внешности
вакансии
хочу к вам
faq
правила
кого спросить?
вктелеграм
лучший пост:
джеймс рихтер
Боль в ноге делилась на сотни импульсов, а вместе с ней закипала запоздалая злость... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 33°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
eva

[telegram: pratoria]
siri

[telegram: mashizinga]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Альтернативная реальность » : you drained my heart and made a spade


: you drained my heart and made a spade

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

https://funkyimg.com/i/39Yjg.jpg
kurapika  x  kuroro

мы склоняем колени
на алтаре моего эго.
ты выпил до дна моё сердце
и превратил его в пики.

[NIC]CHROLLO LUCIFER[/NIC][STA]spade[/STA][AVA]https://funkyimg.com/i/39YkW.jpg[/AVA]
[LZ1]КУРОРО ЛЮЦИФЕР, 26 y.o.
основатель и глава клана пауков[/LZ1]
[SGN]ave satani[/SGN]

Отредактировано Tayler Jay (2021-03-10 00:52:46)

+3

2

и какого это быть пущенной по кругу шлюхой?
знать, что в тебе побывало около пяти членов?
н и ч е г о с этим не сделать?

хочется верить, что это всего лишь плохой сон.

курапика даже не помнит, как он оказывается в толпе пауков и как его беспощадно бьют. физически, психологически, наотмашь. он помнит только, как его бросают на кровать, как чьи-то грязные руки стягивают с него одежду, ширинка тянется с треском собственной гордости. и курапика ничего, кроме громко бьющегося сердца не слышит.

руки заламывают за спину, хватка сильная, он даже не может определить его хозяина, его лицом вдавливают в кровать, ладонью давят в затылок. курапика хрипит себе в плотно прижатые губы, стискивает зубы, давит коленками в кровать и чуть не кричит, когда в него входят совсем без подготовки. на сухое. паскуды.

глаза слезятся, боль разрывает изнутри и на куски.

ты доволен, куроро?

курапика давит в себе всхлипы, захлебывается слезами, и, кроме своего сердцебиения, слышит влажные шлепки о свои бедра и чувствует, как чужие метки синяками останутся на коже. теперь он тоже грязный.

это длится, кажется, вечность. единственное, что курапика чувствует — это нарастающую в нем злость. то, как она с каждым новым толчком, с каждым новым оскорблением, с каждым новым членом лишь крепчает. и ему тошно даже от мысли, что с ним так бессовестно поступили.

он даже не знает причины.
это злит еще сильнее.

он убеждает себя успокоиться, не вестись на чужие провокации, на то, что происходит, смириться уже и закрыть глаза. в какой-то момент им надоест. но в голове всплывает образ куроро, то, как он вальяжно сидит рядом, то, как он довольствуется происходящим, то, как у него ничего даже не дергается, чтобы остановить это безобразие. он даже сам не принимает участия, так в чем удовольствие лишь наблюдать?

куроро псих.

курапика прикрывает глаза лишь на секунду, но открывает уже красные. полные ненависти, она затекает за края белка, разрывает капилляры.

у него не получилось сдержаться.

— ты знаешь, какой ты урод, куроро? — взахлеб своей яростью. [NIC]Kurapika Kuruta[/NIC][STA]i'm finished with you[/STA][AVA]https://i.pinimg.com/564x/b9/99/5d/b9995dffec0f069c3818d28e10f56aaf.jpg[/AVA][LZ1]КУРАПИКА КУРУТА, 21 y.o.
ублюдок с цепями[/LZ1][SGN].[/SGN]

Отредактировано Solveig Kot (2021-03-29 08:55:25)

+1

3

хищным зверям нужно мясо. преданным тебе хищным зверям нужно качественное мясо.

естественный процесс, прописные истины, бытие, с законами которого невозможно, не имеет смысла спорить. и было бы абсолютной ложью сказать, что ты, куроро люцифер, не такой, как они. твои пауки, твой геней рёдан. твоя единственная семья, твоё бремя, твоя ответственность. держать в узде сборище отморозков, падких до ультранасилия, тем более двадцати шести летнему парню — задача не из лёгких. но ты мудр и жесток не по годам, твои руки, облачённые в кожаные перчатки, пропитаны кровью врагов, соперников и случайных встречных, попавших в зону видимости не в то время, не в том месте.

такова жизнь, её привычный шахматный ход.
some of them want to abuse you.
some of them want to be abused.

последних соблазнительно больше, и все они летят подобно ночным мотылькам к обжигающему свету. заброшенное здание на отшибе города, ничем не примечательное, всеми забытое, полуразрушенное. совсем как этот юнец, чьё хрупкое тело брошено на пожирание паукам. погода не располагает, поэтому звери разгорячены вдвойне — не могут насытиться чужим теплом, жаром дыхания и горечью слёз. ты сидишь на одной балок в нескольких метрах, подмяв под себя левую ногу, правую свесив. чёрное длинное пальто, длинные рукава, облачение жнеца душ. наблюдаешь с тонкой, властвующей ухмылкой, получая удовольствие от открывшегося зрелища. на побитой птичке практически не осталось живого места, его бледное лицо, обрамлённое влажными от пота и капель спермы волосами, периодически поднимается вверх — глотнуть воздух, найти глазами спасение или же кончину. но раз за разом они находят только тебя. твой ледяной, бездонный, паучий взгляд. ты никогда не мешаешь, участвовать в массовом застолье не по твоим меркам, общепит на то и общепит.

его голое тело переходит из рук в руки, запястья сжаты, ноги раздвинуты. секс-игрушка, разрядка, эта беспомощность не возбуждает, разве что желание добить. жалкое зрелище, от которого практически невозможно оторвать взгляд. курапика красив. но тебе его ничуть не жаль, разве что плод сорван и гниёт под падкими до насилия лапами геней рёдан. закуриваешь, поднося газовую зажигалку к сигарете, щёлкаешь тяжёлой металической крышкой. снова открываешь, закрываешь. щелчки не слышны в раболепных стонах и сухих смешках пауков, между трахом обсуждающих, в какой ещё позе поиметь блондина перед тем, как он потеряет сознание. курапика не кричит — курапика терпит. какая бессмысленная борьба с ветряными мельницами.

затяжка, очередная, уперев острый локоть в колено и периодически поднося сигарету к тонким губам. пятка ботинка монотонно стучит о серые бетон, подобно маятнику старинных напольных часов. удар. пощёчина курапике, наотмашь. удар. толчок в спину. удар. чужие пальцы наматывают его волосы на кулак. удар. сперма льётся по пальцам, бёдрам, стекает на шершавый пол.

курапика обращается к тебе.
усмехаешься под нос, намереваясь проигнорировать крик в агонии, но ваши взгляды пересекаются — и тебя режет, как клинком, алый цвет его глаз. на поражение, в сердцевину зрачка, запуская острые когти и выдирая с мясом. задерживаешь фильтр сигареты у губ. твоего выражения лица сейчас не видно никому из пауков. затяжка.
мощная лапа занеслась над лицом курапики, желая осечь гнусную шлюху за обращение к лидеру.

прекратить.

твой голос для них сродни удара электрическим током. тихий и низкий, едва различимый. как по невидимому щелчку пауки отступают и делают по шагу назад, поднимая взгляды на своего лидера. ни вопроса, ни осуждения. лишь ожидание дальнейших действий. сытые дикие звери — послушные домашние звери.

спрыгиваешь на землю, неторопливо подходя к побитому и исцарапанному парню, всё также зажимая сигарету указательным и средним пальцем правой руки. бросаешь косой кивок в сторону — уходите. и пауки уползают прочь, шурша одеждой, подошвами ботинок, сытыми брюхами.

именно так, курапика. откуда у тебя такие глаза?

ты — опускаешься, он — задирает подбородок. чёрный сливается с красным.
смотри в меня в упор.

[NIC]CHROLLO LUCIFER[/NIC][STA]spade[/STA][AVA]https://funkyimg.com/i/39YkW.jpg[/AVA]
[LZ1]КУРОРО ЛЮЦИФЕР, 26 y.o.
основатель и глава клана пауков[/LZ1]
[SGN]ave satani[/SGN]

+1

4

ты не понимаешь, чем ты это заслужил.
ты не веришь ни в судьбу, ни в бога, ни в карму. так, почему чертова жизнь нагибает тебя раком? почему твои колени разведены в стороны, и ты открыт до неприличной беззащитности?

ты смотришь на куроро, прожигая в нем дыры своей ненависти, глазами вцепляясь в каждое пятно на радужке его глаз. ты просто хочешь все прекратить, ты чувствуешь, как боль пронизывает все твое тело, как ее так много, что у тебя немеют мышцы. ты не блядская вещь, но получается, что тебя пускают по кругу, как игрушку.

осталось доломать.

все, что ты слышишь, это пульс в висках, пошлые шлепки, и чужая сперма, стекающая по бедрам. синяки по телу — позорное напоминание твоей слабости, твоей невозможности противостоять этой могучей силе. и разве это твоя вина? твоя ли?

куроро имеет власть, он в своем кулаки стискивает чужую волю, он одной фразой может перекрыть доступ кислорода. ты слышишь его голос в шуме чужого хохота, стонов и смеха, и этот голос возвышается над всеми. для тебя он звучит спасением, но от этого и тошно. ты не хочешь, чтобы люцифер был им.

люцифер это твой личный ад.
все девять кругов по данте.
ты видишь в его зрачке свою погибель.

он подходит ближе, ты можешь разглядеть его бесстыжую рожу ближе, ты можешь сжать зубы, пока не побелеют скулы от напряжения. он смотрит тебе глаза в глаза, он дышит тебе в лицо, и дыхание его ядовитое, ты задыхаешься.

достаточно лишь одного жеста, и твое тело падает на кровать, тебя отпускают, швыряют, как ненужную вещицу. твое тело мякнет в бессилии, ты цепляешься за простыни, комкаешь их в кулаке, громко дышишь и прикрываешь глаза. ты не можешь поверить, что это закончилось, что насилие над тобой закончилось. и, конечно, боишься, что всего лишь на время.

куроро близко, ты открываешь глаза.

страх читается у тебя в глазах.

ты им давишься, но все равно гордо задираешь подбородок. все равно смотришь в упор, в тебе так много благородства даже в такой ситуации, когда ты явно не в плюсе, когда каждый шаг, каждый вздох — не в твоей власти. когда ты всего лишь игрушка в чужих руках, и куроро всего лишь дергает за ниточки.

и ярость в тебе заглушает все.

— хочешь мои глаза? — с отвержением, с непринятием, с отвращением; прячешь красную радужку, успокаиваешь свое сердцебиение, приводишь его в норму.

ты не позволишь куроро видеть то, что он хочет.
пусть лучше подохнет.

радужка окрашивается в твой привычный цвет, подавись, куроро. даже в таком положении ты не играешь по чужим планам. или это все многоходовочка? тебе бы хотелось верить в обратное.

у тебя в горло все пересохло, но ты кусаешь в кровь щеку, она заполняет твой рот, мешается со слюной. ты плюешь ему в лицо. и смотришь озверело, дико, сверлишь своей злостью в нем дыры. у тебя кипятком взрываются подкожные вулканы, тебя слегка потряхивает в усталости, в желании отомстить, в позоре. все мешается в одно.

ты его н е н а в и д и ш ь.

у него по лицу пятном растекается твоя кровь, как же ты красив, люцифер, в красных цветах.
как бы ты хотел ногтями вцепиться в кожу, заставить его лицо кровоточить царапинами.[NIC]Kurapika Kuruta[/NIC][STA]i'm finished with you[/STA][AVA]https://i.pinimg.com/564x/b9/99/5d/b9995dffec0f069c3818d28e10f56aaf.jpg[/AVA][LZ1]КУРАПИКА КУРУТА, 21 y.o.
ублюдок с цепями[/LZ1][SGN].[/SGN]

Отредактировано Solveig Kot (2021-03-29 08:56:07)

+1

5

готов поклясться — ничего личного.

курапика прекрасен, здесь и сейчас, в своей беспомощности и доступности. побитая, сломанная кукла, оторванные нити, поехавшие швы, голова наклонена под не_естественным для человека углом. надруганный, использованный. смешно, действительно смешно, какой вещью может стать человек, не имея социальной защиты в виде статуса и уважения. общество решает, будешь ли ты растерзан или воздвигнут на пьедестал. орёл или решка, каждый день отстаивая своё законное место. дракой, убийством, предательством, хитростью — но всегда кровопролитием. сегодня тоже пролилась кровь, просочилась меж пальцев, потекла по запястьям, размазалась по тонким, побитым губам.

он лежит прямо перед тобой, на кровати, понимая, что выхода нет. ты можешь сделать с ним что угодно. уничтожить или спасти. и второй исход не обязательно будет лучше первого. он прекрасно знает, кто такой куроро люцифер и на что он способен. например, остановить банду отморозков одним словом, сказанным вполсилы, не тратя энергии. например, сломать шейные позвонки одним резким движением, безболезненно, незаметно. отнимать чужую жизнь стало чем-то пресным и безвкусным, настолько обыденным, не дающим нужного адреналина. жить без сопротивления, должного отпора — скучно. и тебе, куроро, уже мало что может доставить настоящее удовольствие. чужие страдания, унижения, преломления не приносят того кайфа, нежели раньше, во времена становления и обрастания авторитетом, подобно непробиваемой броне.

что осталось?
что в тебе осталось от человека, курапика?
а в тебе, куроро?

чужие глаза загораются алым пламенем и гаснут тотчас, стоит на твоих губах появиться нездоровой улыбке. блондин понимает, чувствует, видит твой неподдельный интерес, и его тактика меняется. из выживания в атаку, делая последнюю попытку дать отпор, получить смертельный удар, но с гордо задранной головой. только вот ты не собираешься отпускать желанную добычу так легко.

закрываешь глаза за долю секунды до плевка. смачного, слюна перемешана с кровью. в него эта тварь вложила все остатки сил, ненависти и презрения, на которые была способна. вытираешь ладонью чужую влагу, бросаешь надменный взгляд сначала на парня, затем на его выражение неприкрытой вражды. усмехаясь, проводишь языком снизу вверх по влажной коже, пробуя обладателя красных глаз на вкус. горько-сладкий. как пошло. как вульгарно.

наклон вперёд, сжимая острые пальцы на выступающих скулах. до боли. до челюсти. — и всегда получаю то, что или кого хочу, — грубо отпускаешь, вынуждая курапику отвернуть лицо и отвести взгляд. вытираешь ладонь об ошмётки его одежды, что ещё остались валяться на матрасе, выпрямляешься и, бросив последний взгляд на голое, стройное тело парня, удаляешься из заброшенного здания. твои тяжёлые шаги отдаются эхом, бьются о стены и рикошетом бьют по барабанным перепонкам блондина.

наверное, он искренне надеется не увидеть тебя вновь.
встать под ледяной душ, поднять голову к обжигающим струям воды и закричать, сорвав голос.
что этим всё закончится. как страшный сон, как ночной кошмар,
откреститься, забыться, закончить.

но вот ты стоишь напротив.
облачённый в чёрное. сжимаешь его тонкую, изящную ладонь в своей.
и на чужой коже появляется твоя метка, аккурат на безымянном пальце левой руки.
и ты улыбаешься, куроро люцифер.

потанцуем? — не вопрос. приказ.

готов поклясться, курапика.
ничего личного.

[NIC]CHROLLO LUCIFER[/NIC][STA]spade[/STA][AVA]https://funkyimg.com/i/39YkW.jpg[/AVA]
[LZ1]КУРОРО ЛЮЦИФЕР, 26 y.o.
основатель и глава клана пауков[/LZ1]
[SGN]ave satani[/SGN]

Отредактировано Tayler Jay (2021-03-14 19:51:33)

+1

6

в своем кошмаре ты теряешься окончательно, блуждаешь в лабиринтах собственной беспомощности, пересчитывая в голове количество возможностей, которые сам же и упустил. возможно, у тебя была возможность избежать этой встречи; возможно, ты не хотел бы оказаться в плену у всей мафиозной банды; возможно, ты мог бы сопротивляться и драться; возможно, смерть кажется тебе более привлекательным выбором.

но все твои возможно посланы нахуй.

ты проебал все свои попытки спастись из ситуации, теперь ты погружаешься только глубже и задыхаешься в асфиксии безвыходности и ненависти. даже не знаешь, кого ненавидишь больше — себя или куроро.

а он близко, он дышит тебе в лицо, он не дрогнет в мимолетности своего проигрыша. он наслаждается зрелищем, как ты змеей вьешься у него под взглядом, придавленный его эгом. в тебе так много огня, но как же оно ничтожно по сравнению с тем, как красиво люцифер тебя презирает.

чужой интерес — проклятая печать на символизме собственной жизни.
умереть, умереть, умереть — часовой мантрой.
но умереть значит сдаться, в тебе от природы не заложено.

поэтому ты позволяешь схватить себя, притянуть ближе, выплюнуть себе в лицо слова, заглотить их молчанием и проводить куроро до захлопнутой двери. все это время — не сводя взгляда, тщательным изучением, контролем ситуации и пульсацией вены на лбу. каждый шаг, каждый вдох, каждое мимолетное движение куроро — под мониторингом; все это дает тебе повод жить;

жить, чтобы ненавидеть.

и ты откидываешься на кровать, вжимаясь затылком в подушки, ощущая на себе отвратительную смесь запахов из пота, спермы, собственной усталости. из горечи ароматов выделяешь запах люцифера — тошнотворный, едкий, фантомом близко. он вернется за тобой, ты знаешь, теперь ты чужая игрушка и не имеешь права решать даже свое будущее, глубже засасываясь в трясину собственного отчаяния.

думаешь, думаешь, думаешь,
невозможностью смириться с ситуацией перебираешь простыни в кулаке, каждый своим движением — болью в мышцах и спазмами в теле. гематомами напоминанием себе о ночи; лучше помнить и подпитывать себя эмоциями, чтобы тебе хватило сил отомстить.

и это заставляет тебя провалиться в сон — грязным, с опечатками чужих прикосновений по всему телу, с сжатостью челюсти.

чтобы стоять напротив куроро в черном, смотреть, как дорогой костюм слишком идеально ему подходит.
чтобы позволить ему взять твою руку в свою и аккуратно окольцевать безымянный палец клятвой верности и любви.
чтобы ты не мог сказать ему нет в противовес его власти.

люцифер никогда не спрашивает, люцифер отдает приказы. ты никогда не подчиняешься, специально хребтом выгибаешься в протестах, язвишь, но живым не даешься.
и на его вопрос грубостью парируешь:

— все еще есть желание прикасаться ко мне после всего, что было?

и ждешь, когда он притянет к себе и ты опять упустишь миллион возможностей ему противиться.
опять позволишь ему творить все, что ему только вздумается.
потому что куроро люцифер не останавливается в достижении своего желаемого, но и ты, курапика курата, не даешься без боя. [NIC]Kurapika Kuruta[/NIC][STA]i'm finished with you[/STA][AVA]https://i.pinimg.com/564x/b9/99/5d/b9995dffec0f069c3818d28e10f56aaf.jpg[/AVA][LZ1]КУРАПИКА КУРУТА, 21 y.o.
ублюдок с цепями[/LZ1][SGN].[/SGN]

+1

7

загнанная в угол жертва прекрасна. в своей панике, в своей беспомощности, в своей тщетной попытке найти выход из ловушки хотя бы взглядом — нервным, рваным, раздробленным. это пьянит лучше любого алкоголя, пускай самого крепкого, самого изысканного, самого уникального. попробовав однажды, не сможешь остановиться. это наркотик, это первородный грех, это игла, которую смачно вводишь под кожу, метя в вену и откидывая голову назад с нездоровой улыбкой на губах. это то, что никогда не надоест — чужая агония. казалось, что нет ничего слаще этого запретного плода.

курапика курута показал, как ты ошибался.
своими окрашенным алым глазами он пробудил в тебе отчасти забытый, отчасти притупленный голод, привкус метала во рту вперемешку с накопленной слюной. это ответная сила, способная стереть в порошок, испепелить, сожрать в ответ. это протест, это вызов, это непреклонность, искусно спрятанная внутри хрупкого, чуть ли не женственного тела. за острыми чертами ангельского лица таится всепоглощающий кровавый огонь, и ты понимаешь — он достоин гореть в твоей беспроглядной тьме.

теперь ты мой, — твой голос редко когда повышается определённого уровня, ты всегда воплощение невозмутимости, строгости и власти, словно окружающие и не заслуживают твоих слов и какого-либо проявления эмоций. отчасти так и есть. сила — в накоплении, она всегда внутри и никогда — снаружи. сила — в одном смертельном, точном ударе и никогда — в череде многих. ты касаешься губами тыльной стороны сжатой в незримых тисках ладони, той, которая никогда не смоет с себя позора, той, которая в один поистине прекрасный день занесёт нож, чтобы перерезать тебе глотку. — сожги себя до тла и родись заново, — глаза в глаза, прижимая за талию ближе, вплотную, обозначая свою территорию. чувствуешь спиной с десяток пар глаз; изучающих, критикующих, завидующих, восхищающихся. каждый из них видит только то, что хочет, то, что позволяет ограниченность возможностей черепной коробки. ты же смотришь только на курапику, в мрак его обычных глаз, вглубь, где тлеет убийственное пламя. он не покажет его просто так, оберегает, держит за семью замками. он его боится. что ж. тебя ему стоит бояться больше.

ладонь скользит по красному шёлку, выше по спине, задевая голую кожу меж лопаток. чёрные перчатки не дают прочувствовать человеческое тепло, и от контраста курапика чуть морщится, буквально мгновение, но быстро возвращает себе маску, выдерживая твой пронзительный взгляд. усмехаешься, продолжая вести в танце, а другие пары вокруг вас держат дистанцию. — однако, — взгляд исподлобья, шёпот на ухо, — никогда не сможешь сжечь свою память. как ты позволил собой воспользоваться, — убивать можно по-разному. не всегда руками, не всегда холодным оружием. — разве не хочешь отомстить? уничтожить каждого из пауков, заканчивая их главой? — ядовитые слова мажут по изящной, бледной шее, обжигают своей правдой, оставляя метки для будущих засосов, стоит вам остаться наедине после всей этой показухи.

тебе нечего бояться, курапика курута.
ты ему нужен живым.
загнанным в угол, озлобленным, жаждущим возмездия.
но, безусловно, живым.

[NIC]CHROLLO LUCIFER[/NIC][STA]spade[/STA][AVA]https://funkyimg.com/i/39YkW.jpg[/AVA]
[LZ1]КУРОРО ЛЮЦИФЕР, 26 y.o.
основатель и глава клана пауков[/LZ1]
[SGN]ave satani[/SGN]

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Альтернативная реальность » : you drained my heart and made a spade


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно