внешностивакансиихочу к вамfaqправилакого спросить?вктелеграм
лучший пост:
северина дюмортье
считать падение невесомых звезд и собственные тяжелые. собственные — они впитывались в тебя сладострастным искушением, смертельным ядом; падения собственного духа... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 23°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
eva

[telegram: pratoria]
siri

[telegram: mashizinga]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » would you like to die here?


would you like to die here?

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

15.12.20
Thomas Juhl & Hugues Banks

https://i.imgur.com/AVug0d2.jpg https://i.imgur.com/IBD3dq4.jpg https://i.imgur.com/5JGxgo6.jpg
Не забудь подписать отказ от претензий прежде, чем войти.
Хорошо подумай, прежде чем решишься.
Ты уверен? Помни, эти стены слышали много криков - твой затеряется среди них.
Никто не поможет, если решишь войти.

+2

2

Двумя днями ранее...
Оставался последний штрих в завершении фильма. Нужны были настоящие неподдельные эмоции. Затея дальнейшая была незаконна и каждый, кто так или иначе в нее попадет – мог меня засудить, но волновала ли такая мелочь, если  творение, в которое я вложил все свои силы за последние полгода? Я был готов на все, чтобы моя картина дышала, пугала и заставила хотя бы одно посмотревшее на нее лицо, задуматься. Но я сомневался, я боялся. Страх вообще меня никогда не покидает, а чувство, что я ни на что не способен – отравляло еще с ранних лет.
Я решил встретиться с Хью  за 2 дня до начала всей затеи. Этот парень один из тех, кто когда-то откликнулся на мое объявление и мог бы приложить свою руку куда в большей степени, если бы… Если бы всегда звучало как кочка к цели, об которую обязательно запнешься и либо покорчишься от боли и пойдешь дальше, либо раздерешь колени и занесешь инфекцию, неудачно приложившись к какому ржавому гвоздю. Мой ржавый гвоздь определил мне жить до конца жизни чужим и опасным для окружающих, запретил мне быть кем-то любим. Нужно это? Сейчас мне нужен был разговор, сейчас я хотел уверенности в том, что я все делаю правильно. Мне просто нужна была компания и нужно было  пару штрихов внести на стены пыльных палат. Потому я ждал молодого художника сидя на крыльце брошенного больничного крыла. Все здание находилось под охраной, но за энную сумму его были готовы сдать в аренду, все-равно здание подлежит сносу в скором времени.
Я курил, пытаясь на ночном небе разглядеть хоть одну звезду, но оно было таким же черным, как все вокруг, даже тусклый свет ламп уличного освещения особо не придавали этому месту больше дружелюбия. Всматриваясь время от времени в густые тени, в ожидании компании. Он не был  обязан приходить, но я был уверен, что одного тут не оставит. Не знаю в какой момент наши отношения зашли дальше – «очередная посредственность, мнящая себя гением». Может потому что он таким не являлся, может я тщетно пытался найти того, кто не даст задохнуться от растущего и тяжелого одиночества.  Я снимал фильм, Хью знал об этом, но не знал, что  спланированная вечеринка – его часть.
Парень долго ждать себя не заставил. Вставая на свои онемевшие ноги, я бросил под ноги тлеющий окурок и затер его подошвой,  чувствуя облегчение – на пару часов этот парень мог отвлечь, но я не мог себя заставить улыбнуться, будто таким образом я скажу жизни, что эта сука все сделала правильно.
-Добрый вечер, Хью – я не стал протягивать руку, будто  и на это не имею право, непозволительная роскошь, словно чумная крыса, но 21 века. – Спасибо, что пришел. – я разворачиваюсь к входной двери, выуживая из кармана тяжелую и звонкую связку ключей. За месяц я уже запомнил какой ключ от чего, потому быстро и ловко замок поддался и тяжелая железная дверь со скрипом явила Хью место скорой вечеринки. –Я хотел тебе показать, что и где проходить будет. А еще… - я решил, что за нами лучше дверь снова закрыть на замок, но при этом не включая свет во всем помещении.  Было темно настолько, насколько могло. Густое, черное, вязкое ничто накрыло и силуэты двоих вторженцев в место, где когда-то безумие брало верх над всеми, кто попадал сюда. Я не шевелюсь, не произношу не слова. Мне это чувство не в новинку, я любил растворяться в этой тьме и забывать о том, что я существую. Но что чувствует Хью в такой обстановке?
-Ты боишься? – Я делаю пару шагов к художнику, не вижу его, но чувствую физически, Удивительное свойство человеческого тела улавливать тепло рядом находящихся не касаясь, осознавая, что между нами и 10 сантиметров не наберется. Он будто жизнь другая, чистая, а я отравляющий подобные жизни. Мне нельзя, но как хочется на мгновение прикоснуться и дать себе возможность почувствовать себя прежним. Создать иллюзию? – Чего ты боишься? – здесь пыльно и прохладно, здесь всегда торжествовало безумие, боль и желание общества исправить тех, кто не имел права существовать рядом с «нормальными», рядом со здоровыми. Я чувствовал в этом месте себя одиноким, но я понимал, что на своем месте.  – Что ты сейчас чувствуешь?
После полученных ответов я сделаю один шаг в сторону, выверенный и четкий, к месту, где был щиток, чтобы в одинокие тусклые лампы подать электричество и осветить коридор. Это не тот яркий и привычный свет, но видеть стены, безжизненные силуэты предметов и друг друга – вполне. Глаза привыкнут, привыкнет Хью.
[NIC]Gervais   Lynch[/NIC]
[AVA]https://i.pinimg.com/736x/c4/56/bc/c456bcd66891bc6a5685b4745d0d38ed.jpg[/AVA]
[LZ1]ДЖЕРВИС ЛИНЧ, 24 y.o.
profession: студент; [/LZ1]

Отредактировано Thomas Juhl (2021-02-01 14:22:10)

+3

3

Хью заинтригован. Объявлением на которое откликнулся, но ещё больше человеком, который его дал. Друзья сказали ему, что лучше не связываться_не ввязываться в это. Пересказали слухи, а их оказалось достаточно, и высказали мнение единогласное - он странный. Но Хью лишь интереснее стало. Он любитель странного и странных. Он, возможно, и сам такой, просто притворяется умеючи, потому что один не может. Человеку нужен человек и вот это всё.

Ещё в переписке Хью шутил, что посещение психбольницы ночью - это не лучшая идея, ведь так начинается половина известных миру фильмов ужасов, но Джервис, кажется, юмор не оценил и Хью пришлось прийти. Ночью. Его не заставляли, хуже - заинтриговали, подкрутили лампочки интереса на максимум, но увидев парня в тусклом свете фонаря Хью от беспокойства отделаться не мог. Одно дело всякие ночные рейвы, где на один квадратный метр людей больше, чем можно вообразить, другое дело - заброшенная психбольница, где на всю площадь только они вдвоём. Живые.   

Привет, Джер. Я не мог не прийти- Хью расплылся в улыбке, не зная можно ли сокращать имя знакомого/приятеля/друга - нужное подчеркнуть. Он никогда не говорил, что нельзя, но он вообще многого не говорит из того, что Хью хотелось бы узнать, но он не решается спрашивать. Художник обычно хорошо вписывается, расположение людей завоёвывает, подстраиваясь под то, что они видеть рядом хотят, но с Джервисом у него так не выходит, волевой подбородок и широкие брови не выдают тайн своих симпатий и Хью наугад действовать приходится - просто быть собой.

У Хью куча вопросов: как часто Джер бывал здесь уже и откуда у него ключи - Хью думал им придётся забираться через окно, дыру в стене или ещё как-то. Но он проглатывает их все, изображая смелость, когда парень пропускает его вперёд, внутрь, чтобы закрыть за ними дверь.
Наверное, оставлять её открытой безответственно, но сердце Хью пропускает удар, когда дверь захлопывается, а вместе с ней и мрак - ловушка. Хью не двигается, чтобы ненароком острым локтём не задеть спутника, к темноте [мраку непроглядному] привыкнуть пытаясь [в себя впустить].
Поворот ключа дрожью по телу и сам не замечает как под чужое дыхание подстраивается, не видя, угадывая, где сейчас спутник его. Хью кажется или голос Джера вдруг ниже стал? Под кожу ещё не проник, но пытается.
Почему медлит? Хью чувствует_слышит как застывает почти вплотную, но не касаясь. И ждёт. А Хью не решается тишину первым нарушить - ему слишком интересно, что дальше, чтобы рисковать непрошенным вопросом всё разрушить.

Впрочем, может быть вся вечеринка всего лишь предлог, чтобы заманивать якобы помощников в заброшенное здание и медленно с чувством расстановкой убивать, орошая пыльные полы кровью, ублажая безмолвные стены криками боли, подкармливая злых духов очередной жертвой? Хью почти желает, чтобы так и было. Стать жертвой маньяка не самая плохая смерть, особенно, если он обладает достаточной фантазией, чтобы шокировать и суметь поразить обычных смертных, надолго поселиться в их органах [сердце/уме/печени] а Джервис точно таков; особенно, если маньяка потом поймают и их имена окажутся навечно связаны одним делом, одним книжным переплётом, одной историей - даже отчасти романтично, жаль только, что Хью вряд ли окажется первым или последним - быть в середине, где-то между задевает его самолюбие.
И Хью почти хочет, чтобы всё оказалось так, вот только... Я боюсь боли, - шумно сглатывая, максимально честно. И во мраке не понять признаётся в этом спутнику или самому себе.

Вопросы с толку сбивают, хочется отступить на шаг, оттолкнуть от себя и голос, и тело, что чувствуются остро так. Сказать что-то вроде "хватит, чувак, нужно было предупредить, чтобы я захватил фонарик", но вместо этого
Я чувствую
страх - всегда
напряжение - абсолютно точно
и возбуждение - сейчас

Свет обрушивается на голову упавшим небом, Хью с трудом на ногах устоять удаётся, одной рукой в стену вцепиться_опереться приходится. Он почти растворился в мраке [на краю сознания мрак теперь с Джервисом надолго связан, на кончике привкус тёмный и холодный, словно мята с перцем - привкус неприкрытой правды] и теперь словно собирает себя заново - с ощущения собственных пальцев до защитной неуверенной улыбки на лице.
Чувствует себя обиженным ребёнком, у которого игрушку забрали - я ещё не наигрался, дайте ещё.
Хочется спросить [закричать] какого чёрта это было, но слишком поражённый чужим влиянием, оставляет эмоции штормовать внутри.
Чёрт, я действительно думал, что сейчас умру.
Чёрт, ты полон сюрпризов.
Хью заинтригован ещё больше.

+3

4

Пыль, пара сломанных инвалидных кресел и два сломанных человека? Линч не понимал, что из себя представляет блондин,  но ему нравилась его впечатлительность. Могло ли быть иначе с художником?  Да и в чем мог черпать вдохновение человек, не имеющий за спиной истории, страха, боли. Линч берет Хьюго за руку и тянет за собой по коридору, шаркающие шаги, собственное дыхание и мысли – единственное, что из звуков наполняло помещение. В коридоре ничего и делать не нужно было, чтобы придать нужного настроения, чтобы направить человеческую мысль и чувства в нужное русло, но само представление начнется с палат, которые сейчас из себя представляют только  кровати с ржавыми сетками , сломанный стул в углу и чистые стены. В оду из палат Линч заводит Хью и снова закрывает за собой дверь, не отпуская руки блондина, чувствуя, как его пальцы подрагивают в ладони. Медленно скатился на пол, подперев спиной дверь и крепко болезненно сжимая запястье блондина резким рывком заставил того опуститься рядом. 
-Ты по-прежнему боишься? – Линч не любил пустые разговоры, его вопросы всегда были неожиданными, неудобными для собеседника, как и действия выбивались из канвы – нормальное обычное поведение. Линч смотрит  на человека напротив с любопытством, пытается сейчас понять, правильный ли он сделал выбор или все пойдет коту под хвост, сжимая в пальцах небольшую цветную таблетку, поддается вперед и замирает. Никакого принуждения, ему сейчас хотелось такой ситуации, при которой все происходящее воспринимается нереальным, что-то на грани сна и реальности. Левой  рукой Линч проводит по шее, сжимая пальцы на горле болезненно, так, чтобы парень приподнял лицо, чтобы и не думал отстраняться, а правой убирает с губ опавшую на лицо челку и прежде чем поцеловать проводит по приоткрытым губам пальцами, заставляет открыть рот, чтобы вложить таблетку. Ее нужно держать под языком, и нужно было дать понять, что переступив порог этого места, поздно ночью, ты уже дал согласие на все, что сейчас происходит и на все, что потребуется Линчу, должен подчиниться и снять барьеры со своих страхов и мыслей.
-Чего ты боишься? – Линч отстраняется от блондина после затянувшегося поцелуя, пару секунд задерживает свой взгляд на влажных губах, а после встает на ноги, подходит к медицинскому столу-тележке, чтобы бросить парню  гвозди  - мы не выйдет отсюда, если эти стены не узнают о наших страхах, Хью. – Линч сейчас серьезен. Дверь палаты он запер, а ключ забрать Хью сможет, только если убьет или выцарапает на стене своих страхи, гвоздем ли, ногтями ли, кровью ли распишет, Джервису нет разницы. Перед художником чистое полотно. И это полотно требует от создателя обнажить то, что всеми принято хоронить глубоко внутри,  в чем самому себе было не принято признаваться.
Здесь не было окон, тусклый красный свет мерцал, а под выданным наркотиком должны были обостряться переполняющие сейчас парня эмоции и чувства. Страх здесь в слое пыли, в гробовой тишине и в Линче, который забился в дальний самый темный угол комнаты, чтобы слиться с палатой, быть  неодушевленной частью этой палаты и ждать, ждать, наблюдать, как новый пациент примиряется с тем, кто он есть, примиряется со своими желаниями и страхами. Линч был готов и умереть от руки малознакомого художника. Все ради искусства, ради того, что уже пишется на пленку.
[NIC]Gervais   Lynch[/NIC]
[AVA]https://i.pinimg.com/736x/c4/56/bc/c456bcd66891bc6a5685b4745d0d38ed.jpg[/AVA]
[LZ1]ДЖЕРВИС ЛИНЧ, 24 y.o.
profession: студент; [/LZ1]

Отредактировано Thomas Juhl (2021-03-15 11:23:54)

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » would you like to die here?


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно