внешности
вакансии
хочу к вам
faq
правила
кого спросить?
вк
телеграм
лучший пост:
эсмеральда
Он смущается - ты бы не поверила, если бы не видела это собственными... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 40°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
eva

[telegram: pratoria]
siri

[telegram: mashizinga]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » до встречи на танцполе;


до встречи на танцполе;

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

https://i.imgur.com/54MMzDH.jpg


Jasper & Melanie | night club | evening

До встречи на танцполе, там алкоголь в Кока-Коле.
Матом хочешь послать меня, но держишь мои ладони.
До встречи на танцполе, там каждый играет роли.
Сегодня я уведу её, если кто не понял.

...я так и не понял, в какой момент сорвало крышу....

Код:
<!--HTML--><iframe frameborder="0" style="border:none;width:100%;height:80px;" width="100%" height="80" src="https://music.yandex.ru/iframe/#track/52323303/7360973">Слушайте <a href='https://music.yandex.ru/album/7360973/track/52323303'>До встречи на танцполе</a> — <a href='https://music.yandex.ru/artist/6229247'>GAYAZOV$ BROTHER$</a> на Яндекс.Музыке</iframe>

[LZ1]ДЖАСПЕР ТИРЕЛЛ, 29 y.o.
profession: владелец транспортной компании;
family: bro, sis
cutie: heather
fatality: fox
[/LZ1]
[NIC]Jasper Tyrell[/NIC][STA]I shot my gods to know your name[/STA][AVA]https://i.imgur.com/qx8Isan.png[/AVA][SGN]https://i.imgur.com/9tvWqTL.gif[/SGN]

Отредактировано Oliver Kaldwin (2020-12-07 18:13:45)

+2

2

Джас был уверен, что она уйдет. Из мести, из гордости, из вредности. Взмахнет своей рыжей копной, покажет ему средний палец и удалится, высоко задрав носик, демонстрируя шикарную походку от бедра. Черт, он бы пошел за ней следом - он уже готов был подрываться со своего дивана и расталкивать толпу, чтобы перехватить Мэл где-то у выхода из зала. Ухватить за руку, прижать к стене и целовать. Возможно, отхватить от нее за это пощечину, но снова целовать, не обращая внимания на сопротивление. Потому что она - его, даже если сама не хочет в этом признаваться.

Джаспер обожал Кэмпбелл любую, но вот такую, обиженную, но непокорную - особенно. И ведь действительно не собирался ее обижать - просто ляпнул что-то, не подумав, а она окинула его ледяным взглядом, послала таким же замораживающим тоном и упорхнула, оставляя в гордом одиночестве среди целой толпы людей.

А он следил за ней с улыбкой, потягивая свой вермут, потому что знал, что далеко не уйдет - не отпустит, пусть Мэл и была другого мнения на этот счет. Но ее целенаправленное движение в сторону выхода было прервано практически сразу - какой-то девицей, утащившей Кэмпбелл к барной стойке. Собственно, там они и ворковали уже почти час, отвлекаясь только на заказ новой порции коктейлей.

То, что на него не обращалось ровным счетом никакого внимания, почти обежало Тирелла, особенно учитывая тот факт, что он взглядом постоянно возвращался к фигурке Кэмпбелл на барном стуле. К Джасперу кто-то подсаживался, о чем-то разговаривал, но почти всех он посылал прямым текстом. Не интересно. В какой-то момент и бокал в руке перестал быть интересным даже в напивательском смысле, за что был безжалостно отставлен в сторону вместе с недопитой бутылкой. Все, дожили. Даже напиться теперь без Кэмпбелл нормально не получается.

Логика тут была простая: если Джасу что-то не нравилось, он брал и устранял неудобства. Если не может расслабится без Мэл - значит, нужно пойти и вернуть ее назад. И тут уже ни уязвленная гордость, ни какие-то другие задетые чувства никакой роли не играли. Тем более раз неизвестная подружка так удачно испарилась в столь же неизвестном направлении. Не то, чтобы Джаспера как-то заботило присутствие кого-то третьего при его общении с Мелани, хотя, если честно, было бы интересно посмотреть, как она представит его своим знакомым. Мудак, который испортил мою жизнь? Придурок, ебанутый на всю голову? Дебил, от которого я без ума? Последний вариант, конечно, в приоритете, но даже принятый в себя вермут не позволял Тиреллу настолько упасть в самообман.

- Знаешь, когда тебя обижает один мудак, всегда можно пойти отомстить ему с первым встречным.

С трудом удерживает себя от того, чтобы обнять Лисичку за плечи со спины, и просто упирается руками в столешницу по обе стороны от Кэмпбелл. Но вот отказать себе в удовольствии уткнуться носом в ее волосы уже не может. Чего его так клинит на них? Хрен его знает, Джас уже и не пытался разобраться. Ему нравилось, ей - тоже, так какой смысл искать причины, если всех все устраивает?

- Закрой глаза.

Уже почти шепот на ухо, насколько вообще в клубе голос может звучать тихо. И забыть уже хочется обо всем, зачем Джаспер в принципе сюда подходил, только утащить Мелани в какой-нибудь темненький уголочек, где можно остаться наедине. Но раз он косякнул, то вполне можно повременить со своими хотелками до тех пор, пока не загладит свою вину.

В характере Мэл было просто его послать куда подальше, используя при этом все известные оскорбления. Но то ли за бабской болтовней она успела остыть, то ли коктейлей было вполне достаточное количество, а просьбу Джаспера Мелани все же выполнила, и даже позволила ему развернуть себя лицом к Тиреллу.

- Открывай, - самая обаятельная из его улыбок, и только для нее. - Привет, я первый встречный. Потанцуешь со мной?

Ее согласие не требовалось, потому что уже спустя какой-то миг Джас утягивал свою Лисичку на танцпол. Он не фанат танцев, но в нем тоже вполне достаточно алкоголя, чтобы забивать на такие условности. Тем более когда это такой прекрасный способ оказаться так близко к Мэл.

Рядом с ней мозг в любом случае и состоянии отключается в девяти случаях из десяти, но стоит только вот так руками скользнуть ей на талию, опустить их чуть ниже на бедра, направляя те в такт битам - и все, прощайте, остатки здравого смысла. Да и зачем они нужны, когда танцпол - это место инстинктов, а не разума? А танец - почти что секс. Или во всяком случае - прелюдия.

Бас, бит, полуоборот - шаманские заклинания, погружающие толпу в транс. Руки свои, чужие - путаются, теряются, переплетаются. Поворот головы, брошенный словно невзначай лукавый взгляд - да, Мэл тоже умеет играть в эти игры, только ей и напрягаться особо не нужно - Джаспер и так весь ее, от самой первой до последний мысли, всеми желаниями и стремлениями. Да и как может быть иначе, когда еще один шаг, разворот, и вот она уже перед ним, скользит своими бедрами у его, отключая совершенно все тумблеры в голове Тирелла? Взмах головы, волосы, переброшенные на одно плечо так, чтобы обязательно заехать ему по лицу, и уже совершенно непонятно, кто и кого соблазняет. Джас рад соблазняться. Джас хочет соблазняться. И главное, чтобы его змеем-искусителем была стерва Кэмпбелл.

- Мэл... - тяжелый выдох, проводя носом вверх по ее шее, без какой-либо надежды на то, что она его услышит. Ему нравилось вот так к ней обращаться, нравилось прижимать еще ближе к себе, нравилось, как ее руки опускаются поверх его ладоней. И-де-аль-но.

И вся его - черт, Джаспера буквально сводит с ума от этой мысли. Пусть только в этом танце, пусть только в эти несколько минут - но она точно принадлежит только ему и никому больше. Вот так прикрывает глаза - рядом с ним. Вот так прикусывает нижнюю губу, думая, что он не заметит - тоже для него. Вот так подставляет свою шею - только под его губы. И разве Джас будет отказывать им обоим в удовольствии прижаться своими губами к нежной коже? Не сегодня. Никогда, если быть совсем откровенным.

- Простишь меня? - а это уже точно на ушко, задевая губами мочку. Даже извиняться - нравилось, хотя Джаспер не был уверен, что помнит, за что вообще должен просить прощение. Как не был уверен и в том, что ему это прощение нужно. Не нужно. Нужна Лисичка, его Лисичка, что вот так откровенно прижимается к нему посреди толпы, словно вокруг вообще никого не было. Даже если при этом - просто издевается. Ей можно. Ей простительно. Потому что такая Мэл - лучшее, что случалось в жизни Тирелла.
[LZ1]ДЖАСПЕР ТИРЕЛЛ, 29 y.o.
profession: владелец транспортной компании;
family: bro, sis
cutie: heather
fatality: fox
[/LZ1]
[NIC]Jasper Tyrell[/NIC][STA]I shot my gods to know your name[/STA][AVA]https://i.imgur.com/qx8Isan.png[/AVA][SGN]https://i.imgur.com/9tvWqTL.gif[/SGN]

+2

3

- Мэл, ты вот совсем, вообще не меняешься!

Как же ты, Сара, не права. Произойди эта встреча пару месяцев назад, Мелани бы согласно и благодарно кивала в ответ, смеясь, сейчас же – только неоднозначно тихонько и коротко улыбнулась, прячась за краем бокала. Всего пару месяцев назад, столкнувшись с тем, что ей не нравилось, она просто ловила за руку любого, проходящего мимо – и испарялась вместе с ним в толпе.

А потом что-то изменилось – она изменилась.

Сара испарилась так же внезапно, как и возникла на пути Мелани к выходу – просто бросила взгляд на телефон, вскричала что-то вроде «ой-ой!», звучно чмокнула Кэмпбелл в щёчку и засеменила к выходу. А Мэл – осталась у барной стойки, задумчиво вглядываясь в кубики льда на дне пустого стакана, которые она ворошила трубочкой. То, что она чувствовала, всё ещё было для неё чем-то новым. Она не понимала, почему её так задели слова Джаспера – настолько, что захотелось резко покинуть заведение, а на улице от души что-нибудь пнуть. Почему ей теперь даже не нравилось в клубе, в котором те же пару месяцев назад она проводила по меньшей мере два-три вечера в неделю. Странная мысль – ей просто уже не нужна была безликая толпа людей, ни одного из которых у неё не было и шанса узнать; по одной простой причине – хотелось знать только одного. И этого хватало – и ей было комфортно рядом с ним, ей хотелось быть рядом с ним; и его было мало всегда.

Но потом они, видимо, устали. Находили причины для ссоры на пустом месте, причины провести вечер наедине с собой – усталость, завтра рано вставать, что там еще? И даже этот поход в клуб – кажется, только для того, чтобы общество друг друга разбавить чем-то – и кем-то – еще. Тирелл предложил, Мелани – согласилась. А теперь вот сидели в разных углах этого людного ринга, и Кэмпбелл уже тяжело выдыхала, намереваясь выбросить белый флаг – и поле этого боя покинуть, признавая сокрушительное свое поражение.

Примерно в шести из десяти случаев такое подкрадывание к ней со спины кончилось бы ударом локтем назад под дых. И большая удача, на самом деле, для Джаспера заключалась в том, что Мэл не успела выплыть из собственных мыслей и среагировать прежде, чем осознала, кому принадлежал голос над её ухом. С одной стороны, выбросить назад ударом локоть захотелось еще сильнее; а с другой… С другой стороны Мелани только подается чуть вперед, неожиданно для себя тихонько улыбаясь куда-то вперед.

И глаза закрывала послушно – просто потому, что раз уж Джаспер сделал этот первый шаг, меньшее, что могла Мэл –ему подыграть. Хотя бы по той простой причине, что, слыша даже тихий его голос сквозь шум клуба, она вдруг резко осознает – ей совершенно не нравится с ним ругаться. И абсолютно точно хочется так мириться.

- А если у меня большой, злой и драчливый парень? – и взгляд этот снизу вверх, и улыбка – куда больше игривая, чем ожидаемо – насмешливая.

Но она не успевает даже ойкнуть, прежде чем слетает со своего стула, и вслед за Джаспером лавирует в этой безликой толпе, волнующейся в такт оглушающему биту – держась крепко за его ладонь. Странное чувство – обычно Мэл хватала его под локоть и влекла за собой; впрочем, учитывая, что в десяти из пяти случаев Тирелл не снисходил до танцпола, даже этот раз, всё равно – для неё. И это было приятно.

Свет пульсировал, сменяя вспышки синего, фиолетового, голубого и ослепительно белого; отражался от чьих-то часов и очерчивал тёмные силуэты вздернутых к потолку чьих-то рук. Вокруг – сплошное месиво чьих-то рук и лиц, двигающихся в одном, продиктованном треком ритме; бас отдается каждым ударом – вибрацией где-то чуть ниже диафрагмы; чужие ладони на её бедрах – необходимый элемент этой инстинктивной близости. Какая-то девица рядом прижималась задом покрепче к свеженайденному папику с часами стоимостью в легкий седан; где-то чуть дальше мужчина уже не юных, а скорее средних лет прижимал к себе девицу явно в разы моложе ждущей дома жены. А кто-то – кто-то просто хотел быть ближе друг к другу.

Полшага вперед, но только ради того, чтобы быть притянутой обратно. Танец – любой – всего лишь хождение по грани между тем, чтобы вести или быть ведомым; так и здесь: Джаспер вёлся на эту брошенную через плечо улыбку – легкую, чуть лукавую, Мелани – поддавалась его ладоням. Хрупкий и нерушимый баланс, равновесие, притяжение – работающее в обе стороны. Отстраниться плечами, круто затем выгибая спину и извиваясь волной – последовательно прижимаясь лопатками, спиной, поясницей, бёдрами. Улыбаться в пустоту густой толпы перед собой, не слыша, но чувствуя за своим затылком этот тяжелый вдох; отбросить от лица волосы, зачесав их назад пятерней – и перебросить на одно плечо.

Замершая его ладонь на её животе где-то над пупком, дыхание, следом – поцелуи на шее; Мелани улыбается широко и довольно сквозь прикушенную губу, прикрывая глаза, и только прижимается и отстраняется бедрами, очерчивая ими плоскую восьмерку. Это – нормально, это – правильно, это – они, Джаспер и Мелани: притяжение на уровне рефлексов и физиологии; наверное, так и должно быть – и просто ей нужно перестать копать куда-то глубже в эмоциональные подоплеки. Да и что толку в них, если прикосновение его губ к шее все еще заставляло разбегаться мурашки – сколько бы таких поцелуев между ними уже не было.

Опуская одну ладонь на его – на своем бедре, вторую поднимает, заводит назад – путаясь кончиками пальцев в волосах на его затылке. И, прижимаясь лопатками к его груди, одному ему оставляет решать, направлять и вести: сегодня, сейчас – ему можно, буквально все, она разрешает; и только чуть повышает градус, добавляя шаги бачаты с крутым покачиванием бёдрами.

- Простишь меня? – а было, за что прощать?

Честно говоря, в этих шагах и движениях, в этом дыхании ей в шею, она уже успела забыть, что служило причиной всему этому представлению. Нет, ну точно же – её ведь что-то обидело, кажется, в его словах; и почему она решила не проигнорировать привычно то, что ей не нравилось – а даже решила уйти? И было ли это важно теперь, когда они оба уплыли так далеко на волнах тактильных своих ощущений? И была бы Кэмпбелл – Кэмпбелл, если бы подарила ему искомое за просто так?

Полшага вперед, чтобы развернуться, и как будто с разбега впечататься ему в грудь, в этом полумраке поднимая смешливый взгляд к его глазам. И обе ладошки заводит ему за шею, опуская запястья на плечи, чтобы и самой чуть приподняться, и его заставить склониться чуть ниже – и прямо в губы его бросить коротко, с вызовом, и даже с тенью в голосе смешка, качнув головой:

- Не-а.

Джаспер прекрасно знал, с кем имел дело – кого держал сейчас в своих руках. Ей ведь в принципе даже поводов для того, чтобы над ним поиздеваться, не нужно было – приключения для него Мэл изобретала на пустом месте с завидной регулярностью. А уж тут, когда он сам сдал ей все козыри, неужели и правда рассчитывал он на такой легкий исход? – Одними танцульками он тут точно не отделается.

- Но прощу – обязательно, - и расплываясь в своей фирменной улыбке, приподнимается выше, чтобы говорить где-то под его ухом – перебивая оглушающую музыку, - Если прямо сейчас, прямо здесь, - и на каждом слове легонько постукивает кончиком указательного пальца о его ключицу, - Станцуешь для меня танец маленьких утят. – и слышал ли Джаспер этот задорный смешок – вопрос, конечно, тот еще – но абсолютно неважный; потому что Мелани передумала сразу же, как только произнесла свое требование вслух, - О, или нет! – и аж подпрыгивает от нетерпения, жмурясь от удовольствия и предвкушения, - Макарену!
[NIC]Melanie Campbell[/NIC][AVA]https://i.imgur.com/FESpvc8.png[/AVA][LZ1]МЕЛАНИ КЭМПБЕЛЛ, 25 y.o.
profession: директор винной галереи; богатенькая наследница бизнеса, хулиган и бездельник;
partner in crime: dunne
victim: jasper[/LZ1]

+2

4

Большой, злой и драчливый парень как-то очень быстро становился ручным, милым преданным щеночком, который за своей лисицей готов и в огонь, и в воду, и в ближайший темный уголок, лишь бы получить свою порцию внимания. А уж за это Джаспер готов был бороться всеми силами, и снисхождение до танцпола - меньшее, на что он сейчас был готов.

Тирелл не любил танцы - они его не вставляли примерно до середины бутылки. Потом - начинали интересовать исключительно с эстетической точки зрения - или с точки зрения поиска самого короткого платья и самого глубокого выреза, в который впоследствии можно будет залезть. А вот когда от дна напитка оставалось пальца на два, вот тогда уже потерявшая всякие якоря тушка Джаса могла снизойти и до банальных подергиваний конечностями на танцполе - опять же, в компании короткой юбочки и тесного топика.

Сейчас же Джаспер отступал от своих алкогольных привычек, оставив бутылку любимого вермута едва ли опустошенной на треть, и все потому, что без одной рыжей ведьмы ему никакого удовольствия не доставляло это привычное действие. А вот побыть рядом - это да, это не успело наскучить даже несмотря на то, что рядом с Мэл Джас засыпал едва ли не каждый вечер. Удивительно, учитывая их самовлюбленные эгоистичные натуры, но лично Тирелл давно на все забил, позволяя себе просто наслаждаться моментом.

Конечно, Лисичка могла послать его по давно протоптанной дорожке. Конечно, могла демонстративно развернуться и пристроится танцевать к ближайшей физиономии мужского пола, раскаленной кочергой пробуждая дремавшую на один глаз Джасовскую ревность. Могла уйти, могла остаться, могла вернуться к бару. Но она подчинялась в своей особенной манере, когда покорность очень быстро сменялась властностью, а ты даже не успевал сообразить, в какой момент поводок в твоей руке превращался в ошейник на твоей же шее. В прочем, плевать - Джас вполне раз покорятся и подчиняться, когда Мэл так стреляет в него глазами.

Каждому этому движению Тирелл готов был поклоняться. Каждому прикосновению, каждому полушагу навстречу, каждому вздоху где-то около губ. Да, Мелани точно умела прекрасно играть в эти игры - обещая десерт, но не отдавая его просто так. Дразнила, провоцировала - ну разве не ведьма? Точно ведьма, учитывая как легко Джаспер на все это покупался.

Он и не ожидал от ответа Кэмпбелл чего-то иного. Скорее, если бы она просто согласилась, он сам предложил бы отвезти ее к врачу. Его Мэл - это вызов в каждой оброненной фразе, это провокация и издевательство - это то, за что Тирелл ее и любил.

Но какая разница, если ее губы - вот они, на расстоянии поцелуя. Если ее руки - где-то за его шеей, и приходится прикусить себе язык, чтобы не умолять запустить их в волосы на затылке. И тут уже не столько с ней противостояние, сколько с самим собой - от желания этот телесный контакт продлить до максимума. Черт, Джас ведь знал все укромные места в этом клубе, где никто не посмеет им мешать, и даже те, где шанс быть застуканными на горяченьком повышал градус страсти до предела. И да, ему до трясучки хотелось бы показать Кэмпбелл каждый из этих уголков. Понятное дело, придется ее на это поуламывать, но Тирелл и на это был готов, лишь бы иметь возможность реализовать хотя бы одну из блуждающих в его голове мыслей. И если для этого придется станцевать макарену миллион раз - оно того явно стоило.

Для начала, правда, придется решить вопрос с прощением (вспомнить бы еще, за что Джаспер вообще извинялся) - но тут все куда проще. И загаданное желание не вызывало никакого отторжения, но будило совершенно другое чувство - издевательское. В конце концов, придумывать приключения можно было не только на симпатичную задницу Тирелла.

- Лисииииичка, - очередной полу-выдох - полу-стон куда-то на ухо, сжимая руками задницу Кэмпбелл и прижимая ее еще ближе к себе. - Ты ведь могла попросить что угодно.

В данном случае у нее - все карты, причем, одни козыри, отданные добровольно. Джас и без того готов был выполнить любое условие Кэмпбелл, прекрасно отдавая себе отчет, что ее фантазия - по истине безгранична. А она даже не пользуется положением на полную катушку - почти обидно.

- Например, вальс.

Если уж издеваться - то со стилем. Вот что забавного в танце утят или макарене? Посреди заполненного клуба это вовсе не диковинка, тут люди и побольше с ума сходили. А вот вальс - это да, подобная ерунда в заведениях такого класса не практиковалась. И внимание привлечет, и на посмешище выставить проще. Если бы не маленький нюанс - вальс Джаспер танцевать умел, что с радостью и продемонстрировал сразу же, вычерчивая по полу идеальный квадрат и утягивая в него Мэл. И музыка в тот момент вообще никого значения не имела, как и то, какому количеству народа при этом пришлось потесниться.

- Или танго.

Здесь, правда, тоже никакого наказания не вышло бы - как минимум потому, что и этот вид танца Джасом был в свое время освоен, а еще и потому, что в случае с Мэл танго вышло бы идеальным. Танго - это как секс, Лисичка - это чистый секс. А что получится, если это все смешать вместе...кажется, в списке желаний Тирелла только что появился еще один пункт, пока он обходил Кэмпбелл сзади, скользя одной рукой от ее бедра по животу до другого. Танго - это еще и соревнование, битва мужского и женского, где побеждает общая страсть, а не чье-то эго. Ну чем не описание отношений этих двоих?

Шаг в сторону, чтобы дать почувствовать одиночество. Подхватить за руку и резко дернуть на себя, разворачивая - чтобы не забывала, кому на самом деле принадлежит. Полшага вперед, скользнуть рукой на талию, заставляя откидываться назад и подхватывая ногу под коленкой. Шикарный танец, как для них придумывался. И вишенкой на торте - поцелуй максимально глубоко в вырез кофты. Потому что имеет право и может себе позволить.

- А ты выбираешь ерунду, которую станцует любой после двух глотков пива, - вернув Мэл в вертикальное положение и снова крепко прижав к себе, проговорил ей на ухо Джаспер. - Я почти разочарован.

И не то, чтобы ему было сложно просто согласиться и исполнить - вообще раз плюнуть, Тирелл сейчас точно не в том состоянии, чтобы бояться показаться смешным или нелепым. Но это же скучно - сдаваться без боя, да и Мелани сама давала ему повод на споры. Это ведь такая же неотъемлемая часть их отношений, как секс. Зачем от нее отказываться?

- Ну же, Лисичка, - подначивал соблазнительным голосом Джас прямо на ушко, поглаживая бедра и продолжая плавно двигаться под музыку. - Ты точно можешь придумать что-то поинтереснее, я в тебя верю.

Вот уж в чем Тирелл никогда не сомневался. Вот уж что поражало его день за днем, раз за разом - откуда в голове Кэмпбелл возникали все новые и новые варианты столь изощренных пыток над его скромной персоной. И уж если совсем честно - это его еще и покоряло. Ну правда, он точно мазохист. Причем, повернутый конкретно на одной рыжей ведьме.

+2

5

С Джаспером всегда было так. Вот буквально только что они были разделены шумной толпой в протяжении от диванных ложе до барной стойки. Чуть позже – лавировали среди этих людей, движимых словно в трансе; и удерживались друг за друга только слабым замком из пальцев. Который, учитывая их натуры, был гораздо крепче, чем могло показаться на первый взгляд – потому что был гораздо большим, чем простым физическим контактом. И вот теперь, посреди всей этой вакханалии из пьяных тел, они словно проваливались в свой собственный мир. Тот, в котором все эти тела вокруг становились призраками – полупроницаемыми, лишь легкая тень дискомфорта, не способными помешать этим двоим – что бы они не задумывали.

Мелани одинаково хочется и не хочется отлупить его по наглым ручонкам на собственных ягодицах: хочется – потому что она, вроде как, обижена на него вообще-то. За что-то. А вот за что – как-то теряется, ускользает от неё, и всё дальше – пока она смотрит в его глаза. И именно по этой причине шлепать по рукам и не хочется – только умолять сейчас подхватить под бедра, и унести в любой укромный уголок. Каким вообще чудом, учитывая их общую пылкость, они еще не поставили галочку напротив секса в публичном месте?

Предложенная альтернатива Мелани не понравилась. Хотя со школьных лет и остались какие-то общие представления о шагах в квадрат, но в последний раз танцевать его ей пришлось примерно в то же время – на каком-то вроде празднике, уже и не вспомнишь. А вот Джаспер, на удивление, как будто только-только вышел с какого-то средневекового бала, и Мэл только и успела – одну ладонь положить на его плечо, а вторую – вложить в его руку. И как только умудрилась она не отдавить ему все ноги за эти несчастные четыре шага – загадка, но быть ведомой ей неожиданно понравилось. Хотя, чего уж греха таить, как только Тирелл брал дело – и её саму – в свои руки, она была готова позволить ему увести их куда угодно. Очень непривычное чувство, странное. И еще страннее – то, что Мелани оно нравилось.

- Не то, - только и успевает сказать, мотнув головой и широко улыбаясь, пока Джаспер не перехватил её в очередную демонстрацию своих танцевальных талантов – чему Мэл уже только удивленно воскликнула.

Вот если вальс был ей хотя бы поверхностно и весьма далеко в прошлом знаком, то с танго её поджидало оглушительное фиаско. Ну вот не довелось ей в жизни ни танцевать, ни учиться танго. В общем-то всё, что она знала об этом танце умещалось в два факта: первый – все шаги начинаются от бедра, второй – его танцуют в пышных и красивых юбках. Всё. Вот серьезно, по-честному, всё. Говоря откровенно, традиционные танцы вообще в её жизни проходили всегда как-то стороной, а для клубов было достаточно и вовсе просто обладать чувством ритма и отсутствующей самокритикой. Из парных танцев ей были подвластны только бачата, да и то, не попадись ей в жизни горячий достаточно доминиканец, и она бы прошла мимо, и – прости господи – полька. Последняя – только потому, что одному из кузенов приспичело жениться на полячке, и танец был обязательным атрибутом торжества. К сожалению, к моменту, когда нужно было танцевать, Мэл уже битый час играла с другими гостями в «я никогда не» и, как результат, прилично нализалась.

Хотя, сказать по-честному, сейчас очень сильно захотелось пересмотреть свои взгляды. Как бы ни был смешон этот танец посреди клуба, но был прекрасен – даже слишком увлекательный и возбуждающий. Не танец – игра, а в них они с Джаспером добирались всегда до самых высоких уровней. И Кэмпбелл все больше и больше нравилось в них проигрывать. Поддаваться безропотно этому рывку за руку, рефлекторно укладывая одну ладонь на плечо ему, вторую – на грудь. Взгляд в глаза – всего секунда, а мир вокруг таял, как будто в молочной дымке; и наверное, как никогда раньше Мелани признается сама себе в первую очередь – кажется, она влюблена взаправду. Не красного словца ради, не потому, что просто не испытывала ничего сходного, а просто потому, что так оно и было – сколь бы странным ни был её выбор.

И назад прогибаться по велению его рук – всего на мгновение испугавшись, и вцепившись пальцами в его руки. Всего на мгновение – чувство это отпустив легко и быстро, потому что знала без тени сомнения – не уронит. Не отпустит. Во всех известных смыслах. Хоть и приложил в этом странном пируэте Мелани затылком о чей-то локоть.

- Смысл был в том, Джаспер, - и обнимает его в ответ так же крепко – заводя свои руки ему за шею так, что почти дотягивается ладонями до противоположных локтей. Вытягивается, вставая на самые мысочки – почти повиснув на его шее, - Чтобы ты повел себя нелепо и смешно, а я – сняла это на телефон, и демонстрировала тебе каждый раз, когда ты бы начинал хорохориться, представляя себя большим, страшным и оч-ч-чень, - и обозначая значимость, даже надувает губы, - сурьезным.

А то перечень её аргументов давно пора обновлять – ну правда. Иначе придется до конца жизни припоминать случай, когда тот уснул, обмотанный по самые уши в пернатые боа в обнимку с манекеном в лифчике Леди Гагы. Такие шутки работают три раза – отсилы.

- А продолжишь меня дразнить, - так же на ушко, и почти тем же томным голоском, крепко но коротко прижавшись губами к его щеке, - Пойдешь танцевать стриптиз в гей-бар за углом.

Ну, при таких его способностях, они явно могли бы за вечер поднять неплохой куш. И одна с этим проблема – даже абстрагируясь от нежелания делить крепкий Джасперовский зад со стадом сладеньких мальчиков, Мелани ну никак не смогла бы решить: ковбой, или пожарный? Можно, конечно, и полицейским – но это вот уже совсем моветон.

- Или, - и вздернутый указательный палец – между ними, практически – между лицами, озаренная очередной идеей, - Или пойдешь со мной на зумбу во вторник, - и каверзно посмеивается, широко улыбаясь, - Обязательно в напульсниках и этой дурацкой повязке на лбу. Махровенькой!

О, она уже представляла, как Джаспер будет отплясывать эти странные движения под заводные ритмы и подбадривающие речи её тренера. Или нет – даже лучше: йога на лентах. И здесь воображение уже бежало впереди паровоза, уже рисуя картинки того, как Джаспер будет путаться в несчастных петлях, и приземляться попеременно наверняка на макушку или многострадальный зад.

И кто бы объяснил, ей в первую очередь, почему в этих её фантазиях Тирелл представал всегда в исключительно узких, облегающих трениках? Причем, леопардовых – определенно. Розовых – возможно.
[NIC]Melanie Campbell[/NIC][AVA]https://i.imgur.com/FESpvc8.png[/AVA][LZ1]МЕЛАНИ КЭМПБЕЛЛ, 25 y.o.
profession: директор винной галереи; богатенькая наследница бизнеса, хулиган и бездельник;
partner in crime: dunne
victim: jasper[/LZ1]

+2

6

Пожалуй, была еще одна вещь, которая в процессе развития таких странных отношений Мелани и Джаспера бесконечно радовала последнего: доверие. Джас никогда особо не предавал этому значения, даже не заморачивался на подобную тему, привык к тому, что все вокруг к его действиям относились скорее снисходительно. Но каждый раз, когда в глазах Мэл он видел не смирение - а именно безоговорочное принятие его выбора - внутри у Тирелла что-то щелкало. Рекс его затеи всегда воспринимал в штыки. Розали - смиренно, но недоверчиво. Кэмпбелл же обычно использовала насмешки и подколы, но с некоторых пор в ней тоже что-то менялось. Наверное, на самом деле училась доверять - что в контексте их истории было не просто достижением, а практически целой победой. Даже если выражалось просто в позволении выбрать ресторан на свой вкус или самостоятельно оформить доставку еды на вечер. Особенно - в этом взгляде, когда Мэл позволяет удерживать ее на весу, лишь на секунду сжав руки на его плечах сильнее положенного. Она знала - он не отпустит. Он знал - не отпустит не только в рамках этого пробника танца или последовавших за ним крепких объятий.

- Мне слишком нравится тебя дразнить, Лисичка, - почти молниеносный ответ с наглядным доказательством в виде легкого укуса за мочку уха и щепка за попу. Нравилось - и дразнить, и провоцировать, хоть все Тирелловские дразнилки и провокации обычно вели в плоскость горизонтальную, а уже потом некоторыми товарищами переводились в иное измерение. Еще одна забавная особенность их отношений, и опять же, Джас не имел ничего против. Мэл позволялось многое из того, что остальным было непозволительно.

Например, если бы кто-то другой предложил Джасперу наказание в виде гей-бара, сразу получил бы в табло. С Лисичкой же все дошло настолько далеко, что даже такие вещи ей прощались сразу же, как были озвучены. И это несмотря на то, что никогда нельзя было быть точно уверенным, всерьез это предлагалось или в шутку. Наверное, Джас разучился бояться ее предложений - смирился, принял, что в этих отношениях козырей у него не было. Разве что парочка джокеров в рукаве - главное периодически обновлять их количество.

Да и между гей-баром и зумбой, говоря откровенно, он легко и без лишних размышлений выбрал бы первое. Как минимум потому, что оно ему было хотя бы знакомо - пусть и на спор, пусть и по глубокой пьяни, пусть и пару-тройку лет назад.

- Знаешь, я категорически занят все вторники ближайшие лет сто, - отозвался Джас, проскальзывая рукой под одежду Кэмпбелл и поглаживая пальцами спину, испытывая ни с чем несравнимое удовольствие от разбегающихся в стороны от его пальцев мурашек. - И четверги. И вообще в любой день, когда тебе еще раз придет в голову эта идея.

Джаспер и танцы - это как снег в июле, возможно, но раз в столетие, и раз он прямо сейчас плавно двигается в такт музыке с Мелани в обнимку - все лимиты на ближайшие девяносто девять лет и триста шестьдесят четыре дня исчерпаны. Хотя можно сделать одно исключение.

- Но вот стриптиз для тебя звучит соблазнительно.

И Тирелл даже достаточно для всего этого пьян, чтобы начать демонстрировать такой танец прямо здесь. Останавливало только поднимающееся внутри желание уединения - не скромности ради, а ради удовлетворения других потребностей.

- Давай найдем какое-нибудь тихое местечко, и я даже разрешу тебе трогать меня руками. И прощу отсутствие мелких купюр под резинкой трусов.

Джаса вот всегда бесило это дурацкое правило в стриптиз-клубах, когда смотреть можно, а лапать - нет. Наверное, поэтому он и не был в них частым гостем, предпочитая клубы ночные, где можно и взглядом оценить, и руками пощупать. Но, может быть, он и отойдет от своих принципов, если Мэл согласиться составить ему компанию. С ней вообще куда угодно - хоть в стрип-бар, хоть в гей-клуб, но лучше всего, конечно же, - в постель.

- Только объясни мне, откуда ты так хорошо знаешь месторасположение местных гей-баров?

Не то чтобы Джаспера это удивляло, все же он знал, с кем связывался, и что в истории жизни Кэмпбелл много неоднозначно-неожиданных моментов. Но любопытство будило, и он не видел ничего плохого в том, чтобы удовлетворить в первую очередь именно его. А он в ответ может поделиться забавной историей о том, как в том же баре он с другом изображали из себя парочку, проигравшись в покер. И тогда, кстати, тоже был стриптиз.

- Не боишься, что я там произведу фурор и меня перетянут от тебя на голубую сторону?

Вот интересно, Мелани способна хоть немного его ревновать? Проверять прямо сейчас Тиреллу не очень хотелось, слишком не подходящее для этого у него было настроение. Но вот мысль такая в его голову закрадывалась время от времени. Ревность любому польстит, а уж если она будет исходить от такой натуры, как Кэмпбелл - Джас окажется на седьмом небе от счастья и приглаженного эго. Или в ближайшей больничке с переломанным хребтом, но все равно - счастливым.

Может, когда-нибудь он это и проверит - вот так же разругается с Мэл на ровном месте, чтобы на ее глазах пофлиртовать с какой-то куклой. Может, даже позволит себе пару ничего не значащих объятий и прикосновений губ к чужой коже - но прямо сейчас подобные мысли вызывали у него приступ острого отвращения. Как можно вообще целовать не эту шею, пробегаться пальцами вдоль чужого позвоночника, проводить носом вдоль скулы какой-то другой девушки? Нет, пока фетиш по Лисичке еще настолько силен, Джас вряд ли согласится на подобные эксперименты, даже ради минутного самоудовлетворения гордости.

- Пойдем отсюда, - предложение прямо на ухо, но сложно не поддаться соблазну спуститься губами ниже по подставленной шее, совершенно не заботясь о том, услышит Мелани дальнейшие слова или нет. - Куда-нибудь, где поменьше людей и побольше тишины. Где можно будет долго вымаливать у тебя прощение, стоя на коленях. Правда, для этого придется тебя лишить всего, что надето ниже пояса.

И если так хочет - пусть снимает на телефон, Джас не против хоум-видео с ними двумя в главной роли. Пересмотрят потом вместе каким-нибудь скучным вечером - и либо поржут, либо повторят. Идеальный расклад.

+2

7

Конечно, он отказывался. Решительно, безапелляционно, но подслащивал горькую пилюлю так, как только он умел: знал ведь, мерзавец, что именно такие – мимолетные, вкрадчивые – прикосновения Мелани и разнеживали, и заводили её куда сильнее, чем привычное и типичное подхватывание под бедра с единственным намерением – унести подальше в свою пещеру. Но когда его ладонь вот так подкрадывалась под край блузки, когда кончики пальцев проводили вдоль позвоночника от пояса джинсов вверх, поднимаясь всего чуть выше поясницы… Вот именно в такие моменты развеивались по ветру все её попытки ему противиться, и оставался только один инстинкт: прижаться ближе.

Прижать свои бедра к его, заведя правую ступню за его левую пятку; оставить одну ладонь за его шеей – путаться кончиками пальцев в волосах, вторую – опустить на плечо, подложив большой палец под отворот лацкана пиджака. Улыбаться прямо в его губы, вздергивать бровь, покачивая головой: о, на стриптиз в его исполнении она бы точно не отказалась посмотреть.

- А я не буду трогать, - роняет с вызовом, поддевая кончиком своего носа его нос.

Разрешит он, ну конечно. Да если Мелани вдруг сумеет придержать свои руки при себе (правда, для этого ей наверняка придется на них сесть), Тирелл первым от этого взвоет и будет готов ей самой заплатить, лишь бы почувствовать тонкие пальцы, проводящие вдоль линий мышц на его торсе. А в остальном – Джасу точно не стоит забывать, с кем он имеет дело. С неё ведь станется – пойдет вот прямо сейчас разменяет двадцатку на мелочь по центу, чтобы засыпать её всю Тиреллу в трусы, и запретит их снимать.

По крайней мере, музыка этому стриптизу будет уже не нужна; будет танцевать, как в мечте любого стриптизера, под звон монет.

- Ты не хочешь знать эту историю, - загадочно улыбается, покачивая головой. Джасперу абсолютно ни к чему знать, какие обстоятельства приводили её в тот гей-бар, и в какой период её истории: да честно говоря, для неё самой Мелани старается эту историю хранить на склеенных страницах дневника. Хотя, ей нравилось, что бармен при её появлении присвистывал и давал ей звучное пять.

- Боюсь? – почти искренне удивляется, отстраняясь – уперевшись растопыренными пальцами одной руки ему в грудь, чтобы заглянуть в глаза; а потом сменяет удивление на улыбку, - Джас, ты посмотри вокруг, - и крутит в воздухе между ними указательным пальцем, выводя кружок, - Здесь повсюду такие аппетитные вишенки, - и затем пальчиками проводит по самому краю ворота его пиджака, снова заводя ладошку Тиреллу за шею, - А ты на них даже не смотришь.

Мелани еще помнила, каким взглядом изучал толпу людей Джаспер в тот вечер, когда они познакомились; помнила тот же взгляд в течение месяцев после – даже несмотря на то, что за его плечом стояла девушка, которую он тогда выбрал. И слишком ясно видела разницу между ним и тем, как он смотрел в толпу жаждущих внимания красоток теперь. Примерно так же, как расчесывала взглядом толпу сама Кэмпбелл теперь – когда просто среди десятков фигур, профилей и анфасов искала одного определенного мужчину. Своего – как бы это не резало мысли и слух.

Впрочем, она бы точно соврала, если бы сказала, что в ней ничто не ёкало недовольно, когда она видела, как Джас склоняется к какой-нибудь симпатичной мордашке – пусть и только для ответа на какой-нибудь вопрос, чтобы слова не потерялись в грохоте музыки. Но при нем она ни разу не повела и бровью – при нем она просто находила причины для того, чтобы смотреть в другую сторону. Как тот самый гениальный маневр в дизайне интерьера: если тебе нужно что-то скрыть, просто набрось на это небрежно платок в индийскую роспись; так Мелани прятала от него – и от себя тоже – собственную ревность, которая была для неё столь же новой и непонятной, как и все, что она испытывала к нему.

Впрочем, если в гей-баре Джаспер вдруг найдет себе папу-медведя, Мэл отпустит его бороздить эти моря голубых незабудок, на прощание привычной издевкой подарив сертификат на отбеливание ануса. Может быть, где-то между поинтересуется, не нужен ли им третий – третья, хотя едва ли она умела смиряться с ролями вторами плана.

Но пока всё это – только теоретическая фантазия. Пока – она только довольно улыбается, прикусывая губу и послушно склоняя голову, открывая поцелуям шею. Пока – лишь пользуется оглушительностью музыки, позволяя себе звучный выдох где-то над его ухом, зарываясь глубже пальцами в его волосы на затылке, а ладонью другой руки накрывая его локоть. Слишком легко признаваться самой себе: она влюблена бесконечно в каждый его жест. В каждый легкий поцелуй, оставленный на нежной коже. В то, как легко его пальцы утягивают пряди её волос с плеча – за спину, в то, как он прижимал её к себе; отдельно – в то, что ему совершенно не обязательно Мелани вжимать в себя с силой, чтобы та понимала без всяких сомнений, он её не отпустит.

- О, тебе придется очень стараться, - и в этом жесте, когда тыльной стороной пальцев она проводит под его челюстью в сторону подбородка, заставляя поднимать лицо – подтверждение тому, что Джасу и не нужно её держать, всё равно – не уйдет.

Один поцелуй – на его щеке, рядом с ухом. Второй – чуть ниже, и сразу следом она легко прикусывает уголок его нижней челюсти, потому что расслабляться рядом с Кэмпбелл – нельзя. Глухой смешок, потому что этому жесту не удивились они оба.

Боже кто б знал, как жалела Мелани о том, что сегодня вместо юбки склонилась к этим узким джинсам: в них, конечно, совершенно потрясающая задница, но выбор тех самых тихих и безлюдных мест они решительно сокращали.

- А ты помнишь… - протягивает, скользя губами по его щеке, прежде, чем едва не коснуться его губ – но отстраниться за самое полумгновение до, - тот отель?

Отель, в который они сбегали из этого же клуба целую вечность назад. И тогда, и теперь их игры не были ни горячее, ни более вызывающими – они только меняли концепт. И тогда, в жарком июне, и теперь они игнорировали людей вокруг, они позволяли себе эту игру – прилюдную прелюдию перед тем, чего на самом деле хотели они оба, как бы не пытался один из них сохранять интригу.

Джаспер должен помнить тот отель – если не по тому, что происходило в его номере, то, по крайней мере, по тому, что происходило утром: по тому, что у работников гостиницы было чувство юмора; по тому, какой счет ему выкатили за украденный из номера махровый халат, который наверняка до сих пор пылился на какой-нибудь вешалке в его доме.

И пусть сейчас между ними не было сейчас того азарта первой встречи. Не было того эффекта новизны, не будет того удивления и самодовольства, когда понимаешь, что от этого простого поцелуя под его левым ушком у него спирает дыхание. А с другой стороны: вот уж куда, а в их постель рутина еще точно не успела проникнуть; они все еще умудрялись находить друг для друга что-то новое – раскрывать что-то новое. Тем более, что от одной только фантазии о том, как его поцелуи будут спускаться по шее, скользить от ключиц ниже, пока руки его будут с трудом, но стягивать эти чертовски узкие джинсы с бёдер, начинали подгибаться колени. И всё ярче становилось желание просто запрыгнуть ему на руки, едва слышно прошептать над ухом, что она давно всё ему простила. Но будет ли Кэмпбелл – Кэмпбелл, если сдастся так просто?

- Украдешь меня отсюда, Джаспер? – тот же смысл, но совсем в других словах, произнесенных прямо под его ушком, прежде, чем оставить на шее поцелуй.

+2

8

О нет, Джас хотел знать все истории из жизни Кэмпбелл, даже те, от которых его ревность будет бесноваться, разрывая внутренности на куски. Тирелл готов записывать их все на диктофон, чтобы потом дотошно вычеркивать каждого из составленного списка Лисичкиных любовников. И плевать ему, кто конкретно там окажется - геи, лесби, гетеро или прочие идиоты, Джаспер с радостью избавиться от них ото всех. Потому что Лисичка - его, в прошлом, настоящем и будущем.

Но интересно было безумно - знать о ней все, до последних мелочей. Про шрамы на теле, про шрамы на душе, от забавных шалостей, что творились в детстве, до откровенных глупостей, что произошли на прошлой неделе. Но, пожалуй, для такого откровенного разговора Джас подберет время получше. И обстоятельства.

- Когда-нибудь мне придется напоить тебя до беспамятства и заставить рассказать все твои секреты, - совершенно серьезно предупредил он Мэл на ухо. Хочет она того или нет, желаемое он получит, у него уже был в этом опыт, раз уж она здесь - в его руках.

Поэтому он ни на кого и не смотрел. Точнее, смотрел, но ни на ком не фокусировал взгляд, как смотрят на трибуны во время перерыва бейсбольного матча - скучающе, от нечего делать, а не от желания найти что-то интересное. Самое интересное для Тирелла было совсем рядом, всего на пару сантиметров наклониться вниз, и можно почувствовать вкус губ. Или нежность кожи. Или аромат волос, что сводил его с ума. Все остальные в этом клубе - лишь жалкая пародия на желаемое, а Джаспер не привык довольствоваться малым. Если уж и наслаждаться, то по-максимуму.

- Вишенки хороши исключительно в качестве начинки для пирога, - с усмешкой ответил он, сильнее прижимая Мэл к себе, хотя в этом не было никакой необходимости. - А я, все-таки, хищник. Специализируюсь на всяких...лисичках.

И вместо очередного поцелуя в шею - легкий укус в доказательство своих слов. Что поделать, если единственной звездой в этом клубе для себя Джаспер видел только Мелани, и его такой расклад более чем устраивал. Ее, разумеется, то же, так что ее укор - не более чем игра, совершенно бессмысленная - уж Джас-то прекрасно знал, насколько самолюбию его спутницы льстило находиться в самом центре его внимания. В конце концов, это было взаимно.

В этом и состояла основная причина, почему Тирелл вымаливать прощение у Мэл будет очень старательно - настолько, насколько вообще способен. А еще для того, чтобы ей все понравилось. И если воспринимать их секс как попытку привязать одного к другому еще сильнее - да, Джаспер согласен выкладываться на пределе своих возможностей. Его Лисичка нужна была ему полностью, от первой до последней мысли, от рваного вздоха до сорванного крика. И чтобы никто и никогда больше не смог довольствоваться подобными проявлениями чувств.

Плевать на то, что в обратную сторону все работало точно так же: и эти мимолетные прикосновения пальцев к подбородку, и эти нежные поцелуи, и даже отчаянные укусы. Вот в этом - его Кэмпбелл, которая могла быть трепетной, страстной и дерзкой одновременно, не прикладывая для этого никаких усилий. И напоминать об этом Джасперу не нужно было - он ни на секунду не забывал о том, кого именно держал в своих руках, и ее следующий вопрос это только подтверждал.

- Ты про тот отель, в котором оставила меня без одежды, - на всякий случай все же уточнил Тирелл, - дважды?

Конечно он помнил, такое не забывается, причем, оба избавления Джаспера от предметов гардероба. И то, как он потом пришел мстить Лисичке, тоже из головы и воспоминаний выбросить было невозможно. И чего она сейчас об этом вспомнила? В голове Тирелла тут же замелькали картинки, которые захотелось повторить – немедленно. Поэтому ответом и на следующее предложение было молчаливое и безоговорочное согласие. Но так просто – не интересно.

- Или про тот уютный отель в горах Исландии, где ты так упорно делала вид, что между нами ничего нет?

Джаспер не был бы собой, если бы не припомнил такое – оно тоже не забывается, и, пожалуй, тот далекий отель был в их отношениях не менее судьбоносным. Поэтому и последующий вопрос вытекал сам собой.

- А разве я тебя уже не украл?

Ото всех и от целого мира, даже от себя самой? Джасу казалось, что еще как да, вспомнить только, как отчаянно Мэл по началу сопротивлялась их таким безумным отношениям. А Джаспер ее согласие все же украл – нагло и беззастенчиво. И бесповоротно.

- Знаешь, тебе очень сложно отказать, когда ты так просишь.

Так откровенно, так многообещающе, так нежно и дерзко одновременно. А ведь тут, кроме интонаций в голосе, еще и взгляд, еще и прикосновения, пальцы, которые хотелось ощущать под своей одеждой. Нет, тут даже скала каменная не устоит, не то, что поддающийся соблазнам Тирелл.

Выполнить эту просьбу-предложение было слишком просто. Всего-то потянуть за руку чуть в сторону, провести через толпу, не разрывая зрительный контакт, благо, в этом клубе Джас ориентировался не хуже, чем у себя дома. Но это все – слишком просто, а Мэл заслуживала куда большей непредсказуемости.

Хотя ладно, чего скрывать, Тиреллу просто захотелось побезобразничать. В конце концов, в их дуэте не только Лисичка могла быть взбалмошной и безумной. Джас, конечно, тоже умел кусаться для повышения градуса взаимоотношений, но в данном случае просто перекидывал Кэмпбелл через свое плечо, и утаскивал в направлении выхода. Это а) проще, б) быстрее, и в) куда меньше вероятность того, что Мелани драпанет в противоположном направлении. И задница ее в обтягивающих штанах тоже взгляд радовала – куда не плюнь, сплошные плюсы.

Недостаток обнаружился уже на выходе из любимого злачного заведения – у Джаспера слишком заняты были руки, чтобы позаботиться о способе передвижения в процессе кражи столь дорогого для него экспоната. Так что, как ни крути, а пришлось ладошку с попы Мэл убирать, да и саму Лисичку опускать на асфальт, выуживая из внутреннего кармана мобильник.

- Хьюстон, у нас проблема, - спустя две секунды признался Тирелл, безуспешно тыкая пальцем в нереагирующий аппарат. – У меня села батарея.

Не такая уж это проблема, по большому счету, скорее, лёгкое недоразумение, которое исправляется одним рабочим телефоном, благо, их тут тоже было двое.

- Или устроим романтическую прогулку под Луной? – совсем несерьёзно предложил Джас, но все же на секунду позволил себе задуматься. Уж чего в их отношениях с Мэл не было от слова совсем – так это романтики. И не понятно было, хочет Тирелл это менять или нет.

Отредактировано Jasper Tyrell (2021-04-18 17:37:15)

+2

9

Полторажды, скорее, - поправляла Мелани Джаспера сквозь смех, вжимая щеку в плечо - даже укусы его были куда более щекотными, чем болезненными, - В тот раз ты так и не успел одеться.

Да и, говоря откровенно, со сбрасыванием одежды Джаспер в ту ночь справлялся вполне успешно и самостоятельно, оставляя своей избраннице лишь мелочи вроде выдергивания ремня из петель на брюках, да нижнее белье - но виной всему было исключительно его собственная нетерпеливость. Да и вообще: он достаточно ярко за все свои злоключения отомстил в течение тех же суток, оставив уже Мелани буквально с голой задницей, устало подминающей под грудь одну из диванных подушек. С той лишь разницей, что ей не пришлось позорно дефилировать через фойе отеля в одном халате.

А вот упоминание второго в их жизнях отеля заставляет даже чуть нахмуриться, вспоминая все обстоятельства - и всё, произошедшее в той заснеженной хижине. Тот отпуск не расставил между ними никаких точек; он не решил никакой неопределенности - и только ещё больше запутал то, что между ними происходило: хотя Мелани тогда действительно была уверена, что между ними происходило полное ни-че-го. И даже возвращаясь мысленно в горы Исландии, что в последнее время происходило куда чаще, чем самой Мэл бы хотелось, она так и не смогла понять: а Джаспер вёл себя так, как вёл, потому что знал что-то, до чего Мелани дошла лишь спустя месяцы времени и несколько судьбоносных потрясений, или просто потому, что не умел переживать отказы?

Хотя, дела прошлые не имели никакого значения, когда посреди душного и людного клуба Тирелл смотрел на неё вот так - как будто вокруг и правда не было ни одной симпатичной девицы. Ведь если здраво смотреть на вещи, Мелани по внешним качествам дала бы фору буквально каждая вторая в радиусе пяти метров от них на танцполе, и её бы определенно не взяли моделью на обложку плейбоя. Ноги - коротковаты, бедра - полноваты, грудь - маловата; Кэмпбелл была явно далека от сисястых тощих барышень, воздвигнутых мужской половиной общества на пьедестал. Но всё же: именно её он прижимал к себе посреди зала так, как будто вокруг не было ни единой живой души; и, да - именно её он украл. Во всех известных им обоим смыслах.

Давай по-честному, - ещё одна заговорщическая улыбка прямо в его губы, уже практически повиснув на шее Джаспера, - ты вообще не умеешь мне отказывать.

А она - ему, и этот факт - только ещё одно доказательство тому, что происходящее между ними, что бы это ни было, - правильно. Мелани, правда, всегда сначала воротила нос, капризничала почти по-детски, но в конечном итоге все равно шла навстречу его желаниям - какими бы странными, амбициозными, или неоднозначными они ни были.

Самое странное - узнав со временем, что может Тиреллу сделать приятно, Мэл нет-нет, да использовала полученные знания: от развешенных к его приходу домой от прихожей до спальни элементов её гардероба заканчивая бюстгальтером на ручке двери, до приготовленного утром - раз в пятилетку - завтрака. При любом раскладе Джаспером, правда, приветствовалось минимальное количество одежды, что, в принципе, всё сводило к одному итогу; но разве кто-то вообще был против?

Тирелл вот, судя по всему, вообще никаких возражений не имел - судя по тому, как решительно в одно движение он поднимал Мелани на своё плечо, придерживая рукой не за бёдра - что было бы логично, а прямо полной раскрытой ладонью за задницу. А что Мэл? - А ей, в общем-то, ничего и не оставалось, кроме как удивленно вскрикнуть «ой», панически цепляться пальцами за ткань пиджака под лопатками, а потом - только сконфуженно улыбнуться, разводя в стороны ладошками, в ответ на вопросительный взгляд охраны на выходе.

Совсем необязательно было воспринимать мои слова про кражу буквально, - коротко крепко зажмурившись, Мелани тряхнула головой, возвращая после своего путешествия верхом на чужом плече небо - наверх, а асфальт - под ноги, - Ты понимаешь, что был похож на тролля, тащущего добычу в пещеру?

Что, в принципе, от истины было совсем недалеко; с той только разницей, что конкретно это добычу Джаспер уже давно поймал, и теперь только изредка возвращал домой беглянку - которая и бежала-то, собственно, только затем, чтобы поймали. И даже тот небольшой штиль, что они переживали сейчас, пытаясь развеять образовавшуюся скуку клубом - всё больше и больше казалось, что он был не более, чем затишьем перед очередной бурей.

Джаспер и Мелани - это самое неспокойное море из всех, что можно представить; Джаспер и Мелани - это непрекращающееся штормовое предупреждение; они же друг другу - их тихая гавань и источник покоя;

Разве можно запутать все ещё больше? А распутывать этот клубок никто и не собирался.

И что бы ты без меня делал, а? - смеётся заливисто, растягивая потом губы в такой улыбке, которая едва-едва на лицо помещается; а телефон из рук Тирелла аккуратно тянет на себя пальцами - одновременно делая навстречу шаг, - Одиноко плёлся шаткой походкой домой? - и телефон возвращается её рукой во внутренний карман его пиджака, пока Мэл оставляла лёгкий поцелуй на его губах.

И знали они оба: такого бы не было. Едва ли хоть когда Джаспер клуб покидал в одиночестве; этот разгуляй почти наверняка каждый раз прижимал к себе одну из тех самых вишенок, которые искали себе занимательных знакомств на вечерок. А если нет - он знал достаточно людей, чтобы попросить вызвать такси, или попросить бармена зарядить под стойкой телефон на пару процентов. Но они, кажется, уже слишком перекроили свои жизни, чтобы возвращаться к привычной манере поведения. Вот Мелани, например, не рассмеялась в лицо неудавшемуся любовнику, не развернулась на пятках, махнув рукой через плечо, а только отступала на несколько шагов спиной вперёд, и тянула Тирелла за собой, подхватив своей левой рукой его ладонь.

Пройдёмся, - разворачиваясь, перебрасывает замок из их ладоней через свою голову - и укладывает его себе на плечо, переплетая их пальцы, - Романтику я тебе, конечно, не обещаю, да и луны как-то не видно, но... - и правую руку запускает под расстёгнутый пиджак, проводя за спиной и обнимая за талию, - но мне так хочется.

Можно, конечно, и правда как-нибудь напиться до полубессознательного состояния, потому что разговоры всегда легче клеятся под звон рюмок; а можно и попробовать позволить себе подобный обмен мыслями ценой меньше, чем россыпи аспирина с адвиллом поутру.

Только вот, вышагивая по тротуару рядом с мужчиной, о котором она знала, по сути, только крохи обрывков историй, да то, что в его отсутствие любой день отдаёт чувством неполноценности, она так и не смогла определиться: о чём его спросить? Виной всему, правда, был отнюдь не широкий выбор вариантов, а выдернутое на поверхность воспоминание, припорошенное рыхлым снегом чужого континента.

Знаешь, - тянет, замедляя шаг, рефлекторно поглаживая большим пальцем Джасперов бок, - Тогда, в Исландии... - и отчего-то вдруг захотелось его ладонь своей сжать сильнее, - Я не делала вид, я правда думала, что между нами ничего не может быть.

И хотелось бы Мелани спросить, о чем думал он, сбрасывая её в купель во дворе; почему потом просто не отправил её туда же в отместку за снежные войны; и почему, чёрт подери, он так и не отдал ей три сотни за бюстгальтер с оторванными крючками застежки?

+2

10

- Допустим, до пещеры я тебя еще не дотащил, - сделал резонное замечание Джаспер, целенаправленно пропуская сравнение себя любимого с троллем мимо ушей. - Хотя за достойное вознаграждение можно и попробовать.

Надорвется, конечно - старость и все такое. Но идиотизм всегда крутился где-то вокруг Тирелла, а любовь к спорам толкала на поступки и похлеще. Да еще и Кэмпбелл - живое воплощение всех возможных и невозможных глупостей. Можно сказать, его самая любимая глупость, в которую и с разбега, и не глядя, прекрасно при этом осознавая, на какую кабалу сам себя обрекал.

Но за такие моменты внезапной, не свойственной им спокойной милоты - плевать на все. Особенно на то, что без Мэл он в такой ситуации вообще не оказался бы, и одиноко никуда бы не тащился. Это все - пережитки какой-то другой, прошлой жизни, которая неожиданно для них обоих сгорела с остатками одного заброшенного склада и забылась с обрывками десятка беспокойных ночей. Джасперу не хотелось туда возвращаться - ни в воспоминания, ни в атмосферу, когда главная цель вечера - подцепить мордашку посимпатичнее, задрать юбку покороче, да выпить бутылок побольше.

А вот такие клубные вечера с Мелани ему нравились. Даже несмотря на такие мелкие шероховатости, вроде необъясненных обид, или откровенных провокаций с целью довести другого до стадии яростного бешенства. Это все - настоящее, интересное и захватывающее. Не говоря уже о других преимуществах вроде совместных кувырканий под одеялом.

Поэтому мысли свои Джаспер озвучивать не стал - зачем лишний раз напоминать им обоим, как сильно изменились их жизни от одного неуверенного “да” на предложение попробовать что-то им совершенно несвойственное? Пробуют вот. Неплохо же выходит?

- Тягу к романтике я перерос еще в начальной школе, - заявил Тирелл, покрепче притягивая к себе Кэмпбелл и сильнее сжимая ее пальцы. - Да и тебя романтичной я вообще не представляю. Будешь исписывать блокнот моим именем и рисовать вокруг сердечки?

Если бы Джаспер искал романтику, он бы выбрал другую девушку. Максимум их романтичности - вежливо поинтересоваться, кто сегодня будет сверху, да и то они редко себя утруждали подобной пустой тратой времени. Когда кто-то там, наверху, создавал Джаса и Мэл, то грузовик романтики и нежностей опрокинулся на другой улице, и не сказать, что кто-то из них от этого сколько-нибудь страдал.

Можно условно считать эту прогулку под уличными фонарями проявлением тех самых несуществующих эмоциональных составляющих, которые им были не нужны, но весь возможный настрой безжалостно разбивался о выбранную тему для разговора. Тирелл даже позволил себе скорчить недовольную рожу в ответ на упоминание Исландии.

- О том, что до тебя долго доходит, я догадался примерно после пятого бокала в день нашего знакомства.

Сложно сосчитать, сколько раз после этого Джаспер убеждался в данном утверждении, но Исландия стала как раз той жирной точкой, которая превратила догадку в полноценную уверенность. Неприятной, честно говоря, точкой: Джас как сейчас помнил ту жгучую злость, которая его душила все те недолгие дни, что они провели на горячих источниках. Злость на Кэмпбелл, на Хэзер, на самого себя. Нет, Тирелл определенно не хотел возвращаться в то состояние.

- До сих пор не понимаю, как я тебя тогда не прибил.

Врал. Безбожно врал, все он понимал: и тогда, и особенно - сейчас. Уже в те времена его подсознание сделало свой выбор на одной непокорной рыжей стерве, просто не слишком сильно акцентировало на этом внимание. И тем самым триггером, запустившим весь этот бред, послужила банальная ревность.

Смешно, но Тирелл мог хоть сейчас перечислить все те способы, которыми собирался прибить того Кэмпбелловского хахаля. Он не помнил его лица или имени (если вообще его когда-то знал), но отчетливо помнил запах чужого одеколона на коже своей Лисички. И даже сейчас злился - просто от мысли о том, что это когда-то было и возможно когда-то в будущем.

Джаспер не умеет делиться и совершенно не хочет этому учиться. Особенно сильно не хочет он делиться Кэмпбелл. И прекрасно ведь понимает, что не нужно ей сдавать вот так с потрохами свои слабые стороны, но Джас - туповат, особенно под алкоголем, особенно рядом с ней.

- Правда ведь прибью, Лисичка, если кого-то рядом с тобой увижу.

И ее, и того парня, и себя заодно, ведь если веселиться - то всем вместе. Проблемы? Не, не слышал, дайте три. Вот зачем он сейчас сам себя накручивал? Дурак, что с него взять. Да и как тут не одуреешь, когда за такой маленький промежуток времени ограниченный эмоциональный диапазон Джаспера скакнул резко и во все стороны, не говоря уже о перевернутых с ног на голову привычек и даже мыслей. Попробуй вот теперь не думать о Кэмпбелл в другом качестве, кроме как о своей женщине. И раньше-то с трудом удавалось, когда поводов и не было, а уж теперь...

Затащить бы ее в ближайшую подворотню и доказать серьезность своих намерений, да дурацкий светофор на перекрестке никак не хотел загораться зеленым.

- Бесишь ты, Кэмпбелл, - в итоге выдохнул Джаспер, запретив себе думать на тему его Лисички в других руках. А то и правда дойдет до мысли в следующий раз вообще не отстегивать ее от постели.

А вот притянуть к себе и поцеловать - это всегда пожалуйста. Прекрасное успокоительное в стесненных обстоятельствах. Доза, конечно, маловата, но всегда можно повторить. И никаких побочных эффектов, кроме желания продолжить уже в другой обстановке.

+2

11

Вообще-то Кэмпбелл не свойственно падать в самоанализ, и тем более – предаваться ему в ретроспективе. Но вот сейчас, оглядываясь назад, в сторону той маленькой хижины о двух спальнях посреди сугробов и ровно высаженных туй и елей, она понимала ясно, как никогда: история Джаспера и Мелани была куда дольше, чем она считала. Хотя, что-то ей подсказывало, что совсем не текущие отношения Тирелл представлял себе, когда заявлял, что она должна быть его – но где-то здесь должен быть тот самый мем про ожидание и реальность. Да, они получили в итоге совсем не то, к чему стремились, но разве хоть кто-то из них был сейчас недоволен результатом в целом? Определенные детали, конечно, вызывали то нервный смех, то тихий ужас – но это они преодолевали успешно уже сколько, пару месяцев?

Хотя, справедливости ради, стоит сказать, что как раз в вечер их знакомства намерения Тирелла до нее дошли не то, что сразу – еще до того, как он подошел к ней в первый раз. Она ведь помнила – и этот взгляд поверх кромки бокала, и улыбку лукавую через всю барную стойку; а еще помнила то, как первый присланный им шот демонстративно с широченной улыбкой выливала в чужой пустой стакан. Так что конкретно в ту ночь туго доходило отнюдь не до Мелани .

Это противостояние всегда было краеугольным камнем их отношений. Если бы Джаспер принял её отказ – они бы не оказались в ту ночь в одной постели в том отеле, из которого наутро он позорно удалялся. Если бы он принял её прощание в записке и смирился с потерей вещей, он бы не нагрянул к ней следующим же вечером – и лишил бы себя того наваждения из воспоминаний, что заставляло его тянуться к Мэл. Если бы она повелась сразу на эти лукавые улыбки и руки, всё стремившиеся в первую ночь прижать к себе поближе и сдалась скорее – та ночь не была бы такой яркой; если бы на следующий вечер она отдала Джасперу сразу то, за чем он пришел, а не решила воевать на пустом месте в простой своей любви к забавам, их бы обоих не свело вместе у самой спинки дивана. Если бы она не отвергала его столько раз – он бы не подступался к ней так настойчиво и долго. Если бы между не было столько их «нельзя», они бы не падали на это дно с такой охотой. Если бы эта борьба не несла в себе столько потерь – победа в ней не оказалась бы такой желанной.

- А я понимаю, как, - о, эти её гнусные смешки – предвестники очередного опуса ее самовосхваления; как гуси перелетные предваряют зиму, так и это сдавленное, гнусавое «кхыыы» - эпизод самодовольства, - Без меня тебе было бы просто смертельно скучно.

Иначе бы и из окна её тысячу лет назад уронил, и с крыши толкнул – чуть позже. Впрочем, время от времени, Мелани даже обжигалась о мысль, что в этой шутке есть лишь доля шутки. Многие бросаются фразами «да я убить готов» красного словца ради, но в случае с Джаспером ей было известно доподлинно: он – может. Не просто так где-то раз в неделю ей снились глухие звуки выстрелов в полной темноте, заставляя резко садиться в постели, глубоко вдыхая. Хотя, она не смела задаваться вопросом – а каков был именно её, Мелани, вес в произошедшем? Эта демонстрация силы вообще зависела хоть как-то от персоны девицы, оказавшейся сначала в багажнике, потом – забивающейся в самый угол у голой бетонной стены? И мысли об этом заставляют меркнуть на лице эту её широченную обычно улыбку, пока Мэл только задумчиво покачивает замок из их пальцев на своем плече.

Вот одна тема приятнее другой – аж жуть берет. И вроде бы решили, не сговариваясь, идти даже не просто дальше, а просто – мимо, но поди разложи по полочкам это собственным снам, подкладывающим тебе постоянно эту свинью. До сих пор Кэмпбелл иногда разбавляет свой утренний кофе не сливками, а сливочным ликёром – и прячет от Тирелла так же, как пару недель назад ещё прятала дрожащие пальцы в карманах брюк, стоило только оказаться на ночной улице.

Но если эта дрянь до сих пор портила ей ночи и, иногда, утро – вот такой вечер она точно ей не отдаст. Да и Джаспер, как по мановению волшебной палочки, давал ей повод: как будто они играли на двоих в переводного дурака, и он ходил своей единственной восьмеркой против её – трёх. И снова этот гнусавый смешок, пока она послушно делала этот шаг-разворот в сторону, останавливаясь с ним лицом к лицу.

- О, я зна-а-аю, - тянула Мелани, расцветая снова улыбкой – самодовольной, победной – прямо в его губы, после оставляя на них крепкий, неглубокий поцелуй, - И тебе это нравится!

Не беси его Кэмпбелл, Тирелл бы точно свихнулся со скуки. Утонул в водовороте бесконечной череды разных юбок и разноцветных макушек; а будь Мэл покладистой и послушной, трепетно ловящей каждое его слово в одном намерении угождать, это была бы уже совсем-совсем не его Мэл. Так же, как и Джаспер: будь он из тех мужчин, что старательно и нежно лелеют избранницу – она бы зачахла и померкла сама в себе. Их дуэт – это замкнутый круг от сжатых из злобы зубов и дергающихся глаз до первых стонов, потом – по новой; и кто бы вообще был против? Эти качели раскачивались, оставляя центр их взаимоотношений стабильным. В постели, в основном, но здесь, опять же, протестующих замечено не было.

Но, кажется, сегодня Тирелла тянуло на откровения?

- Я придумала! – и опять – едва ли не подпрыгивает, как перевозбужденный первоклашка, озаренная собственной идеей.

Её же даже спаивать не нужно, чтобы вытащить ответы – просто подразнить. Вот как информация лучше усваивается в игровой форме, так, в случае Кэмпбелл, она куда лучше таким образом отдается. Одно только но: с ней абсолютно невозможно играть в «правду или действие» - она всегда находила куда более занимательным опыт распевания песен аббы, повиснув в одном белье на фонарном столбе, чем рассказы о первом в жизни перепихоне. Хотя о Джаспере в эпоху тяги к романтике она бы с интересом послушала.

- Две правды, одна ложь, - старо как мир, и оттого – еще более прекрасно, - Я даже начну, пока твои ржавые шестеренки, - расцепив замок из пальцев, своим указательным покручивает в сторону его лица, - разгоняются.

Что-то Мэл подсказывало, что любого другого за такой пассаж в свой адрес Тирелл бы ласково уронил куда-нибудь в канализационный люк. Возможно, она такой судьбы избегала только благодаря вот таким вот коротким поцелуям, очередной из которых она опять оставляла ему смаковать вместе со своим словесным выпадом. Это же как соленая карамель – прекрасно только потому, что сочетает в себе противоположности.

- Итак, - изображая задумчивость, поднимает взгляд куда-то к лампе уличного фонаря над их головами, переминаясь от нетерпения с ноги на ногу, и вздергивает потом резко между их лицами указательный палец, - Я спёрла твой бумажник, - предваряя аргумент номер два, демонстрирует маникюр уже на двух пальчиках, - Я потрачу половину твоей налички на чуррос в фудтраке через дорогу, - и, подняв третий, перебирает пальчиками в воздухе, - Мне нравится, что ты ревнуешь.

И пока со скрипом шестеренки внутри черепушки Тирелла разгонялись, пытаясь выяснить вероятность истинности каждого из приведенных фактов, Мелани круто разворачивалась на одной пятке, под визг зеленого сигнала светофора широко шагая на зебру перехода – демонстрируя не только потрясный зад в обтягивающих штанцах, но и кожаный портмоне за своей поясницей, спертый из внутреннего кармана пиджака, по которому она перебирала пальчиками.

И по сути, этот круг игры сводился к единственному вопросу: достаточно ли будет спустить на сласти половину из имеющихся в кошельке купюр, чтобы прокормить эту прорву?

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » до встречи на танцполе;


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно