внешности
вакансии
хочу к вам
faq
правила
кого спросить?
вктелеграм
лучший пост:
джеймс рихтер
Боль в ноге делилась на сотни импульсов, а вместе с ней закипала запоздалая злость... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 33°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
eva

[telegram: pratoria]
siri

[telegram: mashizinga]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » scars and souvenirs


scars and souvenirs

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

MJ & Selena
january’17

https://i.imgur.com/kmrJFeJ.png

Отредактировано Selena Price (2021-01-03 23:35:07)

+2

2

С момента его приезда в Сакраменто проходит неделя. Проходит в каком-то блядском хаосе, состоящим из многочисленных бумаг, встреч, утверждений бюджетов, нескольких совещаний и собеседований с «новенькими», отобранными Мэд и уже одобренными Кей (окончательное «да» всегда оставалось за Каннингемом). Так что (где-то там в глубине души) он успевает пожалеть, что не догадался принять волевое решение перекантоваться хотя бы несколько дней дома перед тем, как целиком и полностью утонуть в многочисленных траблах Платинума.

Ближе к концу следующей недели (практически разобравшись со всем пиздецом) Маркус набирает номер Селены. Услышав знакомый голос на том конце, предлагает встретиться завтра в обед в центральном Starbucks. Место «так себе» для свидания, но для встречи в обед — в самый раз. Услышав заветное «почему бы нет?», произносит «до встречи» и нажимает «отбой». Остальное — при встрече.

За пятнадцать минут до назначенного времени Маркус покидает свой кабинет, здание агентства. По дороге в кафе сворачивает в цветочный, как нельзя кстати встретившийся на его пути. И спустя несколько минут покидает его с букетом из тринадцати фиолетовых роз. Таких же необычных, как и сама брюнетка. Ещё несколько минут, чтобы оказаться внутри Starbucks, осмотреться. Флагманское кафе на 12 & R улице оказывается неожиданно просторным. Каннингем занимает самый отдаленный столик возле окна, кладет букет рядом с собой на деревянную столешницу, устраивается удобнее в ожидании девушки.

Доля секунды и она появляется на пороге. Чертовски привлекательная.

Привет, прекрасно выглядишь, — теперь протягивает букет ей, приветственно обнимает и предлагает присесть рядом с ним. — Рассказывай, как ты? Как перелет? — правда, толком выслушать её не удастся. Настойчивый звук звонка его мобильного телефона раздастся ровно в тот момент, когда они сядут за стол. Каннингем скользнет взглядом по экрану. Кей. Значит, что-то серьезное.

Извини, срочный звонок, — приложив телефон к уху, отходит в сторону. Одну из подчинённых привезли с ножевым ранением. Срочно нужен доктор. Мэтт (с которым Платинум сотрудничает уже довольно долгое время) не отвечает. По понятным причинам (отпуск где-то на Гавайях). Так что придётся искать варианты. Один из возможных сейчас не сводит взгляда с Каннингема.

Ты же учишься в меде? — если ему в очередной раз не изменяет память, — Кажется, мне нужна твоя помощь. Поедем, расскажу по дороге.

+2

3

Реальность обладает уникальной способностью быстро стирать приятное ощущение отпуска, обрушиваясь на тебя тонной дел, звонков, уведомлений и почтой. Все воспоминания о безмятежности, солнце и море легко перекрываются планами, встречами, покупками и прочей бытовухой. И вот проходит всего несколько дней, и ты обнаруживаешь себя в круговерти привычной суеты, будто отпуск был лишь приятным сном, который растворился по утру как дым от потушенной сигареты. Да, так обычно и происходило. До этого раза. Потому что как бы реальность не пыталась, как бы старательно не забрасывала тебя новыми делами, мысли твои всё равно возвращались в Таиланд, на его улочки и пляжи, в «Devil's playground» и в прохладный номер отеля. К нему. И воспоминания эти быль столь яркими и манящими, что у реальности просто не оставалось шанса.

Ты изучала расписание на новый семестр, ездила за учебниками, виделась с одногруппниками, зависала с ними в баре, заезжала к тёте в честь прошедшего рождества, и рано или поздно память подкидывала тебе рандомные сцены ночного купания, красной комнаты или прощания. Пора было признать, что ты соскучилась. Глупо было отрицать и врать себе. Глупо было прикидываться, что ты не ждёшь новой встречи. Потому что как бы ты не старалась делать вид, что тебе всё равно, как бы ты не уговаривала себя, что курортный роман почти никогда не приводит ни к чему серьёзному, и вообще все эти влюблённости — не про тебя история, твоя броня пошла трещиной. Факт номер один.

Его звонок разрезает тишину первого свободного от суеты дня. До учёбы — несколько дней, и можно наконец провести их в размеренном ритме. За неимением планов на завтра, ты соглашаешься встретиться в Старбаксе, местоположение которого было тебе хорошо знакомо. Да и существовали ли планы, которые не могли подождать? Нет. Факт номер два.

Январь в Сакраменто как обычно не отличался холодом. На тебе — платье, чулки, пальто и неизменные шпильки. Солнце чуть слепит глаза, когда ты выходишь из такси прям рядом с кофейней. Ощущаешь лёгкое волнение [предвкушение] где-то в грудной клетке, когда оказываешься внутри, взглядом окидывая помещение. Не будет ли между вами неловкости? Не окажется ли всё это провальной идеей? Не разрушит ли ту магию, что была между вами там, на острове? Но стоит увидеть его, и все сомнения в миг улетучиваются, не оставляя и следа. И вот вам факт номер три — ты чертовски соскучилась по этому мужчине.

— Привет, — оставляешь на его щеке приветственный поцелуй и принимаешь букет. Опускаешь взгляд на розы, широко улыбаясь, и вновь поднимаешь на Маркуса, расположив цветы возле себя на столике: — Они невероятные, спасибо! В Старбаксе, как обычно, многолюдно, но здесь, у окна оказывается достаточно тихо. Ни лишних ушей, ни лишних глаз.

— К счастью, в этот раз все перелёты прошли без приключений. Несколько бокалов вина, наушники, и мне даже удалось немного поспать, — опускаешься на стул, и тут же телефон мужчины заходится вибрацией. Будни, середина рабочего дня. Ничего удивительного — не все же наслаждаются последними днями каникул. Киваешь, мол всё в порядке. По лицу Маркуса понимаешь, что что-то случилось. И не похоже, что это рядовая проблема.

— Последний год в медшколе остался, да. Ты не собираешься прямо сейчас закидывать его вопросами — если дело и правда срочное, то они подождут. Хотя, конечно, ты была удивлена таким вопросом. Как минимум, если нужна медицинская помощь, почему бы не вызвать скорую? Но ты коротко отвечаешь: — Хорошо, поехали, — и, не забыв букет, следуешь за Маркусом.

Уже в такси ты поворачиваешься к мужчине, чуть улыбаясь: — Намекнёшь, к чему мне готовиться? Кажется, он упоминал про строительный бизнес. Перелом? Сотрясение? Тепловой удар? Что вообще может случиться на стройке, если неотложка — не вариант?

+2

4

ЧП в агентстве — явление редкое, но всегда неожиданное. В один момент кажется, что всё прекрасно, агентство работает в прежнем режиме, без каких-либо форс-мажоров, а уже в следующий гребанный момент ситуация резко оборачивается полным пиздецом и ты хрен сориентируешься, за что хвататься в первую очередь.

Масштабы всего пиздеца, творящегося в агентстве прямо сейчас (в его отсутствие) представить не сложно. Несколько орущих, паникующих, не знающих, как быть и куда бежать за помощью, девиц. Не находящую себе (в, казалось бы, достаточно просторном для этого кабинете) места Кей. А ещё Мэд. Мозг отчаянно-навязчиво рисовал перед глазами Маркуса одну и ту же картину, как раз за разом она набирает номер Мэтта. И как каждый следующий слышит одну и ту же блядскую фразу: «аппарат абонента недоступен или находится вне зоны действия сети». Как злится, бесится, но продолжает набирать блядский номер, как будто от количества попыток зависит конечный результат. Как будто он так или иначе будет успешным. Без вариантов.

Самое главное в этой (и подобных этой) ситуациях в общей суматохе не прибегнуть к вызову неотложки. Или копов. Любое вмешательство государственных структур ничем хорошим не закончится. Чаще вместо ожидаемой помощи (и решения одной несчастной проблемы) вместе с вот этим вот всем приходит слишком дохуя дополнительных одновременно. Бонусных. Выдохнув, Каннингем мысленно признаёт: стоит поспешить.

Да, так, производственная травма, — старается улыбнуться самой непринужденной улыбкой, но судя по выражению лица Прайс, получается это у него так себе, — небольшая царапина, — отмахивается, желая закрыть тему хотя бы на несколько минут.

Покинув прокуренный водилой салон такси, первым делом — в здание с жирным красным крестом. В платинумовской аптечке вряд ли найдётся что-нибудь серьёзнее обезболивающих, противозачаточных, презиков и тестов на беременность. И, если обезболивающее ещё кое-как вписывается в список необходимого, то ничем из остальных названных выше вариантов дыру в теле не заштопать, так что маршрут более чем логичен.

Переступив порог аптеки, шепчет на ухо (так, чтобы услышала только Прайс):

Что нужно, чтобы зашить ножевое? Заказывай, я оплачу.

Пока брюнетка перечисляет провизору всё необходимое, Маркус то и дело косится на экран мобильного с одной единственной мыслью «только бы не опоздать».

Остановившись перед главным входом с небольшой, но достаточно заметной табличкой «эскорт-агентство Platinum», он обнимает её за талию и уточняет:

Давай договоримся: все вопросы потом, ок? — и услышав в ответ согласие, — отлично. Тогда пойдём, не будем терять время.

К его удивлению в агентстве царит тишина. Позже выяснится, что шляющихся без дела, Кей отправит домой. А тем, кто в данный момент находился «в полях» было приказано не посещать офис, а ехать домой сразу после. Никто понятия не имел, чем всё закончится.

Босс… — Мэд заметно напрягается и мгновенно затихает, заметив, что Каннингем не один. Боится между делом взболтнуть лишнего.

Всё нормально, проводи мисс Прайс к Роуз. Она знает, что делать, — отдав приказ, Каннингем тут же ретируется в свой кабинет, мысленно признав, что от него (в виду отсутствия, как минимум, медицинского образования) толку не будет.

Спустя какое-то время дверь его кабинета открывается, на пороге появляется Сел.

Ну что? Как она? — поднявшись с насиженного места, — спасибо, — за помощь, вне зависимости от её вердикта. Потому что так или иначе брюнетка сделала всё, что могла. Или нет?

Отредактировано MJ Cunningham (2021-01-07 06:14:32)

+2

5

Не нужно быть обладателем Нобелевской премии или докторской степени по психологии, чтобы понять: нихрена это не производственная травма и тем более не царапина. Ты видишь, что он волнуется, хоть и крайне старательно (и что уж, крайне талантливо) пытается это скрыть. Видишь, как поглядывает периодически на экран мобильного, то ли в ожидании звонка с очередной плохой новостью, то ли просто в надежде, чтобы время слегка замедлилось. Так что да, покидая такси, ты уже чётко понимала, что речь идёт о чём-то серьёзней ссадины или ушиба.

Но правда не заставит себя долго ждать: в драгсторе мужчина раскрывает карты, но так, чтобы услышала только ты. Решаешь, что все вопросительные взгляды, изогнутые брови и просьбы объясниться оставишь на потом. Сейчас же надо было собраться и быстро выудить из памяти всё, что ты знала о проникающих ранениях. Вряд ли сам Маркус знал подробности, поэтому было необходимо предположить разные варианты самой травмы. Ну что же, поехали.

— Пару упаковок антисептика, стерильные перчатки, упаковку анальгетика в ампулах, упаковку шприцов, нити Викрил с иглой, побольше стерильных марлевых тампонов, эластичный бинт и какой-нибудь антибиотик широкого спектра, тоже в ампулах, — и тут же с очаровательной улыбкой добавляешь: — И побыстрее. Лицо продавца менялось с каждым произнесённым тобой словом, что не удивительно. Вы с ЭмДжеем выглядели скорее как те, кто купит пачку презервативов, чем неплохой такой хирургический набор. Внушительный пакет собран, чек оплачен, и стоило бы поспешить: кто знает, как много крови пострадавший теряет в эту самую секунду?

Следующий «сюрприз» ждал тебя на входе в здание. Эскорт-агентство. Почему бы и нет? И что-то подсказывало, что вряд ли дело в строителях, которые делали там ремонт и что-то не поделили друг с другом. Но ты снова не задаёшь никаких вопросов, лишь кивнув головой в ответ на просьбу мужчины. Да и, признаться, эта вывеска тебя волновала сейчас куда меньше. Всё же не часто студентам-медикам приходится иметь дело с живым человеком.

Тебе сейчас точно не до интерьеров, не до знакомств и диалогов. Ты быстро следуешь за девушкой, где-то по пути расставшись с Маркусом. В небольшом кабинете, куда тебя приводят, ещё двое: раненая лежит на полу, а вторая девушка прижимает окровавленный кусок ткани к её животу. Первым делом скидываешь пальто на ближайшую поверхность, закатываешь рукава платья и опускаешься перед пострадавшей на колени.

— Роуз? Как ты? — первым делом оценить, что девушка в сознании. Тут же проверяешь температуру на лбу и пульс на запястье. Острого шока нет. — Я — Селена.И сейчас я постараюсь тебе помочь. Убери ткань, — последние слова относятся к блондиночке, что уставилась на тебя с испуганными глазами. Надеваешь перчатки и пытаешься оценить повреждения. Колотая проникающая рана, внутренние органы вроде не задеты — только брюшинная стенка. Кровь (судя по цвету — венозная) почти остановилась, артерии не повреждены, а значит главное — обработать, зашить рану и предотвратить развитие инфекции. Марлевыми тампонами убираешь из полости кровь, обеззараживаешь, наполняешь шприц новокаином и обкалываешь края раны.

— Боль должна немного утихнуть. Потерпи, милая, — сама же достаёшь нитку и иглу. В медшколе вы учились на манекенах и трупах, а сейчас тебе впервые предстояло сделать это на живом, тёплом человеке, тем более, девушке, которую не хотелось оставлять с уродским шрамом. Руки немного дрожат, но ты пытаешься сосредоточится на дыхании. Вдох. Выдох. Пара минут тянутся бесконечно. Местная анестезия должна была уже подействовать, поэтому ещё один глубокий вдох, и, аккуратно стянув края раны, начинаешь накладывать шов. Пожалуй, адреналин с такой скоростью выплёскивался в твою кровь, что ты справилась с задачей очень даже не плохо. Теперь — сделать укол антибиотика, наложить повязку, дать пару указаний, и можно возвращаться к Маркусу. И наконец выдохнуть.

— На сколько я могу судить, внутренние органы не задеты. Я обезболила рану и наложила швы. Но ей, конечно, нужно показаться врачу. Твои руки всё ещё слегка дрожат. Улыбаешься уголками губ, смотря на мужчину: — Такого необычного свидания у меня ещё точно не было. Опускаешься на подлокотник кресла. В висках всё ещё стучит пульс. — И прежде чем хоть что-то объяснять... Налей мне выпить. Желательно, что-нибудь покрепче.

Отредактировано Selena Price (2021-01-07 20:49:00)

+2

6

Да уж. Ты тоже, в общем-то, не мог предугадать, что в один «распрекрасный» момент работа решит вмешаться в твоё личное. Сплестись с ним в уродливо-несуразное нечто, меняя все твои планы один за другим до каверзной неузнаваемости. Переворачивая всё с ног на голову. По твоей изначальной задумке всё должно было быть по-другому. Иначе. Далеко не так, как сложилось по факту. Впрочем, другого ведь всё равно не дано?
— Прямо сейчас? — уточняешь, как быстро девчонку стоит доставить в госпиталь и  с облегчением выдыхаешь, когда в ответ звучит её спасительное, ласкающее слух: «не сейчас». В конце концов, с этой задачей сможет легко справиться любой из охранников «Платинума». Правда, стоит быть готовым к хуллиарду уточняющих вопросов по ходу поездки, но эта перспектива радует тебя куда больше, чем везти блондинку через весь город по вездесущим пробкам к врачу самостоятельно, оставив брюнетку здесь в полном одиночестве или подбросив к дому (подозревая, что в госпитале проебешься надолго), — прекрасно. Было бы преступлением оставить тебя снова. Как считаешь? — улыбаешься, направляясь теперь в сторону бара. Достаёшь излюбленный Jack Daniels и, ненадолго избавившись от крышки, разливаешь напиток по хрустальным гранённым стаканам. Дополняешь каждый из них несколькими кубиками льда из небольшой морозильной камеры и только потом ставишь прозрачную ёмкость с янтарной жидкостью на стол, аккурат перед Прайс с любезным «пожалуйста». Следуешь обратно к бару (забыв свой бокал возле), по пути замечаешь довольно тихо, что…
— У меня тоже, пожалуй, — далеко не каждый день (и даже не раз в месяц/полгода) какой-то урод решает пырнуть твою подчинённую ножом аккурат в день и час, когда ты чертовски занят личной встречей. Ситуации бывают разные. Подобная этой — впервые за всё время твоего управления Платинумом, — если не учитывать отпуск в Таиланде, — но сейчас не об этом. «Объяснять» что-либо Прайс ты не собирался. Объясняться тебе, в общем-то, не за что. Подумаешь, немного исказил действительность. Можно подумать, она бы обрадовалась, узнав, что её новый знакомый — почти сутенер. Так что виновным в чем-либо ты уж никак себя не считаешь. Поэтому ты решаешь немного перевести стрелки. Она хочет объяснений? Пусть спросит прямо, а ты, так и быть, постараешься ответить максимально честно. Насколько это будет возможно.
Итак… — мягко, вкрадчиво произносишь, в несколько шагов преодолев расстояние до своего мягкого офисного стула, садишься, снова оказываясь напротив брюнетки, ставишь бутылку рядом (по правую руку от себя) подозревая, что сегодня она тебе ещё не раз пригодится, — что ты хочешь узнать в первую очередь? — задаешь свой вопрос, не сводя взгляда светлых глаз с глаз напротив. Почти видишь, как где-то на дне вспыхивает яркий огонёк любопытства, как полыхает, с каждой секундой разгораясь всё больше. Видишь, но молчишь. Наблюдаешь за ней, — Спрашивай, не стесняйся, — наблюдаешь-подталкиваешь, с удовольствием касаясь спиной спинки стула. Зная, что эта брюнетка далеко не из робкого десятка, ожидать от неё можно чего угодно.
Глоток янтарного напитка расслабляет, мягко растекается внутри, согревая. Самое время стандартно отпраздновать победу над нестандартной ситуацией, не так ли?

+2

7

Первый глоток виски обжигает горло, затем мягким теплом разливаясь по пищеводу. Пара глубоких вдохов, чтобы расслабиться, и наконец почувствовать, как лёгкая дрожь в пальцах отступает. Всё позади. Взглядом следишь за спокойными действиями мужчины. Теперь вам точно некуда было спешить. Дыхание выравнивается, сердечный ритм замедляется. Всё. Позади. Опускаешь взгляд на стакан, наблюдая, как потрескивает лёд в янтарной жидкости. Но вернёмся к актуальному. Собственно, а что бы ты хотела узнать?

Если уж хватило мозгов поступить в медицинский и до сих пор не вылететь, то точно хватит и на то, чтобы сложить два плюс два. Вывеска на двери, красивые девочки, кабинет босса, явно обставленный именно под Маркуса, а не пристанище на время исполнения обязанностей, ранение, явно полученное при тесном контакте. Всё более чем ясно. Какие ещё нужны тебе подробности? Цены? Перечень оказываемых услуг? Ассортимент красоток?

Почему ты не сказал мне правду?
Пожалуй, ты бы куда больше удивилась, если бы он вываливал эти подробности на каждую первую встречную красотку. Вполне логично, что он умолчал об этом.

Собирался ли ты мне когда-нибудь рассказать?
Для это, для начала, нужно быть уверенным, что это когда-нибудь вообще настанет. Вы не давали никаких обещаний, не говорили о будущем, не строили далеко идущих планов. Да, это был охренительный отпуск. Может, лучший из всех, что случались с тобой. И да, вы оба хотели продолжить видеться и здесь, в Сакраменто. Но это всё ещё не означало что-то серьёзней, чем свидания и горячий секс.

Каково это, заниматься подобным?
Ты никогда не была ярой моралисткой, и считала, что каждый вправе выбирать ту жизнь, какую хочет. И если девушек не привязывают к батарее, не отбирают паспорт и честно оплачивают труд, то всё прочее — это уже личное дело каждого.

Как давно? И как так вышло?
Ну уж эти обсуждения точно можно оставить для разговоров за ужином, всплывающих среди прочих подобных им «Почему захотела стать врачом», «Думали ли уже о специализации» и вот это всё. Если захочет поделиться, поделится. Нет? Опять же, имеет полное право. Ты вот тоже не трубишь направо и налево о том, что не помнишь родителей и воспитывалась тётей. И знают об этом лишь пара человек. И если ты хочешь иметь право на сохранение некоторых фактов при себе, то не можешь требовать полной откровенности от других.

Часто у вас случаются такие... производственные травмы?
Этот вопрос буквально витал в воздухе, вместе с запахом антисептика и стерильных перчаток, что всё ещё возвращал тебя к соседнему помещению. Но и тут ты могла предположить, что не очень уж часто, ведь иначе в офисе скорей всего дежурил бы врач, любая из сотрудниц была бы готова к оказанию первой помощи, а в офисе хранилась бы весомая аптечка с полным хирургическим набором. Ну а если пришлось открывать карты перед студенткой меда, значит это скорее форс-мажор.

Так что же остаётся? По крайней мере один вопрос уже крутился на языке. Но для начала ты просто констатируешь: — Ну что же, это куда интересней строительства, — улыбаешься, пожимая плечиками.

Вторым глотком осушаешь содержимое стакана, оставляя лишь кубики льда биться о толстое стеклянное дно. Медленно обходишь стол, оказавшись возле стула Маркуса, берёшь бутылку, наполняя стакан янтарной жидкостью на пару пальцев, и опускаешь свою прекрасную задницу на стол, пока не собираясь менять дислокацию. Поворачиваешь голову к мужчине, смотря ему в глаза, закидываешь ногу на ногу и всё же задаёшь свой вопрос с нескрываемым любопытством во взгляде: — И сколько бы я у тебя зарабатывала? На твой профессиональный взгляд.

+1

8

— Да, пожалуй, — соглашаешься, затем частично открывая карты, позволяя Прайс понять, что сказанное тогда в Таиланде было отчасти правдой. Не стопроцентной ложью, как, возможно, она могла бы подумать, — я действительно некоторое время работал в крупной строительной компании отца в Нью-Йорке. Семейный бизнес, — произносишь серьезно, не сводя взгляда с брюнетки, — но обстоятельства сложились таким образом, что вскоре я был вынужден переехать в Сакраменто и занять пост владельца агентства здесь, — закончив предложение, делаешь очередной (и, наверное, последний на сегодня) глоток приятно-обжигающего Jack Daniels и с характерным звоном ставишь уже пустой граненый стакан рядом с бутылкой.

Завороженно наблюдаешь, как брюнетка, сидя напротив, выпивает горячительный напиток до дна, как плавно обходит массивный деревянный стол, спустя минуту оказываясь совсем рядом, как снова наполняет свой стакан. Слышишь, как янтарная жидкость с характерным звуком бьется о дно бокала, приземляясь, видишь, как брюнетка садится на стол, вызывающе закинув ногу на ногу.

— Хм… дай-ка подумать, — делаешь вид, что её вопрос заставил конкретно так призадуматься о том, во сколько бы ты оценил брюнетку. На деле — просто тянешь время. Держишь интригу (и ситуацию в целом) в своих руках, под чутким контролем. Пока еще держишь, — вообще эскорт-сопровождение не подразумевает ничего… — не подразумевает для других. Ты же ясно соображаешь, что отсутствие секса, как дополнительной услуги твоих подчиненных — скорее исключение, чем правило. Зачастую слепое желание зарабатывать больше заставляет свернуть с освещенной тусклыми фонарями дороги на более темную, туманную тропу, ступив на которую один раз — определенно точно свернешь и в следующий. Большие деньги открывают многочисленные возможности и вместе с тем вызывают привыкание к хорошей жизни, зависимость от нее, избавиться от которой потом попросту невозможно, — ...криминального. Боюсь, я бы не смог делить тебя с кем-либо еще. Даже если бы речь шла о космических суммах. Извини, если это не то, что ты хотела услышать, — скользишь ладонью вверх по её ноге, несильно сжимая колено. Взгляд в глаза, чтобы если не угадать, то хотя бы представить, о чем она может думать в этот конкретный момент, но вновь безуспешно.

Спустя несколько минут нашу хрупкую идиллию разрушает настойчивый стук в дверь. Не смотря на твоё молчание, тяжелая деревянная дверь открывается, на пороге появляется Мэд. Скрещивает руки на груди, глядя прямо на Каннингема и вовсе не обращая внимания на Прайс, облюбовавшую твой стол.

Босс, водитель отвезет Роуз домой. Её сестру уже набрали, она тоже едет к ней. Что-нибудь ещё? — вопрос скорее риторический, потому что девчонка прекрасно знает о полном отсутствии иных задач. По крайней мере, на сегодня.

Да, запиши её на осмотр к приятелю Мэтта. Он должен быть предупреждён о внезапных звонках с нашей стороны. Номер сейчас отправлю. Потом можешь быть свободна на сегодня, — в ответ шатенка лишь коротко кивает головой и ретируется из кабинета так быстро, будто её здесь не было. Ты же тем временем нашариваешь в кармане брюк сотовый, копируешь/вставляешь номер мобильного в текст сообщения и отправляешь его своей ассистентке. Только потом с чувством выполненного долга откладываешь его в сторону.

У нас здесь не всегда так весело, если что. Зачастую день проходит куда более спокойно. Сегодня — скорее исключение из правил, чем постоянное явление, — расслабившись, откидываешься на спинку стула, — ты не голодна? Можем заказать что-нибудь.

Отредактировано MJ Cunningham (2021-03-17 23:34:53)

+1

9

Стоило признать, что это был лучший из возможных ответов. Конечно, он мог назвать какую-нибудь сумму: мысленно сравнить твои физические данные с кем-то из уже работающих девочек, прибавить бонус за интеллект и лично им проверенные и оценённые навыки. И сумма эта могла бы быть баснословна, могла бы заинтриговать, могла бы потешить самолюбие. Но давайте признаем: «я бы не смог делить тебя с кем-либо ещё», и на этом самом моменте сердце пропускает удар.

Где-то в глубине души твоя циничная сторона надеялась, что за эти дни в разлуке твои эмоции к этому мужчине поутихнут. Что «с глаз долой» — прекрасный закон, не дающих сбоев. Что, когда декорации сменятся с песчано-морских на городские, когда вместо пальм будут возвышаться бетонные коробки, и от океанского бриза не останется и следа, вся эта сказка рухнет. Потому что Селена Прайс никогда не была той девушкой, что отчаянно мечтает влюбиться и провести всю жизнь с одним человеком. Нет. Тебе куда понятней мимолётная страсть, головокружительный и короткий роман, чем то, что именуется «долгие и серьёзные отношения». В твоём семейном анамнезе (как говорят врачи) серьёзные отношения никогда не приводили ни к чему хорошему: измены, боль, развод. Коктейль, безумное действие которого совершенно не хочется проверять на себе. Так что в твоей жизни не существовало болезненных расставаний, скандалов и разбитого сердца именно потому, что никто и никогда до этого самого сердца не добирался. До тела — да. До мыслей — вполне. Но не глубже. И тебя это полностью устраивало.

А ещё бы ты могла рассказать, что влюблённость — это не больше, чем химический процесс. Ударная доза дофаминов, эндорфинов, серотонинов, окситоцинов и вазопрессинов. Жгучая смесь, заставляющая нас чувствовать абсолютное счастье, тепло за рёбрами и бабочек в животе. Как если бы вы закинулись эйфоретиками, только может с чуть дольшим эффектом. Вот только в тебе — ни микрограмма наркоты, лишь пара глотков виски, и ты всё равно чувствуешь себя слишком хорошо. Смотришь Маркусу в глаза, взглядом следишь за его рукой, по-собственнически устроившейся на твоём колене, пока он разговаривает с ассистенткой, и отчётливо понимаешь, что твои чувства, разрастающиеся в грудной клетке, куда сильнее, чем тебе казалось ещё каких-то пару часов назад.

Делаешь очередной глоток, пока Маркус заканчивает с делами. Его дальнейшие слова подтверждают твои догадки, что сегодняшний случай — не рядовая ситуация. Ну что ж, возможно, с этого дня их аптечка пополнится новыми медикаментами и инструментами. — И совершенно случайно именно сегодня ты отправился на обед со студенткой меда. Неужели это всё ещё действует тайское везение? — улыбаешься, допивая виски и отставляя стакан с подтаявшими кубиками льда в сторону.

Кстати о еде. Только сейчас ты понимаешь, что за это время действительно успела проголодаться. — Мне определённо нравится эта идея. Кажется, мы собирались пообедать? Ты не спешишь перемещать свою задницу на стул, доставая телефон и открывая нужное приложение со списком всевозможных доставок. Что я хочу? Какой-нибудь салат? Бургер? Тебя? Поднимаешь взгляд на мужчину, улыбаясь уголками губ. Последний вариант определённо нравится тебе больше всего. Но всё же поговорим о еде?

— А чего бы тебе хотелось? — поднимаешься со стола. — Что-нибудь азиатское? — неспеша убираешь со стола пустые бокалы, перемещая их к бару. — Мексиканское? — бутылка тоже покидает стол. Меня? Возвращаешься на излюбленное место, удобно устроившись неподалёку от Маркуса. — Пожалуй, я полностью доверяю твоему выбору.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » scars and souvenirs


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно