внешностивакансиихочу к вамfaqправилакого спросить?вктелеграм
лучший пост от акари юкимура (ханны мерсер) Нет ничего хуже звонка по телефону, возвещающего об очередном убийстве. Диспетчер сообщает кратко данные. Как жаль, что такие вызовы нельзя отменил. Застали ее прямиком за утренними процедурами...читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 13°C
* jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
anthony

[telegram: kennyunicorn]
eva

[telegram: pratoria]
siri

[telegram: mashizinga]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » the Ice twins


the Ice twins

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

https://i.imgur.com/6Aoji5x.png

before: [Just a dream]
2019, sept. - 2020
USA. Europe (Montenegro)

Angelica    &    Jasmine Gilbert
Laurent Dupont    &    Devon Howard

Our Father, which art in heaven
Hallowed be Thy name
Thy kingdom come
Thy will be done
on earth as it is in heaven
Give us this day our daily bread
And forgive us our trespasses
As we forgive those who trespass against us
And lead us not into temptation,
but deliver us from evil
For Thine is the kingdom, the power
and the glory, for ever and ever
Amen

e nomine || lord's prayer

[NIC]Laurent Dupont[/NIC] [STA]rumpelstilzchen[/STA] [AVA]https://funkyimg.com/i/2LKLK.png[/AVA] [SGN]http://funkyimg.com/i/2LnU2.gif http://funkyimg.com/i/2LnU3.gif[/SGN]
[LZ1]ЛОРАН ДЮПОН, 40 y.o.
profession: в прошлом шибари мастер, ныне беглец; охранник близнецов, владелец ресторана в Черногории;
mon cher: Angelica.
[/LZ1]

Отредактировано Angel Grey (2021-01-12 17:44:51)

+3

2

Когда наша мама была беременна, ей часто говорили, что девочки родятся очень разными. И на то были свои причины. Одна всегда активно пиналась и всячески давала миру знать о своём существовании, а другая всё чаще спала или лежала неподвижно. Врачи говорили, что более сильная близняшка черпает силы у своей сестры, так что вторая девочка может просто не выжить. А теперь угадайте, кто из нас пинался?
Мы не были одиноки, но ровно до тех пор, пока держали друг друга за руку. Мир не мог нас ранить. А потом ты шагнула вперёд и выпустила мои пальцы, оставив скитаться в кромешной тьме. Так я и училась ходить. На ощупь. Часто натыкаясь на острые углы и набивая себе шишки.
Я любила тебя, ведь ты была солнцем в моей жизни. Ослепляла своей улыбкой. Моя прекрасная, гадкая сестричка. А я оставалась вечно печальной, задумчивой луной. Но знал ли кто-то из вас о моей тёмной стороне, скрытой от чужого взгляда? Обо всей боли, о потаенных страхах, о вечных неудачах? О желаниях, в конце концов. Если бы хоть раз вы спросили...
Я бы рассказала о том, как люблю море. Его бескрайнюю синюю гладь. Тёплый воздух и волны, белоснежной пеной разбивающиеся о берег. Больше всего мне хотелось увидеть его ещё раз. Сидеть на берегу и пить вино. Забыть обо всём, что с нами случилось в Ницце. Позволить себе просто закрыть глаза и расслабиться. Отпустить все мысли. Но вместо этого я сидела у окна и кусала губы. Как долго я бежала, чтобы вас догнать. Не жалея себя, сбивая ноги в кровь, но почему-то оставаясь всё на том же месте.

Я помню, как увидела тебя в больнице. Бледное личико, изрезанные вены. Ты выглядела такой беззащитной, что я забыла все прежние обиды. Так хотела тебя спасти, спрятать от этого безумного мира. Но ты попросила меня уйти.
И словно дежа вю всё повторилось спустя время, когда Лоран попал на больничную койку с передозом. В тот день я разбилась в очередной раз. С громких хрустом сломалось что-то внутри. Потекло по щекам отчаяние, с солёным привкусом безнадеги.
Вопреки ожиданиям, я оказалась сильнее, нежели сама думала. Отчаянно билась в висок мысль о том, что у меня опять ничего не получилось. Было так страшно возвращаться обратно, но сделав над собой усилие, я перешагнула через порог. Перешагнула через себя, через боль, через гордость, через безразмерную пропасть, разделявшую нас каждый раз, когда Лоран уезжал. Когда мне, маленькой девочке, хотелось бежать следом и кричать. Умолять и просить не исчезать. Не оставлять меня одну, забрать с собой, сделать частью другого мира. Его мира. Но правда в том, что этот мир пугал до дрожи. Я не хотела возвращаться, да никто и не настаивал.
И лишь однажды я пошла на крайние меры. Всё для того, чтобы спасти тебя, Жасмин. Я никогда не рассказывала о том, что ради этого сделала. Практически умерла. И знаешь что? Да, это страшно, но не так, как понимать, что тебе это не было нужно.
С тех пор я больше не пыталась восстановить связь. Только собирала по кусочкам обломки прежней жизни, вместе с тем прекрасно понимая, что призраки прошлого не дадут жить спокойно. Это навсегда останется со мной. Ночными кошмарами, внезапными истериками. Я так боялась вас потерять, потому что меня пугала необходимость остаться одной. В темноте и пустоте нет жизни. Там нет ничего. Наконец, сводило с ума, что все, кого я любила, уничтожали себя. А я ничего не могла с этим поделать.

Всё изменилось в тот день, когда почуяв перемены в самочувствии, я решила провести простейшую манипуляцию. Никогда раньше я не подумала бы, что две полоски на тесте могут так взволновать. Но это вызвало целую бурю эмоций. Я прижимала ладонь к ещё плоскому животу и думала лишь о том, что эта новость будто бы придаёт мне сил. Нельзя больше оставаться слабой, ведь теперь мне есть, кого защищать. У меня будет ребёнок. Его ребёнок. А это значит, что частичка любимого человека всегда будет рядом, напоминанием о тех днях, когда мы были вместе. Были счастливы. И если мне придётся уйти сейчас, это больше не превратится в бесконечную горечь сожаления.
От раздумий меня отвлек звонок в дверь. Первой реакцией была нервная дрожь. С трудом поборов её, я осмелилась посмотреть в глазок. Хорошо, что Лорана не было рядом. Я помню, как он отреагировал, увидев тебя в больнице. И было вдвойне странно понимать, что после всего случившегося ты решила прийти. Я всё таки открыла дверь, и ты взялась рукой за косяк. Что по твоему мнению я должна была сделать? Резко захлопнуть её перед твоим носом? Я не знаю, не знаю, о чем ты думала. Ты всегда была для меня солнцем, и я тянулась навстречу, не смотря на обгоревшие ладони, на отслаивающуюся пузырями кожу и дикую боль. Но в этот раз я боялась испытать всё заново. И мне не оставалось ничего другого, кроме как предложить тебе присесть, пока я буду наполнять наши кружки чаем.
[NIC]Angelica Gilbert[/NIC] [AVA]https://i.imgur.com/s6dJHrn.gif[/AVA] [SGN]http://sh.uploads.ru/t/GxwQ8.gif[/SGN]
[LZ1]АНЖЕЛИКА ГИЛБЕРТ, 25 y.o.
profession: мед.сестра, сиделка;
he: Laurent Dupont.
[/LZ1]

Отредактировано Charlotte Fain (2021-01-12 21:10:43)

+1

3

hurra - wir leben noch
wir haben's wieder mal geschafft
hurra - wir leben noch
jetzt erst recht
unser Leben ist echt 1
megaherz // hurra wir leben noch

[float=left]https://i.imgur.com/VHFxPzT.gif[/float]п е р в а я       и н т е р л ю д и я       —       р о с с и я
Жасмин никогда не будет прежней. Она больше не горит ярким пламенем, не смеется звонко и не танцует в раскаленных башмачках перед высокопоставленными гостями. Жасмин заходит в помещение настолько тихо, насколько хватит ее выдержки. Она молчит и смотрит, как змея. Наблюдает за всеми, ловит ритм и жесты, по тембру голоса определяет ложь. Она улыбается уголками губ и ненавидит так сильно, как умеет только она.

Мы сошли с трапа боинга и встречали нас в грязно - осенней Москве. Город под смогом, город бегущий в никуда. Так я его назвала, смотря вниз в иллюминатор. Россия для меня была почти, как Франция, только не такая изящная и утонченная. По правде говоря, мне вообще казалось, что нас снимут в аэропорту с самолета и тут же начнут поить водкой, жутко гавкая на русском языке. Девон сказал, что даже русские умеют себя вести, нужно лишь найти к ним подход. Я скривилась:
Например? Выпить бутылку водки на спор?
Он тихо рассмеялся и отрицательно кивнул:
Не совсем. Ты поймешь сама, что им стоит говорить, а что умолчать, — он осмотрел салон самолета и тихо добавил, — не говори о политике, в большинстве случаев русские или не любят говорить о ней, или ни черта не смыслят. Для некоторых Путин стал царем или что-то вроде того.
Я удивленно повела бровью и скривилась:
Ты мне мстишь.
Почему ты так решила?
Потому, что я меньше всего хотела бы пресмыкаться перед русскими, ну или смотреть на то, с каким упоением это будешь делать ты.
Один удар ниже пояса для Девона Говарда! Смейся и танцуй, мой повелитель. Но он больше не смеялся. Мастер вел меня к людям, которые так и не смогли подарить баланс и равновесие варварской стране. Как ни крути, но Россия всегда будет для многих страной победителем второй мировой и в тоже время отвратительной шавкой, не умеющей находить контакт с другими дипломатами. У всех свое место.

Нам с Устиновой отвели свою роль в этой истории. Мы сидели друг напротив друга и пили кофе. Наверное, лучше бы чай, но нет. Это был кофе. Она оттопыривала мизинчик и вытерла губную помаду, чтоб не оставить след на чашке. Она спрашивала о Штатах и моей новой книге. Всегда держала руки перед собой и говорила безэмоционально, словно уже была мертва. Как будто ее отравили "новичком" и через десять минут Россия объявит траур по ней, не удосужившись найти виновных.
Она закуривала слишком утонченно. Ее бледная кожа, практически как моя, светилась. А вот этим она отличалась от меня.
Две женщины в одном помещении. Абсолютно разные.
Потом она спросила:
Ты любишь свою страну?
Я повела головой, долго думала. Прищурившись, пыталась понять русскую женщину, ее уникальный талант и маниакальную страсть к самопожертвованию. Практически как я, только она каждый раз создавала. Это разрушали вновь, а Устинова опять склеивала и возвращала. По десятому кругу. Отправляйте на войну, наши бабы нарожают еще.
Я люблю свою сестру и будущего ребенка, — мне насрать на США.
А Девона? — она сверлила печальным взглядом меня, держала в пальцах сигарету.
Я отвернулась, но промолчала. А потом она встала и подошла к окну. В тот момент я поняла, что видела ее в последний раз. Что-то было в воздухе, и нет это не московский смог. Отвратный запах перемен, которые так неумело пытались внедрить оппоненты Путина. Что-то очень странное и тошнотворно-приторное, как будто война в Украине поменяла одним махом всю Россию.

Я не захотела смотреть на то, как два сильных масона будут пресмыкаться друг перед другом, надеясь на новый тайный союз, на то, как они уничтожат все правила игры, все договоренности братства и найдут новых козлов опущения, новую жертву или того хуже, придумают ее. У мужчин есть дурная черта характера - они еще с давних времен привыкли охотится и убивать, в том числе и друг друга.
Прощаясь через несколько дней, я целовала Устинову в губы, ласково провела пальчиками по щеке и ответила на старый вопрос:
Я всегда его любила. Скажешь всем, что я отравлю любого, — губы коснулись кожи, я выдохнула, — кто будет угрожать моим близким, а Девон венец всего. Только троньте его, — улыбнулась аккуратно, — или сестру с Лораном, и я сожру любого вместе с костями, взорву вашу Красную Площадь, а вашего Ленина, хотя ему итак досталось от вас же.

в т о р а я       и н т е р л ю д и я       —       а в с т р и я
Мы не летели в Париж или Ниццу. Не сейчас. Я хотела спросить у него, почему Австрия.
Девон молчал не так, как обычно. Смотрел в одну точку и усердно думал. Так усердно, что казалось взорвётся его мудрая лысая голова. И нет. Он не думал о России. В какой-то момент я поняла, что мой масон уже заочно похоронил друзей, если так можно было назвать людей с которыми мы провели несколько дней вместе. Его головоломкой были какие-то события с Востока, наверное слухи. По крайней мере, именно так Жасмин охарактеризовала основную проблему "богов любви". Что-то затаилось и ждало своего часа со стороны Китая или Кореи, этого я не поняла, но когда Девон сжал мою руку и сдержанно проговорил, что Вершитель хочет видеть именно меня, я уловила. Ревность? Похоже на то. Арбитр крайне редко обращал свое внимание на Дюпонов, на их женщин - никогда.

Именно он - Арбитр намекнул мне о сестре. Что-то дёрнулось в Жасмин Гилберт или Девоне Мёрдоке. Йоханнес просто повел рукой в разговоре, а казалось, что восточная Европа объявила новую войну. И он спросил:
Как себя чувствует Анжелика?
Я подавилась минеральной водой, обернулась к нему и несколько раз моргнула. Потом взглянула на Девона, но тот тоже не отстреливал, мой слишком мудрый и слегка тормозящий в семейных делах мастер. Ему в пору только вести бизнес или армию на войну. Суть та же. Всё что касалось семьи, осталось за пределами логики Говарда.
Прекрасно, — лучше, чем ты! —  у нее есть надежда на будущее, — я улыбнулась ехидно уголками губ.
Именно австриец рассказал мне о том, что произошло в Ницце, что сделали Дюпоны. И о том, как постыдно пал французский род, в погоне за престижем и куском сладкого американского пирога. Клянусь, еще немного, и я вонзила бы в его руку вилку. Но боюсь, что он взвыл бы как вампир от прикосновения к коже столового серебра.

А ночью я сидела на Девоне. Держала нож у его горла. Он даже не удивился, повел одной бровью и сказал, что давно между нами не было подобных игр. Что мы однозначно идем на поправку.
Кто? И зачем? Лоран ведь не просто так оказался в больнице, верно? Камилла пыталась манипулировать своими родичами, как и любая другая женщина, она нуждается во власти, —  он повел головой, и я вдавила лезвие сильнее, — Бёрше был неугоден богам, он не умел молчать и слишком любил ажиотаж вокруг своей персоны. По сути, он прокричал миру о вашем предательстве, — он молчал в ответ, — какая ваша слабость? Чем можно уничтожить Дюпонов? И кто рискнет разорвать старые договоренности? Это не Арбитр, он слишком инертен для столь громкого процесса, и не русские, они сами боятся.
Кристоф сорвался. И как ты правильно сказала, Лоран должен был или войти в систему, или система убила бы его. Вопрос только в том, что...
Что ты был так слеп и не заметил за эрекцией собственного члена, как твоя сестра перещеголяла старика - педофила.
Жасмин провела со всей нежностью лезвием по шее. Аккуратно, чтоб белая полоска исчезла через мгновение. Кончик лезвия остановился на кадыке. Я вдавила чуть сильнее, и вот тогда мой тугодум - мастер наконец начал соображать. Его зрачки расширились. Девон затаил дыхание. А я прошептала:
У нас будет ребенок, Девон. Но он никогда не должен знать о всех ваших грязных танцах на костях иллюминатов и гниющих останках гениев этого мира, — он что-то промычал, а я повела головой, сильнее нажала на кадык, — я знаю, что Анжи тоже ждет ребенка. Это вы слишком погрязли в войне, политике и бизнесе, а мы видим это. И единственное, что Жасмин поняла с этого странного и глупого уик-энда, это то, что Арбитр пытается вбить в твою голову мысли об уходе с шахматной доски. Он назвал мне лишь страну. Черногория.
Жасмин элегантно убрала нож с его шеи, и Девон наконец шумно вздохнул.

т р е т ь я       и н т е р л ю д и я       —       с ш алюбовь - единственная необъяснимая сила,
её нельзя разложить как химический процесс.
это маяк, который ведёт нас домой,
когда больше никого нет. 2
Жасмин всегда будет беречь свою вторую половину, единственную, кто никогда ее не предавал. И как бы не злилась Анжелика, я была ее невидимым ангелом - хранителем, личным охранником. Мне даже было не обязательно говорить ей о том. Было и было. Есть и будет. Я выходила из автомобиля. Ступала по американской земле. Так спешила к ней. Конечно Лоран не входил в мои планы, по правде говоря, я часто забывала о его существовании. Мне так хотелось, чтоб его или не было, или он хотя бы повзрослел что-ли. Но сейчас это не так важно. Девон действительно начал прислушиваться к моему мнению, или его напугали слухи. О них, конечно же, он расскажет позже, когда всё начнется.
А пока. Я стояла, облокотившись о дверной косяк. В брючном костюме кремового цвета, практически без косметики. А на безымянном пальце левой руки плотно сидел новый перстень. Подарок Арбитра. Он решил, что мне к лицу изумруд, окантованный в традиционном стиле богов любви. Так сказал Девон. Как там было во Властелине - кольцо всевластия? Не было никакой власти, точнее вроде и да, но на самом деле, любая абсолютная власть несет за собой громадную ответственность перед человечеством, и что не мало важно - опасность. Власть всегда давит на свободу и лишает покоя.

Я наблюдала за сестрой. Сложила руки на коленях, как когда-то наша не любимая покойная бабушка. Анжи выглядела странно, не как обычно. И она боялась. Я увела взгляд в сторону. Осмотрела комнату и наконец спросила:
А где делось чудовище?
Жасмин хотела пошутить, но не вышло. Тогда я наконец поднялась и очень быстро подскочила к сестре. Обняла ее со спины и прижалась к ней. На какое-то время она замерла, словно ожидала чего-то плохого, а я тихо заговорила:
Почему ты не сказала мне о том, что произошло в Ницце?я бы сожгла Дюпонов за тебя, — всё намного сложнее, чем ты можешь себе представить, —  она дёрнулась опять, тогда я прижала ее сильнее, уткнулась подбородком между лопаток и продолжила, — что-то назревает, что-то идет с Востока, даже русские испугались. Арбитр напуган, а Девон все время молчит. У Дюпонов серьезные проблемы.
А потом я отошла в сторону, к окну. Прижала руки к груди и прикусила нижнюю губу. Посмотрела на свою вторую половину. Мы были как две капли воды, и в тоже время бессовестно далеки. Так словно и не вышли из одного лона. Рядом с ней я всегда слабела, чувствовала ответственность за нее, из-за нее Жасмин теряла бдительность.
Я подняла голову и посмотрела ей в глаза:
Ты же знаешь, да? Ты тоже почувствовала, но не говоришь, — слабо улыбнулась, —  впрочем, как и всегда. Как давно?

К тому моменту когда вернулся французский павиан без пышного яркого хвоста, мы уже успели узнать непростительно много, но так мало обсудили. И я все время вспоминала голос Арбитра называющий всего одну страну: Черногория. Слово манящее и в тоже время такое пугающее.
Анжи, сестрёнка, —  я прикоснулась к ее руке, когда хлопнула входная дверь, — верь мне. Так будет лучше. Для нас всех.
Я обернулась к нему. Лоран сбросил палу кило и выглядел потасканным псом, который после исполнения команды хозяина наконец падает и укладывает морду на лапы, обиженно фыркая. Он, на удивление, даже не рявкнул, чтоб сука убиралась прочь из его конуры. Практически даже не изошел пеной со рта. Так слегка побрызгал слюной. Как любят и умеют французы, с растопыренными пальцами.
Угомонись, чудовище, — Жасмин моргнула и улыбнулась опять, подошла к нему, — я не пришла обвинять тебя, или угрожать, или даже отбирать у тебя личное пространство, — склонила голову и прошептала на ухо, — как ни странно, Локи, мы сейчас гребем в одной лодке, причем против течения и одним рабочим веслом, другое сломалось.
Сомневаюсь, твоя лодка из золота тянет на дно, а моя еще барахтается в океане. Привет Девону, и спасибо, что зашла.
Сейчас впору только закатить глаза, ну или дать оплеуху. Один другого стоил. И оба успели надоесть. Я потерла переносицу, собираясь с мыслями, чудовище продолжало брызгать слюной и защищать принцессу. Пока меня эта глупая ругань не достала:
Хватит. Баста! Угомонись, придурок. Никто тебе лично не желает зла. По крайней мере, не я, не она, — указала рукой на сестру, —  и не твой кузен.
Он резко посмотрел на меня, и я, клянусь, увидела в его глазах примерно то, что могло произойти в Ницце. Это был ужас смешанный с болью и ненавистью. Чистейшая агония и десятки пар глаз в масках, наблюдающие за экзекуцией. Лоран никогда не простит этого Дюпонам. Я это понимала. Пусть сам он в это и не верил.
Оставьте нас в покое. Убирайся в Ад. И прихвати с собой кузена.
Тогда я не сдержалась. Наотмашь ударила его по лицу. Прищурилась и поджала плотно губы. Да, этому Жасмин тоже научилась у Мастера. Рука замерла в воздухе. Лоран молниеносно схватил за запястье и сдавил его, охраняя трепетно границы.
Когда же до тебя дойдет, придурок. Девон никогда не считал тебя лузером. Он мог забрать мою сестру в любой момент, но не стал этого делать. Знаешь почему? Да потому, что он ценил твое отношение к ней. Он всегда ценил тебя. Он ждал, когда ты перестанешь заглядывать Камилле в рот. Ты нужен ему сейчас, — я дернула рукой, пытаясь освободиться, — ты нужен нам. Ты нужен Анжелике, —  на какое-то время я замолчала, ждала его реакции, но потом очень тихо и практически нежно добавила, — ваш ребенок нуждается в тебе, Локи. Не время сейчас для личных разборок и эгоцентризма. Ты знаешь, что убийство Бёрше только начало, дальше будут трупы, много трупов. И один ты не справишься, — я закивала головой, а он отпустил мою руку, ошарашенный и скорее даже шокированный, — я здесь потому, что хочу спасти то, что еще осталось и то, что может быть. Позвони Девону. Не отпирайся. Вы оба не сможете друг без друга, как мы с Анжеликой, — шаг назад, я потирала запястья и сдавленно выдавила, — мы не сможем бороться за наших детей без вас.

hurra - wir leben noch!

1. Ура, мы еще живы!
Мы вновь с этим справились!
Ура, мы еще живы!
Теперь и подавно,
наша жизнь настоящая! (нем.)
2. Штамм. Гильермо дель Торо

[NIC]Jasmine Gilbert[/NIC][AVA]https://i.imgur.com/LLqrrio.png[/AVA][SGN]http://funkyimg.com/i/2QK9K.gif http://funkyimg.com/i/2QK9L.gif[/SGN][LZ1]ЖАСМИН ГИЛБЕРТ, 27 y.o.
profession: писательница провокационных романов, художница;
he: Devon Howard.
[/LZ1]

Отредактировано Angel Grey (2021-01-14 01:30:39)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » the Ice twins


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно