внешностивакансиихочу к вамfaqправилакого спросить?вктелеграм
лучший пост:
северина дюмортье
считать падение невесомых звезд и собственные тяжелые. собственные — они впитывались в тебя сладострастным искушением, смертельным ядом; падения собственного духа... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 23°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
eva

[telegram: pratoria]
siri

[telegram: mashizinga]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » You can count on me


You can count on me

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Jamil/Eva
https://forumuploads.ru/uploads/0010/a8/ca/7990/703630.png

[NIC]Eva Torres[/NIC]
[STA] Но в сердце моем выжигал свое имя[/STA]
[AVA]https://forumuploads.ru/uploads/0010/a8/ca/7990/60548.png[/AVA]
[LZ1]ЕВА ТОРРЕС, 21 y.o.
profession: студентка
relations: зависимость[/LZ1]
[SGN]Всё начиналось с привета,
Но в этом году снег выпал чёрного цвета.
[/SGN]

+3

2

Джа знает что такое любовь или хочет думать о том, что знает. В конце концов он ведь божество. Каждый смертный вбивает себе в голову, что божественное несёт в себе это величественное чувство.  Почему? Ведь если бог не слышал ничего о любви, то чего о ней может знать его паства? Увы, я не знаю что такое любовь, не чувствую истрепанным прогнившим сердцем. Слышу лишь дальние отголоски того, чего мне бы хотелось им считать. Складываю картинки из фильмов, строчки стихов и музыку. Вот он собирательный образ грязного романтика с бутылкой виски в руке. Предпочитаю солод винограду.

Джа напивается в хлам, практически страдает угрызениями совести и бредит о Ней. Его ноги ведут тело по изученным до тошноты улицам к её небольшой съемной квартирке. Пятый этаж, вид на пыльную дорогу и остановку рейсового автобуса. Окна её квартиры к ночи всегда плотно завещаны шторами, свет лампочки едва пробивается на улицу. Моя девочка прячется от чужих неуютных взглядов, порой мне думается, что скрывается и от меня. Днём окна открыты, на подоконнике три кактуса, подаренные мной. Один из них удивительно расцвел на седьмой день её отчаянной заботы. Она съехала от отца, ведь тот не мог терпеть в своем доме другого бога, кроме того, в которого уверовал. Джа не мучается от этого, это значительно упростило ему сотворение того тернистого пути, что уготовил маленькой прекрасной девочке.

Она небесный сосуд, в котором безграничное небо, океан, деревья, цветы. Она Фрейя, возлюбленная Одина, в её власти любовь и война. Она невероятная, никто не сравниться с её красотой, ни у кого больше нет подобного сердца. Несчастное божество во мне смотрит на неё с трепетом и вожделением. Джа не может позволить, чтоб она принадлежала кому-либо ещё, от того настолько отчаянно ревнует, ломает мебель, швыряет чашку утреннего кофе в стену, оставляя на молочных обоях грязный потек. Светло кофейный след так и не отмылся. Джа сходит с ума, представляя, что какие-то другие чужие руки трогают её мягкую нежную кожу. Так же, как и он. Так же, как и он других.

От Джа несёт дешёвым парфюмом размалёванной девицы без лица и имени. Их такое бесчисленное множество, этих толстых губ с густонакрашенной помадой, что совершенно не отпечатываются на сетчатке. Он трахает их до испарины, плодит героев, которым не суждено родиться. Мелани, Дебби, Лола, Джемма,  долгий ряд, геометрическая прогрессия. После каждой подолгу стоишь под душем и стирает простыни. От них тошнит, от себя воротит, но развеселое божество продолжает свои омерзительные игры.

Спиртное обжигает глотку, когда ноги шагают по ступеням, поднимают по лестничным проёмам. Джа знает, что ему обязательно откроется дверь его верной всепрощающей нежности. Единственное светлое олицетворение его самовлюблённого Я. Её красота тешит эго. Слишком хорошая, чтоб оказаться правдой, чтоб остаться надолго, чтоб быть её достойным. Его маленькая девочка, превращённая в огромную тайну. Джа воинственен, будто Арес, и с той же яростью оберегает свой смертельный секрет. Никто не должен узнать о том мягком, что скрывается под слишком уж непрочной клеткой из костей. Не позволить, не позволить, не позволить злыми острыми языками пробраться сквозь решето.

Джа точно знает, что ему откроют, но если нет, он ещё совершенно не позабыл как это бродячей псиной сидеть у двери. Вытягивать ноги, похрустывая коленями, задницей сидеть на пыльном бетонном блоке. Не до гордости, когда любовь, когда готов пообещать исправиться /напиздел/, бросить пить /напиздел/ и курить /напиздел/, бросить шлюх /напиздел-напиздел-напиздел/. Джа выпрашивает прощения, давит на больные точки, более того, наверняка знает где они расположены. О, нет, ему на стыдно, ведь отношения - это война, это боле битвы, где все методы хороши. Необходимо взять в оцепление нерушимую крепость, взобраться на вершину и поставить флаг. Пусть красиво развивается по ветру и говорит всем и каждому об одержанной победе. Он громыхает кулаком в дверь, после упирается обеими в дверную раму, чтоб не упасть. Она открывает. Свет из её квартиры красит жёлтым квадрат на лестничной клетке. Я поднимаю на неё собачий взгляд, она прекрасна.
- Пустишь?.
[NIC]Jamil Reed[/NIC]
[STA]здесь собрались все, кого я любил[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/kbKqEAD.gif[/AVA]
[LZ1]ДЖАМИЛЬ РИД, 32 y.o.
profession: управляющий сетью аптек "Drug Corp.";[/LZ1]

Отредактировано Ruth Oscar Hansen (2020-12-29 15:25:13)

+2

3

Еве бы начать думать головой, перестать изображать из себя верную собачонку, что вечно ждет своего хозяина под дверью. Торрес считает свои сравнения банальными, но все равно, день изо дня думает, что идеальнее всего она соотносится с Хатико, который непрерывно на протяжении многих лет ждет одного человека. Только ее исход все-таки чуть более приятный, у нее есть шанс дождаться. Это случается редко, сопровождается обычно мерзким шлейфом чужих духов, пошлыми, тяжелыми ароматами, которые Ева бы себе никогда не позволила. А еще следами помады, которые Он, конечно, старается стирать, но все равно, где-нибудь на рубашке остается алый, незамеченный след, на который Торрес старательно не обращает внимания, делая вид, что все нормально.

«Но когда надеемся того, чего не видим, тогда ожидаем в терпении», она уже не первый раз перечитывает эту строчку в послании Апостола Павла, ей хочется верить, что случайная фраза, за которую зацепился взгляд, является чем-то вроде мини-предсказания. Что, несмотря на все трудности, на эмоции, вызванные вечным ожиданием, однажды, ее надежды действительно воплотятся в реальность. Потому что как бы она не кричала в их крайнюю встречу, как бы не молила Его уйти, она все равно скучает. Скучает до тошноты, сгибаясь над унитазом, после очередного приема пищи, отец говорит, что это не нормально, кричит, почти приказывает забыть, наконец, о существовании э т о г о человека, по-другому он Рида не называет. Ева мило улыбается, клянется, по-детски скрещивая пальцы за спиной, что больше о Нем думать не будет, а потом возвращается домой и все по новой. Ей почти физически больно, особенно по вечерам, когда в сториз у общего знакомого она в очередной раз видит Его в клубе, окруженного девушками.

Торрес молится своему Богу, спрашивает за что, почему он послал ей именного этого человека. А потом замечает, что словно в бреду, вместо имени своего Бога, шепчет Его имя, давно молится Богу Джа, постоянно чувствуя в носу не запах ладана, а терпкий запах табака, смешенный с виски и примесью свободы, которую она уже никогда не достигнет. Да ей и не нужна свобода, особенно если она подразумевает жизнь без Него. Милая Ева в своей голове уже давно разрушила алтарь привычного Бога, того, с которым отец познакомил ее еще в детстве, в ее теле, где-то около сердца уже давно алтарь совершенно другому божеству.

Она почти отчаялась, перестала в бреду шептать имя, по вечерам старается не заходить в социальные сети, они не виделись всего несколько недель, а Еве кажется, что несколько лет. Кажется, когда-то Он говорил ей, что если Торрес согласится на уговоры его друзей и попробует наркотики, Он убьет ее. От Евы все еще веет банальщиной, но она упрямо думает, что Рид единственный сорт наркотиков, на который она способна подсесть, хотя какое способна, давно подсела. И в самые сильные минуты отчаянья, она представляет, как вкладывает ему в руки пистолет и просит исполнить угрозы, а потом сама же стыдится этих мыслей.

Звонок в дверь прерывает хаотичный поток мыслей, она недоверчиво косится в сторону входной двери, не спешит открывать, не понимая, кто мог бы ломиться к ней в такой поздний час. А потом в ее дверь врезается кулак, и Еву будто бьет током, сразу становится понятно, что этот тот, которого она последнее время так часто молила появиться. Она бежит к двери, отгоняя осторожные мысли, посеянные отцом, о том, что может и правда пора завершать эти отношения. И все же она смело открывает дверь, думая только о том, как сильно соскучилась.

- Пустишь? – вопрос для них привычный, который она уже много раз просила не задавать, знает ведь, что не пустить она не может. Пару раз пыталась, но по итогу все равно именно она поднимала белый флаг, отходя в сторону и пропуская Его в квартиру.

От него опять воняет женскими духами, она почти наяву видит, как они на Нем висли, как Он с удовольствием впивался в губы очередной легкодоступной девушки, она не винит Джамиля, не винит девушек, считает, что так сложилась ситуация, что Ему просто было трудно отказать этим случайным знакомым. Периодически Еве самой противно от своих мыслей, от постоянной потребности оправдывать своего Бога Джа, но по-другому она не умеет, не хочет, не может /нужное подчеркнуть/

Тяжесть в воздухе можно сжать рукой, они молчат, замершие друг напротив друга. Торрес бы уже давно кинулась Его обнимать, но все же капли самоуважения в ней еще остаются, поэтому она старается вскинуть голову как можно выше, расправить плечи, показаться гордой и не зависимой. Но почти сразу видит усмешку, спрятавшуюся в глазах напротив, Джа смотрит прямо, дразнит одним только взглядом, словно знает, как тяжело ей устоять на месте. Плечи вместе с головой понуро опускаются, и она делает небольшой шаг вперед, чтобы очутиться в таких знакомых объятиях. Чужой парфюм, вместе с запахом табака моментально вбивается в нос, в очередной раз напоминания, откуда он пришёл.

- Я знала, что ты вернёшься, - подруги не раз пытались научить ее «правильному» поведению, объяснить, что таких парней нужно встречать скандалами и битой посудой, но Ева так не умеет, она может только все сильнее прижимать к своему Божеству, боясь, что если она хотя бы на секунду отойдет от него, он исчезнет.

[NIC]Eva Torres[/NIC]
[STA] Но в сердце моем выжигал свое имя[/STA]
[AVA]https://forumuploads.ru/uploads/0010/a8/ca/7990/60548.png[/AVA]
[LZ1]ЕВА ТОРРЕС, 21 y.o.
profession: студентка
relations: зависимость[/LZ1]
[SGN]Всё начиналось с привета,
Но в этом году снег выпал чёрного цвета.
[/SGN]

+3

4

Девочку, которой едва за двадцать, любить до безобразия легко, ещё легче её влюблять. Она ещё неоперённый птенец, не то, что летать, пропитания не найдет. Свалиться вниз из гнезда, переломает позвоночник, остаётся на съедение грозным котам. Божество во мне поступает неверно, поступает жестоко, забыв о благоразумии. Но кто сказал, что боги милостивы к своей пастве? Милостив лишь тот бог, в которого ей было весело верить с малых лет. Тот, кто любит детей своих, кто направляет их к свету. Но не мой Джа. Джа, который жадно плещет виски в стакан, но куда более жадно желает впиваться губами в её шею. Целовать, кусать, оставлять священные отметины своего пребывания с ней. Он шлёпает, тянет за волосы, проводит языком по её губам, ощущаю солоноватый привкус - значит добился своего. Джа никогда не отпустит её, пусть и думает, что всё в любом случае легко оборвать. Он ошибается даже здесь.

Она щедра, когда впускает его, когда прощает, когда смотрит и любит. Джа точно знает, что она любит его со страшной силой. Силой большей, чем вся его разрушительность. Любовь всепоглощающей волной забирается под кожу. Это чувство плоское и широкое, края режут душу. То сжимающее жаркое чувство, которое она дарит стоит любого кровоточащего ранения. Джа знает как это, когда сжимается душа. Она стискивается до крохотного размера, примерно, как ямочка на грудной клетке между двух грудных мышц. Потом сбрасывает напряжение расходится сладостной негой по каждой клеточке тела, немного парит над кожей, словно окутывает в мягкие облака. Вся жизнь - это огромный контраст, в котором невозможно отыскать хорошее, если не ощутить худо. Когда-то его прекрасная Ева больше никогда не откроет ему дверь, забудет как его зовут, забудет его руки, губы, запах, взгляд раскосых глаз. Она встретит того, кто на контрасте долгих лет унижений, окажется чистым и блестящим, как новый сервиз, только что из магазина. Она будет наслаждаться каждым глотком свежесвареного кофе из красивой фарфоровой чашки и думать забудет обо всяких пыльных Джа.

Этот кто-то будет справедливо лучше, чем он. Он окажется чутким и заботливым. Он будет внимательным, умным. В руках у него будут ценные бумаги, а не несколько косяков. Каждую среду ужин в итальянском ресторане, по пятницам в бар с друзьями, а по выходных куда-то в новое место, ведь получать совместно новые впечатления очень важно для отношений. Перед Рождеством он будет водить её на огромный каток, они будут смеяться, когда падают, подниматься. Он осторожно проверит не сбила ли его малышка колени и отогреет после горячим стаканом вишнёвого глинтвейна. У него точно окажется хорошая семья, правильная. Каждую зиму на десять дней выезжать в горы чтоб насытиться свежим воздухом, насладиться прекрасными видами. Что если поехать в Швейцарию или Канаду? Она будет печь булочки с сахаром и корицей, пересматривать мультики старого Диснея и читать книги со слезами на глазах. Просто потому что это очень трогательно.

Но пока что она оказывается в руках хитрого божества. Джа прижимает девушку к себе сильнее, пытается окунуться в сладостный аромат парфюма. Хочет быть лучше, хочет быть чище, хочет оказаться с ней наравне, но это невозможно. Заранее обречены на провал. Джа опускается перед ней на колени, упирается лицом в живот, целует сквозь тонкую ткань футболки. Он тереться волосами и тихо шепчет:
- Я так сильно соскучился по тебе, - моя жизнь дерьмо - уже не произносит вслух. Джа хорошо знает, что таков его путь. Что только и остаётся , что принять его, следовать за ним, быть преданным той дороге, что взвалилась. Он счастлив, что у него есть его пристанище, его убежище, его священный Грааль, наполненный живительным светом. Джа понимает затуманенный пьяный взгляд вверх, смотрит на неё снизу:
- Ты простишь меня? Пожалуйста, прости меня снова.
[NIC]Jamil Reed[/NIC]
[STA]здесь собрались все, кого я любил[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/kbKqEAD.gif[/AVA]
[LZ1]ДЖАМИЛЬ РИД, 32 y.o.
profession: управляющий сетью аптек "Drug Corp.";[/LZ1]

Отредактировано Ruth Oscar Hansen (2021-01-10 17:26:05)

+2

5

Разве можно верить Иуде? У Евы этот вопрос выбит где-то на подкорке мозга, она помнит, как отец снова и снова его задавал. Вначале в воскресной школе и перед молитвами, а после во время каждого семейного ужина. Торрес первое время отмалчивалась, покрывалась стыдливым румянцем, знала на что отец намекает, но со временем словно какой-то процент дерзости Джамиля передался и ей, она начала подниматься глаза на отца и отвечать:

- Но разве не твой Бог учит нас верить всем? – отец злится, кричит, выставляет ее из дома, а Ева только смеется, знает, что уже на утро ей станет стыдно, что она будет молить отца о прощении, но ничего не может с собой поделать. Она уходит, попутно присылая Ему несколько смс, знает, что оценит эти ее слова, может даже поощрительно улыбнется. Еве иногда кажется, что только ради этих улыбок она и живет. Ради поощрения, хотя бы виртуального поглаживания по головке, ей просто становится лучше от осознания, что Джа ей доволен.

Подруги называют это помешательством. Просят что-то с этим сделать, отказываются принимать ее чувства, а Торрес даже не пытается вслушиваться в их слова, понимает, что это бесполезно, все равно все их голоса будут перекрыты одним «я соскучился», так что не имеет смысла даже пытаться. Но на самом деле Ева пару раз пытается задуматься о другой жизни, представляет, что они с Ридом не знакомы или все же, на радость ее близким, расстались. И она не видит своей жизни. Она не видит ничего, белый лист, который отказывается заполняться, но стоит ей хотя бы на миллисекунду запустить себе в голову Его образ, как белый лист превращается в ее жизнь, правильную, такую, какой она и должна быть.

Особенно четко она осознает это вот в такие моменты, когда он возвращается. А на самом деле, он возвращается всегда. Как бумеранг, как бы далеко жизнь не откинула Джамиля от нее, по итогу, Он все равно окажется на пороге ее квартиры. Иногда Ева придавалась тщеславию, ей казалось, что Он от нее зависим, что на самом деле Он принадлежит только ей, но она так боялась говорить что-то подобное в слух, что, наверное, никогда не узнает, насколько ее мысли правдивы. Зато ей нравилось удостоверяться в том, что она все еще принадлежит Ему, жить с мыслями о том, на ней есть пусть даже невидимое, но клеймо, что она собственность Бога Джа и никого больше. Скорее всего эти мысли, если бы их кто-нибудь услышал, точно бы сделали из нее сумасшедшею, но Торрес было плевать на мысли и слова окружающих. Важен был только один человек, его прикосновения, поцелуи, грубые укусы и просто присутствие рядом.

- Я сильнее, - не соглашается Ева, с удовольствием зарываясь в Его волосы. Она смотрит, сверху вниз, и не понимает, как на него можно обижаться, как не любить, если этот человек буквально создан для ее любви и заботы. Он смотрит на нее тем самым взглядом, от которого у Торрес всегда мурашки, взглядом, которому она просто не смеет отказывать.

- Прощу, я всегда буду прощать тебя, - она падает на колени, рядом с Джа, утыкается своим лбом в его и наслаждается единением, близостью с человеком, которого так долго ждала, даже Боги не знаю насколько сильно она соскучилась, насколько давно его не видела. – Давай ты будешь приходить чаще? – полу вопрос полутребование, Ева знает, Рид не любит требовательные нотки в ее голосе, в некоторые моменты они его заводят, но чаще всего он грубо заставляет ее замолчать, а не требовать. И все же она не может сдержаться. Ева берет Его лицо в своим ладони и нежно целует в губы. – Мне тебя не хватает, я безумно соскучилась, хочу видеть тебя чаще, - ей трудно говорить, она часто прерывается на поцелуи, ей необходим физический контакт, в той же степени, в которой она хочет донести до Него свои мысли.

- Я прощу тебя, прощаю каждый раз, - повторяется девушка, - делаю все, что ты попросишь. Я ведь тоже могу иногда просить? – несмелый вопрос, она не уверена, и все же получает утвердительный кивок. – Давай куда-нибудь сходим вместе, мы так редко видимся, - Рид кажется даже согласен, но Ева сдерживает торжествующую улыбку, вспоминает, что мужчина пьян, что в этом состоянии Он часто и много обещает ей, но на утро все-равно испаряется из квартиры, оставляя после себя горький запах табака и свежезаваренного кофе /всегда одна порция/ и чуть реже /на самом деле всего два раза/ смятые записки, на тех же салфетках, что девушки в клубах оставляют ему свои номера.

[NIC]Eva Torres[/NIC]
[STA] Но в сердце моем выжигал свое имя[/STA]
[AVA]https://forumuploads.ru/uploads/0010/a8/ca/7990/60548.png[/AVA]
[LZ1]ЕВА ТОРРЕС, 21 y.o.
profession: студентка
relations: зависимость[/LZ1]
[SGN]Всё начиналось с привета,
Но в этом году снег выпал чёрного цвета.
[/SGN]

+2

6

Божество прощено снова, словно малолетний пацан Джа ликует и радуется, греется в лучах её любви. Такой важной, такой необходимой. Словно кто-то взрослый спрятал все конфеты, а она целый торт и только для него. Потому он жадно сгребает её в свои руки тогда, когда она опускается на пол рядом. Она его любовница, его спаситель, его колыбель, обитель, рабыня и дитя. Она умещает в себе множество лиц, соединённых в одно единственное огромное и солнечное. Она бесконечность, она солнце, она вечно по кругу Сансары из одного обличия в другое. Она земное воплощение святого и возвышенного и только на мерзкой и грешной земле могла встретить такого, как я. И я безгранично и самоотверженно её люблю. Люблю когда пьян, когда трезв, когда зол. Люблю волну её черных, как смол, волос, хитрый взгляд, обрамлённый в линию густых ресниц, люблю её нос, губы, пухлые щеки, ещё не отточеные безумолимым течением времени. Ею хочется любоваться, писать ей стихи /если бы только был на это способен/, бросать к её ногам мир, нести её имя победным кличем. Ради неё следует захватывать города, свергать диктаторов, во имя одного её имени.

Когда трезв мучаюсь и страдаю от похмелья, не только алкогольного, но и её. Напившись досыта, так, что боишься посмотреть на стакан, я вновь исчезаю, пропадаю, растворяюсь, как шипучая таблетка витамина С в стакане с теплой водой. Я мучаюсь и скитаюсь от того, что вновь оторвал от её величественного сердца живой кусок. Кажется оно ещё бьётся в кармане старых Levi's. Пытаюсь забыть, пытаюсь забыться, пытаюсь не врываться больше в её жизнь, будто имею на это хоть единственное моральное право. У меня его нет. Я свинья, я слизень, я меньше, чем дождевой червь. Я поступаю так, как поступает слабый и неспособных даже на наименьшую добродетель. И всё же она дарит мне своё тепло, когда возвращусь. Она забирает меня в свои руки, нежно укрывает ладонями, она шепчет о том, что никогда, никогда, никогда не укажет на дверь. Она юная и наивная, она не знает, что совсем скоро с неё спадёт пелена, а я потеряю хоть какой-то контроль.

- Я больше не уйду, - ложь. Джа - великий и могучий лжец. Бог обещает своей пастве, что не бросит её, что защитит, укроет от хищной стаи волков, что не поддаст соблазну, не изувечит, что пощадит и направит - и тоже лжет. Если мы его последователи, то разве есть у нас хоть малейший шанс поступать иначе? Мы так сильно похожи на тех, кому поклоняемся, кому приподносим дары и жертвы. Кровавые трупы, реки крови на ритуальном камне. Омывают, умывают, покрывают нас с головы до пят. Мы с молитвой на губах желаем спасения, желаем исполнения желаний, которых следовало бы страшиться. Но мы глупы, мы не знаем слова "страх". Джа прижимает своё сокровище ближе, вдыхает аромат её волос, практически растворяется в мгновении. Может себе позволить.

Её бог сегодня в хорошем духе, а значит просить можно всё, что вздумается. Самые дерзкие и потаённые желания. Безрассудство и отчаяние. Всё исполнит, всё восполнит, всё выдаст.
- Пошли! Идём прямо сейчас, - резко подхватываюсь на ноги, поднимаю её следом, прямо в том в чем она есть, в домашних тапочках тащу её на улицу. План рождается из неоткуда. Мозг выстраивает шаг за шагом меткую последовательность. Я крепко держу её за руку, уверенно веду вперёд.
- У меня есть план! Или почти план, но это ведь не так уж и важно, да? - улыбаюсь ей. Совершенно окрылённый, точно подросток, точно первая и настоящая. До рваных вен, до слёз, до точки расставания и радости встречи.
- Нам нужно шампанское! - я веду её за собой в небольшой местный маркет, покупаю самую дорогую бутылку игристого, которое только у них имеется. С тройной наценкой конечно же. И пластиковые стаканчики. Романтика блока выглядит именно так. По мне редко когда можно сказать, что у меня есть деньги. Привычки тратить их на шмотки так и не появилась. Словно одна и та же футболка, одни и те же джинсы и волосы перетянуты  простой черной резинкой, купленной по пути из точки А в точку Б у какого то китайца на раскладке.
- Я знаю где здесь открытая крыша.
[NIC]Jamil Reed[/NIC]
[STA]здесь собрались все, кого я любил[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/kbKqEAD.gif[/AVA]
[LZ1]ДЖАМИЛЬ РИД, 32 y.o.
profession: управляющий сетью аптек "Drug Corp.";[/LZ1]

+2

7

- Я больше не уйду, - наглая ложь, раньше Ева жутко злилась, устраивала скандалы и истерики, в пустую тратила совместное время, сейчас уже привыкла. Привыкла к хриплому голосу, который в порыве эмоций обещает ей многое. Не как другим девушкам обещают свернуть горы, надарить кучу подарков или еще что-то такое. Джа обещает остаться, обещает каждый чертов раз, и все равно уходит. И это бьет куда сильнее, чем не купленная побрякушка. Иногда Торрес думает, что может быть Он бережет ее? Специально уходит, боится, что она не сможет выдержать его постоянного присутствия? Но потом сама же смеется от собственных мыслей. Скорее Он боится за то, что если они будут видеться чаще, то она ему надоест. Ева не знает, права она или ошибается, и учитывая, как сильно Рид не любит все эти разговоры по душам, скорее всего не узнает, поэтому в очередной раз тонет в пучине своих догадок. Улыбаясь на каждое сказанное «люблю» и «останусь», если в первое еще остается вера, то во второе она давно погасла.

- Куда? Рид, что ты задумал? – Ева задает кучу вопросов, но ее только бесцеремонно поднимают с пола и куда-то тащат. Она кажется что-то бормочет про то, что она в домашней одежде и тапках, но Он просто отмахивается, полностью захваченный своей идей. Ева видит слегка сумасшедший блеск в глазах и понимает, что спорить с ним абсолютно бесполезно, поэтому даже не пытается, просто следует за Ним /впрочем, как и всегда/ покорно идя туда же, куда идет ее Божество. Она проявляет покорность, знает, что Он это любит и точно ценит, даже если лишний раз не показывает.

- Совершенно не важно, - кивает Торрес, улыбаясь в ответ. Кто бы знал, как ей не хватало такого Джамиля, как она соскучилась по нему, по его сумбурным идеям и неожиданным планам. Как она соскучилась по Нему. И сейчас по большому счету, плевать она хотела, что именно Он задумал. Пусть ведет куда хочет, ей главное само его присутствие рядом. И больше ничего не надо /давно уже ничего не нужно/

- Ты же знаешь, я почти не пью, - пытается мягко напомнить Ева, но тут же закусывает губу, ругая себя. Зачем сказала, ведь любое слово может испортить Ему настроение. И Он опять уйдет, как делал уже тысячи раз, поэтому она тут же просит забыть сказанное, и следом за ним заходит в ближайший маркет. Джа покупает дорогущую бутылку шампанского, Торрес хочется сказать, что ей плевать на шампанское, пошло бы даже самое дешевое, но она продолжает молчать, наблюдая за счастливым Ридом, как же она его таким не видела. Ева молчит, ей не хочется говорить, она просто наслаждается моментом, вслушивается в окружающую их тишину и смотрит. Смотрит и смотрит на Джа, не делая даже попыток оторваться. Она пытается запомнить каждую Его черточку, запечатлеть в памяти этот момент, чтобы после, долгими вечерами, в ожидании, пока Он снова не придет, вспоминать сегодняшний день и смаковать его каждую секунду.

Они поднимаются на крышу, и Ева едва заметно передергивает плечами от сильного порыва ветра. На улице тепло, но ветер почему-то пробирает до самых костей. Хотя, может дело не в ветре, а в ней самой. Она сейчас настолько переполнена эмоциями, что от переизбытка ее потрясывает. Она как маленькая девочка, которой на день рождения подарили долгожданную игрушку, и теперь она никак не может от нее отойти. Так и Торрес сейчас. Судьба расщедрилась и вновь послала к ней Джамиля, как самый драгоценный подарок, о котором она боялась просить.

Он открывает шампанское и произносит какой-то совсем непонятный ей тост, а потом почти залпом выпивает почти весь стакан шампанского. Ева все еще улыбается, и она думает, что еще не скоро улыбка сойдет с ее лица, а потом наконец делает несколько маленьких глотков шампанского, после чего ставит стаканчик на землю. Джа смотрит куда-то на небо. И она даже предположить не может о чем Он думает в этот момент. Да и не пытается, вместо этого девушка подныривает под его руку, уютно располагаясь в его объятиях и оставляет несмелый поцелуй на шее. Он смотрит на звезды, а она на него. И так, думает девушка, происходит всегда, не только со звездами, а в принципе. У Джа много дел и планов, Он всегда смотрит куда-то вперед, а она ничего не может с собой поделать, и как бы она не старалась отводить взгляд, он все равно постоянно возвращается на Него.

- Хочу остаться в этом моменте навсегда, - шепчет девушка, Рид не отрывает взгляда от неба, но она уверена, Он слушает, а самое печальное, еще и понимает смысл сказанного. Они ведь оба понимают, что еще немного, когда солнце начнет подниматься, они спустятся с крыши, чтобы не шокировать случайных прохожих, и опять расстанутся. И никто не знает на сколько. – Вот бы ночь никогда не кончалась, - делится Торрес своей мечтой, по-детски наивно, но она ничего не может с собой поделать. Она и правда мечтает о бесконечной ночи, в которой они смогут вот так стоять, разговаривать или молчать, не важно, главное, что они будут вместе.

- Как думаешь, у нас будет еще много таких ночей? – Ева каждый раз боится задавать подобные вопросы. И несмотря на искренний интерес с ним, все равно молится, чтобы Он промолчал, и чаще всего Джа, словно бы слышит ее молитвы и действительно игнорирует ее вопросы, но сегодня он совершенно точно в добром расположении духа, и на удивление разговорчив. Поэтому Торрес замирает в ожидании. Ответит или нет?

[NIC]Eva Torres[/NIC]
[STA] Но в сердце моем выжигал свое имя[/STA]
[AVA]https://forumuploads.ru/uploads/0010/a8/ca/7990/60548.png[/AVA]
[LZ1]ЕВА ТОРРЕС, 21 y.o.
profession: студентка
relations: зависимость[/LZ1]
[SGN]Всё начиналось с привета,
Но в этом году снег выпал чёрного цвета.
[/SGN]

Отредактировано Yaroslava Vlasova (2021-02-09 03:06:33)

+1

8

Она практически не пьет, но только не тогда, когда моя рука касается её безупречного образа. Джа жесток и тщеславен, Джа хочет жертвоприношений и, конечно же, получает желаемое. А значит юная прекрасная девушка, нежный цветок, что расцвел позже остальных, хватает обеими руками сладкий грех, каким бы он ни был, лишь бы с моей подачи. Она вторит и следует, её не нужно упрашивать, не нужно уговаривать. Маленькая храбрая мышка залезает в мышеловку, но не за сыром, а от огромной и непонятной любви к коту. Она заглядывает в рот и трется рядом, она пытается запечатлеть на фотокарточках памяти каждое мгновение, каждую секунду пребывания вместе. Легко быть божеством, ведь божество может наслаждаться тем, что происходит здесь и сейчас, не задумываясь ни о том, что было, ни о том, что ждёт впереди.

Темные ступеньки, ведущие сквозь чердак наверх, открывают вид прекрасный и захватывающий. Правда, его совершенно не сравнить с той красотой, что скрывается в глуби зрачков моей Евы. Если долго всматриваться в них, можно рассмотреть новые галактики, незабываемые вселенные, падающие метеориты и летящие с пёстрыми хвостами кометы. Она произведение искусства, достойна оказаться в руках художника или поэта. В руках величественного творца. Вместо этого попалась жулику, что украл у мира, спрятал в чулане и ни с кем, совершенно ни с кем, не желает делиться такой вкусной красотой. Она пахнет клубникой и взбитыми сливками, нет, не пошло, а словно вместо супа на обед, решил тут же умять за обе щёки десерт. Сладость граничит с легкой кислинкой, всё на своих местах. У неё мягкие шелковистые волосы и бархатистая кожа. К ней хочется бесконечно прикасаться, трогать, блуждать ладонями, целовать, впиваться губами в шею, точно хочу прокусить пульсирующую венку. Чтоб брызнула кровь, чтоб она стонала и извивалась. Хочется дарить ей наслаждение, что граничит с болью, как и чувства, что между нами на грани. Вернее на грани для неё.

Хлопок пробки шампанского. Тихий, глухой, прикрываю корком тонкую дымку СО2. Разливаю на два стаканчика, пены больше, чем самого напитка. Я вручаю один девочке, второй надпиваю, чтоб пена не текла по рукам, ставлю бутылку в сторону. Я смотрю на неё, мгновение растягивается по шкале времени, словно кто-то решил поставить задержку с несколько минут. Нет, на деле это не так. На деле я дважды моргаю и всё чего хочется - раствориться в этом моменте. Жизнь кажется невероятным дерьмом, ведь практически не принадлежишь себе, стараешься жить от звонка до звонка, откладывать страховую сумму, думаешь о том, что нужно жилье, машина, женщина, ребенок. Грустный штампованный план.
- За то, чтоб всё шло не по плану, - ведь она у меня совершенно не по плану. Она - это странное исключение. Больше, чем тело, набор атомов. Я хочу её полностью поглотить в свою мрачную вселенную и мучаюсь от этого желания не меньше, чем героинщик во время ломки.

Я притягиваю её к себе, укладываю руку на плечо. Я целую её куда- то в макушку, растягивая момент нежности. В смольных волосах путается поцелуй. Я хочу её здесь и сейчас, я хочу её всегда, но лишь притягиваю поближе. Я обнимаю её руками, ногами, она всё, что существует в моей жизни. Единственное, что только может быть.
- Знаешь насколько много будет... Этих ночей, как эта? Настолько много, но только у тебя. Я свой лимит исчерпал. За  все грехи есть своя плата, да, мышка? - я целую её в шею, обнимая руками и ногами. У меня нет никаких сил для того, чтоб отпустить, потому я покрываю поцелуями её шею. Я вылизываю языком от ушка по линии пульса к ключицам. Я хочу её. Хочу её, как самый сладостный грех, как самые вкусные подарки на рождество. Я хочу устелить дорогу поцелуев через всё её тело. Именно потому я скольжу пальцами по животу, залезаю в её нижнее, пальцами добираюсь до клитора и заставляю её  вздрагивать в своих руках от каждого прикосновения. Едва ли у неё есть возможность задуматься над тем, что происходит. Мой член твердеет, набухает, упирается в моё искушение. Я пальцами забираюсь в её жаркое лоно. Плавными движениями волной удерживаю её в своих руках, одной в ней, вторая держит её за горло.
- Я люблю тебя, - шепчу ей на ухо, действительно люблю, ведь хочу в первую очередь хочу сделать хорошо ей. Настойчиво ускоряюсь, ощущая жадное, жаркое желание. Она на лопатках черт знает где, но это ли имеет значения? Переворачиваю на спину, под тяжёлым дыханием слышу вздох. Джа достаёт свой член, погружаясь в ту, что так его ждала. Джа рывками жадно трахает ту, что самоотверженно принесла себя в жертву. Он отвешивает пощечину и хватает за горло.
- Ты ведь только моя шлюха? - вновь шлепок на щеке заставляет кожу гореть.
[NIC]Jamil Reed[/NIC]
[STA]здесь собрались все, кого я любил[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/kbKqEAD.gif[/AVA]
[LZ1]ДЖАМИЛЬ РИД, 32 y.o.
profession: управляющий сетью аптек "Drug Corp.";[/LZ1]

Отредактировано Ruth Oscar Hansen (2021-02-13 11:07:52)

+3

9

- За то, чтоб всё шло не по плану, - Еве такие тосты совсем не по душе, ей куда больше нравится, когда все идет по хотя бы слегка намеченному сценарию, так она чувствует пусть и небольшую, но все же уверенность в завтрашнем дне. Но она не умеет отказывать Джа, особенно, когда он смотрит так, что за один взгляд можно заложить душу. Поэтому Ева, как примерная девочка, подносит стаканчик к губам и делает несколько глотков, немного морщась.

Ей не нравится куда уходит разговор, не нравятся слова, что такие ночи будут только у нее. Еве ничего не нужно, если Его не будет рядом, но она молчит, не смеет возмущаться, и так уже слишком много сказала, только послушно скользит в его объятия и замирает, наслаждаясь моментом. Ведь, если вдруг это их последняя ночь, то ей определенно стоит насладиться сполна. Поэтому она предпочитает больше ни о чем не думать, полностью погрузившись в эмоции.

Торрес кажется, что все ее обычные эмоции и ощущения усилились в стократно. И это не удивительно, ведь она рядом с Джа. И она ощущает каждое его прикосновение, как ударом током. Ей хорошо, как не бывает никогда и ни с кем. Особенно хорошо становится, когда его руки, все время шарившие по ее телу, спускаются совсем низко. Еще несколько мгновений и пальцы оказываются на клиторе. Ева сжимает губы, стараясь не закричать от наслаждения, сразу же пронзившего все ее тело, но все же не сдерживается и легкий стон все же вырывает из ее уст. Джамиль знает, как обращаться с девушками, и эта мысль каждый раз неприятно бьет под дых. Она знает, что думать о том, что он касается таким образом не только ее, очень глупо, особенно во время близости, но ничего не может с собой поделать. Ревность главный ее грех, именно с Ним она каждый раз понимает, насколько у нее собственническая натура. Каждый раз очень сложно этого не показывать, но Ева старается, старается ради своего Бога, чтобы не доставлять ему лишнего дискомфорта своими сценами. Но мозг быстро отключается, плотские желания побеждают. Ева забывает, что значит думать и мыслить, существует только ее лоно и рука Джа, что движется в нем с немыслимой скоростью.

Он говорит, что любит, и для нее, это круче оргазма, хотя, правильнее сказать, что она испытывает оргазм каждый раз, когда хриплый от похоти голос, говорит ей такие слова, особенно в подобные моменты. Торрес безумно хорошо и она уверена, что лучше уже не будет, как же она ошибается, она понимает это в тот момент, когда Джа входит в нее своим членом. И вот лучше этого, точно ничего не может быть. Он хватает ее за шею, шепчет грязные и похотливые слова, оставляет засосы. Ева считает это все грязью, все же воспитание отца не удалось искоренить полностью, но грязью все это является только тогда, когда подобные слова говорит кто-то другой, все, что делает Джа – священно. И если он все же не Бог, а дьявол, то она первая же перевернет крест, лишь бы быть рядом.

- Твоя, только твоя, - ей трудно сказать шлюха, но если Он попросит сказать что-то настолько пошлое, она конечно же не сможет ему отказать, скажет все, что угодно, лишь бы Он был доволен и счастлив. Она специально делает ударение на словах «только твоя», знает, как его заводит, что в отличии от него самого, Ева хранит ему верность, она не только не спит с другими мужчинами, но и почти не думает о них. Ее голова всегда забита только одним мужчиной.

Джа двигается в ней стремительно и быстро, хватает за волосы и постоянно что-то шепчет, чем возбуждает ее еще больше, но почти болезненно сжимает ее грудь, грубо покусывает губы, но при этом всегда точно знает, в какой момент стоит остановиться, чтобы ей не стало слишком больно. И для Евы его поступки, куда значительнее самых сладких речей.

- Люблю тебя, - кричит девушка, совершенно позабыв, где они находятся. Весь ее мир взрывается, ей невообразимо хорошо, кажется, что она поднялась в рай, где есть только она и ее Бог, и больше ничего не нужно. Ева готова провести так вечность, в объятиях Джамиля. Но у того кажется, другие планы, еще несколько рваных движений и он падает рядом с ней. – Мне так хорошо с тобой, - шепчет девушка, утыкаясь в плечо Рида, - ты даже представить не можешь. Я уверена, мне подарили тебе за все хорошее, что я сделала в своей жизни, - она переплетает их пальцы и смотрит на небо, которое медленно, но верно окрашивается разноцветными красками, уже совсем скоро они встретят рассвет, но сейчас о нем совершенно не хочется думать. Ева знает, что у них есть еще несколько часов, несколько часов, перед тем, как Джа вновь растворится на какое-то время.

- Скажи, - поднимается Ева на локтях, чтобы заглянуть в глаза мужчины, - ты ведь меня не оставишь? – Ева смотрит требовательно, заглядывает в самую душу, знает, когда надо задавать такие вопросы, помнит, что после секса Рид всегда чуть более податлив и разговорчив. – Всегда будешь рядом?

[NIC]Eva Torres[/NIC]
[STA] Но в сердце моем выжигал свое имя[/STA]
[AVA]https://forumuploads.ru/uploads/0010/a8/ca/7990/60548.png[/AVA]
[LZ1]ЕВА ТОРРЕС, 21 y.o.
profession: студентка
relations: зависимость[/LZ1]
[SGN]Всё начиналось с привета,
Но в этом году снег выпал чёрного цвета.
[/SGN]

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » You can count on me


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно