внешностивакансиихочу к вамfaqправилакого спросить?вктелеграм
гнетущая атмосфера обволакивала, скалилась из всех теней в доме, как в мрачном артхаусном кино неизвестного режиссёра... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 13°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
anthony

[telegram: kennyunicorn]
eva

[telegram: pratoria]
siri

[telegram: mashizinga]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » bloody requiem


bloody requiem

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

https://funkyimg.com/i/39q7c.gif https://funkyimg.com/i/39q7d.gif
amon × eugene || зима 2020
дооформлю попозже, не серчай

Отредактировано Amon Ratched (2020-12-16 14:09:55)

+2

2

поганый холод.

застегиваешь высокий воротник, тянешь молнию вверх до упора. здесь нет нормальной зимы, зато промозглый ветер, а тебе не нравится холод, не нравится надевать на себя что-то еще кроме футболки и куртки. это единственная причина. твой организм оказался удивительно стойким к болезням, ты играешь с ним как с надувной куклой, правда из нее, неаккуратно проткнув, можно выпустить воздух и состояние станет весьма плачевным, тебя же иглы не пугают, как и все остальные острые предметы. от них на твоем теле множество отметин, часть скрыта татуировками, но новые появляются с завидной периодичностью. ты не жалеешь свое тело, но это не мешает тебе его любить. разве настоящий кайф не в том, чтобы испытывать себя на прочность каждый день и каждый день убеждаться, чтобы ты, мать твою, бессмертный.

ты уже не помнишь, когда в голову пришла идея податься в добровольцы, кажется наткнулся на объявление на каком-то сайте красным шрифтом. а почему бы и нет. адреналиновое голодание, не желание уподобляться большинству, тем, кто ищет расслабления, глотая ксанакс и нюхая кокс. тебе нужно что-то поинтереснее, совсем не то, что поглощает боль и душит эмоции, тебе нужная свежая голова и яркие ощущения. изначально ты пришел именно за ними, ты с предвкушением ждал новой порции, неожиданной, смелой реакции, жжения, удушья, режущей боли, судорог или кровотечения, всего, чего угодно. все это было, но всегда недостаточно и всегда не хватало чьего-то грубого вмешательства, но не будешь же ты хватать врача за руку и требовать добавки, утверждая раз за разом, что ты – исключительный случай. тебя и так в свое время затаскали по психиатрам. ковыряние в мозгах не приносит ничего, кроме головной боли и адского желание курить. ты не сомневаешься в своей нормальности, да ты нормальнее всех, кто тебя окружает, по крайней мере, ты никогда не врешь сам себе.

блядский ветер.

он забирается под воротник и тушит только что прикуренную сигарету. ты наблюдаешь как к госпиталю подъезжают машины с воющими сиренами, как из них в спешке вытягивают каталки, резкий звук откидных ножек с колесами, стоны, кровавые бинты. затягиваешься, с любопытством провожая их взглядом. слишком обыденно. ты никогда не лежал на такой каталке, никогда не был на волоске. пульс учащается, никотина не хватает, услужливо придерживаешь дверь, не скрывая улыбки, им насрать на тебя, все внимание пациенту, одному из. никто не видит, что ты особенный, твой кровоточащий шрам под футболкой никому не интересен, здесь и так все провоняло кровью и спиртом.

прошел месяц после твоего последнего визита сюда. тебе не разрешают приходить чаще, это прописано в договоре, с твоей аккуратной подписью внизу.

твой почерк говорит о мягкости характера.

серьезно? усмехаешься, вспоминая фразу одного из психиатров, очаровательной девушки лет тридцати, с бэйджиком на груди и красивым именем – Клаудия.

заходишь внутрь, встречаясь с замученным взглядом дежурящей у стойки медсестры, получаешь кивок и идешь в нужном тебе направлении, перекидывая куртку через локоть. футболка пропиталась кровью. перестарался. но сейчас ты не чувствуешь боли, только неприятное, влажное липкое, щиплющее. а когда резал было хорошо, даже слишком, поэтому не особо парился, когда перевязывал. на тебе, как на собаке. но не в этот раз.

ни один врач не введет тебе экспериментальный препарат, прежде чем тебя не подлатает хирург. ты мог бы справиться сам, но тогда пропустишь назначенное время и вместо тебя явится какой-нибудь другой умник. ты встречал парочку. таких, что выходили зелеными и больше не возвращались. и позволять забирать твой хлеб и удовольствия ты больше не собираешься.

ты уже успел изучить здесь каждый угол. кабинет хирурга прямо по коридору, через две двери после процедурной, в десяти шагах от кофейного автомата. бросаешь монетку, вдавливаешь кнопку рядом с оторванной бумажкой с надписью американо. пока наполняется стаканчик, постукиваешь пальцами по стеклу, чуть согнувшись, прикрываешь глаза, а потом резко выпрямляешься, чтобы ощутить яркую вспышку боли и жар, опоясывающий бедра. шрам чуть выше паха, для лучшего эффекта место должно быть наиболее чувствительным.

забираешь стаканчик, первым глотком обжигаешь язык. ненавязчиво стучишь в дверь, прежде чем ее приоткрыть.

- я могу зайти? есть небольшая проблема по вашей части.

+3

3

зима прекрасна. на холоде не так бешено распространяются вирусы и прочая зараза, лучше сохраняются трупы и дольше не подвержены разложению, при низких температурах быстрее гибнут микробы. по сути, в госпитале, как и в любом другом медицинском учреждении, можно окунуться в любое из времён года. метафорически, конечно же. весна — зарождение жизни, её беспечное начало, чем не родительное отделение? лето — отделения психиатрии и неврологии с их стрессами, депрессиями, нарушениями сна и отношением в социуме. осень олицетворяет зрелость, прикладных врачей, уделяющих внимание подверженной амортизации физической оболочке человека. и, конечно же, зима. твоё любимое. старость, увядание. больничная палата, капельницы, морг. отсутствие сердцебиения, ровная зелёная полоса, беспросветная тишина под редким потрескиванием светильников, едкий запах стерильности, олицетворяющийся в первую очередь со спиртом.

тебе одинаково комфортно как в операционной, так и в кабинете. единственное отличие в количество мельтешащих вокруг людей, которое во втором случае, соответственно, сведено до минимума. сейчас комнату наполняет приятная классическая музыка из винилового проигрывателя, повторяя раз за разом бессмертные творения чайковского. есть поверье, что безумие — это точное повторение одного и того же действия. однако, это не совсем верная и точная цитата. если обратиться к оригинальным авторам, а именно к сообществу анонимных наркоманов и их первому опубликованному труду «белая книга “анонимные наркоманы”» [1962 г.], то безумие кроется в повторении именно одних и тех же ошибок, рассчитывая на разные результаты. в подобном поведении есть действительно иррациональность, чуждая психологически здоровому человеку. но что можно классифицировать как обычное действие, а что — как абсолютно однозначную ошибку? в какой момент времени первое становится вторым? зависит это от суждения самого человека или же невозможно обойтись без диагноза, поставленного профессионалом?

поправляешь очки, указательным пальцем чуть подняв их вверх, к переносице. многостраничный труд по криминалистике, лежащий аккурат на скрещенных коленях, тяготит своим весом и мелким шрифтом — лучше сменить позу, размять затёкшие суставы и переключить освещение с холодного на тёплое. последнее, увы, сделать в кабинете невозможно, только дома, поэтому ты решаешь закрыть книгу и положить её на край стола, попутно снимая очки для чтения и, прикрыв глаза, потереть виски. наличие редких минут свободного времени действительно ценишь, поэтому посвящаешь их своему хобби, так удачно связанному с профессией.

не удивительно, что тянет в эту мрачную, пестрящую неизвестными глубину. пока ты, амон, на мелководье, не страшно.
но не смотри в бездну, кишащую хищниками. даже не думай.
ты ведь не хочешь повторения той истории?
глупый вопрос. конечно же не хочешь.

стук в дверь. формальный, ибо она открывается практически сразу, не успеваешь ответить. в проёме появляется фигура молодого человека, озябшего от погоды и нашедшего временное спасение в бумажном стаканчике с, судя по запаху, кофе. вопросительно поднимаешь правую бровь, положив очки, которые сжимал в руке, на книгу по криминалистике и медленно облокотившись спиной о высокое кожаное кресло. между вами метра три с половиной, включая письменный стол. несмотря на то, что в кабинете до этого было ощущение простора благодаря минимализму в интерьере [книжные и вещевой шкафы, два кресла напротив твоего да редкие изображения и фигуры, так или иначе связанные с хирургией], с появлением парня комната словно стала меньше. особенности юношеского максимализма и любви к гипертрофированию своих проблем.

знакомое лицо.

щуришься, сохраняя отсутствие каких-либо эмоций на лице, однако жестом указываешь на одно из кресел напротив [к тебе правое], приглашая присесть и поведать о своей небольшой проблеме. молодой человек садится. ты мажешь взглядом по его наполовину пустому стакану с тёмной жидкостью. затем снова поднимаешь на лицо. твои губы растягиваются в улыбке. ведь ты, в конце концов, врач, и твоя прямая обязанность — помогать заблудшим овцам избавиться от лишних клоков шерсти.

с такими вводными молодые люди, вроде вас, обычно обращаются к венерологам, — скрестив длинные пальцы в замок, кладёшь их на колени, предварительно сменив положение друг на друге. — чем могу быть полезен, мистер новак? — конечно, ты узнал его. звезда госпиталя, пока ещё живая легенда у твоих коллег, безотказно терзающая себя безымянными медицинскими препаратами.

весьма интересный экземпляр, учитывая факт твоего безопасного, но всё же сталкеринга ранее.

в тёмных водах бездны спит аллигатор. не двигаясь, практически не дыша, он залегает на дно до тех пор, пока не почувствует голод. который вынуждает его подняться на поверхность.

Отредактировано Amon Ratched (2021-01-10 01:33:41)

+3

4

наверное нагло с твоей стороны заходить в кабинете с кофе, ещё более нагло садиться на стул, раздвинув ноги и устанавливая стаканчик между ними. весьма шаткое положение. совсем неудобно, если посмотреть со всех сторон, от натяжения кожи шрам саднит сильнее, кофе рискует разлиться и в целом в движениях ты ограничен, но объяснения почему ты поставил свой бодрящий напиток именно сюда, а не стол, что более очевидно - нет. обычно ты сначала делаешь, а потом думаешь и то последнее не всегда следует за первым, бывает, что думать уже и не обязательно.

закидываешь одну руку за спинку стула, другую держишь на колене, переодически касаясь подушечкой пальца ободка стакана, водишь по кругу, прислушиваясь к изменению характера боли. она меняется не так кардинально, как могла бы если бы ты, например, закинул ногу на ногу, но ты чувствуешь даже малейшие колебания.

оглядываешь сначала кабинет, от него веет холодом и пустотой, но тебя это не отталкивает, завораживает скорее. странно, но ты не помнишь это место, зато помнишь человека в кожаном кресле. он мог бы быть более отталкивающим, чем обстановка его кабинета, если бы не был так тебе нужен сейчас. тем не менее, ты умело скрываешь свое нетерпение. у тебя есть время, оно тянется по неаккуратной линии шрама, щиплет и кусается заползая за пояс штанов. вы определённо уже сталкивались, но ты никогда не слышал его голоса и не видел улыбки.

врачи всегда казались тебе сухарями, за исключением психологов. эти слишком искусственные, со стандартными фразами, тестами, наводящими вопросами, методичным вкладыванием тебе в голову, что им можно доверять, они хотят помочь и это не уйдёт дальше дверей их кабинетов, похожих на декорации к спектаклю. будто ты выйдешь и сцена сменится, как только весь песок в песочных часах окажется на дне, а перевернуть значит начать все сначала. к слову, улыбка этого хирурга никак не складывается в общий пазл с кабинетом, табличкой у двери и книгой на его столе. ты прищуриваешься, чтобы прочитать название, благо стёкла очков, лежащих сверху, служат тебе лупой.

криминалистика
тихо присвистываешь

он смотрит без особого интереса, но и явного равнодушия во взгляде ты не замечаешь. ты поглощён собой, собственной болью и необходимостью быстрее разобраться с обстоятельством, мешающим тебе сделать то, за чем ты пришел, но процесс разглядывания затягивается.

- там я уже был, - тебя лишь немного удивляет, что он знает твою фамилию. статус местной знаменитости тебе льстит. - значит вы знаете зачем я здесь. я постоянен до противного, - делаешь глоток кофе, и держишь его в руке, чтобы сменить положение. сдвигаешься на один край и ставишь стакан на другой, едва касаясь его бедром. сейчас тебе все равно придется встать, чтобы показать рэтчеду [ты все таки выдернул из памяти его фамилию] свое не очень удавшееся произведение.

- у вас тут..., - на языке вертится слово "мило", то, что обычно говорят, когда сказать нечего, сомнительный комплимент. совершенно не соответсвующий действительности.

- чисто, - выдаёшь в итоге, скривившись в улыбке.

- вообщем у меня маленькая проблемка, - встаёшь, оставляя стакан на стуле с остатками кофе. подходишь ближе, но вас все ещё разделяет стол. задираешь кофту, оголяя живот, зажимаешь край подбородком и расстегиваешь ремень, ширинку, тянешь джинсы вниз, выступившая кровь размазывается по низу живота. ты не особо осторожничаешь, слегка шипишь, задевая шрам. не такой уж он и большой. как ты и сказал - маленькая проблемка.

ты не можешь нормально говорить пока держишь кофту подбородком, поэтому перехватываешь ее рукой и поднимаешь глаза на хирурга.

- не знаю какого хрена, но он не заживает. раньше все было нормально. на мне их много, так что это в порядке вещей, - показываешь на затянувшиеся шрамы на груди, какие-то проглядывают выпуклостями на татуировках, других почти не заметно. - но в этот раз что-то пошло не так, - проводишь пальцем по шраму, стирая кровать, даже не отворачиваясь, облизываешь его и вытираешь руку о штанину.

- можно это быстро исправить?

+3


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » bloody requiem


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно