внешностивакансиихочу к вамfaqправилакого спросить?вктелеграм
– Мм, что? Нет, – я медленно, словно задумчиво, отвожу взгляд от окон, задерживаясь вниманием на размытой точке у горизонта, прежде чем...читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 13°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
eva

[telegram: pratoria]
siri

[telegram: mashizinga]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » i bet


i bet

Сообщений 41 страница 44 из 44

1

https://i.imgur.com/dBLTYIR.png

healer & devil
пункт 1: найти
пункт 2: поспорить
пункт 3: проиграть

коды
Код:
[NIC]Sagara[/*NIC][AVA]https://i.imgur.com/Qx6D4d6.jpg[/*AVA][STA]curing death[/*STA][LZ1]САЙГИРА "СОЙКА", 1200 [sup]y.o.[/sup]
[b]profession:[/b] лекарь[/*LZ1][SGN][b][/b][/*SGN]
Код:
[*NIC]Adriarh[/NIC][*AVA]https://i.imgur.com/VAmTelN.png[/AVA][*LZ1]АДРИАРХ, 820 [sup]y.o.[/sup]
[b]profession:[/b] друид[/LZ1][*SGN][b][/b][/SGN]
Код:
[*LZ1]ОЛЬХАРИУС, 980 [sup]y.o.[/sup]
[b]profession:[/b] друг[/LZ1][*AVA]https://i.imgur.com/dnam6Es.jpg[/AVA][*NIC]Olcharius[/NIC][*SGN][align=center][/align][/SGN]
Код:
[*LZ1]ТИРАНИЙ, 00+ [sup]y.o.[/sup]
[b]profession:[/b] преподаватель Шархада[/LZ1][*AVA]https://i.imgur.com/FJKB1Mr.jpg[/AVA][*NIC]Tiraniy[/NIC]

[NIC]Adriarh[/NIC][AVA]https://i.imgur.com/VAmTelN.png[/AVA][LZ1]АДРИАРХ, 820 y.o.
profession: друид[/LZ1][SGN][/SGN]

Отредактировано Paul Osborn (2021-01-19 23:46:47)

+1

41

- Что ты со мной делаешь?
Томный вопрос из женских уст заставил протяжно выдохнуть в пылающие губы немым ответом чистейшего удовольствия: он сводил её с ума, стирая всякие границы приличия; заставлял оставить любые мысли далеко за пределами этой комнаты и не возвращаться к ним ещё очень долгое время; проникал внутрь всем своим естеством и заставлял извивающееся под ним тело буквально плавиться от чувств, которые то никогда ранее не испытывало; дарил настоящее блаженство, сковывая не только поцелуями и объятьями бёдер, но и всей душой - слишком нежной, трепетной и мягкой для того, чтобы подарить аршханке незабываемые и едва ли кем-либо повторимые ощущения. Всякие пояснения Адриарх погубил в очередном словно осторожном прикосновении, с которым он коснулся губами второй груди, но на этот раз не взрывая физиологию - плавно подталкивая её, чуть сильнее разогревая, готовя к главному. Обведя языком упругий сосок, он едва ощутимо скользнул по тому зубами, после чего вернулся к Сойке, утопая в череде жадных поцелуев и покорно подчиняясь любому её порыву.
Поддавшись вперёд, она заставила его расслабиться и позволить сделать с ним всё, чего только желала её душа, а именно - опрокинуть на спину и опуститься сверху. Адриарх, опустив голову на подушки, свободно, уже по-свойски гулял руками по женскому телу, с которого уже совсем скоро платье пропало полностью. Осталась лишь незначительная деталь, не позволяющая поглотить взглядом всю красоту Сойки, без остатка. Той самой Сойки, что беспощадно играла с ним, выбивая дыхание не только из бешено вздымающейся груди, но и с главной жизненной необходимости, занимая данное место всей собой. Он хотел её, желал как нечто безмерно важное, как то единственное, что позволило бы ему жить дальше. И она, словно бросая вызов терпению друида, что с трудом сдержал блаженного стона, когда её рука, спустившись ниже и обойдя преграду из оставшейся на худощавом теле ткани, коснулась его. Сойка бросала вызов терпению, которого не было. Изначально не было.
И Адриарх ответил, ни мгновения не думая отставать и оставлять желанную им женщину без достойного ответа. Пусть её пальцы почти выбили из него последние крупицы самообладания - лишь почти. Злорадно улыбнувшись и сверкнув глазами, взгляд которых ни на секунду не отрывался от очей Сойки, друид обхватил обеими руками её чуть выше бёдер, внутренней стороной ладоней касаясь тонкой тряпицы нижнего белья и с осторожностью то разрывая легким, едва заметным выбросом энергии. На этот раз он не ждал, теряя драгоценные минуты на лицезрение воистину прекрасного, властно приложил к ней ладонь, не нащупывая - сразу касаясь подушечками пальцев округлой, слишком чувствительной плоти, через которую без всякого ожидания, не дав и шанса подготовиться и набрать в легкие воздух, пустил слабый электрический разряд, пропитанный силой его души - природной силой. И практически сразу поймал в объятия погрузившееся в удовольствие женское тело. Адриарх не торопил Сойку, не требовал скорейшего продолжения, позволяя хотя бы отчасти справиться с чувствами: уж кто-кто, а он прекрасно знал, насколько те были невыносимо прекрасными - одного труда чаще всего банально оказывалось недостаточно для того, чтобы из них успешно вырваться. Воспользовавшись же моментом, он исправил вселенскую несправедливость и позволил самовольно распустившейся под кроватью энергии помочь избавиться от остатков собственной одежды. Откинув свалившиеся на лицо аршханки волосы, друид мягко притянул её к себе за подборок и украл у всего мира в нежном поцелуе, как можно сильнее растягивая удовольствие от судорог, в котором все ещё изредка терялось её тело.
Когда же Адриарх ощутил относительное равновесие и вновь начавшее возрастать желание, он лишил их обоих необходимости ждать и секундой дольше. Ждать того, к чему они шли с самых первых минут знакомства, с самого первого взаимного заигрывания, с самого первого двусмысленного, но такого прямого и понятного намека. Спустившись чуть ниже, он согнул ноги в коленях, образуя под ними надежную опору и плавно, но настойчиво опустил Сойку на себя. Без лишних слов, не имеющих абсолютно никакого смысла, без сомнений и каких-либо церемоний, для которых они оба были уже слишком стары, без сытости - с одним лишь животным голодом, который вместе с резко обдавшим Адриарха диким жаром вырвал из его груди короткий, хриплый стон. Стон удовольствия, с котором тело закалялось, твердело, требовало ещё - как можно больше.
По началу он двигался медленно, не привыкая, но позволяя привыкнуть, сжимая ладонями ягодицы и помогая влиться, освоиться, поддаться. Ловил губы Сойки, буквально крадя один поцелуй за другим, и прислушался к ней. Никого он не чувствовал лучше, чем женщин; никого сильнее не понимал. И только ощутив её требование, друид начал ускоряться, в один момент испытав неудобство и сжав Сойку в крепком кольце рук, вновь оказался сверху, не беспардонно вдавливая, но прижимая её грудью к мягкой перине. Уже не ловил - впивался к горячие, практически обжигающие губы участки кожи, заставляя их краснеть и пылать ещё сильнее. Адриарх продолжал играть, то плавной дорожкой поцелуев от ключицы до солнечного сплетения, то ничего не предвещающими касаниями пальцев женской талии, то очередным движением ей навстречу заставляя утопать в одной волне наслаждения за другой. И тем самым ублажать его: он плыл в одолевавшей его буре эмоций во главе со сладострастием и упоением от лицезрения женского счастья. Адриарх двигался всё чаще, всё резче; всё упорнее становился в достижении апогея их с Сойкой близости. Замер лишь на несколько протяжных мгновений, когда тот был достигнут вместе с ней - он умело подгонял её восторг, придерживая свой, после чего полностью в том забылся, выдыхая горячий, сопревший в скованной чувствами груди воздух в женский висок и ощущая под собой всё сильнее стихающие отголоски такого же забытья. Однако друид стихнуть тем окончательно не позволил, пустив по телу Сойку знакомый и уже наверняка желанный импульс - импульс возбуждения. Позволив себя оседлать, он целиком отдался ей - единственной женщине, которой принадлежал в настоящий момент.
Адриарх не останавливался, поддерживая их жар всякий раз, когда тот начинал потухать из-за такого же простого чувства, как низкое, плотское желание. Едва ли он мог с точностью сказать, сколь времени им обоим удавалось бороться с усталостью, пока та не заставила их забыться в истинном блаженстве в последний раз. Тогда друид, проведя от раскрасневшихся грудей до самого подбородка теплыми, но как будто остужающими - прощающимися поцелуями, чуть отпрял от Сойки и повалился, не забывая про осторожность, рядом с ней на знатно промявшуюся перину. Он приобнял женщину под грудь, что всё ещё рьяно вздымалась и опускалась в попытках нормализовать дыхание, и ровно засопел, уткнувшись кончиком носа в её плечо. Возможно, стоило что-то сказать, но все слова, казавшиеся ему неуместными и в какой-то степени даже кощунственными, Адриарх всецело оставил за Сойкой.  Быть может ей удастся подобрать что-нибудь более подходящее, чем то, на что был способен он. Ведь от него нельзя было услышать ни признаний в любви, ни чувственных слов о высшем; лишь искреннюю благодарность. И восхищение, что до сих пор мешало мужчине окончательно прийти в себя.
[NIC]Adriarh[/NIC][AVA]https://i.imgur.com/VAmTelN.png[/AVA][LZ1]АДРИАРХ, 820 y.o.
profession: друид[/LZ1][SGN][/SGN]

+1

42

Мгновение, и её тело задыхается от восторга, от переизбытка чувств, что откликаются мелкими судорогами, что вспышкой затмевают сознание, вынуждая ещё пару секунд жить в этом состоянии, переживая заполнившее каждую клеточку ощущение тепла. Невероятное мгновение, что невольно называешь лучшим, потрясающим. А после... пальцы Адриарха вновь касаются тела и рождают новое, которое само является ответом на вопрос "Разве может быть лучше?..", покоряя новые вершины лишь за тем, чтобы после сделать то снова и снова...
Ей оставалось вести собственную игру, делясь с друидом тем, что переполняло её саму: дотягиваться пальцами до его самых чувствительных сплетений нервов и поглаживать, бесконечно целуя, завлекая бёдрами. Уже своими губами ловить сбивчивость его дыхания, граничащего со стонами, своей грудью ощущать, как вздымается его и бесконечно этим наслаждаться: его удовольствием, его телом, им, бесконечно им. Она ощущала его руки на своём теле, вынужденная гадать, какое прикосновение вновь украдёт её из бытия, вводя в сплошную негу, подрывая установившееся равновесие и возвышая мелодичность эмоций. И вот, она ощущает его руки на своих бёдрах, готовая к тому, что за этим прикосновением может последовать. Прислушивается к себе и не обнаруживает ни нагнетания эмоций, ни зарождающейся бури - ничего. Тело невольно расслабляется, осознав, что не стоит ждать подвоха. Расслабляется, когда тот самый подвох, без прелюдий да пустословий, застал её в самом сокровенном, поразив сознание яркой вспышкой и лишив тело сил, что оказались застланы врасплох. Сайгара тяжело дышала, не находя себя среди собственных эмоций, теряясь в вопросах, которым не суждено было найти какой-либо ответ, кроме того, что мог быть рождён умелыми тонкими пальцами друида.
Её тело отозвалось томительным желанием, когда осознало, к чему готовится Адриарх. Оно само, будто не спрашивая мнения своей обладательницы, пусть, та и полностью разделяла его стремления, всецело понимая их, тянулось к друиду, мечтая слиться с ним в одно целое, являя то, что копилось эти несколько дней знакомства, недомолвок, обжигающей двусмысленности, соблазнительных касаний, и выплавляя это под жаром чувства, завихрений эмоций в глубокую страсть.
Он направил себя к ней, а она приняла его всецело, без остатка, вторя его хриплому стону, что коснулся слуха, унося сознание от наслаждения, своим, сорвавшимся с губ, когда они положили начало долгожданному, когда поведали друг другу новые таинства этого знакомства, расширяя его, возводя в новые значения. Она позволяла его рукам направить её, подсказать, чтобы после действовать уже самостоятельно, двигаясь навстречу, каждым движением соседствуя с удовольствием, что накрывало волнами, то подкрадываясь к пику, то незатейливо бродя рядом, сводя с ума, уводя разум прочь и оставляя обнажённые чувства, пылающие сердечным пламенем страсти. Она терялась где-то между реальностью и грёзами, ведь стоило только подумать, пожелать, чтобы темп несколько сменился, как друид следовал этому желанию до того, как Сайгара давала подсказку.
Он покорял своей нежностью, но не сводил близость к томному сонету, вторгаясь в него чувственной живостью. Он не был грубым, однако являл собой силу, под которой хотелось ощущать себя слабой женщиной в умелых мужских руках, которой хотелось поддаться и покориться, чтобы после вновь попробовать самой её покорить. Он выбивал остатки кислорода, заставляя вжиматься в его тело, и, позабыв о поцелуях, спрятав на его спине напряжение рук, ждать горячей волны, что подобно прибою раскалённой до красна негой разлилась по всему телу, вынуждая обмякнуть, уткнувшись носом в родное плечо и пытаясь восстановить дыхание. Вот и всё. То, чего она так жаждала, то, что она получила в лучшем виде. И ведь трудно вообразить, чтобы что-то могло быть ещё более... Сайгара с лёгкой озадаченностью на дне глаз ловит взгляд друида и прислушивается к себе, чтобы не ошибиться: под жаром тела вновь цветёт жажда мужского тела, тяга, мягко отталкивающая от сознания последние мгновения удовольствия и обещая в скором времени новое. Женщина вновь оказывается сверху и ведёт, направляя их обоих в бесконечное и столь манящее вперёд.
После, когда разум отказался делать попытку понимания происходящего, а тело вновь поддалось удовольствию, что смешалось со сладкой усталостью, тяжестью наполнившей тело, Сайгара лежала, распластавшись на перине и тяжело дышала, вновь пытаясь ухватить ускользающую ровность дыхания. И тёплая рука, что обняла, но уже не провоцировала, а выказывала нежность, лаская уютом и тягучестью мгновения. Сойка прикрыла глаза, прислушиваясь к собственным чувствам, ещё задевающим её тело, ощутила щекотку дыхания друида, и несколько подалась назад, пытаясь оказаться с ним ближе. Уже не взывая его к неприличию дистанции, а прося сократить ту до ставшей родной, умиротворяющей.
Она лежала, глядя перед собой и позволив коснуться себя мыслям, что вновь начинали обретать силу. И думала о том, что никто, ни один мужчина не обладал такой самоуверенностью, чтобы творить подобные вещи. Ни один мужчина до Адриарха не оказывался способен подарить хоть четверть того удовольствия, что таилось в одной постели с друидом, и женщина была уверена, что никому более то не удастся. Сегодня она потерялась с ним в страсти, удивилась собственному телу, что настолько живо и с безмерной готовностью отвечало Адриарху, ему всему, без остатка. С лёгкой улыбкой отметила, что без уловок здесь, верно, не обошлось. Однако, несмотря на то, что в этой постели их объединила страсть, женщина понимала, что пришла к друиду, что выхаживала его и волновалась, когда тот бросал вызов смерти, отнюдь не из тяги к этой страсти. Сегодня они вместе исполнили живой, плотский танец, играя с физиологией, сводя её с ума. Однако, даже без этого танца у Сайгары было нечто более личное и глубокое. Чувство, что уверенно поселилось в груди и не желало её покидать. Оттого ли мгновение близости искрило столькими оттенками? Оттого, что она пришла, уже ощущая друида близким сердцу?
Сойка терялась в мыслях, невольно опустив руку поверх ладони Адриарха и принявшись плавно поглаживать его кожу. Не хотелось говорить ничего, что могло бы разбить ласкающую слух идиллию тишины и созвучие дыханий. И Сойка молчала, молчала до тех пор, пока не выдохнула, тихо позвав:
- Адриарх... - и замолчала, будто задумавшись: что же она хотела сказать дальше? А продолжение подсказывалось чувствами, что оказывались лучшими советчиками, чем сознание, - Не отпускай меня, - на понижение тона проговорила женщина, не уточняя: не отпускать сейчас или вовсе, - позволяя друиду понять эти слова так, как ему то было ближе, как ему хотелось того сильнее. От себя же она разве что перехватила своими пальцами его, переплетаясь с ними в тесной связи.
[NIC]Sagara[/NIC][AVA]https://i.imgur.com/Qx6D4d6.jpg[/AVA][STA]curing death[/STA][LZ1]САЙГАРА "СОЙКА", 1200 y.o.
profession: лекарь[/LZ1][SGN][/SGN]

+1

43

- Не отпускай меня, - слова, что отозвались в душе друида неопределенностью. Роднились ли его желания с просьбой аршханки? Хотел ли он быть с ней? Касательно настоящего момента не возникало ни малейшего сомнения - Адриарх готов был остановить время, чтобы тот продлился как можно дольше или не заканчивался вовсе: стольким соблазном растекалось по телу блаженное тепло в симбиозе с приятной, ласкающей игривыми воспоминаниями усталостью, - однако что мог сказать за то, что их ждало в будущем? Ближайшем иль самом далёком - мужчина едва ли горазд был порадовать искренним признанием в схожей необходимости. Необходимости в Сойке.
Мысли, что плотными путами принялись окутывать собой сознание, прошлись по позвоночнику холодной дрожью. Лишь благодаря волевому усилию друид остался на месте и не отпрянул, поднимаясь с постели и уходя пусть не из комнаты, но гораздо дальше - в глубокие размышления, которые он часто вёл отнюдь не в гордом одиночестве. Так, с ответом Адриарх не торопился, растягивая его время поглаживанием женских пальцев и нежным поцелуем, оставленном на обнаженном плече. Не бежал от необходимости в малоприятной правде и не чувствовал никаких изменений, но ожидал - признаться, не без надежды, - из личных опыта, соображений и расчётов зная, что их с Сойкой уединению долгим не быть. Как и не быть тогда разговорам, которым мужчина всегда предпочитал куда более откровенное и личное. Едва ли его можно было назвать противников культурных бесед: порой его невозможно было заткнуть. Только не в тех случаях, когда всяка тема так или иначе касалась тех его сторон, к которым он и сам не испытывал тепла. Пусть и не противился им. Никогда.
Адриарх был не в том положении...
И видят Духи, он уже хотел ответить, дав Сойке слабый, не лишенный искренности намёк, а вместе с ним сладкую надежду, что данной встречей их знакомство не ограничится, но вместе этого, поднявшись на локте и нехотя освободив из горячих пут женских пальцев свою руку, зацепился за край скомканной на краю постели простыни и спешным, но вместе с тем плавным движением накрыл им нагую аршханку, скрывая её красоту не только от собственных глаз. Встретившись ими с Сойкой, мужчина с нежностью и откровенной грустью улыбнулся, заправляя за ухо на протяжении не минут - часов любимой им женщины выбившийся локон волос и проводя большим пальцем по румяной щеке.
- Это не в моей власти, - едва слышно прошептал он и покинул ложе, поднимая с пола штаны и натягивая их на голое тело. Стоило ему затянуть на тех кожаный пояс, как в комнате образовался портал. Небольшой, таких же размеров, что и тот, приведший их с Сойкой в этот дом, и ровно на том же самом месте, что и тогда. Адриарх невольно улыбнулся посетившим его мыслям: Оли точно знал в какой момент и куда его направить, чтобы занять и быть уверенным, что он никуда не денется, никуда не вляпается и при возникшей нужде окажется не только в зоне досягаемости, но и в уже заранее известном месте. Обернувшись к порталу, из которого практически сразу появился знакомый аршхан, друид отметил внутри себя что-то неприятное, когда взгляд его друга коснулся образа Сойки, пусть даже защищенного простыней. Неприятное, но не без причин предельно тихое и спокойное - то, от чего ему не составило труда разом отмахнуться.
- Как мы и ожидали, ассиры попытались пробиться к лагерю. Тираний с бойцами сейчас с ними разбираются.
- Его наконец-то покалечили?
- Если бы, - по-доброму усмехнулся Оли, но и секунды не прошло, как он вернул себе грузную серьёзность. - Случись такое, с ним придётся мучиться Госпоже Сайгаре. На Айдара напали. Ты нужен в столице.
Адриарх на мгновение, но отчетливо видное мгновение замер в попытках переварить сказанное.
- Ему бывает нужна помощь?
- Его жене.
Прикрыв глаза, друид выдохнул, стянул со стула, что стоял подле окна, висящую на его спинке рубаху, которая уже свободно колыхалась на его худом торсе, когда он поравнялся с Оли и физически почувствовал давление измененной материи мира. Перед тем, как зайти в портал, Адриарх бросил взгляд на Сойку, искренне не зная, столкнёт ли их ещё когда-нибудь судьба или данные мгновения последние - завершающие ноты той мелодии, что они вместе претворяли в жизнь из собственных чувств. И не желая мучить их обоих поиском желанного ответа, ушёл, оставив аршхана позади.
Оли с несколько секунд неподвижно стоял, вглядываясь не в саму Сойку - в её взгляд, в котором он наблюдал слишком много знакомого. До боли знакомого.
- Хотел бы я сказать, что он вернётся, - но не мог. И потому, что не было никакой гарантии в том, что на друида на совершат успешное покушение, и потому, что этот засранец был отнюдь не из тех, кто приходил к одной и той же женщине дважды. В любом случае, то было не его дело - Оли поспешил вернуться к своему, шагнув в портал, сразу за тем его растворив. Война не терпела промедлений.
[NIC]Adriarh[/NIC][AVA]https://i.imgur.com/VAmTelN.png[/AVA][LZ1]АДРИАРХ, 820 y.o.
profession: друид[/LZ1][SGN][/SGN]

+1

44

Она просила не слишком о многом: о ещё некотором времени рядом. Чтобы она могла так и дальше лежать, ощущая тёплую усталость, обхаживающую тело, чувствуя близость друида - не провоцирующую, а уютную, - и наслаждаясь ей, мыслями переживая ещё недавние моменты страсти, что граничили с невозможным. Сейчас ей не нужно было большего, лишь гарантия следующего мгновения, которое она могла потратить на неторопливое соприкосновение пальцев, на ощущение мужских губ на ещё разгорячённой коже плеча. Чтобы закрепить момент в сознании, чтобы поддержать и продлить, растягивая удовольствие - его другой сорт. Однако...
Однако, словно противореча её просьбе, мужчина несколько отстранился, оставив Сайгару укрытой тонкой простынёй, а после и вовсе поднялся с кровати, вынудив Сайгару уже сесть на постели, придерживая простыню на груди. Сесть и следовать за сборами Адриарха собственным взглядом. Он уходил. Если ещё не направлялся к двери, то вот-вот собирался это сделать. Ощутив эту мысль, женщина обратилась к самой себе, в попытке понять: а какие чувства у неё это вызывает? И обнаружила благодарность за те незабываемые часы, которыми Адриарх её одарил, ощутила свой интерес к нему и упрямую тоску из-за того, что друид подводил черту итога под всем произошедшим здесь. Может, без собственного на то желания, о чём говорила искренняя грусть, с которой он озвучил свой ответ, однако...
Сойка с каким-то смирением приняла появление Оли. Заодно и дополнила полноценность картины, включив в неё момент перехода из лагеря в дом. С пониманием ситуации, пусть, и с нескрываемым нежеланием всё заканчивать, глядела на Адриарха, пытаясь поймать каждую крупицу его образа, чтобы задержать в памяти настолько, насколько та сможет, и ощущая отклик в сердце. Кажется, за неделю она успела слишком к нему привязаться, чтобы теперь, вспоминая слова Оли о том, что ей не стоило рассчитывать на многое, не чувствовать болезненный отклик души.
Женщина ещё некоторое время глядела на портал, когда в том скрылся Адриарх, а после переместила взгляд на Ольхариуса, и кивком поблагодарила его за сказанное. Когда же пропал и Оли, оставляя её в уединении в доме Адриарха...
Сайгара откинулась обратно на подушки, заводя руку за голову и уже не контролируя простыню, и задумалась, глядя в потолок. Думала об Адриархе, не способная пока что выпустить его из собственных мыслей и задумывалась над ближайшим будущем. Встретятся ли они снова? Сведёт ли вновь их судьба, что хитро их пересекла в северном лагере? А даже если удастся встретиться, последует ли что-либо за этим? Женщина лежала, думая, прислушиваясь к собственным чувствам, а после, с тихим вздохом, поднялась с постели и принялась за сборы.
Вероятно, более их дорожки не пересекутся. По-своему это печалило женщину, однако, она понимала и причины, уведшие Адриарха сейчас, и те причины, что могли не позволить ему вернуться именно к ней. Вероятно, всё было бы проще, воспринимай она друида только как любовника, однако... сейчас она понимала, что прониклась к нему чем-то большим, личным, что не давало покоя. Женщина грустно улыбнулась этим мыслям, заканчивая шнуровать платье, и оправила руками волосы, придавая им опрятный вид. Если их пути более не пересекутся, то, пожалуй, она сможет это пережить - Сайгара была взрослой девочкой. Сойка поправила постель друида, ища повод задержаться, а после покинула дом, осматриваясь и выбирая направление к лагерю. Однако, если их пути пересекутся и Адриарх покажет свою заинтересованность в этом... Женщина ощутила, как от этой мысли по телу растеклось приятное тепло. Она тогда не откажет, позволив ему быть рядом столько, сколько он сам того захочет. Более того, и сама ответит своим интересом. Не столько в физическом контакте, сколько в самом друиде.
Сейчас же... Её ждала война, что призывала её, требовала её присутствия как лекаря, что, пусть и уступал по силам другим, но обладал большим опытом и хорошими умениями, что вытащили ни одну жизнь. Её ждал лагерь, в котором она уже успела поработать, и где её присутствие нужно было больше, чем в северном: там был Мигул, Цайхир и Адриарх. А здесь же... Здесь ей предстояло много работы, к которой Сойка была как никогда готова, и в которой желала на время забыться, занимаясь исключительно делом. Делом, важным для всех трёх стран.
[NIC]Sagara[/NIC][AVA]https://i.imgur.com/Qx6D4d6.jpg[/AVA][STA]curing death[/STA][LZ1]САЙГАРА "СОЙКА", 1200 y.o.
profession: лекарь[/LZ1][SGN][/SGN]

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » i bet


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно