внешностивакансиихочу к вамfaqправилакого спросить?вктелеграм
гнетущая атмосфера обволакивала, скалилась из всех теней в доме, как в мрачном артхаусном кино неизвестного режиссёра... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 13°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
anthony

[telegram: kennyunicorn]
eva

[telegram: pratoria]
siri

[telegram: mashizinga]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » suffer with me


suffer with me

Сообщений 1 страница 20 из 22

1

https://i.imgur.com/gpwt1G0.png

их связывает невидимая, но прочная нить, которая может существовать только между людьми, увидевшими друг в друге собственное одиночество

eugene and tobio novak
sacramento, 2020

[SGN].[/SGN]

Отредактировано Tobio Novak (2021-01-07 11:58:56)

+2

2

- какого черта, марк? ты знаешь, что в твоей секции вечно ошиваюся толпы народа, наладь свою работу как следует. почему каждый раз надо срывать меня.? я тут не в носу ковыряю, - швыряешь трубку и зло запускаешь пальцы в волосы. медицина интересует тебя только с определённой стороны, и все, что нужно ты находишь в сети. полки, заваленные книгами в блестящих обложках с оглавлением, пестрящим терминами, навевают на тебя скуку. но кретин марк стабильно раза три в день набирает твой номер и просит его подменить. как будто у тебя нет своих клиентов. да, их меньше, но тем они ценнее. каждому нужно задать правильный вопрос и направить к нужному стеллажу, а потом встать где-нибудь в стороне, дабы не смущать, но в любой момент ответить на возникший вопрос. обычно этих вопросов нет, или от силы один едва слышным блеющим голосом или наоборот чересчур уверенно и громко, но с лицом, усыпанным нервными пятнами. все они очень забавные, эти покупатели, вдруг завернувшие в секцию 18+.

большую часть дня ты пьешь кофе и сидишь в интернете, все, что ты продаёшь, ты знаешь от корки до корки, от биографии автора до места на полке. что-то новенькое появляется раз в неделю и тогда ты без зазрения совести посылаешь марка нахер, изучение ассортимента важнее. кроме того, если твой потрёпанный стул за последним стеллажом у окна будет пустовать, никто спасибо не скажет.

сегодня и так было паршивое утро, тебя ломает уже три дня, а из госпиталя так и нет звонков, рисковать в окололегальных конторах пока не тянет. бабло тебе нужно уж точно не свое собственное лечение.
а потом позвонила сестра, половину ее слов ты не услышал из-за свистящего в ухо ветра или просто не вникал. но она явно была обеспокоена, сказала тебе почаще проверять почту и смотреть в глазок, когда открываешь кому-то дверь. ну и конечно она спросила о твоем здоровье и по привычке, со смехом, близком к истерическому, удивилась, что ты ещё жив. ты тоже посмеялся. просто потому что вы так делали всегда, когда созванивались.

ты не выспался, думал только о чашке крепкого кофе и сигарете, пачка в кармане оказалась пустой, поэтому разговор тут же вылетел из головы, ты не придал ему никакого значения. с такими предками, сестра каждый день совершает подвиг, хотя может быть уже и сдвинулась, раз начинает параноить.

сигареты успел купить в круглосуточном, пока смолил у входа в магазин, нарисовался марк, первым делом отметив, что ты хуево выглядишь.

синевой под глазами рождается вера в себя
ага

ты сказал, что ему не мешало бы протереть очки, иначе клиенты усомнятся в его добросовестности и пошел заваривать себе кофе.

до обеда у тебя было целых два посетителя, девчонка с синими волосами в цвет твоих синяков и парень, явно впервые решившийся на визит. ты удовлетворил обоих.

кофеиновое блаженство

а в обед конечно позвонил марк. ты знаешь, что его отлучки в сортир затягиваются не меньше, чем на пятнадцать минут, поэтому позволяешь себе пять, чтобы съесть холодный вчерашний сэндвич.

- давай, вали уже, - отпихиваешь марка от стойки с открытками, к которой он уже подобрался, чтобы быстрее улизнуть из своего популярного отдела.

радость, всеми красками написанная на его лице подступает тошнотным комом к горлу.

прижимаешься спиной к полкам с пособиями по анатомии, чуть ниже раздел - счастье патологоанатома, там, к слову, должно быть что-то интересное, но больше тебе все таки хочется спать, особенного после упавшего в пустой желудок сэндвича. ещё одна доза кофе не помешала бы, но отсюда до кофемашины далековато.
прикрываешь глаза, наивно рассчитывая, что тебе повезет и получится немного вздремнуть и пятнадцать минут пройдут в одиночестве, с фоном, ненавязчиво играющей музыки.

но звук шагов совсем рядом, заставляет выпрямиться, тут же ощутив неприятную ломоту в теле.

стандартное приветствие
пластырем приклеенная улыбка

ты спрашиваешь, что интересует клиента, прежде чем поднять на него глаза.

и в первый момент ты даже не понимаешь, что не так. следующее слово застревает где-то на пол пути. парень кажется тебе чертовски знакомым и почти уснувший мозг начинает судорожно работать. где вы могли встречаться, откуда ты его знаешь, почему во рту вдруг резко пересохло и тебе пришлось даже откашляться.

- простите, что вы сказали? - ты невольно слишком пристально вглядываешься в его лицо, блондинистые чуть удлиненные волосы. вы точно не учились вместе, может быть где-то в больницах...взгляд у него какой-то странный.

непрофессионально

мысли путаются, перемещаясь туда-сюда от острой необходимости спросить есть ли у него бонусная карта, которая покажет не только скидку, но и его имя до желания просто сейчас же, немедленно уйти и умыться холодной водой.

+2

3

тебе всегда холодно, такая у тебя особенность — ледяные пальцы, путающиеся в рукавах толстовки.

утром ты ежишься в постели, путаясь в одеяле и проклиная звук будильника, его звон отдается болью в висках. и все же день начинается со стабильности — продрогшие от холода ноги, теплый душ, в повседневность протискивается поцелуй в щеку от хелен. хелен типичное имя для женщины, которая лишь временно заменяет маму. только твое временно растягивается на двадцать с лишним лет.

сегодня ты переночевал дома, у тебя намечался выходной, а ты давно не виделся с семьей.  вы допоздна засиделись, болтая о прошедшем месяце, во время которого ты по уши погрязал в учебе и зубрил учебники. тебе пришлось остаться на ночь с родными, и ты бы не сказал, что это твое худшее решение. терпеть семью раз в месяц — до простого легко. но двадцать четыре часа это твой максимум, потом у тебя уже будет передоз.

твою комнату переделали под обычную гостевую, стянули со стен шпаргалки по химии и намеки на подростковый максимализм, зато оставили на полках трофеи твоих побед. кубок за победу в школьных соревнованиях по плаванию, кубок за второе место в чемпионате по дебатам, медаль за успешную учебу — их гордость. как будто не ты в мозоли стирал руки, зазубривая новые материалы.

и ты знаешь, что весь этот металлолом лишь жалкая плата за секунды внимания к тебе, за проявление любви, о которой ты мечтаешь с самого своего рождения. с возрастом это превращается в подавленные эмоции, которые выгрызают в тебе пустоту.

будь хорошим мальчиком для всех,
закрой все чувства на замок

ты быстро завтракаешь, вы обсуждаете новости, трамп опять некрасиво высказался в твиттере, чем всполошил все приличное общество. дядю роберта это слишком раздражает, он даже от злости сжимает кулаки. ты улыбаешься, киваешь, конечно, соглашаешься с его мнением, у вас ведь оно одно на двоих. в спешке засовываешь почти весь тост с джемом, запиваешь соком и подскакиваешь с места, по пути прихватывая куртку.

— всех люблю, спасибо за вкусный завтрак, мне пора спешить

роберта целуешь в макушку, он еще будет долго ворчать; хелен в щеку, она еще по пути успеет тебе в сумку запихать бутерброд и немного налички в карманы. хотя и хелен, в двадцать первом веке у всех кpeдитки

на телефоне уже три смски от друга, вы договорились встретиться, провести выходной вместе у него на съемной квартире, подготовиться к экзамену. и он уже не может тебя дождаться. ты выскальзываешь из квартиры, что-то махаешь родственникам, засовываешь наушники в уши и поскорее растворяешься в улицах города.

питер продолжает тебе писать, говорит что-то про книгу по неврологии, мол, очень нужна, без нее прямо сейчас отбросит коньки. ты что-то шутишь, был бы не против его похорон, поспособствовал бы этому сам, лишь бы его наглой рожи не видеть. и все равно запрыгиваешь в автобус, который проходит мимо ближнего книжного.

в наушниках песни энергичные, поднимают тебе настроение, ты качаешь ногой под бит, ковыряешь взглядом в проезжающих мимо пейзажах. руки все еще мерзнут, ты тщательнее прячешь их в рукава.

выскальзываешь на улицу, в навигаторе вбиваешь адрес магазина и идешь по наставлениям электронного голоса. и вся твоя жизнь — один большой сбой в матрице. вывеска непримечательная, но магазин выглядит неплохо, да и тебе как-то все равно, какой он на вид, тебе бы поскорее уже разобраться с делами и пойти в гости.

колокольчик звенит над головой, твои глаза сразу же начинают хаотично бегать по полкам, ты замечаешь консультанта со спины, но не особо вглядываешься. у тебя есть дурацкая привычка — смотреть вокруг, когда ты находишься в необычной для тебя обстановке. ты исследуешь все вокруг, пялишься в какую-то цветастую корочку на самой нижней полке.

— не подскажите книгу "редкие клинические случаи в неврологии"? — и продолжаешь пялиться на нижние полки, поворачиваешь голову в другую сторону, стеллажи завладевают всем твоим вниманием. ты думаешь между делом найти себе что-нибудь интересненькое, вскользь читаешь мелькающие названия, беззвучно повторяешь одними губами. 

тебя переспрашивают. ты делаешь круг глазами, всасываешь внутреннюю часть щек, что скулы режутся о кожу.

— редкие клинические случаи в неврологии — переводишь взгляд на парня.

хмуришься.
тебе очевидно что-то не нравится.

— эм... привет

и как-то до комичного глупо.
ты не можешь отвести взгляда от привычных линий лица, от едва заметных морщин на лбу, от глубоко посаженных глаз, от обыденных мешков под глазами.

кривое зеркало.

Отредактировано Tobio Novak (2021-01-07 18:32:16)

+2

4

ты правда стараешься услышать именно то, что он произносит. и тебе кажется, что это или идиотское дежавю, которые ты ненавидишь или ты слышишь сам себя.

- неврология, - бормочешь себе под нос. вроде на третьей полке, разворачиваешься к стеллажам, скользишь пальцами с обгрызенными ногтями по корешкам. но тебе все время хочется снова посмотреть на парня, поэтому ты как-то дёргано хмуришься или вернулся верный тик.

его приветствие коробит ещё сильнее. ты должен что-то ответить, но тебе так резко приспичило покурить, что руки вместо книг тянутся к карманам и ты с досадой вспоминаешь, что пачка в куртке.

- да, привет, - глупая улыбка, такая же дерганая, как весь твой вид. где этот чертов марк. это, блять, не твоя секция. но сбежать сейчас будет ещё более непрофессионально. тебя в прошлом месяце и так чуть не уволили за то, что ты ради прикола посоветовал какому-то прыщавому подростку пособие, как соблазнить женщину после сорока. хотя нет, это было вовсе не ради прикола, ты сделал это осознанно, пусть и руководствуясь своим собственным мнением, которого у тебя не спрашивали.

вытаскиваешь какую-то книгу наугад, надеясь на свою неплохо работающую память или скорее интуицию. полка та, очерёдность тоже, если марк здесь все не переставил. поворачиваешься к парню и цепляешься за тонкую вену на едва прикрытом волосами виске. не знаешь, что тебя дернуло, но параллельно с тем, как протягиваешь ему книгу, касаешься пальцами своего виска.

ты выпил слишком мало кофе
или слишком мало спал
дежавю
проекция
или долбанная параллельная реальность
чушь какая-то

ты должен представиться, да, это твоя обязанность, дотронуться до бэйджика на нагрудном кармане, повернуть его так, чтобы клиент смог прочитать, но следом тут же озвучить.

- юджин. юджин новак. это мое имя, - зачем-то уточняешь с дурацким смешком.

черт, если чуть подкоротить парню волосы и покрасить их в чёрный, он будет твоей точной копией. тебе становится смешно от осознания абсурдности ситуации. сложно, ломано. надо владеть лицом, но ты улыбаешься, как умственно отсталый.

нет, серьёзно, если бы тебе сказали, что есть ещё кто-то в точности похожий на тебя, ты бы воспринял это совершенно нормально, наверняка захотел бы увидеть этого человека, встать рядом с ним перед зеркалом и бесконечно сравнивать каждую черточку. но неожиданность - это то, к чему мы ничерта не готовы. в традиционном смысле: внезапное, непредвиденное событие, обстоятельство или явление., цитируя википедию. и в одну секунду можно растерять всю свою уверенность.

отсутсвие марка ощущается почти физически, как и необходимость его появления как можно скорее. но в то же время, что будет, когда он появится? взгляд со стороны и последующие вопросы...ты не можешь прорисовать в голове исход. надо было послать его, позвонить в госпиталь и отпроститься на обед. ты знал, что перерыв в неделю не приведёт ни к чему хорошему. конечно, проще списать все на глюки. вполне типичная побочка.

- эта книга? - ты как-то неохотно расстаёшься с печатным изданием, вцепившись в книгу с одной стороны с такой силой, будто этот незнакомец сейчас вырвет ее и убежит. закусываешь губу, но бороться с любопытством труднее, чем держать лицо.

- мы знакомы? - не выдерживаешь, хотя сейчас хочется ущипнуть себя, желательно в том месте, где ещё не зажили свежие шрамы. прикусить язык. ты никогда не боялся выглядеть глупо и смешно, правда вырывалась из твоего рта с удивительной легкостью. система не смогла загнать тебя в рамки, но работа все же к чему-то обязывала. по крайней мере соблюдать границы. а сейчас, отпуская книгу, ты делаешь шаг вперёд, вглядываешься в трещинки в уголках губ, а потом беглым взглядом к знакомым синякам под глазами, почти родным.

как же хочется курить

- твоё..., - прокашливаешься, прикрывая рот ладонью, неосмотрительно показывая перебитые костяшки. - ваше лицо мне кажется знакомым.

+2

5

ты теряешься уже не в полках, а в сметениях. не можешь избавиться от навязчивого желания дотронуться до чужого лица, засунуть пальцы в рот, потрогать зубы, растянуть губы, потянуть за уши, ущипнуть за кожу и сравнить со своей. а руки у него тоже холодные? как у тебя?

парень отворачивается от тебя, ты нервно теребишь рукава, уже не можешь бегать глазами по стеллажам, уже нет желания вчитываться в корешки книг. ты даже забываешь про уведомления на телефоне и про спешку, ничего страшного, если ты задержишься на лишние десять минут.

ты рассматриваешь чужую спину, взглядом ведешь по затылку, по темным волосам. тебе хочется птичьей хваткой вцепиться в плечо, развернуть на себя и ближе рассмотреть лицо. у тебя чуть длиннее волосы, светлее — тебе они идут больше, да ты и привык уже к своей длине, тебе кажется, что поправляя передние пряди, у тебя прибавляется крутости. и ты неосознанно начинаешь сравнивать вас, будет ли этот парень делать это более изящно, чем ты?

ты поправляешь очки — круглые; они тоже тебе больше для красоты.

— юджин новак.

новак?

единственное твое наследство от родителей.
а этот паренек шел бонусом к нему?

по-идиотски романтично было бы сказать: вы встретитесь случайно в книжном магазине, но ты узнаешь его сразу.

ты бросаешь взгляд на его бейджик, удостоверяешься, что фамилия пишется одинаково, и все равно пазлы в голове не сходятся. ты как-то слишком теряешься в неожиданности вашей встречи. да и бред это какой-то, не находишь? но его лицо...

ты опять всматриваешься в него, пересчитываешь в чужих глазах звезды, сравниваешь космосы со своими.
и д е н т и ч н о.

так, кто ты, тобио новак? и почему ты теперь теряешься сам в себе?

юджин протягивает тебе книгу, ты по-дурацки молчишь, кусаешь внутреннюю часть щеки, нервно постукиваешь носком ботинка о пол и берешь протянутую книгу.

— наверное, она — безразлично пожимаешь плечами, даже не смотришь на обложку. да у тебя и сил нет оторваться от чужого лица, ты по несколько раз высасываешь схожести из его черт.

юджин делает шаг вперед, с л и ш к о м близко, но ты не отстраняешься, тебе даже самому интересно, каково это — искать отличия, как в детской игре. ты нашел пока только три, а сколько у вас их вообще? а здесь тоже есть ответы на последней странице журнала?

стягиваешь очки, запускаешь руку в волосы, поправляешь их и смотришь юджину в глаза. у вас они до крапинок в юпитерских кольцах радужки одинаковые. конечно, у тебя в голове только идиотские шутки, твоя типичная защитная реакция.

— мне твое тоже, каждое утро вижу в зеркале. как насчет сделать совместную фотку? — придурок.

тебе опять пишут, телефон вибрирует в кармане брюк, ты лишь сильнее пальцами стискиваешь книгу. тебя подождут, вместо этого не можешь не мазнуть взглядом по разбитым костяшкам парня. в тебе это почему-то вызывает негативные эмоции. неужели показушник?

тебе кажется, ты должен более бурно реагировать на происходящий между вами декаданс, однако все настолько запутано, что даже нет повода для истерики. на эмоциональные взрывы нет ни сил, ни желания.

ты как-то не представляешь, что парень перед тобой это твой брат. если бы он был, то тебе бы рассказали. ну, типо, у тебя так себе семья, родители тот еще отстой, но скрывать юджина слишком напряжно и нет смысла. ты его не находишь. по крайней мере. но если вы реально братья — исключать возможность нельзя — то что ты чувствуешь, тобио?

— прикольно, что я тобио новак — и тебе хочется еще пару секунд, прежде чем пойти к кассе. уходить прямо сейчас не хочется, тебе было бы интересно поиграть в "давай одновременно назовем дату своего рождения".

+2

6

несчастная книга застревает где-то между вашими пальцами, обоим на нее уже наплевать, это очевидно, как и то, что чья-то y-хромосома у вас одна на двоих. не хватало тебе сейчас только истерически заржать, может после этого ты и отделаешься выговором, зато марк больше не попросит о помощи. но...не попросил бы он сегодня, этой встречи бы не произошло.

на языке вертится судьбоносной, но это слишком громко, а ты не любишь громких слов

- то-то я думаю твой взгляд меня так напрягает, - очки мешают разглядеть глаза, впрочем так лучше, если он их снимет, сюр достигнет своего апогея.
но этот парень, он ещё и читает твои мысли

- черт, - ты все таки смеёшься, тихо и коротко. отводишь глаза, чтобы совершить быстрый забег по целому ряду одинаковых кроваво-красных томов, в названия ты уже не вчитываешься и вновь вернуться к его лицу.

теперь внутри свербит, что тебе все двадцать пять лет чего-то недоговаривали. может быть как раз поэтому предки луизы так тряслись над тобой, сдували пылинки, а в душе, ты уверен в этом на все сто, страшно боялись, что однажды ты порежешь вены в ванной и именно этот страх не позволял им заходить к тебе без стука и копаться в белье, пока ты просиживал зад в школе. но сестра могла бы и сказать...в голове вдруг всплывает утренний звонок, телефон снова вибрирует и ты уже лезешь в карман, когда понимаешь, что это не твой, даже вибрация кажется похожей. нет, это уже ненормально.

ты точно также как он секундой назад запускаешь пальцы в волосы, это похоже на глупую пародию, если бы не было на автомате.

интересно он здесь проездом или живёт где-нибудь по соседству, как обычно бывает в фильмах.
десятки вопросов, смешанных в одну кучу, скоро в твоей черепной коробке станет невыносимо тесно.

видимо парень рассчитывает на больший эффект будничным тоном сообщая свое имя, но ты только приваливаешься плечом к стеллажу, зажимаешь пальцами нос и губы, костяшками упираясь в щеку и глухо смеёшься.

кто ты вообще?
наверное он задаёт себе тот же вопрос.

ты никогда не знал своих родителей и никогда не пытался узнать кто они, по большому счёту тебе было глубоко наплевать, но сейчас ты чувствуешь, как в тебе зарождается ненависть. какого хера? по какому праву?
нет, ты не горел когда-либо желанием иметь брата, тем более близнеца. голову на отсечение, что он бы тебя раздражал, как сейчас раздражают светлые патлы тобио, но это уже другая история. ты был в неведении, причем оставляли тебя в нем намеренно. в этом нет никаких сомнений.
очевидно, что и его тоже

- так ты берешь книгу? пойдем провожу на кассу, - ты сглатываешь остатки смеха и, задерживая ещё на несколько секунд взгляд на парне, ведешь его к кассе. мимо проплывает марк. все, что он успевает сделать - это округлить глаза, прежде чем ты поднимаешь вверх ладонь и морщишься будто тебе уже мерзко только от понимая того, что сейчас ты услышишь его голос.

идешь сначала впереди, пару раз оглянувшись через плечо, потом стоишь рядом, но спиной к кассиру. достаточно марка с его наблюдательностью.

продолжаешь разглядывать, прислушиваться к интонациям.

- подожди минуту, я сейчас вернусь.

тебе нужно быстро метнуться за курткой, оставить стандартную табличку ПЕРЕРЫВ 5 МИНУТ (который неизвестно с какого времени начался) и махнуть одному из консультантов мол ты ненадолго, перекур.

возвращаешься к тобио, кивком приглашаешь выйти из магазина и, как только оказываешься на улице, прикуриваешь. почему-то не подумав, что ему тоже нужно предложить. вместо этого ты продолжаешь на него пялиться, не вынимая сигарету изо рта, чуть прищуриваясь от лезущего в глаза дыма. даже набираешься наглости и прикасаешься к одежде, поправляешь воротник, щёлкаешь пальцами по пуговице. и задаёшь совершенно идиотский вопрос, но именно он тебя больше всего волнует в данный момент. потом ты уже спросишь о родителях, о германии, о том, какого черта он забыл в сакраменто и дне рождения в точности до минуты.

- слушай, это твой натуральный цвет волос?

+2

7

твой близнец более эмоциональный, видимо, он жил не в запрете на проявление каких-либо эмоций. ты даже немного завидуешь, себе-то такого позволить не можешь.

ты следишь за ним, за всеми изменениями в его лице, в его взгляде, в его жестах. ты уверен, ты выглядишь не так, и даже не можешь понять — хорошо это или плохо. наверное, никак. просто по-другому.

на кассе ты все это время не сводишь взгляда с юджина. кусаешь щеку изнутри, оборачиваешься, чтобы найти того парня, которому юджин махнул рукой, но его там уже нет. поворачиваешься обратно к кассиру, закусываешь нижнюю губу, засовываешь руки в карманы куртки, ищешь кpeдитку, но вместо этого находишь наличку хелен. думаешь, что будет лучше поскорее от нее избавиться, расплачиваешься. мелочь раскидываешь по карманам. и взглядом опять проезжаешься по юджину.

— подожди минуту, я сейчас вернусь

пока ждешь парня, запихиваешь в сумку книгу, надеешься, питеру понравится, иначе ты открутишь ему голову за все страдания, которые ты успел перенести, пока соотносил свои внешние характеристики с характеристиками незнакомого парня. вспоминаешь про него удачно, в телефоне выбиваешь сообщение — я задержусь, тут кое-что случилось, потом расскажу.

вы выскальзываете на улицу, от свежего воздуха тебе становится лучше, хотя бы теперь у тебя есть уверенность, что дело все-таки в ваших лицах, а не в душных галлюцинациях. ты слегка пощипываешь свою кожу, думаешь, а вдруг проснешься, и это окажется одним большим приколом подсознания. но ты только чувствуешь холод в пальцах.

юджин курит, ты отводишь взгляд, всматриваясь в проезжающие машины. ты не куришь. как-то так получилось, что сначала клуб по плаванию, потом спортзал, и вредные привычки не успели к тебе прицепиться. да и ты как-то против.

вы с ним слишком н е п о х о ж и.

юджин опять близко. вообще не в курсе о понятии личных границ? он почти трогает тебя. его пальцы сжимают одежду, ты следишь за его руками, но не дергаешься, не против.

— нет, у меня натуральный — пальцем показываешь на его волосы, чуть дергаешь рукой, выпрямляешь все пальцы и продолжаешь: — ну, как у тебя

и тянешь руку к себе, мнешь свою ладошку.

и ты не знаешь, что тебе делать с этим. что тебе делать с юджином новаком?

по сценариям любого кинематографа вы должны были наброситься друг на друга еще в книжном, схватиться за руки, посмотреть друг другу в глаза, заплакать для большей драматичности, пообещать больше никогда не расставаться и провести всю неделю, болтая о себе и находя общее в деталях. у вас однозначно должны совпасть любимые блюда, любимый напиток, истории прошлой жизни, имя первого питомца.

но вы не в кино.
а блядская судьба вас о встрече не спрашивала.

и сейчас ты даже не знаешь, нужно ли тебе было вообще что-то знать о брате? у тебя даже язык не поворачивается сказать так, для тебя этот парень — консультант из магазина. нужен ли тебе брат? и о чем вам двоим сейчас говорить? хочешь ли ты знать что-то больше о нем и хочешь ли ты знать наверняка, что он с той же кровью по венам, что и у тебя?

— вероятность, что мы с тобой кровные родственники, практически девяносто. даже выше. но я не математик, здесь точно сказать не смогу — и эта информация нахуя? 

а юджин новак нахуя?

ты усмехаешься, опять ведешь рукой по волосам. как же глупо и смешно, понять не можешь, что вам теперь делать. в фильмах все легче, в жизни — не так. в жизни у тебя ворох странных чувств, которым ты не можешь дать четкого определения.

ты привык видеть ситуацию, искать возможные выходы и планировать будущие шаги. но сейчас...

пхахах

Отредактировано Tobio Novak (2021-01-08 21:50:36)

+2

8

тобио не курит, но и не воротит нос от дыма твоей сигареты. уже неплохо. то, что вредная привычка только у тебя не расстраивает, скорее ты даже доволен. если бы с ходу начали обнаруживаться ваши похожести, не те, что написаны на лицах, это было бы скучно. а тебе не нравится, когда скучно, когда не к чему прицепиться, а потом увеличивать эти зацепки, чтобы стало ещё интереснее.

а ещё он не противится твоим прикосновениям, не отходит, не отталкивает твои руки. ты прикасался не потому что хотел увидеть реакцию, но она тебя более, чем устраивает. на данном этапе.

следишь за его рукой, невольно слегка закатываешь глаза вверх, а потом взъерошиваешь свои волосы, чуть тянешь вперёд, на лоб, закрывая его непослушными завитками, которые стоило бы отрезать, но тебе лень.

- тогда нафига? - теперь ты показываешь на тобио, точнее на его блондинистую голову, но на этот раз не трогаешь. прикосновение к волосам дело деликатное, а всё испортить ты не хочешь. хотя, что всё собственно?

хмыкаешь, продолжаешь курить, кутаясь в куртку.

- что-то прохладно сегодня, - в любой непонятной ситуации говори о погоде.

признайся себе, юджин, ты сейчас стоишь и пытаешься залезть к нему в голову, пробраться через светлые пряди, достать до извилин. черт, ты решительно не понимаешь зачем он красится, но не можешь отрицать - что-то в этом есть.

- а очки, плохое зрение? - задаёшь вопрос, а сам щуришься, заглядывая в витрину магазина, через неё ты видишь свой пустующий стул, вроде все в порядке, тебя ещё не успели потерять.

пока ты даже не пытаешься понять, что ощущаешь, легкое волнение, предвкушение, даже что-то похожее на азарт. может быть это какой-то знак, что в твоей довольно однообразной жизни пора что-то менять. дом, кровать, пиво, порно-канал, электрическая заточка для ножей, госпиталь, магазин, отключка и все по кругу. и интересных экземпляров ты давно не встречал, от подобных марку уже тошнит. а тут, практически твоё зеркальное отражение. тобио новак.
что вообще за имя такое?

- а чего не девяносто девять и девять? - его умозаключение тебя веселит. - хм, ты же медик, да? это интересно, - последние слова ты говоришь тихо и жёвано, скорее для себя, чем для брата...брата. бля. сегодня ко мне в магазин заглянул мой брат, мы мило поболтали. умора. может промотать все назад?

тушишь бычок в высокой пепельнице, закидываешь в рот жвачку. тобио явно не знает, что тебе говорить, особого энтузиазма в его виде ты тоже не наблюдаешь. обидно? ну может немного.

- короче, нам с тобой надо выпить. ничего в этой жизни просто так не происходит, надеюсь ты со мной согласен. какие планы на вечер? у тебя есть что-то вроде ежедневника? посмотри свое расписание, - почему-то ты уверен, что он у него есть, потому что у тебя нет и никогда не было. кстати, не факт, что он пьёт. весело продолжать искать противоположности, почти также как наблюдать за выражением лица и глаз под стёклами очков. смятение, непонимание, сомнения и прочие вытекающие, ты явно мешаешь парню думать.

- есть бар неподалёку, но ты можешь предложить любое место. мы просто обязаны поговорить, по крайней мере, перемыть кости предкам, - еще в одном ты абсолютно уверен, что тобио жил с вашими родителями, что именно тебя кинули и оправили в набожное семейство, чтобы жизнь раем не казалась. занятный каламбур. и ты даже совсем не обижен на этого блондинчика, что ему повезло больше.

- ну, что скажешь, братишка? - наклоняешь голову чуть на бок, вглядываясь в его лицо, а потом протягиваешь руку, как будто вы собираетесь заключать сделку или тебе просто хочется проверить на прочность его рукопожатие.

+2

9

жесты юджина тебе нравятся, хотя ты не особо это показываешь. он обхватывает пальцами передние пряди, тянет себе до носа, контраст чужой кожи и темных волос въедается запахом сигаретного дыма в одежды. вряд ли питер поверит, что ты добровольно стоял около курящего человека и позволял ему выдыхать запахи тебе в лицо. но юджин — исключение, а исключения лишь подтверждают правила.

у юджина волосы вьются, у тебя от осветления уже нет. ему это идет, весь образ складывается органично.

как и органичны разбитости на его костяшках.
врешь, что не смотришь.

— мне так больше идет — пожимаешь плечами.

ты не должен перед им оправдываться, да и разве не заметно, как тебе идут светлые волосы и как бы неестественно на тебе смотрелись бы темные. это юджину идут кудряшки, тебе пакли.

этот парень что-то говорит про погоду. ты усмехаешься себе под нос, вы не в чертовых сумерках, он не эдвард, а ты не его личный сорт героина.

игнорируешь, чешешь нос, пальцы опять холодные. у него тоже?

— очки, ну, у меня нормально со зрением, они помогают чуть снять напряжение только. хотя больше для образа, да — образ ботаника.

и почему-то тебе неловко.
он за пару минут разговора успевает вытянуть из тебя так много информации. ты, конечно, не скрываешь такие простые факты, но чувствуешь себя неуютно. как будто он сейчас пробрался тебе в грудную клетку и разворошил все внутренности в бардак. хочешь закрыть рот, но у юджина получается провоцировать тебя дальше на разговор.

пропускаешь мимо ушей колкость про девяносто и девять.

— только я терапевт, а книга другу. это он невролог

для юджина вообще как будто есть разница: невролог ты или терапевт. н и к а к о й.

его приглашение отклонять было бы глупо. даже если ты не в курсе, что тебе делать дальше и как разбираться с резко навалившимися проблемами (а ты точно считаешь нынешнюю ситуацию проблемой), тебе в любом случае стоит выслушать его. сжигать еще непостроенные мосты слишком опрометчиво.

может быть, он знает что-то про родителей, раз вскользь упоминает их в диалоге. у тебя даже меняется выражение лица на пункте — перемыть кости предкам. ты становишься более заинтересованным и чувствительным, реагируешь на такие маленькие триггеры.

тянешься к телефону, у тебя реально есть ежедневник, ты прикидываешь, сколько времени тебе понадобится доделать билеты по экзамену, переводишь взгляд на юджина. вряд ли ты сегодня выспишься ночью, завтра тебе рано просыпаться на тренировку, готовиться к сессии, да и вообще как-то не вовремя, но и юджин тебя привлекает. один раз от недосыпа не помрешь.

— я в барах не разбираюсь, так что без разницы

он протягивает руку, ты смотришь на нее пару секунд, лишь потом жмешь. у него пальцы тоже холодные. или тебе так кажется из-за своих.

братишка.
режет до зубодробительной боли в висках.
как-то слишком рано вешать друг на друга ярлыки, не находишь?

ты отпускаешь его руку и поворачиваешь свою ладонью вверх.

— дай свой телефон, — ждешь, пока он протянет тебе свой гаджет, выбиваешь там свой номер и записываешь по всем правилам душнилы тобио новак. конечно, без смайликов. — напиши после девяти вечера, я буду тут неподалеку

и улыбаешься одним краешком губ.

+2

10

терапевт

произносишь про себя. слово все таки скучное, как и специализация. ну что такое терапевт, тот, кто меряет давление и слушает, нет ли у тебя хрипов, а потом раздаёт направления к другим специалистам? а, еще он заставляет тебя открыть рот и высунуть язык. улыбаешься, надувая пузырь из жвачки.

- прикольно, - ведёшь себя, как подросток, даже не скрывая своего повышенного интереса к внешнему виду тобио, тебе хочется знать есть ли у него татуировки, но нет, глазами ты его не раздеваешь. он, в конце концов, твой брат, на девяносто процентов. усмехаешься, потому что пока тебе сложно начать его так воспринимать. с ходу обзаводиться родственниками ты не привык. и для тебя он, в первую очередь, парень, довольно симпатичный. разве что чуть меньше, чем ты.

- твой друг или твой парень? - ну да, это говорить было не обязательно, но у тебя же язык без костей. - ладно, можешь не отвечать.

снова поправляешь волосы, теперь оттягивая их назад, дуешь на челку, и наконец отрываешься от откровенного разглядывания его лица, переключаясь на руки.

бинго!
у него есть ежедневник, ты знал. пора делать следующие ставки. он не ходит по барам, погружён в учебу или работу, то, что очки - просто образ подтверждают догадки, может быть снимает квартиру с "другом". хотя в том, что тобио гей ты очень сомневаешься, но гомофобом от него не пахнет.

время поджимает и ты уже видишь, как один из консультантов через дверь показывает тебе на часы, а пока вы беседовали, в магазин зашёл твой типичный покупатель, боковым зрением ты все же успел его заметить. пора возвращаться, физически, но не мысленно. мысленно ты уже в баре, а на столе теперь тобой ряд из разноцветных шотов.

конечно ты не пропускаешь реакцию тобио на фразу о предках и она не совсем тебе ясна. или он живо заинтересовался или ему не понравилось, что ты хочешь обсуждать и весьма не в лестном ключе ваших родителей. может быть они холили и лелеяли его все двадцать пять лет. может он вообще до сих пор живет с ними...

паузу перед тем, как он пожимает твою руку, ты выдерживаешь спокойно, зная, что это минимальное проявление вежливости тобио не станет игнорировать. его манеры отличаются от твоих сдержанностью и правильностью. одно из твоих "любимых" слов.

взаимно прохладное рукопожатие. практически никаких импульсов. но так бывает почти всегда, когда ждёшь обратного.

не парясь, кладёшь в его ладонь свой мобильный. когда забираешь обратно, не можешь не хмыкнуть, прочитав - тобио новак. так и подбивает написать в скобках брат, или в кавычках.

- отлично, я наберу. тогда до встречи, - больше ты не произносишь ничего, что могло бы снова указать на ваше родство, парня это явно напрягает, его аж перекосило, когда ты назвал его братишкой. зато сейчас он выдавил подобие улыбки.

чертовски закрытый
скованный
что у него в голове?

в ответ улыбаешься широкой улыбкой и больше не задерживаясь, разворачиваешься и заходишь в магазин.

оставшееся до конца рабочего дня время ты отбиваешься от вопросов марка, шепчешься с особо стеснительным клиентом, ещё пару раз выходишь на перекур и наконец сваливаешь, чтобы добраться до квартиры, принять душ, переодеться, с помощью какого-то не слишком толкового геля для волос придать им видимость прически и заказать столик. сегодня будний день, поэтому проблем со свободными местами не возникло.

смотришь на часы, девять тридцать, уже можно.

набираешь номер, только сейчас до тебя доходит, что надо было перезвонить сразу, как только тобио вбил свой номер тебе в мобилу, чтобы он записал твой. сейчас он наверняка не подойдет к телефону. поэтому ты скидываешь и быстро набираешь смс

"привет. это юджин. предлагаю встретиться через полчаса у бара. ну или через час, если тебе нужно больше времени."
ниже печатаешь адрес бара.

через пять минут уже начинаешь заметно нервничать, впрочем ощущения довольно приятные.
открываешь окно на кухне, закуриваешь и ждешь.

+2

11

п а р е н ь?

игнорируй, просто игнорируй.

ты стараешься не показывать свое недовольство, тебе не хочется сразу выстраивать между вами стену, но все-таки от его взгляда не ускользают мелочи. они бросаются в глаза и мешают, ты не сдерживаешься, когда стоило бы это сделать. ни в словах, ни в эмоциях.

сам себя осуждаешь.
а ведь мог про братишку и проглотить, а на родителей усмехнуться. ведь все взрослые за улыбками прячут агрессию.

он тебе улыбается, ты салютуешь ему двумя пальцами, поворачиваешься от книжного и ускоряешься. питер тебе голову отгрызет за такое долгое ожидание, но ты не опаздываешь обычно, поэтому если и отгрызет, то половинку. за первый раз.

пока идешь по улице, свежий ветер помогает тебе справиться с мыслями. для начала тебе нужно разобраться со своими новостями, лучше начать с разбора полетов с родственниками. сначала поболтаешь с юджином, узнаешь, кто он вообще такой и как давно он живет в этом городе, ведь странно, что вы впервые встретились только спустя двадцать пять лет. а потом, если все-таки окажется, что вы оба из одного теста — новаковского, то рванешь домой.

хелен-то должна скрывать хоть что-то о юджине.
хотя тебе все еще не особо понятна их мотивация.

друг рад книге больше, чем тебе, ты с него требуешь проценты за доставку. конечно, про брата не рассказываешь, думаешь оставить пока эту новость на будущее. питер ворчит, но все равно готовит чай на двоих. ты отнекиваешься от расспросов, говоришь, что просто встретил давнего знакомого из германии, вам нужно было немного перетереть о прошлом, и, кстати, вечером ты уйдешь по раньше. да, все к тому же немцу.

готовишь билеты, мысли, конечно, постоянно возвращаются к юджину, и тебе не совсем легко концентрироваться на предмете. но ты перекрываешь кислород мыслям о юджине всего лишь одной — чем быстрее ты закончишь, тем быстрее сможешь встретиться с ним и задать столько вопросов, сколько будет душе угодно. а их целый пчелиный рой.

от юджина приходит сообщение, ты сразу же выбиваешь ему ответ. ну, не будешь же, как телка, ломаться пару минут, тебе нечего стесняться. и спустя секунду ему приходит сообщение:

через полчаса

говоришь, что примешь душ у друга, не ждешь разрешения, уже стягиваешь с себя футболку. вода освежает, тебе даже думается легче, внутри все структурируется по полочкам. возможно, не идеально. в сумке есть свежая одежда, ты переодеваешься, поверх натягиваешь толстовку.

прощаешься, шутливо бьешь в плечо, обещаешь в следующий раз позаниматься более усердно и благодаришь за гостеприимство.

по навигатору тащишься в бар. тебе такие места не нравятся, от них исходят неприятные атмосферы — душащие, грязные, люди ходят пить, чтобы забыться и позволить слабостям взять над ними вверх. а ты тот еще слабак. поэтому тебе они и неприятны, слишком много в них есть твоего отклика.

заходишь внутрь, ищешь глазами юджина, но ты, видимо, первый. ты же пришел на пару минут раньше, чересчур правильный.

кусаешь внутреннюю часть щеки, ищешь небольшой столик, садишься, засовывая руки в карман толстовки, оглядываешься по сторонам, опять бегаешь глазами по окружающей обстановке и ждешь. тебя легко заметить, одна только твоя прическа выбивается из общего колорита.

+2

12

ответ приходит слишком быстро, в тот самый момент, когда, прислонившись лбом к оконному стеклу, ты пытаешься разглядеть номер машины, у который сработала сигнализация и сейчас резкий раздражающий звук заставляет дребезжать барабанные перепонки.

читаешь сразу
через полчаса
отлично

тушишь сигарету, подходишь к зеркалу в коридоре и в себе пытаешься увидеть тобио, примеряешь образ на себя, светлые пряди, круглые очки, даже выражение лица надеваешь, как маску. и вроде получаешься совсем не ты, хочется пощупать лицо, а губы сами растягиваются в улыбку.

ладно, пора выдвигаться

подходишь к бару и стоишь у входа, как вы договаривались, но все кто проходит мимо, заворачивая в бар не имеют ничего общего с тобио. проверяешь ещё раз сообщение. все верно - у бара, а не в нем.

чувак решил тебя продинамить? странно, не похоже на него. хотя разве ты можешь знать, что на него похоже? но он явно не производит впечатление человека не пунктуального. на что ему тогда ежедневник.

ты даже не куришь, хотя руки чешутся.
к черту
решаешь сначала зайти в бар, проверить, а потом уже писать гневные смс

- эй, райли, кто-нибудь занимал мой столик? - знакомый официант кивает куда-то вглубь зала. он даже не сказал что-то вроде - а разве не ты приходил пять минут назад? и тебя это успокаивает с одной стороны - не нужно отвечать на лишние вопросы, с другой - ты, мягко говоря, расстроен, что не покурил у входа, чтобы тобио подождал ещё лишнее время, раз не прочитал внимательно где ты написал тебя ждать.

подходишь к столику, держа руки в карманах.

- привет. давно ждешь? хотя, стоп, не отвечай, - резко поднимаешь руку, чтобы одернуть рукав курки и посмотреть на часы. десять часов десять минут.

- дай угадаю, пятнадцать минут? - наверняка он пришел раньше. - я десять минут ждал тебя у входа. ну ладно, проехали этот момент.

снимаешь куртку и бросаешь на спинку стула, а сам садишься на диван рядом с тобио. на тебе одна футболка, не скрывающая татуировки и несколько не особенно бросающихся в глаза шрамов.

- что будем пить? - спрашиваешь, открывая оперативно доставленное на столик меню. народу немного, негромкая музыка растекается по стенам, не напряжно, то, что нужно для спокойного разговора. не нужно будет перекрикивать ее, чтобы услышать друг друга.

- я закажу шоты и закуску по минимуму, - показываешь пальцем в меню и передаёшь его тобио. разворачиваясь к нему, упираешься локтем в стол и смотришь прямо в лицо.

- у меня много вопросов, думаю у тебя тоже? начнёшь? - на самом тебе, пока ты шёл сюда, планировал начать первым, с ходу завалить парня вопросами, а после пары-тройки шотов, когда у тебя ещё больше начнёт развязываться язык, влезть в дебри поглубже. по что-то щелкнуло и ты передумал. сейчас тебе больше хочется разглядывать его, улавливать те самые мимолетные, но не поддающиеся контролю мимические реакции, чуть подернутые нервозностью движения тобио, которые уже наблюдал сегодня днём. он тебе интересен, даже слишком. поэтому почему бы не позволить ему быть первым. у тебя нет секретов от брата, так ведь?

- только спрашивай то, что тебя действительно интересует, то, что вертится на языке.

+2

13

ты ждешь его пятнадцать минут, и тебя ожидание немного морозит в костяшках. но ты привык, что люди постоянно опаздывают с тобой на встречи, это просто твое небольшое личное проклятие. поэтому ты по привычке закидываешь ногу на ногу, чуть потряхиваешь носком, достаешь телефон и открываешь подготовительный материал к экзамену, постепенно начинаешь вчитываться и перестаешь реагировать на время.

тик-так.

юджин все еще похож на тебя. за день ничего не изменилось.
ты откликаешься на его голос, поднимаешь взгляд, опускаешь ногу.

он десят минут ждал тебя снаружи, ты проехать мимо этого не можешь, даже если он говорит это так легко и беззаботно, чуть покашливаешь себе в кулак, проводишь рукой по волосам.

— реально ждал? — конечно, ищешь в телефоне его сообщение, чтобы удостовериться, что единственный невнимательный придурок здесь это ты. а ведь юджин даже не опоздал.

через полчаса у бара

— бля, прости, пожалуйста

п о ж а л у й с т а.

как часто ты просишь прощение так? почти никогда.
юджин новак опять стал исключением из правил, но ты правда чувствуешь себя виноватым. мало того, что ведешь себя, как последний мудак, и всячески от себя его отталкиваешь, так еще и заставил морозиться на улице.

во взгляде — искреннее раскаяние.

— за сегодняшний вечер тогда плачу я

какой же ты п р а в и л ь н ы й.
какие прекрасные манеры.
какая отчаянная забота и желание вымолить прощение.

ты можешь только откупиться, как это делали твои родители всю твою жизнь.
но в отличие от них, ты хочешь отметить, ты теперь более теплый. на ощупь даже мягкий. ты улыбаешься, чуть пододвигаешься, чтобы у него было больше пространства сесть, ты к нему с естественным дружелюбием. может быть, с самого начала его и не было, но сейчас ты солнечный и притягательный.

хотя все еще сдержан в эмоциях.

юджин в одной футболке, ты взглядом проходишься по его татуировкам. его тело совсем отличается от чистого твоего. ты бы смог, как он, набить себе что-нибудь? может, по парным татухам?

слегка царапаешь его бледные шрамы, не слишком их разглядываешь, боишься и смутить, и смутиться. перекидываешь взгляд на меню, бегаешь глазами по безалкогольным напиткам, там что-то похожее на апельсиновый сок. тебе все равно, что пить.

— апельсиновый сок и картошку фри

заказ девственника, сразу чувствуется.

юджин близко, ты можешь чувствовать, как его интерес заползает тебе в подкожные и щекочет нутро. он позволяет тебе быть первым, ты, конечно, уже все вопросы расфасовал по нужным ящикам и особо важные пометил красным. поэтому тебе начинать легко, ты начинаешь строго по правилам:

— начнем с детства — все по хронологии, до идеальности структурировано. тебя самого не тошнит? тошнит. — когда у тебя день рождения? в каком городе родился? у тебя есть детские фотки?

речь заготовлена, отрепетирована и очень вкусно подана. смотришь на парня, опять думаешь, какая судьба коварная змея, раз подсунула тебе такой сюрприз и даже не спросила твоего мнения. но если судьба это сделала, значит, у этого есть свой какой-то смысл, миссия или типо того.

но ты слишком научный человек, чтобы верить в такую бредятину.

то, что между вами случилось, лишь идеально выстроенные математические случайности.

+2

14

тебе смешно, когда тобио проверяет телефон и перечитывает твоё сообщение. смешно, но ты уже сказал проехали. а он извиняется, извиняется весь, не только его губы произносящие извинения, но и все его тело. смотреть на это увлекательно до чертиков.

правильный
вежливый
вечно кому-то обязанный
зашитый в нормы и правила.

- я сам в состоянии заплатить, что за бред, - достаёшь сигареты. этот бар тебе нравится ещё и тем, что здесь все ещё можно курить. пока зажатая в пальцах пачка опускается на стол, ты следишь за реакциями тобио. покажи мне хоть одного некурящего человека, которого прет от того, что он сидит в дыму и дым заползает ему в рот и в глаза, а его волосы и одежда моментально принимают на себя запах табака и он не выветрится, пока не отправится в химчистку.
но не курить ты не можешь

а потом тобио выбивает из тебя кашляющий смешок, ты кажется давишься воздухом, когда он озвучивает заказ.

- тебе что десять? какой сок? черт с ней с картошкой фри, но сок ты пить не будешь, - официанту ты сразу обозначиваешь, что вам все в двойном экземпляре и заказываешь какие-то закуски к шотам и картошку фри.

ты думал, что уже разучился удивляться, но брат, возникший из неоткуда просто уникален.

кто же умудрился такое с ним сотворить? тебе хочется встряхнуть его, снять очки, приложить ладони с щекам, заставить долго смотреть на тебя и пытаться не думать, не думать вообще. но наверное тогда у него так бешено будет колотиться сердце, что ты услышишь его в своей голове. это стук, возвещающий об опасности, о страхе, о том, что все это черт возьми, никуда не вписывается, а у него же все чётко.

по расписанию
по полкам
правилам
по местам

- тобио, - поднимаешь руку, останавливая поток его мыслей. - слушай, выдохнем, ладно? - ты просто кладёшь свою ладонь на его колено. да, вот так просто, а почему нет. это не домогательство, ты хочешь чтобы фокус его внимания слегка съехал в сторону. а потом к прикосновению ты добавляешь слова, которые не имеют никакого отношения к твоему детству.

- я гей, - пауза в пол секунды. - я считаю ты должен знать, - официант приносит картошку фри и первую порцию шотов. ты поднимаешь один и опрокидываешь, не глядя. горло приятно обжигает, а ты улыбаешься и убираешь руку, цепляя два ломтика жареной картошки, смачно окунаешь в кетчуп и отправляешь в рот.

- можешь тоже выпить или подождать пока я отвечу на твои вопросы и выпьем вместе. другую закуску сейчас принесут, - вытряхиваешь из пачки сигарету, закладываешь в угол рта, но не прикуриваешь.

- я родился в берлине двадцатого марта девяносто пятого. ни разу не видел своих родителей, меня воспитывала тетка с мужем, хотя я не уверен, что они мне родные. слишком правильные, набожные, ни разу не сказали грубого слова. вся дурь, которая из меня лезла, была ими оправдана, они явно боялись меня разозлить или обидеть, причин почему я не искал, но довести их до ручки пытался ни раз. не вышло. у них классная дочь, моя сестра луиза. кажется она присылал мне какие-то дурацкие фотки, - находишь в телефоне альбом, созданный сестрой, открываешь и протягиваешь тобио.

- вот полистай. надеюсь там нет меня с голым задом. хотя, ничего нового для тебя, - усмехаешься, перекатываешь сигарету языком, нащупываешь в кармане зажигалку, но все ещё не прикуриваешь.

- ну что, созрел выпить? давай жашнем и я уже хочу услышать про родителей. ты ведь жил с ними?

+2

15

нет, ну, так — ч е р е с ч у р.

тебе хочется, чтобы юджин засмеялся, улыбнулся, сделал это по-похуистки, как у него получалось с первой секунды вашего знакомства. а то ты чувствуешь какую-то неловкость; конечно, тебя насквозь прошивает чувство вины. и оплата счета это единственное, что ты мог сделать, чтобы как-то загладить ее, чтобы избавиться от своих чувств.

редко они на тебя накатывают, да? зато, как метко.

тобио — красивое имя, правда? из его уст даже звучит приятно.

его рука на твоем колене. цвет красный.

тебя не напрягает, что он гей, не твое дело, тебя напрягает сам факт физического прикосновения. тебя оно пугает, потому что не знаешь, что тебе делать. куда деть свои свободные руки, как не напрягать мышцы ног, как просто смотреть юджину в лицо и не чувствовать себя обязанным как-то правильно отреагировать.

вместо этого киваешь. ты не гей, ты себя бисексуалом с трудом можешь назвать, у тебя обычно получается только с девчонками. они-то приятнее пахнут. но и гомофобом ты себя назвать не можешь, тебе слишком все равно, к тому же, мир давно поменялся, сейчас даже браки разрешены. как бы трамп не говнился, ты понимаешь, что общественное сознание уже изменилось. и ты его часть, поэтому ты не гомофоб.

— я не буду пить. мне алкоголь не нравится, я и его пить особо не умею. плюс мне завтра на тренировку с утра. сори

и пить ты правда не умеешь. у тебя на школьных тусовках получалось только блевать всю ночь в туалете, а в универе ты крепче пива ничего и не пьешь. один раз напился до отключки, веселого в этом было мало, ты же не помнишь совсем ничего, а какой тогда прикол тусовок, если ты ничего не помнишь?

все в тебе обрывается, когда юджин говорит берлин, двадцатое марта. ну, просто без сомнений, вы братья. уже нет даже вероятностей, и без математики понятно, что вы — феномен. ты усмехаешься на фразе ни разу не видел своих родителей, кому, как не тебе, понять смысл этих слов.

он шарится в телефоне, ты перехватываешь телефон, листаешь детские фотки, нигде нет упоминания тебя. как глупо, ты что надеялся на совместное селфи? просто фотки тебя, только в разных, новых позах.

юджин перекатывает сигарету, ты надеешься, что он никогда не закурит, тебе-то не нравится запах табака и не нравится никотин, въедающийся тебе в плевру.

— я могу выпить пива — думаешь о компромиссе, хотя юджин явно тебя не оставит в покое, а ты еще чуть чуть и согласишься на один шот. где один, там и вся стопка. отказывать не умеешь.

— я про родителей ничего не знаю, они меня бросили, как только я родился — мотаешь головой. вы ведь из одного теста, получается, потерянные родственные души. опять романтично. ты ведь всегда мечтал о человеке, с которым не будешь чувствовать поедающую тебя пустоту. дашь шанс? — я с тетей хелен, но ты, наверное, не в курсе, кто это. я в берлине лет до десяти жил, и мы переехали потом сюда. но они мне нравятся, я им многим обязан

good boy.

делаешь вид идеальной семьи, врешь даже самому себе, что все п р е к р а с н о.

ты опять скользишь взглядом по его татуировкам, не осуждаешь, так, прокатываешься, вытягиваешь ноги и откидываешься на спинку. голову поворачиваешь к нему, оглядываешь бар. очки мешают лежать на спинке, душки впиваются в кожу, давят на кости, и ты стягиваешь их с себя, кладешь на стол.

— кстати, где учился? в набожной школе?

ты хоть и выдохнул, но хронологический порядок вопросов все равно остался в голове, и ты не можешь уже сойти с этого пути.

Отредактировано Tobio Novak (2021-01-11 03:26:45)

+2

16

тобио реагирует так, как доктор прописал. не отталкивает, терпит, слушает.

ты гей? окей

примерно так это и выглядит. когда мускул хочет дрогнуть, но его сдерживает воспитание, вызубренность, все, что годами накладывалось слой за слоем.

хочешь спросить, как правильно. спроси у тобио новака. наверняка он давал списывать. правильный, но не злобный, не заносчивый. немного альтруист.

- ты со мной, так что проблем не будет. все под контролем, - твой брат будет очень наивным, если послушается, если поднимет сейчас стопку вместе с тобой, если доверится словам, наполненным неприкрытой уверенностью и даже гордостью. сейчас ты спросишь точное время его рождения и наверняка окажется, что ты старше. другого варианта ты не рассматриваешь.

- ууу, тренировка, как все запущено, - вытаскиваешь сигарету изо рта и делаешь вид, что выпускаешь дым. - спортсмен или так, поддерживаешь фигуру? - вот сейчас ты раздеваешь его взглядом без всякого стеснения. девяносто процентов, установленные терапевтом новаком дают тебе такое право. забираешься под одежду, ощупываешь торс, крепкие ягодицы, предплечья, внутреннюю сторону бедра [особенно приятную наощупь].

все таки надо покурить. чиркаешь зажигалкой и отсаживаешься подальше. у тебя даже не возникло чувства, что ты трогаешь себя. впрочем это был лишь бесконтактный осмотр.

- в следующий раз я выйду на улицу, - тонкой струйкой пускаешь дым в противоположную сторону. - знаю, что тебе не нравится дым, но ты мог бы и сразу сказать. давай договоримся, если что-то парит - говори сразу. между братьями не должно быть недомолвок, - глубоко затягиваешь, частишь, чтобы покурить быстрее.

когда подходит официант с закуской из каких-то пережаренных колбасок и нарезкой из сыра и мяса, ты просишь его принести пиво.
тебе завтра не нужно вставать слишком рано, в случае чего, тебя подменят, тот же марк, он тебе должен.

пока тобио не отвечает на твой вопрос о родителях, ты думаешь, что мог бы остаться до закрытия, ты уже знаешь, что тебе будет мало. тебе нравится твой брат и наверное тебе нравится сам этот факт. вместо имени ты пару раз произносишь про себя именно это слово «брат». совсем новое для тебя.

но новость, что тобио тоже никогда не видел родителей разбивает ход твоих мыслей.

- вот это поворот! - тушишь сигарету, отодвигаешь подальше пепельницу, а сам снова садишься ближе. второй шот отправляется по назначению. выдохнул, выпил, закинул в рот квадратик мягкого сыра.

- они нас кинули, братишка, нас обоих. все становится ещё интереснее. да, я не знаю твою тётю хелен, как и ты не знаешь мою беату. но я никогда не парился, никогда не задавал вопросов, по крайней мере, сколько себя помню, мне было насрать. ни злости, ни обиды, - не замечаешь как на столе появляется пиво, продолжаешь смотреть на тобио. уже без очков. так он ещё больше похож на тебя. или ты на него. нет, ты же уже решил, кто старше.

- я учился в обычной школе, подозреваю, что меня там все ненавидели, от уборщика до директора. однажды я залез в его кабинет и нашёл свое личное дело. довольно увлекательно было его почитать. я даже оставил автограф на последней странице.

наконец обращаешь внимание на стол, берёшь кружку пива и протягиваешь тобио. ты хочешь увидеть его нетрезвым, когда рассыплются все эти можно и нельзя, движения станут плавными, язык начнёт заплетаться и вопросы лишатся четкости, прямые линии приобретут привлекательную витиеватость.

- ты когда-нибудь пытался их найти?

тебя всегда интересовали парни, с самого детства. ты жил с сестрой и она была все равно, что мягкая плюшевая игрушка, с которой можно уснуть вместе под одеялом, без намёка на проявление влечения, она была и остаётся твоим другом, пожалуй единственным, не считая ведьмы. кстати, нужно ей написать, сообщить потрясающую новость. парни всегда были в приоритете, ты изучал их повадки, пока не переключился на мужчин постарше, что стало новым потрясающим открытием, ты ещё расскажешь об этом тобио. а может и нет...

но он
он интереснее всех
недоказанная теорема или аксиома
кто-то максимально близкий и при этом целое поле...невспаханное

+2

17

доверять новаку как-то... не тянет, да? ты, конечно, хочешь к нему и с теплотой, и с сердечностью, но легкое недоверие создает пропасть между вами, которую ты перепрыгнуть не можешь. и просто сжимаешь губы, ты не думаешь, что все под контролем.

— раньше был спортсменом, сейчас для профилактики хожу

и даже так — ты все равно живешь в строгих рамках, не можешь позволить себе перенести или пропустить тренировку. сразу начинаешь нервничать, хотя и пытаешься подавлять эмоции и делать вид, что все хорошо.

конечно, взгляду юджина не придаешь большого значения. ты же не знаешь, что у него творится в голове и какие непотребства он представляет. а был бы ты против, тобио?

ты рассматриваешь его татуировки. опять. не можешь просто оторваться от черных рисунков на руках, ты въедаешься ему в кожу краской поверх старой, покрываешь любопытным взглядом чужие шрамы и ссадины. откуда они у него? и плохо ли ему от этого? ментальные заболевания могут же передаваться генетически? кажется, ты читал статью про ген депрессии.

— мне не нравится, но не мешает, это не большая проблема

на самом деле ты постепенно влюбляешься в этот образ — новак с сигаретой.
и ты даже не против вдыхать дым его сигареты.

он заказывает тебе пиво, все-таки компромисс. ты ведешь рукой по волосам, второй подтягиваешь к себе бокал пива, делаешь пару глотков и тыльной стороной ладони смазываешь влажную дорожку над верхней губой. ты красив, юджин тоже красив. и есть в ваших атмосферах что-то схожее, кроме идентичного лица.

но в остальном.
вы совершенно разные.
юджин в школе был тем типом хулиганов, которого ты презирал, называл их показушниками. тебе не нравилась их энергия, бьющая через края, не нравилось то, с какой легкостью они могли переступать через черту социальных норм. тебе не нравилось, что ты не мог сделать так же, что ты с самого своего рождения был вынужден жить в клетке.

кажется, что ключ от замка остался у юджина.

— ты похож на плохиша, так что я не удивлен— осуждаешь? или восхваляешь? определись, тобио.

но тебе все еще не понятно, почему юджин не чувствует ни злобы, ни обиды. разве его не разрывает от недостатки любви? разве у него не зияет черная дыра одиночества в груди? разве он не должен разделять тоску, которая диким зверем грызет тебя уже двадцать пять лет?

ты в это поверить не можешь.
потому что ничего, блять, не под контролем. и ничего, блять, не прекрасно.

— никогда не пытался, я почему-то не затрагивал эту тему с семьей. я пару раз спросил, почему они так поступили, но это было бессмысленно, тетя сама не в курсе

ты не хотел бы знать правду, тебе чертовски больно только от мысли, что тебя бросили просто так. оставили, как ненужный товар. брак.

— но, блять, не понимаю, как тебе может быть насрать — поддаешься вперед, кладешь руки на стол, цепляя пальцы в тугой замок, смотришь на брата глаза в глаза. — меня бесит, что меня оставили, хуй знает на кого, и даже не попытались объясниться. а теперь еще и брат. почему они скрывали тебя?

и в последнем вопросе так много твоего душевного крика, твоей невозможности описать, как ты бы хотел быть не один. тебе кажется, зная ты о юджине с самого начала, все было бы по-другому. ты возлагаешь слишком большие надежды на него, и на самом деле вся твоя злость, все твое непринятие — это результат твоих детских травм. все эти чувства направлены не на брата, а на родителей.

ты сам-то хотел бы любить юджина.
вопрос: какой любовью?

+1

18

ты знаешь каким будет ответ. не сомневаешься ни секунды. тебе интересно узнавать тобио, но ты будто бы уже и так всё о нем знаешь. неужели очевидность того, что сидит внутри него настолько прозрачна...

может ему стоит перестать красить волосы и все дело именно в этом?

усмехаешься, смотришь на свои руки, взглядом тобио.

сейчас он начнет выбираться из клетки, сразу после первого глотка пива, после очередной любезности в твою сторону.

сигаретный дым ему не мешает. хмыкаешь.

ты чувствуешь, как его тянет к тебе. это впервые, никогда не ощущал ничего подобного. у тебя нет тактики, нет сотен разных подходов к каждому, ты действуешь по наитию, так, как хочешь в эту минуту. но ты так редко думаешь о чувствах других. а сейчас это целая история, она пишется для тебя с самого начала. история парня так похожего на тебя, или твоя альтернативная…

берешь с тарелки какую-то закуску, кажется это бекон. пережевываешь, пока слушаешь своего брата. с каждым разом все более естественно звучит. даже вкусно.

теперь ты знаешь какое впечатление производишь. не споришь, только улыбаешься. в школе тебя скорее считали психом, чем банальным плохишом, учиняющим драки, собирая вокруг толпу зевак. но это неважно. мнение тобио изменится, сейчас оно лишь поверхностное, скользящее. он настолько погряз в стереотипах, что увидеть в юджине что-то кроме противоположности себе слишком сложно

противоречия
столкновения собственных сомнений друг с другом
камень преткновения – новак наоборот

у тебя остается еще три шота, берешь один, подносишь к губам, чуть наклоняешь, чтобы языком коснуться холодной приторно сладкой жидкости, но не сделать глоток. предвосхищаешь каждое слово, эмоции ласкают слух, ты улыбаешься, а ведь должен сочувствовать, разве нет?

нет

ты искренне радуешься, впитываешь до пробегающих по рукам мурашек. давай, малыш, еще одно "блять".

разочарования в самом себе, своей слабости, нерешительности. все это закрашено в хваленую гибкость. приспособленец, заложник системы.

накрываешь сжатые холодные пальцы тобио своей ладонью. у тебя обветренная кожа, мозоли под указательным и безымянным, шрам поперек до запястья, а у него гладкие пальцы, аккуратные ногти, твоя рука с татуировками кажется грязной по сравнению с его чистой бледной кожей.

- мне насрать, потому что в этом нет смысла, тобио, нет смысла копаться в этом дерьме. ради интереса, ради тебя, я готов это сделать, но пойми – легче тебе не станет, - сжимаешь его пальцы, остро неровно оборванным зубами ногтем царапаешь.

- ты – главное, что у тебя есть. прекрати оглядываться на других. то, что здесь…, - резко выпиваешь обжигающий глотку ром, пускаешь пустую стопку прокатиться по столу на противоположный край и прикладываешь раскрытую ладонь к груди тобио, другой рукой продолжая касаться его сцепленных пальцев.

- … затянется.

тебя много, ты давишь своей близостью, настойчивостью, авторитетом, который сам себе придаешь.

- эй, ну скрывали и что. сейчас я здесь. сама судьба свела нас, брат, - невольно ведешь ладонью по шее, к подбородку, придерживаешь его двумя пальцами, чтобы не отводил взгляд.

- можешь злиться на меня. выплеснуть все, что ты чувствуешь. не закрывайся от боли, дай ей заполнить тебя, прекрати загонять себя в гребаные рамки, прекрати подстраиваться. знаешь, тебе надо сделать татуировку. нам обоим. у меня еще осталось немного свободного места, - отпускаешь, отодвигаешься, даешь ему выдохнуть, киваешь на пиво. пусть сделает еще пару глотков.

- сестра звонила мне утром, хотела о чем-то предупредить. я не придал значения. не знаю, может все это не просто так. хочешь я наберу ей прямо сейчас?

+1

19

ты не отводишь взгляда от брата, смотришь, как твоя идентичная копия пальцами цепляет бекон, как тянет к своему рту, и ты исчезаешь вместе с ним в проруби чужого рта. юджин тебя заглатывает, ты уже слишком глубоко, чтобы выбраться.

его рука на замке твоих, ты чуть сжимаешь зубы, все еще не привык к прикосновениям, а у юджина их слишком много. он, как будто, обрастает тебя с разных сторон, но что-то есть в этом... родное? ты не уверен, что это именно то слово, ты всего лишь пытаешься прикрыться родственными связями. и все так странно и противоречиво, что внутри тебя взрываются вулканы.

тебе не неприятны тактильность от новака, что уже слишком сильно вас сближает; ты не чувствуешь неприязни, не хочешь отдернуть руку, тебе кажется оно комфортным. но в то же время было во всем это что-то, что тебя напрягало. ты всегда сторонился близкого контакта, и здесь тебе кажется неуместным липнуть к человеку на первый час вашего знакомства.

все, что говорит, юджин проскальзывает мимо тебя. ты не хочешь слушать, тебе его не понять — или ему тебя — ты слишком глубоко запихал в себя боль, настолько, что она расцарапала тебе нутро, у тебя ноют все кости от злости, и тебе тяжело принять родителей. тебе далеко до всепрощающего иисуса.

а потом юджин пробивает электричеством тебе позвонки, касается груди, пальцами прощупывает твое сердцебиение. ты чувствуешь, как его рука скользит по оголенной шее, замираешь, не дергаешь кадыком. он касается кожи шершаво, слегка царапается грубостью своих рук, обхватывает подбородок, не давая шанса отвернуться, ты смотришь глаза в глаза. в них твое отражение, до пугающего страшно.

— тебе надо сделать татуировку

скорее рак на горе свистнет.
ты не представляешь, каким должен быть человек, чтобы ты ради на него решился на татуировку. ты не уверен, что брат близнец тот самый.

— чтобы мы были еще больше похожи друг на друга? — язвишь, усмехаешься однобоко.

он говорит о сестре, ты не видишь в этом смысла. ты вообще не видишь смысла в вашей встрече, тебя не покидает чувство, что это чья-то плохая шутка — очевидно, судьбы.

ты такой придурок, тобио.

— ты не понимаешь, юджин — а ведь должен, ведь брат, ведь с той же кровью по венам, с тем же лицом, с похожим телом. ты в его зрачках чувствуешь себя, разве не этот человек должен улавливать твои колебания и микроволны? получается, что нет. — не звони сестре, я не хочу пока знакомиться с ней

я не уверен, что хотел знакомиться с тобой — эта мысль утопает в сжатых губах.

расцепляешь руки, все еще чувствуешь тепло чужой кожи. не холодные. не как у тебя. диаметрально противоположные.

обхватываешь бокал пива, смазываешь капли со стекла, делаешь глотки. оно прохладное, топит в тебе негодование. и не легче, ни сколько, только вязкое ощущение в груди, тянущее, режущее. что-то близкое к тревожности, грызущее изнутри, оно тебя мучает и давит. а разве у тебя было по-другому? разве ты умеешь разбираться в своих чувствах?

прекратить подстраиваться? сейчас ты как раз таки и не подстраиваешься, сейчас ты оголяешься до самых искренних чувств, ты говоришь, как есть, напоказ, наизнанку. ты ненавидишь родителей, а юджин так вообще странный объект.

— какой мне смысл злиться на тебя? ты все равно ситуации не изменишь

Отредактировано Tobio Novak (2021-01-22 11:41:35)

+1

20

ну давай поговорим о смысле, тобио. давай, почему нет. о том, чего для меня никогда не существовало. смысле жизни, смысле смерте, смысле что-то менять или продолжать плыть по течению, как дерьмо, в которое тыкают палками ради развлечения. смысл. зачем вообще его искать, загонять себя в болото, ещё гуще, глубже и зловоннее.

- я определённо появился очень вовремя в твоей скучной жизни, - подзываешь официанта, прямо при нем опрокидываешь последний шот и заказываешь новые. как-то херово ты закусываешь, тарелки остаются почти полными, но тебя это не парит. тебя парит только твой брат, который с каждым глотком, с каждым впрыском алкоголя в кровь, становится важнее.

нет, предки не начинают тебя злить, тебе не передаётся негодование тобио, его детская обида, сидящая там, где ты только что прикасался не царапает тебя по горлу, не добирается спазмом до грудной клетки, она по-прежнему полностью в нем и все, что ты хочешь - вырвать с корнем, раздавить, можно ножом вырезать, тоже вариант, таким же острым как у того, кто нарезал тонкими ломтиками бекон. но идея с тату тебе нравится больше.

боль, к которой ты привыкаешь, осознаёшь, не останавливая, не прерывая, наблюдая и чувствуя каждым миллиметром на коже. переходящая в удовольствие и ожидание результата.

- нет, не похожими. близкими. объединяющий символ. разве не красиво звучит? - ты улыбаешься, пьяно и почти расслабленно. ты хочешь снять его напряжение, пройтись пальцами по оголенным нервам, глазами по кадыку, каждый глоток - язык по нёбу.
хочешь курить, но при нем тебя что-то останавливает.

- не понимаю, ты прав, - понимаешь, тебя сдавливает изнутри как в соковыжималке, соки потом выступают на висках и ладонях.

мать твою, тобио. если бы ты не был моим братом, я бы знал, как выбить их тебя все дерьмо, как заставить боль вырваться наружу, как захлёбываясь в ней, наконец начать дышать.

у тебя нет границ, уже нет, они разрушены, стены осыпаются каменной пылью, тебя почти ничего не останавливает от прикосновений, от мыслей, стремящихся вонзиться клинком в его голову. только он сам. ты хочешь, чтобы сейчас он оплёл пальцами твою шею, сжал, как холодный бокал с пивом, такими же холодными пальцами. но у него нет смысла, нет смысла, блять!

опять до ломоты в костях обреченность, недоверие, ты рядом, человек, к которому он был не готов, возникший из неоткуда, ненужный родственник, потерянный брат, о котором намеренно умолчали. и он даже не допускает мысли, что ты именно тот, кто МОЖЕТ что-то изменить.

- как скажешь, - выпиваешь, чувствуешь легкое головокружение, игнорируя его, берёшься за следующий шот. сегодня ты напьёшься, хотя все должно было быть наоборот.

тобио новак
твой чертов брат
и он тебе нравится

он как недостающая деталь или рудимент, противоречия, противоположности, он тот, кем ты мог бы стать, как и он мог бы быть тобой. тебя мутит от всей этой полной загадок истории, от душащего желания тобио понять, узнать гребаную правду, которая, сука, не изменит ничего, а вот злость изменит. он даже не знает каким спасением она может стать.

злость
боль
сотни слов ненависти, со слюной в лицо

о б л е г ч е н и е

- ты ведёшь себя, как кретин, - когда ты пьянеешь, немецкий акцент вылезает наружу, ты не контролируешь его, можешь легко вбрасываться немецкие словечки в английскую речь. это напомнит ему о прошлом, будет коробить, раздражать. возможно.

- а что если изменю? что если ты позволишь себе прислушаться ко мне, bruder? - облизываешь губы, давишь взглядом. с ним все будет непросто и это тебя не отталкивает, только заводит.

- что если я скажу, что ты мне нужен, - откровенный ход, без капли притворства.

- а я нужен тебе, - сейчас вам обои стоит усмехнуться, ведь жили же друг без друга и ни один из вас не жаловался.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » suffer with me


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно