внешностивакансиихочу к вамfaqправилакого спросить?вктелеграм
Джейн в очередной раз была в бешенстве. Сесть за руль в таком состоянии и настроении было огромной ошибкой, но об этом она будет думать потом... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 13°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
anthony

[telegram: kennyunicorn]
eva

[telegram: pratoria]
siri

[telegram: mashizinga]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » long time


long time

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

https://i.imgur.com/aLVIRrp.png
Deirdre Finnigan & Paul Osborn
09/01/2021

+1

2

У каждой маленькой девочки есть кумиры.
И если даже и не кумиры - какое громкое, некрасивое, страшное слово! - то уж точно те люди, которые в представлении детей похожи на самых настоящих небожителей. Дейрдре Беатрис Финниган не стала исключением. Ей пять лет, у неё две длинные косички ярко-рыжего цвета - невозможный рыжий, природный, удивительно красивый цвет - и огромные глазёнки, которые смотрят на этот мир с неподдельным интересом, лисья улыбчивая мордочка - и вечно разбитые коленки. И вроде бы с ней не должно быть никаких проблем, и её любят сёстры, и друзей у неё миллион - но всякий раз, когда Дейрдре Беатрис задумывает новую шалость, сёстры в упор не понимают, как приструнить эту девчонку.
Но смог один человек.

- Дейрдре, посмотри, кто с тобой познакомиться хочет! - сестра Елена мягко позвала к себе рыжеволосую, девочка только шмурыгнула носом, и чуть оправила платьице, про себя думая, что наверное, она сейчас выглядит мягко говоря, не лучшим образом - растрёпанная, грязные щёки, про руки и говорить нечего. Но кажется, мужчине нет до этого никакого дела - такой искренней и открытой улыбки у взрослого Дейрдре ещё не видела ни у кого. И она взяла - да и протянула мужчине камешек из обработанного бутылочного стекла - а какие ещё могут быть сокровища у пятилетнего ребёнка?
- Это вам, - Дейрдре вложила ему в руку сокровище, а потом загнула пальцы, словно говорила - он ваш, - я ещё найду.
Просто вдруг ей отчаянно, до дрожи захотелось, чтобы у этого странного человека с таким открытым, ясным и тёплым взглядом осталось что-то на память именно от неё, чтобы он её не забыл, чтобы запомнил. Странное желание? Да, возможно. Но она словно чувствовала, насколько важное место займёт Пол Осборн в её жизни - даже если на тот момент Дейрдре вообще не отдавала себе в этом отчёт.

- Дейрдре Беатрис Финниган!
- Ну началось..., - буркнула рыжеволосая, отложив в сторону ноты, лихорадочно записывая то, что она только что сыграла, и прокручивая в голове рождаюшуюся музыку снова и снова. По её собственным ощущениям это получалась практически целая опера для одного инструмента - сильное, глубоко сказочное произведение, которое она возможно, полностью исполнит лишь когда станет значительно, значительно старше... Потом снова - проиграет ещё, и снова записывает, снова...
- Дейрдре, потом доиграешь, - на пороге комнаты снова возникает сестра Елена, она улыбается, а ещё... плачет, Финниган даже перепугалась, она никогда не видела сестру Елену ТАКОЙ: - Сестра Елена, о боже, что-то случилось? - но та в ответ только замотала головой, после чего чуть мотнула головой: - Ты лучше посмотри, КТО к тебе приехал! Да не откладывай виолончель, думаю, ты сама захочешь, чтобы он услышал, как ты играешь, - и Дейрдре ничего не оставалось сделать, кроме как припустить во весь дух за сестрой Еленой, бережно держа в руках виолончель. Сестра Елена была права - она даже близко представить не могла, кто её будет ждать. Враз пересохшие губы только и смогли выдохнуть: - Пол..., - но она тут же поправилась, осекшись под строгим взглядом сестры Елены, - мистер Осборн...
Как же он изменился - вот что тогда подумала Дейрдре, во все глаза глядя на Осборна. Глаза только прежние. Хотя нет, не прежние - как музыкант, Дейрдре слишком хорошо уже давала определения и эмоциональную окраску даже мимолетным взглядам, лишь чуть-чуть ласкающих кожу, и сейчас, глядя в глаза Пола, она совершенно точно чувствовала запах пороха и дыма. А ещё - остывающей крови.

Дейрдре Финниган 26 лет - и она сегодня участвует в очередном благотворительном мероприятии - за счёт своего выступления будет помогать собирать деньги для церкви и муниципальных школ, это уже не говоря обо всех прочих профитах, вроде общения, веселого смеха и помощи с подготовкой благотворительного обеда. В конце концов, даром что ли она колготилась с шоколадным печеньем с арахисовым маслом, которое ещё бы довезти до места проведения, не говоря уже о своих инструментах, усилителях и прочей аппаратуре. Молодая женщина только раздраженно выдохнула сквозь зубы - ей ужасно не хотелось брать такси, ну вот ломало её! Ломало и корёжило, и хоть что ты делай с этим.
Но на себе она тем более всё это не довезет.

Так что делать нечего, пришлось вызывать машину - а пока та едет, стоило проверить, чтобы она совершенно точно ничего не забыла, на ходу отпивая слишком горячий кофе, и параллельно жуя бутерброд с клюквенным джемом и арахисовым маслом. Мимоходом Дейрдре бросила на себя в зеркало внимательный, цепкий взгляд - на первый взгляд ничего, ну совершенно ничего не изменилось. Да вот только изменилось, к сожалению - лисий взгляд стал чуть более жестоким и цепким, разодранные коленки исчезли в небытие и даже рыжие волосы за годы потускнели и уже не горели в ночи янтарным огнём. Однако от дальнейшего самокопания её отвлекла смс-ка на телефон, которая возвестила, что за ней приехала машина, Ди даже досадливо поморщилась - слишком быстро, она даже толком и настроиться-то не успела.

- Ладно, с Богом..., - прошептала Ди, и позвонила водителю, чтобы он помог донести до машины её аппаратуру.
Шоколадное печенье было принято с восторгом. А пока можно было настроить все инструменты на уже сооруженной наспех сцене, и в ожидании объявления её выхода для игры публике можно было погулять, пообщаться с уже собравшимися людьми, а то и выпить горячий чай с мёдом, который тут же разливали огромными черпаками в чашки, которыми были заставлены раскладные столы, и взять бутерброд с горячим сыром. Но не успела Дейрдре сделать и пары глотков, как она совершенно случайно, буквально краем глаза разглядела в толпе человека, которого она бы не забыла спустя даже миллион лет - где бы она ни находилась. Финниган только каким-то чудом не выронила чашку с чаем из рук.
- Пол...? - она даже не успела исправиться на положенное "мистер Осборн".
Но ведь и ей уже далеко не тринадцать лет, верно?

[NIC]Deirdre Finnigan[/NIC]
[STA]звуки музыки[/STA]
[AVA]https://thumbs.gfycat.com/GoodnaturedZealousGosling-small.gif[/AVA]
[LZ1]ДЕЙРДРЕ ФИННИГАН, 26 y.o.
profession: музыкант, стример и летсплейщица;
relathions: живёт искусством[/LZ1]

+2

3

- Сперва ты закидываешь удочку "Пол, будут угощения", а теперь рыбка попалась и можно так просто отказаться от поездки? - На ходу интересовался мужчина у своей коллеги о причине её увиливания от собственной же инициативы. Впрочем, если бы Осборн не знал Софию так хорошо, как позволял опыт более чем десяти лет совместной работы - у него было бы к ней гораздо больше вопросов.
- Ну...
- На тебе клеймо обманщицы. - Коим оказалась небольшая шоколадка с каким-то чудным разноцветным созданием на фантике. - И помни, что над твоими угощениями нависла серьёзная угроза: я в любой момент могу их съесть.
- Главное, чтобы я об этом не узнала.
- Любой ваш каприз, мисс...
Театральный поклон и дружный смех, с которым двое, казалось бы, взрослых людей, разошлись в разные стороны: одному нужно было заканчивать с историями болезней и выдвигаться домой, чтобы успеть собрать все вещи к завтрашней поездке, другой же требовалось проверить недельные заключения стажёров по всем рентгенам из приёмного отделения. Каждый развлекался как мог.

И теперь, ровно в шесть тридцать утра, он, Пол Осборн всей своей полувековой персоной, стоял на одной из автобусных остановок да ещё и с парой коробок в каждой руке. Пакеты с мягкими игрушками, конечно, в счёт не шли. Идея взять машину казалась уже не такой плохой, как первоначально. Впрочем, когда у него ещё будет такая замечательная, нет - уникальная возможность потолкаться субботним утром в автобусе наперевес с тяжелыми коробками, которые при этом нельзя болтать, бултыхать, буль...? Оставалось лишь сохранять бдительность, чтобы в последний момент не пропустить свой автобус. Лишь сохранять бди...
- Извините, а вы не подскажете..? Тут клиника рядом должна быть...
Пол взглянул на пожилую женщину, со сдвинутыми на кончик носа очками пытающуюся что-то узреть на экране своего новенького сенсорного телефона, - наверняка совсем недавно подаренного внуками, - опустил коробки на землю, и, на мгновение задумавшись, принялся подсказывать:
- Всё верно. Дайте-ка сориентируюсь... Ага. Вам вон туда, до магазина обуви, а дальше направо. Упрётесь прямо в не... Ох ты ж Господи! - и чуть ли не подпрыгнул, подхватывая коробки и в последний момент заскакивая в нужный ему автобус. Едва успел. И сразу же принялся махать в окно незнакомке, в легком недоумении наблюдавшей за происходящим с тротуара, в сторону, где находилась клиника. Пол всей душой надеялся, что женщине удастся, руководствуясь его подсказками, дойти до нужного пункта назначения.
Заплатив на проезд, Осборн приземлился на свободное сиденье и принялся всматриваться в местность, которую они не торопясь проезжали, от остановки до остановки: он крайне редко бывал в той части города, где сегодня проводилось благотворительное мероприятие, от посещения которого Софи как всегда отказалась в самый последний момент. Главное было не заплутать. Не сказать, что у мужчины худо обстояли дела с ориентацией в пространстве, но он таки предпочитал перебдеть и лишний раз свериться с навигатором, включенным из самого дома, чтобы точно не сбиться с запланированного маршрута.
Одна пересадка и Пол успешно прибыл на место. Вполне удобно, если не считать нечаянно оттоптанных пальцев ног и помятых уголков коробок, что на каждой кочке угрожающе покачивались, словно говоря неудачливому курьеру: "Внутри нас уже не кексы, а кексовая каша". Правда при таком раскладе дел, Пол был готов ответить за свой поступок и съесть всё самолично. Не пропадать же добру, честное слово.
Как в итоге оказалось, курьер из Осборна вышел не слишком бедовый: угощения к благотворительному обеду прибыли на место в целом и очень даже аппетитном состоянии. Мужчина с радостью передал коробки с пакетами в руки местных организаторов, удостоверился, что все остальные его "гостинцы" так же успешно поступили на их счета, а сам направился ближе к сцене. В какой-то момент в его руках магическим образом возникла программка данного мероприятия. Он даже принялся за её изучение. Однако после пункта "Вступительное слово", где также указывалось имя ведущей небольшого торжества, - как минимум для тех, ради кого они здесь сегодня все и собрались, - его окликнули и настойчиво, как будто он имел что-то против, вовлекли в беседу.
Может быть и не имел на самом деле, но за мгновение до начала разговора на его глаза попался стол с весьма соблазнительными бутербродами. Потому, только закончив с приятной беседой, мужчина неторопливо, дабы не привлекать внимание потенциальных конкурентов, стал приближаться к своей цели.
- Пол..?
Он обернулся. Или послышалось? Пробежался глазами по собравшимся на мероприятии. Похоже, и правда показалось. Он ещё раз, на всякий случай, осмотрелся, и только тогда заметил, как пара круглых глазёнок смотрела прямо на него. Он бы, наверное, и не узнал их обладательницу. Вот только рыжие волосы, курносый нос, большие круглые и одновременно с тем добрейшие глаза и необычное имя... Он поднял руку, приветствуя некогда маленькую девочку из церковного приюта. И далекого прошлого, в которое Пол уже так давно не заглядывал.
- Дейрдре. Дейрдре Финниган! - ему должно было быть совестно за то, что сразу не узнал девушку, но тому имелось объяснение: она выросла в невероятную красавицу, затмевающую взгляд. Однако до сих пор напоминала лисичку: такая же рыжая, юркая, активная, жизнерадостная - Как выросла, а! - он по-хозяйски взял её за плечи, рассматривая и, чего греха таить, искренне любуясь, - Это же сколько лет прошло... - и задумался, подняв глаза и заведя мысленный счёт, - Двенадцать? Тринадцать? Как же быстро летит время. Прекрасный утёнок обернулся ещё более прекрасным лебедем.

+2

4

Узнал. Он её узнал.
Дерйдре не сдержала радостной, широченной улыбки, отставив свой чай куда-то в сторону - да и так ли это важно на самом деле, куда она его там поставит? - и крепко обняла мужчину за шею - лишь слегка утыкаясь носом куда-то ему в плечо. Сколько бы ей лет ни было, какой бы взрослой она ни была, чего бы уже ни добилась - но когда прошлое столь легко и нежно вновь напоминает о себе - а также напоминает о том, как много значат те или иные люди, она снова становится той Дейрдре Финниган - юной и ещё такой неиспорченной девчонкой, у которой на самом деле словно вся жизнь ещё впереди. И этот запах, по которому она так соскучилась - горький апельсин, полынь и книги, и серьга со смайликом - как ей его не хватало, сложно даже выразить по-человечески.

- Тринадцать, мистер Осборн, - она чуть прищурилась, лукаво поглядывая на Пола из-под полуопущенных ресниц, - может, не зря меня сёстры ведьмой иногда считали, как думаешь? Дейрдре раздирало желание назадавать Полу просто тысячи и тысячи вопросов, но на него нельзя было вот так просто брать и нападать, сейчас было даже непонятно, кому из них сейчас было страннее и непонятнее от всего происходящего вокруг. К тому же на Осборна нельзя было давить, в конце концов захочет если - то значит сам расскажет, а нет - так нет. Финниган наконец-то отпустила его, при этом на её лице отразилось видимое сожаление, и она улыбнулась: - Знаешь... я скучала, - просто фраза, для кого-то - всего лишь сухая констатация факта, но в исполнении Дейрдре она была наполнена чувством, эмоциями, нежностью, теплом... всем тем, что она мечтала дарить Полу все эти годы - и чего она не могла ему подарить по одной-единственной причине: его не было рядом.

- Мне, правда, иногда до сих пор кажется, что в этом самом лебеде только 20 процентов от благородных родичей, а все остальные 80 - всё от того же утёнка, - по-доброму усмехнулась рыжая, - разве что кража яблок и беготня по крышам ушла в небытие. Классное всё же было время, - тут она словно бы опомнилась, и протянула Полу чашку с чаем: - Ты бы хоть иногда затыкал меня! Держи, а то вон, пальцы уже дрожат, - тут она бросила короткий, но красноречивый взгляд на импровизированную сцену, и широко улыбнулась, - да, ты же главного-то так и не знаешь до сих пор! Девочка выросла, да, но вырос и её музыкальный талант. Я планирую сыграть несколько композиций, какие-то ты знаешь по саундтрекам к фильмам, какие-то написала я сама. Ужасно надеюсь, что тебе понравится, твоё одобрение даже сейчас является для меня самым важным, - добавила Финниган уже гораздо тише, после чего сама отхлебнула как следует чая. А ведь правда, даже спустя столько лет именно его реакция, именно его одобрение - или неодобрение не дай бог - её главное мерило, пусть даже она сама прекрасно знает, что в первую очередь самый главный и самый страшный судья для любого Творца - это ты сам.

- Финниган? Вот ты где! - и Ди, скорчив Полу мега-извиняющуюся рожицу, отошла к одному из организаторов - ей пора было уже переодеваться, и начинать готовиться к выступлению, зря она, в конце концов, даже костюмы с собой приволокла, в которых она будет играть и танцевать на сцене. Так, для перевоплощения в Дженни из Фореста Гампа следовало немного пожертвовать теплом, и переодеться в нечто под названием вроде "хиппи-шик", слава богу, что с причёской можно было особенно не мудрить, достаточно было только чуть взъерошить распущенные волосы, добавить пару искусственных мелких косичек и плетёный из бисера обруч - и готово, уже красотка. А к этому всему - ковбойские сапоги, льняное былое платье с бахромой, ремень и пёструю ковбойскую куртку - и вот уже и готов первый образ, в котором тот же Пол её совершенно точно не узнает.

Ещё бы, ведь он, скорее всего, даже не подозревал, насколько сильно преданным творчеству и искусству была его Финниган - которая даже образы под свои выступления составляла, это уже не говоря обо всём прочем. Она неглубоко вздохнула, чуть потерев шею, и ожидая за импровизированной ширмой, да наспех собранным навесом, где можно было переодеваться, и не переобуваться стоя на голой земле, когда объявят её первый выход. У неё была запланирована пусть и не самая большая - но весьма насыщенная музыкальная программа, и она должна была показать себя, что называется, во всей красе - и сыграть так же, чтобы люди отдавали на нужды нуждающимся чуть больше, чем они планировали изначально.

Кажется, с костюмом она, по крайней мере, не прогадала. Ну а то, что после этого выступления Пол зальёт в неё несколько галлонов чая - ну что теперь сделаешь, в конце концов, не самая большая трагедия? Между тем Финниган тронула струны смычком, полностью переключаясь на настроение одного из своих самых любимых фильмов - светлых, искренних и удивительно человечных, что очень роднилось с музыкой, которую она чаще всего привыкла исполнять, если разумеется не брать каверы к фильмам или играм, взять хотя бы тот же кавер к "Киберпанку", над которым она сейчас работала. Но в период праздников она обязана играть то, что точно будет понято, принято и оценено всеми без исключения, потом ей ведь самой нравится эта музыка, разве нет?
Финниган невольно нашла глазами Осборна.
Скрипка вторила её словам в такт, которые она сказала там - у стола с чаем и бутербродами, сказанными куда-то в куртку - Знаешь, я скучала. Сильнее, чем он, скорее всего, даже мог себе это представить.

[NIC]Deirdre Finnigan[/NIC]
[STA]звуки музыки[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/u15i6FY.png[/AVA]
[LZ1]ДЕЙРДРЕ ФИННИГАН, 26 y.o.
profession: музыкант, стример и летсплейщица;
relathions: живёт искусством[/LZ1]

+2

5

Кажется, Пол из раза в раз, как несмышлёный ребёнок наступал на одни и те же грабли: забывал, что детям свойственно вырастать. И вот, снова открыв для себя такую пустяковую, казалось бы, истину, он во все глаза смотрел на этого "ребёнка", который - вот не задача, - уже был юной женщиной. И когда только успевают..! Расти, вытягиваться, умнеть, увеличивать волочащийся за спиной багаж прошлого, обзаводиться жизненным опытом и такими же жизненными проблемами. Иначе говоря: становиться взрослыми.
- А я как по тебе скучал! Только... Ну нет... Это не дело... - Пол поцокал языком, покачал головой да театрально поджал губы, предавая своему взгляду всю тяжесть образа какого-нибудь, литературного аль кулинарного, критика. - Дейрдре... - серьёзно начал он, - где косички? - с наигранной претензией задал Осборн вопрос. Ведь совсем недавно Дейрдре была маленькой рыжей девочкой с парой разбитых коленок. Пол отлично помнил две маленькие ножки, которые в практически каждый своё приезд помогал перевязывать, обрабатывать, забинтовывать - наводить белоснежную красоту на месте кровавых ранок. А ещё косички. Рыжие косички, за которые он в каждую их встречу легонько шутливо, но как никогда осторожно дёргал девочку, предавая и им, и ей исключительную важность. Просто потому, что ну как тут устоишь! А сейчас и косичек не было, чтобы по старой памяти их легонько подёргать, а даже если бы были, то Полу не пришлось бы даже приседать для этого: за пройденные года некогда крохотное создание почти догнало его в росте.
- Мне, правда, иногда до сих пор кажется, что в этом самом лебеде только 20 процентов от благородных родичей, а все остальные 80 - всё от того же утёнка.
Пол улыбнулся девочке:
- Так гордиться же надо! - не каждому становиться гордой белокрылой птицей. Да и к тому же... - Открою тебе секрет: утята мне всегда нравились больше. Да и кому нужна эта процентность? Главное, что в голове, - Пол коснулся пальцем лба рыжеволосой, - И на сердце, - посчитав уже несколько неуместным указание месторасположение вышеупомянутого, донельзя важного органа, в которой можно было сокрыть всю человеческую уникальность: от искренней теплоты, любви и дружбы до пропитавшего миокард чувства зависти, корысти, неконтролируемого гнева. Потому он лишь чуть наклонил голову, любуясь Дейрдре - пусть взрослой, но всё такой же, как в детстве. - А ты всегда была умницей.
Пол с благодарностью принял от девочки... а вернее, уже от девушки чашку чая, которая тут же принялась за исполнение своей не основной, второстепенной миссии, а именно, стала греть Полу руки. Он и заметить не успел, как начал медленно, но верно замерзать. И как итог: замерз до такой степени, что тёплая керамика сначала обожгла кожу и только через какое-то время начала приятно согревать кровь в капиллярах.
- Ох, правда? Страшно представить, что я мог пропустить твоё выступление, - искренне признался мужчина. - Ничего себе. Увижу сегодня, как играет моя Дейрдре, - не без гордости за свою воспитанницу произнёс Пол, тепло улыбаясь.
И увидеть ему, как оказалось, предстояло совсем скоро. Дейрдре окликнули, Пол поджал уголки губ и махом свободной руки показал, что она может спокойно идти готовиться к выступлению. Ей не о чем волноваться: он будет стоять прямо на этом месте и глядеть только на сцену. Правда, стоило Дейрдре уйти, как Пол позволил себе небольшую вольность (ведь, в конце концов, некому его ловить на месте преступления), и немного прошёлся, попивая пока ещё горячий чай. Однако стоило ведущей объявить на сцене Дейрдре Финниган, как все правила, ровно как и идеи по их нарушению, напрочь покинули голову Пола, а мужчина повернулся к сцене, встречая на ней свою гордость, свою уже совсем взрослую и такую красивую Дейрдре.
Стоило ей начать играть, как мужчина забыл про чай, опустив чашку, забыл обо всём на свете, наслаждаясь тем, как легко и плавно лилась музыка из-под ловких, но нежных, элегантных движений смычка в руках девушки. Её пальцы бегали по грифу, то замирая на ноте, что словно переживалась самой Дейрдре: Пол видел это по выражению её лица, по движениям живущего песней тела, - то снова пускаясь дальше. Выше, ниже, вместе с волнами чарующей мелодии, что проникла в самое сердце, гипнотизируя, завлекая. Пол и сам любил музыку, сам играл. И сходу мог отличить хорошую музыку. И что же, дамы и господа, это была она.

+2

6

Но что бы это был за рождественско-праздничный концерт, без самых рождественских да новогодних композиций?
И сейчас нужно было подготовиться к едва ли не самой волшебной композиции - "Гимну колоколов", просто переложенную на скрипку. Костюмеры моментально стали её переодевать, а на сцене уже вырастал импровизированный лес из рождественских елей, украшенных затейливо мерцающими огоньками, и укрытыми искусcтвенным снегом. Поставили даже задний фон из чернильно-синей ткани с мерцающими точками, которые словно воспроизводили собой звёздное небо. По рыжым волосам прошлись руки стилиста, которые тут же сняли весь хипперский шик, чуть взлохматив волосы, а следом заплетя свободный хвост, и чуть-чуть нанеся серебристой пыли на волосы.
Настоящая рождественская фея, не иначе.

Она осторожно сняла ковбойские сапоги, и присела, потянувшись к танцевальным туфлям, чуть поиграв ступнями, разминая их, после оглядела подтанцовку. Но теперь стоило поменять и скрипку - в этой композиции было больше искусственных звуков, и под неё стоило взять один из её последних инструментов, который она ухватила, можно сказать, по чистой случайности на Амазоне. Костюмер только восхищенно зацокала языком.
- Этот твой... друг, или кто он там тебе, хоть раз видел тебя в чём-то подобном? - Дейрдре в ответ только хитро улыбнулась, после чего покачала головой: - Нет, никогда. Мои приютские платьица, вечно в чём-то перепачканные, а кое-где и вовсе разодранные и рядом с этим не стояли, - и она осторожно провела рукой по шелестящей, свободной юбке, которая была податлива, словно вода, и легка, словно дуновение ветра. Минус у этого платья был только один, правда, весьма весомый - несмотря на длинные рукава, оно было до того лёгким, что совершенно не защищало от холода. Но оступить, тем более, когда были проделаны такие приготовления? Нет, ни за что. Финниган посмотрела на знакомую.
- Давай им знак, пусть зажигают фонарики на деревьях.
И вышла, подхваченная то ли ветром, то ли музыкой, то ли ароматом елей и мандаринов, а ещё того самого чая с мёдом.

Да уж, ради таких взглядов со стороны публики точно стоило выйти в таком платье, это если даже не брать в расчёт музыку.
Вот только Финниган ещё и играла, играла и танцевала, вовлекая буквально всех присутствующих в эту крохотную музыкальную сказку, рассказывая её музыкой и взглядами, и она не прекращала улыбаться, улыбаться искренне и открыто, смело и решительно, как умела только она одна. В приюте её часто за это наказывали, говорили, что она совсем не похожа на приютскую девочку, что столько свободолюбия, независимости и решительности в приютской быть не может, и что кровь её порой способна завести туда, что потом она может даже сама об этом жалеть. Вот только Дейрдре Финниган не жалела и не сомневалась, она просто брала и делала, без оглядки на чужое мнение. Может быть именно поэтому её музыка оказывала такое влияние на окружающих, просто потому, что Дейрдре Финниган умела слышать и слушать других.

Было правда ещё одно - она хотела поставить эту песню - слава богу, что она её даже записала на YouTube - и чтобы Пол Осборн с ней станцевал. Может быть, даже этим же вечером, когда уже все разойдутся, и только фонарики будут гореть на деревьях, а кое-где, возможно, даже останется ещё искусственный снег, который будет падать на них, когда она предложит ему самый фантастический и самый прекрасный вальс на свете. Его не было рядом на её школьно-приютском выпускном, не было на выпускном в университете, пусть теперь наверстывает! Кто ему вообще сказал, что он может легко отделаться?

Вот именно.

Перед перерывом между её исполнениями оставалась ещё одна композиция - и на ней Дейрдре захотелось сделать совершенно особенный акцент. Она тепло улыбнулась собравшимся: - Привет, народ. Скажите, из тех, кто сегодня пришёл, все знают песню Леонарда Коэна Hallelujah? Лес рук, как часто говорят в таких случаях. Финниган только кивнула: - Тогда за вами - песня, за мной - музыкальное сопровождение. И прошу никого не стесняться, мы тут все свои, и никто никого оценивать не будет, - и очень скоро она полностью растворилась в музыке, понимая, что люди вовсю поют, в кронах деревьев мерцают огоньки и фонарики, а по лицу текут слёзы - светлые, радостные, но от того не менее обжигающие на холоде.

Но она так увлеклась, что даже не замечала колкого и обжигающего холода, и только после окончания игры, и уйдя за импровизированные кулисы поняла, как же сильно она замерзла. Выручили девчонки-костюмеры, мигом укутавшие её в огромный пуховик, а ещё - в высоченные сапоги чуть ли не до колена. С её платьем, конечно, видок получился тот ещё, но Дейрдре только благодарно улыбнулась, и кутаясь в пуховик, вышла обратно к людям, снова протискиваясь к тому самому столу с горячим чаем - пожалуй, она и впрямь не откажется от пары-тройки лишних галлонов вовнутрь. Когда же Финниган разглядела Пола, она и вовсе стала самой счастливой: - Я уже начала переживать, где ты. Сейчас небольшой перерыв, потом обратно на сцену, - она чуть погладила Осборна по щеке кончиками пальцев - как же мне тебя не хватало.
В конце концов, когда как не сейчас? А то, что она сейчас позволила себе такую небольшую вольность... да разве же он её за это наругает? Просто чуть погладила щёку, можно сказать, она даже практически не дотронулась до него, так... лишь сделала намёк.

[NIC]Deirdre Finnigan[/NIC]
[STA]звуки музыки[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/u15i6FY.png[/AVA]
[LZ1]ДЕЙРДРЕ ФИННИГАН, 26 y.o.
profession: музыкант, стример и летсплейщица;
relathions: живёт искусством[/LZ1]

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » long time


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно