внешности
вакансии
хочу к вам
faq
правила
кого спросить?
вк
телеграм
лучший пост:
эсмеральда
Он смущается - ты бы не поверила, если бы не видела это собственными... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 40°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
eva

[telegram: pratoria]
siri

[telegram: mashizinga]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » не разорвать невидимую нить


не разорвать невидимую нить

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

ben + kim
или попытка вытащить лею из лоу

дождь рисовал на лобовом стекле
прерывистые, сотканные нити.
и маялось былое в тишине,
давило в грудь отчаянно гранитом!

+1

2

от него веет странным теплом и мимолетно-родительской заботой по отношению к ней. чем дальше – тем хуже, тем губительнее отношения, изначально неправильные, изначально сотканные на лжи / самим себе, друг другу, близким. они продолжают встречаться, отмечая время и расстояние, вздохи и тихие перешептывания, разрывающие тишину очередного гостиничного номера. погруженные в пучину бессмысленных оправданий, укутанных улыбками супругов, принимающих каждое новое слово – нежную и сладковато-приторную ложь – за чистую правду и одаривающих непонятным бескрайним кpeдитом доверия. они заигрались, но не пытались остановиться. отношения – подобные шахматной партии, в ожидании звонко звучащего «шах и мат» и падения последней фигурки. сцена жизни, разделённая надвое, где каждый из не до конца изучил свою партию и не видел окончательного сценария.

стоило остановиться, но кимберли всё глубже и глубже врастала в бена, проникая в каждую его клеточку раковой опухолью. не оторвать, не вырвать. занавес всё ещё поднят, игра продолжается, оставляя в дураках тех, кто беззаветно и преданно верит, не обращая внимания на поселившийся на волосах и одежде чужой – неуловимо знакомый – запах. джош не спрашивал, почему бен стал так часто появляться на пороге их дома – джоша, казалось бы, всё устраивало. лучший друг – только не для него, для жены, являющей собой образец // ей бы гореть в аду без возможности когда-либо вырваться. тесная междусемейная дружба, скрепленная отнюдь не дружеским отношением – крепкой связью / со временем приведёт к распаду и пульсирующей острой боли, что поселится в глубине груди там, где должно биться горячее любящее сердце.

осторожность, азарт, постепенное отклонение от заданной траектории. ещё пару недель назад кимберли была уверена: рано или поздно их отношения сойдут на нет, утратив былую привлекательность – даже адреналиновые всплески, в конце концов, приедаются и перестают сверкать блеском новых монет. но время шло, ничего не менялось. разве только времени с наступлением горячего сезона для встреч становилось всё меньше. всё чаще – уютные гостиные семейных очагов, украдкой брошенные взгляды и только им понятные намеки в полушутливом разговоре, призванном запутать и развеселить. всё реже – укромные места, где едва ли обращаешь внимание на обстановку, не запоминая ни пожелтевших от времени обоев, ни потускневшего от не слишком хорошего ухода дерева, ни почти выветрившегося запаха полироли. к чему – когда всё, что тебя интересует – это человек напротив // такой знакомый и незнакомый одновременно – словно актёр в маске, которую снять – и не узнаешь.

кимберли не думала о правильности своих поступков, кимберли думала лишь о самой себе – в попытках угнаться за чем-то утраченным, оставшимся в юности, ознаменованной довольно ранним выходом замуж за человека, к которому не испытывала и сотой доли той страсти, которую отдавала ханту. кимберли разматывала свою жизнь длинными прядями украденными у вселенной встреч, и ей это нравилось. как и нравилось отдавать силы, почерпнутые у него, ханта, работе – сидя в машине скорой помощи, неподалеку от разворачивающего действия. сопровождение полиции и фбр, забывших о разногласиях ради борьбы с преступностью. рация едва слышно потрескивает, на экране планшета – маленькие фигурки в одежде, скрывающей бронежилеты и методично подготовленное оружие. кимберли напряженно всматривается, пытаясь разглядеть в фигурках ханта – она его сегодня не видела, но знала, что он будет в рядах стражей закона. она за него не переживает, такие, как он, выживают всегда и при любых условиях, хитростью вытаскивая счастливый билет из лап смерти. она не переживает и за остальных – зачем, если существует лишь два варианта развития событий: первый – удача на их стороне, второй – удача на стороне преступности.

мотор мягко урчит, ким задумчиво переключается на другую камеру, пытаясь разобраться, что происходит в замесе - фигурки смешались, стали единым живым организмом, замирающим, когда из какого-либо угла доносится вскрик или выстрел. у кимберли на коленях чемодан с медицинскими принадлежностями, она поглядывает на коллегу – они примерно одного роста и возраста, только у дуккета чуть больше опыта – и никак не комментирует происходящее. они оба, не отрываясь, смотрят на экран планшета, готовые в любую секунду покинуть защиту машины скорой помощи и устремиться на помощь туда, где встретились две стороны закона. у них нет оружия, на них нет бронежилетов, но есть специфические знания, которые, возможно, спасут сегодня чью-нибудь жизнь.

самое тягостное – ожидание, скованное тесным коробом. невозможность нормально пошевелиться, затекшие конечности от однообразности положения и желание поскорее выбраться на свободу – вдохнуть свежий воздух и расправить плечи. кимберли складывает руки на оранжевом чемодане с наклейкой на боку и в очередной раз вздыхает. / она бы легко променяла эти несколько часов на пожар, а тонкую чёрную форму – на неудобный огнеупорный костюм с громоздким, давящим на голову шлемом. она бы легко променяла их на уборку в помещениях пожарной части и проверку шлангов – одну из самых нудных работ. но ким послушно сидит в машине, приглядываясь к крохотным фигуркам, склоняющим перевес на одну из сторон. ей кажется, что в одной из фигурок она узнает ханта, однако фигурка слишком быстро пропадает из поля зрения, оставляя ким в неизвестности. у ким бегут мурашки по левой руке и впивается неудобное кресло в позвоночник. ким надоедает сидеть, она вздыхает и с надеждой смотрит на рацию – выйти отсюда и больше не возвращаться.

- скорая, нужна ваша помощь, - рация, наконец, оживает. они не знают, что ждёт их за пределами белой машины, не знают, на чьей стороне победа. но выпрыгивают из машины, сжимая оранжевые чемоданчики. хлопают двери, отзвуком отдаваясь в черепных коробках и где-то в самом центре груди. голос по рации не принадлежал ханту, и ким надеется и верит, что и помощь нужна не ему. такие, как он, не попадаются на случайные пули, такие всегда и отовсюду выходят целыми и невредимыми – кимберли в этом уверена. как уверена и в том, что хант – везучий, какой бы стороны жизни это не касалось. ким бежит в сторону изрядно потрепанного здания, где разворачивалась операция, и неожиданно для себя, дуккета и полицейских попадает в ловушку. преступникам нечего больше терять. ким уворачивается – чемоданчик летит на пол, но даже не открывается – бьёт со всех сил в солнечное сплетение, да только не может вырваться. подобно птице, пойманной в силки, она бьётся в чужих руках, пока в бок не упирается холод стали. она чувствует его даже сквозь ткань рубашки. в данной ситуации лучше больше не дёргаться. замереть, выжидая. помощи, подсказки, спасения. хоть чего-то // брать в заложники пожарного – странно, но, видимо, интересно. что будет дальше? кто рискнет? и если здание рухнет на головы, то, по крайней мере, он окажется под завалами не один.
[NIC]Kimberly Evers[/NIC][STA]ненависть - тоже чувство. прекрасное чувство[/STA][AVA]https://i.imgur.com/eIDvbYs.jpg[/AVA][LZ1]КИМБЕРЛИ ЭВЕРС, 36 y.o.
profession: лейтенант пожарной службы;
family: Josh, Dylan;
love: Hunt;[/LZ1]
[SGN]///[/SGN]

+1

3

ag x moonzz - animal

ею невозможно надышаться. бену кажется, что запах ее кожи въедается в тело с каждым разом все глубже и глубже. въедается и привязанность к ней. острыми шипами под кожу, но терпит, потому что хочет ее. быть с ней, словно не может дышать. хант чувствует, как попадает в бездну, как теряет долбанный контроль и хладнокровие, присущее ему. не сомневается, что ким слишком проницательна, чтобы догадываться об его истинном отношении. все ведь видно: хотя бы по тому, как задумчиво рисует узоры на ее теле, пока она засыпает рядом. если такая роскошь вообще возможно. они ведь встречаются тайно, когда у них совпадают графики - редко. а теперь еще реже, ведь бен - предельно осторожен. он не хочет лгать ни другу, ни кетти, которая все же жена. с которой он тоже проводит время и спит раз в неделю, а то и реже, ссылаясь на работу. и впервые в жизни хочется, чтобы работы было меньше, чтобы можно было прижать чертову ким к стене и целовать ее, пока обоим не хватит воздуха. плевать где это делать - в дешевом\дорогом мотеле, душе, машине, его\ее доме \нужное подчеркнуть красным маркером\. пле-ва-ть. он ненавидит ее, слишком ненавидит за то, что вот так снова ворвалась в его жизнь темной птицей. ненавидит за то, как хочет ее, когда та спокойно целует джоша. ненавидит в моменты, когда язвит, пытается вырываться, царапаться. цепляет. слишком хороша для этого идиота, который никогда не поймет, почем жена не хочет взять и родить второго ребенка. желательно девочку. как и кетти, которая мечтает о детях. но у бена все под контролем, он проверяет, пьет ли она \не\витамины каждый день, понимая, что жена уже готова идти к бабке или в какую-то секту.

а хант лишь лицемерит. "конечно, милая, я хочу детей", "да, детка, конечно будем пробовать, пей витамины и свою фолиевую кислоту". милая. кетти слишком милая и в этом ее основная проблема. она просто красивая женщина, которую несомненно хочется держать рядом с собой на коротком поводке на зависть окружающим. эдакое прикрытие, что поддерживает образ примерного семьянина. он откупается - ложной заботой, профессиональным вниманием в деталям и дорогими подарками, которые может себе позволить. ему не хочется слушать комментарии ким по поводу его отношений, они лишь изредка подкалывают друг друга, находя оправдания для себя, которого по факту нет. он увяз в жене якобы лучшего друга, и в браке с женщиной которую якобы любит, но все же никогда от себя не отпустит. что его - то его.

он думал, что с ким будет покончено. это ведь так - мимолетная страсть и не более. без клятв и обещаний любить вечно. послушать свои слова на свадьбе - самому смешно. нет, перед женой не стыдно и перед другом тоже. в конце концов в его иерархии людей кимберли стоит куда выше остальных. дело не в этом. а в том, что он стал зависим. от того, как по-хозяйски закидывает на него ногу. как смотрит - с бешенным огнем в глазах, вызывая одно желание - бабочкой подлететь ближе к костру, чтобы насладиться и сгореть. кимберли эверс стала его наркотиком, без которого ломка и чувство наполненности. а ведь это всего лишь игра, не так ли? тогда почему ты проигрываешь эту партию? может тогда не нужно было садиться за шахматный стол и позволять ей играть белыми?

пропасть в работе нынче тоже не так уж сложно. преступный мир не дремлет, а мозги кипят. у бена ни черта не сходится, поэтому он злится. бьет рукой по гребаному столу и злиться, черт возьми, что не может решить загадку. пазлы не сходятся, а фбр гоняется за бандой, которая слишком умело путает следы. блядский цирк - иначе все это не назовешь. он уже три дня сидит на кофеине, приходит домой и заваливается спать, хотя перед этим обязательно пишет что-то ким. дежурно спросить, как она - проявление почти что заботы от него. можно записать в черный блокнотик благодетелей. на работе он то и делает, что отметает идею за идеей, ездит на места преступления и пытается понять, что происходит. пытается мыслить, как преступник. мозг работает 24 на 7, хант едва ли может спать, рисуя в воображении картину за картиной. пока наконец не находит простое и гениальное решение. операция назначена на четверг, вечер. и естественно, как это бывает, выходит из под контроля. но он ведь не солдат, так просто - консультант, чьи идеи спасают чьи-то жизни. в его голове вырисовывается еще один шахматный ход. едва не забыл об одном, что солдат здесь все же есть - кимми. пожарных и скорую просят присутствовать. ну мало ли - вдруг кто-то пострадает. всегда есть такая вероятность и ее нельзя исключать. и он четко это понимает, как английское начало, которое является одним из простейших шахматных дебютов.

в какой-то момент все идет не по плану. бен предупреждал ведь. не сдерживается и орет на свое прямое начальство, потому что как можно быть такими идиотами. предел человеческой глупости. люди постоянно переговариваются по рации и это бесит. слышит, что кто-то ранен и вызывают помощь. в любом случае, кимберли себя в обиду не даст, она - девочка умная, изворотливая и везучая. искренне надеется, что ее везучесть не оборвется. и тут как по закону подлости, сообщают о заложнике. кажется до того, как слышит его имя - осознает, что это она.
- твою мать, - во весь голос. понимает, что пойдет за ней. и плевать. на то, что рискует служебным положением и работой в том числе.
- хант, успокойся, мы переговорим с ними. переговорщик приедет через пол часа. - монотонный и бесящий голос.
они не берут заложников. и сейчас знают, что им - конец. это лишь попытка отыграться. и не более того, - он проверяет количество патронов в магазине и норовится выскочить из темного командного вагончика.
- хант, не твори ерунду!
- я крестил ее ребенка, ларри, - а еще она - его женщина. а это значит, что у него всего двадцать минут, чтобы ее спасти. знает, что с ней сделают все. что посчитают нужным и даже больше. взорвут на потеху окружающим, как вариант. весьма приемлем и куда интереснее, чем просто прострелить ей голову.
- хант, это приказ.
- тут все слушались твоих приказов. и к чему это привело?
он выходит на улицу и направляется в сторону здания. осторожно и под прикрытием так скажем, собратьев. бенджамин хант - человек, у которого на первом месте - холодный расчет, вдруг проявляет эмоции. и идет внутрь за заложником, не день, а легенда. впрочем, ему сейчас наплевать с высокой горки на свою репутацию и на выговор, который ему обязательно и непременно сделают. не уволят - бен им нужен, тут уж точно. но вот попытаются отчитать, как мальчишку. он понимает это так же хорошо, как то, что вытащит ким оттуда любой ценой. даже рацию с собой не взял, итак понятно, что ларри отправит за ним конвой. лишь бы не спугнули. поэтому нужно действовать быстро и осторожно, он ведь просто консультант. чай без бронежилета.

из комнаты здания в комнату. прижаться к стене, повернуть голову. чтобы увидеть, как его кимми привязывают к стулу. он точно знает, что они делают з заложниками и надеется, что эта информация не дошла до эверс, потому что ей тогда должно быть немыслимо страшно. убить этих двоих - не проблема. проблема в том, что они слышат, как за ними идут, потому что фбр в последнее время работает "на отлично". лажа за лажей. даже бен знает, с какой стороны зайдет группа захвата. ну что за день сегодня такой. ублюдкам хватит пол минуты, чтобы сначала ее помучить - порезать лицо и может еще пару частей тела. а затем поджечь взрывчатку. ну, ту самую, что под стулом. поэтому как только нож проблескивает в руке маньяка, хант стреляет в него. затем так же спокойно всаживает пулю во второго. у него нет времени ждать своих.
а дальше, все, как тумане. он не успевает закрыть собой ким и отгородить ее от огнестрельного ранения куда-то в область селезенки. черт подери. он кидается на противника, зная, что следующая пуля полетит в него, а ему хочется, чтобы этот мудак заплатил. за то, что посмел выстрелить в нее. опрометчиво, но ребята ларри успевают вовремя. смешивается все - люди, крики. на него, на всех. он слышит, как кого-то зовет кимберли. не понимает - его, дилана, джоша. уже не важно. игнорируя все к своей девочке. закрывать рану под звуки скорых и полицейских сирен.
- я здесь, все хорошо, милая, потерпи. прошу потерпи немного, - на выдохе, отвязывая ее от стула быстро распутывая узлы. впервые переживать за кого-то так сильно, словно тряпичную куклу подхватывая ее на руки. чувствуя вязкий запах ее крови, что стекает вниз по дорогому серому костюму, который подарила ему кетти. плевать, на все плевать, - детка, не теряй сознание, - говорить, как мантру, прижимая ее к себе. и не отпускать ее руку до самой больницы.

[NIC] Benjamin Hunt[/NIC] [PLA] [/PLA]
[STA] *** [/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/4drtykm.jpg [/AVA]
[SGN]_______________[/SGN]
[LZ1]БЕНДЖАМИН ХАНТ, 37 y.o.
profession: преподаватель академии ФБР в Куантико, федеральный агент
[/LZ1]

Отредактировано Dominica Sharp (2021-03-24 01:33:31)

+1

4

// ей не было страшно. холод стали едва ощущался сквозь форменную чёрную рубашку. ким послушно, как марионетка в руках умелого кукловода, выполняла все приказания. ей говорили "иди", она шла. ей говорили "стой", она стояла. ей говорили "садись", она садилась на шаткий стул, который даже под её весом весомо прогибался. кимберли молчала, не пытаясь нарываться на неприятности. //

руки больно заламывают назад, фиксируя на неудобном стуле, тыкают ножичком в бок, вызывая непреодолимое желание плюнуть в лицо. непрофессионалы не заклеивают ей рот да и завязывают весьма неумело. выворачивая кисть, кимберли нащупывает узел, который при сильном желании сможет развязать. ублюдки гогочут, радуясь, как здорово они всё провернули. типа бездыханное тело /?/ кимберли им чем-то поможет? кимберли знает: если они хотя бы попытаются ей навредить, им не жить. и не потому что в операции участвует хант /хотя с ним бы кимберли не советовала связываться, если ты не умеешь больно кусаться в ответ/, а потому… ну полиция и пожарные всегда были в довольно хороших отношениях, так что. очень так себе была идея. кимберли бы даже назвала её неудачной.

кимберли прислушивалась к тому, что происходило за пределами этого помещения. ей прямо на лицо попадал луч света, она щурилась, разглядывая двоих здоровенных мужиков. северо-американский выговор, жёлто-синие кепки. ещё недели две назад она спасала одно из их банды от кровотечения. зря, надо было добить. у мужчины справа от неё большая нагноившаяся царапина на руке, но ким его почему-то не жалко. ей и себя не жалко, она как будто вообще не совсем понимает, что происходит, с любопытством изучая окружающее пространство и пытаясь развязать узел на толстой верёвке. ублюдки наконец-то вспоминают и про неё, словно резко просыпаются ото сна. – ну че, куколка… - в его руках поблескивает нож, тот самый, которым он тыкал ей в бок каких-то несколько минут назад. ей нестерпимо хочется ответить ему в его же стиле – всё-таки она выросла в трейлерном городке среди далеко не света балтимора. но она молчит, боясь, что как только откроет рот, не сможет удержаться и начнёт лепетать, прося пощады и отпустить. кимберли себе не доверяет, она не чувствует страха, но понимает: он где-то есть, притаился внутри неё и готов вот-вот поднять голову и завопить во всё горло, требуя немедленного спасения.

она не понимает, что происходит, но один из них – первый, с ножом – вдруг падает, нож громко звенит о пол, на секунду ослепляя отражением света. как только зрение восстанавливается, кимберли замечает бена. она выдыхает, резко дёргает руками, развязывая один не тугой узел. замес продолжается, а ким всё ещё не может встать. – бен, стой! – он, конечно, её не слышит, бросаясь на перерез. боль вспыхивает в левом боку, вызывая поток ругательств, почерпнутых явно не от школьных учителей. ким кричит, сама не понимая, чего пытается добиться. она кричит бену, чтобы он, сумасшедший, черт такой, не лез под огонь, чтобы позволил своим коллегам делать то, что они должны. боль острыми когтями вгрызается в её тело, рвёт его на части, горячая кровь заливает одежду, просачивается сквозь пальцы – кимберли пытается зажать рану рукой, но у неё ничего не получается. от напряжения и криков кровь начинает идти быстрее. перед глазами темнеет, голову ведёт – и от кровопотери, и от острого запаха. ким почти не слышит, когда рядом оказывается бен, зато она чувствует, как его теплая рука ложится поверх её, когда он мягко, но решительно зажимает рану, помогая ей.

ким словно плавает в молочно-белом тумане, сквозь который прорываются слова бена. – всё… нормально, - только вот боль с каждой секундой становится всё сильнее. ощущение безопасности накатывает вместе с паническим страхом. до неё наконец доходит, что могло случиться. эти ублюдки могли воткнуть игрушечный ножик между рёбер, пропарывая сердце. они могли бы перерезать ей горло – от уха до уха, и тёплая кровь фонтаном залила бы всё вокруг. они могли… кимберли дрожит в руках ханта, её трясет и колотит, пока мир перед глазами продолжает плыть. – больно, - она с усилием перекидывает руку через его шею, оставляя на его одежде потеки крови. замес заканчивается, по крайней мере, для них двоих. ким не слышит, когда её перекладывают на каталку, когда дуккет подключает капельницу и накладывает повязку, не давая и дальше терять кровь.

всю дорогу ким-то приходит в себя, то снова теряет сознание. бен сидит рядом, крепко держа её руку в своей большой и тёплой руке, и ким уверена: всё будет хорошо, пока он рядом. она не вспоминает ни о муже, который ещё ничего не знает, ни о маленьком сыне, которому обещала в выходные сходить в парк развлечений. сейчас для неё существует только боль, ставшая чуть слабее под действием обезболивающих, и бен, напуганный ещё сильнее, чем она сама.

кимберли не нравится, как в больнице все вокруг неё бегают. медсёстры, ординаторы, врачи. она понимает все их термины, отвечает на вопросы. кто-то ставит ещё одну капельницу, кто-то разрезает одежду. бена нет рядом, вероятно, его оставили ждать в приёмном покое, а она и не заметила… кимберли надеется, что он позвонит джошу, но не скажет тому ничего лишнего. джош и без того не любит её работу, а теперь выслушивать песню "это опасно, у нас сын, о нём ты подумала?" ей придётся в несколько раз чаще… ким благодарно вдыхает коктейль препаратов для наркоза и погружается в спасительный сон. о муже, бене и всём остальном она подумает позже. например, никогда.
---------------------------------
после яркий свет больничных ламп неприятно режет глаза. ким двигает руками, пытаясь понять, всё ли у неё шевелится. руки, вроде бы, шевелятся. на одной из ощущается бинт на запястье, видимо, верёвка врезалась довольно сильно. тело тяжелое и едва ощущается. боль притаилась где-то в углу и тихонько оттуда скалится. ким пытается открыть глаза, но удаётся ей это лишь на третий раз. палата кажется пустой и чересчур светлой. она ёрзает на кровати, окончательно приходя в себя, и замечает джоша, неподвижно и безмолвно сидящего на стуле рядом. – привет, - щеки – насколько это возможно – становятся красными от стыда: в самый страшный момент она ни разу не подумала о муже… как так получилось, что бен встал на первое место? черт! черт бы его побрал, они ведь даже не в браке, и никогда не будут. а с джошем… с джошем у них семья, у них сын и … провалился бы чертов хант со своим стремлением защищать и оберегать!

- тебе нельзя пить, но могу смочить губы, давай? – джош присаживается на край кровати, ким морщится, но соглашается хоть на что-то. – ты теперь с дырочкой в левом боку, - он улыбается, что автоматически говорит кимберли, что ничего смертельного не случилось. – пуля повредила селезёнку и немного задела поджелудочную. селезёнку удалили, всё остальное в порядке. первое время будешь на таблетках, а потом постепенно восстановишься, - где-то в горле застревает имя бена, но кимберли боится о нём спрашивать. хотя… ну что в этом такого, они ведь там были вместе. – как.. бен? - говорить всё ещё тяжело. ким облизывает губы, трёт глаза руками.

- с ним всё в порядке, - ким кивает, ей нужно увидеть бена своими глазами, не замутненными острой болью. – поспи, тебе нужно отдыхать. завтра приведу дилана, сегодня с ним посидит кетти, тебе нужна тишина, - отдых, тишина, блаблабла. ей нужен сын и бен, но впрочем… джош коротко целует её в губы. – тебе что-нибудь нужно? – кроме отдыха и тишины? ким пока не знает, голова всё ещё под действием препаратов. – иди домой, - дилан наверняка напуган, кетти – это хорошо, но отец-то лучше. – дилан. не оставляй его одного, - а ей нужно побыть одной. на высокой тумбочке, как раз напротив кровати, притаился букет цветов, который кимберли не заметила из-за джоша. что-то ей подсказывает, что эти цветы – вовсе не идея её мужа. нет, джош никогда не забывает о мелочах, романтике и спонтанных подарках, но букет в больницу? такое мог только хант.

- ладно, отдыхай. я заеду через пару часов, - джош снова коротко её целует, поправляет одеяло и уходит. он весь как-то сутулится, в нём нет той уверенности, что была ещё утром. надо с ним быть поласковее… разводиться кимберли не собирается, джоша она любит, пусть и не так, как ханта. джош – это джош, они столько лет вместе…

интересно, а её спаситель в палате сегодня появится? желательно без кетти, но она, вроде как, слава богу присматривает за диланом. её щебет кимберли сегодня вряд ли выдержит. а хант очаровательно умеет молчать.
[NIC]Kimberly Evers[/NIC][STA]ненависть - тоже чувство. прекрасное чувство[/STA][AVA]https://i.imgur.com/eIDvbYs.jpg[/AVA][LZ1]КИМБЕРЛИ ЭВЕРС, 36 y.o.
profession: лейтенант пожарной службы;
family: Josh, Dylan;
love: Hunt;[/LZ1]
[SGN]///[/SGN]

+1

5

имеет ли он право называть ее деткой? своей? хотелось бы, чтобы это право было законным, потому что кимми - больше не желание обладать. она нечто большее. и бен окончательно себе в этом признается, когда держит брюнетку за руку в чертовой карете скорой помощи. он бросился ради нее в огонь, готов был пожертвовать собой не задумываясь. хотя... обычно ему плевать. ведь все люди умирают, а жертвы ведь слишком часто неизбежны. но ее жизнь была слишком высокой платой даже за живых членов группировки. впервые за много лет ему плевать на себя - первой настоящий и не выверенный до мелочей поступок бена ханта. хотя, когда это он не нарушал правила? но не кидался убивать за свою женщину точно. что бы было, если бы на ее месте была кетти? этот вопрос задал себе сразу же, как эверс увезли на срочную операцию. он бы спас свою жену? несомненно. но лишь потому, что она - его жена. и он бы потом ненавидел слушать ее сказки о героях. щебетала бы всем в красках, как он ее спас. а кимберли, она это делать не будет. ее он спас не потому, что она - его любовница. не потому, что является женой его друга и бен хант - крестный ее сына. все гораздо прозаичнее и пугающе. она - единственная, кого кроме родителей он может считать семьей. и от этой мысли становится не по себе. кажется, кто-то вляпался. и это вляпался его интересует куда больше, чем то дерьмо, которое несомненно будет разгребать на работе.

он не звонит джошу. знает, что это уже сделали за него. проходит буквально десять минут с момента, как врачи взяли эверс под ее опеку. а муж уже тут как тут. надо же, как все образцово. пригнался, как и полагается. и тут же кинулся с расспросами к ханту. удивительно, как бену вообще хватает сил на все эти вопросы и переживания, - с ней все будет хорошо, она в надежных руках, - на тонну реплик, которые льются с уст джоша. бен не понимает всего это кипиша и беспокойства, но терпит, - да, она ранена, но с таким ранением выживают. прости, что я не успел оградить ее от него, - на самом же деле перед джошем вины не чувствует. только перед ким. за то, что операция пошла не по плану из-за этих идиотов, - я думаю, что ей удалят селезенку. и на этом все. с кем дилан? , - внезапный и дежурный вопрос с ноткой беспокойства.
- спит дома.
- ты бы ехал к нему.
- нет, я останусь с женой. ты сможешь?... - в глазах какая-то мольба и просьба что ли.
- да, ты взял запасные ключи от вашего дома или мне туда проникать? я заберу его к нам на пару дней, - кетти будет в диком ужасе за подругу и в таком же диком восторге от появления ребенка в доме, по выражению лица джоша понимает, что ключи никто не взял, - хант! - голос ларри бесит уже с дальнего расстояния, - давай все завтра. мне надо забрать крестника к себе домой. я приду завтра утром и все обсудим. кстати это муж пострадавшей эверс. желаешь обсудить с ним, почему вы медлили? - знает, что завтра непременно влетит за все это, но ларри ведь понимает, кто тут прав. поэтому бен спокойно берет ключи от дома у друга, затем разворачивается и уходит.

до дома эверсов примерно три мили. но сначала нужно к себе за машиной. потому что кататься с маленьким ребенком на такси не сильно хочется. к тому же, ему почти что по пути - жить недалеко от больницы та еще роскошь. хотя, кажется водителю убера так не кажется, но хант не раздражается. он просто надеется, что дилан не проснется в одиночестве. заходит домой и громко звякает ключами. пожалуй, не стоит будить жену, но она сбегает с лестницы тут же. и что она видит? окровавленный костюм и какую-то странную растерянность в лице мужа. он даже не будет спрашивать, почему она не спит. всегда пытается его дождаться, как примерная супруга и ручная собачка.
- о господи, бен, что случилось? ты цел? - подбегает к нему и так искренне переживает, будто бы боится.
- я да, а ким нет. ее ранили, но все будет хорошо. джош в больнице, а дилан дома, надо поехать его забрать, - коротко и по делу. удивляется тому, что кэт не вскрикивает. она просто находится в состоянии шока, а затем на удивление, спокойно, произносит, - подожди две минуты. я надену джинсы и возьму тебе чистую одежду. выпей пока воды, ладно? - она ласково проводит рукой по его лбу и улыбается.
кто ты такая и что сделала с моей женой?
- ладно, спасибо.

он и вправду устал. они ласково будят дилана, говоря, что мама в больнице и пока он побудет у них. по крайней мере, первую ночь так точно. но с мамой все будет хорошо, он может не переживать. бен отправляет короткое смс джону, когда кетти укладывает малыша спать, а он сам допивает стакан виски. они с кэт не лягут спать, пока не получат сообщение, что с кимберли все хорошо. операцию еще не закончили, но угрозы жизни нет. но что ощущает хант? когда лежит в кровати с другой женщиной? которой хочет просто обладать. если одной ему мало, то разве достаточно будет когда-то даже если на ее месте когда-то будет эверс? к черту.

утро выдается не менее радужным. участок, куча вопросов и любопытных глаз. хант не перечит. соглашается со всем. приводя аргументы. признает, что допустил личную слабость, и что убил, но ради безопасности пленницы. основное, это - перечить командованию. ларри не любит, когда его власть ставят под знак вопроса, подчеркивая тот два раз. но он нуждается в бене. так что оба знают, он отделается чертовым выговором и отстранением от дел на месяц. что же, он найдет чем себя занять. хант давно инвестирует в недвижимость, а еще читает лекции в академии фбр. может быть его измучанный мозг наконец отдохнет. впрочем, он уверен, что ларри без него месяц не протянет. максимум - недели две. так что можно расслабится. или почти расслабится.

он знает, что кимберли пришла в себя. поэтому пишет кетти, что заедет к ней и купит букет букет цветов от них. а потом поедет домой и если нужно, то заедет в магазин. самый любящий и лучший муж на свете. в цветочном магазине покупает два букета. один просит красиво подписать "скорейшего выздоровления, полицейское отделение вашингтона", второй же подписывает сам - "от бена и кетти с любовью". в больницу его пропускают только после того, как показывает свой значок фбр. и обещает, что если кимми спит, то просто оставит цветы. так и получается. спящая красавица нашла своего \не\принца с букетом жасмина. когда-то очень давно еще будучи студентом без денег и звания, он просто нарвал для нее букет из клумбы. пожалуй, один из самых романтичных поступков. конечно, сие творения украшают всякие зеленые веточки и оберточная бумага, чтобы не вызвать лишних подозрений. хант бросает еще один взгляд на ким. и уходит, не поцеловав ее в лоб и не проронив ни слова. он гонит домой, то и дело проезжая на желтый. домой, к \не\любимой\?\ жене. и просит джоша оставить дилана с ними еще не надолго. все же от хочет детей. но не от кэйт.

в больницу решает съездить утром. уговаривая джоша поспать, а жену остаться с крестником. она рвется вместе с ним, но понимает, что подругу лучше не утомлять разговорами. к тому же, ей очень нравится отправлять ребенка в школу и делать с ним домашку. почему такая, как она, досталась не джошу? черт его знает. бен давно уже отказывается все это объяснять. он берет всю еду, которую собрали для ким - все же кэт старалась и готовила на кухне диетическое меню.

пройти по белым коридорам больницы, отмахнувшись от всех медсестер и врачей. постучать в палату и зайти, получив ответ. бен останавливается на пороге и улыбается. она хороша даже здесь на больничной койке, когда подсоединена к чертовой капельнице, - ну здраствуй, милая, - без дежурного вопроса, о "ты как?". итак видно, что не очень. садится на край кровати, хотя это вроде как запрещено - прости, что не смог уберечь тебя от пули, - и пожалуй, это единственный пункт по которому чувствует себя целиком и полностью виноватым. а ведь могла быть абсолютно цела, двигаясь бы он быстрее. и мертва, если бы он не пришел. он видит рядом со своими еще две цветочных композиции. та безвкусная явно от джоша, - надеюсь твой четвертый букет от пожарной части, а не от полиции, - а то получилось бы неловко. хотя уверен, что его догадка правдива.

[NIC] Benjamin Hunt[/NIC] [PLA] [/PLA]
[STA] *** [/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/4drtykm.jpg [/AVA]
[SGN]_______________[/SGN]
[LZ1]БЕНДЖАМИН ХАНТ, 37 y.o.
profession: преподаватель академии ФБР в Куантико, федеральный агент
[/LZ1]

Отредактировано Dominica Sharp (2021-04-15 23:25:29)

+1

6

кимберли о многом нужно подумать, но вместо этого, как только за джошем закрывается дверь, она просто-напросто засыпает. в палату заходят и выходят медсёстры, коллеги, кто-то ещё. ким выплывает из сна, но практически сразу засыпает снова под действием обезболивающих препаратов, циркулирующих у неё в крови. сейчас боли практически нет, и мысли в голову не лезут. кимберли снятся яркие цветные сны. кимберли снится бен – такой, каким он был во времена их студенчества. притягательный, обаятельный и невероятно красивый. ей снится, как он выступает перед другими студентами, читает какой-то доклад – она уже и не помнит, что это был за доклад, она сидит в первом ряду, а подружка рядом шепчет на ухо о своих планах на него. подружка ещё не знает, что кимберли уже с ним спит и сейчас практически не слушает его доклад. тогда они ещё не ссорились, это были первые недели их отношений – у них не было никаких отношений, но кимберли нравилось об этом думать. и ей нравилось думать о том, что бенджамин хант – мечта всех университетских девчонок – принадлежит ей. он и сейчас принадлежит ей, пусть кетти об этом и не знает.
никто об этом не знает. они прячутся и ведут себя, как подростки. а ещё они практически не ссорятся, как в самом начале их знакомства. кимберли не знает, что будет дальше, какое развитие получит их тайный // запрещенный // роман, и кимберли не хочет этого знать. ей снится хант, и она чувствует себя счастливой. во сне нет мужа, нет ребёнка, нет никакого ранения. во сне кимберли двадцать лет, она мечтает стать пожарным и любуется бенджамином, не вслушиваясь в шепот подружки. её и быть-то на той конференции не должно было, но подружка уговорила, дала ей шанс полюбоваться на ханта ещё немного.
кимберли спит весь день и всю ночь, послушно просыпаясь только для того, чтобы принять лекарства. по прозрачным трубочкам текут какие-то растворы, один из приборов успокаивающее пищит рядом. ей перестают колоть наркотические обезболивающие уже утром, и кимберли не засыпает снова. с разрешения врача она приподнимается на кровати, чтобы лучше видеть палату и цветы – невероятно красивые букеты, жаль, что она не может встать и посмотреть, кто их принёс. джош утром не заезжает, но зато звонит по видеосвязи. – ты забрал дилана? а почему нет? ах, бен попросил у них его оставить, ладно. я поговорю с беном. нет, всё нормально, почти не болит. ну да, я на обезболивающих, но уже не наркотиках, - ким улыбается джошу и прощается с ним, обещая позвонить попозже. у неё болит бок, но рассказывать джошу об этом она не хочет. кимберли морщится, когда слегка меняет положение в кровати. потерпеть можно, но всё равно больно.
медсестра приносит завтрак: коллекция таблеток, какая-то жидкая каша и простая вода. так себе завтрак. ким пододвигает к себе столик и даже в руку ложку берёт, но пробовать кашу опасается. от еды её спасает и отвлекает бен. от его прихода даже боль как-то уменьшается. ким довольно улыбается ему. – привет! я тебя ждала, - она показывает ему на кровать, стараясь сильно не морщиться от движений. вяло ковыряется в тарелке – каша даже выглядит невкусной. есть совсем не хочется. кимберли делает несколько глотков воды, от которых сразу же начинает тошнить. – бен, послушай, - но он уже соскакивает с разговора. – вроде от коллег, да, но я не знаю точно, я не видела подпись, а вчера весь день спала, не видела, кто приходил, - кимберли не так-то просто сбить с мысли, она откладывает ложку, которую до этого держала в руках, отодвигает от себя тарелку. тошнит, как в первые недели беременности. потом поест, позже. или не поест, хотя, конечно, надо, если она не хочет задержаться в больнице дольше необходимого.
- послушай… я знаю, на что иду, рисковать здоровьем – моя работа. да, меня ранили, но это не твоя вина, это вина тех ушлёпков. ты сделал всё, что мог. благодаря тебе, я вообще вышла оттуда, они могли перерезать мне горло или сделать ещё что-нибудь, а у меня всего лишь средне тяжелое ранение брюшной полости. я поправлюсь, - она гладит его по щеке, рискуя абсолютно всем. – всё будет нормально, я рада, что ты не пострадал. а я, между прочим, ещё пару месяцев буду звездой в своей части: обычно у нас ожоги получают, а не пулевые ранения, - кимберли почти гордится собой в эти секунды, а потом всё-таки морщится от боли в боку. рано ещё укол ставить, но она бы не отказалась.
- в больнице даже хорошо, знаешь. можно никуда не торопиться, валяться себе в кровати и смотреть сериалы. я, правда, ещё не пробовала… ну, сериалы смотреть, - ким снова улыбается бену, от чего у неё на щеках появляются ямочки. – а ещё мы сможем видеться чаще, больных принято навещать, - и вряд ли джош или кетти что-то заподозрят, всё-таки они были вместе, когда ким ранили, вполне нормально, если бен будет появляться в палате наравне с мужем и коллегами.
- как дилан? джош сказал, что он у вас остался. не сильно его балуйте, а то он таким темпом домой не захочет, - дома родители, из которых так легко вить верёвки, как из четы хант, не получается. кетти балует дилана и ни в чем ему не отказывает, а мальчик и рад стараться. кимберли не просит бена, но надеется, что он научит её сына каким-нибудь интересным ходам в шахматах. бен играет гораздо лучше неё, а у дилана есть способности. стоит, наверное, отдать его в шахматную школу, чтобы потом смотреть, как он обыгрывает бенджамина ханта. и чувствовать гордость. её же сын, в конце концов...
кимберли чуть сползает пониже, укладывая поудобнее многострадальную себя. бок болит до ужаса, кимберли не хочется казаться слабой перед беном, но и претворяться, что всё нормально, что всё в порядке у неё нет сил. она выбирает "золотую середину": не ноет, но и не скрывает, что больно. чтобы не акцентировать его внимание на себе любимой, кимберли переводит разговор на нейтральную тему. - вот тот букет, с краю, ты принёс? - она не сомневается, что он, просто уточняет, делая несколько глотков воды. если уж не есть, то хотя бы пить. - самый красивый, но если ты скажешь об этом моему мужу, получишь, - потому что, объективно, лучшие цветы именно те, которые принёс законный супруг.
ким нравится просто болтать с беном ни о чем, это островок нормальности среди океана кусающейся боли. вместо того, чтобы послушно лечь на кровать и перестать "храбро держаться", кимберли продолжает полусидеть в кровати, не сводя глаз с бена. хорошо, что больше никто не торопится её навещать. она слишком давно не виделась с беном - работа совсем отнимала их друг у друга. работа и семьи, с которыми они - не смотря ни на что - продолжали проводить свободные вечера. - если ты в следующий раз принесёшь с собой шахматы, мы сможем поиграть. раз уж больше ничем другим здесь не займёшь... - ким вздыхает, поправляет ворот больничной ночной рубашки - просто чтобы куда-нибудь пристроить руки. - ну или можем смотреть сериалы, - только она будет лежать на кровати, а он сидеть рядом. кимберли с удовольствием бы разрешила бену и лечь к ней, но медперсонал и случайные гости могут всё понять не правильно. хотя... поймут-то они всё правильно, только вот не нужно это ни ей, ни бену. они всё ещё в браке. не друг с другом.
[NIC]Kimberly Evers[/NIC][STA]ненависть - тоже чувство. прекрасное чувство[/STA][AVA]https://i.imgur.com/eIDvbYs.jpg[/AVA][LZ1]КИМБЕРЛИ ЭВЕРС, 36 y.o.
profession: лейтенант пожарной службы;
family: Josh, Dylan;
love: Hunt;[/LZ1]
[SGN]///[/SGN]

+1

7

помнит ли она запах жасмина? он струиться тонкой нитью сквозь все совместные воспоминания, словно соединяя все то, что сами же разрушили. как сложилась бы их жизнь, если бы они были вместе? остались бы мириться с токсичностью друг друга, пропитанной страстью, \не\преданностью и невесть чем еще. бен никогда не задумывался об этом до прошлой ночи. при взгляде на свою жену. он женился на ней потому, что не задавала лишних вопросов, была красивой и просто удобной. при этом не чувствуя вины за большие надежды, которые кэтти возложила на его широкие плечи. ее ожидания - только ее. но с кимберли. разве он бы женился на ней? черта с два. любил ее больше собственной жизни, поэтому не позволил бы сломать ее судьбу. у них точно не было бы дилана, бен - не готов к детям, а если быть совсем точным - это единственное, чего он боится. не справится с ролью отца. у него ведь есть работа\карьера\шахматы в конце концов. они с км ни прожили бы и нескольких месяцев вместе. тогда точно. сейчас они совсем другие люди.

- я заходил вчера, но ты спала, - он улыбается и подходит к букетам, чтобы посмотреть подписи. угадал. как всегда точно и методично. он понимает, что джош, конечно, не ревнив, но обязательно обратит внимание, кто же позаботился о его любимой жене. впрочем, он все еще не понимает, как ким его терпит. а сейчас он вообще станет не выносим. потому что у них достаточно денег и все такое прочее. и она спокойно может рожать второго ребенка. а вместо этого у нее теперь нет селезенки. и если это нытье за час успело достать терпеливого ханта, то ему страшно подумать, что несколько лет подряд все это выслушивает она.

накрыть ее руку своей. пока она держит его - нежно и ласково. будто бы образцовый муж - он. они рискуют, как сумасшедшие. этот маленький жест говорит сам за себя и оба отдают себе отчет в том, что если сейчас в палату зайдет медсестра или врач... им придется отчитываться уже не перед больницей, а перед своими вторыми половинками. и все же... бен понимает, что не мог ее потерять. это прикосновение - само по себе ценность, - я знаю, и это самое главное. но все же я бы предпочел целовать твою руку не в больнице, - он осторожно дотрагивается до ее запястья губами, рассматривая ее тонкую руку так. будто бы никогда ее не видел. он оставляет на ее ладони несколько поцелуев, прежде чем окончательно вложить ее в свою, - да, но все же будет подозрительно, если я буду часто навещать тебя без жены. или же чаще, чем твой благоверный, - но все же постарается. и купит ее любимые булочки из пекарни. в отличии от джоша он не путает банановые и с миндальной начинкой. и вообще знает об эверс такие вещи, о которых тот таже не догадывается.
но вопрос в другом.
с каких пор ты стал ставить себя на его место, хант?

- да, он у нас. точнее с ним нянчится кетти. сама знаешь, ей в радость, - он бы мог быть счастлив со своей женой. в чем проблема просто взять и поменять обратно таблетки? ей ведь тоже хочется иметь ребенка. воспитывать. но бен знает точно, он не хочет детей от нее. какой вырастет их дочь? в кого пойдет умом? будет ли столько проводить у зеркала, как мама? он не хочет об этом даже и думать, - а вечером приеду я... да даже не вечером. меня временно отстранили на работе пока идет расследование, - за то, что ослушался ради нее. ким итак все прекрасно понимает и осознает. никто бы не дал ему зеленый свет на вторжение, - но без меня они плохо справляются, так что это ненадолго, - улыбнуться ей а затем ущипнуть ее за щеку. слишком нравятся эти ямочки. нет, хант определенно упустил момент, когда они начали дурачиться, как два влюбленных подростка, - так вот, надо бы поиграть с ним в шахматы. ты говорила, что он легко обыгрывает джоша, - улыбается, - ну и проконтролирую, чтобы моя жена его не сильно баловала.

он не говорит ей, что забрал диалана, потому что джош был растерян \и все еще немного\ до такой степени, что вчера забыл закрыть дом на ключ. впрочем. у всех разные реакции на стресс, так что, - мне нравится, что ты уже мне угрожаешь, - это хорошо, если шутит. значить, почти все позади. прислушаться к шагам в коридоре. кажется тишина. хант наклоняется ближе к ким, - боюсь, что моя жена станет ревновать, если я буду смотреть сериалы не с ней, - он осторожно тянется к эверс, чтобы не заставить ее делать несколько лишних передвижений. знает, что нет смысла просить ее лечь на кровать - все равно упреться, что будет сидеть, как бы плохо бы ей не было. накрыть ее губы своими. все же, ждал этого момента несколько дней. на них - привкус сухости вместе с какими-то таблетками, но сейчас это все не важно. он отрывается от нее едва слышит шаги в коридоре, они итак слишком рискуют, - кажется идут забирать твой завтрак. забыл сказать, что кэтти тут передала кое какую еду, - он заботливо ставит судочки с провизией в мини холодильник рядом, - постарайся хотя бы поужинать, ладно? - успеть спросить как раз, когда заходит медсестра. бен лишь кивает на причитания о том, что больной нужен покой. и честно опрадывается тем, что принес любимую еду пациентки. впрочем, ему все равно приходится удалиться, чтобы на следующий день вернуться снова. со всей компанией. и наблюдать за тем, как не он держит ее руку.

все еще не может понять, что изменилось в кэтти. она приобрела какое-то странное спокойствие, граничащее с переживаниями. они сидят и ужинают вдвоем, она радостно что-то щебечет о работе, о том, как сегодня вечером ходила к кимберли, а ее между прочем, может быть через несколько дней отпустят домой. как раз к выходным. кэтти хотела бы организовать барбекю, так званую небольшую вечеринку. он не пртив, лишь бы обеим было хорошо. для него одинаково ващен и комфорт собственной жены и другой. но все же бен... нет, от правда не помнит ее в таком расположении духа. тогда должно было что-то произойти. важное и радостное. и... черт. мать твою! внутри тут же начинает бушевать ураган чувств и эмоций. если это правда, то тогда, - милая, я хотел бы у тебя кое-что спросить, - улыбкуне приходилось натягивать весь вечер - так с ней было легко и спокойно, - да?, - ты беременна?

ну же, давай. всего один ответ на простой вопрос. он замечает, как она меняется в лице. и честно, от догадывается обо всем раньше. и ему надо побыстрее обнять кэт, чтобы оставаться идеальным супрогом, который вообще-то должен быть рад, - откуда ты? - бен встает из-за стола и проделывает путь к ней, чтобы заключить жуну в свои объяться. а внутри ругаться самой нецензурной бранью, - ким проговорилась? - нет. она впутала в это все еще и эверс. нет. ну надо же вот так облажаться, - когда? в больнице нынче должны спать, - кейт знает, что они общаются. особенно после того, как хант влез в огонь, чтобы достать ее оттуда, - я просто хотела сказать на выходных, при всех, устроить вечеринку... а ты как всегда обо всем догадываешься, - она обиженно перебирает ногтями по ткани на его рубашке, - ну прости, - он гладит ее по волосам. но на самом деле пытается успокоиться сам. внутри слишком много эмоций. а что же чувствует при этом эверс? - ты не рад?

он не рад. правда не рад. потому что этот ребенок рушит все, потому что он пытался всеми правдами и неправдами сделать так, чтобы этого ребенка попросту не было.
- что ты. конечно рад. это прекрасная новость. просто ты не рассказала сразу. а я уже пару дней догадываюсь, вот и все.
- правда-правда?
- ну конечно, - нет. лицемерно лгать, целуя ее в лобик. разве она этого заслужила.

через 20 минут он увидит эверс в сети.
"я знаю" - написать всего два слова. зная, что она - единственный человек, который поймет.
вопрос  другом. кто посоветовал кейт слезть со всех таблеток.

[NIC] Benjamin Hunt[/NIC] [PLA] [/PLA]
[STA] *** [/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/4drtykm.jpg [/AVA]
[SGN]_______________[/SGN]
[LZ1]БЕНДЖАМИН ХАНТ, 37 y.o.
profession: преподаватель академии ФБР в Куантико, федеральный агент
[/LZ1]

Отредактировано Dominica Sharp (2021-06-13 22:35:45)

+1

8

- да, он хорошо играет. я же говорила, что сама с ним играю, пока джоша нет дома. джош считает, что я ничего не смыслю в шахматах. пусть это так и остаётся, - ким в очередной раз морщится и принимает чуть более удобную позу. правда, удобно ей от силы минуту, затем боль вновь вгрызается в её тело, и она принимается беспокойно ёрзать на больничной кровати. – будешь плохо себя вести, я угрозами не ограничусь, - добавляет, чересчур задумчиво возя ложкой по тарелке с кашей. нет, есть всё-таки совсем не хочется. особенно кашу, которая на вид выглядит, как сопли какие-то… - мы ей ничего не скажем, - ким отвечает на его поцелуй, забавно прищуривая один глаз, и разочарованно отстраняется, когда слышит шаги в коридоре. – у меня тут какая-то диета… полагаю, вся моя еда будет выглядеть примерно вот так, - тяжелая участь раненого в брюшную полость. медсестра причитает, убирая полную тарелку, ворчит что-то о плохом аппетите, ким пропускает всё это мимо ушей, совершенно не чувствуя себя виноватой. медсестра не дала ей попрощаться с беном… а завтра здесь будет толпа народу, всем им придётся улыбаться. а ещё придётся быть образцово-показательной женой, какой её считают все в их окружении. если честно, кимберли устала… быть всё время кем-то не собой.

кейт заглядывает к ким вечером. ким послушно откладывает книжку, улыбается подруге. кетти так и светится, очевидно, у неё есть какая-то хорошая новость… ким не знает, как побыстрее выпроводить подругу, поэтому поддерживает с ней беседу. кетти рассказывает ей о дилане, что-то о том, какой он чудесный мальчик – а то ким и не знает, вроде бы, дилан всё ещё её сын, - а потом огорошивает кимберли новостью о своей беременности. ким разбирает досада, но она вымучивает улыбку и какие-то вялые поздравления. кетти – святая простота – считает, что это высшее проявление радости. – ты же знаешь, мы так долго старались! и вот у нас получилось! я догадывалась, но сегодня вот сходила к врачу… помнишь, я тебе рассказывала… – кетти складывает руки на животе, обнимая и защищая жизнь, растущую в нём, и загадочно улыбается, как только могут улыбаться беременные женщины. ким закусывает губу, чтобы не ляпнуть что-нибудь не то. – о, я знаю, что ты переживаешь за меня, но не стоит, доктор сказал, что у меня всё хорошо, - кетти обнимает её, всё ещё щебеча что-то, а когда ким чуть отстраняется, всё ещё раздираемая досадой и желанием треснуть кетти по голове, та принимается бормотать извинения. – прости-прости-прости, я забыла, что тебе больно, - слава богу, она решила, что кимберли просто больно… а ей хочется сообщить что-то вроде «какая же ты дура, кетти! он не хочет ребёнка! как ты можешь этого не понимать?». но вместо этого она снова поздравляет подругу. – у меня уже шесть недель. я хочу устроить вечеринку, чтобы рассказать всем. и бену тоже! как ты думаешь, он будет рад? он ведь так любит дилана… - вечеринка никак не вписывалась в планы кимберли, она малодушно надеялась, что её задержат в больнице ещё ненадолго. хотя бы на выходные. сидеть в узком дружеском кругу, смотреть на бена и на сияющую кетти – нет, ей совсем не хочется. – в общем, я обо всём тебе напишу!
кетти уходит, взяв с кимберли клятвенное обещание никому и ничего не говорить. больно надо… особенно джошу: кимберли хорошо представляет, что будет, когда он узнает о беременности их общей подруги. он же с неё с живой не слезет. а кимберли не хочет ребёнка. вообще. ни мальчика, ни девочку. ей достаточно дилана. и она говорила джошу примерно раз сто пятьдесят уже об этом, но он всё продолжал твердить, как будет здорово, если у них появится второй малыш. не здорово. ведь это ей придётся застрять дома ещё, как минимум, на два года, а она не хочет сидеть дома. младенец – не самая большая мечта в её жизни. так получилось, что она не сходит с ума от малышей и детских милых вещичек. и вообще очень рада, что дилан уже более или менее самостоятельный. но джошу не понять, ведь она была такой образцовой мамочкой! именно поэтому, как только дилану исполнилось полгода, передала его с рук на руки нянечке и сбежала на работу. и почему все решили, что женщина обязательно должна хотеть иметь кучу детей?
досада разбирает ким ещё сильнее от мысли, что она должна хранить секрет миссис хант. она не может нормально спать, потому что постоянно думает о счастливой кетти. вот кому надо было выходить замуж за эверса. она бы нарожала ему кучу детишек, и они были бы ужасно – до неприличия – счастливы. ким разговаривает по видеосвязи с диланом, отказывается от еды и ссылается на плохое самочувствие, когда на экране появляется джош. ей сейчас нужно поговорить с хантом, но при этом не проболтаться ему… кетти! вечно всё усложняет…
"я знаю" – снимает с неё ответственность и часть напряжения. ким выдыхает. ей жизненно необходимо с кем-то обсудить беременность кетти! а тут сам отец долгожданного малыша. "и какие у тебя мысли? кетти просила меня не говорить никому" - она отправляет ему ответ, поудобнее укладывает руку с подключенной капельницей и думает, как они до этого дошли… почему они обсуждают беременность кейт?. "уже принимаешь поздравления?" - отправляет вдогонку. он никогда не хотел иметь детей. но почему об этом знала она, ким, и не знала кетти, которая – по документам – его жена? нет, определенно, кетти лучше было выйти замуж за джоша… ким смотрит на своё обручальное кольцо, ожидая ответа от бена.
"меня выписывают в субботу. и твоя жена вместе с моим мужем не слезут с меня, если я не приду к вам на барбекю" - мысль о вечеринке, где кетти всем вокруг собирается сообщить радостную новость, вызывает у кимберли очередной виток досады. она надеется, что бен её понимает. хотя за подругу ким, наверное, рада… просто эта беременность сейчас совсем не кстати. "короче, хант, это не телефонный разговор. ты можешь приехать? придумай что-нибудь! не сейчас, поздно уже, но завтра, например?".
следом за мистером хантом в жизнь ким врывается миссис хант."представляешь, он сам догадался! он такой счастливый!" примерно такой же, как и кимберли сейчас, просто бен – хороший актёр. а может... может он и правда счастлив... она ведь его не спрашивала.
ким не сомневается: ребёнка бен любить будет, но только когда этот ребёнок появится на свет. в этом они похожи: она тоже полюбила дилана, лишь когда он родился, беременность её в восторг, как кетти, не приводила. совсем.

выпросив у врача разрешение, кимберли спускается к бену в кафе. в палате какое-то паломничество, а им нужно поговорить без лишних знакомых ушей. – привет, - ким обнимает бена, удерживаясь в шаге от шутке про отцовство. – как подготовка к вечеринке? – на которой им наверняка покажут узи. все так делают. во время беременности ким так делал джош… - тебе никогда не казалось, что кетти и джош были бы идеальной парой? как так получилось, что они в браке с нами? – и ладно бы просто в браке… - кейти, оказывается, ходила к психологу, и тот посоветовал ей перестать пить все таблетки. и вообще… как это сказать… перезагрузиться, отпустить. в этом её поддержал джош, они в последнее время много общаются на тему беременности и детей... потом кейт вспомнила, что я забеременела после отпуска на море, когда совсем не думала о детях, так что, у тебя не было шансов, хант. если женщина чего-то хочет, она обычно это получает, - а кейти хотела ребёнка. – за одним исключением: я о детях не грезила, я выбрала карьеру. а ребёнок выбрал меня, - ким пожимает плечами и обнимает руками стакан с водой. – кетти счастлива. а ты, бен?
[NIC]Kimberly Evers[/NIC][STA]ненависть - тоже чувство. прекрасное чувство[/STA][AVA]https://i.imgur.com/eIDvbYs.jpg[/AVA][LZ1]КИМБЕРЛИ ЭВЕРС, 36 y.o.
profession: лейтенант пожарной службы;
family: Josh, Dylan;
love: Hunt;[/LZ1]
[SGN]///[/SGN]

+1

9

его разрывают непонятные чувства. будто бы шахматная партия, которая не удается. и бен... бен впервые в жизни утратил в голове способность просчитывать - он не видит ходов. словно слепец, который не знает, как ходят фигуры. и если раньше ему было ведомо за какие ниточки и где надо дернуть, сейчас это казалось невозможным.
сказать кэтти что? что она не идеальная домохозяйка из пятидесятых? что он не хотел этого ребенка и не готов был отцом? правда в том, что он боится. не воспитать правильно, не дать малышу то, чего он заслуживает - любящего отца и нормальную семью. хант не способен на обычные человеческие отношения. он начал изменять жене еще до того, как их браку исполнился год. и он уверен, что продолжит это делать, потому что одной кетти ему мало. так может быть пора остепениться? отказаться от кимберли? какие бы чувства к ней не бушевали внутри. если бы их не было - он бы не полез в перестрелку и не пытался закрыть ее собой. чувство долга перед профессией - далеко не его конек. надо же было так вляпаться, черт.

ким отвечает быстро, почти молниеносно. что раздирает сейчас ее?
"она тебе первой сказала?"
надо же, доверяет, прямо как лучшей подруге. ему интересно бы было узнать, что накроет его жену, когда та узнает, с кем бен спит последние несколько месяцев. все тайное рано или поздно становится явным. и судный, мать его, день довольно близко. судя по всему.
"пока не знаю"
с кимберли он предельно откровенен, в отличии от жены. потому что брюнетка никогда не задает лишних вопросов, не выносит ему мозг шоппингом и всем остальным. он не дает ей ложных надежд, а она не строит воздушного замка из их отношений. может поэтому он изменяет кетти? может просто стоило дать жене желаемое? и получить в ответ спокойную жизнь. ну как... едва ли можно окрестить жизнь с младенцем ответственностью. а если бы он и с ней мог быть так откровенен. и все же, почему-то он с ней. что-то не дает уйти. привычка, привязанность, что?
"если хочешь, можем сослаться на твое здоровье"
вопрос о поздравлениях оставляет без ответа. сам не знает радоваться ли ему. слишком уж это неожиданно и... чертов психотерапевт. все итак сложно, а он итак усложнил. не оставив бену маневров для безопасных шахов. придется терять фигуры на доске. а в такой комбинации, как сейчас....
"я приеду. завтра"
а затем настрочить еще одно сообщение своему лучшему другу, с чьей женой он трахается. санта-барбара какая-то, не иначе. но сам придумал, сам расхлебывай.
"кетти беременна!"
и приписать: "наконец получилось" для приличия. потому что он же якобы тоже этого ребенка хотел. кейт подходит обнимает его за плечи:
- уже с кем-то делишься?
- да, написал джошу
- ты ведь счастлив, да?
- конечно, - развернуться и поцеловать ее в лоб. и впервые почувствовать себя подонком, который разучился лгать.

спрашивает кетти, не спланирует ли она барбекю. и просит ее приготовить что-то для ким, мол, он закинет. а то джош жаловался, что больничная еда ей не нравится. а готовит эверс не очень. к тому же, у него работа и дилан. та с радостью соглашается. окрыленная. а бен впервые думает о то, что жена у него умница. что не так? кейт красива, молода, держит себя в форме. и по-женски глупа. ему с ней просто скучно, но ведь это был его выбор. влюбился. а потом спичка погасла. он будет любить этого ребенка, несомненно. но свою жену он никогда не будет любить так, как любил кимберли. а может и сейчас ее слишком любит? с ней все было бы проще. он знает, что она не хочет второго ребенка. и что беременность его жены станет поводом для джоша говорить о втором малыше.
он приходит с пакетиком еды от кейт. и с любимыми круассанами кимберли в кафетерий, где они условились встретиться.
- привет, - она выглядит неважно, но уже лучше, чем днем ранее. понимает, ей надоело сидеть в палате и ничего не делать. обнимает ее в ответ, почувствовав знакомый запах. хочется ее поцеловать. но он сдерживается и протягивает ей пакеты, - кетти приготовила тебе нормальной еды. а я заехал за круасанами. может быть твой аппетит хоть немного проснется, - вздыхает, - ты же знаешь, как я отношусь к вечеринкам. буду чувствовать себя дураком, улыбаться и принимать поздравления. скорее всего. скроюсь где-то за грилем, - он хорошо делает стейки. а так же овощи и котлеты на бургеры. немногое из готовки, что у ханта получается.

и правда. джош и кетти были бы идеальной парой. оба любят детей, оба хотят детей. а они с ким другие. им хватило бы и одного. и может быть второго лет через пятнадцать, когда и если станет скучно. им хорошо с друг другом. и кажется, что никто никого убивать истериками не хочет. все тут взрослые люди, понимающие интересы партнера. может надо было дать друг другу шанс? вырасти вместе. они бы добились гораздо большего в карьерах, поддерживали бы друг друга. как так вышло, что они синхронно ошиблись в женщинах?
- и правда. как так получилось? я догадался. что это психолог. она сама не говорила бы о перезагрузке и прочих ментальных вещах. но имеем, что имеем. - сейчас поздно что-то менять. а избавлять ее таблетками или чем-то еще от ребенка... нет, увольте. бен, конечно, подонок. но не до такой степени. у всего есть рамки и границы. одно дело превентивные методы, а другое от это все.
- я... я не знаю. скорее нет, чем да. я буду любить этого ребенка, в конце концов. он же мой, - в верности кейт сомневаться не приходится. как и в ее святой наивности, - но когда он подрастет. это сложно. я бы тоже выбрал карьеру, а не памперсы и младенцев. в любом случае, если джош начнет тебя доставать, травма может сыграть на руку.
затем он внимательно смотрит на кимберли. почему у них не получилось? почему они сдались?
- а что хочешь получить ты? чего добиться?
не сводить с нее глаз.
- если джош на вечеринке начнет говорить, что хочет второго ребенка, я обещаю поговорить с ним. скажу, что у тебя травма и вообще эмоциональное потрясение, которое вижу своим профессиональным взглядом? идет?- поддержать любимую женщину в трудной ситуации важно. вот только, кейт он тоже любит. по своему. иначе с ней не был. но если вопрос станет ребром, кого он кинется спасать? свою жену или любовницу? ответ слишком очевиден и неприятен для первой. что же, хотя бы с собой он честен до предела.
- после всего этого, как ты видишь нас?

[NIC] Benjamin Hunt[/NIC] [PLA] [/PLA]
[STA] *** [/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/4drtykm.jpg [/AVA]
[SGN]_______________[/SGN]
[LZ1]БЕНДЖАМИН ХАНТ, 37 y.o.
profession: преподаватель академии ФБР в Куантико, федеральный агент
[/LZ1]

Отредактировано Dominica Sharp (2021-07-28 23:16:25)

+1

10

неудобный стул больничного кафетерия впивается куда-то под лопатки. кимберли сбрасывает с ноги один тапочек и пытается сесть поудобнее. бен не кажется ей очень счастливым или довольным жизнью. он кажется ей уставшим и немного замученным. синяки под его глазами вполне могут потягаться с её. кимберли хочется протянуть руку и погладить его по щеке. так делают жены, так делают любимые девушки. но так не делают любовницы, сидя в больничном кафетерии, где их могут увидеть знакомые. ким складывает руки на столе, а потом обнимаете ими стакан с холодной водой. рукава халата мешаются, но она не делает ничего, чтобы их поправить. она смотрит на бена внимательно, изучающее, словно пытается проникнуть в его голову.
она хорошо знает, что творится в его голове.
в этом-то и проблема – она хорошо его знает. и образ его мыслей – тоже.
может быть, не стоило играть в благородство и не расходиться тогда, больше десяти лет назад? ким уверена: их брак не был бы счастливым, тогда они ещё меньше были готовы идти друг другу на уступки, чем сейчас. они и сейчас слишком часто сталкиваются упрямыми лбами, не желая уступать и подчиняться. но что будет дальше? снова играть в добрых друзей? прятаться за безликими фразами, такими же безликими встречами и делать вид, что в голове не всплывают кадры тайных встреч в случайных отелях и квартирах. притворство, сплошное притворство всю жизнь. глупо всё это.
- передай от меня спасибо кетти, - ким протягивает руки за контейнерами и круассанами. она никогда не была послушным пациентом, соблюдающим все предписания врача, не собирается быть им и сейчас. она собирается вернуться к нормальной жизни как можно быстрее и, раз уж в жизни всё резко перевернулось с ног на голову, набрать побольше смен – за работой быстро обо всём забывается.
- ну теперь меня мучает чувство вины за то, что я не хочу идти. получается, брошу тебя там. придётся идти, ладно, - она могла бы сослаться на болезнь, на усталость и боли. это была бы чистая правда, но кейти, скорее всего, обидится, хотя ничего и не скажет. ладно, ладно, не так уж это и сложно – прийти, поздравить подругу, тем более, ким за неё действительно рада. / а вот за бена – нет /.
- я бы сказала, что судьба, но я в неё не верю, - ким пожимает плечами и, после минутного раздумья, всё-таки вытаскивает круассан. то, о чем врач не узнает, ему не повредит. круассан уже остыл, а значит, совесть не будет её мучить – ей же, вроде как, только тёплую выпечку категорически запретили. – ну да… - она соглашается с хантом. досада на кетти меньше не стала – эта беременность совсем не вовремя, но с другой стороны… ким даже гордится кетти: та упорно шла к цели и наконец-то её достигла. самой кимберли иногда не хватало подобного упорства, а, может быть, просто ей всегда было недостаточно нужно.
- я не сомневаюсь в том, что ребёнка ты полюбишь. ты и дилана любишь, а он ведь не твой сын, - отламывает кусочек от круассана, а нетронутый предлагает бену. это не подсластить пилюлю, просто за последнее время она привыкла всем с ним делиться – и едой в том числе. – ну, я думаю, некоторое время джош потерпит. будет мягко подводить меня к этому, то и дело заводить разговор, доставать фотографии маленького дилана, - и не мытьем, так катаньем уговорит её на второго ребёнка. кимберли умеет стоять на своем, но в некоторых вещах ей проще уступить. второй ребёнок не входит в её планы, но если он способен сделать счастливым джоша… в конце концов, эверс – всё ещё её муж, и пусть она любит его совсем не такой любовью, какой любит бена, она всё же его любит и хочет, чтобы он был счастливым. в принципе… эверс не заслужил жену, которая ему изменяет с его лучшим другом.
- я? карьера всегда стояла у меня на первом месте. я могу стать капитаном, и я хочу стать капитаном. я хочу хоть одно лето провести в команде лесных пожарных и … я не хочу сидеть дома с детьми. я люблю дилана, и я не жалею, что он родился. но его одного мне достаточно, - кимберли пожимает плечами. никогда она не стремилась быть многодетной матерью. и замуж выходила, доступно объяснив джошу, что футбольную команду заводить лучше с другой женщиной. с ней можно максимум рассчитывать на одного-двух детей, не больше.
- да ладно, я справлюсь сама… - она кладёт голову на руки, сложенные на столе, тяжело вздыхает. – несколько неприятных разговоров, пара некрасивых сцен – и на этом мы закончим. вы будете катать коляску, а мы умиляться вашему малышу, - покупать детские милые вещи, игрушки и всё остальное. джош будет представлять себя на месте бена, а ким радоваться, что не спящий и громко кричащий ночами младенец – не её головная боль. а потом, лет через парочку, она, может быть, согласится на второго ребёнка. с рождением детей у неё нет никаких проблем, первая беременность никак не отразилась на её здоровье.
- не будет никаких нас, бен. будем ты и я по отдельности. давай смотреть правде в глаза: ни ты, ни я из семьи не уйдем, мы так не поступаем. измена нас обоих не красит, но дети-то ни в чем не виноваты, - и дети должны расти в полных семьях, с мамой и папой.
досада по-прежнему не отпускает кимберли, она поднимает голову, ерзает на стуле – всё ещё неудобно. а кетти … кетти всё испортила! вот зачем ей понадобилось беременеть именно сейчас? – у тебя какие-то другие мысли? – она спрашивает его. ей важно, что он думает. а ещё ей важно, что он чувствует. разочарование, злость, досаду, раздражение, растерянность? по крайней мере, именно это чувствует она – а они всегда отличались схожими чувствами. в его глазах она не видит ничего – только счастливую кетти… но страшнее не это. страшнее то, что в его глазах она не видит его самого.
- знаешь, кейт ведь меня подругой считает, так себе из меня подруга. а из тебя, между прочим, так себе друг. два сапога пара, - ким смеется, от чего от уголков глаз лучиками солнца расходятся мимические морщинки. она в принципе не знает, что ещё сказать бену. что они не смогут быть друзьями? наверняка он и без неё это понимает. они уже так долго играют роли, ходят в театральных масках, устраивают спектакли, что без проблем смогут делать всё это и дальше. просто роли изменятся, поменяются декорации, перепишется сценарий.
- не знаю, бен, ничего не знаю. у тебя будет ребёнок… я могу рассчитывать на звание крестной? хотя нет, лучше не надо, тогда придётся часто видеть тебя, - ким наклоняется к бену и заговорщицки шепчет: - а я предпочла бы видеть тебя где-нибудь наедине. и без одежды, - но вовсе не потому, что чистого ничего не осталось. она отламывает от круассана ещё кусочек и засовывает его в рот. – я не смогу с тобой дружить. ты помнишь, как было пару лет назад? всё будет ещё хуже, - ведь там они просто не переваривали друг друга, а здесь… здесь оба будут помнить о том, что их связывало.
[NIC]Kimberly Evers[/NIC][STA]ненависть - тоже чувство. прекрасное чувство[/STA][AVA]https://i.imgur.com/eIDvbYs.jpg[/AVA][LZ1]КИМБЕРЛИ ЭВЕРС, 36 y.o.
profession: лейтенант пожарной службы;
family: Josh, Dylan;
love: Hunt;[/LZ1]
[SGN]///[/SGN]

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » не разорвать невидимую нить


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно