игнорировать эти страшные вопросы с чистой совестью, и отмахиваться – не отвлекай, мол, от дороги. А пока можно было бы только тему на что-то перевести, да только ни одна из хоть мало-мальски подходящих мыслей не посещала её буйной головы.

Ей было некомфортно – максимально. И стремясь хоть в чем-то это неудобство снять, она откидывается на своем кресле, плавно соскальзывая руками с руля – очерчивая полный круг тонкими пальчиками, перебирающими по шву на его боку.

- Прости, но я – всё, - и выдыхая почти измученно, подтягивает ленту ремня безопасности, ослабляя его, - Я больше не могу, - и задержав дыхание, таки расстегивает пуговицу на своих брюках, и улыбается с чувством полного удовлетворения, - уф… - и накрывает одной ладошкой живот.
[NIC]Melanie Campbell[/NIC][AVA]https://i.imgur.com/FESpvc8.png[/AVA][LZ1]МЕЛАНИ КЭМПБЕЛЛ, 25 y.o.
profession: директор винной галереи; богатенькая наследница бизнеса, хулиган и бездельник;
partner in crime: dunne
victim: jasper[/LZ1]

+1

18

- Для полуночного рандеву ты слишком плотно поужинала, - отзеркалил улыбку Тирелл. – Хотя, если это ради ролевой игры в бревнышко, то я не против.

В конце концов, она же не думала, что он так просто спустит ей с рук такие двусмысленные намеки? Даже несмотря на то, что никакой конкретики в них не было.

- А если бы ты на самом деле хотела выйти из машины, - продолжил Джаспер, шире улыбаясь на такой детский поцелуй. – Ты бы давно это сделала, малыш.

При всем многообразии своих талантов, безграничным терпением Мелани Кэмпбелл никогда не славилась, так что и этот ее развод остался не воспринятым всерьез. Да и сложно выйти из машины с заблокированными дверьми, да ещё и посередине оживленной улицы, пусть и замершей в пробке. Хотя с Мэл станется опробовать. Но Джас скорее поверит в то, что она высадит его, чем удалится сама – потому что как бы не издевалась Мэл над его автомобилем, они все прекрасно знали, что джип ей нравится, пусть вслух это никогда и не озвучивалось.

Вот знаете это чувство: скажешь что-то такое, не подумав, а потом сидишь и не знаешь, куда себя деть? У Джаспера такого ощущения не было. Он не считал, что его вопрос был неуместным или глупым. Странным – возможно, неожиданным – определённо. Но явно не таким, от которого хотелось поскорее покинуть границы машины.

А вот Мэл именно этого и хотелось – тут даже не нужно было знать ее сто лет или уметь читать мысли – у нее все на лице было написано. Если честно, не совсем такую реакцию желал Джас вызвать. Нет, понятно, что Лисичка такого поворота темы не ожидала, но…ее такое однозначное «нет» отчего-то обижало Тирелла. Он ведь понимал головой, что их взаимоотношения очень сложно уместить в рамки привычных, и что в принципе эта попытка в отношения была крайне рискованной. Но ему хотелось Мэл – во всех смыслах, и даже в том, где она в растянутой майке помечает Тирелловскую территорию своими шмотками.

А она так отчаянно искала какой-то безболезненный выход из данного положения, что и без того паршивое настроение опускалось ещё ниже. Нелогично, да, нерационально, и в принципе не в натуре Джаспера – переживать из-за такой глупости. Но, видимо, это день и так выжал из него все силы до последней, что даже на привычный пофигизм их совершенно не оставалось.

А тут ещё Мелани, наверняка неосознанно, выдавала такие причины для своего отказа, что отметка самочувствия Тирелла от значения «где-то на дне» стремительно опускалась до «ниже некуда». Вот уж чего в этом депрессивном коктейле точно не хотелось, так это ревности, но именно она и начинала шевелиться где-то внутри.

Джаспер мог бы сказать, что легко отдаст Мэл целую гостевую спальню под гардеробную – все равно этой комнатой никто не пользовался, ибо Джас предпочитал ночевать у кого-то, чем терпеть чужака в своих границах. Мог бы просветить Кэмпбелл на тему того, что один из ее консьержей покупался стодолларовой купюрой, а вторая – на бисквитные пирожные из ближайшей пекарни. Но вместо этого только откидывается обратно в своем кресле, переводя взгляд за окно.

- Не завидую твоим любовникам. Пистолет у меня есть. Опыт – тоже.

Сказал, и сам задумался – а насколько он сейчас серьезен? И как-то очень легко себе признался, что да, максимально серьезен. Потому что Мэл – его Лисичка, и делить ее хоть с кем-то Джаспер не собирался.

Вот так всегда – хотел как лучше, получилось – как всегда. И явно потяжелевшая атмосфера в салоне теперь давила на плечи достаточно сильно, чтобы желание поскорее закончить этот вечер заиграло с новой силой. Даже завидно стало такой непосредственности Кэмпбелл, которая столь легко делала вид, будто ничего не произошло, когда Джас лишь равнодушно следил за ее действиями краем глаза. И последовать бы ее примеру, сказать что-то для себя привычное, да в голову один бред обиженного мальчишки лез.

- А я предлагал тебе растрясти жирок, - скучающим тоном сообщил Тирелл со своего места. – И вообще носи лучше юбки. Или платья. Намного практичнее.

А ещё задирать проще, положив ладошку на коленку и проведя ею выше до самого бедра. И если там ещё и чулки будут…в прочем, это уже другая история, для другого времени и другого настроения. Сейчас же даже мысли подобные не вызывали привычного удовлетворения. Вот уж на самом деле, стоит поскорее закончить этот день – пока его ещё можно оставить на уровне «мы не посрались, это уже достижение», ведь в их случае этот разбег до «гори в аду» составляет меньше десяти секунд. А ругаться Джасперу сейчас совершенно не хотелось – вопреки обыкновению.

Отредактировано Jasper Tyrell (2020-12-18 08:21:16)

+1

19

Вот именно поэтому, - хохотнула Мелани в ответ на даже слишком уж серьезную угрозу в адрес воображаемых любовников, - переезжать к тебе и есть плохая идея.

Нет, ревность Джаспера - сущность воистину весьма любопытная. Начать хотя бы с того, что впервые она показалась тогда, когда и существовать-то прав не имела - задолго до того, как орбиты Тирелла и Кэмпбелл начали совпадать. Хотя, впрочем, именно тогда она и была самой яркой - вплоть до того, чтобы даже попытаться её в пылу ярости утопить. Немножко. Гребаный Отелло.

И очень легко на эту тему шутить именно по той простой причине, что тема была слишком серьезной. Наверное, потому что одно упоминание огнестрельной расправы возвращает на тот сырой склад, где гремели три выстрела, как маленькие землетрясения, когда Мелани не закричала лишь потому, что сил едва хватало на то, чтобы оставаться в сознании. А ведь и эта история лишь предваряла то, что они имели теперь.

Ага, растрясти жирок, - покачивая головой из стороны в сторону, рифмует, дирижируя в воздухе указательным пальцем, - и получить заворот кишòк. Такой смерти ты мне хочешь? - и чуть даже наклоняется в его сторону, задорно ему улыбаясь.

А если уж юбки - это так удобно и практично, чего же Джаспер сам не щеголял в них, хвастаясь волосатыми лодыжками? Эксперимента ради, Мелани даже вполне может одолжить ему семейный килт, который брат в прошлом году у неё забыл, да все никак забрать не мог. Хотя она вполне даже может и раскошелиться и прикупить Тиреллу юбчонку-другую или даже просто роскошный сарафан; да даже ему самому приплатит, если тот в таком виде выйдет с ней на променад. В случае же Мэл, неудобство юбок можно разложить на две основные составляющие: во-первых, подавляющее их большинство в гардеробе Кэмпбелл были узкими и с плотным поясом - ну вот нравится ей, как они подчеркивают талию; что, в целом, не очень сочеталось с идеей праздника живота, запланированного на сегодня. Во-вторых, какой бы короткой не была юбка, у Джаспера всегда возникала необъяснимая потребность задрать ее ещё выше. И как бы ни был приятен ей факт того, что физически за все это время он ещё не успел ею пресытиться, но иногда хочется все-таки побыть если и добытым и заполученным уже лакомством, то хотя бы - в фантике.

Ещё один беглый - буквально через уголки глаз - взгляд через своё правое плечо, и лишь затем, чтобы внутри что-то ёкнуло. И без того ведь вечер весь был мрачнее тучи, а сейчас и вовсе, кажется, пытался провалиться в кресло как можно глубже. И вроде сам виноват был, заводя разговор, исход которого в принципе ему был известен, а вот совестно почему-то было Мелани. Нет, серьезно, чего он ждал от неё? Что она похлопает в ладоши, скажет, что давно упаковала первый чемодан и единственное, чего не хватает - это ещё одной полочки в ванной?

Она ведь и без того была буквально несносной. Усаживалась по утрам в прыжке прямо на его ноги, поверх одеяла, протягивая перед собой кружку - но не с кофе, а требованием этот самый кофе в эту самую кружку налить. Разбрасывала носки, вечно на ходу жевала и оставляла за собой как хлебные крошки, фантики, тарелки и те же самые чашки. А уж сколько оставалось за кадром! То, например, как она рассекает по квартире в трусах и одной из десятков мерчиндайзинговых футболок старых рок-групп с маской ядрено-зелёного цвета на лице и гнездом из волос на макушке. Ну и на закуску: спала она слишком уж беспокойно, и мало того, что оттесняла Джаспера к самому краю, так могла ещё и по лицу пару раз за ночь заехать. Несколько раз в неделю такое стерпеть - одно, а вот на постоянной основе - история совсем другая, и, в конечном итоге, кто-то из них все равно рано или поздно съедет или на диван, или в пустую безликую гостевую спальню. И какой тогда в этом смысл?

И вроде все это Тирелл должен осознавать, а все равно - предлагал. Даже не спрашивал - призывал, и вот так позволял своему настроению падать ещё ниже установленного в ресторане минимума, когда дискурс завернул в единственно возможную сторону. И какого, спрашивается, черта, Кэмпбелл было не по силам привычно проигнорировать чьё-то чужое состояние и мнение в пользу своего собственного? Настолько, что объезд наконец затора она встречала не ликованием, а только тяжёлым и долгим выдохом?

Плавно отпустить одну педаль, лишь коснуться мыском стопы второй, чтобы зверь под капотом начал хищно почти рычать. Взгляд - на дорогу и только, перебирая в воздухе пальцами руки, уложенной локтем на выступ под окном на двери; и хмурится даже, позволяя этой складочке между бровей закладываться все глубже и глубже. А тишина - тяжелая, гнетущая, давила; сгущалась темнее, чем чернота где-то над фонарными столбами, за лампами. Слишком тяжело ее терпеть, слишком сложно ее выносить, и разбавить бы чем-то, да не додумывается дура-Мэл просто выкрутить бегунок громкости стереосистемы на погромче. 

Я люблю тебя, Джаспер, но не дави меня.

Оп-па.

Что там было про слова, которые произносишь, и хоть сквозь землю проваливайся? Вот именно это и чувствует сейчас Мэл, все силы свои направляя на то, чтобы гипнотизировать обратный отсчёт красного сигнала очередного светофора - но никак не переводить его к Тиреллу. И молиться - лишь бы он воспринял это как простую фигуру речи, для красного словца; хотя, черт подери, а разве могло быть иначе? Могла разве Мелани Кэмпбелл впервые вслух признаться в чувстве, которого не понимает и по большей части не принимает, да ещё и к тому, кто и сам сказочно далёк от этих эмоциональных перепитий, в каких-то других условиях? Не сидя за рулем красного - ах, простите, вельветово-красного - джипа, в расстёгнутых брюках и борясь с сытой отрыжкой?
[NIC]Melanie Campbell[/NIC][AVA]https://i.imgur.com/FESpvc8.png[/AVA][LZ1]МЕЛАНИ КЭМПБЕЛЛ, 25 y.o.
profession: директор винной галереи; богатенькая наследница бизнеса, хулиган и бездельник;
partner in crime: dunne
victim: jasper[/LZ1]

+1

20

В этот раз тишина была уже не такой умиротворяющей и расслабляющей, и пробивалась даже через звуки автомобильного радио. Как-то день вообще неудачный для Тирелла складывался. Вся надежда была на вечер, но даже его Джаспер успел пару раз испортить своими неосторожными вопросами. После какого из них Мэл откажется даже подниматься в квартиру, а просто отдаст ему ключи и вызовет такси прямо на парковку?

Возможно, как раз после этого. Вон как она не хотела на него отвечать, и вон как выкручивалась, пытаясь придумать какой-то максимально безболезненный отказ. Не получилось. Хотя, чего бы Джасперу так близко к сердцу принимать этот логичный во всех отношениях ответ? Он прекрасно знал, насколько они оба с Мэл свободолюбивые. Понимал, что и он, и она больше всего в этой жизни ценят собственный комфорт, но при этом сам предлагал ограничить его рамки, поместив посередине нечто, что другие люди называли компромиссом.

В их отношениях единственным компромиссом было то, что они еще не поубивали друг друга. Во всем остальном кому-то одному приходилось прогибаться и что-то терпеть. А если запереть их вдвоем в ограниченном пространстве, насколько хватит сил выносить такой уклад? В то, что когда-то они научатся договариваться, верилось с огромным трудом. В то, что кто-то научится по-настоящему уступать, не верилось вовсе.

Тогда какого хера Джасперу до чертиков хотелось видеть Мэл в своем доме всегда, а не только пару раз в неделю? Почему, даже понимая все это, он сейчас так остро реагировал на ее отказ? Можно было оправдать себя тем, что она задевала его чувства, когда Тирелл так откровенно признавался в своей потребности в Кэмпбелл. Можно было списать все на паршивое настроение, подкрадывающуюся депрессию и прочую эмоциональную ерунду.

А можно было честно признаться хотя бы самому себе, что задевал Джаспера вовсе не отказ, а то, что его стремление быть рядом с Лисичкой не отличалось такой же взаимностью.

Он никогда не верил в эту романтичную хрень, всегда легко и непринужденно говорил “пока”, когда на него смотрели щенячьими глазами, полными преданности и покорности. Равнодушно выслушивал оды в свою честь и признания в вечной любви, от сладости которых сводило даже зубы. Да, ему льстило, нравилось в какой-то степени. Но это все было не для него.

Сейчас же, когда впервые в жизни Джас получил именно ту женщину, которая ему идеально подходила, и именно те отношения, которые в его голове выглядели столь же идеально, ему вдруг резко стало не хватать чертовой взаимности. Конечно, он не ждал от Кэмпбелл клятв верности и заверений в любви до гроба. Но ему хотелось даже не видеть - чувствовать, что ее к нему тянет так же сильно, как и его - к ней. 

А видел он в итоге только городские улицы в свете фонарей за окном. Светофоры, перекрестки, проносившиеся мимо автомобили и пешеходов на тротуарах. Даже спать перехотелось, хотя еще пару минут назад избавиться от подобных мыслей было невозможно, даже переключившись на идеи секса на заднем сидении.

Оттого и слова, прозвучавшие в этой тишине, оглушали сознание сильнее, чем встреча с бетонной стеной на полной скорости.

У них обоих было весьма изощренное представление о любви, если и было вовсе. Джаспер никогда не придавал этому значения - до тех пор, пока однажды не ляпнул это Мэл, просто потому что иного описания своим эмоциям не находил. Она ему тогда не поверила, и, наверное, стоило ответить ей взаимностью в данном случае.

Но, во-первых, Джасперу очень хотелось верить, пожалуй, впервые в жизни, просто так, без доказательств и убеждений, даже предполагая, какими проблемами это может ему обернуться в первую очередь со стороны Кэмпбелл. Да она его со свету сживет своими насмешками, у него в голове уже звучало ее язвительное “Джас-Джас, ты правда на это повелся?”. И все равно велся, во-вторых, еще и потому, что не находил в лице Мелани ни одного намека на издевку. В половине лица, если быть откровенным, потому что на него Лисичка в упор не смотрела, зато явно слишком сильно сжимала руль своими руками.

Джас сегодня наделал уже предостаточно ошибок - если добавить к ним еще одну, хуже точно не станет. Поэтому отстегивал ремень безопасности и включал аварийку он практически одновременно, чтобы перегибаться через подлокотник и поворачивать Мэл к себе. Можно было бы и ее ремень отстегнуть, но тогда от перетягивания к Тиреллу на колени ее ничего бы не спасло.

Это получался и поцелуй-признание, и поцелуй-благодарность, и поцелуй “забей на сигналящих идиотов, я все равно тебя не отпущу”. Потому что все это и было - и ответное признание, и благодарность за собственные слова, и откровенный пофигизм на происходящее вокруг - но он-то и в принципе никогда у Джаспера не проходил.

- Я могу сделать вид, что ничего не слышал, - предложил Джас, прижимаясь своим лбом ко лбу Мэл. - Если тебе от этого станет легче.

Она не припоминала ему то оброненное на эмоциях признание, пусть и потому, что не придала тогда значения. Джаспер может ответить тем же, но уже в качестве жеста доброй воли. И давить не станет, как Кэмпбелл того и хотела. Какое-то время.

- Но имей в виду, Лисичка, что однажды моих вещей в твоей квартире может стать слишком много, а я просто откажусь куда-то уходить.

Это Джас готов отдать ей на растерзание свою жилплощадь, а вот насколько это взаимно - вопрос открытый. Но раз Мэл сама отказалась, пусть теперь она и решает, насколько готова к таким же жертвам.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Все, что ни делает лиса - к лучшему. Что не делает - тоже к лучшему


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно