внешности
вакансии
хочу к вам
faq
правила
кого спросить?
вктелеграм
лучший пост:
пол осборн
Знаете это прекрасное чувство важности и нужности, когда приходишь домой и ... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 40°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
eva

[telegram: pratoria]
siri

[telegram: mashizinga]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » Слова и их последствия


Слова и их последствия

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Romana/Yaroslava
https://forumupload.ru/uploads/0010/a8/ca/7990/165282.gif

+2

2

Романа прекрасно знала, как работают американские таблоиды. Она сама варилась в этом котле время достаточное, чтобы не только вкусить атмосферу журналистики, но и понять как там всё устроено. Другое дело, что в какой-то момент она переоценила свои силы и возможности и сенсация, что они с Ричардом Брауном нарыли, оказалась такой бомбой, что она пострадала от взрывной волны.
Оглядываясь назад, Романа не жалела ни на секунду, что она сделала то, что сделала. Да, теперь в ее мире доска для записей служила не для распутывания загадок, но для их создания, но, по сути... по сути, превратившись в сценариста, она лишь сменила направление работы. Но свято место пусто не бывает. Журналистика потеряла Роману Вилсон, но от этого жёлтая пресса не перестала работать. День за днём и неделю ее уже бывшие коллеги продолжали рыться в чужом грязном белье, чтобы потом продемонстрировать его тем, кто изголодался по сплетням по причине того, что их собственная жизнь сера и уныла. И до поры до времени Романа пребывала в уверенности, что журналистов ее скромная личность труженика закулисья не интересует. Она писала то для одного проекта, то для другого, псевдо-документалка тоже не принесла ей известности.
А потом случилась "Базовая фигура" и  шоу-раннерство, и люди стали ее узнавать. Не всегда, не все, но иногда она видела по глазам, что случайные незнакомцы и незнакомки знают кто она. И вот здесь Романа и допустила роковую ошибку - она недооценила не столько степень своей приметности - тут-то всё было предельно просто, потому что крашенных блондинок в Сакраменто пруд пруди, но и степень своей значимости. Несмотря на два выпущенных сезона сериала со скандальной репутацией за спиной она считала себя третьесортной заурядностью, которую хорошо, если помнит бариста в кофейне, куда поутру день за днём приходится наведываться за утренней дозой кофеина.
Но слухи ползли изо всех щелей, как иголки из мешка. По началу они были не громче шороха или шепота штор на сквозняке, но оказалось, что и этого было достаточно.
- Говорят, что она спит с Винсентом Джервисом.
- Говорят, что как раз то наоборот, он клеился к ней, а она его выставила.
  - Джервиса? Ты его видела? Нужно быть стопроцентной лесбиянкой, чтоб отказать такому красавчику!

Романа не знала в точности как именно родился этот нелепый слух о том, что она принадлежит к радужному сообществу, но довольно скоро тот вернулся к ней бумерангом. Еще прошлым летом кто-то особо наглый осмелился спросить у нее про ориентацию в завуалированной форме, конечно, прямо посреди панели на Комик-Коне в Сан-Хосе. И черт ее дернул поступить необдуманно - спуститься вниз и на глазах у целого зала просто поцеловать подофигевшую фанатку. Максвелл, присутствовавший тогда в зале вместе с Алексой, и сама девушка ее бывшего - оба вылетели в астрал. Но те хотя бы были в относительном курсе, что она глотает горстями таблетки, призванные вытащить ее с самого дна клинической депрессии едва не отправившей ее на тот свет досрочно. Слух о том, что она пыталась покончить жизнь самоубийством и лежала в психушке просочился в интернет только к концу августа - с легкой руки все того же Винсента Джервиса.
Казалось, слухи так и останутся слухами, спекуляцией, основанной на ее эпатажной манере поведения, на манере одеваться и том, что ни на одной ковровой дорожке за все годы она не появилась ни в чьей компании - не объяснять же всему честному миру, что после разрыва помолвки с мистером Нилом ее личная жизнь превратилась в одеяло в стиле пэчворк, где ни один партнер не выдерживал с ней больше, чем пару свиданий. Но она умудрилась облажаться. Бренди. Текила. Ром? Вроде там был и ром. Будний день, празднование очередного дня старения. Все вышло немного из-под ее неусыпного контроля и в итоге теперь утро встретило ее разрывающимся от пересудов твиттером и почетным углом заглавной страницы сайта "Sun".
Мисс Рикардс, которую Романа втянула в эту историю с фальшивым недо-каминг-аутом, обнаружив поутру всю эту шумиху отнеслась к ней с долей юмора и философией пофигизма. А вот Романа искренне боялась, что это будет началом конца. "Выход из шкафа" в шоу-бизнесе убивал и не такие карьеры, поэтому от каждого телефонного звонка она теперь вздрагивала, как от звука разрывавшегося снаряда. Сейчас начнется. Три неизвестных номера она уже сбросила на голосовую почту... Молчать и отшучиваться. Сейчас это было лучшей тактикой.
Трель очередного входящего заставила ее подскочить на месте. Отрубить мобильный - признать поражение. Ей оставалось только догадываться как подруга будет завтра справляться с вопросами - у той то не было возможности не выходить на работу.
Романа с опаской проверила экран... Свои.
- Да, алло! - Романа зажала переносицу, гадая, что заставило Ярославу позвонить. Просто любопытство как вечер закончился или та уже все знала из сети?

Отредактировано Romana Wilson (2020-12-14 12:17:00)

+2

3

Утро началось совсем не с кофе, как это принято в единственный выходной, когда ты неспешно потягиваешься, пролистываешь ленты соцсетей, а потом спокойно идешь за чашкой свежего экспрессо и свежевыжатого апельсинового сока. В этот раз все остановилось на серчинге новостной ленты, кричащие заголовки сообщали о том, что Романа Вилсон наконец определилась со своей ориентацией. И что-то подсказывало Славе, что, во-первых, не имеет смысла им верить, а во-вторых, стоит наконец отменить подписку на это вшивое издание. Настроение желтушной прессой было испорчено окончательно и бесповоротно. Выходной уже не казался таким замечательным.

Самой ненавистной часть своей работы Ярослава всегда считала работу со сми. Журналисты, словно дементры, высасывали все силы, придирались к каждому произнесенному звуку. А после еще и извращали эти звуки так, как было выгодно им самим. Нет, в какой-то степени Слава их понимала, сама была такой. Трудоголик, делающий все для своей работы, вот и ребята, для которых главным делом было выцепить сенсацию, тоже работали. Власова все это понимала, но уважать таких людей больше не стала. Ей казалось, что даже если у тебя есть огромная потребность в том, чтобы прочно и навсегда связать свою жизнь с журналистикой, то можно выбрать какое-нибудь серьезное издание, чтобы освещать по-настоящему важные события, а не работать в таких странных изданиях.

Сегодняшняя ситуация лишний раз показала, насколько она была права, что любое слово, сказанное на эмоциях, без задней мысли по итогу может привести к отвратительным новостям, портящим настроение и имеющим не самые приятные последствия. Ярослава достаточно неплохо знала Роману, поэтому могла позволить себе предположение о том, что если бы девушка хотела сделать заявление о своей ориентации, то сделала бы его как-то по-другому, а не тем образом, про которой сейчас трубили из всех газет. Да и какой здравомыслящий человек выберет способом для признания, третьесортную статью, вместо нормального интервью, возможно, кто-нибудь, любящий грязные скандалы, но точно не Романа Вилсон. В это Слава была полностью уверена.

Власову от такой несправедливости всегда накрывала волна гнева, хотелось рвать и метать, а еще хотелось к чертям спалить все издательства, которым принадлежали подобные газетенки, чтобы они наконец перестали мотать нервы людям, сочиняя про них разные небылицы.

Ярослава около получаса коршуном кружила по гостиной, словно статья была про нее, или ее начальника и у нее была задача уничтожить все тиражи этой статьи. А ничего такого ведь не было, только наконец придя к этой мысли, девушка расслабленно опустилась в кресло. Она тут наводит непонятную панику, рвет и мечет, а Романа может и на самом деле предвидела эту статью. Ну или же прочла и забыла уже. Стоило позвонить девушке, а после, если это все-таки было чем-то незапланированным, уже тогда предлагать сжечь к чертям редакцию, ну или хотя бы подать в суд, в худшем случае, чтобы не придавать делу еще большую огласку, просто пообщаться с редакторами и писаками этой газеты.

- Привет, - набрала наконец Власова знакомый номер, ответила Романа ей достаточно быстро, скорее всего звонков у девушки сегодня было до неприятного много, причем и звонили, как часто бывает в таких ситуациях, люди, которые давно про нее не вспоминали. Это всегда было самым отвратительным, дорвавшись до сенсации, каждый пытался внести в нее и свою лепту, узнать, как можно больше подробностей, чтобы потом попытаться на этом заработать, внеся дополнительных фактов. – Знаю, тебя скорее всего уже достали звонки по поводу этой ситуации, да я и сама хотела первым делом тебе набрать, но кроме матных слов из меня бы ничего не вырвалось, поэтому я решила переждать бурю своих эмоций, а потом уже звонить, - рассмеялась Слава, пытаясь своим голосом хоть немного приободрить подругу. – Не знаю, как подбадривать в таких ситуациях, поэтому предлагаю не слова, а действия. Я конечно изначально мыслила о поджоге редакции, но думаю, что в свете последних событий сложить дважды два будет слишком легко, и сразу все подозрения лягут на тебя, - рассуждала Ярослава, словно сама хоть раз была замечена в чем-то похожем.

Девушка на пару мгновений замолчала, думая, что все же лучше предложить Вилсон, та тоже молчала, видимо наслаждаясь передышкой, без надобности объясняться в сложившейся ситуации, да и Слава бы сама никогда не стала требовать каких-то объяснений. Каждый живет так, как считает нужным.

- В общем, давай я к тебе приеду, могу с бутылкой чего-нибудь крепкого или не очень, если ты конечно пьешь по утрам, если нет, то привезу нам кофе, и мы обсудим всю сложившуюся ситуацию, а потом уже поедет громить редакцию, ну или хотя бы мозги их работникам, - энергично вещала Ярослава, почти не делая пауз в монологе, ей почему-то казалось важным забить мозг Романы как можно большим количеством текста, чтобы девушка хотя бы некоторое время отвлеклась от происходящего.

Дождавшись ответа, Слава сбросила трубку, спешно одеваясь, хотелось как можно быстрее оказаться дома у Вилсон, все же несмотря даже на свою профессиональную деятельность, Ярослава плохо умела поддерживать, особенно по телефону.

+1

4

Романа всегда считала, что умение находить язык с людьми - совершенно любыми - чем-то вроде своей суперсилы. Ей казалось, что если ее запустить вести переговоры с террористами, то и здесь она преуспеет. Проверять, конечно же, у нее не было ни малейшего желания, но подобное отношение к жизни позволяло оставаться в трезвом уме чуточку дольше - а жила Романа последние два года в настоящем дурдоме. Когда шоу-раннер кто-то другой, то твоя обязанность как сценариста сообразить частную историю, предварительно прослушав от непосредственного начальства. то как развевается вся центральная ветка, в этом нет ничего сложного, но когда ты сама становишься этим человеком на вершине пирамиды сюжетотворчества - невольно превращаешься в этакого дракона, лежащего на злате. Романа смутно догадывалась, что в дракона превращалась исключительно она, но пока никакого рыцаря -спасителя даже на задворках королевства не появилось.
Она полагала возможность напиться до состояния нестояния в собственный День Рождения своим святым правом - как и не отмечать его вообще. Если вдаваться в подробности и обстоятельства ее жизни — это был единственный день в году, когда она санкционированно могла чудить на полную катушку и собрать всех, кто так или иначе имел отношение к ее становлению, как человека. В любой другой день кто-то обязательно срывался, придумывая отмазку. Их тоже можно было понять, они взрослели, и если во времена студенчества жизнь казалась одной сплошной вечеринкой, то к тридцати - ты тот самый сосед, что стучит в полицию на громкую музыку. И тем удивительней было то, что у нее остались подруги с тех времен, когда ночью ты не спишь, чтобы пообщаться, а днем не спишь, потому что тебе надо штудировать очередной четырехтомник, написанный таким хитровыебучим языком, что мозги превращаются в фарш для котлет уже после пары страниц. О безумном количестве речь не шла, но люди с таким же складом ума все же числились в списке контактов телефона, который она завела привычку подчищать, переписывая номера по старинке в рукописный гроссбух, куда вставлялись и многочисленные визитки, которые в какой-то момент начали у нее из сумочек просто высыпаться, как снег.
- Я… я в порядке, правда, но требуется пара больших бутылок отбеливателя, чтобы растворить труп, который я припрятала пока в ванной, - Романа зажала телефон плечом. Ярослава была одним из тех людей, звонок от которой был вызван не пустым любопытством, но искренней заботой, именно поэтому Романа могла пошутить и про трупы и принять приглашение встретиться лично. Вот кто-кто, а этот человек очень хорошо понимал значение слова "конфиденциальность" - можно было быть уверенной, что завтра пересказ их разговора не окажется уже в другом таблоиде, а сама она не приведет хвост в виде журналюг с фотоаппаратами.
Похмелье все еще бушевало в голове - глаза пронзали тонкие иголочки боли, и в затылке что-то бухало, как огромное сердце. Все суставы горели огнем, а внутренности так и выворачивало на изнанку от любого резкого запаха. Комбинация алка-зельцера с тиосульфатом натрия едва-едва привела ее в чувство, так что добавлять поверх еще одну порцию спиртного было глупым.
- С алкоголем я завязала... кто знает, что будет, если я еще раз напьюсь. Джим сказал, что я могу собрать варп-двигатель. Но что-то подсказывает, что я скорее стану злым гением, разрушившем половину штата. Так что просто приезжай. Кофе у меня и так в избытке.
Самая верная тактика - не давать журналистам понять, что тебя хоть как-то задевает ситуация. Надо продолжать жить, будто эта статья и вовсе не про тебя. Прятаться - не вариант, почуяв слабину стервятники тут же сбегутся. Так что если Слава предлагала встретиться и обсудить дальнейший план действий, то почему нет. Одна голова хорошо, а две толковые - вообще отлично!

+1

5

Слава несмотря на слова подруги, все-таки попросила таксиста остановить около одной из булочных, набрав несколько пакетов мучного и сладкого, девушка вернулась в такси, попросив мужчину ехать чуть быстрее. Она нетерпеливо барабанила пальцами по коленке, вновь и вновь проигрывая в голове все возможные расправы с редакциями журналов, которые выпустили эту статью. В какой-то момент она настолько глубоко закопалась в свои мысли, что пропустила момент остановки, и расслышала обращение водителя только с третьего раза. Кивком поблагодарив за поездку, Ярослава наконец вышла из машины, направляясь к нужной двери. Через пару минут она уже входила в квартиру подруги. Романа выглядела не лучшим образом, и не совсем было понять, так сильно она переживает из-за отвратительной желтой прессы или просто еще не отошла от вчерашней вечеринки. Решив не акцентировать на этом свое внимание, Власова широко улыбнулась, приобнимая Вилсон.

- Я немного ограбила одну кофейню, забрав по одному всех пирожных и булочек, которые у них только были. Не уверена, что тебе хочется сладкого, но оно определенно лучшим образом влияет на настроение, - продолжает улыбаться Ярослава, слабо толкая девушку в плечо, она всем видом старается поднять Романе настроение, но судя по лицу последней пока получается плохо. Слава тяжело вздыхает и уверенно идет в кухню, приготовить кофе. Справляется она достаточно быстро, после чего возвращается в гостиную, протягивая Романе кружку и присаживаясь на диван.

Ей безумно хочется вновь начать возмущаться, опускаясь до банальных оскорблений людей, поймавших ее вчера и напечатавших эту статью, но она понимает, что этим ситуацию уже не спасет, поэтому позволила тишине на некоторое время их окутать. Вилсон нужно было окончательно собраться с мыслями, возможно составить план действий. Слава же просто хотела окончательно успокоиться, чтобы не наговорить лишнего. Время шло, а девушки все также молчали, и в итоге Ярослава не выдержала первой.

- Ты как? – банально, без надежды на положительный ответ, но Яра не может сразу начать нужный разговор. Да и просто ей необходимо знать, что Вилсон чувствует себя не совсем ужасно, что она не впадет в депрессию и будет готова бороться, не столько за свою репутацию, сколько просто за свое имя и честность.

- Хочешь я разобью лица редакторам этих газетенок? – шутливо предлагает Власова, ловя тень улыбки подруги. Ей бы продолжать в том же духе, но Слава слишком хочет перейти к действиям, хоть каким-то, чтобы объяснить наконец людям, что копаться в чужом грязном белье как минимум неправильно, как максимум, слишком опасно для их собственного здоровья. – А если серьезно, думаю нам стоит доехать до редакции и потребовать написать опровержение, - Ярослава взглядом попросила подругу помолчать, потому что видела, что Романа хочет отказаться от этой затеи. – Я понимаю, тебе кажется, что сейчас не время, но лучше сразу закончить с этим делом и забыть, как страшный сон. Да, со времен про эту ситуацию забудут, но мы ведь обе понимаем, что при любом удобном и не очень случае, эта статья будет всплывать. А с опровержением она уже не будет иметь такого воздействия на публику, и тебе не смогут напоминать о ней, - Слава старалась рассуждать здраво, приводя факты и примерные ситуации, которые вполне могли бы возникнуть в будущем. – Ну же, - просит Власова, пристально смотря в глаза Романы, - соглашайся. Если не убедим их, я просто разнесу редакцию, перебью твою сенсацию, - широко улыбается Ярослава, стараясь рассмешить свою собеседницу. И возможно, но Слава до конца не уверена, у нее это получилось, может быть незначительно, но настроение Вилсон определенно стало чуть лучше.

+1

6

Люди обычно оказывающиеся одновременно и в телефонной книге Романы и в бездонном списке контактов Ярославы довольно быстро понимали как работает система. Если нужно получить моральную поддержку или мотивационный пинок под зад, то надо звонить мисс Вилсон. Она выслушает, разложит с холодной логикой все "за" и "против", добавит от себя парочку весомых аргументов, которые видит глазами стороннего наблюдателя, забравшегося в непропорционально огромное для скромной гостиной кресло с ногами, но участвовать в каких-то решительных действиях и карательных акциях ни за что не станет. С Ярославой все было в точности да наоборот - она всеми фибрами своей частично загадочной русской души принимала сторону пришедшего к ней и разве что не держала в ящике под раковиной на кухне боевой экспресс-набор мародера и вандала, но Романа бы даже не повела бровью, если бы вдруг стало известно, что у той есть заготовки для бомб и парочка любовно смешанных бутылок с коктейлем Молотова. Просто на всякий пожарный. 
Если честно, вот пороть горячку Романа и не любила. 
- Честно? - она со всей доступной силой, а той оставалось не шибко уж и много, постаралась сжать подругу в объятьях, будто от этого переносить этот бедлам станет легче, - Где-то между паршиво и бывало и хуже.
"Бывало и хуже" в отношении Романа работало безупречно, после всех бессчётных неприятностей и катаклизмов, что она умудрилась на себя накликать за последние годы, такая вещь, как газетный скандал, казалась мелочью, этаким пунктом в списке дел и планов, который теперь удалось вычеркнуть, осталось только забыть. Жалко вот, что с газетными скандалами такое проделать было невозможно.
- Не пори горячку, моя дорогая. - Романа саркастически ухмыльнулась. Раньше она и не задумывалась о том, что её обращения к людям звучат как-то не так. Она говорила лишь то, что ей казалось уместным. Но оказывается, даже в "дорогая" можно найти что-то пошлое и радужное. 
- Как думаешь сколько часов у них уйдет на то чтобы найти связь между тобой и мною? Джо я уже и так в это втянула, - Романа позволила Славе хозяйничать на своей кухне, что равносильно было полной капитуляции.  У нее не было сил на то, чтобы делать все правильно. Все ее силы сейчас уходили на то, чтобы заставить свой раскисший мозг работать. Отмотать назад и вырезать это событие из жизни было уже не возможно, реальность - это не кинопленка. Оставалось только одно - пытаться получить из ситуации максимум прибыли, не углубляясь при этом в максимальное вранье. Вранье журналисты, насколько Романа помнила, чуют как акулы кровь - одну каплю за сто миль.
- Я уже предчувствую возможные заголовки... Не, так с ними воевать - себе дороже. Это их территория, их правила. А я хочу на своих... Хотят сплетничать - пожалуйста. Хотят достать каждую женщину, которую я когда-то по глупости поцеловала? Вперед! Мне плевать. - какой смысл был в написании километровых опусов, если при должном желании журналюги найдут и Джей (фамилию той особы Романа даже не спросила), с которой все началось, и Кейдру, и Эмбер, и может кого-то еще - но список был, пусть и довольно короткий... Вдобавок, ничто из этого не длилось больше одной ни к чему не обязывающей встречи, и Романа не была уверена, что они могут связать Грету или Анну, как она повадилась представляться с Романой Вилсон, но давайте не будем держать людей совсем за полных идиотов? Если найдут - то одно "эксклюзивное интервью" после двуличного опровержения зароет ее куда глубже, чем просто блуждающая статья. Да и кто еще не знает о том, что газете "Sun" верить нельзя? Они не раз и не два ловили хайп на вот таких же заголовках, и чем больше люди пытались достучаться до общественности, что все это вранье - тем больше общественность узнавала вообще о существовании первой костяшки домино - вот также брошенных в пустоту фраз или снимках, на которых с трудом можно разобрать лица и силуэты.

+1

7

Не пороть горячку. На самом деле это был очень разумный совет-просьба, но Ярославе было трудно прислушаться к Романе, которая в данный момент выступала ее голосом разума. Власова все скидывала на русские корни, может так оно и было, но ей всегда было тяжело оставлять свой разум холодным, когда дело касалась близких людей. Она была готова буквально взорвать планету, вступить войну со всем земным населением, только бы родной человек вновь улыбнулся и перестал загоняться по поводу происходящего. И все же, в какой-то степени, успокоение, на которое намекала подруга, тоже было помощью Романе. В своем нынешнем состоянии Ярослава могла натворить многое, и не известно, как бы ее действия сказались на репутации Вилсон. И именно эта мысль, самая здравая за последний час, отрезвила Яру, словно хлесткая пощечина. А окончательно добили слова Романы, думающей в том же направлении, что и Власова. Действительно, они общаются давно, у них много общих знакомых и фотографий в соцсетях. Понять, что к чему не составит труда. Черт, да даже если бы Слава действовала сама, подавшись эмоциям, пострадала бы все равно ее подруга. От осознания стало гадко на душе, действительно тот самый случай, когда благие намерения привели бы к ужасным последствиям.

- Извини, - нахмурилась Власова, откидываясь на спинку кресла, в которое присела несколько минут назад, - меня иногда накрывают эмоции, которые буквально отключают здравый смысл. Мне так хотелось, да и хочется все еще разорвать этих мудаков, что я совершенно не подумала о последствиях для тебя. Они ведь действительно решат, что это твоя идея, - щеки на несколько секунд покраснели, показывая, как Ярославе стыдно. Ее с детства пытались научить не действовать безрассудно, но так и не смогли добиться желаемого.

Ярослава подумала, что впервые в жизни испытывает ненависть хоть к какой-то профессии. У нее было много знакомых, которые работали в разных сферах, поэтому Власова почти любую профессию по итогу связывала со своим знакомым, и в ее голове они были неразрывно связаны. В этом же случае имена знакомых журналистов в голове не всплывали, оставляя вместо себя чистую ненависть к этой работе. Было глупо так мыслить, но в данном случае Слава была не способна контролировать свой гнев и отрицательные эмоции.

Власова тоже прикинула в голове возможные заголовки и невольно поежилась. Становилась мерзко, стоило только представить, как журналюги по итогу извернут эту ситуацию. И даже не сомневалась, что по итоге редакция останется потерпевшей стороной, а они с Романой конченными стервами, которые не выдержали правды, и решили с ней бороться. А ее скорее всего еще и запишут в пассии Вилсон, не то, чтобы Ярославу это бы хоть как-то смутило или возмутило, просто хотелось уберечь подругу от очередного скандала. Именно поэтому Слава, словно приклеенная сидела в кресле, а не была на полпути к одной из редакций.

- Есть идеи и мысли, как поступить? Залечь на дно ведь тоже не получится. Такие действия часто действую на людей странным образом, они почему-то становятся уверены, что раз человек отмалчивается, значит зализывает раны, а значит статья содержит в себе подлинные факты, - Власова на несколько секунд прикрыла глаза, пытаясь сообразить, а чтобы она сама делала в такой ситуации. Хотя, она бы в нее никогда не попала, нет, не из-за осмотрительности и прочего, а просто потому что никогда бы не смогла стать медийным лицом. Для нее в звёздном мире все было слишком неправильным. А если брать подобную ситуацию не в таких масштабах. Допустим, оказаться оболганной в глазах друзей, то она скорее всего постаралась бы объясниться и предоставить факты. Но в случае с Романой такие идеи казались Славе глупыми. Особенно часть, касающаяся фактов, не та это ситуация.

- Может какое-нибудь небольшое видео, не с объяснениями, а просто со словами о том, что все написанное, ерунда? Ну или письмо с жалобой на издательство и требованиями опровержения? Кстати, - вспомнила Ярослава одного полезного человека в списке своих контактов, - у меня есть знакомый адвокат, если вдруг надумаешь судиться, могу дать тебе его контакты. Он тот самый, кто и дьявола бы оправдал и заставил всех ему поверить, - Яра нервно барабанила пальцами по подлокотнику кресла, пытаясь придумать, что еще можно сделать в этой ситуации. И в какой-то момент поймала себя на мысли, что со стороны она выглядит куда более встревоженной, чем подруга.

+1

8

Если бы кто-то имел хоть малейшее представление, что творится у нее в голове в самый обычный день, то никогда не позволил бы себе раскрыть свой рот и сказать что-то поперек. Но поделиться мыслями, как историей в инстаграме было совершенно невозможно. И какой бы десятибалльный ураган не находился внутри ее черепной коробки - он навсегда оставался в ней, Романа могла скандалить на таких высотах громкости, что те, кто оказывались в зоне доступа внезапно вспоминали, что у нее есть итальянская родня. И пусть крови итальянской в ее жилах не водилось, но смытая и хорошо замаскированная Ирландия тоже не отличалась кротким нравом. Но в большинстве случаев ей все же удавалось держать лицо - сказывалось папино воспитание. Он всегда не уставал повторять "держи лицо, тебе может быть больно, обидно, противно, но держи лицо, ты сильнее, чем думаешь, а обломав зубы раз или два - они перестанут даже пытаться," - ей тогда еще мелкой девчонке логика казалась какой-то далекой. Детский мозг требовал дать сдачи прямо там, на месте, пнуть, укусить, обозвать дебилом, показать средний палец, в конце концов, но более взрослая Романа уже поняла, что к чему. Какой смысл получить лишь видимость победы, если можно сокрушить всех до основания чуть позже?
Романа сейчас смотрела поверх края кружки на подругу, отчетливо понимая, что некоторые люди даже во взрослом возрасте проваливают знаменитый "зефирный тест" и ведь в ус не дуют по этому поводу. Хотелось бы и ей иметь уникальную способность - не думать, а чувствовать задницей - что правильное, а что - не особо. Ей для того, чтобы принять решение нужно было прогнать каждый возможный исход событий через голову, просчитывая не только желательный сценарий развития событий, но и самый поганый и совершенно невозможный на первый взгляд. Это, ясное дело, тратило крайне много эмоциональных ресурсов. Ей бы переселить себя в мир, который она сама себе напишет... но на самом деле она даже врагу не пожелала бы оказаться в мире, созданном Романой Вилсон. Ее миры были тяжелыми для выживания и жестокими, и они не любили счастливых людей.
- Хотелось бы залечь, как камбала, и не шевелиться, но в этом ты совершено права. Найдут и откусят мой дьявольский хвост напрочь. По мне было бы куда проще, если в этом всем было бы процентов восемьдесят правды... Ну вытащили из шкафа принудительно и плевать, учитывая за каким проектом я стою, я даже была бы рада, что это произошло, когда карьера была на пике. Немного черного пиара не помешало бы сериалу. Проблема в том, что моя гетеронормативная правда теперь будет выглядеть как интериоризированная гомофобия. Это хуже всего. Это почти патовая ситуация.
Телефон снова взорвался трелью и Романа отработанным движением сбросила звук, но экран продолжал гореть ярким светом прожектора. Номер был незнакомым - и откуда люди только находили способы с ней связаться. И где же были все эти люди, когда она бултыхалась на дне депрессии и пыталась придумать оптимальный способ покончить с собой. Вот такая эмоциональная встряска чуть больше года назад основательно вправила бы ей мозги - спускать практически хамство на тормозах было не в ее духе.
Улыбка, адресованная Ярославе, была практически заискивающе-извиняющейся, будто одним мимическим движением она пыталась сказать все то, что не поместилось бы и в длиннющий монолог, начинающийся с "Ты же меня знаешь..."
- Будем считать, что стратегически выжидаю... это отвратительный способ решения проблемы, но мне придется дать интервью и мне нужен кто-то насколько скандальный, что сам факт, что я выбрала этого человека говорил бы обо мне больше, чем то, что я скажу на самом деле. - Романа еще не знала, что проведение ей готовило звонок от команды Алистера Кингсли. Чудовища индустрии ток-шоу, который съедал людей и куда более обросших шипами, чем она о себе думала. И ведь выжила же интервью с ним под софитами, с головой залитой клеем (а вот о том, что его фарфоров-винировая улыбка еще пару ночей снилась ей в кошмарах никто так и не узнал), а общественность разочаровалась в грязной сплетни, так и не поняв, что она имела ввиду под расплывчатой формулировкой, которой она отделалась "любопытная" - ее ориентация теперь навеки слилась с этим термином.
- Ты про Максвелла говоришь? Он и так от моих звонков всегда вздрагивает. То ли бухать зову то ли с очередным контрактом, - и это даже не было полуправдой, ее бывший парень и один из нынешних лучших друзей стабильно подшучивал, что авторское право скоро окончательно и бесповоротно станет его второй специализацией, если не основной.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » Слова и их последствия


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно