внешностивакансиихочу к вамfaqправилакого спросить?вктелеграм
Джейн в очередной раз была в бешенстве. Сесть за руль в таком состоянии и настроении было огромной ошибкой, но об этом она будет думать потом... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 13°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
anthony

[telegram: kennyunicorn]
eva

[telegram: pratoria]
siri

[telegram: mashizinga]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » On rails across our hearts


On rails across our hearts

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Поезд следующий из Сакраменто в Лос-Анджелес | апрель 2020 | 13:45

участники: Maria Flores, Julian Crowe
https://64.media.tumblr.com/1c7f082fe04b1394daad103e4bd9a87e/tumblr_inline_pdzhtwHhXX1v1d82y_400.gifv https://giffiles.alphacoders.com/206/206561.gif

Деловая поездка из Сакраменто в Лос-Анджелес на поезде. Что может пойти не так?

+2

2

Странно, как много думает человек, когда он в пути. И как мало, когда возвращается.

  Весна одновременно фатальна и восхитительна. Именно в своем своеобразии. Особенно апрель. Месяц в котором словно объедены все времена года. И сама весна, и холодная зима, и жаркое лето, и классически-мраморная осень. Этот месяц года очень красочно раскрывает композиция Вивальди “Времена Года”. Которую он написал в своем путешествии в Виченце, чтобы поставить там свою оперу Оттон на Вилле.
  Только бесконечно теплый и жаркий Сакраменто не очень подходил для того, чтобы передать все исключительную мистику этого месяца. Весна в этих местах наступала значительно раньше.
  Вокзал Велли Стейшн. По смешному недоразумению именуемый вокзалом. Это именно станция, где обычно останавливаются поезда на пути следования в Лос-Анджелес. Сам вокзал при этом сохранил свою изначальную архитектуру, несмотря на свое внутреннее убранство обставленное по современному. Огромные дисплеи с расписанием, кассы, металлодетекторы, эскалаторы, ленты для багажа. Чем-то терминал ничем не отличался внешне от аэропорта. И конечно люди, которые как бесчисленное полчище муравьев все прибывает и убывает.
  13:40. Среди этой толпы, прямо на перроне, стоял высокий мужчина, с каким-то холодным безразличием смотря на наручные часы. Черный классический костюм, поверх белой рубашки, верхняя пуговица которой, была в своей небрежности расстегнута. Его взор был прикован к этой стрелке своих медлительных часов фирмы Rolex, и если бы он умел подгонять стрелку силой мысли, он сделал бы это сразу. Еще полчаса назад. И словно в лишний раз убеждаясь что время у него еще есть, он опустил руку. Докуривая сигарету, что тлела в его пальцах, которую он время от времени преподносил к своим губам, затягиваясь, и выдыхая плотный сизый дым, разглядывая через него людей, что в какой-то спешке забирались на поезд.
  Этого мужчину звали Джулиан Кроу. Эксперт в области живописи, которого по стечению обстоятельств пригласили, чтобы опознать и подтвердить подлинник картины который нашли в разрушенном здании. По одной из версий, кисть может принадлежать Эдгару Дега. И эта картина сейчас находилась на реставрации в галерее Лос-Анджелеса. Джулиан сразу понял, что это просто невозможно, ему хватило лишь фотографии чтобы понять это. Скорее кто-то хочет на этой афере заработать. Но некое любопытство сыграло свою роль. Все таки Дега был интересным художником. Который прославился серией картин связанный с балетом. А балет… Балет Джулиан любил почти также сильно как и живопись. Поэтому он был здесь, ожидая отправки поезда.
  Последний затяг, уголь, что почти касалось пальцев. И он выкидывает, с некой брезгливостью, окурок прямо под колеса поезда, выдыхая напоследок дым из легких. Подхватив свою сумку, он ловкими шагами запрыгивает на поезд, проходя прямо в салон. 
  Ему не нужно было снова смотреть на свой билет, что вспомнить какое у него место в вагоне. Мужчина никогда не жаловался на свою память. Его взгляд прошелся вдоль номеров кресел, продвигаясь медленно вперед, шаг за шагом. Пока не остановился возле номера 17. Положив сумку наверх, оставляя себе лишь книжку, он уселся на свободное кресло, прямо напротив женщины.
  -Добрый день, приятной поездки. - всего лишь вежливость. Не смотря на свое нетерпение контактировать с людьми, ему приходиться обрастать связями и социумом, для достижения своих целей. Нет, он не боялся общения, и не чувствовал себя некомфортно. Он просто в принципе презирал круг своих знакомств. Предпочитая отдавать все свое время работе. Джулиан конечно обладал умением вести диалог, склонять людей к себе, манипулировать ими, давая услышать то, чего они больше всего хотели. При этом без излишней слащавости и лести.
  Полупустой вагон, множество свободный мест. Можно было сесть на любое. Побыть в одиночестве. Но он был слишком педантичен и пунктуален. Раз в билете указано это место. Тут он и останется сидеть. Поезд тронулся, в тот самым момент, когда Кроу снова посмотрел на свои часы. Ровно по расписанию. Его взор устремился в окно, с каким-то безразличием смотря как одни дома сменяются другими, и они все дальше и дальше отъезжают сначала от станции, а затем от Сакраменто.
  Многие предпочитали авиаперелеты между городами. И если бы цель поездки была дальше чем Лос-Анджелес, Джулиан бы тоже воспользовался этим. Только ему нравилось ощущение поездки на поезде. Приятный успокаивающий стук колес об рельсы. Легкое покачивание вагона в такт. В такие моменты в его голове постоянно просыпались образы знаменитого художника Уильима Тернера. А именно его картина “Дождь, пар и скорость”. Да и в целом ему импонировал его художественный стиль, а именно его мастерство накладывания мазков на холст, который чем-то граничил между абстракцией и экспрессионизмом. Особенно вдохновляет то, как он умеет передать погодные явления в своих работах.
  Холодный взгляд мужчины вернулся снова на часы, а затем на книгу что держал в своей руке. Луций Сенека. “Нравственные письма к Луцилию”. Право, в этот момент он пожалел, что взял именно эту книгу, а не сборник английской поэзии. Джулиан никогда не любил читать с электронных девайсов, он всегда предпочитал ощущать пальцами страницы и кожаный переплет. Ощущать запах страниц. И приятный их шелест.
  Пусть изнутри мы будем иными во всем - снаружи мы не должны отличаться от людей.
  Спустя полчаса чтения, он заострил внимание на этой строчке. Губы слегка двинулись в свойственной для него ухмылке. Больше напоминающей оскал зверя, чем что-то наподобие человеческой улыбке. И глаза, надменные, холодные, с долей ярости смешанный с презрением. Но лишь на мгновение. Но Джулиан сразу почувствовал, как женщина напротив вдруг внимательно посмотрела не него. Словно изучая. Искоса.
  “Снаружи мы не должны отличаться от людей” Напомнил себе мужчина, успокаивая свою ярость. И беря контроль над собой.
-Думаю небольшой разговор может скрасить поездку - произнес мужчина, словно озвучивая мысли вслух. Его голос был тих и вкрадчив. Но достаточно твердым, с очень улавливающим оттенком хрипоты, и сильного баса, как результат его излишнего пристрастия к курению. Его речь была размеренной, но в тоже время, в интонации чувствовалась властность и сила. - Думаю, беседа с очаровательной женщиной этому прекрасно поспособствует.
  Взгляд Джулиана прошелся по женщине, но уже иначе, словно выискивая из ее внешнего вида информацию. Собирая. Делая выводы и первые впечатления. Когда-то он прочитал интересную фразу: если хочешь понять о чем думает женщина, перестань ее слушать, а просто наблюдай как она на тебя в этот момент смотрит.
  -Отличный вкус в одежде - мужчина улыбнулся краями губ, наконец сталкиваясь с ней взглядом. - Меня зовут Джулиан Кроу. И сразу отступлюсь: прошу прощения, что вот так вот пялился сейчас на вас - по интонации было видно, что понятие “раскаяние” ему не известно. И что он явно не боялся даже мысли о том, что она может посчитать это сексуальным домогательством. Все же он смотрел на нее никак на объект вожделения, а как на женщину, которая только своим внешним видом и взглядом, смогла заинтересовать его. И интуиция подсказывала, что она может быть более интересным собеседником, чем кажется на первый взгляд. Ибо она не боялась его на инстинктивном уровне, как многие другие.

Отредактировано Julian Crowe (2021-01-10 23:13:53)

+2

3

Мария сходит с ума от того, что уже несколько дней её гаджет молчит, как и страницы многих форумов. Ей ужасно не нравится это затишье, потому что она знает, что это ни к чему хорошему не приведёт. Ей нужно все знать, быть в курсе всех событий и новостей, иначе какой из неё журналист? Потому что кто если не Мария поможет всем нуждающимся?! Она болела за каждого, кто попадал в её слишком заботливые тиски.
Так что если говоря грубым языком, это были самые утомительные дни. Потому что работы в психологическом центре было не так много, чтобы можно было "устать".

Поэтому когда её гаджет стал разрываться приятными звуками "We are the champions", то женщина просто не раздумывая подняла трубку, даже особо не вникая в цель звонка.
- Да, репортаж. Да, в Лос-Анджелес. Да, буду, буду!

И снова в деле её любимая дорожная сумка, где помещается все необходимое и что позволяет даже в дороге выглядеть с иголочки. И уже на вешалке ждёт её новый брючный красный костюм. Отглаженная блузка, брюки и пиджак. А про запас она берет пальто, в надежде, что оно женщине не пригодится. Мария любит весну, любит тепло и свежий воздух, поэтому предвкушает не долгую поездку в любимый город.

Во Флорес живет типичный педант, который любит полный порядок. Приехав достаточно рано, покупает билет на ближайший рейс, с местом под номером 16. Облегчение сменяется радостью, и женщина семенит к поезду, который уже готов принять всех желающих.
Остаётся неторопливо пройти в вагон, разместить свою в багажном отделе и ждать отправления. Перед уходом из дома женщина оставила на холодильнике записку дочери, и дополнительно скинула смс-ку. Она давно уже не переживала за Эппл, так как дочь давно была самостоятельной и могла справиться одна. Иногда Марии казалось, что повзрослевшая дочь любит те дни, когда можно побыть одной. Да, они вскользь уже говорили о вечеринках и мальчиках, но что-то подсказывало материнскому сердцу, что дочь была подкованнее неё.

Из размышлений Флорес вывел сигнал отходящего поезда, обращая внимание на время: 13.45. К этому времени ей посчастливилось обзавестись соседом, который уже сидел напротив неё.
Не секрет, что женщина относила себя к той категории людей, которых нереально укачивает в дороге. И именно поэтому она не читает книгу/журнал и не смотрит страницы интернета. Так что единственным развлечение в такой долгой поездке было рассматривание людей. Нет, не специально, просто нужно же на чем то держать взгляд. В одну точку тоже смотреть было не интересно, тогда Мария слишком глупо выглядела. Как и сейчас, когда её поймали с поличным за подглядыванием. Серьёзного вида мужчина, в строгом костюме, может, даже они были одного возраста. Но этого нельзя было так сразу сказать, потому что лицо собеседника было скрыто за книгой.

Уф, как неловко, кажется её спалили. Но она не подаёт виду, потому что это не солидно, как и сделать вид, что не к ней обращаются.
-Думаю, что вы правы. Всегда приятнее скрасить время поездки общением.
Мария улыбается своей "рабочей" улыбкой, которая так помогает в интервью и с особо беспокойными пациентами. Не то чтобы перед ней сидит кто-то буйный, просто это неловко. Она с интересом поглядывает на незнакомца, ей нравится как звучит его голос, слушала бы и слушала, слишком гипнотически звучало.
-Мне тоже нравится ваш выбор, обычно контингент здесь не ахти. Меня зовут Мария Флорес, и я вас ни в чем не виню. И так, мы с вами едем на поезде до Лос-Анджелеса. Это ваша первая поездка или же рутинная привычка?

+1

4

Лучше грешным быть, чем грешным слыть. Уильям Шекспир.
  Интенсивное размышление, огромная умственная деятельность, читалось сейчас во взгляде мужчины, что сидел напротив Марии. Дыхание спокойное и лишенное малейшего беспокойства. Кривая усмешка, ибо по другому улыбаться Кроу не умел. Контроль. Над собой, над ситуацией, над мыслями и над действиями. В этом был сам Джулиан. Он сидел прямо, не вальяжно как обычно сидят многие мужчины, в стиле “вытащить яйца наружу”. А аккуратно, спокойно перекинув нога на ногу, при этом не стесняя в пространстве женщину в кресле напротив.
  Он смотрел, он изучал, он оценивал. Как картину, как портрет. Улавливая для себя некий образ. Джулиана всегда очаровывало само слово “особенное” или даже “уникальное”. От этих мыслей его ноздри раздувались в каком-то возбуждении. Как у мальчишки, что собирал коллекцию почтовых марок, и наткнулся на довольно редкий экземпляр. И в такие моменты в нем часто просыпался обычно дремлющий зверь, который не открыв еще глаза, лениво принюхивался к приятному запаху, вытаскивая себя из состояния сна. Но было в этом, что-то настораживающее… Но внешне его лицо оставалось непроницаемым, словно высеченным из камня. Лишь в зрачках плескалось некоторые огоньки.
  К слову, парфюм у этой женщины был приятный. Терпкий, и в тоже время мягкий аромат, который оставлял шлейф некого послевкусия, заставляя вдохнуть еще, чтобы разгадать его, жадно вбирая его в себя своими ноздрями.
  Характер обычно отображается во внешности, а внешность характеризует внутренний мир. Одно цепляется за другое. Некая парадигма, которая имеет исключения. Но которая навязывается человеческими принципами. Джулиан смотрел на женщину, но по особенному, без пошлости и вульгарности.
  Изящная асимметрия лица. В ее облике словно преобладает некий “заряд”, высокий рост, стройное тело, крупные и четко очерченные черты лица, прямые линии и простые формы. Практически полное отсутствие округлостей, мягкостей, или плавных линий. Женщина - стержень. Такому облику явно свойственна, устойчивость, уверенность некоторая усидчивость и непоколебимость в своих решениях. При этом она казалась ему достаточно умной и проницательной. И ее макияж и стиль, придавало ее характеру некую нотку весны. Что было достаточно иронично, с учетом того, что за окном был как раз апрель месяц.
  Джулиан смотрел в ее глаза, и она делала тоже самое. Ни грамма смущения, будто некое соревнование, кто первый отведет взгляд. Отчасти это забавляло, редко в его жизни встречались типажи, которые могли также долго смотреть на него. Оскал стал чуть шире.
  -Мария, вы просто сняли этот вопрос у меня с языка - легкий смешок, и едва уловимый наклон головы. Делать из себя таинственность сейчас не имело смысла, поэтому она в свойственной ему сдержанной манере ответил первым - Я работаю в области изобразительного искусства и живописи. Моя задача: определить подлинник или подделка. Это если в кратце. При этом я должен сделать экспертное заключение и характеристику. Часто в таких поездках я сталкиваюсь с удивительными творениями именитых мастеров, проникая в глубины их творчества. У каждого художника свой собственный стиль живописи. И они захватывают, словно некая загадка, гамма эмоций исчерченная на холсте, которому придали красок, истории… вкладывая в работу свои переживания, мысли, задумки и даже идею. Это вдохновляет. Но такие поездки бывают редкими. В основном у меня рутинная работа, которая обычно проходит в стиле “Мистер Кроу что скажите на счет работы этого молодого художника? Есть ли смысл вложиться в его картины?”. За такие консультации я беру большие деньги. Лишь для того, чтобы таких просьб было меньше… но к моему удивлению, их наоборот становятся больше. Поэтому скорее всего рутинная привычка. 
  Джулиан любил обсуждать тему живописи. Но даже в этом, его голос оставался спокойным и размеренным. Сохраняя нотки вежливости в интонации. Педантичность и контроль, которую обволакивала некая магнетическая аура. Создавалось впечатление, что он подобно опытному гипнотизеру, который погружает слушателя в некий транс, заставляя слушать не слова а именно голос. Только она сохраняла свежий взгляд. И это интересовало еще больше. Как игра. Но уже не только в гляделки. А нечто иное…
  Поезд мчался дальше, разгоняясь все сильнее. Точно также как сейчас мчались мысли в голове мужчины. Его забавляла по крайне мере одна, он ощущал, на себе точно такой же взгляд, каким практически смотрел на нее. Изучающий. Любопытный, отчасти профессиональный.
-А вы? по работе или туризм? Хотя право… Лос-Анджелес наверно последний город в этом штате, который можно рассматривать как туристический. Удивительная вещь статистика, почти половина населения латиноамериканцы, огромный рост преступности, третий среди всех городов страны. Второе место по легализации легких наркотических средств. Пятое место по уровню безработицы. Почти первое место по коррупции в силовых органах. Образование… лишь на бумаге. Количество сирот… больше только в Нью-Йорке. Про благоустройство и вовсе молчу. Сам город словно одна сплошная каста. Есть черта где город цивильный, интеллигентный и развитый, а что за ней… просто другая страна со своими законами. И все ненавидят и презирают друг друга. - на миг мужчина задумался, рассматривая свою собеседницу более внимательно. Наверно было странно, что эксперт в живописи, будет говорить такие точные статистические значения. С чего вдруг ему нужно это знать? В такой момент он сам не заметил, как в разговоре с ней, озвучил эту статистику и свои мысли в слух, на мгновение потеряв контроль. Но вывод он сделал - значит все таки работа. Про семью в своем вопросе мне, вы не упомянули, как и про личную поездку. Значит данный вариант не интерпретируете с собой. Вывод: либо в первый раз, либо по работе, а может даже одновременно.
  Мужчина опустил взгляд, рассматривая книгу, что взял собой в поездку, крутя ее в своих грубых мозолистых руках, со вздутыми венами на ладонях. Ловя себя на неком озарении, что эта беседа уже намного интересней чем содержимое на этих страницах. Поймав ее опущенные глаза к этой книге он ответил на немой вопрос:
  -На самом деле я предпочитаю больше поэзию, иногда меня тянет читать подобные книги, это переживать чужой опыт и чужие мысли, искать ответ в тексте. Ведь иногда тебя терзают некие сомнения и чувства, которые вызывают массу вопросов. И ничего нового придумывать не надо… достаточно обратить свой взор в прошлое, и на основе чужих выводов и трудов, ответить на свои вопросы. Наверно поэтому в душу людям так западают цитаты известных изречений или философов. - и снова его губы растянулись в оскале. А в глазах плескался словно огонь, делая зрачки более темными, в которым словно плескалось расплавленное золото. Которое отражалось от чистого неба и солнца за окном вагона. Сам голос стал более глубоким, задумчивым и отстраненным. - Истинный философ умеет извлечь пользу из того, чем может располагать. Думаю вы знаете откуда эта фраза. Джеймс Остин. “Гордость и предубеждение”.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » On rails across our hearts


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно