полезные ссылки
лучший пост от сиенны роудс
Томас близко, в груди что-то горит. Дыхание перехватывает от замирающих напротив губ, правая рука настойчиво просит большего, то сжимая, то отпуская плоть... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 17°C
jack /

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron /

[telegram: wtf_deer]
billie /

[telegram: kellzyaba]
mary /

[лс]
tadeusz /

[telegram: silt_strider]
amelia /

[telegram: potos_flavus]
jaden /

[лс]
darcy /

[telegram: semilunaris]
edo /

[telegram: katrinelist]
eva /

[telegram: pratoria]
siri

[telegram: mashizinga]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » `мою любовь звали ненависть


`мою любовь звали ненависть

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

XX.05.20
https://i.imgur.com/1LGg2IAm.jpg https://i.imgur.com/RihCvcJm.jpg https://i.imgur.com/v33tJOpm.jpg

Noah Hicks & Leo Blackwell
Run boy run!
Tomorrow is another day
And you won't have to hide away

+1

2

Смотря в эти наглые глаза напротив, Лео понимает, как жестоко ошибался в том, что больше никогда не увидит этого мудака, которого хотелось придушить голыми руками ещё в академии. Прошло несколько лет, а по ощущениям словно несколько дней, потому что та...ненависть, кажется, вспыхивает сейчас с новой силой.

*За некоторое время до этого*

Сегодня его первый рабочий день в новом звании, отделе и с новым напарником. По привычке надевает идеально выглаженный костюм, чуть подрагивающими руками застёгивая пуговицы белоснежной рубашки и поправляя рукава. Ритуал за несколько лет стал привычным, но сегодня всё было как-то по-другому.
До начала рабочего дня ещё куча времени, поэтому мужчина решает прогуляться, насладиться майской погодой: слегка прохладным ветерком, в котором витали еле слышные запахи цветов.
А ты какого х... чёрта тут делаешь? — обманчиво спокойным тоном. Делает медленный глубокий вдох-выдох, даже прикрывает глаза, рассчитывая, что видение_кошмар исчезнет, но увы. Каждый чёртов, их стычки ничем хорошим не заканчиваются. И если обучение рано или поздно заканчивается, остаётся только потерпеть, то работа... на работе не попросишь перевести тебя в другое отделение или другой участок — здесь не детский сад или школа чтобы за тебя кто-то заступался, разводил по самым углам.
У Хикса есть удивительная способность выводить его из себя — никто не мог, а он смог. И сука, как назло, Лео чувствовал тогда ещё что-то кроме ненависти, но, конечно, не стал признаваться, потому что, ну а толку? Это не романтический фильм, где чувства взаимны. Что у них взаимно, так это желание выбесить друг друга до трясучки, а всё остальное... остальное Блэквелл засунул куда подальше, забыв об этом, как он думал, навсегда.
Не повезло тому человеку, чьим напарником ты стал или станешь, — ухмыляется, не сдерживая ехидства.
Если Лео им повезёт, то они почти не будут сталкиваться, занимаясь каждый своим делом, и возможно даже не покалечат друг друга, как было в самом начале обучения. Их тогда с трудом оттащили, и благо это были не инструкторы, а их однокурсники, иначе точно вылетели бы сразу же [скорее всего]. С тех пор, Лео изо всех сил стал сдерживать себя, не поддаваясь на попытки вывести из душевного равновесия — годы учёбы и карьера в полиции не стоят минутной слабости.
О, вижу вы уже познакомились,— радостно оглядывает детективов, — отлично. С этого дня вы работаете вместе в паре, и, — взглядом останавливает от возражений, — это приказ, не обсуждается, — и буквально через несколько секунд его и след простыл, оставив позади недоумевающих новоиспечённых детективов-сержантов, хотя Лео, был мягко говоря, в ахуе и кажется ещё не скоро сможет выхуеть обратно. Пиздец.

Отредактировано Leo Blackwell (2021-08-09 00:52:19)

+1

3

Очередной день, очередная ступенька к цели — Ноа шагает широко, уверенно, улыбается новому дню и назначению, только, сука, спотыкается. Уже прощается с новыми солнцезащитными очками и своей симпатичной мордашкой — с его-то высоты падать далеко, но под руку вовремя чужое плечо подворачивается и Хикс цепляется, как лемур длинными пальцами стискивает, на ногах удерживаясь.

— Ох, блять... — вместо слов благодарности и тысячи других возможных слов. Угораздило же его спасение не в ком-то другом найти, лучше бы разбился, честно. Отшатывается, назад почти отпрыгивая, руку одёргивая — вдруг Блэквелл её сейчас откусит, с него станется, вон как смотрит злобно, словно Ноа не плечо его сжал слегка, а на любимый костюм с ножницами набросился.

Кстати о костюмах. Лео выглядит потрясающе. Ноа ухмыляется, солнцезащитные очки снимая, хотя сам без них ослепнуть боится — за небрежностью немое восхищение скрывает, а ладонь ощущение крепкого тела хранит. Ноа списывает всё на весну и долгое отсутствие у него не то что романтических отношений, а просто секса. Глупо отрицать, что мужчина напротив хорош и неважно в патрульной форме он, деловом костюме или в одном полотенце на бёдрах вышел из общей душевой... Последнее Хикс старается не вспоминать, с усилием взгляд на глазах удерживая — у Лео глаза блядски-синие, словно океан солнцем подсвечивается и под обманчиво спокойной гладью непостижимая глубина, не знаешь, кто водится. Лео этой своей неотразимостью Ноа раздражает, своим высокомерным взглядом всезнающего, своим снисхождением и самим своим существованием до зубного скрежета. Ноа не может сказать в какой момент всё пошло не так, может быть с самого начала — не любовь, но ненависть с первого взгляда. Ноа и не верил, что так бывает.

— Тот же вопрос к тебе, меня сюда назначили детективом, — не без самодовольства докладывает, бровь приподнимая. Хиксу есть чем гордиться, он в 29 уже детектив, мама вчера еле сдерживая слёзы сказала ему, что отец бы им гордился. — Аналогично, — скалится в тон Лео, равнодушие изображая не так успешно, как хотелось бы. У него отлично выходит Лео из себя выводить, он на это порой все силы тратит, потому что равнодушие задевает. Мужчину напротив хочется встряхнуть хорошенько, сказав, что не так он хорош, как думает о себе, вот только, блять, именно таков он. И это бесит.

— Но... Да, сэр, — Ноа пытается протестовать, но под взглядом тяжёлым, припечатывающим к полу, как у отца, осекается, сдувается и соглашается, смиренность на себя примеряя. Пиздец, блять.

///

Ноа слышит выстрел и чувствует как в бедре крупными пионами расцветает боль. Он не понимает, что произошло — преступник пытается скрыться и у него, скорее всего, получится, но он не оглядывается, не целится и не стреляет. Ноа дотрагивается до бедра, с ужасом нащупывая мокрое и скользкое — огнестрельную рану.

Припадает на здоровую ногу, ошарашенно назад оглядываясь, а позади Лео и его чёртов пистолет, на него направленный — чёртов кусок дерьма. Мудак.

— Какого хрена ты блядь делаешь?

Ноа хватает только на это, он возмущён и поражён, обескуражен и все остальные синонимы одновременно. Он, конечно, подозревал, что Лео хочет его смерти, но не рассчитывал, что тот решит взять всё в свои руки. Ноа забывает о подозреваемом, надеясь, что группа захвата справится. — Блядь, у тебя с меткостью проблемы? Добей меня уже или помоги.

Отредактировано Noah Hicks (2021-03-20 13:01:20)

+1

4

Лео мысленно злорадствует, чувствуя что Ноа перестаёт самодовольно улыбаться. Хоть какая-то хорошая новость, — мужчина даже немного воспрянул духом, но тут же сник, понимая что впереди у них несколько лет работы [если один из них не убьёт второго раньше времени, или не уволится, или ещё что] в паре, и это ни капельки не вдохновляло.
Вдооох, выыыыдох, — но к сожалению это ни черта не помогает успокоиться, разве что самую малость, которая почти не ощущается.
Лео не знает в какой момент всё пошло не так. Возможно в тот, когда он решил работать в полиции, и судьба решил над ним поиздеваться, посылая это исчадие ада? Но какие бы замыслы там не были, всё уже случилось, и жаловаться... Жаловаться нет смысла, остаётся только принять ситуацию и возможно, начать принимать какое-то лёгкое успокоительное, потому что даже собственных нервов не надолго хватит.

***

Проходит буквально несколько секунд, прежде чем они оба осознают, что произошло. Глаза Лео расширяются всё больше, когда он понимает, что только что натворил. Ещё с минуту, Лео пытается понять, сон ли это, пытается проснуться, даже щипает себя, но Хикс, быстро разрастающееся кровавое пятно на чужом бедре и паническое чувство никуда не исчезают.
Я пытался задержать преступника, а ты просто подлез под чёртов прицел, — собственные слова кажутся какой-то чушью. Он уже и сам не очень верит собственным глазам и ощущениям, тем более учитывая тот факт, что перед этим парень умудрился опять довести его до точки кипения. Убей его [порой очень хочется, на самом деле] Блэквелл, то многие не моргнув глазом, скажут, что это он, для этого не надо и быть свидетелем. Многие в участке знают об их непростых взаимоотношениях, в которых каждый пытается сильнее выбесить другого, или если повезёт — выставить дураком. Несмотря на это, работая над каким-либо делом они словно отключатся от личностных проблем [не полностью, но тем не менее], стараясь не выносить за пределы участка и до двери какого-нибудь свидетеля или места преступления; обходятся по возможности подколами не на глазах у свидетелей по делу. Хотя... они иногда всё же нарушали этот момент, но по крайней мере всё как-то сдержаннее, отчего Лео меньше обычного хочется убить своего напарника.
Сам хотел его пристрелить, а теперь мучаешься чувством вины, хоть это и случайность? — раздаётся ехидный голос в голове.

в больнице

Ты прекратишь орать, словно девчонка? Не умер же, вон живой и здоровенький... ну почти, — закатывает глаза, скрещивая руки на груди в защитном жесте. Мужчину ещё сильнее мучает чувство вины, но не вставать же ему ещё и на колени?  — Ты сам подлез под мой пистолет, сколько раз ещё повторять? Извини, извини что ты такой неудачливый, — никак не может сказать какое-нибудь более спокойное извинение, язык не поворачивается, хотя очень хочется. Кажется, что этот жест выглядит как-то уничижительно.
Ну что мне сделать, чтобы загладить вину? Виски, пиво и всякую закуску к этому алкоголю? Или что ты там ещё пьёшь? Или не знаю... Делать за тебя бумажную работу весь месяц? — Лео не стесняется ругаться с напарником при враче, но вместе с тем, ему стыдно смотреть на обрабатываемую рану. Раздражение вперемешку с чувством вины, просто "прекрасное" сочетание для его нервной системы. — Только сильно не наглей, — на всякий случай предостерегает парня, потому что с того станется попросить что-нибудь этакое.

Отредактировано Leo Blackwell (2021-06-02 00:05:21)

+1

5

А тебе когда-нибудь пулю из ноги вытаскивали? Нет? Вот и заткнись тогда! — Ноа возмущением давится и голос повышает ещё сильнее. Не специально, просто он по натуре громкий, руками длинными до всех предметов дотягивается, порой сбивая их, чужие носы задевая. Вот и сейчас, чуть по вазе с цветами рукой не ударил, а лучше бы Блэквелла, чтобы справедливо было. Если бы не врач, Хикс в напарника как минимум подушкой кинул, но при взрослом серьёзном человеке неудобно — задеть можно.

Блять, ты серьёзно? Сам подлез? Ты ещё скажи, что я сам себе в бедро выстрелил, — Ноа дуется и старается выглядеть очень злым. Хмурит брови, поджимает губы и закусывает щёку, чтобы не засмеяться в голос, потому что очень хочется. Происходящее — театр абсурда. Покупал билеты в портер, а попал на сцену.

Удивительно, но Ноа на самом деле почти не сердится. Недоумевает — да. Наслаждается видом сконфуженного Лео — тоже да. Так приятно видеть растерянность и нервозность мужчины обычно такого собранного, сдержанного. Из-за этой сдержанности_скованности Ноа не может себе в удовольствии отказать доебаться до мужчины по любому поводу и без — так этот панцирь разрушить хочется, посмотреть что там за коркой льда, сердце ли живое_горячее или камень. Да и Лео сам это первый начал, с самого первого дня и первой минуты, когда поправлять всех и всё начал.

Ноа тогда подумал — какой потрясающий мужчина.
Ноа тогда решил — какой невыносимый зануда.

Нога почти не болит, спасибо обезбаливающим, и только сердце гулко стучит в ответ на каждое движение врача. Нужно отдать должное мужчине в белом халате, он на перебранку двух полицейских внимание совсем не обращает, полностью своим делом поглощённый. Хикс предполагает, что полицейский с огнестрельным ранением — не самое необычное, что тот на своей работе видел. Сам же на обрабатываемую рану старается не смотреть. Ноа вид крови переносит легко, но вид собственной крови всё-таки неприятнее вида чужой. Как начинает думать, что вот это красная жидкость вылилась из него, то в горле пересыхает и в голову туман норовит пробраться. Поэтому присутствие Блэквелла помогает, отвлекает от неприятного зрелища и болезненных ощущений, но Хикс никогда не скажет, что почти рад напарнику.
И всё же это весело.

Нет, всю дорогу от места происшествия до больницы Ноа материл напарника всеми известными ему словами, а их он знает много, но сейчас, когда пулю вытащили, а ногу зашили это начинает казаться забавной историей, которой можно кадрить девушек и потом рассказывать внукам. А ещё, если ему отдадут пулю, он сможет сделать из неё ожерелье, выдумывая новую историю на каждый вопрос о том, как его подстрелили.
Ве-се-ло.

Но больше всего Ноа нравится виноватый вид Лео, который пытается держаться как обычно, но с треском проваливается. Ноа хочет сказать, что у Лео уши покраснели, но запинается, предложение услышав. Ему это в голову не приходило, но раз Лео сам предложил...
Что тебе сделать? Я хочу три желания. Три желания, которые я могу загадать в любой момент. И смотрит внимательно, заинтересованно, выжидая — откажется или нет? Плана ещё и в помине нет, но это точно будет интереснее пива с чипсами или бумажной работы, уж за все потраченные нервы этими желаниями отыграется.

+1

6

О том, что ему стыдно и чуточку страшно, он, конечно же, не признается. По крайней мере, Ноа точно не должен об этом знать, начнёт ещё и на эту тему до него доёбываться. В этом случае Блэквелл может сразу писать заявление на перевод в другой отдел или, по-хорошему, участок, иначе ещё одной волны шуток и подколов, наверное, не выдержит, и в следующий раз, выстрел наверняка будет намеренным.
Три желания? Я тебе джинн что ли?а чего так мелко — хочет спросить, но вовремя прикусывает язык, чтобы не надоумить на что-то более изощрённое. По крайней мере, Лео так бы и сделал, если Ноа или он сам навёл на такую мысль, — а подуть, где у тебя бо-бо, не нужно? Ладно, хрен с тобой. Всё равно у меня выбора и нет особо, — подытоживает, добавляя секундой позже, только давай без перегибов, по типу, пробежаться голым в 5 утра по какому-нибудь пляжу. Мне ещё работать хочется, — да и честно сказать, всё равно не станет выполнять что-то в подобном духе. Дух бунтарства остался где-то позади, в студенчестве разве что.
Ууу, вредина.
Ладно, поехали, отвезу тебя домой, хватит рассиживаться, — сообщает, дождавшись, когда врач закончит свои процедуры и разрешит уходить, — а будешь вредничать, не куплю сладкого, — фыркает, направляясь к выходу.
Когда Лео нервничает, сарказм, как защитная реакция, льётся из него больше обычного, и чёрт знает, от чего он сейчас больше нервничает: от того, что он выстрелил в собственного напарника, пусть и настоящую задницу, или от того, что ему предстоит. За стрельбу в людей без необходимости, и уж тем более, в не преступника, ничего хорошего ждать не стоит. Если повезёт, отделается выговором и_или отстранением от службы на определённый срок.
Зато теперь отдохнёшь от работы, некоторые могут только позавидовать этому. С новыми силами нырнёшь в работу, — нарушает тишину, когда они стали подходить к квартире Ноа. Всю дорогу до неё они провели в молчании. А о чём говорить? Колоть друг друга остротами слегка надоело [по крайней мере, Лео], а на другие темы, кроме этой и работы, они, кажется, просто не умею говорить. Хотя, точнее будет сказать, не умеют нормально общаться.
Помочь тебе с чем-нибудь, или я пойду? — кивает на закрытую дверь чужой квартиры, привалившись плечом к косяку двери. Блэквелла терзают смутные сомнения, что в ближайшее время, здесь он будет проводить больше времени, нежели в своём "гнёздышке". Как ни странно, эта мысль не вызывает такое уж отчаяние, какое может показаться тем, кто знает их. Где-то глубоко в душе, мужчина даже рад, но ни себе, ровно, как и в каких-то чувствах кроме ненависти, ни уж тем более, Хиксу [ему особенно] не признается. Никогда и ни за что.
С одной стороны хочется покоя, а с другой, он не представляет, как будет непривычно, если вдруг они внезапно станут общаться как другие люди. И по той причине тоже, Блэквелл не представляет, чтобы было, если б... чувства — не ненависть — окажутся взаимными. Тряхнув головой, пытается отогнать мысли — одна, бредовее другой.

Отредактировано Leo Blackwell (2021-06-02 08:46:21)

+1

7

а подуть, где у тебя бо-бо, не нужно?

Ага, и поцеловать, — отзывается Ноа так, словно предлагает поцеловать себя в зад. Хотя, возможно, на самом деле он был бы не против. Очень вероятно, что не был бы, но такая мысль не приходит ему в голову. Он уже вовсю придумывает задания для Лео и не язвит только потому, что желание "пробежаться голым вокруг участка" — первое, что приходит ему в голову, но тут же самостоятельно отметается. Лео не будет бежать голым, даже если застрелит Ноа и это будет его единственный шанс избежать тюрьмы. А если вдруг и побежит, то лишь заработает себе пару десятков новых фанаток и фанатов — вон как хорошо сложен. Ноа в раздевалке пару раз невольно залипал на подтянутом животе и подкаченных ягодицах, и сейчас от этого воспоминания тяжело сглатывает, спеша отогнать эти картинки от себя. Ну уж нет. Он придумает что-нибудь, что точно выведет Лео из себя, но от чего у него не будет шанса отказаться.

Лео открывает перед Ноа дверь переднего пассажирского сиденья и Ноа смотрит на него как на идиота —нашёл где свои джентельменские манеры показывать. Вздыхает, уже ненавистные костыли в руки Лео всовывая, проворно для своего положения на заднее сиденье ныряя, пытаясь улечься. Машина Блэквелла не явно не была создана для того, чтобы на её заднем сидении однажды разлеглась такая двухметровая шпала как Хикс, но сидеть с пулевым ранением, хоть и зашитым, хоть и с обезболивающим в крови, всё ещё было проблемно. Врач настоятельно порекомендовал Ноа отлежаться хотя бы сегодня, чтобы швы не разошлись. Парень решил начать выполнять рекомендации врача немедленно. Тем более разговаривать с Лео не было ни сил, ни желания. Как и смотреть на него в принципе — уже не обижается и не злится, просто сил вдруг совсем не осталось. Адреналин в крови перестал бороться с медикаментами, Ноа решил устроить временное перемирие с Лео.

Надеешься, что тебе дадут нового напарника, пока я валяюсь на больничном? Хуй ты от меня отделаешься, золотая рыбка, — ворчит Ноа не очень воодушевлённо, не позволяя напарнику помочь себе с костылями. Опираться одной рукой на Лео, возможно, было бы удобнее, но из той же вредности, из которой он до сих пор не смог наладить отношения с брюнетом, Хикс упрямо и медленно передвигается самостоятельно, несколько раз по дороге почти падая. Мельком думает, что лучше бы остался на ночь в больнице, но, увы, ткани за одну ночь всё равно бы не сраслись. Хорошо ещё кость цела.

Как хочешь, — кидает небрежно и на мужчину не смотрит. Проглатывает мысли о том, что помощь сегодня ему бы не помешала — Ноа никогда вслух в этом не признается, не попросит, чтобы самодовольную улыбку не видеть. И всё-таки дверь перед чужим носом  не закрывает, не захлопывает, оставляет открытой. Пусть сам решит насколько виноватым себя чувствует. Никс подсказывать не будет. — Но потом не ной, что у меня бардак.

Разувается кое-как, по пути о детскую игрушку запинаясь — чёрт, он совсем забыл позвонить матери с просьбой оставить сегодня Амели у себя на ночь. Повезло Амели с бабушкой, а с отцом не очень — выдыхает с воздухом из лёгких разочарование в себе, быть лучшим во у него никогда не получалось, в отличие от Лео. Бесит.
Кое-как добирается до спальни, не оборачиваясь на мужчину — последовал следом или нет? — на кровать падая.
Вот, что называется, хреновый день — такой у Ноа впервые.

Мам, пусть Амели останется у тебя сегодня, ладно? Нет, всё хорошо, просто работы много....Ага, да... Передай ей, что я её люблю...Ага...Спасибо, ты лучшая, — выдыхает в трубку из последних сил. На том конце его ложь распознали явно, но допытываться не стали, заботу и любовь через трубку почувствовать позволив. Может поэтому Хикс до сих пор и не женился? Лучшая из женщин уже стала его матерью.

Отредактировано Noah Hicks (2021-06-07 02:44:22)

+1

8

Дылда упрямая, — но в слух, конечно же, не произносит, лишь скептически посматривая на парня, пытающегося ковылять как можно бодрее; такой же упрямый, как и сам Лео. Мужчина находит ироничным тот факт, что зачастую в других бесят собственные пороки и черты характера. С другой стороны, он не единственный бесится — Хикс, по всей видимости тоже, что является отдельным видом удовольствия.
Эх, а я так надеялся, — наигранно драматично вздыхает, для большей "убедительности" прикладывая тыльную сторону ладони ко лбу, — вдруг дадут нормального, которого не захочется придушить. Но, видимо придётся и дальше довольствоваться тобой, — пожимает плечами, засовывая руки в карманы брюк.
Спроси его, хочет ли он поменять напарника, Блэквелл точно опешит. Раньше, он думал, что не задумываясь, ответит "да", а сейчас... Сейчас хрен знает. На одно чаше весов — какая-никакая слаженность в работе, ибо они ещё с академии знают друг друга, на другой — бесит настолько, что просто невозможно и хочется поскорее поменять.
Ныть не буду, но буду просто смотреть с осуждением. Впрочем, как и всегда, — сам не знает, шутит или нет, но строить такие взгляды умеет, и даже вполне успешно — некоторым от них становится неуютно. Будет неплохо, если это будет действовать и на Ноа, которому, впрочем, всё нипочём, а так будет хоть какой-то способ воздействия.
С любопытством оглядывает окружающую обстановку, и с не меньшим интересом прислушивается [не специально] к разговору, сопоставляя с увиденным. До сего момента он даже и не догадывался о наличии ребёнка у Хикса — он ведь сам частенько ведёт себя не как взрослый и адекватный человек. Такое даже в голову никогда не приходило, подумать только.
У тебя есть дочка? — спрашивает с удивлением, шумно сглатывая, и стараясь игнорировать некоторый страх и стыд. Лео, конечно, не прям всерьез стал бы убивать парня, даже если бы тот совсем довёл до ручки, но всё равно становится страшно, что он бы ещё и лишил девочку отца. Настроение падает ниже некуда, и появляется желание выпить, чтобы хоть немного приглушить все эти скверные ощущения. Нет, он не собирается уходить в запой, тем более рана не такая уж серьёзная — одного вечера и пары бутылок пива вполне хватит.
Приваливается плечом теперь уже к косяку двери спальни, скрестив руки на груди, — красивое имя, — дочь или нет, чувство вины всё равно усиливается, ещё больше терзая изнутри, но принести искренние извинения всё равно не хватает духу.
Точно справишься один? Если нужно, могу остаться до утра, — произносит как можно более непринуждённо, чтобы не звучать как-то... жалко. А в голове тем временем почему-то мелькают картинки с тем, как Блэквелл заботливо накрывает напарника одеялом, подтыкая со всех сторон. Тут же старается отогнать их, но получается так себе. Определённо нужно будет выпить на выходных.
Меньше всего хочется превратить себя в тряпку, об которую будут вытирать ноги: боится этого с самой школы, когда над ним издевались одноклассники [хоть и не до самого выпуска], и по сей день. В академии дела обстояли намного лучше: стоило больших усилий выбрать наиболее подходящую тактику поведения.

Отредактировано Leo Blackwell (2021-07-03 15:36:17)

0

9

— Нет, Амели это кошка, а детская кровать и игрушки, валяющиеся по всему дому, для меня — ворчит с усмешкой, изворачиваясь на кровати так, чтобы видеть лицо Лео. Ноа о дочери особенно не распространялся. При всей своей открытости и дружелюбности по-настоящему важными вещами делился неохотно, только с действительно близкими людьми, а ещё в таких вынужденных ситуациях, как сейчас. Ему интересно изменило ли это знание как-то отношение Блэквелла к нему или нет. Мамы на детских площадках обычно начинали умиляться и строить глазки, когда узнавали, что он к тому же ещё почти_вдовец, но точно отец-одиночка. Кто-то начинал смотреть с сочувствием и жалостью, как на него, так и на ребёнка, потому что "молод ещё отцом быть" и "ничего путного с таким родителем из ребёнка не вырастит". Такое Ноа не любил больше всего. И почему-то Хикс был уверен, что в глазах Блэквелла он скорее последнее. Это злило.

— Спасибо. Это имя её матери, — Ноа имя тоже нравилось. Мягкое и сладкое, как мармелад, оно приятно ложилось на язык. Будь они немного ближе, Ноа рассказал бы, что его дочери уже три и показался бы фотографию в телефоне, но они не близки. И вечер откровений объявляется закрытым.

— Если Лео Блэквелл хочет сидеть у моей кровати до утра, то кто я такой, чтобы отказываться? — Ноа старается своё согласие сделать максимально размытым — понимай как хочешь, решай сам. Перспектива оставаться сейчас одному кажется не очень соблазнительной, но он никогда об этом не скажет. Не Блэквеллу. 
Только сейчас в голову приходит мысль, устремляясь холодом в сердце, что целься Лео получше [или похуже, здесь как посмотреть] и Амели осталась бы не только без матери, но и без отца. Злость не возвращается, вместо неё накатывает ужас, заставляя лицом уткнуться в подушку. Впервые Ноа подумал о том, чтобы сменить работу, но быстро эту мысль отмёл — он не представляет себя на другом пути.

— Если решил остаться, посмотри, что есть в холодильнике, я голодный как пёс. А я пока переоденусь. И нет, мне не нужна помощь в переодевании! Если хочешь, могу и тебе найти штаны и футболку, не будешь же ты ходить так... — Ноа со стоном, но поднимается с кровати. Он слишком устал, чтобы и дальше изображать из себя мне-всё-ни-по-чём-парня. И даже чтобы бесить Лео, но эта способность у него, скорее всего, скоро восстановится. — Или можем заказать пиццу и посмотреть какой-нибудь фильм, раз уж ты устроил нам внезапные выходные. Босс сказал, что мы пока отстранены от дел.

Да, теперь им обоим придётся не сладко. Хоть Ноа и отказался сразу писать заявление или жалобу на напарника, но его спросят об этом ещё раз завтра на случай, если сегодня он был в шоке и передумал. А потом управление всё равно вынуждено будет провести внутреннюю проверку, потребовать рапорты, чтобы установить как это произошло, и ещё чёрт знает сколько бумажек сверху. Ноа хочется побиться головой об стену, представляя сколько раз ему придётся потом повторять, что всё в порядке.

Отредактировано Noah Hicks (2021-07-29 04:17:14)

+1

10

Да-да, можешь не повторять, — закатывает глаза, — хотя переодеться мне действительно не мешает, — вздыхает, признавая правоту. Лео всё же порывается помочь напарнику, но, конечно же сдерживается, особенно когда натыкается на предостерегающий взгляд. Поэтому получив комплекты одежды, и бросив взгляд напоследок, будто надеясь что-то увидеть, всё-таки выходит в гостиную, чтобы переодеться.
Странное чувство одолевает его, когда смотрит на одежду, выданную ему. Натягивает через голову простую свободную футболку.
Уже знакомый запах окутывает его.
Он даже не осознаёт, что запомнил запах Ноа за то короткое время, что они были рядом. И это вовсе не было неприятным, напротив, давало некий комфорт, что даже немного пугало. Но углубляться в дальнейшие размышления не очень-то и хочет, иначе рискует быть замеченным полураздетым и принюхивающимся к чужой футболке, и соответственно стать объектом новых шуток на ближайшие несколько дней. Постаравшись успокоиться и избавиться от чувства неловкости, аккуратно складывает костюм на стул и вешает на спину пиджак, и сразу отправляется на кухню.
Я на кухне если что, — кричит, чтобы парень потом не искал его [хотя зачем ему это надо было бы]. Не сказать, что Лео шикарно готовит, но те, кому удавалось попробовать приготовленное [включая, его самого], не жаловись, скорее даже наоборот, восторгались. Без лишней скромности, мужчина может заявить, что может приготовить что-то вкусное даже из минимального набора продуктов.
Не сказать, что в холодильнике почти ничего не было или были абсолютно несочетаемые продукты, тем не менее, и доверху забитым его не назовёшь.
Вздохнув, достаёт сливочное масло, лук с чесноком, а затем и кусок мяса из морозилки, и пока оно размораживается, достаёт приправы, которые могут понадобиться, плюс тарелки с приборами.
Позже, промокает мясо бумажной салфеткой, чтобы сверху оно стало сухим, после сбрызгивая каждую сторону куска растительным маслом, после посолив и поперчив. А после выкладывает на сковороду, где только остаётся пожарить каждую сторону по пять минут на максимальном огне. И пока оно готовится, Блэквелл переключает внимание на приготовление соуса, вместе с этим периодически поливая жарящееся мясо маслом.
На соседней плитке, наливает в сковороду новую порцию масла, прожарив до золотистости лук и чеснок, и вливает мясной бульон и уксус, немного кипятит, чтобы пока смесь уменьшилась вдвое в объеме. Кладёт масло сливочное и немного выжидает, пока соус станет гуще. Когда всё готово, выключает плиту, и подаёт мясо под приготовленным соусом, предварительно добавив мелко нашинкованные оливки, которые должны придать блюду особую пикантность.
Разрезает мясо на две равные порции, и раскладывает их по обеим тарелкам.
Пицца это, конечно хорошо, но она не  так полезна, как приготовленное дома, — фыркает, чувствуя, что заговорил как его родители, когда он сам в детстве и юности частенько ел вредную пищу. А теперь сам ведёт почти как курица-наседка, заботящаяся о своём чаде.
Работая полицейским, Лео не сильно далеко ушёл от себя в молодости, однако, стал меньше питаться вредной пищей, и больше — домашней.
Ну как? Только попробуй сказать, что не очень, кину в тебя этим стейком, — предостерегает, тем не менее всё же немного волнуется, понравится или нет. Хотя вот ещё не хватало переживать из-за него.

Отредактировано Leo Blackwell (2021-08-08 19:41:25)

+2

11

В итоге, спустя минут десять тихой ругани и кряхтения, Ноа остаётся в больничных штанах и только футболка меняется им на домашнюю. Переодеться оказалось не так просто, как он предполагал, и больничная одежда уже не кажется такой неудобной, когда для её смены пришлось бы обращаться за помощью к Лео. Что вообще за имя такое дурацкое? Его родители пересмотрели мультфильм "Король Лев"? Но почему тогда его зовут не Симба?
Интересно, как сильно взбесится Лео, если назвать его Симбой?

Услышав голос Лео из кухни, Ноа только хмыкнул. Его квартира была не такой большой, чтобы была необходимость сообщать о своём местоположении — если никого нет в зале и в туалете выключен свет, то 10 из 10, что человек находится на кухне. Если только он не невидимка или не ушёл вовсе, но хлопка входной двери Ноа не слышал, как не наблюдал сверхъестественных способностей у Лео, если не считать потрясающую способность быть совершенно невыносимым.

На кухне Ноа остаётся стоять, приваливаясь к стене для поддержки. Лео, готовящий на его кухне, выглядел странно и в то же время не казался чем-то инородным, удивительно вписываясь в интерьер. Лео выглядел домашним и мужчина с трудом отвёл взгляд, когда понял, что беззастенчиво пялится на плечо, оголившееся в вороте растянутой футболки. Отчего-то увиденное смущало, хотя они не раз видели друг друга раздетыми в раздевалке, грязными и потными после тренировок, разве что очень пьяными ещё не видели. Но может и это впереди?

Кажется из тебя вышла бы отличная жена, тебе говорили? — подкалывает Ноа, пытаясь скрыть то, что мужчина снова его удивил_восхитил_покорил. На языке невысказанное "готовишь ты явно лучше, чем целишься" горечью отдаёт. Ноа на самом деле добрый, ему от таких колючек ядовитых острых, в других направленных, самому плохо становится, но обида ещё где-то внутри клокочет, привычкой огрызаться подначиваемая.

Выключай режим папочки, Блэквелл, из нас двоих ребёнок здесь только у меня — Ноа в ответ на лекцию о пользе домашней пищи фыркает и прячет улыбку. Он к этой манере Лео поучать почти привык, это почти теплом родным веет.
Есть ему приходится тоже стоя. У него сегодня только два положения и это наиболее удобное для приёма пищи.

И тогда мне достанется двойная порция? Заманчиво, — смешок прорывается наружу, несмотря на все попытки Ноа выглядеть обиженным и недовольным. Очень сложно злиться на того, кто кормит тебя такой вкусной едой. — Неужели ты и на повара отучиться успел? — но очередной подкол вместо комплимента — уже традиция.

+1

12

Это предложение? — насмешливо-вопросительно изгибает бровь, — а как же кольцо, цветы, и прочая дребедень? Какой ты у меня не романтичный, — притворно-расстроенно вздыхает, будто и в самом деле расстроен этим фактом. Правда некоторые бредовые мысли всё же пытаются пролезть в подкорку головного мозга, но Лео сразу гонит их прочь, ибо это уже немного слишком.
Нет, просто часто приходится готовить самому себе. На одних перекусах и полуфабрикатах долго и здорово не проживёшь. Не очень хочется мучиться с гастритом, — фыркает, пожимая плечами, — а потом просто не хотелось однообразия. Конечно, с нашей то работой приходится готовить что-то быстрое, но полезное и вкусное. Когда есть время, экспериментирую. Можно сказать это что-то вроде хобби, только по настроению, — а ещё ты что-то разболтался. Если бы ему ещё во время учёбы в академии, сказали бы, что он будет вполне себе мило беседовать и даже ужинать с Ноа — точно бы покрутил пальцем у виска.
Возможно завтра, или когда нога парня пройдёт, они снова продолжат доводить друг друга до белого каления, может даже Хикс ответит ему тем же [маловероятно, но тем не менее], и тоже что-нибудь прострелит, или ещё чёрт знает что, а может всё будет примерно, как сейчас, что тоже вполне неплохо. Правда, мужчина даже не знает, как было бы лучше: вернуться к "войне" или стать как многие другие напарники — не будет ли им в этом случае, неинтересно друг с другом? Хотя даже если у них продолжится это перемирие. Странный вечер, и такие же, не менее странные мысли.
Остаток ужина они в основном молчат, болтая или отпуская колкие фразы лишь изредка, в перерывах между переживанием мяса. А после, ожидаем начинают зевать, измотанные произошедшими событиями. Блэквеллу ожидаемо приходится остаться, но не ради присмотра за "любимым" напарником, а потому что на обратную дорогу сил не хватит от слова совсем. Ему выделяется диван, и на удачу, находится лишний комплект постельного белья с одеялом, которые мужчина находит в шкафу по подсказке Ноа.
Полностью готовый ко сну во всех смыслах, Лео на всякий случай [делать тебе больше нечего?] решает проверить "больного" ради собственного успокоения. Тот, конечно же, уже крепко спит, судя по мерному дыханию и упавшему одеялу. Сонно зевнув, устало плетётся, чтобы поднять его с пола и накрыть Хикса. Присаживается лишь на минутку на свободный край кровати, но не замечает, как ложится, мгновенно засыпая, как только голова касается подушки. Слишком измотан, а кровать... слишком удобная и притягательная.
Как ни странно, но ночью кошмары Лео не беспокоят, по крайней мере, так будет казаться утром, когда он почувствует себя полностью отдохнувшим. И совсем не запомнит, как оказался в одной кровати с напарником, и почему собственная рука сейчас лежит на том, бог зная, что ещё могло произойти ночью. Единственное, что засядет в памяти, так это то, что ему не было неприятно. Возможно, это и неудивительно, учитывая, что кое-какие чувства у Лео к Ноа ещё остались [где-то в глубине души], но...
Чёрт, — полное осознание происходящего приходит внезапно, заставив резко подорваться, в панике оглядываясь по сторонам. В памяти стали всплывать вчерашние события, ровно до того момента, как Блэвелл пришёл в чужую спальню, чуть позже сжалившись над хозяином квартиры и обратно накрыл тем одеялом.

Отредактировано Leo Blackwell (Сегодня 03:36:10)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » `мою любовь звали ненависть


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно