внешностивакансиихочу к вамfaqправилакого спросить?вктелеграм
гнетущая атмосфера обволакивала, скалилась из всех теней в доме, как в мрачном артхаусном кино неизвестного режиссёра... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 13°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
anthony

[telegram: kennyunicorn]
eva

[telegram: pratoria]
siri

[telegram: mashizinga]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Альтернативная реальность » 52575C585657524A


52575C585657524A

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

https://i.imgur.com/0r0a1J1.png

akari and #######
the end of 21th century // New-Heaven

this is the lost future. that’s sad. how plastic and artificial life has become. it gets harder and harder to find something…real. the brightest light casts the darkest shadow.

[NIC] Akari Yukimura [/NIC][STA] 失われた[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/SLJPUVt.png[/AVA]
[LZ1]АКАРИ ЮКИМУРА, 31 y.o.
profession: сотрудница NHPD;
[/LZ1]

Отредактировано Hannah Mercer (2021-01-07 13:42:17)

+3

2

Нет ничего хуже звонка по телефону, возвещающего об очередном убийстве. Диспетчер сообщает кратко данные. Как жаль, что такие вызовы нельзя отменил. Застали ее прямиком за утренними процедурами. Акари находилась в ванной комнате своей небольшой корпоративной квартиры. Такие выдают сотрудникам полиции за несколько лет службы, либо за особо выдающиеся заслуги. На протяжении многих лет  ей вдалбливали, что ничего особенного из себя она не представляет, что коп весьма посредственный, да и что ее внутреннее железо довольно отсталое. А ведь они просто не знали, что внутри ее тела куда меньше металла, чем они представляли. Всего лишь несколько имплантов для ускоренной обработки аудио и визуальной информации, кое-что для лучшей устойчивости и несколько приблуд для лучшего метаболизма. Такие наборы вышли из моды лет сорок тому назад, но ей было все равно. Перебралась в Нью-Хэавен из Японии  - технологически развитой и прогрессивной страны для обучения, думала пойти в сферу международных отношений, связей и всякой подобной ерунде, но быстро потеряла к подобному интерес. Остановилась на службе в полиции. В темные времена туда нанимали почти кого  угодно, если была голова на плечах  и, с другой стороны, не имелось никаких приводом и проблем с законом в  прошлом.
Юкимура – отличный кандидат, даже не смотря на то, что иностранка. Прожила на территории города уже пять лет, этого оказалось достаточно. Прошла обучение, несколько недель стажировалась, не покидая территорий административных корпусов. Кто-то активно выступал за то, чтобы бросить ее на передовую, ведь ребятам  из патруля нужна помощь в поддержании порядка на улицах. От незавидной участи быть растерзанной бандой пьяных дикарей спасли результаты тестов. Набрала максимальный балл, попала в отдел расследования преступлений, но никому там, естественно, не понравилась. Первые два года, до того, как получила свое первое индивидуальное задание, была тенью, напарницей, не имеющей своего собственного права голоса – должна была просто наблюдать за работой своего командира, во всем ему помогать, слушать и выполнять приказы. Если ей говорили на несколько минут выйти из помещения, где капитан хочет «решить некоторые вопросы», она выходила, иначе могла получить запись в протоколе о невыполнении субординации. Пять таких записей и можно навсегда попрощаться с перспективой службы в органах. Знала, чем именно занимаются нечестные на руку копы ее департамента, догадывалась о схемах, о том, кого и как они покрывали, но ничего не могла с этим поделать. Любая попытка могла аукнуться увольнением в лучшем случае, а в худшем… ладно, она все еще жива.
В полиции большая текучка, это не самая престижная работа в мире, где во главе всего стоят могущественные корпорации и не менее могущественная церковь. Одни владеют телами людей, другие – их душами. Акари, как и миллионы других жителей каждую неделю ходила исповедоваться. Священников за ширмой уже давно заменили синты – роботы, что так похожи на людей. Но она не говорила  о своих подозрениях и там, потому что все органы власти были взаимосвязаны. Стоит открыть рот в одном месте, как тебя услышат по всей округе. Сиди и помалкивай – целее будешь. Видела таких борцов несправедливостью устоявшейся системы – один случай стал показательным. О нем рассказывали на инструктаже всем новичками. Четыре парня, что служили всего по паре лет, обнаружили схему поставки запрещенного психо-нейростимулятора в город. Говорили, что замешан даже кто-то из верхушки отдела по контролю над  транспортировкой опасных грузов и веществ: очень удобно, просто выдать левую декларацию, провести наркотики под видом опасных химических реагентов для заводов, где создают активное топливо, на котором живет город. У них были доказательства, записи переговоров, что-то еще, уже не важно. Но ведь бандиты, кому эти химикаты принадлежали, явно не хотели вот так просто расставаться со своим грузом, и откуда-то получили информацию о местах жительства всех этих ребят. Не все в курсе, что такую информацию может слить кто-то из отдела, ведь нападавшие знали не только адреса, но и распорядок дня, привычки, все, что обычно записано в личном деле копа.
Одного взорвали в машине по дороге на работу, на одном из безлюдных перекрестков. В этот момент другой умер во сне. Ну как умер, получил шестнадцать ударов острым предметом в область торса, головы и шеи. Один пропал без вести, просто взял и исчез. Последний же чисто случайно поскользнулся в душе, разбил голову о выступ  в ванной комнате. Про третьего шли споры, говорили, что он собрал все имеющиеся данные, чтобы обнародовать, придать дело огласке, вывести скотов на чистую воду, но как бы ни так. Тем вечером на старом мусороперерабатывающем заводе, который уже давно закрыли за ненадобностью: власти решили, что бороться с образовывающимся мусором нерентабельно, его просто провожали свозить за город, заработала одна доменная печь. А двадцатишестилетний сержант за считанные минуты превратился в кучку золы и пепла. Вот в такой атмосфере приходится работать копам Нью-Хэавена. Намеки понятны, немногие после таких рассказов пытаются ослушаться или копать там, где не надо.
Встает другой весьма логичный вопрос: зачем люди вообще идут в полицию? Кто-то пытается прорваться на тот уровень, когда ты становишься главным, когда можешь зарабатывать, когда выстраиваешь свою теневую паутину. Другие попадают в региональные отделения по месту жительства, становятся, таким образом, защитниками своих районов. Легальный способ иметь оружие, неплохое обмундирование и право открыть огонь, если цель кажется тебе подозрительной – неплохой набор блюститель порядка. Помогает ли? Не всегда, но людям становится чуть спокойнее, когда в среди их трущоб или домов расхаживают не только нарки, разные бандосы и другие нежелательные элементы общества, но и те, кто способен дать им отпор. Акари пошла за возможностью связать свою жизнь с тем, что оказалось ей интересно. Финансовое подспорье и квартира оказались весьма кстати. Лицо диспетчера высветилось в углу «умного» зеркала ее ванной комнаты. – Вызывается сотрудник отдела расследования убийств, Юкимура. Код – 4. Район Сестер Милосердия. Вызывается сотрудник отдела расследования убийств, Юкимура. Код… - Третий раз сообщению было не суждено быть озвученным до конца. – Юмимура, личный код 3-C-58-5E55. Вызов приняла, выдвигаюсь.
Пришлось оперативно собираться, даже не успела как следует навести марафет, да в работе копа такое встречается повсеместно. Ей суждено добираться до места преступления на своей довольно старой машине, которая ездить может только по земле, в то время как многие из ее коллег обзавелись транспортом, способным бороздить пространство на некоторой высоте. Натянула удобные джинсы, армейские ботинки, ведь знала, куда именно направляется. В этот момент с ней связался диспетчер, волне себе живой человек из крови, костей и стали. – Слушай, Кари, - почему-то все постоянно забывали о первой букве ее японского имени. – Там вызов срочный, нашли труп,  но вроде как необычный, распятый, ну на кресте, как нам рассказывают на ежегодных вечериях. – Кстати, тоже обязательное для посещение мероприятие, где священники, раньше реальные, а сейчас – те самые синты рассказывали о жизни Иисуса, о разных похождениях, о его учениках и о том, как стоит и как не стоит жить. – Едешь одна, координаты передаю, это, кстати, в Фейбр-Таур, удачи тебе, конфетка. Конец связи. – Спускаясь на лифте в гараж своего жилого дома, Юкимура получила по внутренней линии несколько свежих сводок по данному делу и  точный адрес. Доберется туда минут за двадцать, если по дороге не сломается ее верный четырехколесных друг.
Тело находилось на тридцать девятом этаже небоскреба, что был заброшен несколько лет назад. Хотя, это слово тут не совсем уместно, он никогда не был обитаем. Километр в высоту – не самое высокое здание города,  но обещало быть одним из самых интересных. Тут и аквапарк, кинотеатр,  площадки для летающего транспорта на семидесятом этаже. Собственная станция водоочистки и ядерный реактор, способный поддерживать автономность здания – целый город внутри здания. Двести восемь этажей. Кто знал, что находиться оно будет на месте сфер влияния двух больших корпораций – строительной фирмы одного крупного бизнесмена  из  прошлого и быстроразвивающееся компанией, что занималась создание умного оружия. Не поделили клочок земли. Здание готово, уже можно вводить в эксплуатацию, как началось противостояние. Первые засовывали палки в колеса вторых, а те мстили, и так по кругу. После года простоя все завершилось тем, что строительная мегакомпания просто отказалась от башенки в пользу других более рентабельных проектов, а молодая компания умного вооружения не сочла необходимым тратить средства на приобретение этого уродства. Еще год запустения, второй – появились первые жильцы. Их не смущал радиоактивных фон вышедшего из строя реактора, ведь тут были двери, стены, окна и даже кое-какая утварь, дожидавшаяся инвесторов. Селились банды, говорили, что на последних этажах засели стервятники – опасная группа преступников этого города, что специализировалась на похищении детей. Копам на верхние этажи дорога была закрыта.
  Семь, Акари связывается по внутреннему каналу связи с диспетчером, очень удобно иметь телефон, что встроен прямо в нейронные связи. Докладывает, что прибыла на место. Видела несколько машин команды быстрого медицинского реагирования. Такие приезжают, когда у вызывающих нет страховки (стоит такая баснословных денег, но копам выдается после двух лет службы за бесценок, еще одно преимущество нахождения по эту сторону закона). К более обеспеченным людям медики долетают на авиа-транспорте за считанные минуты, в то время как рядовая карета может ползти битый час. Шестнадцать. Ей приходит ответ, что внутри замечена подозрительная активность, местные жители, преимущественно незарегистрированные или лица с просроченной регистрацией могут быть потенциально опасны. В квартире, где произошло убийство сейчас трое копов-патрульных и несколько криминалистов, что пытаются разобраться в случившемся. Такие люди редкость в последнее время, ведь большинство преступлений связано лишь с разборками местных банд, попытками угнать авто, ограбить или изнасиловать мирных граждан. Двадцать два. Акари проверяет служебный пистолет, два магазина к нему тоже на своих местах, проверяет электронный значок, закрепленный на поясе,  поправляет прическу. Тридцать девять.
Двери лифта со скрежетом открываются, открывая доступ к длинному и темному коридору. Лишь изредка мигают тусклые лампочки, где-то вдалеке кто-то пробежал из одной двери в другую, явно не рад был увидеть нового гостя в своем странно доме. Юкимура движется вперед, прислушиваясь к окружению, не хотелось бы ей стать жертвой очередного психа, обдолбанного нейростимуляторами, что выскочит с ножом из-за следующего угла. Квартира под номером тридцать девять дробь 4 дробь девятнадцать, быстро нашла тот  самый четвертый сектор, и увидела свет от расставленных временных прожекторов своих коллег. Несколько ускорила шаг, чтобы как можно быстрее почувствовать себя в безопасной зоне. Хотелось  забежать, закрыть за собой дверь, чтобы отгородиться от мрака и атмосферы, царящей в коридорах здания-призрака. Но внутри все не так уж и радужно, как может показаться, даже, скорее, вовсе наоборот: первым делом заметила нескольких людей, что явно были рады увидеть относительно знакомое лицо. К ней подошел один из патрульных, дабы передать всю имеющуюся информацию:
- Хэй, рад тебя видеть. Ну, если коротко, у нас тут труп, кажется что-то ритуально/странное, но я же простой патрульный, не берусь делать неспешных выводов. Поступил анонимный звонок, пытались отследить, поняли, что кто-то из этого здания, судя по всему, видели убийцу, ну или, по крайней мере, знали обо всем, что тут творится. Звонившего вычислить не удалось, возможно, он все еще в здании, проверять это не спешили, если хочешь – сама, вперед и с песней. – Бывали случаи, когда копов убивали на заданиях, такое случалось регулярно, несколько раз в неделю, отсюда и довольно большая текучка в штате. Вот так пошла опрашивать местных жителей, а один возьмет и выстрелит через дверь из электромагнитного ружья повышенной мощности. Отобрал у какого-нибудь бандита после разборки на районе – после подобных остается некоторое количество бесхозного оружия, которое должно быть утилизировано органами правопорядка. Полицейские не всегда успевают к окончанию разборки, иногда сильно задерживаются, и к этому моменту местные успевают растащить стволы разной мощности.
- А кто жертва, выяснили, есть какие-то данные? – Спрашивает Акари, двигаясь в комнату, где нашли тело. Видит картину своими глазами, ей становится плохо. Почему именно она, когда есть десятки более опытных работников подразделения? Большая комната, кажется, даже проломан потолок, чтобы создать больше пространства для могучего креста посреди образовавшегося пространства. Человек, не синт. Казалось, что у него вообще не было никаких механических частей тела – руки, ноги, все на месте. Одет в тряпки, лохмотья, что прикрывали детородный орган. Распят как на картинке, прибит какими-то гвоздями, но было понятно: отсутствие кровоподтеков в месте креплений говорило  о том, что распинали его уже после смерти. На теле множественные раны, вырезы, странные символы и знаки, что повторялись на стенах и на полу. По всей квартире, в каждой, мать ее, комнате, десятки, сотни таких. Красная краска? Патрульный будто бы прочитал мысли Юкимуры. – Вот это все, - указал пальцами на стены и пол, - кровь, но не человеческая, как оказалось, коров. – Сотрудник отдела  расследования убийств лишь кивнула в ответ, решила сделать несколько важных записей в свою книжку. Данных мало, но чем дальше, тем ей будет проще распутать клубок. – Кто погибший, есть данные? – Поинтересовалась, повторившись, у  всех присутствующих, но проблема города-миллионика настигла  их мгновенно. – Клэйвер Бутерн, работник медицинской фабрики, техник третьего разряда. Но, как ты уже могла догадаться, настоящий мистер Бутерн был в шоке, когда мы набрали его номер. – Это загадка была самой легкой.
Иногда случается такое, что люди, сами того не ведая, оставляют некоторые биометрические данные в не самых благонадежных хранилищах, владельцы которых за некоторую сумму продают их дальше, вот таким беднягам-бедолагам из низших слоев населения. Проблема города в том, что слишком часто встречаются люди, живущие под одним именем и фамилией. Рекордом стал знаменитый Стив Барр, что  умудрился продать себя через одно страховое агентство аж восемьдесят семь раз. Беженцы, бездомные или всякие бандиты  покупают левые данные, чтобы их было труднее опознать. Но с теми, кто в базе уже есть (те же  члены банд, которые в девяноста девяти процентов случаев светятся на каких-нибудь камерах) такой фокус не работает. А вот люди, что обитают в домах-призраках, сами становятся призраками без имен и личностей. – Мы пытались выйти на местных, они разбежались как тараканы.
- Я займусь ими сама, если это потребуется, спасибо, - добавила Акари, делая еще одну запись в блокноте. Сейчас такие были редкостью, некоторые люди с самого рождения никогда не писали от руки, а девушка делала это, да и еще использовала японский язык. Человек без встроенного в голову переводчика не поймет ни единого слова. Она медленно прошлась по комнате, внимательно осматривая детали, делала заметки, провела беседу с криминалистами, которые нашли следы пребывания в этом месте группы из, как минимум, шести человек. Отметины на теле говорили о том, что это была жертва, ритуальное жертвоприношение, если можно так выразиться, однако, следы сопротивления намекали на то, что происходило все не в добровольном порядке. Они долгое время удерживали этого человека в связанном состоянии, периодически били какими-то тонкими прутами, это понятно из следов на коже, ну а сегодня ночью, смерть наступила от того, что человеку вспороли горло, решили лишить его жизни. Судя по всему, содержался он тут не меньше месяца, опять же поняли по первым ранам. Кто знает, сколько таких бродяг может быть заперто в квартирах этих мест.
- Мы его снимем, сделай свои фотографии, если нужно, но мы пришлем все, что заметили сами. Отчет о вскрытии будет завтра, на связи. – Добавил один криминалист, оставив Акари одну наедине с ее многочисленными мыслями. Она впервые в жизни сталкивается с убийством подобного рода, жестоким, издевательским, бессмысленным. Работа патрульных пока еще не окончена, они должны будут сопроводить криминалистов, а потом некоторое время охранять место преступления, столько, сколько понадобится Юкимуре. Пока она ничего не понимала, у нее не было представления, концепции, но были задумки и план. Для начала, стоило попытаться найти хоть что-то хоть одну детали, отсылающую к людям, что здесь находились. Она  заставив экспертов прочесать каждый уголок, каждый сантиметр, чтобы найти цепочки днк, следы  жизнедеятельности. Сама  прошлась же по комнатам, гуляла не меньше часа, осматривала скудную утварь,  пыталась найти хоть что-то выделяющееся и нашла.
Произошло это уже после того, как девушка пыталась найти хоть одного сговорчивого жителя многоэтажки. Все от нее шарахались, а один даже крикнул, что если Юкимура сделает еще хоть шаг, то он откроет огонь. Такие проблемы ей не нужны, она сдалась, вернулась, сидела на диване, всматриваясь на знаки, начертанные на стенах. Неожиданно на глаза попался небольшой флакон, это специальная энергетическая смесь, которой пользуются лишь люди с имплантами,  причем установленными недавно: комплекс особых добавок ускоряет процесс принять чужеродной ткани и ее ассимиляции. Аккуратно посветила на тюбик фонариком, небольшая мелочь, мусор, что валялся где-то у стены. Годен до… а ведь его произвели всего пять дней назад, а, судя по тому, что у убитого не было ни одной замененной части тела, употребил это средство кто-то из присутствующих во время «ритуала». Она достала пластиковый пакет, чтобы аккуратно поместить туда пустую упаковку.  Бинго! Экспресс анализ отпечатков пальцев, проведенный прям в машине – устройство, способное сделать экспресс тесты неотъемлемый атрибут любого транспортного средства копа, показал пятерых человек, что прикладывались к пачке. Осталось навестить всех,  понять, у кого из них  были недавно установленные имплантаты и поговорить с этим человеком по душам. Провела остаток дня на тридцать девятом этаже, сидела до глубокой ночи, оценивала, прикидывала и выискивала, но больше ничего ей так и не попалось.

Следующим утром отправилась в  небольшое путешествие по городу – пять адресов, пять людей, у которых стоило узнать, где именно они пропадали последние несколько дней. Первый подозреваем отпал сразу, как и второй – оценщик товара и продавец  технологической еды в магазине – они трогают сотни таких упаковок на дню, на третьего, некого мистера Оскара Мусьеру, выйти  не удалось, его адрес и телефон оказались левыми, поэтому Акари отправилась к четвертой подозреваемое – некой девушке, что проживала в весьма неплохом районе города – Холмы Безмятежности славились не только дорогим жильем, но и тем, что там можно было увидеть ночное небо, да и Солнце, в отличие от большей части остального Нью-Хэавена.  Пообедала в китайском ресторанчике, а сразу после добралась до нужного адреса. Очередная высотка, пришлось подняться повыше, шестьдесят седьмой. Квартира шестьдесят-семь дробь сорок четыре. Быстро нашла нужную дверь, не забыла проверить наличие пистолета и значка – все на своих местах. Подходит, делает несколько ударов в дверь, громко произносит. – Откройте, ПОЛИЦИЯ, отдел расследования убийств! – Надеется на лучшее, но, как всегда, готовится к худшему, ведь не все рады видеть у себя в гостях полицейского, особенно посреди дня, особенно в таких вот домах. Ведь явление представителей закона, охранников правопорядка редко сулило приятные новости. Стучит еще раз, подождала секунд двадцать. – ПОЛИЦИЯ, ОТКРОЙТЕ. – В этот раз подействовало лучше, слышит движение и топот  на той стороне, настороженно готовится к встрече, но вместо девушки (у Акари есть  в памяти фотография той, правда десятилетней давности) дверь открывает мужчина, слегка  обескураживая копа.  Сразу указывает на значок, добавляет. – Лейтенант Юкимура, отдела расследования убийств, могу я пройти?

[NIC] Akari Yukimura [/NIC][STA] 失われた[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/SLJPUVt.png[/AVA]
[LZ1]АКАРИ ЮКИМУРА, 31 y.o.
profession: сотрудница NCPD;
[/LZ1]

Отредактировано Hannah Mercer (2021-01-07 22:32:34)

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Альтернативная реальность » 52575C585657524A


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно