внешностивакансиихочу к вамfaqправилакого спросить?вктелеграм
Джейн в очередной раз была в бешенстве. Сесть за руль в таком состоянии и настроении было огромной ошибкой, но об этом она будет думать потом... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 13°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
anthony

[telegram: kennyunicorn]
eva

[telegram: pratoria]
siri

[telegram: mashizinga]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



i bet

Сообщений 1 страница 20 из 38

1

https://i.imgur.com/dBLTYIR.png

healer & devil
пункт 1: найти
пункт 2: поспорить
пункт 3: проиграть

коды
Код:
[NIC]Sagara[/*NIC][AVA]https://i.imgur.com/Qx6D4d6.jpg[/*AVA][STA]curing death[/*STA][LZ1]САЙГИРА "СОЙКА", 1200 [sup]y.o.[/sup]
[b]profession:[/b] лекарь[/*LZ1][SGN][b][/b][/*SGN]
Код:
[*NIC]Adriarh[/NIC][*AVA]https://i.imgur.com/VAmTelN.png[/AVA][*LZ1]АДРИАРХ, 820 [sup]y.o.[/sup]
[b]profession:[/b] друид[/LZ1][*SGN][b][/b][/SGN]
Код:
[*LZ1]ОЛЬХАРИУС, 980 [sup]y.o.[/sup]
[b]profession:[/b] друг[/LZ1][*AVA]https://i.imgur.com/dnam6Es.jpg[/AVA][*NIC]Olcharius[/NIC][*SGN][align=center][/align][/SGN]
Код:
[*LZ1]ТИРАНИЙ, 00+ [sup]y.o.[/sup]
[b]profession:[/b] преподаватель Шархада[/LZ1][*AVA]https://i.imgur.com/FJKB1Mr.jpg[/AVA][*NIC]Tiraniy[/NIC]

[NIC]Adriarh[/NIC][AVA]https://i.imgur.com/VAmTelN.png[/AVA][LZ1]АДРИАРХ, 820 y.o.
profession: друид[/LZ1][SGN][/SGN]

Отредактировано Paul Osborn (Вчера 23:46:47)

+1

2

Беглый взгляд, во время которого глаза, скользя по телу, хватаются за яркие "очаги".
- Тише, - снова и снова повторяется женский убаюкивающий тихий голос, когда аршхан на койке начинает шевелиться, шипеть от боли или постанывать, - тише...
Тонкие пальцы ложатся на тело, внутри которого таится свечение, видимое только её глазам, и замирают. Женские глаза закрываются и всё её сознание переносится по пальцам вглубь тела раненого, где по клеточкам, по мельчайшим частицам она восстанавливает дюйм за дюймом изорванные ткани, собирает по кусочкам изломанные кости, каждым своим действием уменьшая свечение, сводя его до слабого едва заметного мерцания, которое со временем и вовсе исчезнет.
- Сайгара, - зовёт её голос и женские глаза приоткрываются, вопросительно глядят на лицо аршхана, сияющее утомлённой улыбкой, - Ты опять меня вытащила.
На лице женщины промелькнуло раздражение. Она отвернулась, не разделяя радости раненого. Отняла от тела мужчины руки.
- Хорошо, что ты у нас есть, - продолжал аршхан, - Всем всегда поможешь.
- Не всегда, - резковато заметила Сайгара, не оборачиваясь. - И уж точно не всем. Я не стала бы спасать тех, кто это с тобой сделал.
- Это ты сейчас так говоришь. В реальной обстановке...
- В реальной обстановке меня, скорее всего, ждал бы выбор, - резковато начала Сайгара и, подхватив баночку с мазью, стала накладывать её на раны, которым ещё только предстояло зажить, - И я не стала бы спасать того, кто использует свою силу против своих же. То, что ты лекарь, накладывает на тебя особую ответственность. Пойми, сама я не имею большой боевой разрушительной силы. Но я могу спасти того, кто имеет. Могу выходить аршхана, который окажется предателем и повернёт ход войны против нас. Могу помочь из жалости врагу, который вместо благодарности унесёт с собой сотни жизней наших. Я несу ответственность за тех, кого лечу. Просто потому, что даю ещё один шанс что-то сделать.
- За меня ты можешь быть спокойна.
Сойка улыбнулась и, наклонившись к аршхану, коснулась лба мальчишки губами, так и не озвучив, что за него, за его жизнь, она волнуется гораздо больше, чем за кого-либо другого.

Последние приготовления были завершены. Аршханка сложила в сумку только самое необходимое, решив, что обо всём остальном позаботится на месте. Коротко попрощалась с аршханами, которые стали ей родными, и отправилась в путь. Не слишком длинный из-за удобно расположенных туннелей в пространстве. Но всё же.
Город Роктельнин был расположен почти у самой границы, что подверглась очередному нападению, но находился на безопасном отдалении, что делало его отличным местом сбора. Именно туда и прибыла аршханка, уже непосредственно из города двинувшись к военному лагерю. Дело ей нашлось почти сразу же. Вещи были торопливо отложены, а сама Сайгара отправилась исполнять свою роль, как лекаря. Отправилась ставить на ноги тех, кто мог защитить её страну: бегло осматривала раны, подключая к осмотру душу, и тут же принималась за лечение, чётко видя повреждённые органы, ткани, сломанные кости, разорванные сосуды. Видя картину в её полном масштабе, предельно ясно и точно.
- ...не помочь, тут нужен Адриарх.
Взгляд быстро метнулся к двум лекарям, что стояли над молодым аршханом.
- Я справлюсь, - сухо бросила она.
Если возражения и были, то Сайгара их уже не слышала: своим взглядом осмотрела тело, тут же выявив несколько мест, которые требовали скорейшего вмешательства, обнаружила следы духовных повреждений, и всё это с серьёзными физическими ранениями. Мысленный план был построен очень быстро, а руки нависли над наиболее тяжёлыми ранами. Полное сосредоточение разума и лечение началось...

- Как тебя зовут?
- "Тут нужен Адриарх". Достаточно так позвать и я приду, - растянув губы в улыбке произнесла женщина.
Аршхан смущённо откашлялся в кулак.
- Хорошо, что ты помогла. Адриарх, конечно, не далеко, но могли и не успеть.
Взгляд Сайгары наполнился интересом. Она посмотрела на аршхана:
- Адриарх здесь?
- Да, а ты его ищешь? Тогда... думаю, у тебя с этим не будет проблем. Я слышал, что он не так давно был в северном лагере.
Искала ли она его? Об Адриархе, должно быть, наслышан каждый аршхан. Друид, коему не было равному в медицинском деле. Сайгара тоже слышала о нём очень много, но при этом думала о нём с чуть меньшим восторгом, чем другие. Она тоже была превосходным лекарем, могла быстро и безошибочно определить причину болезни, и без особых трудностей её же и вылечить. Она была слишком долго в этом деле, чтобы считать себя новичком или среднячком. Так отчего бы не попытаться? Показать своё мастерство тому, кого считают гением этой отрасли? Побороться с достойным соперником в деле, которому Сайгара посвятила свою жизнь.
- Да, ищу, - её улыбка смягчилась, но при этом набралась загадочности.

[NIC]Sagara[/NIC][AVA]https://i.imgur.com/Qx6D4d6.jpg[/AVA][STA]curing death[/STA][LZ1]САЙГАРА "СОЙКА", 1200 y.o.
profession: лекарь[/LZ1][SGN][/SGN]

Отредактировано Emias Kalman (2020-12-21 10:20:53)

+1

3

- Адриарх, тут... - Встревоженный голос рослого аршхана, склонившегося над своим товарищем, в груди которого зияла огромная дыра от, кажется, столкновения с мощной барьерный ловушкой, заставил веко сначала дернуться, а после - лениво приподняться. Обращённый в сторону паники глаз без особого интереса изучил обстановку и вновь скрылся под выражением лёгкой дремоты.
- Источник кровотечения, Мигул?
- Уже сделал, но... Адриарх, он уходит! Душа начала рассеиваться...
- Почему она начала рассеиваться? - В протяжном зевке поинтересовался друид, меняя положение ног: за несколько час восседания на категорически неудобном табурете те начала постепенно затекать.
Мигул несколько секунд ждал с ответом, наверняка решая, что сделать быстрее: прибить Адриарха или дождаться от него хоть какой-нибудь помощи. Как и всегда, ответ был очевиден. И аршхан принялся в очередной раз доказывать прекрасное знание теории, касающейся лекарского дела.
- Потому что не может полноценно вернуться в тело.
- Почему она не может этого сделать?
- Потому что тело не жизнеспособно.
- Именно. Выдохни и подумай. Кровотечение остановлено. Сердечно-сосудистой системе ничего не может препятствовать, кроме..?
- Где-то разомкнулась нервная сеть! - Вдруг вскрикнул с восторгом от найденного, - практически самостоятельно, - ответа Мигул и принялся выискивать разрыв нервных волокон в теле раненного, жизнь которого всё ещё не находилась в смертельной опасности только благодаря удачному стечению обстоятельств.
Адриарх мог не открывать глаз, чтобы по довольному пыхтению аршхана понять, что и у самого лекаря, и у его подопечного дела шли на поправку.
Здесь, в лечебном шатре северного лагеря под Роктельнином всякий лекарь мог похвастаться превосходными, просто-таки безупречными знаниями о строении тела и душевных особенностях. Даже если кто-то отставал - за четыре месяца нахождения под руководством друида у каждого был не столько шанс, сколько необходимость выучить всё на зубок. Того нельзя было назвать требовательным преподавателем, но под его началом нужно было знать абсолютно всё, до мельчайших подробностей по одной единственной, донельзя банальной причине: лишь в исключительных случаях он брал дело в свои руки и что-то показывал, всё остальное возлагая на совесть молодых лекарей, большая часть из которых в принципе впервые в жизни столкнулась с таким явлением, как война. Беспощадная война, порой в буквальном смысле разрывающая на части и заставляющая лицезреть беспросветную безнадежность в каждом поступающем к ним раненном. Однако отсутствие шансов проявлялось только среди тех, за кого Адриарх брался лично. Если он допускал к работе подопечных - значит, хотя бы один единственный, пусть даже самый крошечный, но шанс был. Тот самый шанс, за который рядовые лекари чуть ли зубами не отрывали от своих друзей смерть.
- Ч... Что-то не так, Адриарх. - Вновь послышался дрожащий усталостью голос Мигула. Уже больше суток он пытался вытащить раненного, поддерживал за счёт своей собственной силы работу его внутренних органов, латал как физические, так и душевные повреждения, но нанесённый врагами физический ущерб это всё никак не компенсировало. - Я нашёл разрыв и восстановил целостность ткани, но...
Адриарх набрал полную грудь воздуха, привычно пропитанного кровью, начинающимися процессами разложения и умирающими душами. Всё, как он любил.
В это время по дальней ножке койки, на которой находилось уже больше тело, нежели представитель какой-либо расы, с пола поднялся вьющийся росток, спрятавшись в сальных волосах раненного, и пробрался к самой шее.
Прошло буквально несколько секунд. Друид выдохнул, после чего не только открыл глаза, но и поднялся на ноги. Покрутил головой, разминая затекшие позвонки, и в несколько шагов оказался напротив Мигула: худой знак. Однако Адриарх не брался за поиск пропущенной лекарем проблемы или допущенной им же ошибки, он смотрел на аршхана и по-прежнему ждал от него действий.
С минуту в лекарском шатре царила могильная тишина.
- Неужели ни одной мысли? - Совершенно спокойно поинтересовался друид, краем глаза замечая в своей обители появление двух посторонних лиц.
- Адриарх, тут... - Послышалось со спины, но Адриарх лишь поднял руку вверх, дав понять, что в настоящий момент последнее, что им стоит делать, это мешать процессу. Не зря же он соизволил подняться с табурета и стать его неотъемлемой частью.
- Давай, Мигул, думай.
- Я... Эм... Я не знаю! Костная система повреждена, но это не может мешать восстановлению связи с душой. Я восстановил всё, но...
- Но..?
- Но, видимо, не всё. - Пробубнил Мигул, видимо, прощаясь с последней надеждой на спасение раненного.
- Именно. - Воодушевленно ответил друид. - Видишь, с тобой отнюдь не всё так безнадежно, как ты сам считаешь. - Кажется, аршхана это нисколько не приободрило, но Адриарх не уделил тому ни капли внимания. - У тебя осталось не так много времени, ведь в момента смерти прошло сколько..?
- Больше суток.
- А это значит, что если ты всё ещё хочешь спасти этому бедолаге жизнь, то нам стоит поторопиться, правда?
- Правда...
- Тогда заряди его молнией. - Предложил друид с таким выражением, словно говорил о чем-то обыденном, как, к примеру, говорят о принятии ванн.
- Ч...чего?
- Ты ещё не можешь воссоздавать заряд?
- Могу, но... Это же его убьёт!
- Мигул. Родной мой. - Адриарх улыбнулся, не открывая рта. - Могу открыть тебе секрет. Он уже мёртв.
- Но...
- Ещё пара твоих "но" и я поставлю тебя на ближайшие сутки на распределение трупов. Как раз с этого и начнёшь, м?
Мигул отнял взгляд от раненного, находящегося под его ответственностью, и с сомнением посмотрел на своего начальника. Друид же, в свою очередь, не сомневался: в настоящий момент его считали самым настоящим сумасшедшим, но буквально через несколько секунд всё обязательно изменится. И Мигул, словно оставив решение на совесть Адриарха, создал в ладони электрический разряд и вогнал его в мёртвое тело. Мгновение и в глазах аршхана застыл ужас.
- Не поднимается выше второго шейного позвонка...
- Вот тебе и ответ. Давай, работай. У тебя есть ещё время, чтобы дать ему шанс, - и он мельком бросил взгляд на раненного, - понянчить внуков.
- Правнуков. - Прошептал Мигул, переворачивая своего товарища на бок. - Скоро должен будет родиться второй.
- Ммм, - задорно-заговорщически протянул друид, - а малец зря время не терял. Одобряю.
- Адриарх. - Вновь послышался откуда-то сзади голос. И Адриарх, совершенно забыв о явившихся несколькими минутами ранее, обернулся.
- С чем же не можете справиться вы, Господа? - И только полностью развернувшись и увидев пришедших по его душу понял, что несколько поторопился. С такими гостями разговор начинать нужно было совсем иначе. - Впрочем, это не так уж важно. - Товарищ Мигула зря времени не тратил, тогда почему его должен был расходовать Адриарх? - Чем могу помочь тебе, Цайхир, и твоей прекрасной спутнице? Только не огорчай меня и не говори, что ты в кои то веки нашел время жениться.

[NIC]Adriarh[/NIC][AVA]https://i.imgur.com/VAmTelN.png[/AVA][LZ1]АДРИАРХ, 820 y.o.
profession: друид[/LZ1][SGN][/SGN]

+1

4

Ей повезло, что лекари знали, где находится Адриарх в данный момент. Нельзя сказать, что самостоятельно она не справилась бы и не нашла нужное место. Но следуя указаниям аршханов, она могла позволить себе, следуя по дороге, расслабиться и просто задуматься. Ей предстояла встреча с Адриархом. Она знала о нём не слишком много, чтобы заранее составить полноценный портрет этого друида. Пожалуй, его раса была основной описательной чертой лекаря. Друид, что спасает аршханов. Ей доводилось слышать какие-то истории чудесных спасений, но их достоверность Сайгара ставила под сомнение: кто знает, сколько раз поменялось их содержание, пока они передавались из уст в уста. И теперь ей выпал шанс лично понаблюдать за работой Адриарха, а возможно - пообщаться. При условии, конечно, что он не слишком занят. Отрывать лекаря от работы это было последнее, чего она хотела.
Северный лагерь удалось обнаружить быстро. А вот сориентироваться в нём оказалось более сложной задачей. Наблюдая за мечущимися туда-сюда аршханами, Сайгара даже растерялась, когда обнаружила знакомую накидку лекаря.
- Господин лекарь, - окликнула его Сойка, приближаясь к нему, - Может, вы подскажете? Я ищу Адриарха.
- Адриарха? - переспросил тот, бегло оглядев саму аршханку, - Вас проводить к нему?
- Это то, что нужно.
Она последовала за лекарем, попутно размышляя о грядущей встрече. Было бы полезно узнать о друиде побольше до непосредственного знакомства с ним. И, похоже, у Сойки была отличная на то возможность:
- Верно, интересно работать с ним в одной команде? - предположила она.
- Интересно, да, - странным тоном с ухмылкой подтвердил лекарь. - Но мы не работаем в команде в общепринятом смысле.
- Как же вы работаете?
- Можно сказать, что он... взял на себя роль руководителя. Шефствует над другими лекарями.
- Это правильно, - согласилась Сойка. - Он опытнее, больше знает. Здесь наверняка много молодых лекарей. Им полезно иметь такой опыт: смотреть, как работает он, брать пример.
- Шефство другого рода, - аккуратно поправил аршхан. - Он работает только с тяжёлыми случаями. Остальные - оставляет молодым и контролирует их.
Сайгара удивлённо приподняла брови:
- Ему не по статусу лечить обычные раны? Как интересно...
Аршхан промолчал. Зато через некоторое время тихо подсказал Сойке:
- Пришли, - и сделал шаг вперёд, обращаясь уже непосредственно к друиду. - Адриарх, тут...
Даже если бы она пришла одна, то без проблем определила бы Адриарха. И дело было не только в отличном от других телосложении и цвете кожи. Он держался иначе. У него не было страха перед происходящим, не было волнения. Он играл в игру, в которой определил победную стратегию уже очень давно и то читалось в его движениях, слышалось в речи, мелькало во взгляде.
- Похоже, тяжёлый случай, - тихо, с лукавой улыбкой, произнесла Сойка, обращаясь к своему сопровождающему. А сама скрестила руки на груди и стала ждать, наблюдая.
Но она ошиблась. Случай оказался всё же не достаточно тяжёлым, чтобы друид вступил в бой сам. Он руководил. Причём косвенно. Давая не прямые подсказки, а наводки. Словно чужая жизнь могла подождать пару лишних минут, превращаясь из чего-то возвышенного в счётчик до конца возможности ответить... Сайгара понимала ценность таких уроков для Мигула. Она почти видела, как слова Адриарха, подкреплённые собственными переживаниями, бушующим потоком мыслей, оттискиваются в мозгу, становясь той истиной, которую Мигул без труда вспомнит даже теряя связь с реальностью. Метод хороший. Но позиция, которую занимал Адриарх казалась аршханке отвратительной.
И вот, удостоверившись в том, что его подопечный закончит всё самостоятельно, друид обернулся к ним.
- Чем могу помочь тебе, Цайхир, и твоей прекрасной спутнице? Только не огорчай меня и не говори, что ты в кои то веки нашел время жениться.
- Разве перспектива женитьбы так плоха, что она вас огорчает? - опередила замешкавшегося лекаря Сайгара, глядя на хвалёного друида со своей обаятельной улыбкой, не лишённой хитринки, - Цайхир меня очень выручил, показав дорогу к вам. Однако не в моей привычке благодарить, предлагая свою руку.
И всё же, Сойка повернулась к Цайхиру и взглядом, кивком головы поблагодарила его за помощь. Он и правда её выручил.
А после вернулась к разговору с Адриархом, взглянув на него и смешливо, и серьёзно одновременно. Ей было интересно. Очень интересно.
- Правда, я не хотела бы вас отвлекать своим присутствием от работы, - Сайгара, ожидая реакции друида, взглядом указала на раненого, что неподвижным телом ждал, когда до него дойдёт очередь. Она помнила разговор с Цайхиром, но ей было любопытно получить ответ и от самого Адриарха.
- Меня зовут Сайгара. Но можно просто Сойка. Мне ни раз доводилось слышать о вас, как о искусном лекаре. Я пришла, чтобы посмотреть ваше мастерство. И показать своё, - она выдержала паузу и лукаво сверкнула глазами, - Если вы мне не откажете. 
[NIC]Sagara[/NIC][AVA]https://i.imgur.com/Qx6D4d6.jpg[/AVA][STA]curing death[/STA][LZ1]САЙГАРА "СОЙКА", 1200 y.o.
profession: лекарь[/LZ1][SGN][/SGN]

Отредактировано Emias Kalman (2020-12-21 10:21:35)

+1

5

- Когда в ней присутствует Цайхир и...вы? - Прекрасная женщина с пышными темными ресницами, что обрамляли собой и утонченно подчеркивали красоту крупных, но достаточно светлых для аршханов глаз. Волнистые волосы цвета старой, промокшей под утренним дождем золы плавно стекали к самым плечам, выглядывающим из-под самых краёв выреза платья, кое идеально ложилось по её телу, позволяя даже затуманенному взгляду восхититься оформлением ягодиц и бёдер; и стройной поясницы, на которой свободно висел тоненький ремешок; и чувственной груди, не скованной, как у воительниц, в жестком корсете и так вызывающе вздымающейся при каждом, пусть даже не томном, вздохе. Ко всему прочему она была ещё и лекарем. Здесь и сейчас Адриарх имел абсолютную власть, но Ей готов был подчиниться. - Определенно, данная перспектива меня очень огорчает. - И дело было даже не в Цайхире, бросившем на друида недобрый взгляд: перспектива женитьбы огорчала его в том любом случае, когда на месте жениха стоял не он. Хотя, если уж быть до конца откровенным, он был бы огорчён даже тогда.
- Однако не в моей привычке благодарить, предлагая свою руку.
- Тогда, быть может, стоит задуматься над предложением чего-то другого? - Легкая улыбка, интригующий, поблескивающий тайным заговором взгляд и утопающее в нём желание быть понятым правильно.
Помимо рук представительниц прекрасного пола имелось огромное количество других частей тела, куда более заманчивых и приятных глазу, - и не только ему, - кои можно было предложить и в благодарность за помощь, и в признание за труды, и в уважение за достигнутые успехи. Однако если речь не шла о браке и, соответственно, связывании душ, аршханки предлагали только руки. И заставляли сердца некоторых друидов изнывать от однообразия.
Отблагодарив своего сопроводителя коротким кивком, женщина вернулась к разговору, но Адриарх, вне зависимости от его собственных желаний, был вынужден её не надолго прервать.
- Цайхир. - Окликнул он уже выходящего из шатра аршхана. Тот обернулся и чудом успел поймать брошенный ему кожаный мешочек. Наскоро развязав узел на горлышке, Цайхир уже с восторгом посмотрел на друида. Ему даже не нужно было смотреть на содержимое - едкий запах мог сказать куда больше слов.
- Где достал?
- Тебе так уж это интересно?
- Нет. - Отрезал Цайхир и, подняв руку, в которой всё ещё висел мешочек, стал удаляться, с каждым шагом всё сильнее забываясь в радости. - Спасибо! - Эхом донеслось издалека - к тому моменту Цайхир, кажется, успел пересечь с половину лагеря, а Адриарх, в свою очередь, возвернуть всё своё внимание к прекрасной особе аршханских кровей. И очень горячих.
- Вы уверены, что вам это под силу? - Полушепотом поинтересовался Адриарх, медленно, один плавный шаг за другим, сокращая расстояние между собой и новоприбывшим лекарем. Возможно, большинство из тех, с кем ему доводилось когда-либо вместе работать, имели о нём весьма специфическое и по большей части отрицательное мнение, как о личности, - он и правда порой творил совсем не то, чем обычно заслуживают уважение, доверие и иже с ними, - но как о лекаре ни единая душа не могла сказать ни одного дурного слова. Друид ответственно относился к делу, в которое, как без конца твердили его бывшие родственники, ему не было ни единой дороги. И он слишком бережно любил народ, который не только принял его, но и стал для него семьёй. И сколь сильно бы он не был падок на женщин, ещё ни одна из них... Впрочем, подумал Адриарх, глядя на аршхану по имени Сойка, всё когда-нибудь случается в первый раз.
- Отказать вам? Думаю, что в этом я абсолютно бессилен, Госпожа. - Друид по-свойски взял её правую руку в свою и аккуратно притянул к себе - кто его знал, с какой целью. Однако женская рука замерла в воздухе, придерживаемая его тонкими пальцами, на уровне мужской груди и столь же неспешно стала опускаться вниз. Адриарх как всегда с невероятными простотой и легкостью создал иллюзию намерения совершить акт вежливости и прильнуть губами к тыльной стороне женской ладошки, но как будто передумал и с удовольствием наблюдал редкие искры разочарования в чарующем взгляде Сойки. - Так значит: вдова. - Коротко заключил друид, лишь ещё шире расплываясь в улыбке. - Тогда я могу искренне признать, что безумно рад знакомству.

[NIC]Adriarh[/NIC][AVA]https://i.imgur.com/VAmTelN.png[/AVA][LZ1]АДРИАРХ, 820 y.o.
profession: друид[/LZ1][SGN][/SGN]

+1

6

Она улавливает в словах, обращённых к ней низкие бархатные нотки, которые её сознание интерпретирует несколько иначе, чем ему следовало бы. Сайгара приглядывается к Адриарху: ей показалось? Её сознание сыграло с ней злую шутку?
- Тогда, быть может, стоит задуматься над предложением чего-то другого?
Нет, здесь определённо нет места двусмысленности. В его глазах что-то волнующее и загадочное, на губах обольстительная улыбка. Может, ей было в пору оскорбиться: она, в конце-концов, пришла по делу. Но пусть её проклянут Духи. Она принимает эту игру.
- Ммм... Смотря чего стоит объект благодарности, - загадочно тянет она, улавливая и в собственном голосе звенящие игривые нотки. В конце-концов, за хорошую помощь, оказанную привлекательным мужчиной, можно и задуматься над предложением чего-то более... привлекательного.
Её собеседник отвлекается, а Сойка не торопится огорчаться, решив потратить возникшее у неё время с пользой. Он повернулся к Цайхиру, и для Сайгары это наилучшая возможность рассмотреть того, с кем ей предстоит длительный - более она в этом не сомневалась, - разговор. Адриарх сильно отличался от тех мужчин, которых Сайгаре доводилось видеть. У него было очень худое телосложение, но при этом даже в нём таилась какая-то скрытая мощь. Он не казался слабым или неуклюжим, наоборот, его устройство придавало движениям друида какую-то манящую лёгкость, плавность и мягкость. То, что можно было редко увидеть у аршханов. Как и его лицо. На нём нет следов резких и грубых движений создателя. Отнюдь, оно настолько складно, что делает его обладателя ещё более привлекательным... О том ли она вообще думает?
Адриарх заканчивает с Цайхиром, и вновь возвращается к их разговору, а женщина всё ещё рассчитывала получить ответы на свои вопросы. Внешне друид очень хорош, но чего стоит он сам?
- Вы уверены, что вам это под силу?
И Сайгара обнаруживает друида уже гораздо ближе, чем он был до этого.
- С уверенностью мы давно в ссоре. Я предпочитаю действовать по наитию, - она подыгрывает друиду и делает шаг ему навстречу. - И сейчас оно мне подсказывает, что стоит попробовать.
А ей правда интересно попробовать. Каким он покажется ей, когда дело перестанет касаться лишь слов, которые даются ему с такой лёгкостью, располагая к нему собеседника? Каков он на деле? Слухи о нём правдивы или рождены молодыми аршханами, что удивляются талантам друида, и аршханками, что теряют голову лишь заслышав его речи? Сайгара прожила достаточно столетий, чтобы сохранять способность мыслить. Мыслить и не забывать о первоначальной цели своего похода сюда.
И тем не менее, что-то в груди замирает, когда её рука оказывается во власти Адриарха, теряется дыхание, когда тот, не сводя с неё глаз, подносит ладонь ближе к губам... Кажется, она уже успела подзабыть весь вкус мужских ухаживаний. Оттого ли её кольнула досада, когда движение друида оказалось не более чем обманкой?
- Так значит: вдова. Тогда я могу искренне признать, что безумно рад знакомству.
- Ваша наблюдательность достойна похвалы, - произнесла Сойка, освобождая свою руку, а после неспешно развернулась, прерывая свой зрительный контакт с мужчиной и позволяя себе немного пройтись по лечебному шатру. Она не хотела никому мешать. В особенности - молодым лекарям, что трудились на пределе своих сил. Потому, Сайгара остановилась возле полок с различными ингредиентами, что в умелых руках могли превратиться в чудотворный эликсир или мазь. Женщина завела руки за спину и, будто заинтересовавшись содержимым полок, стала пробегаться глазами по баночкам и колбочкам, выхватывая взглядом названия, написанные на бирках. Это в какой-то момент оказалось и правда интересно, ведь не в каждом лечебном шатре обнаружишь сок тильнисового дерева, выдержанный пять сотен лет. Впрочем, долго тянуть Сойка не была намерена:
- Вы убедили меня, что не откажете, - Сайгара через плечо посмотрела на Адриарха, - Так исполните мою маленькую прихоть: возможность посмотреть на вас в деле. В том, что вас так славит.
[NIC]Sagara[/NIC][AVA]https://i.imgur.com/Qx6D4d6.jpg[/AVA][STA]curing death[/STA][LZ1]САЙГАРА "СОЙКА", 1200 y.o.
profession: лекарь[/LZ1][SGN][/SGN]

Отредактировано Emias Kalman (2020-12-21 17:42:06)

+1

7

- И сейчас оно мне подсказывает, что стоит попробовать.
Несмотря на опущенную руку, так и не удостоенную поцелуя, Адриарх не спешил отпускать её, слово случайно позабыв о данном пункте произведенного им действия. Его тонкие пальцы продолжали с невероятной нежностью придерживать женскую ладонь. Мягкую и как всегда тёплую - аршханская кровь наполняла собой сосуды, обдавая особо чувствительные участки кожи жаром, который не только прекрасно ощущался, но и буквально влюблял в себя всяко живое существо, не способное самостоятельно произвести и жалкую толику чего-то подобного - согревающего в своих крепких, а порой и вовсе смертельных объятиях. Друид не был исключением. Его кожа могла показаться холодной. И неизменно вызвать желание согреть. Чему он никогда не противился.
Сойка стояла близко, наверняка сама того не подозревая заставляя восхищаться собой: своей внешностью - безупречной даже несмотря на наличие изъянов, своим голосом - таким стойким и податливым одновременно, своим именем - краше и звучнее которого мужчина едва ли мог припомнить в настоящий момент, а имён он знал предостаточно. Друид бродил по её лицу взглядом, всей душой не понимая, за что женщинам было даровано столь невозможное оружие, против которого они, мужчины, порой оказывались совершенно безоружны - природную, цветочную красоту. Смотрел и не мог оторваться, с наслаждением и предвкушением победы наблюдая за тем, как она подыгрывала ему: не вульгарно, в такт, с неподдельной охотой. Адриарх вдыхал аромат её тела, ещё не такой яркий и отчетливый, но уже дурманящий сознание, и понимал: эта игра будет достойна любых жертв.
- Попробовать отвлечь меня от работы? - Не без легкой, игривой насмешки уточнил друид, чуть склонившись к ней и продолжив, но уже на тон ниже. - Очень надеюсь, что вам это удастся. - Тень ямочек на щеках дрогнула, подчеркивая сдержанную, но при этом такую открытую улыбку сомкнутых губ. И видят Духи, им не нужно было останавливаться; они могли продолжить - друид не сомневался, они оба этого желали, - однако Сойка, удостоив его лишь скромной похвалы, высвободила ладонь и стала осматриваться в шатре, с каждым шагом отдаляясь от него всё дальше и дальше. Сам же Адриарх неотрывно следил за ней взглядом, скользя то по обнаженным плечам, то по едва заметным силуэтам стремящихся друг к другу лопаток, то по манящей своими изгибами талии.
Однако стоило Сойке столь вовремя обратить внимание на стеллаж с различными вспомогательными инструментами для наиболее плавного течение процесса лечения, - которыми друид, по правде говоря, уж не помнил когда пользовался в последний раз, - как внимание самого лекаря было вынуждено оторваться от объекта воздыхания и обратиться к одному из лежащих по периметру шатра раненных. Секунда-другая и Адриарх уже в многозначительном взгляде, брошенном на ответственного за данного больного подопечного, объяснял тому во всех красках, какой же он невнимательный остолоп. Практически бесшумно подойдя с ним к нужной кровати, мужчина потребовал шепотом: - Список.
Буквально через мгновение в его руках лежал кусок рваного пергамента, на котором были выведены древнеаршханские иероглифы. Почувствовав практически физически желание Сайгары продолжить разговор, пришлось признать факт отсутствия времени на подробный разбор случая и, пустив по стене целый букет вьющихся ростков, которые совсем скоро обвили собой часть умирающего тела, скрытую под окровавленной рубашкой, сделал пару плавных шага в сторону, одновременно с тем поворачиваясь к ней и душой чувствуя, как опасность их постепенно миновала.
Чуть не попался за работой. Какой кошмар.
Адриарх поймал на себе взгляд Сойки, брошенный через плечо, и выслушал её просьбу, судя по всему являющуюся той самой причиной, по которой женщина в принципе перешагнула порог этого шатра.
- Маленькая прихоть от такой прекрасной женщины? - Бровь друида плавно, словно с врожденной элегантностью, изогнулась в вопросе и приподнялась ко лбу. Незаметно избавившись за спиной от оставшегося в руках обрывка бумаги, Адриарх вновь начал к ней приближаться. - Не кажется ли вам, что стоит хоть немного поднять себе цену? - Однако на сей раз он близко подходить не стал - опустился на близстоящую к ней кровать, столь удачно пустующую, пусть и временно, и посмотрел на Сойку снизу вверх. Он просто сел, а создавалось ощущение, словно преклонил пред ней колено в абсолютном подчинении. - Но раз вы заикнулись, то советую уточнить, какую конкретную...область моих профессиональных навыков вы имеете ввиду. Время, проведённое с вами, - с ней или аршханами в целом он уточнять не стал, позволив ей самом подставить желаемый душой недостающий фрагмент солнечной мозаики, - успело прославить меня во многом. - Всего на несколько секунд, но его улыбка сделалась чуть шире и, кажется, коварнее, позволяя понять всю неоднозначность его слов.
[NIC]Adriarh[/NIC][AVA]https://i.imgur.com/VAmTelN.png[/AVA][LZ1]АДРИАРХ, 820 y.o.
profession: друид[/LZ1][SGN][/SGN]

+1

8

Она долгим взглядом глядит на мужчину из-под ресниц, и понимает, что они уже оба рабы начатой игры. Её исход был предрешён, если друид не готовил для Сайгары неприятный сюрприз, предрешён и понятен женщине, что с охотой поддержала манеру Адриарха, предугадывая и храня тёплую надежду на её развитие. Она пришла к друиду, ведомая интересом и жаждой ответа, а на пороге встретила обольстительного мужчину, что не мог не привлечь её цепкого, пламенного взгляда.
- Попробовать отвлечь меня от работы? Очень надеюсь, что вам это удастся.
Сайгара сдержанно улыбается, ведь она прекрасно понимает, что уже отвлекла Адриарха от работы и едва ли её присутствие позволит ему хоть на мгновение отвлечься. Если, конечно, сама Сайгара о том его не попросит, а именно это она и планировала сделать. Та власть над ним, которую он своими аккуратными, но играющими, обжигающими слух манящим пламенем речами, вкладывал в её руки, затуманивала и опьяняла сознание. Сойка наслаждалась этими ощущениями, упивалась ими, позволяя на короткое время им захватить всю её. С нежными прикосновениями Адриарха к её руке, ощущала лёгкие электрические покалывания, что поднимались от ладони прямо к голове, дурманя её, лишая способности мыслить... Сайгара наслаждалась ими, но обладала достаточной властью над собой, чтобы плавным, но настойчивым движением руки в нужный момент отстранить от себя эмоции, тлеющие в сознании раскалёнными угольками, и осмотреться не с позиции игривой аршханки, а в первую очередь женщины, что пришла по делу.
- Вы говорите с позиции опытного оценщика, - Сойка повернулась к Адриарху лицом, спрятав руки за спиной, и чуть наклонила голову, позволяя тёмным прядям волос опустить тень на часть её лица, - Однако, мы не торговцы, чтобы спорить о цене, а моя просьба и правда достаточно мала, - она сделала паузу, лукаво улыбнувшись и стрельнув взглядом с Адриарха, - но очень для меня значима.
После слов друида, женщина на мгновение опустила взгляд, пряча улыбку, которую те вызвали, а после вновь поглядела на Адриарха. Плавным движением плеч она словно оттолкнулась от места, где стояла, свободно опустила руки и сделала неторопливый, но решительный шаг по направлению к Адриарху, а затем ещё и ещё... Она точно решила прогуляться по шатру и удивлённо обнаружила на своём пути Адриарха, возле которого и остановилась, подойдя к сидящему мужчине на неприличную и вызывающую близость. Женщина, глядя на мужчину сверху вниз, взглядом скользила по лицу друида, чуть задержав его на мужских губах с неизменной опасной улыбкой, тайну которой те хранили, а после опустила глаза на свою левую руку, пальцы которой задумчиво оказались в воздухе совсем рядом с плечом мужчины. На лице женщины отразилось выражение крайней внимательности, а пальцы лёгким, невесомым касанием, словно случайно задели ткань рубахи друида, через рукотворную преграду коснувшись кожи мужчины.
- Вы несомненно превосходно владеете словами. Однако мне наиболее интересно посмотреть на вас, как на искусного лекаря, - её пальцы плавной, извилистой траекторией, неторопливо вели в воздухе линию от плеча мужчины к его груди, лишь иногда, случайно - а может и намеренно, - касаясь самой ткани одежды друида. - И, пожалуй, я хотела бы посмотреть на вас в соперничестве с тем лекарем, в чьих способностях у меня сомнений нет. Со мной, - пальцы замерли на груди мужчины, а после оторвались от неё и поддались желанию своей обладательницы - мягко прикоснулись к мужской скуле, что своей выраженной линией ещё некоторое время назад привлекла внимание женщины. - Если вы победите, убедите меня в правдивости тех слов, что мне доводилось о вас слышать, то я с искренним удовольствием познакомлюсь и с другими вашими талантами. Если же нет, - женщина улыбнулась, и сделала шаг назад, разрывая любой контакт, - то я вынуждена буду вам отказать. Ведь, как вы ранее заметили, нужно знать себе цену, - и сверкнула глазами, ощущая, как её собственное тело увлечено этой неторопливой, влекущей и несомненно соблазнительной игрой.
[NIC]Sagara[/NIC][AVA]https://i.imgur.com/Qx6D4d6.jpg[/AVA][STA]curing death[/STA][LZ1]САЙГАРА "СОЙКА", 1200 y.o.
profession: лекарь[/LZ1][SGN][/SGN]

+1

9

- Не торговцы, - увлечённо протянул друид в согласии, восседая на идеально застеленном краю кровати и с ожиданием наблюдая за тем, как Сойка медленно, шаг за шагом подходила к нему. В голове то и дело поднимался вопрос "что же она изволит сделать дальше?" и тут же опускался обратно, в самое нутро, утопая в удовольствии от сыгранного аршханкой очередного раунда, в котором он готов был раз за разом оставлять её единственным победителем, - но и не рабы пустых иллюзий, где нет места даже банальному самоуважению.
С каждым словом, с каждым пророненным устами звуком друид становился тише: в голосе, в мыслях, в движениях - словно замерев в беспамятстве, когда женщина переступила, - элегантной, грациозной поступью от бедра, - порог приличия и едва ли намеревалась на этом останавливаться. Неужели она приняла правильное решение, возвращая их обратно к стремительному, страстному течению их совместной игры?
Адриарх с жадностью поглощал образ Сойки, становящейся всё ближе и ближе, и наверняка не заметил, как колени плавно отодвинулись друг от друга, убирая на её пути последнюю и единственную преграду. К нему. Когда же женщина остановилась, друид сделал легкий вдох - тело, будь оно не ладно, требовало перевести дух и позволить мозгу вкусить хотя бы жалкую толику кислорода, - и с восхищением отметил, что она позволила себе удивительную близость: стояла, практически касаясь своими стройными ножками его бёдер, но одновременно с тем душой была настолько отстранена, что не дотянуться. Сколь ни было глубоко желание.
Сойка продолжала приятно, до пропущенных сердцем ударов и забытого дыхания удивлять. Мужчина не прерывал зрительного контакта, упираясь взглядом в её очи и словно пытаясь в тех утонуть, когда она подняла, совершенно незатейливо, левую руку, которая совсем скоро коснулась в осторожном, но как будто случайном прикосновении его кожи. И оставила след аршханского тепла, растягивая по ключице, а после - вниз по груди. Друид на мгновение подумал, что вырез его рубахи был недостаточно глубоким: женские пальчики не смогут достичь конечного пункта, не столкнувшись при этом с препятствием из предательской ткани. Однако заставил быстро отстраниться от данной мысли и вернуть себе полную концентрацию. Каких же трудов ему стоило не отвести от неё взгляд, ловя им уже любопытную, рыскающую по нему ладонь, поймать её руками и увлечь за неё Сойку к себе. Ближе. Гораздо ближе  прикосновений. Значительно ближе скользящих движений: её рук - по мужской груди, его - по задней стороне бёдер, в отличие от изучаемой женщиной местности сокрытых под полотном плотного платья. Она играла с ним, а он незаметно, словно договариваясь с сосудами и нервными окончаниями, чтобы те не выдавали его касаний, подыгрывал ей, но заходя нескольким дальше - подходя к самой сути, не тратя время на побочные и едва ли интересующие его в настоящий момент явления.
- ...с тем лекарем, в чьих способностях у меня сомнений нет. Со мной, - впервые за всё время общения Адриарх улыбнулся, разомкнув губы. Ему нравилась эта самоуверенность. Нравилась, но он как прежде, так и сейчас не планировал выяснять, кто из них более искусный лекарь. Друид это уже проходил. Множество раз. И если он и мог сделать исключение, то только ради Сойки. Её всей. Ради её руки на его скуле; ради её игривого взгляда с оттенками серьёзности и более десятка столетий едва ли легкой жизни; ради её соперничества в словесных баталиях; ради тепла и чувства, которое пусть отдалённо, но всё-таки напоминало любовь.
- А если я... - начал было Адриарх, но Сойка продолжила свою речь и он решил придержать на время предложение, от которого, как ему казалось, она не смогла бы отказаться. Однако с каждым пророненным ею словом уверенности в том у друида становилось всё меньше, пока она не иссякла окончательно, когда женщина отстранилась, заставляя его незаметно вернуть к себе руки, и произнесла последнее условие выполнения маленькой, но такой важной лично для неё просьбы. - ...публично признаю своё поражение. - Закончил на безнадежном выдохе мужчина, просто не желая оставлять недосказанность, одновременно с тем уже прекрасно зная ответ на его предложение, от которого, к великому сожалению, пришлось отказаться ему самому. - Не торговцы, да?
разочарованная усмешка и уже менее заинтересованный в контакте взгляд. Друид поднялся на ноги, выпрямился и, развернувшись, осмотрел шатёр, в котором трудились его подчинённые, каждую секунду борясь за жизни своих товарищей. На улице также из стороны в сторону сновали лекари, занимаясь новоприбывшими и распределяя их по степени тяжести ранений. Адриарх видел работу, в буквальном смысле жил ею, но...
- Значит, хотите узнать, кто из нас лучший лекарь? - поинтересовался он, возвращаясь взглядом в ней. - Раз ваша просьба такова, то я предлагаю вам занять моё место. Если в ближайшие сутки под вашим началом никто не умрет хотя бы в пределах эта шатра - вы победили.
- Но мы же... - начал было Мигул, но осёкся, столкнувшись взглядами с начальником. Тот, судя по всему, был не против его комментария, отчего аршхан продолжил. - Признайте, даже вам это не под силу, Адриарх. Каждый день уходит минимум двое. А наши ещё скоро вернутся с перевала... Вы же подставляете Госпожу.
- Что-то мне подсказывает, что именно этого она и добивается. - И вновь брошенный через плечо с вернувшимся задором взгляд. - Не так ли, Госпожа?

[NIC]Adriarh[/NIC][AVA]https://i.imgur.com/VAmTelN.png[/AVA][LZ1]АДРИАРХ, 820 y.o.
profession: друид[/LZ1][SGN][/SGN]

Отредактировано Paul Osborn (2020-12-22 16:17:43)

+1

10

Стоило отойти, разорвать контакт, заполняя пространство между ней и Адриархом воздухом, как тот жар, что незаметной волной подкрался к аршханке, начав плавными поступательными движениями захватывать её тело, был вынужден приняться за отступление. Какая-то часть Сайгары всё ещё жаждала находиться там, в непосредственной близости к нему, краем глаза улавливая его глубокий взгляд, который дотягивался до её сердца лучше любых прикосновений, поскольку он до краёв был заполнен восхищением. Восхищением ей. Хотелось продолжать исследовать его кожу дюйм за дюймом, не разрывая такого сладкого тягучего момента единения с друидом; дать себе волю и зайти дальше, гораздо дальше; хотелось позволить Адриарху не сдерживать себя воздушными прикосновениями и позволить ему выпустить тех тёмных Духов, что тлеющими искрами поселились на дне его глаз. Однако, она отошла и с усилием прогнала капризное желание вернуться. Заняла самодовольную позицию, одарив друида улыбкой. Улыбкой женщины, что добилась того, чего она так хотела. Ей было не обязательно слышать ответ Адриарха, чтобы понять, ощутить его отступление. Похоже, он не соврал: он и правда не способен ей отказать.
- ...публично признаю своё поражение.
Она не видит смысла отвечать и по ухнувшему вниз тону голоса понимает, что друид более и не нуждается в её ответе. Сойка лишь улыбнулась шире, глядя на Адриарха несколько свысока.
- Нет, - протянула женщина. - Я не продаю себя, а лишь дополняю свою просьбу новыми деталями, делая её... взаимовыгодной. И более интересной. Ведь появились ставки.
Ставки, уловкой вовлёкшие друида в то, ради чего Сайгара и пришла. Теперь, оценивая ситуацию, женщина насмешливо коснулась мысли, что даже проигрыш окажется победой. Впрочем, эта мысль была тут же отогнана прочь, а приоритеты тщательно перебраны и закреплены в своих правах. Ей хотелось проверить своё мастерство и узнать глубину мастерства друида. Без поддавков и галантных уступок с его стороны, без преждевременных признаний поражения, сопровождённых обворожительной улыбкой. Ей хотелось честного соперничества. Его она и получила.
- Если в ближайшие сутки под вашим началом никто не умрет хотя бы в пределах эта шатра - вы победили.
Высший результат Адриарха - два неспасённых аршхана. Значит достигнув этой цифры, она согласится с тем, что Адриарх не плох, а переступив её, окажется лучше хвалёного друида и будет вынуждена сказать ему об этом, не стесняясь в выборе выражений. Она не выносила самозванцев, а особенно - напрасно расхваленных, и была бы сильно разочарована, если сам Адриарх, о котором пока у неё складывалось весьма неоднозначное мнение, им бы оказался.
- Сутки без смертей, - повторила женщина, поймав взгляд друида. - Прекрасно, я согласна на такие условия.
Её взгляд быстро оценил обстановку: прошёлся по лекарям, что на сутки переходили в её подчинение, по раненым, которые бессознательными телами молчаливо, как приговора, ждали своей очереди. Ей более нельзя было терять времени. Спор вступил в силу.
Сайгара решила выстроить иной метод работы, чем тот, о котором она узнала от Цайхира. Не в её характере было сидеть в стороне, пока другие из последних сил пытаются сделать что-то на грани своих возможностей. Сойка принялась за помощь раненым на равных с подчинёнными лекарями, но при этом не оставила их без внимания: бегло на них поглядывала, в нужный момент готовая подсказать, помочь или сменить, отпуская к следующему раненому - тому, с которым её подопечный мог справиться. Интересно, скольких её подсказок будет достаточно прежде, чем лекари станут обращаться к ней за помощью, выдвинув на позицию, которую сейчас для них занимал Адриарх?
Её взгляд торопливо осмотрел первого, кто оказался перед ней, задерживаясь на тех органах, надрывах, ранах, что подсвечивались светом, видимым только её душе, а руки в это время сами, без необходимости подсказки или усилия, принялись за залечивание израненного тела аршхана.
- Кровеносная система, - коротко бросила Сайгара Мигулу, в какой-то момент отвлёкшись от своего пациента и окинув взглядом, пропитанным душевной силой, его. - Перепроверь сердце.
Первый раненый сменился вторым, а Сайгара от чего-то стала поглядывать в сторону Адриарха, не прерывая процесса лечения:
- Цайхир со мной поделился, что сами вы не занимаете место простого лекаря, контролируя всё с дистанции. Отчего же? - не стала удерживать свой интерес женщина, обратив вопрос к друиду. - Не готовы заниматься "грязной" работой?
[NIC]Sagara[/NIC][AVA]https://i.imgur.com/Qx6D4d6.jpg[/AVA][STA]curing death[/STA][LZ1]САЙГАРА "СОЙКА", 1200 y.o.
profession: лекарь[/LZ1][SGN][/SGN]

+1

11

- Прекрасно, я согласна на такие условия.
Адриарх лишь легко улыбнулся, вновь скрывая ровные сероватые зубы за сомкнутыми губами, в подтверждение своего предположения. Плавным махом руки он обвёл территорию, на которой несколько внезапно, как минимум для молодых лекарей, поменялся главнокомандующий, тем самым передавая Сойке бразды правления. Мол, проходите, располагайтесь, чувствуйте себя как дома. Сам же друид, с несколько минут постояв в наблюдении за действиями аршханки, которая стремительно приступила к достижению победы в споре, плавно, словно лениво сдвинулся с места и, пройдя к противоположной стене шатра, опустился на свой законный табурет. Позвоночник тут же начал ныть, предчувствуя очередной десяток часов, который ему придется провести в скривленном положении. Переведя большую часть сознания на контроль всё ещё своих владений, которые, пожалуй, полноправно всегда будут принадлежать только ему, мужчина прикрыл веки и погрузился в привычную дремоту: в настоящий момент никто из раненных не горазд был порадовать осложнениями да ухудшением состояния, дабы можно было завидеть весь блистательный триумф Сойки как лекаря, а до поступления первых прибывших с перевала оставалось более половины суток - никакой необходимости в его личном присутствии.
За слаженной работой лекаря друид мог наблюдать и с другой стороны процесса. У ближайшего к нему раненного могло в любом момент возобновиться кровотечения из-за невозможности полноценно извлечь из раны чистую энергию, но к нему как минимум раз в полчаса обязательно кто-нибудь подходил и восстанавливал поврежденные ткани - большего они сделать в данной ситуации не могли. Только ждать и верить, что аршхан окажется сильнее и победит недуг. У товарища через одного, под окном по левую сторону, никак не могли прижиться практически с нуля воссозданные лёгкие. В качественно проделанной работе Цайхира Адриарх был уверен, - почти как если бы делал сам, - а потому опять же единственное, что они могли сделать: пребывать в ожидании и с регулярностью проверять его состояние. Теми, кого доставили к ним совсем недавно, активно занимались лекари под началом Сойки. Как мог почувствовать друид, вполне успешно. Волнением отдавался только один раненный. Ощутив чужую силу в его теле мужчина понял, что им занялся Мигул - молодой, эмоционально нестабильный, тревожный, но очень перспективный аршхан, с которым Адриарху нравилось работать больше всего, оборачивая его отрицательные стороны в непобедимую никаким дурным недугом силу. Если бы друида спросили о наличии у него в подчинении любимчика, пожалуй, им бы оказался именно Мигул. Некогда самый бестолковый и абсолютно ничего не смыслящий в лекарском деле парень. И сейчас, чуть приоткрыв один глаз, Адриарх смотрел на его спину, предугадывая опасения, мысли, действия. Как вдруг к аршхану обратилась Сойка. И взгляд друида, практически моментально обретя ясность, метнулся к ней. К тому моменту она уже вернулась к своему пациенту; ему пришлось довольствоваться лишь лицезрением уверенной позы, точных, опытных движений и отличных навыков руководителя. Кажется, возникни необходимость оставить это место под её началом, он был бы спокоен. Однако.
- Стой. - Тихо, в своей привычно расслабленной манере наказал друид Мигулу, подойдя к нему со спины. Тот отстранился в лёгком испуге, но сразу же выдохнул.
- Почему? Госпожа же сказала...
- Как бы ты понял, что это сердце? - Мигул резко поднял на него взволнованный взгляд, а после вновь вернул его к телу - очередному за этот непутевый день, решившему его подвести. - Успокойся. Взгляни на руки.
- Они бледные. - Аршхан коснулся их. - И холодные. - Беглый взгляд вдоль. - Ноги тоже. - Секундный поиск объяснения. - Недостаточное кровоснабжение. Чаще всего возникает из-за нарушения оттока крови из сердца, особенно если был контакт с чистой материей. Либо клапан, либо мертвая мышца. Мог бы быть разрыв, но было бы заметно внутреннее кровотечение и у души были бы... - Мигул замолчал, потеряв нить и логику собственной речи, когда из тела поступил едва уловимый толчок.
- Что это значит?
- У меня не больше десяти минут.
- Ещё трубку выкурить успеешь. Как определишь, с чем именно проблема?
- Я... - И вновь в глазах появились сомнения. Только в этот раз ему удалось прогнать их практически мгновенно. Адриарх с удовольствием наблюдал за тем, как аршхан плавным, но быстрым движением руки разрезает на раненном одежду, а после с не присущей ему уверенностью - кожу, обтягивающие грудную клетку мышцы и, наконец, кость, забравшись рукой под которую Мигул мог с легкостью добраться, огибая легкие, до сердца. Друид не стал мешать ему замечанием, что это можно было сделать куда проще: через межреберное пространство слева. Мигул справлялся. Пока что слишком грубо и не эстетично для идеала, но Адриарх не сомневался: тот мог его достичь.
Похлопав Мигуля по плечу, друид медленно, никуда не торопясь, двинулся в обратную сторону: к своему многострадальному табурету. И только ему стоило опуститься на тот да закинуть ногу на ногу, как его внимание вновь привлекла Сойка. Вопросом, направленным лично ему.
- Не готовы заниматься "грязной" работой?
Если бы он был к чему-то не готов, включая грязную работу, то его бы Владыка не назначил на роль кого-то вроде главнокомандующего лекарями. Однако об этом женщине ни слышать, ни знать было совершенно не обязательно.
- Фузрах. - Окликнул он единственного голубоглазого аршхана, который тут же оторвался от вправления открытого перелома и кивнул им в знак внимания. - Ты куда после войны?
- Домой конечно. У меня ж сестренка родилась недавно. Мы как с отцом её с мамой с того света вытащили, так я сразу сюда.
- Отец тоже лекарь? - Очередной наводящий, ненавязчивый вопрос.
- Что вы, в научной центре работает.
- А как тогда спасали?
- Обижаете, Господин. Как вы и учили! У нас то в деревне про существование лекарей уж давно позабыли. А тут я!
- Будешь напоминать?
- Само собой! - Фузрах расплылся в детской широченной улыбке.
Адриарх махнул ему рукой, чтобы тот возвращался к раненному, а сам покосился на Сойку, вопросительно изогнув бровь.
- Думаю, что я ответил на ваш вопрос. Хотя, честно говоря, удивлён, что слышать о брезгливости к грязной работе мне приходится от вас. Так что это? Используете чувствительную ауру? У вас не настолько сильная душа, чтобы долго поддерживать её стабильность. Друидские корни?- Размышлял Адриарх так, как будто между прочим. - Или сами зрением не вышли - душа глазастой оказалось?
[NIC]Adriarh[/NIC][AVA]https://i.imgur.com/VAmTelN.png[/AVA][LZ1]АДРИАРХ, 820 y.o.
profession: друид[/LZ1][SGN][/SGN]

Отредактировано Paul Osborn (2020-12-22 22:13:52)

+1

12

Было в какой-то степени даже странно наблюдать друида таким. Тихим. За те минуты, что они были знакомы, Адриарх создал впечатление очень разговорчивого, в каком-то смысле даже неугомонного друида, что говорил и говорил, неторопливо, планомерно строя из слов, витиеватых выражений и фраз прочный мост расположения к себе, доверия, на который собеседнику было бы не боязно ступить. А теперь друид молчал. Аршханка с интересом на него поглядывала, наблюдая разительные изменения. С его лица пропала та игривость, что встретила её с порога, уступив место спокойной внимательности. Контролирует её? Проверяет? Женщина, ведомая интересом, заглушила свои мысли, отвлеклась от лечения и душой прислушалась к окружению. Тихо... Слишком тихо, что очень странно, учитывая, сколько кругом тяжело раненых, сколько тревожных умирающих душ. Взгляд проясняется и уже с пониманием происходящего возвращается к Адриарху. И ведь правда, держит всё под своим контролем. С его стороны это было более чем разумно. Может, Сайгара и привлекла его взгляд как женщина, но как лекарь она была совершенно незнакомой фигурой, внешность которой не выдаст ни опыта, ни способностей, ни талантов, а голос не передаст всей глубины понимания особенностей лекарского дела. Однако саму женщину это где-то в глубине души возмутило даже при наличии разумных объяснений.
Она продолжала следить за передвижениями Адриарха, не поднимая головы. Видела, как он направился к Мигулу, только получившему её наставление, и уже было насторожилась, подобно творцу, что наблюдает, как к его скульптуре тянутся чужие руки. Однако, стоило услышать первые слова друида, как женщина снова всецело вернулась к работе. Он обучает. Дело, достойное хорошего лекаря, что хочет, чтобы в его подчинении работали опытные аршханы.
Она задала свой вопрос и наблюдала, как Адриарх переправляет его своему подчинённому. Следила за ходом разговора, продолжая с требуемой от процесса неторопливостью восстанавливать грудную клетку аршхана, в которой ныне зияла дыра. Клетка за клеткой она заново строила лёгкие, сердце, закладывала основу костей, заполняя пустоту тем, чему там и полагалось быть в теле, что имело надежду однажды снова вернуться к полноценной жизни. 
- Брезгливости к ней у меня нет, - спокойно возразила аршханка. - Но я считаю неоправданной глупостью выбирать медленный способ при наличии быстрого. Вы считаете иначе? - не глядя на Адриарха поинтересовалась женщина. Однако, её душа, которая, как выразился Адриарх, оказалась глазастой, не смогла бы принести столько пользы, не потрать Сайгара в своё время огромные силы на учёбу, ежедневно проходя очередной тест на прочность и устойчивость. Она и сама когда-то с дрожью в руках подходила к своему первому пациенту и под строгим взглядом учителя принимаясь за первую операцию, впервые ощущая под пальцами израненную, но живую плоть, вынужденная применять знания, что обычно так плотно сидели в её памяти, а теперь выскальзывали из её рук, как жабы в дождливую погоду. До чего же давно это было... Сколько с тех пор прошло столетий. - Это несколько уравнивает шансы на честную борьбу, не находите? У вас природные данные, подкреплённые прочными знаниями. Как и у меня.
Женщина снова отвлеклась на подопечных, негромко сделав замечание: остатки кости остались в мышцах раненого, - после чего направилась к следующему воину, что бездвижно лежал и ждал, когда им займутся лекари, принимаясь снова за свою работу. Лекарское дело стояло очень близко к смерти, порой теряя с ней грань, но, вероятно, именно тем и влекло все эти годы женщину. Новый случай, новый пациент, с телом которого она тут же принимается разговаривать на ведомом только ей языке: спрашивая, где-то уговаривая, упрашивая, а временами строго наказывая и вступая в открытый спор. Новая задача и новый ход мысли. Ведь ни один случай не похож на другой и каждый требует к себе особого внимания и подхода. Оттого приходится в очередной раз сосредоточиться и, со знанием дела, от того не задумываясь, бегло наметив для себя задачи, приступить.
Она знала, что делала.
[NIC]Sagara[/NIC][AVA]https://i.imgur.com/Qx6D4d6.jpg[/AVA][STA]curing death[/STA][LZ1]САЙГАРА "СОЙКА", 1200 y.o.
profession: лекарь[/LZ1][SGN][/SGN]

+1

13

- Говоря о вас, пожалуй, моё мнение больше схоже с вашим, - Адриарх и правда считал, что на её месте разумнее было не медлить, а сразу приниматься за дело, коим женщина, с учетом расовой принадлежности, владела в превосходстве. Однако когда вопрос касался его, у друида на этот счёт имелось кардинально противоположное мнение. Ввиду объективных причин. - Сам я всё-таки предпочитаю сотне спасенных тысячу. - Если не десяток тысяч - с каждым годом цифра разрасталась в невозможном прогрессе: вышедших из-под его начала лекарей становилось всё больше, всё больше было спасено аршханов подаренными им знаниями, всё больше не везло пожимающим души Духам, спотыкающимся о навыки восстановление как физической, так и духовной материи, и с каждым новым пациентом совершенствующиеся умения в излечении большинства существующих недугов, будь то обыденное отравление умершей водой или же сложнейшее многофункциональное проклятье.
И всё это без наличия у его подопечных каких-то особенных особенностей души и её же предрасположенностей к лекарскому делу. Они являлась самыми обыкновенными аршханами - представителями одной из сильнейших в мире рас, но ни одной из своих граней не ориентированные на исцеление, скорее уж совсем наоборот, - но благодаря безмерному количеству практики и излеченных их собственными руками раненных с каждым годом могли хвастаться всё большими и большими успехами в том, что, как всем казалось, на веки вечные останется для них совершенно чуждым.
Адриарх подобно ребёнку улыбнулся словам Сойки и посмотрел на неё с лёгкой, но доброй насмешкой.
- Если вы хотели честной борьбы - не стоило заходить так далеко. Достаточно было попросить Цайхира показать, на что он способен. - Друид скрестил руки на груди и принял максимально комфортную для сна позу. - Что же до природных данных, то я бы с радостью похлопал единственной здесь обладательнице таковых. - Друид выдержал небольшую паузу, не без удовольствия наблюдая как за реакцией Сойки, так и за ней самой. Кто знает, быть может, встреться они при других обстоятельствах, их бы нечему было останавливать. Включая характерные разногласия и довольно частые расхождения во мнениях. - Точно так же, как и всякий ваш предшественник, вы выбрали соперника совсем не своего уровня. - Последовавший за словами зевок мог дать понять, сколь равнодушно мужчина относился к данному вопросу: его не волновало, кто из них был могущественнее в лекарском деле. Собственно, как и в любом другом. Счастье хранилось в душе, но отнюдь не в её силе.
Пожав плечами подобно сторонней личности, коя не имела абсолютно никакого отношения к происходящему, Адриарх принял очередную попытку погрузиться в сон. На какое-то время ему это действительно удалось, однако по его прошествии, - из-за расплывчатости временной грани между реальностью и собственным сознанием он не мог сказать точно, сколько конкретно часов пробыл в полудреме, но, судя по солнечным теням, не больше пяти, - мужчина был вынужден вырвать себя не только из сна, но и из этого места в целом. Что-то было не так. Какая-то его часть начала стремительно гибнуть. Вероятно, это было замечено и лекарями: вьющиеся ростки отмирали, засыхая и с хрустом ломаясь. Однако друид не мог позволить себе вернуться сознанием в шатёр и предотвратить сей процесс: нужно было выяснить, в чём была причина. И совсем скоро Адриарху это удалось.
Открыв глаза, мужчина несколько опешил. Прямо перед ним, в исключительно непозволительной близости, на корточках сидел Мигул и с волнением пялился на него. Осмотревшись, друид пришёл к выводу, что проблема замечена оказалась немногими: большинство лекарей были слишком увлечены решением собственным проблем - излечением своих пациентов.
- Что мне сделать? - С надеждой на возможность помочь вопросил аршхан.
- Для начала: отойти от меня хотя бы на шаг. - Резко отведя смущенный взгляд, Мигул откашлялся и сделал не один - с пяток шагов в сторону. - Спасибо. - Адриарх поднялся на ноги, ощущая в них непривычную слабость. Отмахнувшись от аршхана, продолжавшего тянуться к нему с желанием помочь, друид прошёлся вдоль периметра шатра и, остановившись у самого выхода, отодвинул левую сторону тряпичного занавеса. Его взгляд миновал лагерь и устремился в пустую даль, в которой всё было на удивление мирно и спокойно. Никакого волнения. Помалкивало даже зверьё.
- Цайхир. - Бросил он спешно проходившему мимо аршхану, полностью выходя из шатра и делая несколько крупных глотков свежего воздуха. Медленно, но верно слабость начинала отступать. Цайхир же сразу остановился, готовый внимать просьбам аль указаниям. - Возьми своих и двигайтесь к подножью холма, - кивок головой в сторону оного. - Только будьте осторожны.
- Хорошо, но... Осторожны с чем?
- Может придавить. - Коротко, без каких-либо подробностей ответил Адриарх, разворачиваясь и заходя обратно в шатер.
С каждым шагом его движения становились всё более скорыми; он торопился. Однако, пройдя к самому центру помещения, друид потратил время на остановку и привлечение к себе внимания.
- Подняли головы. - И видят Духи, ни один из лекарей не мог не оторваться от занимающих их ранее дел. - Самое время закончить со всем срочным и принарядиться. Переодеваемся и освобождаем шатер. Чем дальше перенесёте раненных, тем лучше. Двое идут со мной на улицу. Остальные остаются с Госпожой Сайгарой. Надеюсь, ни у кого вопросов нет. - Даже если они и были - никто не стал идти на поводу у желания и тратить время на выяснения того, что могло и подождать. Если же торопился друид - им всем совершенно точно не стоило стоять на месте.
Лекари наскоро принялись разбираться со своими подопечными и попарно, быстро, но очень осторожно выносить их из шатра, освобождая места, которые в самом скором времени должны были понадобиться для ещё более тяжелых случаев. Адриарх, ловко огибая всех, кто внезапно появлялся на пути, прошёл к Сойке и, подойдя к ней со спины, тихо произнёс: - Даже не знаю, повезло вам или наоборот.
Мужские руки уверенно, даже как-то по-свойски легли на женскую талию, плавным движением, не отрывая рук от желанного тела, уходя за спину. Там, плотно перекрутив обе полосы длинного ремня, поднял их к плечам. Освободив на мгновение руки, друид плавно развернул ими Сойку за плечи. И встретился с ней взглядами на уже знакомом, лишенном всякого приличия расстоянии.
- Так как вы сегодня за Адриарха - вам всем здесь и управлять. - Вновь взявшись за концы ремня, Адриарх принялся их ловко перекручивать, проводить меж требующих нежного прикосновения грудей и уводя вниз, к первому кругу ментального артефакта, помогающего держать связь на расстоянии. Со всеми, у кого находилась "вторая" его часть, а таковая присутствовала на каждой накидке из тех, кои лекари в настоящий момент натягивали на себя. - Только не кричите, хорошо? Его чувствительность очень высока, можете кого-нибудь случайно оглушить. Вот. - В его руках возникла такая же накидка, как и все остальные, но только другого цвета. В отличие от других, цвета земли, эта по своей яркости напоминала золото под лучами дневного солнца. Его личная накидка. - Наденьте поверх. - Отдав верхнее одеяние, Адриарх отстранился и, влезая в такую же, но темно-коричневую, начал двигаться к выходу. - Как только узнаю, что произошло, сразу же дам знать. Пока что могу только сказать... - друид остановился, оборачиваясь. - Если мы отпустим эту возвышенность - война будет уже не за границу. С перевала движется меньше половины. Сколько из них удастся спасти пока знают только Духи. - И тогда он обратился уже к Сойке. Пожалуй, ему было её больше жаль, чем... - Думаю, вы справитесь здесь без меня. Пусть не сами, но обстоятельствами вы добились равных условий. Если буду нужен - я спущусь в низину, уменьшу поток к вам. Достаточно будет просто позвать. - Адриарх улыбнулся. Без интриги, без игривости, без задора. Кажется, даже с ноткой грусти. Ещё ни разу подобные "сюрпризы" не обходились без смертей. Смертей не только воинов, но и лекарей.

[NIC]Adriarh[/NIC][AVA]https://i.imgur.com/VAmTelN.png[/AVA][LZ1]АДРИАРХ, 820 y.o.
profession: друид[/LZ1][SGN][/SGN]

+1

14

Сойка не стала развивать темы, выбранные ей для разговора. Ответы Адриарха - лаконичные, но при этом достаточно содержательные - отлично дали понять женщине, что их с друидом взгляды во многих позициях расходятся. Едва ли кто-то из них видел смысл колыхать воздух, безрезультатно доказывая свою правоту. Они оба слишком долго находились в лекарском деле, чтобы за день отступиться от мнения, что формировалось под давлением времени и обстоятельств, закаливалось под высокими температурами войн и катастроф.
Отсутствие природных данных у Адриарха и вовсе озадачило женщину. Она бегло взглянула на него, так и не поняв подтекста его слов, при условии, конечно, что он был туда заложен. У друидов всегда были предрасположенности к лекарскому делу и гораздо больше шансов достичь успеха, нежели даже у талантливого аршхана. Это ли не природные способности, дар расы, который вкладывал в друидов небывалый потенциал, взамен прося лишь одно: его развитие.
- Точно так же, как и всякий ваш предшественник, вы выбрали соперника совсем не своего уровня.
- Хотелось бы верить, что это окажется истиной, - парировала аршханка, многозначительно поглядев на Адриарха - друида, расхваленность способностей которых она едва ли на данный момент могла назвать оправданной. Для того Сайгара и пришла сегодня в северный лагерь, в лекарский шатёр, где лекари работали именно под началом Адриарха: убедиться и признать или же обойти и сделать для себя соответствующие выводы. Впрочем, судя по тому, как повёл себя Адриарх, ему эта тема, ровно как и всё происходящее вокруг, было совершенно не интересно. Ведь он решил поспать. Женщина хмыкнула: какая самоуверенность!
Работа текла плавно, даже неторопливо. Возможно, начинающий лекарь, что только-только оказался на их поле боя, где главным врагом была смерть, а сражение не могло быть выиграно без колоссальных затрат душевных сил, не посчитал бы данный темп спокойным: стоило только закончить с чем-то, как тут же следовало проверить одно-второе-третье, а после вернуться к четвёртому, держа в голове пятое и не забывая о шестом. Работа шла в привычном для Сайгары русле. Женщина держала под своим контролем всех раненых, что находились в пределах шатра, в нужный момент самолично помогая им или направляя одного из подчинённых на верный путь. Адриарх неоднократно ей намекал на это, а теперь Сойка и сама видела, что работать ей приходится с достойными лекарями. Может, они были ещё местами медлительны и не сразу могли сориентироваться - женщина это видела, время от времени поглядывая на своих подопечных, - но после нескольких мгновений бездействия тут же принимались за работу со знанием дела, с выстроенным в голове планом того, что им необходимо сделать для спасения чужой жизни. Сайгара отдавала Адриарху должное, ведь чаще всего им это удавалось.
- Подняли головы.
Ну что же, серьёзным он тоже умел быть.
То, что звучало в голосе друида, мгновенно разорвало все нити сосредоточения, что тянулись от Сайгары к её пациенту, вынуждая женщину поднять голову и упереться взглядом в друида. Их с Адриархом спор, в который по воле случая оказались вовлечены и подопечные друида, и пациенты, был временно приостановлен. Может, Сайгару и назначили главной за происходящее, передав ей бразды управления всем внутри шатра, но все аршханы, собравшиеся здесь, прекрасно знали, кто их настоящий лидер.  Сойка, понимая всю ответственность происходящего, быстро закончила со своим пациентом и принялась за помощь аршханам. Однако, даже в условиях переполоха и подготовки к прибытию ещё более тяжело раненных, женщина бегло коснулась мысли, что уже совсем скоро наступит кульминация их спора.
Аршханка стояла посреди шатра, торопливым взором обводя его и оценивая ситуацию. Оставалось не так много времени до момента, когда это место погрузится в хаос и нужно было быть к этому готовыми. Её подопечные выносили последних раненых, а кто-то начал одеваться. Сайгара уже было направилась ко своим, когда тело волнующим позывом откликнулось на мягкость прикосновения, а уха коснулся горячий шёпот, что в иных обстоятельствах сподвиг бы женщину к ответу. И не обязательно словесному. Адриарх, словно договорившись со временем, переманил этого обманщика на свою сторону, обращая мгновения в тягучую и сладкую продолжительность. Его руки, ласково дразня кожу, спрятанную под платьем, прогулялись по женской талии, а после исчезли, оказавшись уже на плечах. Сайгара послушно обернулась, позволив Адриарху минуту власти над ней. Заглянула к нему в глаза своим взглядом: изучающим, исследующим.
- Так как вы сегодня за Адриарха - вам всем здесь и управлять.
- Даже вами? - низким шёпотом поинтересовалась Сайгара, позволив себе слабость и миг возврата к их игре: неторопливой, но при этом подстёгивающей жаром.
Однако, она помнила, где находилась и в каких условиях. Разум быстро перестроился на более уместную в данных обстоятельствах волну и женщина отступила в сторону, разрывая тепло вызывающей близости, и опустила взгляд, бегло осматривая сооружение Адриарха. Поверх она надела накидку - ту, что выделяла её среди окружающих, признавая её руководящую позицию.
- Если буду нужен - я спущусь в низину, уменьшу поток к вам. Достаточно будет просто позвать.
- Если бы я собиралась терпеть поражение - не начинала бы спор, - предупредила аршханка, а после, поймав его улыбку, кивнула. То ли всё же принимая слова друида, то ли благодаря, то ли прося об осторожности.
А после начался хаос.
Работа не просто утянула в себя лекарей, а захлестнула, подобно волне, разозлённой бушующим штормом и колючими порывами ветра. Аршханка ровно, с профессионализмом, что наработался за столькие годы лекарской практики, отдавала поручения подопечным, при этом сознанием погруженная в лечение очередного аршхана - того, что от него оставалось. Не было времени доводить чьё-то лечение до победного финала: раненые были везде и каждый требовал к себе внимания. Понятие времени стёрлось за той войной, что аршханы под руководством женщины объявили смерти. Сойка летала от одного к другому, то выводя в относительно стабильное состояние, то в экстренном порядке выводя вражескую материю из тела, то поддерживая жизнеспособность очередного пациента. За одними приходили другие, за ними - следующие. Духота, наполняющий лёгкие запах крови, до дрожи пронизывающие отчаянные колебания душ раненых, и одно-единственное желание: спасти всех.
Окончание подкралось само, встретив на своём пути уставших, но продолжающих без продыха трудиться над возвращением к жизни воинов лекарей. Оно не было преподнесено на словах или в виде знака. Оно почувствовалось возможностью задержаться у одной из коек, уделяя пациенту чуть больше времени без риска потерять кого-то другого, ощутилось каким-то усталым спокойствием, что в какой-то миг пропитало помещение.
"Мы справились", - осматривая раненых подумала аршханка, лишь отдалённо представляя, сколько уже времени она провела в шатре.
И сколько ещё предстоит.
[NIC]Sagara[/NIC][AVA]https://i.imgur.com/Qx6D4d6.jpg[/AVA][STA]curing death[/STA][LZ1]САЙГАРА "СОЙКА", 1200 y.o.
profession: лекарь[/LZ1][SGN][/SGN]

Отредактировано Emias Kalman (2020-12-23 21:21:29)

+1

15

- Особенно мной...

За сим друид ушёл.
Вместе с ним, как и оговаривалось, отправились два самых слабых лекаря: Мигул и Озирий. Благо за старшего уже осталась Сойка: можно было быть относительно спокойным. Однако Адриарх умудрялся найти из-за этого лишь дополнительные причины для беспокойства. Вдруг врагам придёт на ум обойти их стороной и напасть со спины? Вдруг они уже будут здесь, расправляясь с практически беззащитными лекарями и раненными, а он в это время окажется слишком далеко для того, чтобы помочь? Друид едва ли отрицал: все они знали, на что была способна война, понимали свои перспективы, весьма и весьма не радужные. Но одно дело терять мужчин, аршханов, порой не столько осознанно, сколько с удовольствием идущих не верную смерть - на всё ради защиты родного дома, где ждали их жены, росли дети, воспитывались внуки, жил их народ; и совсем другое, когда приходилось отпускать из этого мира женщин. Адриарх не поддерживал их участия в военных действиях. Пусть все из них либо были вдовами, либо - связаны с кем-то из родственников. Это не играло никакой роли и никак не оправдывало их гибели. Они не должны были воевать. В их долг входило совсем другое. Совсем иные обязанности они на себя воскладывали, принимая устой общества. Того общества, которое с одной стороны запрещало им брать на себя мужскую ношу, с другой же - с точностью до наоборот. Адриарх же был категорически против. Они, женщины, представительницы воистину прекрасного, благословленного Высшими Духами пола, не заслуживали подобного: истошних, предсмертных криков о помощи, когда ждать её было неоткуда; разрывающей тело боли, когда каждый вдох отдавался режущим ударом, добивающим и без того уставшее сердце; чувства абсолютной безнадежности в последние секунды своей жизни, когда враг уже подходил, а в руках не было сил, чтобы пошевелить и пальцем. Они не заслуживали этого. И отнюдь не потому, что женский пол слаб. Друид мог не только заверить в обратном, но и наглядно то доказать.
- Мы куда? - поинтересовался Мигул, когда они покинули шатер и двинулись в сторону холма - именно там, за лесом под ним, переходящим в горную местность, находилась их граница.
- Спустимся в низину. Портал скорее всего откроется там. - если, конечно, Адриарх ничего не перепутал. В противном случае всё могло обернуться плачевно не только для них, но и для всей страны. Имелся ли в его преждевременных решениях риск? Однозначно. Стоило ли оно того? Знали только Духи.
- Портал? Какой портал?
- Ты никогда не видел порталы? - с лёгкой усмешкой покосился друид на Мигула. Тот тут же отрицательно замотал головой.
Тогда Адриарх задумался: а ведь и правда, откуда ему знать, что такое порталы, как они выглядят и кем создаются. В настоящие дни в центральной стране аршханов портальщиков можно было пересчитать по пальцам. И все они были придержаны у центра - их гордой столицы. Здесь, на жалких окраинах, об их существовании забыли примерно так же, как и о лекарях - в деревне Фузраха.
Они уже прошли половину пути, когда друид оторвал от земли под ногами взгляд и поднял голову. Цайхир со своей группой находились аккурат у подножья, представляя из себя лишь темные точки на зеленом полотне. И только в мыслях Адриарха появилось тревожное “слишком близко”, как пространство аккурат над лекарями начало разрываться.
- Вот и портал. - С легким, едва уловимым раздражением протянул мужчина, и обратился уже в глубь собственного сознания.

- Нам нужен барьер у подножья. Наших придавит порталом.
- Портал стабильный?
- Стабильный.
- Уже работаем.

Вернувшись к реальности из своего "передатчика", находящегося у главного связующего северного лагеря, Адриарх бросил беглый взгляд на восхищенного никогда невиданным Мигула - тот ещё не представлял, какую опасность из себя представлял пространственный разрыв, - и приковал своё внимание к группе Цайхира, буквально затаив дыхание. Портал разрастался с небывалой быстротой: всего через десяток секунд можно было разглядеть всё, что происходило на его обратной стороне, тогда как размерами к тому моменту он мог с легкостью посоперничать с самим холмом, кажется, лишь чудом не выходя за высоту последнего и не выдавая места, куда собирались перенести отступающее войско. Опасение, что барьерщики не успеют закрыть лекарей, успело забраться достаточно глубоко, чтобы друид уже начал прикидывать варианты, как своими силами спасти товарищей, но моментально сгинуло из его души, когда над Цайхиром и его ребятами поднялся гладко обтекаемый барьер. Выдохнув и отпустив решённую проблему, Адриарх столкнулся с непониманием необходимости портала таких габаритов.
- О Духи… Какая громадина! - восторг Мигула не знал границ: ребёнок узрел то, что ранее считал лишь глупой выдумкой - лживыми фантазиями чьего-то чересчур богатого воображения. - Неужели кому-то это под силу?
- Соберись, Мигул. - достаточно резко бросил Адриарх, заставив аршхана придержать эмоции при себе. Не сказать, что ему это полноценно удавалось, но он очень старался. Сам же друид внимательно наблюдал за порталом, прекрасно сознавая не только то, что кому-то это было под силу, но и творением чьей души тот являлся. - Стоит поспешить, скоро портал будет полностью сформирован.
И они стали двигаться чуть быстрее, с каждым шагом ощущая возрастающее давление из-за силы, что исходила от созданной переправы между двумя точками в мире. Когда же по ней начали переходить первые отступающие, мужчина понял, зачем нужно было создавать портал таких размеров: к отряду, державшему перевал, пришло подкрепление, включая и драконьих наездников, которые не могли опускаться слишком низко, и перевоплощающихся, и динамических портальщиков, и...других самых различных видов войск. Точнее говоря, всё то, что от них осталось.

Они ещё находились достаточно далеко, но рёв солнечного дракона, рухнувшего на землю практически сразу же после преодоления портала, заставил даже их схватиться руками за голову, чтобы только спасти от разрыва барабанные перепонки.
Падали войны, закончив свой последний рывок к надежде на спасение. Роняли слёзы раненные, наполовину сгоревшие до углей, аршханы, с трудом, но продолжая двигаться. Делали последние вдохи пожившие, помогая молодым сделать заветные шаги. Кричали испуганные сердца, впервые столкнувшиеся со смертью, в мольбе потерпеть, подождать ещё немного, не уходить так скоро; уговаривая то ли своих товарищей, то ли самих себя. Неумолимо давило к земле энергией прорвавшихся через портал душ, - уже умерших аршханов, - догорающих в диких муках от коснувшейся их чистой материи.
Адриарх не заметил, как остался один: его сопровождающие сломя голову бежали к своим в надежде успеть к тем последним секундам, когда ещё можно было спасти. Сам друид остановился, вглядываясь в происходящее с другой стороны портала. Поток переправляемый закончился, разорванная материя перестала колыхаться, возвращая виду чёткость и точность. И оттуда, с места боевых действий, которые были не окончены - с приходом очередного подкрепления лишь начаты, к нему обернулся силуэт. Знакомый силуэт, кивнувший ему. И Адриарх кивнул ему в ответ. После чего портал мгновенно исчез, отсекая два пространства друг от друга и лишая врагов возможности догнать раненных и добить.

Адриарх кивает - бедолагу под руки оттаскивают в сторону и просят подождать, уверяя, что с ним всё будет хорошо.
Адриарх делает мах рукой - аршхана спешно поднимают на птицу и перевозят в лагерь, к основной базе лекарей.
Адриарх молчит - некогда живого мужчину укрывают жестким полотном и пытаются так же погрузить...

- Не надо. - Отрезал друид, пресекая первую и последнюю попытку вывезти из низины обреченного.
- Почему? Вы же всегда... - Начал было Мигул, но не нашёл слов, чтобы завершить свою мысль.
- Не надо. - Повтор, не отличающийся ни тоном, ни интонацией, ни манерой речи. - Она потеряла мужа. - Плотно сжатые губы, которые едва заметно тронула горькая улыбка. - Не нужно ей видеть смерть других своих мужей...

Мигул молчал. Старательно, долго. Потом пытался воспротивиться, аргументируя свою позицию тем, что Сойка наверняка успела потерять не только своего мужа, однако... Однако Адриарх был непреклонен.

Прошло несколькими часами меньше двух суток. Солнце лениво выползало из-за горизонта, поднимаясь и постепенно, метр за метром, освещая низину. Адриарх сидел на земле, широко раскинув ноги со сцепленными на них руками, и смотрел. Смотрел, как свет плавно течет по траве, оттесняя собой мрак. Мрак тени, в которой лежали трупы. Не один, не два и даже не десяток. Взгляд друида блуждал по целому плацу, выстланному из укрытых от чужих глаз тел. Среди них были и молодые - те, кто отправлялся на войну под ободряющие речи семьи в надежде извлечь жизненный урок, научиться, стать сильнее, узнать что-то новое. Что угодно, но только не смерть. Были и старики - те, кого Адриарх знал лично; кого невозможно было сломить и сотне вражеских воинов; кто положил голову за спасение младших поколений; кого не успели вовремя заменить аль поддержать.

Они все когда-то были.

- Адриарх. - Не имя - касание рукой плеча выбивает его из грузных мыслей.
- Что? - Спрашивает он с хрипотой. Сразу же откашливается.
- Пойдёшь..?
Друид мотает головой.
- Ступай. Скажи всем, что ждать больше не стоит. Пусть отдыхают. Уверен, они хорошо потрудились...
- А ты..?
- Я пока...посижу тут. - С ними. С их страхом смерти, что ещё бродил густым туманом по низине. Он не хотел оставлять их наедине с ним. - Я поднимусь, когда их заберут...

[NIC]Adriarh[/NIC][AVA]https://i.imgur.com/VAmTelN.png[/AVA][LZ1]АДРИАРХ, 820 y.o.
profession: друид[/LZ1][SGN][/SGN]

+1

16

Тьма. Вязкая и такая желанная субстанция. Тьма физически ощутимой материей заполнила её всю: вытеснила мысли, утопила в себе чувства, захватила власть над дыханием и сердцебиением... Тишина, накрывшая её, убившая все звуки до гула в ушах. И дыхание. Ровное, глубокое и слишком сладкое.
- Госпожа... - пробивается через клубящуюся тьму далёкий и недосягаемый голос, что, ступив на её территорию, тут же растворяется во властвующей ныне пустоте, так и не сумев дойти до сознания.
Мягкость и податливость черноты, что воздушным куполом её накрыла, ощущается неимоверно притягательной, вызывает непреодолимое желание утонуть в ней, погрузившись на непосильную глубину с головой...
- Тсс... Не буди, пусть отдохнёт, - врывается внутрь уже другой голос. Слова путаются, искривляются, выскальзывают, вызывая на игру разум, и теряют весь свой смысл, оставаясь интуитивно знакомым созвучием. Однако, одно их внедрение, словно ножом прорезает такую соблазнительную черноту, пуская вглубь острые лучи света.
Женщина жмурится и начинает ощущать. Чувствует, как просыпается боль, отдающая в уставшую спину, ощущает, как неприятно покалываниями о себе напоминает затёкшая рука, как ноет шея. Чувствует... и открывает глаза.
Не поднимая головы она высматривает в полумраке помещения два мужских силуэта. Вновь прикрывает глаза и усилием над собой, против охватившего тела желания отгоняет сон, что мягкой слабостью всё ещё отдавался в ней, заставляет себя сесть. Выпрямляется на стуле, подтягивает затёкшую руку, на которой она и уснула, по привычке поправляет волосы, укладывая растрепавшиеся пряди на место и запускает механизмы памяти, отгоняя от них такую соблазнительную вялую сонливость и приказывая работать. И память, то ли с послушанием, то ли от обиды, резко высыпает на женщину все события, которые предшествовали этому уютному, но не слишком удобному сну. Она всё ещё находилась в северном лагере, так и не покинула медицинский шатёр. Поверх её платья, пусть, и скатившись с плеча, всё ещё была надета накидка Адриарха, а ремни, что его пальцы ловко закручивали на её теле, от неудобства положения вгрызлись в кожу, оставляя на ней красные отметины. За пределами шатра шла война...
Окончательно скинув оковы сна, женщина потирает пальцами покраснения на лице от длительного соприкосновения с рукой, и глядит на аршханов.
- Вернулся? - коротко и тихо спрашивает она, не позволяя себе разбить тишину рассветного часа. Ей даже нет необходимости уточнять имя ожидаемого ей. Её понимают и без этого. Она осматривает шатёр в поисках Адриарха, но так и не находит его, встречая взглядом лишь отдыхающих подопечных.
Сайгара поднимается с места и несколько непослушными после сна пальцами снимает накидку, развязывает узелки ремней, распутывает их замысловатое сплетение и оставляет там, где совсем недавно была сама: на небольшом столе и стуле, приставленном рядом.
Её взгляд цепляется за силуэт, что проплывает мимо шатра, и женщина узнаёт этого аршхана. Оттого ли она спешно покидает своих подчинённых и отталкивает рукой занавес, выходя на улицу, что встречает её свежим, ударившим в голову прохладным утренним воздухом.
- Мигул, - зовёт она аршхана, которого только что видела из шатра. И, когда тот оборачивается, глядит на него предельно серьёзно, если не строго, приближается. - Расскажи мне, что было.

Её мысли холодны как лёд, с неестественной точностью обрабатывают полученную информацию. Перевал, портал, десятки, если не более неспасённых аршханов. "Он не хотел, чтобы вы видели", - звучит в сознании голос Мигула, который понимает, что под её давлением он проболтал уже всё, что только было можно и нельзя. Она думает над тем, что происходило всё то время, пока она руководила процессом внутри шатра, распределяла раненых, которым уже не хватало кроватей, выбирала, кому помочь раньше, играя в опасную игру и оставляя других на волю случая, не переставая мысленно уговаривать их подождать, вытерпеть, побороться. Её сознание заполняли ледяные мысли. И горячие, пульсирующие жаром злости эмоции. Как он мог так поступить? Как мог оставить её в неведении? Дело было даже не столько в споре, сколько в отчаянном желании помочь всем, спасти, вытянуть из лап смерти...
Ноги сами шли вперёд, туда, где проходила граница. Туда, где состоялась битва. Туда.
Она замечает Адриарха, сидящего к ней спиной, но гораздо раньше этого видит поле, пропитавшееся кровью и отчаянием. Брови тянутся вверх, а рот приоткрывается в прерывистом выдохе. Ноги дрожат под приступом мгновенной слабости, но оказываются способными устоять. Сайгара делает шаг вперёд и замирает, ощущая накатывающие волны холодного могильного ужаса, пронизывающие каждую клеточку её тела, лишающие дыхания и вынуждающие сердце забыться в тишине. Она никогда не привыкнет. К этому невозможно привыкнуть. Сколько перечёркнутых судеб. Сколько потерянных отцов, сыновей... мужей. Сколько матерей и жён, сестёр и дочерей лишились дорогого для них мужчины. Сколько она училась относиться к этому иначе, но всё равно, раз за разом, ловит себя на мысли, что могла, могла помочь. Найти минуту, секунду, чтобы дотянуться до ещё одного аршхана, чтобы не отпустить ещё одну жизнь, чтобы вернуть, спасти, дать шанс.
Это место угнетает, прибивает к земле, не давая возможности подняться. Это не поле - общая могила, в которую сброшены те, к кому не успели. Она готова считать. Считать до тех пор, пока сознание не начнёт сходить с ума от бесконечных цифр, собирающихся в огромные числа. Считать тех, кого они потеряли.
"Признайте, даже вам это не под силу, Адриарх. Каждый день уходит минимум двое."
Она потеряла в разы больше.
Взгляд женщины с трудом отрывается от пробирающего до самых глубин зрелища и переходит на Адриарха. Восстановив контроль над собой, Сайгара тихо подходит к нему и опускается рядом, подтягивая к себе ноги. Тянется к его ладони и мягко обхватывает её своими пальцами, перенося к себе на колени и уже там нежно, успокаивающе поглаживая пальцами. Кладёт на его предплечье вторую руку, несильно сжимая, молчаливо поддерживая, показывая свою близость - не ту, которой она упивалась в начале встречи, - тёплую, родную. Она рядом. И она тоже это переживает. Всё это. Она рядом...
Она молчит. Не разрывает тишину, в которой отчётливо слышно дыхание, шелест травы на неторопливом ветру, в которой слышно мёртвое вечное напряжённое молчание тел убитых аршханов. И этой тишиной отдаёт почтение тем, кто ушёл. Молчит по их душам, по их семьям и жизням, по их подвигу, что они совершили. Не только выйдя на поле боя, но и встретив на нём смерть.
Молчит до тех пор, пока не чувствует, что может сказать, пока не ощущает, как отходит, пропадает, растворяясь во времени натянутость момента:
- Ты поступил со мной нечестно, - тихо, не нарушая тишину, произносит Сайгара, ощутив отклик злости и обиды от собственных слов, произнесённых вслух. Она глядит на поле, потерянным взглядом переходя от трупа к трупу и ощущает, как жар злости в груди обретает форму, разрастаясь, увеличиваясь, пульсируя. - Ты должен был сказать.
[NIC]Sagara[/NIC][AVA]https://i.imgur.com/Qx6D4d6.jpg[/AVA][STA]curing death[/STA][LZ1]САЙГАРА "СОЙКА", 1200 y.o.
profession: лекарь[/LZ1][SGN][/SGN]

Отредактировано Emias Kalman (2020-12-23 23:50:40)

+1

17

Facing the Past
Gabriel Saban, Anne-Sophie Versnaeyen

Смрад уходящих жизней убивал обоняние, проникал через кожу, стремясь всё глубже, пока не становился одним целым с кровью, пропитывая собою каждую клетку изнеможенного двумя сутками непрерывной работы тела. Лицезрение остывшего, но ещё не полностью растворившегося чужого ужаса на поле не боя - окровавленной схватки между жизнью и смертью, где каждый был по-своему прав, - лишало уставшее сознание способности мыслить здраво, тогда как душу - всяких сил. Отчаянное желание отмотать время назад и сделать всё так, как было раньше: вернуть заботливые улыбки на заставшие лица, вложить в окаменевшие пальцы маленькие пухленькие ручки, позволить телам не только чувствовать тепло, но и дарить его другим - вступало в ожесточенную схватку с суровой реальностью и возможными, крайне губительными последствиями пусть обдуманного, но категорически неприемлемого решения. Мораль, ненавистная, тошная, буквально насмехающаяся над тобой была как никогда проста: не им, смертным, выступать против Высших Сил, не им торговаться и повышать цену, казалось бы, совершенно бесценному, но для Них не стоящему и гроша, не им изменять то, что соответствовало привычному, изначально заложенному в этот мир току жизни. В сопротивлении с которым Адриарх когда-то нашёл себя...

И сейчас, восседая на укрытой травой земле да глядя на тех, кого они потеряли, не мог ли он всё исправить? Или не хотел?

За спиной почувствовалось движение. Какой-то частью сознания друид понимал, что она могла прийти, и не до конца был уверен, а хотел ли он этого. Их товарищей ещё не забрали для возвращения в родные места и последующих похорон, а он ещё не закончил поглощать всё, до последней капли: несбывшиеся надежды, детские мечты, неоправданные страдания и рваные куски постепенно растворяющихся душ. Однако уже совсем скоро она оказалась рядом. В желанном молчании Сойка опустилась подле него и, нежно, но настойчиво забрав у него руку, стала плавно водить по ней пальцами, поглаживая. Он с осторожностью сжал её ладонь, не произнося ни слова и испытывая искреннюю благодарность за тишину, нарушение которой в настоящий момент воспринималось чем-то кощунственным - неуважением к тем, кто своей смертью расплатился за их жизнь, - и подумал о том, что всё-таки нет. Хорошо, что она была рядом. Не из причин, побуждавших их к плотному контакту в самом начале их знакомства, - встречи, которая, как могло показаться, произошла не двумя днями ранее, а целой вечностью, - а из чувства, что ты не одинок. Ни в стараниях, положенных на этом поле, ни в печали и скорби, ни в надеждах на чудо. Всю свою жизнь друида Адриарх бежал от этого. Всеми возможными способами спасался от одиночества, лишь сильнее в нём утопая. И только отказавшись от своей сущности да обратившись к тому, что все считали немыслимым, он смог обрести желанное, став частью большой семьи, за которую готов был положить голову. Точно так же, как и всякий верный себе житель этой прекрасной страны. Точно так же, как и Сойка.

Они не знали друг друга. Кого-то они впервые в жизни встречали на войне, за мгновения до собственной смерти и немой просьбы к прикрытым собой "позволь моему уходу быть достойным, не потрать зазря дарованную жизнь". С кем-то были с самых пелёнок, вместе росли и вместе, спина к спине, умирали. Кого-то видели лишь вскользь, о ком-то многое слышали.

Они не знали друг друга, но всё равно были семьёй.

- Ты поступил со мной нечестно, - вдруг подала Сойка голос. - Ты должен был сказать.
Адриарх сжал её ладонь чуть сильнее и перенёс к себе, опуская к земле одно колено. Его взгляд, с огромными усилиями оторвавшись от простыни из трупов, поднялся к ней. Уставшей, потрёпанной, но всё такой же прекрасной, как и тогда. И такой же...другой, нежели был он сам. Друид не понимал. Не мог понять, к чему это всё: разжигающие желание заигрывания, леденящие дух оплеухи равнодушия, самодовольные условия, споры. Зачем это всё?

И вопрос словно обрёл плоть.
- Зачем? - а в глазах читалось... "Что бы ты сделала?"
Какая к светлейшим была разница, кто из них отмечал последний счёт чьей-то жизни. Его всё равно нужно было отметить.
- Скажи, - друид наклонился и коснулся губами тыльной стороны женской ладошки, невероятно теплой, пахнущей родниковой водой и чистыми тряпками. Провел большим пальцем по невидимым следам от поцелуя и вновь обратил свой взор к Сойке. - Что мне сделать, чтобы ты перестала смотреть на меня с вызовом? - и отчаянным желанием доказать, кто знал дело лучше. Несмотря на то, что дело у них было общее. - Мы ведь не враги. Просто...скажи. И я сделаю.

[NIC]Adriarh[/NIC][AVA]https://i.imgur.com/VAmTelN.png[/AVA][LZ1]АДРИАРХ, 820 y.o.
profession: друид[/LZ1][SGN][/SGN]

Отредактировано Paul Osborn (2020-12-24 16:15:09)

+1

18

Их место в стороне от шума мёртвой тиши, в отдалении от поля, что было занято телами. Пустыми, теперь уже лишь хранившими воспоминания о присутствии души, о жизни, о простых радостях, о семейном тепле, об отваге и парализующем ужасе, что охватывает при приближении смерти. Они находились в отдалении, но Сайгара всё равно ощущала себя лишней. Словно та сила, что невидимым шаром концентрировалась, собиралась над полем, вытесняла женщину, отталкивая прочь, обжигая душу могильным холодом, что теперь господствовал в этом месте. Как долго она выстояла бы здесь один на один? Она - против всего того горя и отчаяния, что клубились вокруг, вонзаясь в самое сердце, вынуждая почувствовать, ощутить малую крупицу боли тех, кто пал. Сайгара не знала. Однако здесь и сейчас она была не одна. Её пальцы нежно скользили по руке мужчины, в определённый момент придавая спокойствие и самой Сойке. Придавая его ощущением живого рядом. И пусть, кожа, с которой она соприкасалась, отдавала холодом, этот холод был живым. И вызывал лишь одно желание - согреть. Она ощущала негласную поддержку, единство. Им не было необходимости обсуждать вслух то, что они видели или пропускали через себя. В какой-то момент даже чувства слились в унисоне, ведя между собой молчаливый диалог, продиктованный лёгкими неторопливыми и успокаивающими поглаживаниями, соприкосновением рук, ощущением живой близости.
- Зачем?
- Чтобы не оставлять меня в иллюзиях, - ответила Сойка и перевела взгляд, что до этого был прикован к застывшим будто в ожидании чего-то телам, на Адриарха, встретившись с ним глазами. Женщина невольно задалась вопросом: а как бы поступила она на его месте?  Скрыла бы истину, отдалив мгновение убивающей правды, или пошла бы напрямик, зажав сердце в кулак и позволив испытывать боль другим? Ответ не лежал на поверхности, вынуждая углубиться внутрь себя в его поисках. Однако Сойка раз за разом себе доказывала, что ей нужно было знать об этом тогда. Может, она и не хотела, какой-то частью сознания была благодарна Адриарху за то, что он её уберёг, но это знание, испытанные чувства могли убить её... а после будто оживить, вкладывая в неё ожесточённое, яростное желание не допустить этого более, спасти.
- Скажи...
И она отвлекается от заполнивших её сознание мыслей, в которых Сайгара увязла. Глядит на Адриарха, на то, как он нежно касается губами её ладони, как оставляет на ней поцелуй, что тёплой волной отзывается в груди. Ощущает, как его пальцы мягко движутся по её коже, гипнотизируя чувства, заставляя сосредоточиться на этом маленьком островке тела, что с готовностью принимает любые ухаживания.
- Что мне сделать, чтобы ты перестала смотреть на меня с вызовом?
Она задумчиво опускает взгляд. Чтобы перестала смотреть с вызовом? Чтобы отпустила спор, обернувшийся настоящей битвой за жизни простых аршханов? Чтобы не стремилась более что-либо доказать ему или себе? А разве она уже не была готова забыть обо всём этом? Или же её желание просто притупилось под действием усталости? Нет. Она лечила аршханов не ради спора, а боролась за жизни не из страха проиграть. Она боялась потерять пациента, но боялась не из-за опасности сдать Адриарху, а из-за необъятного стремления помочь. Она почти уже забыла о той игре, которую сама и начала, практически заставив друида в неё включиться. И почти была готова оставить её полностью.
Однако, вопрос прозвучал и Адриарх ждал от неё ответа. Шальная мысль: "А что, если..?". Женщина возвращает взгляд к Адриарху и упирается в него глазами с тем любопытством, которого до этого в них не было. А что, если у него и правда получится? Что, если он сможет...
- Удиви меня, - шепчет она, неотрывно держа друида взглядом и ждёт, ожидая того, что последует за этим. И от чего-то ей кажется, что что-то обязательно будет.
[NIC]Sagara[/NIC][AVA]https://i.imgur.com/Qx6D4d6.jpg[/AVA][STA]curing death[/STA][LZ1]САЙГАРА "СОЙКА", 1200 y.o.
profession: лекарь[/LZ1][SGN][/SGN]

+1

19

- Удиви меня.
Два точных слова и так много вариаций для выполнения просьбы женщины, что шептала, - подобно женам, шепчущим мужьям на ухо слова любви, - и не сводила с него глаз. Глаз, всё ещё поблескивающие азартом и желанием: узреть, восхититься, обладать. Адриарх улыбнулся ей, искренне, нежно, но как будто немного грустно: какой-то частью души он всё-таки надеялся, что женщина отступится от своего, позволит себе забыть про истории и привранные слухи, оставит их двоих наедине друг с другой, без личного вызова, который не отпускал её, казалось, ни на секунду. С ним она пришла и здесь планировала с ним же расстаться, но отнюдь не по своей воле - по воле друида, который должен был показать ей то, что же его так славило в народе как искусного лекаря. И пусть мужчина то прекрасно понимал, но...
В его руках всё ещё покоилась женская ладонь. Ладонь, за которую Адриарх привлёк Сойку к себе, свободной рукой сразу же обвивая её за талию. Замер, чувствуя, как удары её сердца отдаются в его груди; как дыхание обжигает кожу лица, находящегося всего в считанных миллиметрах от желаемого; как... Несколько секунд он жадно изучал взглядом её глаза, словно из мрамора высеченные брови, румяные щеки и пухленькие, манящие к себе губы. Всего несколько секунд он ждал, то ли предоставляя ей время для раздумий, то ли позволяя себе понять, правильно ли он собирался поступить.
Ни одного движения. Ни одного знака против. Лишь продолжительный выдох спревшего в легкий воздуха, с окончанием которого друид поддался вперёд и захватил женские губы своими, увлекая в страстный, долгожданный поцелуй. Рука, до того замершая на отдающей жаром талии, поднялась выше, к самым лопаткам, и лишь сильнее придавила. Ближе. К нему. И он плавно откинулся вместе с ней назад, роняя их обоих на землю. Только после этого Адриарх отпустил её ладонь и отправился уже обеими руками на изучение желанного тела: не прошло и минуты, как Сойка уже сидела на нём с задранным подолом платья, а ловкие пальцы, уж давно не знающие тягот и последствий мужского труда, плавными движениями проходились по обнаженным, таким горячим бёдрам, поднимались к пояснице, где проводили властную линию прикосновений от живота и дальше, выше, пока не сжимали собой чувственные груди, не ожидая томного, требующего большего выдоха - буквально заставляя его сделать, вкладывая в ласку всё желание, все свои подлые физиологические уловки, против которых ещё ни одна женщина не говорила ни единого слова. Да и трудно было в принципе выдавать что-то вразумительное, помимо стонов и каких-то односложных фраз, в любом случае доходящих до затуманенного разума с исключительно исковерканным жаждой смыслом. Поцелуи растягивались на целую вечность, а когда, совершенно случайно, образовывалась мимолетная передышка, губы друида тянулись к виску, мочке уха, изогнутой шейке, на которой бешено пульсировала ярёмная вена, доставляя к мозгу очередную дозу дурманящего, опьяняющего яда. После чего он вновь возвращался к ней, к её пылающим, уже несколько опухшим от страсти губам. Адриарх чувствовал: совсем скоро настанет момент, когда будут стёрты все грани; когда будет уже не остановиться. И всего за мгновение, - зная, что Сойка из-за него и его подлостей давно перешла эту черту, -  друид мягко закончил поцелуй, чуть отстранился, ощущая затылком отрезвляющую прохладу родной земли, и замер, глядя в уже пылающие желанием очи.
- Надеюсь, - он с трудом справился с застрявшем комом в горле: во рту ужасно пересохло, - ты забудешь, на чём мы остановились. - Улыбнулся, всё ещё достаточно тяжело дыша, и с заботой заправил растрепанные полосы назад. - И нам придётся начинать сначала. - Плавно отодвинув Сойку чуть в сторону, Адриарх поднялся. И взглянул на неё уже сверху вниз, довольствуясь видом горящих щек и не поправленной одежды. - Против такого великолепия я и правда бессилен. - Мужчина пожал плечами, как будто извиняясь, развернулся и медленно двинулся в сторону на несколько жалких минут забытых боевых товарищей.
Друид сомневался, пытался понять, как было правильно. Однако теперь в нём колыхалась лишь жесткая, непоколебимая уверенность: даже если что-то пойдёт не так - он не будет об этом жалеть.

Искоренить из мыслей Сойку удалось не сразу. Он всё ещё чувствовал давление её грудей, ощущал её всё сильнее нарастающее сердцебиение, слышал звуки удовольствия: в этом всём хотелось утонуть. И больше никогда не всплывать.
Только решение уже было принято, отступать Адриарх не собирался, с каждым пройденным шагом на пути к плацу трупов всё сильнее отделяя сознание от реальности, создавая из них как будто два совершенно разных измерения, которым никогда не суждено было пересечься. Под ногами всё сильнее колыхалась трава, а воздух стремительно начинал густеть. Друид, в последний раз позволив себе взглянув на расплывчатый образ Сойки перед глазами, созданный собственным воображением, сделал последний шаг, с которым он закончил очищение разума и приступил к погружению в то никем неведанное, благодаря коему Адриарх в принципе появился на свет.

Став единым целым с древним проклятьем, он бросил вызов закону природы. И как всегда собирался одержать победу.

- Госпожа! - Мигул сломя голову бежал вниз по склону по направлению к Сойке. - Отходите скорее! - Кричал, что было мочи, надеясь, что его услышат раньше, нежели он добежит до цели. Однако даже когда он оказался рядом, со спешкой прихватывая женщину за плечи, дабы помочь подняться с земли, она продолжала бездействовать. - Ну же, Госпожа Сайгара. Не знаю, что он вам там наговорил, но послушайте меня: нам надо подняться. Здесь не безопасно! - И вновь отсутствие какой-либо реакции. - Вот, смотрите! - Аршхан без стеснений снял с себя рубаху и повернулся спиной, на коже которой не было практически ни одного здорового участка. Шрам даже как будто уходил вглубь, во внутренние органы. - Если не хотите обзавестись таким же - надо поторапливаться. - Мигул уже не знал, какие ещё доводы ему нужно было привести, чтобы его в конце концов услышали. - Да простят меня Духи. - Выдохнул парень, говоря это уже больше самому себе. И уже не с настойчивостью - грубостью насильно поднял женщину на ноги и повёл её наверх, с каждым шагом, дающимся им не без усилий, уводя всё дальше от низины. Остановиться им Мигул позволил только когда был уверен, что их точно не заденет. Отпустив Госпожу, он обернулся, имея безудержное желание стать не потерпевшим - сторонним наблюдателем свершения самого настоящего чуда, и плюхнулся на землю, будучи всецело готовым...лицезреть!

В самой же низине было уже не продохнуть: воздух сгустился настолько сильно, что плотностью мог напомнить мягкую физическую материю, которой можно было с легкостью коснуться и кончиками пальцев ощутить её плавное скольжение по ним. Чуть больше времени и он стал осязаем даже издалека, постепенно приобретя вид тумана, всё сильнее наполняясь золотыми и болотными порывами - словно дуновениями ветра, которые заставляли облако все быстрее кружиться, создавая самый настоящий шаровидный вихрь. Вихрь из не поглощенных остатков душ, из тех обрывков, что душа выпускала наружу из своих цепких объятий, из клочков собственного духа, терпеливо следующего всякому приказу своего Господина.
Тело друида также оказалось подвергнуто изменениям, пусть и незначительным. Глаза полностью залились темным серебром, а на коже стали появляться сначала поверхностные ранки - с каждой пройденной секундой становясь всё злее, всё глубже, всё опаснее. Темная рубаха практически не изменила своего цвета, лишь сильнее ушла в черноту, пропитываясь свежей кровью. Однако несмотря на это, друид продолжал двигаться. И как будто от чего-то изредка отбиваться. Голыми руками, на ладонях которых уже совсем скоро не осталось ни единого живого места.
Он становился ближе к своей цели. И рухнул на колени прямо подле ближайшего ряда трупов.
Он продвигался. С присущей не ему - душе злостью отлавливая рваные клочки чужой силы и собирая их, словно солнечную мозаику. Тогда как в такую же в это время превращалась его собственная.
Он создавал. Вытягивал, подобно искусному скульптору, из маленького комка глины цельную статую; из жалкого обрывка - полноценную душу, способную жить и поддерживать жизнь.
Он умирал. С каждым пошевелившимся телом. С каждым новым дыханием, с каждым лишним ударом сердца, которое не должно было биться.
Он шёл против природы.
Пусть был её частью.

- Высшие Духи.., - проскулил Мигул, когда последний погибший подал заветные признаки жизни. Он даже не заметил, как сам друид уж давно пропал из виду. - В этот раз... Это чудо, фахирка мне в душу, самое настоящее чудо! Он вытащил всех! ВСЕХ! - аршхан кричал, уже стоя на ногах и лишь с приложением диких усилий не прыгая от восторга на месте. - Чтоб мне опустеть... Надо... Надо.., - он не знал, что было нужно, только мог заверить: спускаться было крайне опасно до полного... Да простит его хоть кто-нибудь, Мигул понятия не имел, что делал его наставник. Не знал и, кажется, не хотел знать, на подсознательным уровне сознавая, что ему никогда не добиться ничего подобного. Никому не добиться...

Прошел недобрый час томительных ожиданий, смешанных с небывалым восхищением, когда всё ещё куда-то спешащий вихрь начал постепенно успокаиваться. Стали исчезать цветные блики, воздух - возвращаться к своей привычной плотности. Медленно, но верно облако исчезло, восстанавливая ясный вид на низину, в которой поднимались те, кого земля уже ждала в свои мертвые объятия. Обиженная, обманутая земля, взамен поглотившая сына, предавшего, вновь ступившего против неё...

- Нам есть, что обсудить, матушка...
[NIC]Adriarh[/NIC][AVA]https://i.imgur.com/VAmTelN.png[/AVA][LZ1]АДРИАРХ, 820 y.o.
profession: друид[/LZ1][SGN][/SGN]

Отредактировано Paul Osborn (2020-12-24 22:18:35)

+1

20

Опасность двусмысленности сказанного вызывающим блеском светится в её глазах. Уголки губ дрогнули в сдержанной, но хитрой испытывающей улыбке, что советовала не медлить с принятием решения. А сама она затихает, сливаясь с окружающей молчаливостью, и ждёт, ждёт, неотрывно глядя на Адриарха, позволяя ему самостоятельно сделать выбор и, в то же время, провоцируя его каждой частицей своей души. Желая, чтобы он оказался спровоцированным.
Он её тянет к себе и тут же близко прижимает. По талии скользит его рука, невольно затрагивая пальцами чувствительные точки, что импульсом бьют в голову, лишая способности думать, что рождают вспышки жара, собирающегося снизу животу. Они вновь бросили вызов приличию, столкнувшись в непозволительной другим, но такой желанной для них близости. Близости, что чувствовалась теплом дыхания, замершим в таких далёких миллиметрах между их лицами, ощущалась в жаре соприкосновения их тел, поддавшихся порыву искушения. Её сердце торопится с выводами, ускорив свой темп, а сама женщина ждёт, удерживая крупицы самообладания, не позволяя себе в этот решающий момент оставить труды выдержки, что проходила испытание вот уже на протяжении двух дней. Сойка ждала.
И дождалась.
Поцелуй, наполненный жаром, пронизанный страстью, что с такой силой порыва вжал мужские губы в женские, разорвал последние оковы, скинул сдерживающие до этого принципы и мысли, оставив на их месте пустоту, до краёв наполненную губительным чувством. Она не просто принимает, а отдаёт, раскрыв перед друидом все пути, все возможности, безмолвно отдавшись в его руки. Она чувственно отвечает на поцелуй и тянется, чтобы прильнуть теснее, стараясь оказаться на недосягаемой близости, слиться с Адриархом в одно целое. Её свободная рука обвивает мужскую шею, привлекая, прижимая. И не в коем случае не выпуская.
Она теряла себя. С каждым мгновением, что он был рядом, ощущала, как мысли ей более не подвластны, как каждая клеточка её тела переходит на службу Адриарху, поддаваясь и трепетно ожидая его сводящих с ума горячих касаний прохладных пальцев, его губ, его дыхания... Разум наполнился туманом, из которого раз за разом возникало лишь одно яркое, пламенное слово, обретающее форму со стоном, с жарким шёпотом. Адриарх.
Она ощущает себя куклой в руках мастера, временами от полноты чувств не находя в себе способность ответить движением или касанием. Она поддаётся ему телом, отвечает на искусные ласки сбитым дыханием. В его руках она превратилась в утончённый музыкальный инструмент с плавными изгибами и рядом натянутых струн. И Адриарх владел этим инструментом в совершенстве, знает его, как себя, тонкими пальцами скользя по нитям струн и, ведя мелодию, замирая на отдельных нотах, что отдавались особой чувственностью звучания.
Её губы жаждут найти его. А если не находят, то оставляют опаляющие кожу поцелуи на ямочках щёк, линиях скул, глади лба. Пальцы скользят по его торсу, шее, линии позвоночника, встречаются и переплетаются с его в неугомонной жажде прикосновений. Рубаха друида становится лишней и лишь раздражает одурманенное сознание, вынуждая искать соприкосновений с мужской грудью. Ей мало. Ей до обиды мало и она жаждет ещё. Ещё. Ещё и с каждым разом больше и больше, чтобы не просто нырнуть в омут - утонуть в нём, захлебнувшись от нехватки воздуха в очередном ярком страстном поцелуе.
Она не понимает, когда Адриарх отстраняется. Ощущает покалывания холода, что тревожит разгорячённую, ещё такую нуждающуюся в продолжении кожу женского тела. Она подаётся вперёд, навстречу друиду, заманивая на продолжение, молча прося о нём. Заглядывает ему в глаза своими, ещё затуманенными чувствами. Ему достаточно поманить пальцем, достаточно назвать её имя... Однако, он вынуждает её спуститься с него, оказаться на неприветливой земле, с непониманием, обидой под прозрачностью страсти сопровождая Адриарха взглядом.
Её грудь всё ещё то вздымалась вверх, то опускалась вниз под давлением покидающих тело эмоций, ощущений. Адриарх удалялся, а она, лишь начиная устанавливать мост со своим разумом, не переставала глядеть ему в след. Даже голос Мигула доходил до неё будто через пелену, против желания Сайгары услышать его: всем её вниманием овладевала одна-единственная фигура, что шаг за шагом от неё удалялась.
Она оправила руками платье, но не прекратила наблюдать за Адриархом, уже понимая, начиная понимать. Голос Мигула так и остался назойливым звучанием, в спасении от которого было в пору зажать ладонями уши. Её плеч касались руки лекаря, что отчаянно пытался донести до неё ту истину, которую Сайгара отказывалась воспринимать, витая в своих мыслях. Адриарх не мог, он не был способен сделать то, что собирался... У кого вообще были силы на это? Она не верила, отказывалась понять... но знала. Её взгляд с преобладающим в нём равнодушием проходится по шраму Мигула, который тот активно ей показывает, а после вновь возвращается куда-то в сторону поля в предельной задумчивости. Она бы так и осталась на месте, если бы не настойчивая хватка, что вынудила найти опору в ногах и двинуться. Не из желания, а в попытке не упасть.
К моменту, когда они оба оказались в отдалении, на возвышенности, к женщине уже полностью вернулось и самообладание, и самоконтроль. Она опустилась рядом с Мигулом, завороженно глядя на разворачивающуюся картину и не веря в то, что её создаёт тот друид, с которым она была так недавно. Тьма нависшего над полем неба, через которую просачивались мрачные оттенки болота, волна плотного воздуха, что обладал особой тягучестью, отказывающейся сразу проникать в лёгкие. Она видела Адриарха. Такого далёкого и небольшого, но при этом мощью своей души занимающего всё поле. Она глядела на него и, одновременно, задыхалась от восхищения, и ощущала сдавливающий горло страх. "Он умирает", - закралась в сознание дурная трусливая мысль. Женщина её тут же оттолкнула, исправив её звучание: "Он создаёт жизни".
Они оживали. Один за другим, второй за третьим... все! Те, кого она молчаливо оплакивала, о ком скорбела, сидя рука об руку с Адриархом, шевелились, кряхтели, пытаясь вновь ощутить себя в том мире, куда они были насильно возвращены. Рядом с ней взорвался радостями Мигул, в то время, как сама Сайгара сидела, придавленная к земле впечатлением, поражённая до глубины души и задающаяся одним единственным вопросом:
- Как?..

Всё постепенно заканчивалось, а Сайгара ощущала нарастающее в груди волнение. Она вглядывалась сквозь развеивающийся мрак в аршханов, что медленно поднимались на ноги, и не могла, Духи ей свидетели, не могла найти одного друида. Надеялась, цеплялась за мысль, что ему хватит сил, а сама терялась в сомнениях, боялась.
- Мигул, пошли, - в отданной команде отчётливо кольнули слух нотки волнения, которое женщине не удалось скрыть. Сойка поднялась на ноги и уже была готова торопливо спуститься в саму низину.
- Нет, Госпожа, - поспешил остановить её лекарь, чуть ли не собой перекрывая путь.
- Он... - начала было Сайгара, ощутив прилив злости.
- Знаю, но он сам, поверьте, он должен сам. В прошлый раз мы его часа два искали и не нашли, пока он сам не вылез.
И слова лекаря оказались услышаны.
Пусть, против своего рвения, но женщина осталась на возвышении, принимаясь ждать. Ждать, глядя сверху вниз на аршханов, что, не понимая, ощупывали себя или уже радовались, находя своих товарищей, братьев, себя живыми. Ждать и высматривать среди них один-единственный силуэт, который станет самым главным сигналом к действиям.

Сайгара теряет счёт времени, когда замечает его. Чудом замечает и тут же торопится подняться на ноги. Зовёт Мигула и уже не спешит - бежит к окровавленному израненному телу, что принадлежало друиду. Друиду, что сегодня покорил её сердце. Она не помнила, в какой момент от управления телом и чувствами её оттолкнула иная сущность - сущность лекаря, что не растрачивала силы на эмоции и, заковав сердце в железный панцирь, коротко отдавала команды, быстро планируя дальнейшие действия и тут же их исполняя. Они перенесли Адриарха в свободный шатёр и женщина тут же занялась его ранами, не допустив возможность подпустить кого-то вместо себя. Её глаза забегали, вылавливая повреждения, находя серьёзные ранения, когда она сама уже во всю обезвреживала и залечивала.
Реальность под давлением изнеможения уже смазывалась с иллюзиями, когда они с Мигулом закончили с Адриархом: вылечили, отмыли от крови и грязи, достали ему одежду и уложили на койку. Физических ранений более не было, но Сайгара лишь отдалённо представляла себе, насколько сильно болела душа Адриарха.
И одним Духам было известно, когда она восстановится.
Она сидела рядом с ним, сама не понимая, чего ожидая. На сердце было неспокойно, а мысли крутились в голове смешанным роем, мешая адекватному восприятию происходящего.
- Госпожа, я могу... - Мигул не договорил, глазами указав на друида. Женщина поняла не сразу, всё сильнее уступая усталости. А после тепло и благодарно, пусть и измученно улыбнулась лекарю.
- Спасибо.
Ей и правда было нужно привести себя в порядок и позволить телу и душе хоть немного отдохнуть, чтобы после сменить Мигула в дежурстве возле постели лекаря. В дежурстве, которое приобрело для женщины особую значимость.
[NIC]Sagara[/NIC][AVA]https://i.imgur.com/Qx6D4d6.jpg[/AVA][STA]curing death[/STA][LZ1]САЙГАРА "СОЙКА", 1200 y.o.
profession: лекарь[/LZ1][SGN][/SGN]

+1



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно