внешностивакансиихочу к вамfaqправилакого спросить?вктелеграм
лучший пост:
северина дюмортье
считать падение невесомых звезд и собственные тяжелые. собственные — они впитывались в тебя сладострастным искушением, смертельным ядом; падения собственного духа... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 23°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
eva

[telegram: pratoria]
siri

[telegram: mashizinga]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » не разорвать невидимую нить


не разорвать невидимую нить

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

ben + kim
или попытка вытащить лею из лоу

дождь рисовал на лобовом стекле
прерывистые, сотканные нити.
и маялось былое в тишине,
давило в грудь отчаянно гранитом!

+1

2

от него веет странным теплом и мимолетно-родительской заботой по отношению к ней. чем дальше – тем хуже, тем губительнее отношения, изначально неправильные, изначально сотканные на лжи / самим себе, друг другу, близким. они продолжают встречаться, отмечая время и расстояние, вздохи и тихие перешептывания, разрывающие тишину очередного гостиничного номера. погруженные в пучину бессмысленных оправданий, укутанных улыбками супругов, принимающих каждое новое слово – нежную и сладковато-приторную ложь – за чистую правду и одаривающих непонятным бескрайним кpeдитом доверия. они заигрались, но не пытались остановиться. отношения – подобные шахматной партии, в ожидании звонко звучащего «шах и мат» и падения последней фигурки. сцена жизни, разделённая надвое, где каждый из не до конца изучил свою партию и не видел окончательного сценария.

стоило остановиться, но кимберли всё глубже и глубже врастала в бена, проникая в каждую его клеточку раковой опухолью. не оторвать, не вырвать. занавес всё ещё поднят, игра продолжается, оставляя в дураках тех, кто беззаветно и преданно верит, не обращая внимания на поселившийся на волосах и одежде чужой – неуловимо знакомый – запах. джош не спрашивал, почему бен стал так часто появляться на пороге их дома – джоша, казалось бы, всё устраивало. лучший друг – только не для него, для жены, являющей собой образец // ей бы гореть в аду без возможности когда-либо вырваться. тесная междусемейная дружба, скрепленная отнюдь не дружеским отношением – крепкой связью / со временем приведёт к распаду и пульсирующей острой боли, что поселится в глубине груди там, где должно биться горячее любящее сердце.

осторожность, азарт, постепенное отклонение от заданной траектории. ещё пару недель назад кимберли была уверена: рано или поздно их отношения сойдут на нет, утратив былую привлекательность – даже адреналиновые всплески, в конце концов, приедаются и перестают сверкать блеском новых монет. но время шло, ничего не менялось. разве только времени с наступлением горячего сезона для встреч становилось всё меньше. всё чаще – уютные гостиные семейных очагов, украдкой брошенные взгляды и только им понятные намеки в полушутливом разговоре, призванном запутать и развеселить. всё реже – укромные места, где едва ли обращаешь внимание на обстановку, не запоминая ни пожелтевших от времени обоев, ни потускневшего от не слишком хорошего ухода дерева, ни почти выветрившегося запаха полироли. к чему – когда всё, что тебя интересует – это человек напротив // такой знакомый и незнакомый одновременно – словно актёр в маске, которую снять – и не узнаешь.

кимберли не думала о правильности своих поступков, кимберли думала лишь о самой себе – в попытках угнаться за чем-то утраченным, оставшимся в юности, ознаменованной довольно ранним выходом замуж за человека, к которому не испытывала и сотой доли той страсти, которую отдавала ханту. кимберли разматывала свою жизнь длинными прядями украденными у вселенной встреч, и ей это нравилось. как и нравилось отдавать силы, почерпнутые у него, ханта, работе – сидя в машине скорой помощи, неподалеку от разворачивающего действия. сопровождение полиции и фбр, забывших о разногласиях ради борьбы с преступностью. рация едва слышно потрескивает, на экране планшета – маленькие фигурки в одежде, скрывающей бронежилеты и методично подготовленное оружие. кимберли напряженно всматривается, пытаясь разглядеть в фигурках ханта – она его сегодня не видела, но знала, что он будет в рядах стражей закона. она за него не переживает, такие, как он, выживают всегда и при любых условиях, хитростью вытаскивая счастливый билет из лап смерти. она не переживает и за остальных – зачем, если существует лишь два варианта развития событий: первый – удача на их стороне, второй – удача на стороне преступности.

мотор мягко урчит, ким задумчиво переключается на другую камеру, пытаясь разобраться, что происходит в замесе - фигурки смешались, стали единым живым организмом, замирающим, когда из какого-либо угла доносится вскрик или выстрел. у кимберли на коленях чемодан с медицинскими принадлежностями, она поглядывает на коллегу – они примерно одного роста и возраста, только у дуккета чуть больше опыта – и никак не комментирует происходящее. они оба, не отрываясь, смотрят на экран планшета, готовые в любую секунду покинуть защиту машины скорой помощи и устремиться на помощь туда, где встретились две стороны закона. у них нет оружия, на них нет бронежилетов, но есть специфические знания, которые, возможно, спасут сегодня чью-нибудь жизнь.

самое тягостное – ожидание, скованное тесным коробом. невозможность нормально пошевелиться, затекшие конечности от однообразности положения и желание поскорее выбраться на свободу – вдохнуть свежий воздух и расправить плечи. кимберли складывает руки на оранжевом чемодане с наклейкой на боку и в очередной раз вздыхает. / она бы легко променяла эти несколько часов на пожар, а тонкую чёрную форму – на неудобный огнеупорный костюм с громоздким, давящим на голову шлемом. она бы легко променяла их на уборку в помещениях пожарной части и проверку шлангов – одну из самых нудных работ. но ким послушно сидит в машине, приглядываясь к крохотным фигуркам, склоняющим перевес на одну из сторон. ей кажется, что в одной из фигурок она узнает ханта, однако фигурка слишком быстро пропадает из поля зрения, оставляя ким в неизвестности. у ким бегут мурашки по левой руке и впивается неудобное кресло в позвоночник. ким надоедает сидеть, она вздыхает и с надеждой смотрит на рацию – выйти отсюда и больше не возвращаться.

- скорая, нужна ваша помощь, - рация, наконец, оживает. они не знают, что ждёт их за пределами белой машины, не знают, на чьей стороне победа. но выпрыгивают из машины, сжимая оранжевые чемоданчики. хлопают двери, отзвуком отдаваясь в черепных коробках и где-то в самом центре груди. голос по рации не принадлежал ханту, и ким надеется и верит, что и помощь нужна не ему. такие, как он, не попадаются на случайные пули, такие всегда и отовсюду выходят целыми и невредимыми – кимберли в этом уверена. как уверена и в том, что хант – везучий, какой бы стороны жизни это не касалось. ким бежит в сторону изрядно потрепанного здания, где разворачивалась операция, и неожиданно для себя, дуккета и полицейских попадает в ловушку. преступникам нечего больше терять. ким уворачивается – чемоданчик летит на пол, но даже не открывается – бьёт со всех сил в солнечное сплетение, да только не может вырваться. подобно птице, пойманной в силки, она бьётся в чужих руках, пока в бок не упирается холод стали. она чувствует его даже сквозь ткань рубашки. в данной ситуации лучше больше не дёргаться. замереть, выжидая. помощи, подсказки, спасения. хоть чего-то // брать в заложники пожарного – странно, но, видимо, интересно. что будет дальше? кто рискнет? и если здание рухнет на головы, то, по крайней мере, он окажется под завалами не один.
[NIC]Kimberly Evers[/NIC][STA]ненависть - тоже чувство. прекрасное чувство[/STA][AVA]https://i.imgur.com/eIDvbYs.jpg[/AVA][LZ1]КИМБЕРЛИ ЭВЕРС, 36 y.o.
profession: лейтенант пожарной службы;
family: Josh, Dylan;
love: Hunt;[/LZ1]
[SGN]///[/SGN]

+1

3

ag x moonzz - animal

ею невозможно надышаться. бену кажется, что запах ее кожи въедается в тело с каждым разом все глубже и глубже. въедается и привязанность к ней. острыми шипами под кожу, но терпит, потому что хочет ее. быть с ней, словно не может дышать. хант чувствует, как попадает в бездну, как теряет долбанный контроль и хладнокровие, присущее ему. не сомневается, что ким слишком проницательна, чтобы догадываться об его истинном отношении. все ведь видно: хотя бы по тому, как задумчиво рисует узоры на ее теле, пока она засыпает рядом. если такая роскошь вообще возможно. они ведь встречаются тайно, когда у них совпадают графики - редко. а теперь еще реже, ведь бен - предельно осторожен. он не хочет лгать ни другу, ни кетти, которая все же жена. с которой он тоже проводит время и спит раз в неделю, а то и реже, ссылаясь на работу. и впервые в жизни хочется, чтобы работы было меньше, чтобы можно было прижать чертову ким к стене и целовать ее, пока обоим не хватит воздуха. плевать где это делать - в дешевом\дорогом мотеле, душе, машине, его\ее доме \нужное подчеркнуть красным маркером\. пле-ва-ть. он ненавидит ее, слишком ненавидит за то, что вот так снова ворвалась в его жизнь темной птицей. ненавидит за то, как хочет ее, когда та спокойно целует джоша. ненавидит в моменты, когда язвит, пытается вырываться, царапаться. цепляет. слишком хороша для этого идиота, который никогда не поймет, почем жена не хочет взять и родить второго ребенка. желательно девочку. как и кетти, которая мечтает о детях. но у бена все под контролем, он проверяет, пьет ли она \не\витамины каждый день, понимая, что жена уже готова идти к бабке или в какую-то секту.

а хант лишь лицемерит. "конечно, милая, я хочу детей", "да, детка, конечно будем пробовать, пей витамины и свою фолиевую кислоту". милая. кетти слишком милая и в этом ее основная проблема. она просто красивая женщина, которую несомненно хочется держать рядом с собой на коротком поводке на зависть окружающим. эдакое прикрытие, что поддерживает образ примерного семьянина. он откупается - ложной заботой, профессиональным вниманием в деталям и дорогими подарками, которые может себе позволить. ему не хочется слушать комментарии ким по поводу его отношений, они лишь изредка подкалывают друг друга, находя оправдания для себя, которого по факту нет. он увяз в жене якобы лучшего друга, и в браке с женщиной которую якобы любит, но все же никогда от себя не отпустит. что его - то его.

он думал, что с ким будет покончено. это ведь так - мимолетная страсть и не более. без клятв и обещаний любить вечно. послушать свои слова на свадьбе - самому смешно. нет, перед женой не стыдно и перед другом тоже. в конце концов в его иерархии людей кимберли стоит куда выше остальных. дело не в этом. а в том, что он стал зависим. от того, как по-хозяйски закидывает на него ногу. как смотрит - с бешенным огнем в глазах, вызывая одно желание - бабочкой подлететь ближе к костру, чтобы насладиться и сгореть. кимберли эверс стала его наркотиком, без которого ломка и чувство наполненности. а ведь это всего лишь игра, не так ли? тогда почему ты проигрываешь эту партию? может тогда не нужно было садиться за шахматный стол и позволять ей играть белыми?

пропасть в работе нынче тоже не так уж сложно. преступный мир не дремлет, а мозги кипят. у бена ни черта не сходится, поэтому он злится. бьет рукой по гребаному столу и злиться, черт возьми, что не может решить загадку. пазлы не сходятся, а фбр гоняется за бандой, которая слишком умело путает следы. блядский цирк - иначе все это не назовешь. он уже три дня сидит на кофеине, приходит домой и заваливается спать, хотя перед этим обязательно пишет что-то ким. дежурно спросить, как она - проявление почти что заботы от него. можно записать в черный блокнотик благодетелей. на работе он то и делает, что отметает идею за идеей, ездит на места преступления и пытается понять, что происходит. пытается мыслить, как преступник. мозг работает 24 на 7, хант едва ли может спать, рисуя в воображении картину за картиной. пока наконец не находит простое и гениальное решение. операция назначена на четверг, вечер. и естественно, как это бывает, выходит из под контроля. но он ведь не солдат, так просто - консультант, чьи идеи спасают чьи-то жизни. в его голове вырисовывается еще один шахматный ход. едва не забыл об одном, что солдат здесь все же есть - кимми. пожарных и скорую просят присутствовать. ну мало ли - вдруг кто-то пострадает. всегда есть такая вероятность и ее нельзя исключать. и он четко это понимает, как английское начало, которое является одним из простейших шахматных дебютов.

в какой-то момент все идет не по плану. бен предупреждал ведь. не сдерживается и орет на свое прямое начальство, потому что как можно быть такими идиотами. предел человеческой глупости. люди постоянно переговариваются по рации и это бесит. слышит, что кто-то ранен и вызывают помощь. в любом случае, кимберли себя в обиду не даст, она - девочка умная, изворотливая и везучая. искренне надеется, что ее везучесть не оборвется. и тут как по закону подлости, сообщают о заложнике. кажется до того, как слышит его имя - осознает, что это она.
- твою мать, - во весь голос. понимает, что пойдет за ней. и плевать. на то, что рискует служебным положением и работой в том числе.
- хант, успокойся, мы переговорим с ними. переговорщик приедет через пол часа. - монотонный и бесящий голос.
они не берут заложников. и сейчас знают, что им - конец. это лишь попытка отыграться. и не более того, - он проверяет количество патронов в магазине и норовится выскочить из темного командного вагончика.
- хант, не твори ерунду!
- я крестил ее ребенка, ларри, - а еще она - его женщина. а это значит, что у него всего двадцать минут, чтобы ее спасти. знает, что с ней сделают все. что посчитают нужным и даже больше. взорвут на потеху окружающим, как вариант. весьма приемлем и куда интереснее, чем просто прострелить ей голову.
- хант, это приказ.
- тут все слушались твоих приказов. и к чему это привело?
он выходит на улицу и направляется в сторону здания. осторожно и под прикрытием так скажем, собратьев. бенджамин хант - человек, у которого на первом месте - холодный расчет, вдруг проявляет эмоции. и идет внутрь за заложником, не день, а легенда. впрочем, ему сейчас наплевать с высокой горки на свою репутацию и на выговор, который ему обязательно и непременно сделают. не уволят - бен им нужен, тут уж точно. но вот попытаются отчитать, как мальчишку. он понимает это так же хорошо, как то, что вытащит ким оттуда любой ценой. даже рацию с собой не взял, итак понятно, что ларри отправит за ним конвой. лишь бы не спугнули. поэтому нужно действовать быстро и осторожно, он ведь просто консультант. чай без бронежилета.

из комнаты здания в комнату. прижаться к стене, повернуть голову. чтобы увидеть, как его кимми привязывают к стулу. он точно знает, что они делают з заложниками и надеется, что эта информация не дошла до эверс, потому что ей тогда должно быть немыслимо страшно. убить этих двоих - не проблема. проблема в том, что они слышат, как за ними идут, потому что фбр в последнее время работает "на отлично". лажа за лажей. даже бен знает, с какой стороны зайдет группа захвата. ну что за день сегодня такой. ублюдкам хватит пол минуты, чтобы сначала ее помучить - порезать лицо и может еще пару частей тела. а затем поджечь взрывчатку. ну, ту самую, что под стулом. поэтому как только нож проблескивает в руке маньяка, хант стреляет в него. затем так же спокойно всаживает пулю во второго. у него нет времени ждать своих.
а дальше, все, как тумане. он не успевает закрыть собой ким и отгородить ее от огнестрельного ранения куда-то в область селезенки. черт подери. он кидается на противника, зная, что следующая пуля полетит в него, а ему хочется, чтобы этот мудак заплатил. за то, что посмел выстрелить в нее. опрометчиво, но ребята ларри успевают вовремя. смешивается все - люди, крики. на него, на всех. он слышит, как кого-то зовет кимберли. не понимает - его, дилана, джоша. уже не важно. игнорируя все к своей девочке. закрывать рану под звуки скорых и полицейских сирен.
- я здесь, все хорошо, милая, потерпи. прошу потерпи немного, - на выдохе, отвязывая ее от стула быстро распутывая узлы. впервые переживать за кого-то так сильно, словно тряпичную куклу подхватывая ее на руки. чувствуя вязкий запах ее крови, что стекает вниз по дорогому серому костюму, который подарила ему кетти. плевать, на все плевать, - детка, не теряй сознание, - говорить, как мантру, прижимая ее к себе. и не отпускать ее руку до самой больницы.

[NIC] Benjamin Hunt[/NIC] [PLA] [/PLA]
[STA] *** [/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/4drtykm.jpg [/AVA]
[SGN]_______________[/SGN]
[LZ1]БЕНДЖАМИН ХАНТ, 37 y.o.
profession: преподаватель академии ФБР в Куантико, федеральный агент
[/LZ1]

Отредактировано Dominica Sharp (2021-03-24 01:33:31)

+1

4

// ей не было страшно. холод стали едва ощущался сквозь форменную чёрную рубашку. ким послушно, как марионетка в руках умелого кукловода, выполняла все приказания. ей говорили "иди", она шла. ей говорили "стой", она стояла. ей говорили "садись", она садилась на шаткий стул, который даже под её весом весомо прогибался. кимберли молчала, не пытаясь нарываться на неприятности. //

руки больно заламывают назад, фиксируя на неудобном стуле, тыкают ножичком в бок, вызывая непреодолимое желание плюнуть в лицо. непрофессионалы не заклеивают ей рот да и завязывают весьма неумело. выворачивая кисть, кимберли нащупывает узел, который при сильном желании сможет развязать. ублюдки гогочут, радуясь, как здорово они всё провернули. типа бездыханное тело /?/ кимберли им чем-то поможет? кимберли знает: если они хотя бы попытаются ей навредить, им не жить. и не потому что в операции участвует хант /хотя с ним бы кимберли не советовала связываться, если ты не умеешь больно кусаться в ответ/, а потому… ну полиция и пожарные всегда были в довольно хороших отношениях, так что. очень так себе была идея. кимберли бы даже назвала её неудачной.

кимберли прислушивалась к тому, что происходило за пределами этого помещения. ей прямо на лицо попадал луч света, она щурилась, разглядывая двоих здоровенных мужиков. северо-американский выговор, жёлто-синие кепки. ещё недели две назад она спасала одно из их банды от кровотечения. зря, надо было добить. у мужчины справа от неё большая нагноившаяся царапина на руке, но ким его почему-то не жалко. ей и себя не жалко, она как будто вообще не совсем понимает, что происходит, с любопытством изучая окружающее пространство и пытаясь развязать узел на толстой верёвке. ублюдки наконец-то вспоминают и про неё, словно резко просыпаются ото сна. – ну че, куколка… - в его руках поблескивает нож, тот самый, которым он тыкал ей в бок каких-то несколько минут назад. ей нестерпимо хочется ответить ему в его же стиле – всё-таки она выросла в трейлерном городке среди далеко не света балтимора. но она молчит, боясь, что как только откроет рот, не сможет удержаться и начнёт лепетать, прося пощады и отпустить. кимберли себе не доверяет, она не чувствует страха, но понимает: он где-то есть, притаился внутри неё и готов вот-вот поднять голову и завопить во всё горло, требуя немедленного спасения.

она не понимает, что происходит, но один из них – первый, с ножом – вдруг падает, нож громко звенит о пол, на секунду ослепляя отражением света. как только зрение восстанавливается, кимберли замечает бена. она выдыхает, резко дёргает руками, развязывая один не тугой узел. замес продолжается, а ким всё ещё не может встать. – бен, стой! – он, конечно, её не слышит, бросаясь на перерез. боль вспыхивает в левом боку, вызывая поток ругательств, почерпнутых явно не от школьных учителей. ким кричит, сама не понимая, чего пытается добиться. она кричит бену, чтобы он, сумасшедший, черт такой, не лез под огонь, чтобы позволил своим коллегам делать то, что они должны. боль острыми когтями вгрызается в её тело, рвёт его на части, горячая кровь заливает одежду, просачивается сквозь пальцы – кимберли пытается зажать рану рукой, но у неё ничего не получается. от напряжения и криков кровь начинает идти быстрее. перед глазами темнеет, голову ведёт – и от кровопотери, и от острого запаха. ким почти не слышит, когда рядом оказывается бен, зато она чувствует, как его теплая рука ложится поверх её, когда он мягко, но решительно зажимает рану, помогая ей.

ким словно плавает в молочно-белом тумане, сквозь который прорываются слова бена. – всё… нормально, - только вот боль с каждой секундой становится всё сильнее. ощущение безопасности накатывает вместе с паническим страхом. до неё наконец доходит, что могло случиться. эти ублюдки могли воткнуть игрушечный ножик между рёбер, пропарывая сердце. они могли бы перерезать ей горло – от уха до уха, и тёплая кровь фонтаном залила бы всё вокруг. они могли… кимберли дрожит в руках ханта, её трясет и колотит, пока мир перед глазами продолжает плыть. – больно, - она с усилием перекидывает руку через его шею, оставляя на его одежде потеки крови. замес заканчивается, по крайней мере, для них двоих. ким не слышит, когда её перекладывают на каталку, когда дуккет подключает капельницу и накладывает повязку, не давая и дальше терять кровь.

всю дорогу ким-то приходит в себя, то снова теряет сознание. бен сидит рядом, крепко держа её руку в своей большой и тёплой руке, и ким уверена: всё будет хорошо, пока он рядом. она не вспоминает ни о муже, который ещё ничего не знает, ни о маленьком сыне, которому обещала в выходные сходить в парк развлечений. сейчас для неё существует только боль, ставшая чуть слабее под действием обезболивающих, и бен, напуганный ещё сильнее, чем она сама.

кимберли не нравится, как в больнице все вокруг неё бегают. медсёстры, ординаторы, врачи. она понимает все их термины, отвечает на вопросы. кто-то ставит ещё одну капельницу, кто-то разрезает одежду. бена нет рядом, вероятно, его оставили ждать в приёмном покое, а она и не заметила… кимберли надеется, что он позвонит джошу, но не скажет тому ничего лишнего. джош и без того не любит её работу, а теперь выслушивать песню "это опасно, у нас сын, о нём ты подумала?" ей придётся в несколько раз чаще… ким благодарно вдыхает коктейль препаратов для наркоза и погружается в спасительный сон. о муже, бене и всём остальном она подумает позже. например, никогда.
---------------------------------
после яркий свет больничных ламп неприятно режет глаза. ким двигает руками, пытаясь понять, всё ли у неё шевелится. руки, вроде бы, шевелятся. на одной из ощущается бинт на запястье, видимо, верёвка врезалась довольно сильно. тело тяжелое и едва ощущается. боль притаилась где-то в углу и тихонько оттуда скалится. ким пытается открыть глаза, но удаётся ей это лишь на третий раз. палата кажется пустой и чересчур светлой. она ёрзает на кровати, окончательно приходя в себя, и замечает джоша, неподвижно и безмолвно сидящего на стуле рядом. – привет, - щеки – насколько это возможно – становятся красными от стыда: в самый страшный момент она ни разу не подумала о муже… как так получилось, что бен встал на первое место? черт! черт бы его побрал, они ведь даже не в браке, и никогда не будут. а с джошем… с джошем у них семья, у них сын и … провалился бы чертов хант со своим стремлением защищать и оберегать!

- тебе нельзя пить, но могу смочить губы, давай? – джош присаживается на край кровати, ким морщится, но соглашается хоть на что-то. – ты теперь с дырочкой в левом боку, - он улыбается, что автоматически говорит кимберли, что ничего смертельного не случилось. – пуля повредила селезёнку и немного задела поджелудочную. селезёнку удалили, всё остальное в порядке. первое время будешь на таблетках, а потом постепенно восстановишься, - где-то в горле застревает имя бена, но кимберли боится о нём спрашивать. хотя… ну что в этом такого, они ведь там были вместе. – как.. бен? - говорить всё ещё тяжело. ким облизывает губы, трёт глаза руками.

- с ним всё в порядке, - ким кивает, ей нужно увидеть бена своими глазами, не замутненными острой болью. – поспи, тебе нужно отдыхать. завтра приведу дилана, сегодня с ним посидит кетти, тебе нужна тишина, - отдых, тишина, блаблабла. ей нужен сын и бен, но впрочем… джош коротко целует её в губы. – тебе что-нибудь нужно? – кроме отдыха и тишины? ким пока не знает, голова всё ещё под действием препаратов. – иди домой, - дилан наверняка напуган, кетти – это хорошо, но отец-то лучше. – дилан. не оставляй его одного, - а ей нужно побыть одной. на высокой тумбочке, как раз напротив кровати, притаился букет цветов, который кимберли не заметила из-за джоша. что-то ей подсказывает, что эти цветы – вовсе не идея её мужа. нет, джош никогда не забывает о мелочах, романтике и спонтанных подарках, но букет в больницу? такое мог только хант.

- ладно, отдыхай. я заеду через пару часов, - джош снова коротко её целует, поправляет одеяло и уходит. он весь как-то сутулится, в нём нет той уверенности, что была ещё утром. надо с ним быть поласковее… разводиться кимберли не собирается, джоша она любит, пусть и не так, как ханта. джош – это джош, они столько лет вместе…

интересно, а её спаситель в палате сегодня появится? желательно без кетти, но она, вроде как, слава богу присматривает за диланом. её щебет кимберли сегодня вряд ли выдержит. а хант очаровательно умеет молчать.
[NIC]Kimberly Evers[/NIC][STA]ненависть - тоже чувство. прекрасное чувство[/STA][AVA]https://i.imgur.com/eIDvbYs.jpg[/AVA][LZ1]КИМБЕРЛИ ЭВЕРС, 36 y.o.
profession: лейтенант пожарной службы;
family: Josh, Dylan;
love: Hunt;[/LZ1]
[SGN]///[/SGN]

+1

5

имеет ли он право называть ее деткой? своей? хотелось бы, чтобы это право было законным, потому что кимми - больше не желание обладать. она нечто большее. и бен окончательно себе в этом признается, когда держит брюнетку за руку в чертовой карете скорой помощи. он бросился ради нее в огонь, готов был пожертвовать собой не задумываясь. хотя... обычно ему плевать. ведь все люди умирают, а жертвы ведь слишком часто неизбежны. но ее жизнь была слишком высокой платой даже за живых членов группировки. впервые за много лет ему плевать на себя - первой настоящий и не выверенный до мелочей поступок бена ханта. хотя, когда это он не нарушал правила? но не кидался убивать за свою женщину точно. что бы было, если бы на ее месте была кетти? этот вопрос задал себе сразу же, как эверс увезли на срочную операцию. он бы спас свою жену? несомненно. но лишь потому, что она - его жена. и он бы потом ненавидел слушать ее сказки о героях. щебетала бы всем в красках, как он ее спас. а кимберли, она это делать не будет. ее он спас не потому, что она - его любовница. не потому, что является женой его друга и бен хант - крестный ее сына. все гораздо прозаичнее и пугающе. она - единственная, кого кроме родителей он может считать семьей. и от этой мысли становится не по себе. кажется, кто-то вляпался. и это вляпался его интересует куда больше, чем то дерьмо, которое несомненно будет разгребать на работе.

он не звонит джошу. знает, что это уже сделали за него. проходит буквально десять минут с момента, как врачи взяли эверс под ее опеку. а муж уже тут как тут. надо же, как все образцово. пригнался, как и полагается. и тут же кинулся с расспросами к ханту. удивительно, как бену вообще хватает сил на все эти вопросы и переживания, - с ней все будет хорошо, она в надежных руках, - на тонну реплик, которые льются с уст джоша. бен не понимает всего это кипиша и беспокойства, но терпит, - да, она ранена, но с таким ранением выживают. прости, что я не успел оградить ее от него, - на самом же деле перед джошем вины не чувствует. только перед ким. за то, что операция пошла не по плану из-за этих идиотов, - я думаю, что ей удалят селезенку. и на этом все. с кем дилан? , - внезапный и дежурный вопрос с ноткой беспокойства.
- спит дома.
- ты бы ехал к нему.
- нет, я останусь с женой. ты сможешь?... - в глазах какая-то мольба и просьба что ли.
- да, ты взял запасные ключи от вашего дома или мне туда проникать? я заберу его к нам на пару дней, - кетти будет в диком ужасе за подругу и в таком же диком восторге от появления ребенка в доме, по выражению лица джоша понимает, что ключи никто не взял, - хант! - голос ларри бесит уже с дальнего расстояния, - давай все завтра. мне надо забрать крестника к себе домой. я приду завтра утром и все обсудим. кстати это муж пострадавшей эверс. желаешь обсудить с ним, почему вы медлили? - знает, что завтра непременно влетит за все это, но ларри ведь понимает, кто тут прав. поэтому бен спокойно берет ключи от дома у друга, затем разворачивается и уходит.

до дома эверсов примерно три мили. но сначала нужно к себе за машиной. потому что кататься с маленьким ребенком на такси не сильно хочется. к тому же, ему почти что по пути - жить недалеко от больницы та еще роскошь. хотя, кажется водителю убера так не кажется, но хант не раздражается. он просто надеется, что дилан не проснется в одиночестве. заходит домой и громко звякает ключами. пожалуй, не стоит будить жену, но она сбегает с лестницы тут же. и что она видит? окровавленный костюм и какую-то странную растерянность в лице мужа. он даже не будет спрашивать, почему она не спит. всегда пытается его дождаться, как примерная супруга и ручная собачка.
- о господи, бен, что случилось? ты цел? - подбегает к нему и так искренне переживает, будто бы боится.
- я да, а ким нет. ее ранили, но все будет хорошо. джош в больнице, а дилан дома, надо поехать его забрать, - коротко и по делу. удивляется тому, что кэт не вскрикивает. она просто находится в состоянии шока, а затем на удивление, спокойно, произносит, - подожди две минуты. я надену джинсы и возьму тебе чистую одежду. выпей пока воды, ладно? - она ласково проводит рукой по его лбу и улыбается.
кто ты такая и что сделала с моей женой?
- ладно, спасибо.

он и вправду устал. они ласково будят дилана, говоря, что мама в больнице и пока он побудет у них. по крайней мере, первую ночь так точно. но с мамой все будет хорошо, он может не переживать. бен отправляет короткое смс джону, когда кетти укладывает малыша спать, а он сам допивает стакан виски. они с кэт не лягут спать, пока не получат сообщение, что с кимберли все хорошо. операцию еще не закончили, но угрозы жизни нет. но что ощущает хант? когда лежит в кровати с другой женщиной? которой хочет просто обладать. если одной ему мало, то разве достаточно будет когда-то даже если на ее месте когда-то будет эверс? к черту.

утро выдается не менее радужным. участок, куча вопросов и любопытных глаз. хант не перечит. соглашается со всем. приводя аргументы. признает, что допустил личную слабость, и что убил, но ради безопасности пленницы. основное, это - перечить командованию. ларри не любит, когда его власть ставят под знак вопроса, подчеркивая тот два раз. но он нуждается в бене. так что оба знают, он отделается чертовым выговором и отстранением от дел на месяц. что же, он найдет чем себя занять. хант давно инвестирует в недвижимость, а еще читает лекции в академии фбр. может быть его измучанный мозг наконец отдохнет. впрочем, он уверен, что ларри без него месяц не протянет. максимум - недели две. так что можно расслабится. или почти расслабится.

он знает, что кимберли пришла в себя. поэтому пишет кетти, что заедет к ней и купит букет букет цветов от них. а потом поедет домой и если нужно, то заедет в магазин. самый любящий и лучший муж на свете. в цветочном магазине покупает два букета. один просит красиво подписать "скорейшего выздоровления, полицейское отделение вашингтона", второй же подписывает сам - "от бена и кетти с любовью". в больницу его пропускают только после того, как показывает свой значок фбр. и обещает, что если кимми спит, то просто оставит цветы. так и получается. спящая красавица нашла своего \не\принца с букетом жасмина. когда-то очень давно еще будучи студентом без денег и звания, он просто нарвал для нее букет из клумбы. пожалуй, один из самых романтичных поступков. конечно, сие творения украшают всякие зеленые веточки и оберточная бумага, чтобы не вызвать лишних подозрений. хант бросает еще один взгляд на ким. и уходит, не поцеловав ее в лоб и не проронив ни слова. он гонит домой, то и дело проезжая на желтый. домой, к \не\любимой\?\ жене. и просит джоша оставить дилана с ними еще не надолго. все же от хочет детей. но не от кэйт.

в больницу решает съездить утром. уговаривая джоша поспать, а жену остаться с крестником. она рвется вместе с ним, но понимает, что подругу лучше не утомлять разговорами. к тому же, ей очень нравится отправлять ребенка в школу и делать с ним домашку. почему такая, как она, досталась не джошу? черт его знает. бен давно уже отказывается все это объяснять. он берет всю еду, которую собрали для ким - все же кэт старалась и готовила на кухне диетическое меню.

пройти по белым коридорам больницы, отмахнувшись от всех медсестер и врачей. постучать в палату и зайти, получив ответ. бен останавливается на пороге и улыбается. она хороша даже здесь на больничной койке, когда подсоединена к чертовой капельнице, - ну здраствуй, милая, - без дежурного вопроса, о "ты как?". итак видно, что не очень. садится на край кровати, хотя это вроде как запрещено - прости, что не смог уберечь тебя от пули, - и пожалуй, это единственный пункт по которому чувствует себя целиком и полностью виноватым. а ведь могла быть абсолютно цела, двигаясь бы он быстрее. и мертва, если бы он не пришел. он видит рядом со своими еще две цветочных композиции. та безвкусная явно от джоша, - надеюсь твой четвертый букет от пожарной части, а не от полиции, - а то получилось бы неловко. хотя уверен, что его догадка правдива.

[NIC] Benjamin Hunt[/NIC] [PLA] [/PLA]
[STA] *** [/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/4drtykm.jpg [/AVA]
[SGN]_______________[/SGN]
[LZ1]БЕНДЖАМИН ХАНТ, 37 y.o.
profession: преподаватель академии ФБР в Куантико, федеральный агент
[/LZ1]

Отредактировано Dominica Sharp (2021-04-15 23:25:29)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » не разорвать невидимую нить


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно