внешностивакансиихочу к вамfaqправилакого спросить?вктелеграм
гнетущая атмосфера обволакивала, скалилась из всех теней в доме, как в мрачном артхаусном кино неизвестного режиссёра... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 13°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
anthony

[telegram: kennyunicorn]
eva

[telegram: pratoria]
siri

[telegram: mashizinga]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » music sounds better with you


music sounds better with you

Сообщений 1 страница 14 из 14

1


https://i.imgur.com/ArhMCZ1.png

https://i.imgur.com/dqCWKm7.png

Kirill Kogan & Deirdre Finnigan
12/22/20, станция метрополитена

[SGN] [/SGN]
[AVA]https://i.imgur.com/0Ov7HZG.jpg[/AVA]
[NIC]Kirill Kogan[/NIC]
[STA]принц без престола[/STA]
[LZ1]КИРИЛЛ КОГАН, 21 y.o.
profession: уличный музыкант.[/LZ1]

Отредактировано North E. Berg (2020-12-16 03:06:46)

+2

2


         Зима в Сакраменто даже в половину не так холодна, как в Москве. В бесконечности промозглых снежных деньков, наверное, только и делаешь, что мечтаешь о круглогодичном лете, но, как писал классик: «Избыток вкуса убивает вкус». Температура в Калифорнии никогда не опускается ниже нуля, снег для местных жителей – заветная мечта. Здесь все иначе. Кругом – иначе.

До рождества остаются считанные дни, и суматоха на улицах города нарастает. Магазины втридорого продают нерадивым покупателям сувениры, каждый второй дом украшен разноцветными мигающими гирляндами, призванными поднять рождественский настрой у случайных прохожих. В глубине этих улиц – мальчик с волосами цвета спелой пшеницы, с глазами пустыми, потерянными, без интереса глядящими вдаль. Средь суматохи улиц – маленький серый человек, принц без престола. Год назад и он, среди всех этих суетливых людей, наскоро искал папеньке подарок к рождеству, теперь же подарки не к спеху. 2020 год забрал у Кирилла Когана самое главное. Оставил лишь скрипку, пару баксов, да разбитое сердце.

Рука парня тянется к спрятанной в кармане пиджака пачке – уже третья сигарета за последний час. Закашливается. Терпит едкий запах, да отвратный вкус. Черт бы с ними, вот только отец их курил. Ощущается горькое послевкусие ссор, нервотрепки, да стыда. Все, как в минувшие дни.

Ужасный ты сын, Кирюша. Послушайся ты отца, быть может, он был бы жив сейчас?


Нравится травить себя, наказывать – понемногу, по одной сигарете приближаясь к смерти. Из чувства стыда, чувства отвращения к себе самому лишь терпит. Руки не режет – слабость, отец бы не простил. Этими руками ему бы играть на дьявольском инструменте, до мозолей натирая пальцы – а все остальное слабость. Прорвется. Не о свободе ли он мечтал, бросая учебу в университете? Так терпи, Кирюшенька. Вот ты и свободен.

Кир спускается в метро. Уже давно не использовал его по назначению, отныне – это его реп-база. Об овациях мечтал, Кирюша? Получи. Люди суетятся и здесь. Средь множества лиц выцепить хотя бы одно знакомое сложно, да и не хочется. Кому он теперь нужен, когда отца не стало? Даже матушка позабыла о его существовании, словно Кирилл был каким-то чужим мальчиком, приведенным за руку – кем угодно, но только не ее родным сыном. Мачеха и прежде не сильно проявляла интерес к персоне Кира, теперь же и вовсе закрыла дверь перед его носом – «ты уже взрослый мальчик, обеспечишь себя сам». Говорит, а сама за спиной прячет любовника, с которым теперь делит отцовский бизнес. Да и черт с ними – пусть живут. Воевал бы, да не нужен ему отцовский бизнес, да то, что осталось от его бренной жизни. Одну лишь память у него никто не отнимет, остального добьется своими силами. Может повезет, и освободится место в каком-нибудь оркестре? Вот тогда Кир заживет – начнет зарабатывать музыкой. Не так, как сейчас, в холодном метро, пытаясь заинтересовать людей, которым и дела до тебя нет. Здесь искусство теряет свою ценность.

Под ногами – чехол. Стоя настраивает колки, давит осторожно, как с привередливой девицей – поторопится, и все придется делать заново. Наконец, готовится начать свое маленькое выступление. Как учил дядюшка в детстве – поклон головы, инструмент ложится на предплечье, и лишь затем смычок касается струн. Льется мелодия, полная искренней боли, как из открытой раны струится кровь. Если он не может сказать о своей боли, пусть об этом пропоет инструмент под его пальцами.

Мимо проносятся люди. Бывает, останавливаются на пару минут, любуясь, качая головой. Кто-то бросит монетку, кто-то лишь закажет песню, да уйдет. У Кирилла свое понятие о творчестве, полное жеманной классичности, а оттого и слушателей у него не так много. Но и в метро находятся ценители. Впрочем, редко.

Эй, парень!

Доведя музыкальное предложение до конца, кланяется и с интересом смотрит на своего невольного слушателя.

— Давай что-нибудь повеселее.

Иронично подшучивая, скрипач произносит:

Мурку изволите?

А незнакомый с русской «классикой» незнакомец лишь бросает: «Чего?», да уходит восвояси. Что же, невозможно угодить всем.

В музыкальном потоке проходят минуты и часы. Творчество превращается в бездушную рутину. Никто не может по достоинству оценить музыкальный гений, не для кого играть, незачем творить. А зарабатывать тем временем все равно надо, и руки сами собой от ярости и отчаяния начинают играть «Каприс №24» Николло Паганини. Быть может, хотя бы к рождеству Киру повезет встретить кого-то, кто сможет оценить его талант по достоинству.

[SGN] [/SGN]
[AVA]https://i.imgur.com/1b7P2VY.gif[/AVA]
[NIC]Kirill Kogan[/NIC]
[STA]принц без престола[/STA]
[LZ1]КИРИЛЛ КОГАН, 21 y.o.
profession: уличный музыкант.[/LZ1]

Отредактировано North E. Berg (2020-12-16 03:19:17)

+2

3

- Ты не думала о том, чтобы стать преподавателем? - Дейрдре даже чуть вскинула голову, прищурилась, во все глаза глядя на свою преподавательницу, отчаянно думая, что та просто шутит... но нет, ни следа шутки или веселья, напротив полная серьёзность. Покачала головой, отпивая из огромной кружки слишком горячий чай, чуть поморщилась.
Потом весело тряхнула головой.

- Да вы верно шутите, миссис Рочестер, ну какой из меня преподаватель..., - однако женщина только чуть приподняла руку, и Финниган мгновенно замолкла. Это вообще продолжалось всю её учебу - стоило только Рочестер чуть приподнять руку, и вся аудитория моментально замолкала, какой бы гам там ни стоял до этого самого момента. Вот и сейчас Эйлин Рочестер прибегла к такому уже родному методу: - Послушай сначала. Да, в тебе нет академической базы - но именно этим ты и покоряешь. Когда ты в первый раз сыграла, я... сначала даже не поверила, что так можно играть. У тебя дар, девочка моя, ты чувствуешь музыку не по классическим канонам, не так, как описано в книгах, и как учились мы все - ты чувствуешь её душой, сердцем, пропускаешь всю её силу через себя, и именно это делает тебя УНИКАЛЬНОЙ. А мы стремимся как раз к тому, чтобы не штамповать бездушных академических исполнителей, но выпускать именно уникальных артистов, которые чувствуют свою игру и свой инструмент как никто другой. Понимаешь меня? - Дейрдре тихо кивнула. Так всегда было, так есть... и так, по-видимому и будет, по крайней мере, пока будет жива Эйлин Рочестер - а уж она, судя по всему, не то, что уходить не собиралась, а вообще даже и мысли такой не допускала, иначе кто же ещё её балбесов и выпускников даже после того, как они покинули стены своей alma mater, пасти будет? Вот то-то же. Дейрдре, повинуясь какому-то неведомому порыву, поднялась, достала свой инструмент...

Возвращалась домой Дейрдре на метро - ей почему-то вдруг остро захотелось проехать в поезде, посмотреть на людей вокруг, проникнуться той самой атмосферой, которая сейчас царила вокруг, и была настолько ощутимой и осязаемой, что хоть ножом режь и складывай в банку, чтобы потом открывать её и нюхать. И так бы она и дошла, если бы чуткий музыкальный слух не расслышал столь родной и любимый инструмент, который она несла сама в кофре. Ноги сами сбавили темп, притормозили... и вот уже Финниган понимает, что она не только не идёт дальше, домой, а идёт на звук - к тому самому золотому скрипичному ключу, который горел надрывным, жалящим, словно укус осы, пламенем.

Боль, ярость, и непримиримость с внешними обстоятельствами, которые музыкант выплескивал через свою игру, завораживали и околдовывали. Но было в этой игре что-то ещё... она внимательно посмотрела на парня, и тут словно сквозь вату до неё долетели наставления Эйлин Рочестер. Академичность. Филигранная техника, да... но всё же чего-то не хватало, что-то было не так, она не чувствовала душу самого музыканта. Дождавшись, пока он не закончит играть, рыжая подошла чуть ближе к парню. Только бы не спугнуть его, только бы не обидеть... господи помилуй, она ведь встретила ещё одного музыканта, гениального музыканта, который точно не посмотрит косо на кофр в её руках!

- Это было прекрасно. Скрипка горела твоей болью и отчаянием. Но инструмент может говорить ещё красноречивее. Позволишь? - с неё не сводили напряженного, внимательного взгляда. И всё же ей разрешили - и Дейрдре достала свою электрическую виолончель, с любовью прошлась по струнам, кинула быстрый взгляд на собравшуюся публику, которую явно заинтересовал столь стихийно образовавшийся дуэт, после чего, практически не думая, начала играть.
Боль, говоришь?
Страсть и ярость - и в то же время мудрость и понимание ситуации? Вальс со смертью, яростный, дикий и прекрасный, словно штормовая волна - и в то же самое время - Любовь, невероятная и поглощающая под собой словно океанская волна. Она играла, подхваченная музыкой, но не стояла истуканом - а танцевала и искрила, словно уголёк, вынутый из очага, и разбрасывающий искры вокруг. Иной раз Дейрдре нет-нет, да бросала красноречивые взгляды в толпу, горделиво вздёргивала подбородок, кивала - и продолжала играть, чувствуя, как её музыка, словно невидимый кукловод, тянет за нужные именно ей струны и нити.

Дейрдре Беатрис Финниган не знала, что случилось у этого парня, но чувствовала этот горячий, обжигающий клубок из боли, который пульсировал в голове от его игры - она всё ещё слышала эту завораживающую игру, и чувствовала её - но понимала - это надорвало его, и ранило, глубоко и сильно - и пусть он пока не примирился с этой болью, но если он научится воплощать её в музыке, если переложит её на своё исполнение, и добавит к своей академичности и классике чуть больше сердца - у него отбоя не будет от слушателей.

Только когда она закончила, Финниган перевела сияющие глаза на парня, улыбнулась... прежде чем мир не взорвался и не рассыпался на мириады сияющих осколков под шквалом оваций. Но им рано откланиваться, и тем более рано заканчивать игру и тем паче прощаться - зря, что ли, у неё родилась такая идея, которая требует воплощения, что называется, прямо здесь и сейчас?
- Вместе? - и Финниган чуть прикасается смычком к струнам. Он ведь не привык рисковать, верно? Тем более в музыке. Особенно в музыке.
Так когда же ещё пробовать, как не сейчас, когда так скоро наступит Рождество, и в продуваемом всеми ветрами и холодом павильоне метро плачут скрипки и виолончели, а в сердце поётся ave Maria, gratia plena...

[NIC]Deirdre Finnigan[/NIC]
[STA]звуки музыки[/STA]
[AVA]https://thumbs.gfycat.com/GoodnaturedZealousGosling-small.gif[/AVA]
[LZ1]ДЕЙРДРЕ ФИННИГАН, 26 y.o.
profession: музыкант, стример и летсплейщица;
relathions: живёт искусством[/LZ1]

+3

4


         Вся его жизнь проходила в бездушной строгости, полной бесчувственной манерности. Матушка, будучи женщиной занятой — балерина Большого Театра, в конце концов — Кирюшу почти не воспитывала. Отец также большую часть времени проводил на работе, а сыну внимание уделял лишь по вечерам, и то, если не был занят бесконечными ссорами с мамой. Время Кир проводил лишь со скупой на эмоции, да чувства няней или вовсе в обнимку с книжкой. И лишь когда на свет появилась Анечка, в его аскетичной жизни появилось хоть какое-то маленькое светлое пятно. Кирилл больше не был один, и все свои будущие победы посвящал самому важному для него человеку. Вот только и Аня затем исчезла, оставив Кира наедине с мрачным отцом в совершенно чужом для него городе. Были ли вообще краски в его жизни?

Его игра на скрипке была холодной и техничной — ни единого промаха, ни единой ошибки. Пальцы безостановочно меняли свое положение, смычок летал со струны на струну — звучание виртуозное, неповторимое, чистое, оттого печальнее было слышать столь мастерскую игру в таком тоскливом месте. Идеально точное вибрато, совершенно ровное звучание от игры на двух струнах одновременно, пальцы сами собой ускорялись, неведомый ритм в голове становился все быстрее и быстрее. Он совершенно не думал о том, что делает, целиком и полностью отдаваясь памяти собственного тела, и то, на удивление, помнило каждую ноту, каждый прием столь сложного произведения. Сознание полностью растворилось в чистоте нот, ни одна погрешность не резала слух — хорош, словно робот. Жаль только, что души ни в одной из этих нот нет, одно лишь дьявольское мастерство. Слушаешь, затаив дыхание, а все равно чего-то не хватает.

В безумии нот сливается его отчаяние, последняя часть каприса больше напоминает мясорубку, но подушечки пальцев уже давно огрубели и перестали быть восприимчивы к боли. От яростного нажима даже волосок на смычке не удерживается и отрывается прямо во время игры. Кир даже не обращает на это внимание, все ближе подступая к финалу произведения. В предвкушении развязки — продолжительная трель, а затем — долгожданное, но столь резкое окончание флажолетом по трем струнам. Аплодисменты. Кто-то перешептывается, докидывая в скрипичный футляр денег, кто-то делает юному музыканту комплимент за комплиментом. Парень же равнодушно кивает, пытаясь отдышаться после столь тяжелого произведения. Его учили прятать чувства, но он все же нашел способ вылить свое душевное состояние наружу — пусть посредством музыки люди узнают, что он все-таки человек, а не мраморная статуя.

Среди десятков незнакомых лиц его цепляет лишь одно, принадлежащее рыжеволосой девушке с футляром за спиной. Неужели пришла сюда играть? Ну уж нет, это место уже занято за ним, пусть ищет себе другое прибежище. Холодным, почти волчьим взглядом пронзает незнакомку, а та лишь с улыбкой восхищается его игрой, да предлагает уроки музыки. Парень смотрит на нее недоверчиво, словно боясь, что обманет, да украдет и без того непросто заработанные гроши, но спустя пару секунд все же сдается и делает приглашающий жест рукой — «посмотрим, что ты умеешь». И знакомый инструмент в руках виолончелистки начинает петь совершенно иным голосом — невообразимо прекрасным. А он ведь даже и не знал, что так можно играть. И не столь понятно было, в чем тут дело: играла она, безусловно, мастерски, но в какой-то своей, совершенно дикой манере, как не играет никто. Мелкие погрешности совершенно не портили звучания, они казались цельной частью произведения, завораживали, заставляя вслушиваться все больше и больше. Даже равнодушный и прежде незаинтересованный взгляд Кирилла вдруг заиграл какими-то новыми огоньками. Он застыл в нерешительности, глядя на необыкновенную виолончелистку, а она умудрялась еще и глазками стрелять в зал, совершенно не теряя при этом обладание инструментом. Порой Кира одолевало желание крикнуть: «Вот за этот прием мой учитель точно выгнал бы тебя вон», но он лишь смотрел, не в силах оторвать взгляда. Столь... Непрофессионально. Столько дико. Столь… Потрясающе! Поджимая губы, следил за каждым движением ее пальцем, не упуская из вида ни одной мелочи. И лишь когда она закончила, вновь, как ни в чем ни бывало, выпрямился, зааплодировал вместе с остальными случайными слушателями, да посмотрел на девушку взглядом уже совершенно другим — полным уважения и восхищения.

Улыбнулся чуть сдержанно и добавил:

Прекрасная игра.

И столько вопросов в его голове были прерваны приглашением девушки сыграть вместе. Кирилл слегка мнется – сейчас, без подготовки? Он, конечно, играл в ансамблях, когда учился в музыкальной студии, однако все это было тщательно отрепетировано и… Как же паршиво будет сейчас ударить в грязь лицом!

Пересилив себя, как ни в чем ни бывало, улыбается одними лишь уголками губ и произносит уверенное:

Конечно. Аве Марию Каччини знаешь? — и, дождавшись положительного ответа, парень вновь поворачивается лицом к зрителям, что, заинтересованные игрой виолончелистки, решили посмотреть на продолжение представления. Скрипка ложится на плечо, а смычок плавно-плавно касается струн, унося слушателей вслед за собой в тоскливо-печальное звучание Аве Марии. Дуэт ли это или противостояние двух стихий? Пусть об этом поведает музыка.

[SGN] [/SGN]
[AVA]https://i.imgur.com/1b7P2VY.gif[/AVA]
[NIC]Kirill Kogan[/NIC]
[STA]принц без престола[/STA]
[LZ1]КИРИЛЛ КОГАН, 21 y.o.
profession: уличный музыкант.[/LZ1]

Отредактировано North E. Berg (2020-12-17 04:05:13)

+2

5

Ещё бы она не знала!
Более подходящей композиции в преддверии столь стремительно приближающегося Рождества придумать вообще было крайне трудно. Финниган ловит чуть более осмысленный и живой взгляд мальчика-скрипача и спрашивает про себя - что с тобой случилось, что ты так обращаешься к богу, стоя в продуваемом всеми ветрами вестибюле? Ты ведь горишь музыкой, и любишь её как никого другого, но жизни в тебе нет? Однако она молчит, только чуть бережнее берёт инструмент, перевоплощаясь буквально на глазах - эмоции и выражение лица порой играют лучше всякого костюма. Через смирение и покаяние, через боль и страдание на лице, и вкупе с невероятной любовью которую только можно испытывать ко всему живому - добавить к этому музыку, и людей можно брать готовыми, потому что редко у кого останутся силы злословить или зубоскалить после того, как Ave Maria достучится до их душ.

Просто кто-то сразу открывает своё сердце и душу, с первых же нот, а кто-то пытается ломаться, крепится - но в конце концов даже самые якобы стойкие сдают свои Бастилии и бастионы, потому что против тысячелетней любви, верности и силы не способен устоять никто. Смычок порхает по струнам, Дейрдре Беатрис чуть прикрывает глаза - и вспоминает службы в церкви, к которым она подготавливала зал, раскладывала Библии, помогала украшать всё к Рождеству - в метро, конечно, не пахнет совсем свечным воском, ладаном и миррой, но ей кажется - или где-то на самом краю сознания на самом деле кто-то где-то поёт Ave Maria?

И правда, голоса нарастают, приближаются - а потом она понимает, что поющие подстраиваются - и она сама даёт им присоединиться, моментально находит нужный момент для связки с пением - и вместе с парнем, с которым они так странно схлестнулись воедино в перерыве между его комопозициями собирается практически целый оркестр, который собрал вокруг себя донельзя благодарных слушателей. Кто-то плачет, люди отходят куда-то быстро за свечами /видимо, близко есть церковь/, возвращаются с уже зажжёными свечами - а в центре этого зачарованного круга двое музыкантов - искренняя и сияющая своей любовью и переполненным душой исполнением рыжеволосая девчонка и мальчик, выражением лица напоминающий то ли сурового хранителя золотых врат архангела, то ли кого-то ещё столь прекрасного, сколь и недосягаемого.

Прекрасный, словно мрамор - ни единой трещинки, ничего - но почему? Неужели так хочет, чтобы люди не чувствовали его эмоции? Инструмент один не справится - то есть, он справится конечно, но неужели нельзя дать ему немного собственной души, и дать тем самым понять слушателям, что каждую ноту ты пропускаешь через себя, что ты живёшь этой музыкой - а ведь это видно, это видно в том трепете, с которым парень обращается с великими музыкальными произведениями. Но почему тогда её так и тянет снять с него эту мраморную маску, и расколошматить её то ли об рельсы, то ли просто о холодный каменный пол? Почему ей хочется посмотреть, что скрывается за этой маской, почему она сейчас себя чувствует Кристиной, а его она чувствует Эриком, который скрывает обожженое лицо /душу/ за маской на половину лица?

В какой-то момент их танец скрипок делает так, что они играют, при этом глядя друг другу прямо в глаза - и Дейрдре играет, при этом понимая, что у неё в голове поёт Кристина - Вся мировая печаль в его глазах... Его глаза и умоляют, и грозят - а потом они доигрывают, и какое-то время вокруг стоит тишина, нарушаемая лишь шумом ветра да отдаленными молитвами, а потом люди начинают хлопать. Робко, неуверенно, а потом рокот от ладоней перекрывает собой вообще все звуки вокруг. Люди хлопают, вытирают слёзы, горят свечи - и кажется, просто так их сегодня отсюда точно не отпустят. Между тем кофр парня пополняется всё стремительнее и стремительнее, а Дейрдре сама улыбается - светло и открыто, и протягивает ему руку: - Кажется, просто так нас отсюда не выпустят, не находишь? - пальцы совсем свело, но она не обращает на боль никакого внимания, настолько воодушевлена. Рыжая чуть откидывает волосы с мокрого насквозь лба, и обращается к собравшимся: - Все ведь знают песню Castle on the cloud из мюзикла "Отверженные"? - люди кивают, а потом рыжая поворачивается к парню, и тихо говорит: - Ничего не бойся. Тут самое главное - отпустить наружу все чувства, и ничего не бояться - это всё равно, что прыгать в море с обрыва, - Дейрдре чуть откидывает голову назад, водит из стороны в сторону - кажется, у неё слегка затекла шея - после чего снова берёт в руки инструмент. Ей так и хочется сказать ему - тихо, практически на ухо, чтобы слышал только он один - детство это королевство, где никто не умирает. Но кажется, он ведь и так научился уже читать по её глазам, правда? Музыка порой способна открывать душу навстречу всяко лучше любых, даже самых красивых слов.

У Дейрдре была традиция на каждое Рождество - помимо марафона "Гарри Поттера" Дерйдре обязательно пересматривала "Лабиринт Фавна" и "Призрак оперы", а ещё - Отверженных, где уже даже партию Рассела Кроу "Звёзды" она знала наизусть, порой даже выводя полностью все его ноты и мелизматику каждой строчки. Теперь же, кажется, она ещё будет обязательно играть точно так же в переходе самые светлые, восхитительные и завораживающие песни - чтобы лицо горело от слёз, глаза сияли, а душа была охвачена музыкой и любовью.
Совсем как песенка маленькой Козетты, про замок на облаке, где не надо мыть полы. И где запрещено плакать.

[NIC]Deirdre Finnigan[/NIC]
[STA]звуки музыки[/STA]
[AVA]https://thumbs.gfycat.com/GoodnaturedZealousGosling-small.gif[/AVA]
[LZ1]ДЕЙРДРЕ ФИННИГАН, 26 y.o.
profession: музыкант, стример и летсплейщица;
relathions: живёт искусством[/LZ1]

+2

6


         Сложно верить в Бога, когда в жизни творится полная разруха. Сложно верить даже в себя самого – надежды отца были топливом Кира, от которого он питался, и даже теперь, когда отца не стало, продолжал послушно плыть по течению, держась за то немногое, что осталось от его веры. Пусть это и не то, чего хотел для своего сына Олег Павлович, в глубине души Кирилл знает, что отец в конце концов поддержал бы его стремления. У каждого человека свой путь. Порой дети выбирают совершенно не то, чего для них желают родители, и это просто ирония судьбы. Мальчику всегда пророчили светлое будущее в качестве наследника отцовского бизнеса – но вот он, играет на своей несчастной скрипочке в метро, и чувствует, что даже это приносит ему куда большее удовлетворение, нежели бесконечно скучные университетские будни на нелюбимой специальности.

Отец бы принял, в конце концов. Если бы, конечно, был жив.


Кирилла удивляет уверенность и подготовленность девушки, и два инструмента своим звучанием сливаются воедино. Разные стили находят компромисс в одном единственном христианском произведении. Это не война, это – любовь. И когда вокруг двух музыкантов стихийно образуется хор, сердце Кира сдается, едва ли хрустальные слезы не текут по мраморным щекам. Столь трогательное мгновение все-таки раскалывает его защитный кокон. Маленькие огоньки свечей едва освещают пространство, однако даже от них становится как-то по-особенному тепло. Он, наконец-то, чувствует себя не одиноким, и это такое незнакомое, но приятное для него чувство. Отвлекаясь от струн, смотрит на напарницу, и ловит ее проникновенный, полный понимания взгляд. На секунду ему кажется, словно нет человека в мире, кто понимал бы его больше, но это лишь мгновение, и он снова замыкается в своем ледяном коконе, стоит только мелодии закончиться. Вновь аплодисменты наполняют собой станцию, но в этот раз они намного громче и искреннее. Парень кивает зрителям и слабо улыбается своей напарнице, откладывая скрипку и смычок в левую руку. Затем медленно подходит к девушке и едва-едва губами касается тыльной стороны ее протянутой, верно, для рукопожатия ладони.   

Благодарю за дуэт.

На этом маленький концерт ожидаемо должен был закончиться, однако у виолончелистки были свои планы. Бросив полный воодушевления взгляд в толпу, она проскандировала название следующей песни.

«Все ведь знают?..»

«Я не знаю!» — в панике хотел прошептать Кир, многозначительно взглянув на свою новую напарницу, однако девушка опередила его, тихо проговорив слова поддержки. Ладно, милая, значит, играем по твоим правилам?  Пускай. Парень задумчиво ухмыльнулся и гордо поднял подбородок, вновь прикладывая инструмент к плечу. Вот это определенно был вызов, но Кирилл был не из тех, кто из страха откажется поднять перчатку. 

Толпа в ожидании замолкла, когда виолончелистка коснулась струн. Парень на пару тактов музыки замер, задумчиво прислушиваясь к нотам. Нет, не сдался, лишь принял фору, чтобы понять и запомнить незнакомый, но не столь мудреный мотив, про себя напевая одному лишь ему знакомую мелодию. И стоило девушке начать играть вторую часть песни, как он мягко, терцией вниз присоединился к игре, в голове простроив подходящие интервалы для нижней партии. Почти не растерялся, когда мелодия вновь видоизменилась, оставшись на самом низу и протяжно подыгрывая подходящие по звучанию ноты. А затем вновь, как и раньше, ушел на терцию вниз, простраивая в голове новую партию, стараясь не выделяться, но дополнять, пытаясь прочувствовать каждый момент, каждую ноту. Он знал расположение каждой ноты на своем инструменте, превосходно владел музыкальной грамотой, что позволило ему принять столь сложный вызов, и зал вновь разразился аплодисментами, даже не зная, каких усилий стоило юному музыканту сыграть столь короткую песню.

Спасибо, большое вам спасибо!.. — пытаясь скрыть напряжение в голосе проговорил парень, кивая каждому случайному слушателю. Спина и шея уже немного побаливали от долгой игры, скоро должен был отбыть последний вагон метро, и люди один за одним разбредались, оставляя позади двух уличных музыкантов. Кирилл застыл в нерешительности глядя на новую знакомую. Сегодняшний вечер был совершенно исключительным, и он страшно боялся, что сказка закончится, стоит ему выйти за пределы метрополитена. Он присел к своему футляру, аккуратно сгребая мелочь, отложив половину для своей новой знакомой — за такой поток слушателей она заслужила едва ли не больше от всей выручки. Мягко, как ребенка, укладывая инструмент в футляр, он кинул задумчивый взгляд на девушку:

Уже поздно, я, вероятно, очень задержал тебя. Могу я предложить проводить тебя? — чуть погодя, добавил, — Я Кир, кстати, — и протянул ей заслуженную часть выручки. Сегодня и на половину от получки можно было шиковать: как минимум, заплатить за квартиру, как максимум, закупиться едой на неделю вперед. А значит, день уже прожит не зря.

[SGN] [/SGN]
[AVA]https://i.imgur.com/1b7P2VY.gif[/AVA]
[NIC]Kirill Kogan[/NIC]
[STA]принц без престола[/STA]
[LZ1]КИРИЛЛ КОГАН, 21 y.o.
profession: уличный музыкант.[/LZ1]

Отредактировано North E. Berg (2020-12-17 23:03:46)

+2

7

- Дейрдре, - улыбнулась рыжая, - Дейрдре Финниган. Приятно познакомиться, Кир. И она было уже собралась пройтись с ним до дома, как прекрасный словно статуя скрипач решил, по всей видимости, окончательно её добить. Серьёзно, что ли? Нет, на самом деле? Боже, дай ей терпения!
Дейрдре только вытаращила на него глаза. То есть он ещё и собранными деньгами с ней собрался делиться? Она решительно помотала головой.
- Ты чего? У меня совесть не позволит взять у тебя эти деньги. Это конечно, чертовски благородно, но тебе эти деньги точно нужнее, чем мне, - Финниган бережно упаковала инструмент в кофр, взяла его за ручку, чуть пошевелила уставшими пальцами, после чего внимательно посмотрела на Кира. Бледный, уставший, а ему ещё домой добираться. Она чуть подвигала плечами, одной рукой провела по уставшей шее: - Можешь. Заодно чем-то горячим тебя напою. И с Коржиком познакомлю, - Дейрдре чуть хохотнула, - не спрашивай, у меня странные отношения с кличками для домашних животных. Неглубоко вдохнула, весело зажмурилась, жалея про себя, что в Калифорнии не пахнет снегом - она бы была сейчас очень не против пройтись по настоящему снегу, слепить пару снежков, а то может быть и целого снеговика.

Они представляли из себя вообще очень странную парочку - вышколенный и сдержанный, что та самая мраморная статуя Кир, и она - в болотно-зелёном пуховике и со странным рюкзачком за плечами, да дурацкой шапкой - точно никто бы не сказал, что они оба - исключительные в своём таланте музыканты. Благо, она жила от метро практически в двух шагах - повезло, что хозяин оказался более, чем просто понимающим, и разрешил даже устроить в одной из комнат целую домашнюю музыкальную студию - стоило только вспомнить, сколько она вбухала денег в шумо, звукоизоляцию и аппаратуру, и по коже пробегал холодок. Зато всё окупилось - и можно было спокойно заниматься музыкой, при этом не боясь, что соседи вызовут полицию. К тому же не хотелось бы портить отношения с Самантой Бойл - она часто сидела с Коржиком, особенно когда Дейрдре долго не было дома.

- Ты задержалась сегодня, девочка, - ну так и есть, чуть ли не на лестничной клетке её встречала, Дейрдре в ответ только виновато улыбнулась: - Миссис Бойл, ну простите пожалуйста. Спасибо большое, что вы посидели с Коржиком, - и не дожидаясь очередной волны расспросов от женщины, она наспех открыла дверь квартиры, откуда уже доносилось мягкое тявканье. Она на ходу улыбнулась Киру, пошутила: - У меня самая ласковая собака, она вора-то не задержит, а скорее залижет до смерти, так что заранее прости за её такую любвеобвильность. Хотя... он ещё щенок совсем, ему позволительно..., - и правда, стоило только им зайти в квартиру, как Дейрдре уже брала на руки щенка, который был готов уже лично забраться по её джинсам на хозяйку, чтобы как можно быстрее оказаться у неё на руках.

Собственно, препятствовать этому желанию было глупо - Финниган с любовью подхватила щенка на руки, и радостно чмокнула пса в пахнущую то ли жвачкой, то ли шампунем макушку, после чего улыбаясь, повернулась к Киру: - Раздевайся, и добро пожаловать. Ты же еле живой. Куртку только сниму... и что-нибудь соображу..., - она весело болтала, спуская щенка с рук, и снимая пуховик, вот только Коржик даже на чуть-чуть не собирался отходить от Дейрдре, которая и так настолько припозднилась, что даже щенок был в таком смятении, словно он боялся, что она уже даже могла к нему не вернуться. Воистину, правы были те, кто говорил, что щенки - это всё равно, что младенцы, за которыми нужен глаз да глаз. И только оставшись в джинсах, да футболке с битловской желтой подводной лодкой, Финниган махнула рукой куда-то в сторону: - Ванная... там. Ты голодный?

В итоге она всё же нажарила бутербродов с сыром, разогрела замороженную картошку, и теперь колдовала у плиты, подогревая вино со специями, апельсином и клюквой. Кто-то скажет - это чересчур, Дейрдре скажет - впереди Рождество и вообще зима и ощущение праздника, она ласково улыбнулась парню: - У меня где-то даже были старбаксовские кружки из рождественской коллекции, подожди минутку. А, вот они! - после чего махнула рукой, - присаживайся. Немудрёный ужин, но горячий и сытный, к тому же в те же сырные сэндвичи она не жалела сыра, и клала его столько, что он не просто свисал, а буквально заполнял собой все поры и дырочки в хлебе, словно весь сэндвич состоял из одного сплошного сыра.

Салфетки, горячее вино со специями, сытная еда... и отличная компания на вечер - что может быть лучше? Дейрдре доверительно улыбнулась: - Чувствуй себя как дома. В конце концов, что я буду за человек, если сразу после ужина попрощаюсь с тобой? Диван здесь раскладывается, постельное бельё лежит в шкафу... К тому же я не могу вот так просто взять, и не показать свою студию, ты-то точно меня поймёшь как музыкант. И это единственная комната, которую я запираю от Коржика, - с этими словами Дейрдре нагнулась на своём стуле, и подхватила собачку на руки, которая тотчас же свернулась в её руках, и уткнулась мокрым носом в её руку, - это странно вообще, я даже не думала никого заводить. Но Коржика я нашла на улице, а отдать кому-то..., - рыжая сморщилась, словно от острой зубной боли, - просто рука не поднялась.
Да право слово, как вообще можно отдать это создание, которое пол-ночи порой скулит, просясь к ней в постель? И сколько бы Дейрдре не старалась быть строгой, но под конец она всегда сдавалась, свешивалась с кровати, и обнимая щенка, клала его рядом с собой на одеяло.

Финниган ласково потрепала Коржика между ушей.

[NIC]Deirdre Finnigan[/NIC]
[STA]звуки музыки[/STA]
[AVA]https://thumbs.gfycat.com/GoodnaturedZealousGosling-small.gif[/AVA]
[LZ1]ДЕЙРДРЕ ФИННИГАН, 26 y.o.
profession: музыкант, стример и летсплейщица;
relathions: живёт искусством[/LZ1]

+2

8


Парень с сомнением взглянул на девушку, что так просто отказалась от денег и, немного погодя, словно что-то в ее словах могло измениться, аккуратно отложил сумму в отдельный карман. Не возьмет деньги напрямую – он найдет способ отблагодарить юную виолончелистку. Деньги Киру, хоть, и самому были нужны, как воздух, но отец воспитывал его благородным и честным человеком.


Любой труд должен быть достойно оплачен. Не скупись, — отец добавил пару баксов к сумме, что сын выделил на чаевые, в книжечку с чеком. Девушка-официантка лучезарно улыбнулась им обоим и, забрав книжечку с собой, отошла от столика. — Ты ведь хочешь, чтобы и твой труд ценили по достоинству, Кирилл? — парень кивнул. — Наше дело тесно связано с деньгами, ты должен научиться разумно с ними обращаться.  Но и трястись над каждой копейкой – дело последнее, особенно, когда речь идет о работниках. Скажешь мне спасибо, когда начнешь управлять бизнесом.


Закончив с инструментом, парень поднялся и закинул футляр за спину, улыбнувшись своей новой знакомой. Дейрдре Финниган, значит.

И я рад знакомству, Дейр… Дейрдре, — парень неловко рассмеялся, все-таки сумев выговорить столь сложное имя. В большинстве своем, имена в США были не сильно сложнее по произношению, чем некоторые русские, он быстро привык к «Энн, Мэри, Эндрю» вместо столь близкого «Аня, Маша или Андрей». Свое же полное имя он называл редко — в школе успел наслушаться вдоволь оскорблений, касательно его происхождения. Короткое и емкое «Кир» вполне его устраивало. Киром в Сакраменто никого не удивишь. — Коржик? — он не смог сдержать улыбки. — Мне нравится. Отличная кличка.

Их прогулка оказалась короткой, дом Дейрдре был в двух шагах. Что же, неплохо, учитывая, что Киру нужно было пройти еще несколько кварталов, чтобы добраться до его маленькой комнатки в общежитии. Он уже собирался прощаться, когда девушка позвала его зайти на чай. Стемнело, дома его никто не ждал, да и сам он, если честно, не хотел так резко прерывать стихийно сложившийся дуэт, у него было еще очень много вопросов к необычной девушке. Неловко улыбнулся женщине, которую они встретили на пути, а затем едва ли не со смехом взглянул на любовные объятия Дейрдре и ее собаки. Отец животных не любил, и сколько бы маленькие Кирюша с Анечкой не упрашивали его завести котенка или щенка — давал четкий отрицательный ответ. С годами ничего не поменялось, разве что Кирилл свыкся с мыслью, что завести домашнего любимца сможет лишь, когда «вырастет». Вырос, а пса так и не завел – «может быть когда-нибудь». 

К инструменту не ревнует? – слегка насмешливо спросил парень, взглядом указывая на щеночка.

Пару секунд погодя, парень снял свою легкую дубленку, оставшись в брюках и бежевом свитере, и повесил в указанное место, попутно оглядывая коридор. Масштаб квартиры не то чтобы его удивлял, планировка напоминала старую квартиру отца, ныне занятую мачехой, да ее любовником. А вот техническое оснащение было действительно потрясающим – о таком и самому Киру не грех было мечтать. Ополоснув руки и слегка умыв лицо, на запах нашел кухню.

Пахнет просто отлично. Нужна помощь?

Дождавшись отрицательного ответа, парень задумчиво прошел к окну и, сунув руки в карманы, оглядел вид снаружи. 9 лет, а город все еще чужой и холодный. Завтра утром, как на работу, снова играть в метро – в этот раз выберет другую станцию, ближе к центру, там выше шанс набрать нужную сумму. Когда он повернулся, стол уже был накрыт, а Дейрдре суетилась у какого-то шкафчика в поисках кружек. Парень усмехнулся.

Наверное, Бог послал мне рождественского ангела. Не знаю, как и благодарить тебя за такую доброту.

Ужин был скромным, но вкусным. В былые дни Кир и сам увлекался кулинарией, чего только не бывало на его кухне: суп из бычьих хвостов, клэм-чаудер, щи. В любом случае, сейчас средства позволяли ему питаться лишь чем попало – супы он, как и прежде, готовил, правда набор ингредиентов теперь был куда более скромен. Парень слегка удивился выбору напитка, но и этому был рад, в конце концов, глинтвейн греет куда больше, чем чай или кофе. Воспользовавшись моментом, Кирилл решил расспросить свою новую знакомую о ее творчестве.

Так ты профессиональный музыкант? Твоя манера очень… Отлична от академической, но наличие студии как минимум говорит о чем-то серьезном. Ты композитор?

На предложение взглянуть на студию, Кирилл ответил положительным жестом – ему не терпелось увидеть рабочее место Дейрдре. В конце концов, место, где человек творит, очень многое могло рассказать и о его владельце, а узнать девушку лучше ему действительно не терпелось. А вот остаться у нее на ночь он постеснялся.

— Боюсь, я тебя потесню. Спасибо за гостеприимство, Дей..рдре, ты и так бесконечно много сделала для меня сегодня.

[SGN] [/SGN]
[AVA]https://i.imgur.com/1b7P2VY.gif[/AVA]
[NIC]Kirill Kogan[/NIC]
[STA]принц без престола[/STA]
[LZ1]КИРИЛЛ КОГАН, 21 y.o.
profession: уличный музыкант.[/LZ1]

+2

9

- Пытается..., - по-доброму усмехнулась рыжая, - но тут я поставила жесткие рамки, поскольку музыка для меня - чуть больше, чем просто всё. Иногда я спрашиваю себя, что появилось первым - я, или моя любовь к музыке..., - Ди чуть отпила глинтвейна, и внимательно посмотрела на Кира, словно спрашивая себя, рассказывать ему о своём приютском прошлом, или всё же не стоит, но потом вспомнила, при каких обстоятельствах они вообще познакомились, и махнула мысленно рукой - что тут скрывать, они вместе сыграли Ave Maria, обнажив души до предела, тут уже не до секретов! - Знаешь, как говорилось в книге пророка Исаи - "Научитесь делать добро, ищите правды, спасайте угнетенного, защищайте сироту, вступайтесь за вдову" - Финниган светло улыбнулась, - я не просто ради красного словца это сказала, Кир. Я выросла в церковном приюте, и..., - она чуть помялась, - многое запомнила, даже когда меня отправляли на наказания, например готовить церковный зал перед приходами - невольно читала ту же Библию, потому что то было не по принуждению, но по моей личной воле. Но всё очень изменилось в тот момент, когда я впервые взяла в руки скрипку. Я не помню уже, может кто-то из прихожан забыл... но тогда это было просто на уровне - "увидел и забыл обо всём на свете", - Дейрдре пожала плечами.
Спустив Коржика на пол, девушка какое-то время просто молчала, вспоминая, как впервые потянулась к инструменту, о котором раньше могла разве что только слышать.

Чуть склонила голову, воскрешая в памяти ошеломлённые лица сестёр: - Помню только, в каком шоке были сёстры, когда услышали мою самую первую игру. Мне так и сказали тогда - Господь тебя поцеловал. Она взяла в руки несколько ломтиков картошки: - Многое было тогда неизвестно, ведь я была ещё совсем ребенком, но уже точно знала одно - музыка должна в моей жизни занимать главенствующее положение. Иначе никак.
Она махнула рукой.
- Во-первых, у меня ещё моя целая спальня, а во-вторых... отказы не принимаются, - Финниган покачала головой, - ну пойдём же! С кем я ещё смогу все свои игрушки обсудить? - и тщательно вымыв руки, после чего просушив их полотенцем, повела Кира в студию, с любовью обозревая аппаратуру и свои инструменты, провела рукой по звукоизолирующим и шумопоглощающим панелям. Села на один из табуретов, жестом приглашая Кирилла сесть на свой стул, после чего чуть погладила кольцевую лампу, которую использовала для более чёткой и приятной картинки во время проведения стримов: - В точку. Пишу собственные произведения, делаю каверы на известные композиции, транслирую свою игру через канал на YouTube, провожу стримы там и ещё на платформе Twich - плюс ещё записываю летсплеи мобильных игр, в последнее время эта ниша весьма популярна, особенно если красиво озвучивать текстовые новеллы. Она с интересом посмотрела на Кира: - Хочешь послушать композицию, над которой я сейчас работаю? Всякий раз, как я заново открываю её, и слушаю, чтобы продолжить работу, у меня возникает отчётливое ощущение, что я что-то упускаю..., - и Финниган разочарованно покачала головой, - эта композиция в теории должна быть как... даже не знаю, предвосхищение рождественского чуда, желание сказки, в которую иногда так сильно хочется убежать каждому из нас, что ли... а получается пока что чёрти что.
Она щёлкнула мышкой, оживляя экран одного из компьютеров.

- Кстати..., - чуть смутившись, Дейрдре заправила за ухо ярко-рыжую прядь, - можешь звать меня Ди.

Нужный файл нашёлся быстро. Взглядом пробежавшись по своим инструментам, Дейрдре сняла со стены одну из своих любимиц, после чего кивнула: - Прослушай сначала запись, а я потом сыграю вживую. Звукоизоляцию я поставила такую, что соседи даже не догадываются о том, чем я тут занимаюсь практически круглосуточно. Она коротко выдохнула, настраиваясь на музыку. Хрупкость, свет, трепет, нежность, чистота... что же она, чёрт возьми, упускает, чего так не хватает композиции? По крайней мере, теперь она была не одна. Пробуя разные ноты, в перерыве Дейрдре решила, что раз уж у них получился настолько необыкновенный музыкальный вечер, почему бы не показать Киру то, что она вообще берегла как зеницу ока - свои тетради с нотами, которые она записывала в разные периоды своей жизни, а какие-то и вовсе - не играла вообще? Слегка одурев от смычка и от кучи попыток, она села рядом с Киром на пол, вытянула ноги, и протянула ему кипу толстых, исписанных нотами тетрадей, в которых была практически вся её музыкальная история: - Иногда я просто просыпалась - и первое, что я делала - это записывала ноты, которые видела, понимаешь? Самую первую композицию, которую я записала, я вообще ещё ни разу не играла, очень боюсь..., - тут она замолчала, чуть закусив губу, - ты смотрел экранизацию "Парфюмера"? Вспомни тот момент, когда Гренуй надушил платок своими последними духами, которые он создал... Так вот, тут у меня похожие ощущения - словно когда я начинаю ощущать в себе эту музыку, у меня просто отключается всякая связь с реальным миром, это за гранью даже моего понимания. Девушка подняла на него испуганные глаза. Может быть, Кирилл как раз и станет тем якорем и огранкой, который упорядочит её хаос, и скажет, когда нужно остановиться, чтобы не свести саму себя музыкой с ума, и она наконец-то доведёт до ума своё самое первое произведение?

Это не говоря уже о том произведении, которое она только что сыграла, и теперь размышляла, что в нём было не так, господи-прости!

[NIC]Deirdre Finnigan[/NIC]
[STA]звуки музыки[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/u15i6FY.png[/AVA]
[LZ1]ДЕЙРДРЕ ФИННИГАН, 26 y.o.
profession: музыкант, стример и летсплейщица;
relathions: живёт искусством[/LZ1]

Отредактировано Fred Burnell (2020-12-19 20:24:11)

+2

10


        Парень на несколько секунд замер, восторженный честностью и открытостью девушки. Не каждый человек решится с порога рассказать такие потаенные уголки своей биографии, еще больше восхищал Кирилла тот факт, что сиротка из церковного приюта стала настоящим музыкальным гением. Ведь его путь был куда более гладким, пусть и не без препятствий в виде отца и его понимания того, как должна сложиться жизнь его первенца.

Он сделал глоток горячего напитка и внимательно посмотрел на Дейрдре. Наивная простота и открытость в действительности располагали к себе – он не чувствовал тревоги, находясь рядом с ней. Определенный жизненный опыт заставлял быть настороже каждую секунду жизни – кому ты можешь верить, Кирилл, когда в мире не осталось ни единой души, что тебя любит? Однако сейчас все оковы спали – быть может, зря, и наутро парень еще пожалеет о своем легкомыслии. Ему хотелось просто расслабиться и поверить в то, что ангелы существуют.

Ты талантлива, этого не отнять. Но одним талантом сыт не будешь. Во сколько лет ты начала всерьез заниматься музыкой? Кто учил тебя? — он слегка помедлил, получив ответ на вопрос, и снова сделал глоток, задумываясь, стоит ли рассказывать свою часть истории. — Мне повезло чуть больше. Мой дядюшка… Известный в России скрипач, он часто бывал у нас дома в моем детстве. Клянусь, я пересмотрел каждое его выступление сотню раз, меня так завораживала его игра! – в глазах Кирилла снова зажегся какой-то абсолютно неведомый прежде огонек, он вспоминал о тех временах с сердцем, полным тоски и неразделенной любви; тоска была абсолютно теплой – он хотел бы вернуться в то время, вновь встретиться с дядей и взглянуть в глаза матери. Забавно, матушка ведь и его бросила, такие ли они с Дейрдре разные? — Я так сильно донимал дядю вопросами, что однажды он сдался и принес мне скрипочку. Совсем крохотную, 1/16, — Кир слегка улыбнулся, руками пытаясь изобразить размер инструмента. — С тех пор мы с инструментом неразлучны, — умолчал об отце. — Мне было всего четыре, когда я начал изучать нотную грамоту. Знаю ее лучше, чем математику или географию. Это моя... Жизнь, — последняя фраза прозвучала несколько грустно, но парень улыбнулся, стараясь не подавать виду, что приуныл.

Отказ Кирилла от ночевки не был воспринят хозяйкой квартиры всерьез, и уже спустя пару минут девушка показывала музыканту свою студию. Оснащение комнаты вызывало подлинное восхищение — у девушки было даже несколько различных инструментов, тогда как парень был искренне верен своей классической Yamaha V3SKA. Коган неуверенно присел в кресло, осматривая окружение.

Да ты мастер на все руки, — усмехнулся про себя Кир, но с уважением кивнул — девушка была действительно разносторонним и интересным человеком.

В ответ на предложение послушать одну из песен он с интересом ответил:

Конечно, с радостью… Ди, — парень тепло улыбнулся и повернулся к экрану. Когда музыка зазвучала, он прикрыл глаза и откинулся на спинку кресла, словно впав в какой-то транс. Он пытался прочувствовать каждую ноту, каждый звук, пытался пронести через себя ту идею, что хотела донести до слушателя Дейрдре. В мелодии действительно оставалась частица недосказанности, непременно, в музыке чувствовалось и предвосхищение Рождества, и даже сказочность, однако… Не хватало какого-то развития.

Со скрипкой же в руках девушка была просто бесподобна. В этот раз музыка даже звучала несколько иначе — через призму харизматичности самой Дейрдре и сама мелодия воспринималась иначе, более живо, более чувственно, но даже в этом чудесном исполнении по-прежнему чего-то не хватало. Чего же? Девушка то и дело пробовала новые ноты, меняла звучание, но ничего из этого не было близко к истине. Ответ был где-то рядом, он крутился в голове у юного музыканта, но он никак не мог поймать нужную мысль, чувствуя себя лишь бесполезным слушателем.

Кирилл и сам занимался композиторством, с той лишь разницей, что его произведения никогда не видели свет. Отец никогда не разделял любви сына к скрипке, с учителями делиться мальчик просто боялся — осудят, задушат. Так и оставались его произведения не более, чем нотами на бумажных листах, там же хранились и его стихи, проза и прочие посвящения. Любому творчеству нужен выход, Кир же этот выход еще не нашел, продолжая изо дня в день сочинять в стол. В последние месяца он и вовсе претерпевал творческий кризис, и ничто, абсолютно ничто не могло его из этого кризиса вырвать. Паршивое чувство – ты знаешь, ты умеешь, но просто не можешь, словно муза, увлеченная кем-то другим, покинула тебя, словно мозг твой превратился в желе, а все мысли слились с туманом – ощущаешь себя самым бездарным человеком на свете.


Но почему ему кажется, что он сможет помочь?
Почему ему кажется, что его здесь поймут?



Словно кто-то иной нашептывает мелодию тебе на ухо..., — неуверенно проговорил он, когда речь зашла о сочинительстве. Мелодии часто приходили во сне, в дороге, просто посреди пар в школе или университете. Часто Кирилл записывал их в рабочих тетрадях, даже не нотных, а порой напевал на диктофон, как увлеченный детсадовец. Это абсолютно ни с чем не сравнимое чувство… И страх первого произведения, — Могу я взглянуть на ноты?

И, посмотрев на первое детище своей новой подруги, парень попытался проиграть мелодию в голове. Она определенно была достаточно наивной относительно того, что девушка сыграла только что, однако и эта музыка была выстроена достаточно грамотно, ему хотелось ощутить ее на слух. Около десяти минут понадобилось парню, чтобы изучить все произведение.

Ты позволишь мне… Сыграть его для тебя?
[SGN] [/SGN]
[AVA]https://i.imgur.com/KT2w6YQ.jpg[/AVA]
[NIC]Kirill Kogan[/NIC]
[STA]принц без престола[/STA]
[LZ1]КИРИЛЛ КОГАН, 21 y.o.
profession: уличный музыкант.[/LZ1]

+1

11

Дейрдре немного помолчала.
Закусила губу, ныряя в воспоминания, словно в ледяную воду, глубоко вдохнула. Чуть пошевелила тонкими, длинными пальцами ворсинки ковра.
- Мне лет восемь было. Кто меня мог научить в приюте скрипке? - она грустно усмехнулась, словно Дейрдре сама же иронизировала над тем, какого это - быть гением там, и в том месте, где её гений никто не мог правильно воспитать и помочь ей правильно им распорядиться. Хотя почему это - словно? Ведь так всё и было, - вот именно - никто. Но... рядом с приютом жил один человек, может быть ты слышал про него. Морис МакДугал.

"Спившийся гений". "Бездомная скрипка" - как его только не называли - а ведь там такой талант был, что одно его имя до сих пор мурашки вызывает у тех, кто о нём слышал. Дейрдре вспомнила, как он тогда сильно её напугал - эти злые, колкие, жестокие глаза, глядящие на неё сквозь прутья забора, когда она сидела на скамейке, и играла - интуитивно угадывая /зная?/ как надо. Помнила, как она вздрогнула, когда от прутьев раздался его голос - сиплый, прокуренный, каркающий, которым он сказал, как отрезал: - Неправильно играешь.
Она горько усмехнулась. Чуть повернула голову в сторону Кира, продолжила: - Видимо, я всегда была бесстрашной. Помню, как подошла к решетке почти вплотную, даже лицом к ней прижалась. Сказала ему прямо в лицо - так научите меня. Но он меня послал..., - она ухмыльнулась, горько и обреченно, - ... сначала. И так продолжалось месяц. А потом он подошел к забору со своей скрипкой и кипами нот и учебников.

- Он меня тренировал как никто. Вплоть до самого выпуска из приюта. Бил смычком по рукам, орал, кричал, рвал ноты - сущий дьявол. Я до сих пор с содроганием вспоминаю, как он играл "Полёт валькирий" Вагнера - струны лопались и искрили под его смычком, с пальцев капала кровь... Но он был гением. А когда я уже выпустилась, и собиралась уезжать в университет... сюда, в Сакраменто, - Финниган ненадолго замолчала, словно собиралась с силами для финального рывка, - то пришла к нему. Нужно же было рассказать, поделиться радостью, чтобы он порадовался вместе со мной, попросить о дополнительных уроках, во время моих визитов к нему на выходных. Но... он словно обезумел, сказал, что ему нечему меня учить. И выставил вон. Перед этим... правда..., - Дейрдре сглотнула невесть откуда взявшийся ком, царапающий её горло изнутри остро заточенными, изогнутыми когтями, - он куда-то отошел, чем-то брякал, ругался... а потом взял и вынес кофр со своей самой первой скрипкой. Его главной скрипкой. После чего захлопнул дверь прямо перед моим носом.

Она украдкой вытерла глаза. Вспоминать учителя было больно до сих пор.
- Конечно, я поступила. Но сам знаешь, наверное, как это бывает - когда только поступаешь, эта жизнь тебя подхватывает, захватывает тебя... а я же ещё и приютская, поступившая на гранте да мозгах, для меня всё в новинку... И в итоге к нему я приехала только через месяц. Но..., - пальцы сжались в кулаки, упёрлись в пол, после разжались, сжимая ковёр так, словно она хотела его порвать, - я поцеловала сначала просто закрытую входную дверь его дома. А потом памятник. Он умер через два дня после моего отъезда.
Дейрдре покачала головой.
- Да, возможно он был психом, больным, истериком... может он даже и принимал что-то, но в тот самый момент я поняла - он был моим лучшим тренером, он был человеком, который раскрыл мои крылья, которые были сильны уже от рождения - просто птицу он превратил в серафима. И всякий раз как я играю..., - Дейрдре глубоко вздохнула, - я вспоминаю мистера МакДугала. И как он вкладывал всю свою больную душу и разорванное в клочья сердце в каждую ноту. Может быть поэтому я так перемалываю каждую композицию через себя, потому что не хочу, чтобы он во мне разочаровался.

- Чёрт, извини. Может поэтому я не могу сейчас найти эту ноту..., - она вдруг вскочила, стала беспокойно ходить из угла в угол, - нужна лёгкость. Лёгкость..., - тут она остановилась, и внимательно посмотрела на Кира, словно не веря, - что? Правда? - она даже присела, во все глаза глядя на Кира широко распахнутыми глазами, после чего медленно кивнула: - Я... почту за честь. Подожди только, я... сделаю кое-что. Принесла свечи, осторожно, медленно, не торопясь, зажгла каждую, чуть помолчала... а потом выключила верхний свет, и... протянула Киру ту самую скрипку Мориса МакДугала.
Если уж и соединять прошлое и настоящее - то именно так, через самый святой и самый выплаканный да выстраданный инструмент и с помощью рук мальчика-виртуоза, который играет как надо, как правильно, и который держит всех своих демонов и страсть в узде.
- Это будет правильно..., - наконец-то проговорила девушка, бережно вкладывая в его руку инструмент и смычок, - ты сумеешь укротить нрав этого инструмента. А я..., - она зажмурилась, чуть потрясла головой, помотала из стороны в сторону, нервно закусила губу, - я словно всё ещё вижу его, как продолжение учителя. И всё время думаю, что он сейчас вернётся, и проклянет меня, что я не так играю. И что мои ноты оскверняют его инструмент.

Глупая маленькая испуганная гениальная девочка, которая однажды просто смело прислонилась лицом к прутьям забора, и упросила научить её играть.

Голос рвался на дне гортани,
Захотелось дневного света.
Ветер щепкой швырял по крыше
Два разорванных силуэта

[NIC]Deirdre Finnigan[/NIC]
[STA]звуки музыки[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/u15i6FY.png[/AVA]
[LZ1]ДЕЙРДРЕ ФИННИГАН, 26 y.o.
profession: музыкант, стример и летсплейщица;
relathions: живёт искусством[/LZ1]

+2

12


        Имя Мориса МакДугала было Кириллу, непременно, известно. Увлеченный музыкой, он старался как можно больше узнавать о великих и гениальных людях в той области, которой хотел бы посвятить свою жизнь. Морис, в свое время, просто взорвал СМИ своими страстными, неповторимыми партиями на скрипке. Его называли безумцем, от его яростного напора и сам инструмент, порой, не выдерживал, но какая же эта была игра! Маленький Кирилл, бывало, завороженно наблюдал за выступлениями этого мастера по телевизору, и не понятно, что испытывал в большей степени – страх перед напористостью или восхищение этой невероятной эмоциональностью.

А затем Морис МакДугал исчез. Его имя больше не пестрило на заголовках музыкальных газет и журналов, и все, что осталось от его неистового творчества – кассеты, да диски. Кирилл не знал, что с ним случилось, да и знать не очень-то хотел. Ходили слухи, что МакДугал сошел с ума и спился после смерти дочери. После слов Дейрдре слухи начали обретать какой-то смысл, и сердце Кира сжалось внутри. Как это больно, когда гений своими же руками закапывает свое творчество в землю; больно невыносимо, когда дар, данный свыше, исчезает в звоне алкогольных склянок. Морис навсегда был потерян для этого мира, но как же умен он был, обнаружив талант в маленькой приютской девочке, выучив ее, передав ей свои знания, свой опыт. Она, сама того не осознавая, стала продолжением его творчества, и теперь, видя ее игру, Кирилл ощущал ее по-новому, вспоминая неукрощенное безумство мистера МакДугала, и отчетливо замечая частички того же безумства в Дейрдре Финниган. Она – алмаз, который может стать бриллиантом.

Завидев тревогу от воспоминаний в глазах Ди, Кир сел на пол рядом с ней и осторожно сжал ее ладонь, взглядом пытаясь показать – «все хорошо, я с тобой».

Прости, что напомнил.

Немного помолчав, парень сдержанно добавил:

Я многое слышал о мистере МакДугале, но теперь точно могу сказать лишь одно — ему повезло, что ты появилась в его жизни. Я думаю, это был лучший подарок для одинокого гения — обучить человека столь же талантливого, каким когда-то был он.

И он снова, чуть крепче сжал ее ладонь, чтобы не позволить ей поддаться чувствам, а показать, что все в порядке, и она ни в чем не виновата. Затем девушка вскочила, то ли чтобы спрятать эмоции, то ли от внезапного озарения. Кирилл с интересом и не пониманием следил за ее действиями, а затем вздрогнул, когда Дейрдре принесла ему старый, несколько потрепанный инструмент мастера. Скрипка самого Мориса МакДугала, сумасшедшего, безумного виртуоза. На ней нельзя играть без души. Кирилл поднял на Ди полные удивления и детского ужаса глаза, но затем спокойно взял инструмент в руки, слегка поджав губы.

Ты знаешь, Ди, мой дядя однажды вел проект – «пять великих скрипок». Я думаю, ты знаешь, насколько сложно перестраиваться с инструмента на инструмент, каждая скрипка звучит по-разному, к каждому инструменту нужен свой, отдельный подход, а он… Играл на пяти! — глаза Кирилла снова зажглись, как у маленького ребенка. — Меняя их между произведениями. Только подумай! Скрипка Антонио и Иеронима Амати, «Кабриак» Антонио Страдивари, «Канарейка» Джованни Батиста Гваданини, скрипка Жана-Батиста Вильома и… — он слегка затих, вспоминая тот самый великий инструмент, который видел своими собственными глазами, — Его любимая. «Робрехт» Джузеппе Гварнери дель Джезу, — он поднял восхищенные, с застывшими в уголках слезами глаза на Дейрдре. — Я всегда мечтал хотя бы немного приблизиться к столь высокому мастерству, сыграть на скрипке мастера. И я… Искренне… Поражен тому, что ты даешь мне такую возможность.

В его руках — скрипка самого Мориса МакДугала, что должна, верно, лежать в музее; девушка, его ученица, смотрит любопытнейшим взглядом, и Кир не может ударить грязью в лицо. Не может хотя бы по тому соображению, что с небес на него наверняка смотрит дядюшка и верит в то, что продолжатель династии музыкантов столь же талантлив, как и его предшественники.

Он встал, осторожно, любовно взял скрипку в руки, пальцами пробежался по чужим, грубым струнам, протер инструмент от пыли, настроил ее – с трудом – видимо, на ней не играли уже очень, очень давно. Поставил перед собой нотный лист с мотивом, который в своей голове успел несколько заучить и, бросив последний взгляд на Дейрдре, заиграл. Заиграл, вкладывая в музыку всю свою благодарность, искренность и надежду; заиграл так, словно сам Морис стоял за его спиной и направлял его руки; заиграл чисто, подобно ангелу, и к концу, театрально замедлившись, сделал протяжное вибрато на флажолете. Затем аккуратно снял скрипку, улыбнулся и слегка наклонил голову, вглядываясь в эмоции Дей, что впервые услышала вслух свое произведение.

Что думаешь?
[SGN] [/SGN]
[AVA]https://i.imgur.com/KT2w6YQ.jpg[/AVA]
[NIC]Kirill Kogan[/NIC]
[STA]принц без престола[/STA]
[LZ1]КИРИЛЛ КОГАН, 21 y.o.
profession: уличный музыкант.[/LZ1]

+2

13

God speed, my lonely angel.

- Ничего, - коротко выдохнула Дейрдре, кожей ощутив это мерное и спокойное тепло - как от огня в камине, огороженным защитным экраном, - всё нормально.
То есть на самом деле ни фига не нормально, но разве же она об этом скажет? Маленькая хрупкая но такая сильная девочка, которая, верно, приняла в себя осколок безумной души учителя. Как бы сейчас сказали? Ах да, точно - неосознанно стала его самым главным и самым основным крестражем.

- Пяти..., - изумленно выдохнула Дейрдре, во все глаза глядя на Кира.
Он что, серьёзно?
Оказалось, что ещё как, и ей только и оставалось, что в немом восторге смотреть на парня, и замирать от каждого произнесенного имени и названия. Всё-таки она была исключительно, как никогда права, что она доверила ему не какую-нибудь из своих скрипок, а именно скрипку Учителя, инструмент, в котором царил дух Мориса, и прикасаясь к которому можно было даже ощутить, как чуть трогают колки пальцы Мориса, и как он смотрит на Дейрдре, которая в порыве игры чуть прикрывает глаза, и несильно хлопает её по лопаткам линейкой, чтобы она не отвлекалась. Финниган кивнула: - Я чувствую в тебе гения. Гения, которому можно доверить что угодно, даже собственную жизнь..., - а ведь именно это она и сделала, ведь в этой скрипке на самом деле была заключена вся её жизнь и даже нечто большее, - и при этом можно быть совершенно уверенным, что твоя жизнь в надежных руках. Ты примиришь инструмент с моей музыкой, а я, даст Бог, услышу то, что хотела когда-то выразить словами одна маленькая девочка..., - Ди словно почувствовала несильное дуновение холодного воздуха. Она растерянно оглянулась, но потом вернулась глазами к Киру. Да уж, инструмент, что ни говори, был с редким гонором, совсем как её тренер.

Она в какой-то момент просто потеряла счёт времени, ориентацию в пространстве и ощущение реальности, музыка, которую извлекал из инструмента Кир, была подобна благодатному огню, который каждый год является перед очами сотен верующих, которые приезжают к Гробу Господню в надежде на то, чтобы увидеть чудо своими глазами. Дейрдре слушала музыку, а сама понимала, что она уже даже не в этом мире - а где-то несоизмеримо дальше, далеко-далеко за его пределами, её просто подхватила музыка, и унесла, не оставив ни малейшего шанса на возвращение. А когда мелодия закончилась, Финниган долго молчала, после чего вдруг встала, приложила руку к груди, и низко поклонилась, после чего выпрямилась, и с нескрываемым восхищением посмотрела на Кира: - Знаешь... ничего прекраснее я просто не слышала. Эта хрупкость и чистота, этот трепет, и уважение, которые ты вложил в эту музыку..., - она покачала головой, - так вот о чём мне когда-то говорил мистер МакДугал, он называл это состояние "хрустальной силой". Кир..., - тут Финниган посмотрела на Когана очень, очень, ОЧЕНЬ СЕРЬЕЗНО, - пообещай мне одну вещь. Пообещай, что когда ты будешь первой скрипкой в оркестре Метрополитен - ты сыграешь это как своё произведение. Я не шучу. Одухотворенность твоей игры - истинный дар свыше, - она взволнованно закусила губу, - невероятно.

В конце концов, кто, как не маленькая безумная рыжая скрипачка способна оценить всю глубину игры произведения, которое она набросала, будучи ещё совсем юной, несмышленной и глупой, но уже столь тонко чувствующей всю красоту и трепет музыкального мира?

Дейрдре застенчиво улыбнулась.
- Знаешь..., - молодая женщина чуть убрала локон рыжих волос за ухо, и даже немного смутилась, - какая у меня мечта? Давно хочу сыграть композиции из первой части "Кунг-фу панды" и "Последнего самурая". Но наверное, моя самая главная и самая пока что ещё невоплощенная мечта - это "Пираты карибского моря"... и композиции Мюррея Голда, из Доктора Кто и ещё из Торчвуда. Красота, боль, силая и эмоции, которые содержатся там буквально в каждой ноте - это такой вызов для меня... И я сейчас говорю не про эру Смита и Капальди, хотя чёрт побери, они офигенны... Нет, я хочу сыграть что-то из эры Теннанта, и его 10-ого, - и тут она вперила донельзя внимательный, такой взгляд ещё называют не иначе, как "кинжальным" - настолько острым и резким он был, под ним не соврёшь даже при всём желании, - но я не думаю, что у меня получится. А ты как думаешь, получится у меня передать вот этот настрой героя Дэвида? Вечно бегущего гениального странника в пальто, которое ему когда-то подарила Джанис Джоплин? - Финниган чуть прикусила палец, явно взволнованная.
Она никому ещё про это не говорила, никому не показывала эти ноты на композицию "Мадам де Помпадур" - потому как понимала, сколько хувианов могут разом ополчиться на неё просто за то, что она посмела притронуться инструментом к этому шедевру. Но Кир ведь умный, очень умный, он ведь поймёт, что она не просто так ему эти вопросы задаёт, верно?

[NIC]Deirdre Finnigan[/NIC]
[STA]звуки музыки[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/e7lVoBO.gif[/AVA]
[LZ1]ДЕЙРДРЕ ФИННИГАН, 26 y.o.
profession: музыкант, стример и летсплейщица;
relathions: живёт искусством[/LZ1]

+2

14


          Парень застыл на месте, держа инструмент аккуратно, словно музейный артефакт, боясь, что он рассыплется на мельчайшие песчинки прямо сейчас, у него в руках, хотя всего секунду назад играл на нем со всей яростностью и эмоциональностью, на которую только был способен. Глаза его были устремлены на девушку, что внезапно для него поднялась на ноги и поклонилась. Губ его коснулась едва заметная улыбка – это совершенно неимоверное состояние драйва после игры, блеск в глазах Ди лишь подогревал его восторг. Он сделал легкий поклон головы, не отводя при этом взгляда от девушки.

«Когда ты будешь первой скрипкой в оркестре», — процитировал он слова Дейрдре и совсем невесело усмехнулся. Лицо его стало серьезней, он аккуратно отложил скрипку и с легкой грустью поднял глаза на девушку. — Боюсь, такие вершины для меня недостижимы, Ди. И все же, — он сделал шаг вперед и, осторожно коснувшись пальцев девушки, взял ее ладонь в свою, пытаясь заверить в честности своих слов. — Если, — он сделал акцент на первом слове, — это произойдет, я обязательно сыграю со сцены твое произведение. Клянусь, — он очень внимательно, со всей должной серьезностью посмотрел в ее жемчужные глаза, едва не залюбовавшись их воодушевленным блеском, а затем, слегка смутившись, отвел взгляд. — Но не думай, что я скрою имя истинного автора. Это произведение чудесно, и я не могу позволить ему остаться безызвестным. У тебя настоящий композиторский талант, Ди.

Кирилл сделал пару шагов по комнате, остановившись у окна, и задумчиво посмотрел на ночной город, сверкающий рождественскими огнями. Пора самая сказочная — в такую даже самые разбитые сердца склеиваются воедино; в такую хочется мечтать и верить, пусть и сил совсем не осталось. Первая скрипка в оркестре. Звучит, как недостижимая мечта; верхушка горы, на которую не забраться, сколько ни пытайся. Ему бы просто попасть в оркестр  — уже победа, а пока… Мечты – это все, что у него есть.

Он нерешительно обернулся, когда девушка вновь заговорила. Оперся о подоконник, посмотрел на нее благодушно, внимая каждому слову. Он слышал каждую из композиций, перечисленных Дейрдре, но никогда даже не задумывался о том, чтобы повторить их, однако стоило ей упомянуть Мюррея Голда, как сердце Кирилла замерло. Он резко выдохнул, вспоминая дни детства, проведенные у телеэкрана; телеканал – кажется, СТС – транслировал серии Доктора Кто, а Кир, еще ребенок, смотрел их с нескрываемым интересом. Это был его любимый сериал с тех самых ранних пор, и, поистине, музыка Мюррея Голда была одним из самых важных его составляющих. Она заставляла чувствовать: порой летать, порой волноваться за героев, а порой… Плакать так, словно тебя никто не видит. Кирилл легонько прикусил губу, вспомнив, как впервые заплакал перед синим телеэкраном под проклятый «Doomsday». По телу пробежались мурашки. Он стыдился своих чувств, и все же, музыка поистине была невероятно сильным оружием, что способна расколоть даже его мраморное сердце.


«Is this the end or is it starting?
This dawn, it's white as bone and stirs
In me some kind of wild, broken lightning»

Отметая ненужные воспоминания, парень воодушевленно проговорил:

Как ты можешь говорить, что у тебя не получится? Ты гениальна. И идея тоже гениальна, — он улыбнулся, — Перед тобой стоит главный поклонник Доктора Кто, и он жаждит это услышать! — он кивнул в сторону скрипки, намекая на то, что не успокоится, пока Ди не попробует. — Уверен, нет такой мелодии, что ты не осилишь. А если это произведение, что вдохновляет тебя саму — Ди, поверь, тебе подвластно абсолютно все. Мечты созданы для того, чтобы их исполнять. — Он улыбнулся собственным мыслям и осознал противоречие: так сильно верить в девушку, что ты встретил всего пару часов назад, а себе не давать ни шанса? Быть может, стоит быть к себе подобрее. Быть может, стоит побороть монстра в голове, и тогда ему удастся взмыть в небо. Нужно ли карабкаться по сложным склонам, если у тебя есть крылья? Он устало коснулся телефона в кармане брюк в надежде получить долгожданный ответ от оркестра, в который подал заявку, и вновь откинул привычное желание проверить сообщения — никто ему не напишет.
[SGN] [/SGN]
[AVA]https://i.imgur.com/KT2w6YQ.jpg[/AVA]
[NIC]Kirill Kogan[/NIC]
[STA]принц без престола[/STA]
[LZ1]КИРИЛЛ КОГАН, 21 y.o.
profession: уличный музыкант.[/LZ1]

Отредактировано North E. Berg (2021-01-21 01:10:38)

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » music sounds better with you


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно