внешности
вакансии
хочу к вам
faq
правила
кого спросить?
вктелеграм
лучший пост:
джеймс рихтер
Боль в ноге делилась на сотни импульсов, а вместе с ней закипала запоздалая злость... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 33°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
eva

[telegram: pratoria]
siri

[telegram: mashizinga]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » one more


one more

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

https://i.imgur.com/e5K8c3G.png
Nica Bonne & Paul Osborn
январь 2021-го, Сакраменто

+2

2

Ей холодно,  холод проникает во все части тела, прописывается все вокруг.  Она дрожит, или ей кажется. Она не может пошевелить ничем, холод сковал её тело.. как она, черт возьми,  тут оказалась? Кто она? Ее зовут Вероника Барселона Бонне. Кто её так назвал? Ее родная мать, которая посчитала, что первое имя будет в честь её собственной матери, а второе имя в честь свекрови. Так она убила сразу двух зайцев, все остались счастливы и довольны. Её жизнь не была безоблачной.  Отец и мать развелись, когда ей было семь. И осталась она с отцом, как не странно.  Не странно,  ведь ее сестра близнец,  которую звали Фелиция отправилась жить с матерью. Вот так и семья распалась, и сестры разъединилист.  Но самое страшное наступило тогда, когда у отца обнаружились серьёзные проблемы со здоровья в виде депрессии,  которая сильно влияла на его образ жизнь.  Когда отец ее проходил лечение у психиатра,  девочка отправлялась к родной тёте и сестре отца. Да, не к матери. Ведь мать жила в Лондоне,  а она с отцом в Нью Йорке.  Так они и жили, и жили, пока.. гром среди ясного неба, и отец с матерью вновь не решили пожениться,  когда девочкам было уже пятнадцать.  Говоря, молодожены посмотрели друг на друга под другим ракурсом,  когда работали вместе в Мексике. Они были врачи.
  Были.. Ника до сих пор не может смириться с тем, что произошло.  Она закрывает глаза и видит...снег. Белоснежный, воздушный, холодный. Именно такой он в ее сознание, медленно падающий, медленно озаряющий все вокруг. Мягкий свет, не резкий, именно тот, что можно получить, если огоньки уличных фонарей догорают свой последний миг. Тот самый свет, что оседает на белоснежных дорожках парка, тот самый, что оседает в ее волосах. Кто она? Она запускает руку в шевелюру, слегка убирая с лица непослушные локоны, смеется шутке ее спутника и, кажется, что говорит о своих планах на будущие дни. О чем они спорят? Она с большим нажимом пытается доказать другу, что у многих людей финальная остановка - это дом, как заветная цель или же просто место, куда они всегда возвращаются. Всего три буквы в этом теплом и уютном слове «дом», но о смысле, который он в себе несет, можно говорить бесконечно долго, рассуждая и делая выводы. Что для нее дом? То место, куда она возвращается, та симпатичная квартира с просторными светлыми комнатами с видом на центральный парк. Дом для нее то место, где ее родные. Люди, которые ей очень дороги, бесценны. Это необязательно помещение, это может быть просто место.. то где она сможет взять за руку близкого.. Но друг с ней не согласен. Она прикрывает ладошкой рот, наверное, слишком близко, ведь ее голос почти не слышен. Озорные огоньки поблескивают в ее глазах. Ее смех..Заливистый смех, ее отец всегда говорил, что когда его дочь смеется, точно где-то и что-то хорошее случается. Невозможно было не улыбнуться ей в ответ. Что это? Природный ар или может то, что называется непосредственностью? Друг прощается, вновь и вновь обещая занести ту книгу, что ей так понравилась.. Она лишь подмигивает.  Закрывает глаза и вновь переносится в то счастливое время, когда она могла ходить..
  Да, могла ходить. В тот роковой день, в тот момент, когда она отправилась с сестрой и родителями кататься на сноубордах в горную деревню в Канаде. Они уехали слишком рано, весело смеясь и не замечая объявления о лавинной опасности.  Они много смеялись, ехали наперегонки,  когда это случилось.  Когда их накрыло.в один момент она ощутила, как что-то тяжелое ее ударило по голове, так что отбросило,  а затем она упала, покатившись почти кубарем вниз, не замечая то, как и за ней катится сестра, а родителей относит в другую сторону.  Её сознание отключилась в один момент.  Пришла в себя она уже в больнице. Тогда ей сказали, что она в сложной ситуации..ее ждёт операция. Потом ещё. Через какое-то время ещё. О смерти родителей и сестры ей сообщили не сразу.

Это было год назад.  Все это. Ее жизнь стала радикально другой, отличной от той, что имела тогда. Тогда она была яркой, много веселилась и любила танцевать. У неё много поклонников было, как и любимый человек, который бросил её, когда узнал, что  его невеста не сможет ходить. При этом ее тётя верила в то, что все будет хорошо, что ее любимая племянница ещё будет ходить. После очередной операции ей сообщили, что необходимо найти профессионала,  который сможет поставить её на ноги. И, кажется, её и тётя Селена Холлинг,  нашла такого специалиста.  Пола Осборна.  Она о нем много узнала..и кажется, он тот самый. И вот тот самый день.
  Бонне привезли в госпиталь им. Святого Патрика. Она расположился в кабинете Осборна,  в ожидании врача она изучала кабинет, передвигаясь на своём инвалидном кресле. Она услышала, как отворяется дверь:
- добрый день, мистер Осборн. Моё имя Ника Бонне.  Мне сказали, что вы можете помочь..встать на ноги, - она развернулась и грустно улыбнулась.. какая это уже попытка у неё?

[LZ1]ВЕРОНИКА БОННЕ, 29 y.o. profession:художница;[/LZ1]

[NIC]Nica Bonne[/NIC] [AVA]https://i.imgur.com/JMXkC9q.png[/AVA] [SGN]https://funkyimg.com/i/2Dfic.gif https://funkyimg.com/i/2Dfid.gif
by ofsoul, вальс
[/SGN]

вв

https://i.pinimg.com/736x/c3/f9/6a/c3f96a8acad93c28fde26ec4995021ac.jpg

Отредактировано Isabella Clarke (2021-01-15 17:05:18)

+5

3

- Посмотришь её, Пол? - продолжала стоять на своём доктор Вуд, держа в протянутой руке довольно-таки увесистую папку с историей болезни неизвестной Осборну пациентки, которую его коллега так старательно пыталась привести к нему на приём. Не сказать, что он был категорически против, но и особого воодушевления от полученной просьбы не испытывал: крайне редко уделённое внимание вписанным вне очереди пациентам окупалось. Если даже речь шла о простой человеческой благодарности в виде одного несуразного слова - и то умудрялись зажать, а на прощание, для полноты, так сказать, картины, плюнуть в душу. Пол равнодушно относился к тем, кого приводили "под ручку", особенно когда возраст таких пациентов переваливал за шестнадцатилетний порог. Так и сейчас мужчина никак не горел желанием брать на себя какую-либо ответственность за взрослого человека, который захочет либо выздороветь не прилагая к тому абсолютно никаких усилий, либо получить документ о том, что с ним всё в порядке, даже если совсем нет. Знал Осборн таких: за десять с лишним лет работы чего он только не успел повидать в стенах Госпиталя. Да и за его пределами, раз уж на то пошло, тоже. - Давай же, не упрямься. Суббота, "На дне", выпивка за мой счёт.
Пол остановился, искоса взглянул на Софию и, обменявшись с ней на практически пустой стакан с остывшим растворимым кофе, принял в освободившуюся руку папку.
- Когда её ждать? - Вуд расплылась в улыбке так характерно для неё, что она могла и не отвечать: девушка уже сидела у него в кабинете и ожидала своего лечащего врача. - Кажется, у меня даже не было выбора?
- А у тебя он был? - с дружеской издевкой София передразнила коллегу и, развернувшись, скрылась за дверьми терапевтического отделения. Пол лишь выдохнул, прислушался к себе и, решив, что без очередной дозы кофеина он будет совершенно бесполезен, направился к автомату, по пути выискивая в карманах медицинского халата мелочь.

Покидая уборную после испитого кофе, - восьмого стакана за день, прошедшего лишь на половину, - Пол осознал, что нужно было что-то менять. За последние месяцы у него наверняка накопилось достаточно отгулов, чтобы в настоящий момент просто взять и с чистой совестью отправиться домой. Тем более что из-за двух последних бессонных ночей он едва ли представлял из себя нечто достойное звания квалифицированного врача, а уж тем более лучшего в своём деле.
Осборн любил свою работу и относился к ней со всей свойственной ему ответственностью, но Кайла, своего приёмного сына, он любил гораздо больше. И последние две ночи, меняясь на день с сиделкой, мужчина боролся с недугом, что столь неожиданно и стремительно подкосил донельзя крепкое здоровье ребёнка. Пол не мог уснуть даже когда температура спадала и Кайл проваливался в сон, продолжал каждый час бегать с градусником из кухни в детскую и обратно, лишь бы не выпустить ситуацию из под своего врачебного контроля. Слишком хорошо он знал, чем всё могло в один прекрасный момент обернуться; слишком хорошо он понимал, насколько тяжелы могли оказаться осложнения, даже если речь шла об обыкновенной простуде; слишком хорошо он внимал преподавателям сначала в медицинской школе, а после и в университете, чтобы теперь оставлять своего ребёнка без присмотра, наедине с коварной болезнью. Пусть ему категорически не хватало сна, пусть. Данную цену, как и, пожалуй, любую другую он готов был без раздумий заплатить за жизнь и здоровье Кайла. И это придавало сил, заставляло бодрым шагом двигаться в сторону личного кабинета, где, по словам коллеги, его уже ожидала пациентка, с которой ему только предстояло познакомиться.
Поднявшись на нужный этаж и пройдя добрую часть коридора, Осборн остановился возле двери одного из многочисленных кабинетов и открыл её, уверенно заходя внутрь. Машинально проверил наличие в ухе серьги, потёр мочку с ней и водрузил папку с историей болезни девушки на свой рабочий стол. Только после этого он поднял взгляд на неё саму, сидевшую в инвалидном кресле. Со стороны она создавала довольно таки хорошее впечатление: ни ужасных синяков под глазами, ни перебинтованных запястий из-за множества попыток свести счёты с донельзя несправедливой жизнью, ни каких либо проявлений нарушения психики. За исключением проблем с опорно-двигательным аппаратом, судя по всему, перед ним сидел вполне здоровый человек. И это грело душу: достаточно редко доводилось встречать настолько сознательный и, возможно, даже позитивный подход к возникшей в жизни проблеме.
- Очень приятно, Ника, - Пол ей искренне улыбнулся, после чего пододвинул к ней свой рабочий стул и плавно опустился на него. - Скажите: зачем вам это? - задал он вопрос, выдержав за ним значительную паузу. - Не поймите меня неправильно, я как никто другой заинтересован в вашем выздоровлении, но без осознания и понимания основополагающих данного процесса это, к сожалению, будет попросту невозможно.

+3

4

Когда-то она умела смеяться, ее смех звенел и лился. Ее отец так любил смеяться с ней, держа маленькую дочку за руку, он любил катать единственную дочь на лошадях. Их семье принадлежала большая часть конюшни, что находилась в пригороде города, где проводила их семья большую часть времени. Там им всем было хорошо, там они все себя чувствовали счастливыми и могли отвлечься от городской суеты. Там никто из них не чувствовал той слабости, что имела место быть в силу большой занятости обоих членов семьи. И отца, и матери. Это правда. Вероника почти не видела ни отца, ни мать в силу их занятости. В силу сложной дипломатической миссии отца, в силу сильной упругости матери, которая была хирургом и работала очень часто в "горячих" точках. Они не спрашивали, их не спрашивали: Этого ли они хотели? Такого - ли хотели для своей семьи и дочери? У них просто не было времени отвечать на такого рода вопросы, слишком много планов, желаний и рвения. Ника все понимала, так ей казалось, хотя может все дело было в том, что девочка всегда была чем-то занята. То танцами, то языками, то теннисом, то легкой атлетикой, то еще черт знает чем. Казалось, что у нее и детства пролетело мимо от того... у нее просто не было времени задуматься и кайфануть от того времени и периода, что у нее было.
  Тогда не было, нет и сейчас. Это было крайне печально осознавать, что у нее может больше не быть такого, что когда-нибудь у нее просто будет возможность стать кем-то кроме художницы, что даже на свои выставки может не доехать, если там не будет хорошего пандуса. Она не стеснялась своего положения дела, она просто устала быть... не любимой, той, кого не понимают, а жалеют. И чем дальше, чем сильнее и печальнее от этого всего становилось. И то, что у нее появилась надежда, та самая Надежда, которая может быть откроет ей новую страницу. Нет. Она будет очень стараться.
   В кабинет вошли, и она развернулась на своем кресле, чтобы увидеть вошедшего. Кто он этот Пол Осборн? Почему он стал именно тем, кто ставит на ноги или помогает тем, у кого часы отекали свое. У кого нет шансов на последний шанс? Что заставило или вовлекло в эту самую сферу? Это ей было интересно. Она внимательно изучала мужчину. Его манеру разговора, его мимику, его жесты. В последнее время и месяцы такие невербальные знаки стали для нее очень важными посылами, чтобы понять человека. Что он действительно думает. Она услышала за это время достаточно лжи.
- я хочу вновь начать улыбаться той самой улыбкой, которую любили мои родители. Смеяться так, как любил мой отец. Я художник, но порой мои выставки проходит без моего участия, так как у меня нет возможности оказаться там, а я хочу видеть восторг или разочарование людей. Хочу чувствовать горячий песок, дуновение ветра, опускаясь на колени и погружая руки в морскую пучину. Хочу исполнять свои мечты, а не мечтать о выполнение их за окнами автомобиля или квартиры. Ходить - это для меня последняя возможность стать той, кем могли бы гордиться мои родители. Думаю, что вам известно причина, по которой я здесь и прошу вас о невозможном, - почему она говорит так? Она прошла не одного специалиста и почти ни один не смог поставить ее на ноги, разводя руками ту данность, что ее травма повредила слишком многое, хотя последний хирург, что осматривал ее сказал волшебную фразу. Возможно. Возможно вы сможете ходить. Нужен профессионал и ваше... желание.- Родители погибли под лавиной, я осталась жива, но в таком виде, что... будто не живу, а лишь пребываю призраком..- она пожала плечами. Возможно, это не его работать быть еще и психологом, который слушает и зализывает чужие раны, но если быть честной, то у нее и не было такого человека. Тетя была рядом, но рядом с Ней Ника старалась быть сильной и еще больше не расстраивать ту, которая потерять в тот трагический день  еще и сестру и лучшего друга в лице отца Вероники.
- что бы вы хотели у меня спросить? - поинтересовалась блондинка, протягивая заодно врачу большую папку с многочисленными выписками по ее лечению, операциям и прочим наблюдениям. У нее было там много всего, только никто не давал ей надежду кроме последнего специалиста. Поэтому этот кабинет и доктор Осборн были для нее последним шансом. Она протянула руку и коснулась его руки, точнее накрыв его руку. - я сильная, упорная. Не боюсь боли. Но мне очень нужно плечо, на кого я смогу положиться, кто сможет протянуть руку для первого шага- этого ей не хватало с самого начала. Особенно тогда, когда ее бросил ее жених, узнав, что Ника не сможет ходить.

[LZ1]ВЕРОНИКА БОННЕ, 29 y.o. profession:художница;[/LZ1]

[NIC]Nica Bonne[/NIC] [AVA]https://i.imgur.com/JMXkC9q.png[/AVA] [SGN]https://funkyimg.com/i/2Dfic.gif https://funkyimg.com/i/2Dfid.gif
by ofsoul, вальс
[/SGN]

+4

5

С тех пор, как Пол вернулся из армии и стал работать по специальности, полученной прежде всего из-за желания оказать сестре максимально квалифицированную помощь в борьбе со смертельным заболеванием, он повидал множество людей, подобных той миловидной девушке, что сидела напротив него в инвалидном кресле. И ни к кому из них не испытывал ни жалости, ни сострадания, готовый заверить всякого: вне зависимости от того, насколько тебе плохо и сколь несправедливо с тобой обошлась судьба, обязательно найдётся тот, чьи дела обстоят в разы хуже. В его душе таилась обыкновенное, человеческое понимание и желание помочь, кою требовали его пациенты, но коей большинство из них противилось. Это могло показаться странным, но очень многие желали того, чего всем сердцем боялись. Страшились встать на ноги, снова научиться говорить, вернуть работоспособность отнявшейся руке - что угодно, что выдернуло бы их из разряда ограниченных и жизнью обделенных. Ведь в таком состоянии они не могли проявлять полноценную самостоятельность и, собственно, не должны были. О них заботились, к ним относились снисходительно, их ни к чему не принуждали. Тогда как после выздоровления им пришлось бы вернуться к той, теперь кажущейся слишком сложной, практически невозможной взрослой жизни, полной ответственности. Более того, им нужно было переступить через себя и выступить против неизбежности; от них требовалась ожесточенная борьба, в которой врачи могли помочь, но лишь в качестве подстраховки. Основная ответственность за собственное здоровье лежала ни на чьих других плечах, кроме как самих пациентов. К чему очень многие были банально не готовы. Готова ли была она..?
И не прошло и секунды, как Никка Бонне принялась это уверенно доказывать. Говоря без единой запинки и малейшего сомнения, он создавала впечатление крайне целеустремленного человека, который обладал неистовым желанием поправиться и вернуть свою жизнь в прежнюю, здоровую стезю. С каждым впитанным словом Пол, кажется, всё сильнее расплывался в улыбке, одновременно с тем не спуская с Никки взгляда. Перед ним в инвалидном кресле сидела девушка, удивительно напоминающая Синди. Его Синди, с которой они, кажется, ещё только вчера дружно сбегали с лекций, устраивали набеги на пабы по общим выходным и всячески поддерживали друг друга. Пусть большую часть сердца мужчины тогда принадлежала сестре, весь остаток занимала Синди. Первая девушка, в любви к которой он впервые в жизни признался. Не только ей, но и самому себе. И судьба, не упустив восхитительного шанса пустить только-только начавшие укрепляться отношения под откос, уже совсем скоро забрала Синди. Не сразу. Бедняга с целый год ютилась в инвалидном кресле - точно так же, как сейчас это делала Никки, - прежде, чем окончательно уйти. Пол не просто хотел, он готов был помочь ей. И Синди боролась. Первые несколько месяцев она старательно не опускала руки, вместе с ним искренне веря в хотя бы частичное выздоровление. Медленно, но верно ей становилось лучше, но, видимо, недостаточно быстро для того, чтобы в один прекрасный момент у неё не опустились руки. После этого Синди уже не жила - доживала свои последние, абсолютно безрадостные моменты жизни, в которых уже не было счастья из её собственных убеждений в его невозможности. И пусть с тех пор прошло больше двадцати с лишним лет, Осборн по-прежнему скучал. Скучал, надеялся и искренне верил, что Синди ушла не просто так, а за покоем и внутренним, душевным счастьем.
Пол смотрел на Никки и думал лишь о том, что ей нужно было быть сильнее Синди. Сильнее себя. Сильнее всего этого гнилого мира, чтобы победить недуг и подняться на ноги.
Приняв увесистую папку с историей болезни его новой пациентки, Осборн поджал губы и отложил ту в сторону, не заглянув в неё ни одним глазком. С результатами анализов, различных исследований и их заключениями у него ещё будут время и возможность разобраться, тогда как сейчас для него важно было совсем другое.
- Вряд ли я смогу стать для вас плечом, - откровенно протянул Пол, откидываясь на спинку рабочего стула и подкатываясь на нем чуть ближе к Никке. - В лучшем случае могу предложить роль трости, с которой в определенным момент вам придется расстаться и продолжить жить уже самостоятельно, - с чем довольно часто у пациентов так же возникали серьёзные трудности: после выздоровления они продолжали цепляться за своих лечащих врачей, словно без них всё вновь ухудшится и кубарем полетит под откос. Пол не противился поддержанию связи с теми, с кем они смогли успешно реабилитироваться, но исключительно для того, чтобы слышать от них радостные новости о новых успехах. И оставаться при этом сторонним наблюдателем, в глубине душе гордясь за проделанную работу. - Правда, сейчас я бы хотел просто с вами поговорить. Узнать вас чуточку лучше. Я не могу вам сказать здесь и сейчас, что когда-нибудь вы сможете ходить. Я не Господь Бог, чтобы с уверенностью заявлять подобное. После небольшой беседы я изучу все документы и свяжусь с вами или же вашим опекуном, тут уж как вам будет удобнее. А пока расскажите что-нибудь о себе. Что угодно, честное слово. К примеру, какой ваш любимый цвет? Катались ли когда-нибудь на лошадях? Или почему ощущаете себя именно призраком, ведь есть куда более привлекательные мифические существа, личину которых носить наверняка значительно приятнее? Не знаю. Я бы вот к кентаврам присмотрелся на вашем месте.

Отредактировано Paul Osborn (2021-02-18 15:02:19)

+2

6

Она любит вспоминать и погружаться в воспоминания...Вероника действительно идет среди последних, чуть ли не замыкая не маленькую их труппу, стараясь не терять спину крупного мужчины в яркой куртке. На что она отвлекалась то? В ее руках был небольшой фотоаппарат, и именно на него она желала запечатлеть все самые "вкусные" моменты.. Она останавливается, отходит немного в сторону.. А возвращаясь на тропу не видит того самого парня в яркой куртке, она начинает спешить, слегка спотыкаясь, наконец, его замечая чуть поодаль за деревом. Он явно о чем-то задумался. Но есть небольшая проблема. Кроме них двоих в округе больше никого. Совсем никого. Где остальные?- извини, ты же знаешь, если в случае потери, куда двигаться дальше...? - потом что она то не успела посмотреть, так как вы помните.. ее мысли совсем не картами и инструкциями были заняты. Даже скорее ее руки были в том, чтобы перепроверить, готов ли фотоаппарат с зарядками, чем то, чтобы изучить предварительно местность. Но мы сейчас не об этом...  Ника посмотрела снизу вверх, на своего спутника.. и, кажется, все остальное перестало существовать. 
    Мир остановился, снег перестал падать, когда как она не могла поверить в то, что чувствовало. Ее сердце билось сильнее и сильнее. Она точно видела эти глаза, эти красивые и глубокие глаза, в которых хотелось тонуть и падать, глубже и глубже. Это он.. он из незнакомец из ее снов. Сердце чувствовало, а она, кажется, забыла, как дышать... а потом словно вспомнив.. Она снимает перчатку, протягивая руку:- меня зовут Ника, - они одни тут, вдвоем, среди снега и гор...А может они были всегда одни...? она всегда искала и ждала только одного человека, который зажжет в ее душе огонек. Тот самый, что  не затухнет даже в самый сильный буран. Тот, что видеться ей во снах, тот что скрывается среди страниц ею прочитанных книг. Тот кто тронет ее руку, сжимая ее в своих объятьях, тот то поцелует ее, обжигая своей любовью и страстью. Тот, от кого она захочет детей.. И как ей кажется, такой человек ей уже встретился, просто пока лишь на невербальном уровне. В толпе,  в мыслях, сознание, но не в реальности. Когда это случится в реальности? Да бог его знает. Но когда это случится, это будет тот самый волшебный момент, когда Вероника запомнит. Тот момент, который перевернет ее жизнь, станет ее мгновением, ее счастьем, ее наваждение и любовью. И она будет уверена, что герой ее снов это не ее выдумка, это человек, что тоже знает и ждет встречи с ней.. их окружали белоснежные просторы. Снег был везде и всюду, куда хватало взору. Казалось бы, здесь ничего не должно было смущать своей напряженностью и каким-то не спокойствием. Здесь царил свой особенный порядок и холод. Тот самый холод, от которого замирало сердце и мерзли руки, от которого появлялся румянец на щеках, от которого не хотелось стоять на одном месте, а необходимо было двигаться и лучше, как можно больше и активнее. А то может понадобится помощь чего-то теплого. А глинтвейна тут точно не ожидалось встретить за ближайшим углом. Алисия резко вздохнула, набираясь больше воздуха, вглядываясь в столь красивые глаза мужчины. Где? Где, черт возьми она их увидела? Это совершенно точно, что она видела. Возможно, не сейчас. Не здесь. Давно или недавно. Но этот взгляд она не могла забыть. Хотя было и еще кое-что.. какое-то странное чувство спокойствия и покоя. А это, знаете, крайне странно, особенно когда два человека отстали от группы, фактически потерялись и что им теперь делать то? Ах, Бонне, это все твое умение засматриваться и задумываться, или что там было? Ловила на фотопленку белочку?Доловилась. Тогда, она действительно доложилась, ведь умудрилась заплутать, но зато встретить человека, с которым была долгих три года, и расстались они по чистой случайности и большому скандалу..
- я понимаю, что однажды мне придется одной остаться, так или иначе..- даже на тетю она не может рассчитывать, зная, что и ей надо заниматься своей семьей.Бонне знает хорошо ее дочь Мелани и сына Габриэля..
   Сейчас сидя в кабинете врача, она вспоминала тот снежный поход и думала, чтобы она тогда изменила, чтобы она в себе изменила. уж бы точно так не доверяла зиме.. Хотя если бы это был не природный катаклизм, можно было подумать, что все подстроено врагами отца, коих было не мало. К сожалению. В силу его работы.. Она смотрела на черты лица Пола, врача, и думала о друзьях, которых так давно не видела. Многие из них были заняты своей работой, своей карьерой, семьей.. у них не было времени на сожаления по ее утраченной здоровой жизни..
  И она их понимала и не претендовала ни на что.
- я понимаю, что прошу от вас невозможного. И понимаю, что чуда может не случиться. Но давайте попробуем, а?- она мягко улыбнулась и коснулась руки мужчины, -мой любимый цвет..- она задумалась, ее мысли блуждали где-то в районе морского пейзажа, ведь с родителями она много путешествовала, - голубой. Глубокий голубой, переходящий в синеву.-ее отец занимал весьма непростой пост, но при этом много путешествовал и брал семью с собой, - да, я люблю лошадей. В детстве и юности каталась. Родителям принадлежала одна из конюшен, так что у меня была возможность и кататься, и ухаживать за лошадьми.. мою любимицу звали Ветер..
- кентавр..интересный выбор. Не задумывалась..а призрак потому, что..таких как я ... людей не замечают, не считают как данность и всегда жалеют, Поэтому призрак..  могу показать свои работы художника, хотите? - она достала мобильник из кармана пиджака, в основном она рисовала морские пейзажи и горные, а так же людей.. получалось очень точно, словно это была фотография..

[LZ1]ВЕРОНИКА БОННЕ, 29 y.o. profession:художница;[/LZ1]

[NIC]Nica Bonne[/NIC] [AVA]http://s5.uploads.ru/PnhTH.png[/AVA] [SGN]https://funkyimg.com/i/2Dfic.gif https://funkyimg.com/i/2Dfid.gif
by thorn and rose,  вальс
[/SGN]

Отредактировано Isabella Clarke (2021-03-05 00:19:16)

+4

7

- Я очень рад, что вы это понимаете.., - уловив себя на мысли, что фамилия потенциальной пациентки столь невовремя вылетела из памяти, так и не успев в ней основательно осесть, Пол спешно сделал круг на своём рабочем кресле, в процессе заглянув на обложку папки с историей болезни девушки, и сразу после добавил: - мисс Бонне. Но поймите и меня. Слишком часто ко мне приходят люди с заявлением, что после пережитой трагедии им стало жить тяжело и неуютно, - что судьба отнеслась к ним не справедливо и им не нужна помощь - им обязаны помогать. - Они говорят мне "я никогда не буду прежним" и по большей части оказываются правыми, - как минимум потому, что ампутированные конечности никогда не отрастут, а погибшие родственники удивительным образом не воскреснут. Хотя, признаться, было бы неплохо. - При этом они понимают, что если ещё не остались одни - однажды обязательно окажутся к одиночестве. Думаю, куда важнее не понимать, а быть готовым к этому, - Осборн говорил медленно и достаточно тихо. Не в его стиле было повышать голос для того, чтобы до кого-то докричаться: существовали куда более действенные и менее энергозатратные способы. - И я очень надеюсь, что вы, мисс Бонне, готовы, - к самостоятельной жизни, в которую девушке придётся ступить с гордо поднятой головой. Вне зависимости от того, сможет ли она благодаря реабилитации подняться на ноги или же нет, ей придётся принять на себя груз ответственности. Быть может только за себя саму, а может и за других людей, которые будут в ней нуждаться и решат ей довериться.
Несмотря на простоту слов, на которые пациенты нередко махали руками и смело заявляли "вы что, доктор, я ни за что не сдамся!", на деле всё оказывалось сложнее. Гораздо сложнее. Привычка и собственная слабость неумолимо тянули на дно: бедняги и так потратили огромное количество сил на то чтобы просто выжить, а теперь от них жизнь требовала ещё чего-то сверх возможностей. Они привыкли к приободряющим речам, постоянному контролю со стороны и знанию, что в нужный момент кто-нибудь обязательно поможет сделать следующий шаг; они привыкли чувствовать себя неполноценными, слабыми, зависимыми. И от этого чувства чаще всего не так уж и просто избавиться, а уж тем более сформировать на его месте новое, значительное и самостоятельное.
- Давайте попробуем, - с широкой улыбкой Пол сжал руку Никки в своей, оставив при себе любые другие комментарии относительно слов девушки и чуда, коего совершенно точно не произойдёт, что бы они ни делали в процессе реабилитации. Единственное, что они могли получить: результат их совместных трудов. Реальный, громкий, слезами и потом заслуженный результат - никак не чудо.
- Что ж, это замечательно. Надо будет с вами припомнить, какого это: ездить верхом, - сам Осборн в седле сидел достаточно уверенно, но как такового удовольствия от езды не получал. Ему гораздо привлекательнее казалось место зрителя, особенно если о говорить о праздниках, где родители катают по парку своих детей, у которых глаза буквально светятся от счастья. Однако если в состоянии Никки будет наблюдаться улучшение - как минимум одной поездкой верхом он ради не неё пожертвует. Ради неё и тех эмоций, что захватывают побитых жизнью птиц, переборовших себя и вновь сумевших взлететь в небо.
- На самом деле такие люди, как вы - такие же люди, как и остальные. Если человек принимает себя другим - другим его воспримет и мир. Ограничение возможностей это ещё не конец. Это скорее что-то вроде босса в игре жизни, с которыми ты можешь справиться даже с урезанными ресурсами. Главное: проворно уворачиваться от ударов и почаще наносить ответные, - Пол не сразу понял, что его унесло в тему игр, но с осознанием сего факта потрудился побыстрее заткнуться, лишь надеясь, что смысл слов остался для Никки понятен. Хотя, если подумать, компьютерные игры так же могли стать частью терапии. Помнится, у Осборна был под контролем маленький мальчишка, который никак не поправлялся, хотя все показатели не позволяли мыслить о выздоровлении - гарантировали его. Однако ребёнок не верил в это и всячески противился лечению. Какого было удивление врача, когда он узнал, что за всем этим ребячьим противоречием и упрямством стояла обыкновенная телефонная игрушка. "Если я не могу даже в игре с пятью жизнями пройти уровень, то что я могу сделать тут с одной?!" Тогда Пол с трудом сдержался, чтобы не засмеяться, после чего пошёл в буфет. Закупился самыми различными яствами, вернулся в палату к мальчишке и вместе с ним до самого утра проходил этот чертов уровень. Что можно было сказать по итогу? Уровень пройден. Дени же сейчас состоял в сборной штата по легкой атлетике и постоянно скидывал ему труднопроходимые уровни с вызовом: ну давайте посмотрим, кто дойдёт до финиша первым! Пол любил игры. Любил Дени. Но в последние годы все уровни отдавал на прохождение Кайлу: у него дело шло в разы быстрее. Как говорится, на то оно и подрастающее поколение.
- Конечно хочу, - искренне ответил Осборн, отпуская руку Никки и пододвигаясь ближе. - Я сам когда-то рисовал. Не профессионально, а так, больше для себя и для сестры. Сейчас накалякать, конечно, может чего и смогу, но восхищаться чужими работами всё приятнее, чем ломать глаза об изъяны в своих.

Отредактировано Paul Osborn (2021-04-07 16:12:57)

+2

8

- конечно, - она проговорила медленно, при том, что ее взгляд был устремлен куда-то вдаль. Неизвестно куда. Куда-то вдаль и неизвестно куда. В течение всей ее недолгой, но полноценной жизни девушка не раз задавала себе вопросы, а что если она не успеет. Не успеет выполнить и исполнить все свои желания? Будет-ли она собой довольна? Что тогда и в этом случае? Она как человек, который любил все делать по правилам и организованно, не выносила, когда что-то выходила из ряда вон. И вот получается, что вся ее жизнь полетела к чертям от того, что она сейчас имела. Поразительно, не правда- ли? Кто бы мог подумать, что все так изменится за фактически одно мгновение. А ведь упавшая лавина это и есть мгновение, разве нет?
  Она и не может быть на кого-то похожа, она была той, кем является и никем более, если вы об этом. Она была той, что любила определенную чувство свободы, но не думайте, что она взбалмошная и непостоянная, нет, свобода тут совсем в ином. В частности, чтобы она имела право выбора в профессии, в приятность, в радостях, путешествиях. Она тот, кто  любит новые впечатления, новые встречи, людей. И неважно, сколько вам.. пятнадцать, двадцать, тридцать, пятьдесят или может вам девяносто?? Вероника помнила одно из своих последних путешествий по дорогам сказкам во Франции, больше известная как по замкам Луары.. в одном из небольших городков, в частности Блуа. Она заплутала, как раз когда начался дождь и не маленький такой, а в каменных городах, где и дороги выбиты камнем, это то еще удовольствие. Ходить невозможно, так и норовишь упасть. И вот в такой то момент ей подал руку мужчина шестидесяти лет, что шел со своей супругой. Пожилые французы обладают своей прелестью, такой утонченностью и красотой, что к ней так и тянешься. За приятными разговорами под бокалом белого и вкусного киша девушка и не заметила, как спустились сумерки, а дождь давно прошел.. Приятно и то, когда ты понимаешься собеседника, и он тебя. А Ника говорила в совершенстве на французском..
   Она больше всего на свете не желал, чтобы кто-то лез в его жизнь и диктовал, что делать. Даже если это касалось здоровья. Это не касалось какого-то определенного человека, это касалось всех. Даже ее матери, когда всегда опекала детей, хотели они того или нет. И почему же она была так против? Наверное, это больше черта ее характера. Не иначе как. Каждый раз когда госпожа Бонне видела, что ее дети приболели, она готовила им их любимую мясную похлебку, а не куриный суп, как водится в таких случаях. Не секрет в том, что в доме, где росла Ника, была целая группа тех, кто работал на семью Бонне. И повар, и горничные, и садовник..и охрана. Но во времена, когда болели дети, госпожа Бонне готовила горячее сама. Хотя ни для кого не было секретом, что готовка не была ее сильная сторона, но не потому, что она делала это плохо, а потому, что не любила. Но ради детей старалась. Она просиживала ночи и дни рядом с постелью деток, но так было пока были они маленькие, а вот потом.. потом она не позволяла это делать. Отчасти и потому, что дело и в том, что это было связано и со страхом, что если кто-то будет заботиться, будет рядом.. с ним что-то случится...Она этого боялась больше всего на свете. У нее был страх, от которого она и желала бы избавиться, но вот только...как с ним справиться. Как отпустить эту тяжесть? Она закрыла глаза, вздыхая. И у нее были страхи, о которых никто не знал. И дело тут совсем не в том, что ярдом с ней не было тех самых людей, а просто раз пережив страх, ты боишься вновь эо пережить. Все, что было в ее жизни, стало лишь прахом. Конечно, тут не стоит забывать, что состояние их семье не улетучилось, и все миллионы преспокойно лежат на ее счетах, а вот управлением семейного бизнеса занимается кузен и его родители. И хорошо, она в этом ничего не понимает. И знала, что они продолжат дело отца..
- не исключаю. И среди здоровых есть те, кто ранен. Возможно, кто имеет душевную травму, в этом случае они словно сбитые на ветру птицы с пробитыми крыльями, что не позволяют им взлететь вверх, - на ее пути встречались разные люди и такие в том числе, вопрос тут в том, как ей реагировать в этом случае и другим.. Ведь ничего не понятно и неизвестно. В этом сложность. Бонне всматривалась в глаза врача, изучала его, но тут вспоминала отца, чья поддержка ей очень не хватала..
  Она достала телефон из сумки на коленях и быстро нашла галерею, а там папку с ее работами. В основном на них были изображены сельские пейзажи, заграничные страны, портреты людей..Она изображала предметы, местность, людей так, что вы прямо сейчас там и видите настоящее. Да, у нее был действительно талант. Не какая-то мазня, а настоящая реальность, но не фотография..
- с чего мы начнем? - поинтересовалась блондинка. Разговоры это одно, но, понятно же, что от нее требуется не только это.

[LZ1]ВЕРОНИКА БОННЕ, 29 y.o. profession:художница;[/LZ1]

[NIC]Nica Bonne[/NIC] [AVA]http://sg.uploads.ru/GPrat.png[/AVA] [SGN]https://funkyimg.com/i/2Dfic.gif https://funkyimg.com/i/2Dfid.gif
bymuscaria,  вальс
[/SGN]

+1

9

- Удивительно глубокая мысль для такой молодой девушки, - с неподдельным восхищением Пол улыбнулся мисс Бонне, соглашаясь с ней и сердцем, и душой. Он был убежден: все беды начинались исключительно с головы.
Если человек не верит - у него ничего не получится; не по-настоящему хочет - не найдёт в себе силы и для первого шага, до конца жизни простояв на месте из-за банального психологического блока, помешавшего добиться воистину грандиозных высот, но от которого было вполне реально избавиться; не видит никакого другого пути, кроме провального - что ж, именно по такому ему и было суждено пройти. Сколько бы ни были люди сильны телом, все их феноменальные физические данные обращались жалким грошом, если в голове присутствовала пусть даже одна единственная сомнительная установка - не на победу.
Не поэтому ли Осборн старался сначала сконцентрироваться на формировании правильного, позитивного и донельзя уверенного в успешном выздоровлении настрое пациента, а уже после активно переходить ко всем остальным аспектам длительного, донельзя тяжелого, но оттого лишь более перспективного лечения, окончание которого для многих служило подобием чуда - невероятной возможности если не начать новую жизнь с чистого листа, но как минимум продолжить писать собственную историю, на которой они уж давно поставили жирный крест. Несмываемым маркером. Тем самым, к которому реабилитолог подобрать отличное средство - опыт более чем двадцати лет врачебной практики.
Мисс Бонне достала телефон из сумочки, что аккуратно лежала на её коленях, и показала на нём галерею из своих работ. Каждой из них Пол буквально засматривался, не представляя, сколько любви, сил и времени уходило на создание подобных шедевров. Возможно, если бы он жил рисованием, у него могло получаться нечто подобное. Наверняка что-то более стилизованное, более мультяшное, более, видимо, детское и, как выразился бы сам Осборн, совершенно несерьёзное. Кажется, когда-то он думал о том, чтобы начать рисовать мангу или же делать наброски для книжных иллюстраций. Впрочем, в настоящий момент можно было лишь гадать: из-за отсутствия острой необходимости в данной занятии, мужчина никак не развивался, по несколько месяцев не беря в руки ни карандаша, ни стилуса, ни чего либо ещё, что можно было использовать для рисования. Художественное направление осталось для него больше увлечением - небольшим и очень незначительным увлечением, на которое он тратил в неделю не больше пары часов. И те - на то, чтобы нарисовать какую-нибудь глупость для поднятия настроения одного из своих маленьких пациентов.
Сейчас же, изучая внимательным взглядом работы мисс Бонне, Осборн видел самую настоящую страсть. И был восхищен.
- Просто потрясающие работы!
Вскоре прозвучал вопрос. Правильный вопрос, который в настоящий момент не имел однозначного, конкретного ответа: Пол не мог с ходу утверждать о системе процесса лечения до полноценного изучения всей истории болезни мисс Бонне. У неё могли быть аллергические реакции на некоторое медикаментозные препараты, на другие - острая непереносимость или как таковая невосприимчивость к ним; особенности полученной травмы могли требовать к себе кардинально иных методов реабилитационного воздействия; раз уж на то пошло, результаты даже банального, предельно короткого психологического тестирования могли оказать значительное влияние на принимаемое врачом решение. Ему требовалось более детально изучить все аспекты болезни и нюансы её течения в каждый из периодов лечения, который, быть может, и не принёс полноценного восстановления вплоть до возвращения всех двигательных способностей, но в любом случае являлся предельно важным как база для последующего терапевтического вмешательства. На что требовалось время - гораздо больше часа или двух. Пожалуй, если Пол и готов был дать мисс Бонне отмашку о начале реабилитационных мероприятий, то как минимум не раньше, чем через несколько дней; врачу думалось о неделе. За неделю он сможет детально изучить все нюансы истории болезни новой пациентки, продумать систему лечения и уже после приступить к её реализации на практике.
- Для начала мне необходимо ознакомиться со всеми бумагами, - мужчина обратил внимание на увесистую папку с, кажется, бесчисленным количеством результатов самых различных анализов не менее различной давности, врачебных заключений и выписок: всем тем, в чем Осборну ещё только предстояло разобраться. - После этого я свяжусь с вами или вашим опекуном - как пожелаете, - и мы договоримся о приёме. Звонка лучше ждать на следующей неделе. Договорились?

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » one more


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно