внешностивакансиихочу к вамfaqправилакого спросить?вктелеграм
гнетущая атмосфера обволакивала, скалилась из всех теней в доме, как в мрачном артхаусном кино неизвестного режиссёра... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 13°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
anthony

[telegram: kennyunicorn]
eva

[telegram: pratoria]
siri

[telegram: mashizinga]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Альтернативная реальность » Не благодари, Пушистая. Рано.


Не благодари, Пушистая. Рано.

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

ROMANCE CLUB: LEGEND OF THE WILLOW

Kazu /as Fred Burnell/, Mei /as Charlotte Fain/
https://pbs.twimg.com/media/EgsY8lQWAAA-lXI.jpg

Подземный ход для контрабандистов общими усилиями Мэй и Кадзу обрушен, и теперь у них нет дороги назад, только вперёд

[NIC]Kazu[/NIC]
[STA]Идём... Неведьма[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/EATxD2y.png[/AVA]
[LZ1]Кадзу, 28 y.o.
profession: синоби;
relathions: ?[/LZ1]

+2

2

Подумать только, ещё совсем недавно в жизни Мэй всё было просто и понятно. Девушке предстояло стать гейшей, чтобы развлекать высокопоставленных господ своим обществом, беседой и танцем. Всему этому Мэй учили с малых лет. Как правильно подбросить веер, как его поймать и закружиться, очаровывая присутствующих грациозностью движений. Девушка точно знала, кто же она такая. Обычная майко из одного окия, весьма известного, между прочим.
Всё было так ровно до тех пор, пока Мэй не встретила пленника. Не испугавшись, поднесла тому воды, хоть и удивилась подобной просьбе от стражников. Вероятно, те не совсем поняли, что перед ними находится не обычная служанка. Но и это оказалось неважно. Главное, что начало всем следующим событиям было заложено именно в ту минуту, когда Мэй смотрела в лицо пленника. А тот, словно поддразнивая, заявил, что не кусается. Тихо хмыкнув, Мэй поспешила вернуться к госпоже и продолжила готовиться к своему дебюту. Нанесла на лицо соответствующий грим, облачилась в новое кимоно и прикрыла глаза, делая глубокий вдох. От волнения дрожали колени. Ведь одно дело - быть майко, и совсем другое - гейшей. В последнем случае права на ошибку не остаётся, дурная слава разносится очень быстро, а окия потом приходится из-за этого страдать, терпеть убытки. Так подставлять госпожу Сумико Мэй не хотела. И поэтому она старалась изо всех сил. Соблюдала определённую последовательность движений, буквально порхая в танце. И всё было бы хорошо, если бы не пресловутое но. В момент, когда девушке предстояло стать женщиной, она испугалась. Настолько сильно, что больше не смогла сохранять человеческий облик. Всего за какой-то миг Мэй обернулась лисицей. И надо сказать, что эта метаморфоза не оставила девушку равнодушной. Не разбирая, что она вообще творит, Мэй бросилась как можно дальше от окия. Ей, никогда не бывавшей в теле зверя, пришлось не сладко. Спать в чужом сарае - совсем не то же самое, что нежиться в постели. Пушистый мех не всегда может спасти от холода. Но самое главное, никто из близких не смог бы объяснить девушке, что же с ней случилось.
А дальше всё закрутилось. События покатились как снежный ком. Одно за другим. В итоге Мэй была вынуждена бежать из города. Но как это сделать, если все посты напичканы охраной? Покидающая поселение гейша точно вызовет у охраны подозрение.
Выход был только один - найти того, кто поможет осуществить задуманное. И если бы несколько дней тому назад кто-то сказал, что Мэй будет якшаться с преступником, девушка рассмеялась бы этому глупцу в лицо. Зачем ей, уважающий себя гейше, заниматься подобными делами?
Но капризничать не приходилось. Мэй помогла узнику сбежать, ради чего пришлось прибегнуть к магическим способностям. Ещё совсем неумело, но сноп искр смог отвлечь стражников от происходящего. Оставалось добраться до туннеля и обрушить его. Последнюю миссию взял на себя Кадзу, так звали пленника.
Разумеется, за беглецами пустились в погоню. Шансы на успех были не так уж и велики. Тем не менее, Кадзу смог обрушить туннель. Что опять же испугало Мэй до чёртиков, и она не долго думая, обернулась лисицей. Опомнилась только когда оказалась у Кадзу на руках.
Нужно было спасаться от преследования, так что лисица рванула вперёд. Помнила наставления шиноби, и ворчливо их комментировала в мыслях. Натри лапы грибами. Как же. Попробуй провернуть это, когда у тебя именно что звериные лапы, а не человеческие пальцы.
Когда Мэй вернулась, чтобы подобрать мешок с вещами, заметила раненого Кадзу. Пришлось тянуть того за плечи, а потом за ноги. И так несколько раз подряд, пока тело мужчины не перекатилось в небольшое углубление в земле. С собаками лисица расправилась тоже весьма находчиво. Не имея численного преимущества, кицунэ прибегла к хитрости. В итоге псы сами себе и навредили, врезавшись в ствол дерева.
Понимая, что в таком виде мужчина уж точно не сможет продолжить путь, Мэй решила устроить им обоим небольшую передышка. Она закидала яму листьями, чтобы случайный путник не наткнулся на неожиданную находку. После чего сама свернулась мохнатым клубком под боком у Кадзу.

+2

3

Человек, дремавший в углу камеры, распахнул глаза. Прекрасное чувство времени подсказывало - полуночи ещё не было, а это могло означать только одно - происходило что-то крайне необычное. Он нахмурился, чуть пошевелился, стараясь при этом не тревожить раненый бок. Посмотрел куда-то сквозь решетки, заметил девушку, которую он видел, ещё сидя в клетке, там, у "Белой Цапли".
Непонятно только, что такая девушка, которая училась на гейшу, делала... здесь?
- Красивая, да? - обратился он к тюремщику, когда та внезапно ещё и правильно назвала имя человека, который тут служил. Надо же, а девчонка-то оказалась сообразительная, интересно только, как долго она сможет удерживать эту планку, и как быстро сдуется: - Такие, как она, к тебе не ходят, - в ответ на что тюремщик, даже не оборачиваясь, бросил короткое и ёмкое: - Заткнись. Ещё бы, не слишком-то радостно слышать, что к нему и задаром никто не пойдёт, не то, что гейша из почитаемого окия. Но внезапно майко его удивила, дав тюремщику пару раз по голове. Кадзу только ухмыльнулся, на бледном лице живо замерцали злые и колкие глаза.
- Резвая какая.

Ещё бы он её не узнал. Однако долго рассусоливать здесь все подробности он совершенно не собирался, коротко бросил: - Да я уже понял, что ты не из чистой симпатии меня водой поила. Открывай эту клятую решетку, - она пыталась было ерепениться - гордая, он уважал и ценил это качество - но он в ответ только ухмыльнулся, словно говорил, мол, нет у тебя никакого выбора. Стоило отдать ей должное - она и дверь открыла, и замок на кандалах тоже распечатала. Синоби с наслаждением растёр запястья.
- Я не предам тебя. И помощи не забуду.
Тюрьму они покинули скоро и споро. Однако дальше начались проблемы. Выяснилось, что не у него одного последние дни выдались, мягко говоря, напряженными. Оказалось, что кто-то убил наставницу Мэй. Но ладно только это - все думали, что это сделала именно она, и теперь на девушку шла самая настоящая охота. Кадзу вздёрнул вверх голову.
- Ночь тёмная. Хорошо. Нам на руку.
Он безошибочно вёл её проулками по городу, пока наконец не остановился возле одного из домов, засунул руку под скат крыши, и вытащил оттуда холщовый мешок. Достал оттуда кое-что, дал мешок Мэй.
- Кинь его под ноги, встань на него, - получив же в ответ непонимающий взгляд, спокойно пояснил: - Земля холодная. Его позабавило то, как она спросила, не будет ли переодеваться он сам. Переживает?
- У меня тут не гардероб. Это всё, что есть.

Дошли до Верхнего квартала. В связи с побегом из тюрьмы все патрули перевели на бедняцкие кварталы, и тут их точно никто не ждал. Через ворота они не могли пройти... в силу ряда более чем объективных причин, поэтому он привёл её к подземному ходу контрабандистов. Он улыбнулся, когда Мэй спросила, откуда он знает про этот ход, после чего спросил: - Хотела узнать, не контрабандист ли я? Нет.
Но им даже выбраться из тоннеля без сложностей не дали. Мало того, что он получил между рёбер арбалетную стрелу, так ещё и девушка эта, Мэй, в какой-то момент просто взяла и обернулась лисой, после чего уже потеряла сознание, практически на самом выходе из тоннеля. Покачал головой, перекинул её через плечо, пытаясь не морщиться от острой боли, неторопливо двинулся прочь. Остановился только тогда, когда почувствовал слабое шевеление. Осторожно опустил лису на траву: - Очнулась? - лиса молчала, только лишь живо мерцали янтарные глаза.
- Идти сможешь?
Скулёж в ответ. Хотя - а чего он ждал, действительно?

- Надо.
Лиса тявкнула.
- Не благодари, Пушистая, - синоби слабо улыбнулся, - Рано. Мы ещё можем умереть. Бесславно, больно и неинтересно. Рассвело. Они на лошадях уже обогнули город, и сейчас идут по следу. Какое-то время шли довольно споро - Кадзу не пришлось больше нести лису, да и она тоже чувствовала себя значительно лучше. Внезапно Кадзу остановился, прислушался: - Слышишь? - лиса в ответ отрицательно помотала головой.
- За нами идут с собаками.
А дальше он плохо помнил. Помнил только, как он растёр грибы, принесенные Мэй по подошвам, как прибавил шаг, а дальше... дальше пустота. Очнулся, когда ощутил прикосновение тонких длинных пальцев на своём лице. Спросил тихо: - Колдуешь?
Не ведьма. Конечно. Он кивнул: - Помню. Внимательно посмотрел на девушку, покачал головой: - Мы ещё на свободе. Почему не бросила?

[NIC]Kazu[/NIC]
[STA]Идём... Неведьма[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/EATxD2y.png[/AVA]
[LZ1]Кадзу, 28 y.o.
profession: синоби;
relathions: ?[/LZ1]

Отредактировано Fred Burnell (2021-01-11 20:12:10)

+2

4

Иногда даже опытные наёмники задают странные вопросы. Такие, от которых приходится всеми силами скрывать смущение. О подобном не спрашивают в приличном обществе, как и девушки вроде Мэй не должны выдавать свои истинные чувства. Всё, что дозволено правилами - развлекать гостя беседой, танцем, проводить чайную церемонию, но не поддаваться страсти. И в этом Мэй отличается от своих сверстниц. Всегда отличалась. Ещё с тех пор, когда не могла запомнить танец, неправильно подбрасывала веер и раз за разом терпела поражение. Украдкой выбиралась из постели ночью, чтобы ещё десятки и даже сотни раз подбросить веер, получить нагоняй от наставницы и отправиться таки спать. И так по кругу, пока каждое движение не будет отточенным и грациозным. Чтобы принести почёт и уважение окия. Всем, кто приложил к её воспитанию хоть сколько-то сил. Упертая, Мэй совсем не походила на общепринятый идеал восточной девушки, главной благодетелью которой являются покорность и мягкость. Быть текучей как вода и столь же плавной. С холодным рассудком и сердцем, не склонным к авпнтюрам. А она? Что она? Сбежала сама, да ещё и преступника освободила. Теперь уж, как пить дать, одной Мэй не справиться. Слишком много правил нарушила, нырнула в самую гущу событий. Это вам не камушек, от падения которого на водной глади расходятся круги. Это ураганы и цунами.

Ты бабочка, вызывающая землетрясение в чужом сердце. Но я? Помнишь ли ты, кто я?

Мэй улыбается нерешительно и нехотя убирает пальчики от щеки Кадзу - Хочу убедиться, что ты в порядке. - дурацкий ответ. Вот сейчас Кадзу скажет, что чувствует себя отлично, и у неё больше не будет причин оставаться рядом. К тому же, мужчина может задать аналогичный вопрос . А Мэй точно гораздо лучше чем в момент выхода из туннеля. Во-первых, за ними никто не гонится, собаки не идут по следу, а лапы не пахнут грибами. А если этого не достаточно, то вот ещё пара фактов. В лисьей шубе гораздо теплее, нежели в тонком кимоно. Да и лежать, прижавшись к мужчине, лучше уж не в теле красивой девушки. Мало ли, могут понять превратно. Правда, очнулась Мэй всё равно будучи гейшей. Но этот момент просто опустим.
Вопреки ожиданиям, ниндзя просит о помощи. Зашить его рану. Мэй принимается за работу, хоть никогда и не делала ничего подобного. Единственное, ради чего её пальцы касались иголки, это вышивка гладью. Спокойствие и кропотливая работа. Всё, как и полагается девушке её статуса.
На удивление, шов получается ровным, а края раны сопоставлены максимально близко, что даёт шанс на скорое заживление. Может быть, даже шрама не останется.
- В день, когда я подала тебе воды, я знала, кем являюсь и кем мне суждено стать. А потом случилось это. Превращение, гибель наставницы, погоня. Всё перевернулось с ног на голову. - никогда ещё ночь в курятнике или в яме под ворохом сухих листьев не была пределом мечтаний талантливой майко. Вот только... Могла ли Мэй и дальше так себя величать?
- Я считала себя человеком, и вдруг просыпаюсь в теле лисы. И я ничего не знаю об этом. Не знаю, куда мне идти. - она замолкает, потому что эта речь становится похожа на длинную жалобу, что непозволительно. Хорошая гейша не будет утруждать кого-то необходимостью выслушивать её плач. Уныние никого не красит. Но когда девушка замолкает, Кадзу неожиданно предлагает ей посетить поселение шиноби. То ли так подействовала её готовность помочь, то ли растрогала откровенная исповедь. А, может, мужчиной двигали иные мотивы. Впрочем, детали не так уж важны. Только итог. Мэй не оставят одну посреди леса, а если повезёт, она узнает о том, кто такие кицунэ. Так странно рассуждать о магических создания отстранённо, словно они не имеют к Мэй никакого отношения. Но так легче пережить потрясение, а в борьбе все средства хороши.
Следующие минут тридцать они с Кадзу идут молча. Каждый занят своими мыслями. Мэй вот вспоминает о том, что слышала о шиноби. Ничего хорошего, если честно. Клан убийц. Примут ли они её на своей территории или же предпочтут убить как порождение тёмной, неизвестной магии? Но она ведь не ведьма. Не ведьма! И нет в этом ничего смешного.
Когда они подходят к берегу водоёма, Мэй задумчиво тянет слова - Не думаю, что ты обокрал какого-то рыбака. - хочет шуткой сбить напряжённость ситуации. В ответ Кадзу замечает, что Мэй выглядит не очень хорошо.
- Не лучшие слова в адрес девушки. - тихо фыркает и спешит принять помощь мужчины, чтобы занять место в лодке. Впереди ждёт долгий и довольно волнительный путь, но Мэй к нему готова. Вперёд и только вперёд.

+1

5

Впервые встречаю девушку, мало того, гейшу, которая находила интересными наковальни ©

- Мэй? - обратился синоби к девушке, но она уже успела даже выпасть из разговора, ушла куда-то вглубь себя, не обращая внимания вообще ни на что вокруг. Пришлось чуть сузить глаза, поджать губы, наверное Кадзу в итоге даже слегка повысил голос: - Ты слушаешь? - интересно, ему показалось, или во взгляде Мэй промелькнуло едва уловимое ехидство? Странная конечно черта для гейши, но... стоило признать кое-что наверняка - эта черта ей невероятно шла. Он едва заметно кивнул.
- Тебе надо будет зашить мою рану. Возьмёшь мой мешок - там нитки, бинты, всё, что нужно. Я могу потерять сознание, но это ерунда..., - Мэй в ответ только посмотрела на него, как на ненормального.
С другой стороны - почему это "как"? Если уж так думать, то они оба в какой-то степени были именно, что ненормальными. Потом бывшая майко только спросила, серьёзно ли он говорил, ниндзя кивнул.

Кадзу только поморщился, когда она заявила ему, что помимо раскрывшейся раны, из новой что-то торчало. Синоби только пожал плечами: - Стрела, я обломил её, - и конечно же, как истинная девушка, Мэй только всплеснула руками, мол, как же он шёл. Разумеется, Кадзу не был бы собой, если бы не ввернул очередную едва уловимую шпильку - но исключительно в свой адрес: - Плохо и недолго. Надо сказать, сделала Мэй всё предельно быстро и аккуратно, он даже относительно быстро пришел в себя. Через какое-то время замечает, что пока она не разберётся, кто - или что она такое - безопасного места ей не найти, и спрашивает - неужели его вообще не пугает то, что она превратилась в лису? Кадзу в ответ только хмыкнул: - Уж прости, не хочу тебя разочаровывать... Ты красивая, смелая, пусть даже немного загадочная, но не страшная. Есть один... колдун знакомый. Чуть подумав, Мэй вдруг попросила отвести её к нему. Он даже сначала не понял к кому, лишь чуть вопросительно приподнял брови, и она тут же пояснила, что она говорила про того самого колдуна. Ниндзя чуть нахмурился: - Он может и не согласиться. Но чуть позже, когда он спросил у Мэй ещё раз, уверена ли она, и девушка утвердительно ответила, что да, тогда синоби чуть дернул плечом: - Тогда нужно спускаться к реке.

Ночь была муторной, беспокойной. Он лежал, мелко дрожа от холода, переодически скатываясь в беспокойный бред, но тут в какой-то момент пришла прохлада, а следом за ней - умиротворение. Это была Мэй, которая протирала его влажной тряпкой. Ниндзя едва заметно улыбнулся: - Даже если ты очень постараешься, боюсь, у нас ничего не получится. И снова в голосе бывшей майко звучала ирония и насмешка, он уже даже не особо-то и удивился - понял, что это была уже просто неотъемлимая черта Мэй, которую нужно было просто принять, как данность, что он в общем-то, и сделал. В итоге даже отстраняться не стал, когда она обняла его, чтобы им обоим было теплее для ночёвки на берегу реки. Но и сам он, стоило отдать ему должное, не стал трогать её. Наутро лишь спросил, не передумала ли она насчёт встречи с колдуном. Нет. Ну разумеется нет. И тогда Кадзу только кивнул.
- Отведу тебя к себе домой. В деревню клана синоби.

Кадзу невесомым, бережным движением, огладил ткань её рукава. Так и не прикоснувшись к гладкой коже, произнес: - Не обижайся, строгая. Я хотел спросить, как чувствуешь себя? - получив ответ, что сносно, ниндзя попросил дождаться его на берегу, сам же отправился куда-то вдоль берега, пообещав вернуться до полудня. И правда - примерно к означенному времени он и вернулся, медленно, неторопливо, даже где-то лениво рассекая вёслами сияющую в лучах осеннего солнца водную гладь. Вылез, обратился к Мэй: - Иди сюда, помогу сесть. Камни мокрые, скользко.

- Почему ты не думаешь, что я украл эту лодку? - она ответила, притом настолько аргументированно и логично, что он даже удивился, после чего медленно кивнул: - Всё так. Да, в моём мешке было несколько монет. Он лёг на дно лодки, положив одну руку под голову, заметил: - Устанешь, или увидишь кого-нибудь - разбуди. Уже когда он закрыл глаза, проговорил куда-то в пустоту, однако что-то подсказывало ему, что Мэй его услышала: - Умная. Сложно тебе жить будет.
На ночь они остановились на узком перешейке.
К вечеру Мэй стало значительно хуже. Внимательно оглядев её, Кадзу заметил: - Ночью холодно. Ты простужена, нужен огонь. Быстро развел пламя, коротко бросил: - Грейся, - и не глядя, куда-то ушел, ненадолго оставив девушку в гордом одиночестве. Вернулся примерно через полчаса, с лопухом, на котором лежали мидии. Коротко спросил у Мэй, умеет ли она их готовить, но в принципе, он и не ждал даже особенно, что умеет - гейш такому навряд ли учат. Кивнул, усмехнувшись: - Значит еда будет горячая, но не вкусная. Из-за простуды Мэй не чувствовала ни вкуса, ни запаха, однако ниндзя заставил её съесть всё.

[NIC]Kazu[/NIC]
[STA]Идём... Неведьма[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/EATxD2y.png[/AVA]
[LZ1]Кадзу, 28 y.o.
profession: синоби;
relathions: ?[/LZ1]

+2

6

Мэй хотела сострить, что в её состоянии вкус еды - последнее, из-за чего стоило бы переживать. Но в итоге девушка сдержалась, чтобы не обесценивать старания шиноби. Кадзу, на удивление, проявил лучшие черты своего характера. Только внешне оставаясь колючим, а на деле мог и мидий приготовить, и обеспечить возможным теплом.
Чувствовала Мэй себя отвратительно, хоть и не стремилась своими рыданиями кого-то впечатлить. Не смотря на сильный жар и озноб, девушка держалась стойко. Впереди ждал не ближний путь, приходилось терпеть временные неудобства, связанные с подобным образом жизни. Это вам, конечно, не окия, где целый день снуют девочки различных возрастов, а в любой удобный момент можно насладиться горячей ванной и тёплой постелью. То есть, по расписанию, но главное, что такая возможность была. С другой стороны, это гораздо лучше, чем спать в курятнике. На груде соломы ли же - на голой земле. К тому же, мужчина оказался лучшим компаньоном, ведь воспитание истинного воина не позволяло ему даже касаться руки бывшей майко. И для того, чтобы выразить чувства, он бережно проводил ладонью по длинному рукаву кимоно.

Очнулась Мэй уже в помещении. С трудом оторвала голову от подушки, чтобы с интересом изучить обстановку. После продолжительного бегства приятно было вот так провести время в компании Чонгана. Тем более, что старик владел какой-то особой техникой заваривания травяного чая. По-крайней мере, девушка явно чувствовала себя лучше. Жар прошёл, а обоняние, наоборот, вернулось. На вопрос, не тот ли самый колдун находится перед Мэй, Чонган рассмеялся. С его слов гейша смогла узнать, что Такао является главой клана шиноби, и встретиться придётся именно с ним.
Где-то за окном послышались чьи-то голоса, один из которых принадлежал Кадзу. Чем дальше, тем более жарким становился спор. Как Мэй поняла, она сама и была главной причиной перепалки. Незнакомая девушка выступала против визита незапланированных гостей, в то время как шиноби мудро оставил право на окончательное решение за главой клана.

Предстоящая встреча будоражила сознание Мэй, и когда бывшую майко привели к Такао, первым, на что девушка обратила внимание, были бинты, покрывавшие руки колдуна. Чуть позже Мэй узнает, что простые люди должны заплатить определённую цену за возможность черпать энергию от вселенной. Например, пожертвовать своей кровью. Выходит, обладать магией от рождения - не проклятие, а огромное преимущество. Если, конечно, ты не мечтаешь о мирной и тихой жизни лучшей гейши в провинции. Потому как в подобном случае можно больно обжечься.
Такао спрашивает, не страшно ли Мэй находиться в деревне шиноби. На что девушка отвечает предельно откровенно. Она не испытывает страха из-за того, что вынуждена общаться с людьми, которых учили убивать ещё в юном возрасте. Кадзу - живой пример того, что не все стереотипы обязательно должны сбываться. Каждый человек обладает собственной волей и набором определённых качеств, что в итоге и определяет его поступки. К тому же, Мэй - не шпионка и не продажный чиновник. У неё свой путь, но пока эта дорожка едва различимо петляет где-то в темноте. И хорошо, если кто-то сильный, такой как глава клана, поможет отыскать нужные ответы.
-Я не могу быть ведьмой. - и если честно, даже не хочу об этом думать - но от правды не убежишь. Мэй на роду написано быть той, в ком течёт магия. Кицунэ - волшебное создание. Лисица-оборотень, и всю свою жизнь девушка не была человеческим ребёнком. Просто кто-то очень умелый замаскировал малышку так хорошо, что при спокойном образе жизни магия не могла прорваться наружу. Но тут, как обычно, свою роль сыграл его величество случай. И пока Мэй молчала словно оглушенная, колдун уводил её всё дальше в лес. Попутно выстраивая догадки, что мать девушки скорее всего и была кицунэ. Возможно, одной из последних, ведь охота на лис ведётся уже давно. Беспощадная к тому же.
Чтобы сменить тему беседы, а заодно испытать способности своей подопечной, Такао просит подумать о лежащей под ногами ветке.
Думаю, она будет хорошо гореть. - едва мысль успевает принять должный вид, как ветка тут же начинает тлеть. Мэй, сама о том не подозревая, в очередной раз призывает магию стихий. Но на этот раз есть, к кому обратиться за советом.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Альтернативная реальность » Не благодари, Пушистая. Рано.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно