внешности
вакансии
хочу к вам
faq
правила
кого спросить?
вктелеграм
лучший пост:
джеймс рихтер
Боль в ноге делилась на сотни импульсов, а вместе с ней закипала запоздалая злость... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 33°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
eva

[telegram: pratoria]
siri

[telegram: mashizinga]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » устрой дестрой


устрой дестрой

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

https://i.imgur.com/G9sA2lT.png

Bogdan Bestuzhev &  Zhenya Lemoeva
february 4, 2021

[SGN] [/SGN]
[AVA]https://i.imgur.com/LRqetsM.jpg[/AVA]
[NIC]Bogdan Bestuzhev[/NIC]
[STA]ничего смешного[/STA]
[LZ1]БОГДАН БЕСТУЖЕВ, 27 y.o.
profession: стендап-комик, блогер, беженец из России
karelian witch: zhenya[/LZ1]

Отредактировано North E. Berg (2021-02-03 23:22:57)

+2

2

Не то, чтобы Женька никогда не знала свою мать...
Хотя нет, всё именно так и было - Женька никогда не знала свою мать. По рассказам отца, Женьке не было и года, когда она ушла, да они и не сильно горевали. Отец у неё всегда был самым лучшим, а ещё дед и бабушка - есть ли смысл мечтать о чём-то большем? Женька не тоскует и не горюет, её воспитывают прежде всего как бойца, смелого и отважного человека, а все эти девчачьи штучки... да помилуйте, кому они только нужны! Да только бабушка нет-нет, да давала Женьке советы, рассказывала о своей юности - фронтовой юности! - и порой замечала, как же сильно Женька была похожа на неё саму.
Даже глаза те же самые - за которые весь полк тогда был сражаться готов.

- Ох Женька... Игорь-то, твой дед, как увидел меня... так и всё, так и не отходил он от меня больше ни на шаг. А ведь все говорили, что у него под Псковом вроде как невеста была, толи девушка, которая его ждала..., - и тогда Женя шла заваривать бабушкин чай - тот самый, с теми травами, что она сама на огороде выращивала, доставала сушки-"челночок" и персиковое варенье, да сухари с сахаром и изюмом, потому что знала - бабушка как в воспоминания пустится, так они до самой глубокой ночи и просидят, прерываясь то на фронтовые песни, то на смех, то просто на бабушкины слёзы, которая всегда плакала, когда Женька петь начинала. А там уже и дед подключался, приносил гитару... и под шум яблонь, которые он сам выращивал, да по крики петухов поутру, проходили их летние карельские ночи.

А потом Женя выросла, закончила школу... и тут от отца поступило предложение поехать учиться... да не куда-нибудь, а в Штаты, в Уэнтвортскую военную академию и колледж. Дескать, какой-то его университетский друг - хороший друг! - построил там вполне себе успешную карьеру, и в случае чего, мог бы помочь ей с поступлением. Женька вначале артачилась, мол как так, когда она такая патриотка, и когда и отец, и дед, и даже бабушка в армии родной страны служили, а она в Америку уедет? Но тут уже вмешался дед. Хлопнул ладонью по столу, гаркнул: - А куда тогда пойдёшь у нас? В МВД? - и вся семья разом скривилась. Стиснув зубы, пришлось Женьке Лемоевой признать правоту старшего поколения - а по-настоящему погружаться в карьерные свершения нужно было там, где для этого реально были все условия. Так в итоге и получилось, что сразу после школы она улетела в Штаты, благо вот уж с чем-с чем, а с учёбой у Женьки никогда проблем не было. Закончив колледж, поступила в университет Миссури, уже даже со званием младшего лейтенанта... и в итоге даже сама Женя уже окончательно потерялась во времени, и в какой-то момент очнулась - а тут тебе и квартира на окраине Сакраменто, и лицензия частного сыщика, действующая на территории штата Калифорния, и возраст уже сравнялся с той самой отметкой "30".
Потом посмотрела на часы, чуть цокнула языком.

- Опаздываешь ведь, гадёныш..., - пробормотала Лемоева, вновь припадая к объективу. У неё была идеальная засада, лучше не придумаешь, дело оставалось за малым - заснять, как он передаёт документы, сфотографировать название организации на файлах, и перенаправить уже все пароли и явки заказчику, а дальше на уже полученные деньги можно будет как следует погулять, благо что она это заслужила. Вот только солдатская чуйка, взращенная сразу и отцом, и дедушкой, и даже бабушкой спать не давала от слова совсем - Лемоева словно чувствовала, что что-то обязательно, вот прямо ОБЯЗАТЕЛЬНО, но пойдёт не так. Другое дело, что она всячески пыталась отгонять от себя эти мысли, да только тут отгоняй, не отгоняй, всё равно так и липнут, как мухи на мёд. Но наконец-то в ожидаемой точке встречи наметилось какое-то движение. Женя только хмыкнула про себя: - Встреча в людном месте, ну конечно... похвально, но меня это всё равно не остановит, - она снова приблизила объектив, с филигранной точностью настраивая передачу изображения. Потратилась она, конечно, на этот фотоаппарат будь здоров как, но зато и функционал у него был что надо. И вот только Женя уже было выдохнула, и решила, что на этот раз вся операция пройдёт без сучка и задоринки, как объектив внезапно загородила чья-то спина - и загородила так, что хоть ты тресни - всё равно видно ничего не будет. От досады Женя даже скрежетнула зубами: - Вот зараза! - при этом про себя она уже оценивала ситуацию, насколько ей будет сейчас безопасно выбраться из своего укрытия, чтобы сменить угол обзора, и продолжить съёмку. Работа, чёрт побери, должна быть выполнена, иначе грош ей цена, как детективу.

- Ну ещё немного..., - в итоге новая точка была найдена, и наверное в каком-то смысле она была просто идеальна, пусть ради неё и приходилось находиться в пограничном состоянии под названием "чудеса эквилибристики", но ей ведь не привыкать, верно? Тем более с её-то подготовкой. Чего не сделаешь, в конце концов, ради благого дела! Знала бы только Женя, что самый главный ахуй у неё ещё только предстоял!

[NIC]Zhenya Lemoeva[/NIC]
[STA]карельская ведьма[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/jALFcna.gif[/AVA]
[LZ1]ЖЕНЯ ЛЕМОЕВА, 30 y.o.
profession: частный детектив;
relathions: ветер, кровь и серебро[/LZ1]

+1

3


дайте мне белые крылья,
я утопаю в омуте,
через тернии, провода,
в небо, только б не мучиться.

Блять.

      Парень сминает в руках пустую пачку от сигарет и бросает ее в сторону бумажной мусорки. Мимо — в очередной раз — и пачка пополняет коллекцию тех, что уже скопились вокруг ведра. В комнате темно, затхлый запах уже, кажется, въелся в самую его кожу. Руки дрожат. Невыносимо.

Ему не хочется выходить на улицу. Не хочется вообще как-либо взаимодействовать с этим миром — он боится, что его снова предадут, отбросят, как старую больную псину. У него не осталось надежд и сил. Он так много вложил в свою борьбу, чтобы… Чтобы что? Оказаться на другом конце мира, без родных и близких, будучи трусом и дезертиром для своей страны? Прошло уже столько времени, а он все еще не может оправиться… Богдан.

Он тянет за нитку жалюзи, впуская в комнату свет, непроизвольно щурится и медленно, устало бредет к зеркалу. Кто в нем? Что это за человек? Чужой, незнакомый — ему не хочется верить, что это он сам. Из зеркала на него глядит неопрятный мужчина с глубокими синяками под глазами, отросшими засаленными волосами и трехнедельной щетиной. Глаза его — пугающе-отчаянные, кожа кажется серой, румянца на щеках словно и вовсе нет. Богдану хочется плюнуть в свое отражение, но вместо этого он сжимает кулаки и идет в душ. Накопленные деньги скоро кончатся. Пора писать и обкатывать новую программу, иначе он просто-напросто умрет от голода. Возьми себя, блять, в руки, сходи на прием к психотерапевту, прекрати игнорировать его звонки. Депрессия сама собой себя не вылечит — либо пей таблетки, либо вешайся.

Освежившись, он находит в шкафу последние, кажется, чистые вещи — джинсы и серую толстовку. Накидывает черную куртку и выходит из дома. Теперь он хотя бы не выглядит, как бродяга, хотя, кажется, нищие и те симпатичнее. Ему всегда казалось, что он урод, что что-то не так в его внешнем виде, что он просто не может нравиться другим, но сейчас внутреннее ощущение просто переплюнуло само себя. Он был себе  о м е р з и т е л е н , и абсолютно не знал, что делать с собой и своей чертовой жизнью.

О, мама, как я скучаю по беззаботному детству. По Ростову, по Киеву, даже по церкви, в которую вы с бабушкой заставляли меня ходить — нелепо, правда? Тогда все было так правильно и хорошо, а я и не знал. Мечтал вырасти, стать взрослым, самостоятельным. Мам, как хорошо было быть ребенком и не осознавать, что творится вокруг меня. Как хорошо было жить в своем манямирке и думать, что мир всегда будет сказочным и светлым. Раньше я смеялся над соседом-алкашом, теперь выгляжу точь-в-точь, как он. Верните мне того малыша Бодю. Верните мне меня.

В магазине первым делом — сигареты. Самые дешевые, шиковать нет денег. Несколько пакетов «Mac&Cheese», чипсы, консервы — постапокалиптический набор, лишь бы не выходить больше из дома. Магазины самообслуживания прекрасны тем, что не нужно вести лишние разговоры — Богдан и говорить не хочет, и позориться. Живет в США уже не первый месяц, а говорит все еще, как школьник из 11Б — ему бы больше практики.

Выходит из магазина и, пройдя квартал, решает завернуть за угол и закурить. В конце улицы какие-то мутные типы что-то обсуждают, Богдану же все равно — ему бы покурить поскорее, а то откинется прямо здесь. Достает пачку и осознает, что… Забыл дома зажигалку.

Черт, черт, черт! — шепотом матерится парень, едва подавляя в себе желание растоптать пачку прямо здесь. Оглядывается по сторонам и видит на одной из лестниц притаившуюся девушку с фотоаппаратом. Без задней мысли подходит и громко говорит одну из заученных английских фраз:

Закурить не найдется?

Однако, услышав его, девушка лишь дергается, а мужчины в конце улицы начинают подозрительно озираться по сторонам и, поняв, что здесь не одни, бросаются в разные стороны.
[SGN] [/SGN]
[AVA]https://i.imgur.com/LRqetsM.jpg[/AVA]
[NIC]Bogdan Bestuzhev[/NIC]
[STA]ничего смешного[/STA]
[LZ1]БОГДАН БЕСТУЖЕВ, 27 y.o.
profession: стендап-комик, блогер, беженец из России
karelian witch: zhenya[/LZ1]

Отредактировано North E. Berg (2021-02-06 00:09:22)

+1

4

- Закурить не найдётся?
Женя даже вздрогнула. Такого кошмарного акцента она в жизни не слышала. Чуть глянула в сторону голоса - и если бы, ей-богу, взглядом можно было бы убивать, то на месте неожиданного визитёра уже бы валялась максимально непрезентабельного вида горстка пепла. А потом... потом произошло то, что Женя в принципе подозревала, но от чего до последнего открещивалась, ведь ну в самом деле, ну что могло пойти не так?! Оказывается - ВСЁ. В смысле Всё? В коромысле. Однако досада её была так велика, что она не удержалась от сладкозвучного, родного, во всю карельскую глотку: - БЛЯТЬ! И как была, сбежала быстрее пули по лестнице, и здраво рассудив, что от второго уже не будет никакого толка, припустила за своим главным подозреваемым. Надо было ещё этому мудачнику так глупо к ней приклеиться!

Как же глупо получилось - вынюхивала его три недели, и тут такой... да даже не форс-мажор, а хуй пойми что!
В этот самый момент она вдруг как никогда порадовалась, что у неё была обувь на плоской подошве, а не каблуки, пусть даже и на этом изобретении человечества Женя могла бегать олимпийские марафоны, и даже не ныть потом, что ноги отваливаются. Она припустила во весь дух, при этом совершенно не задумываясь над тем, что вообще-то люди могут гулять, у кого-то и вовсе - свидание там, лямур-тужур, прочая хуйня. И всё это очень мило, да только у неё только работа... Попутно она костерила в голове незадачливого парня, который судя по всему, в том числе - по роже бог знает какой степени усталости, словно бы только что - ну или в самом недалёком прошлом вырвался из-за "железного занавеса", и теперь перебрался в Штаты, вот только он вряд ли понимал, как жить в этом мире, и до сих пор пребывал в совершеннейшей прострации по этому поводу. Чисто теоретически Жене было его жаль. Честно по-человечески жаль.
С другой стороны он ей сорвал такую операцию!

- И сотворил Бог идиота, и дал он ему две левые ноги, и отсутствие сигарет..., - думала про себя Женя, пока в какой-то момент она всё-таки не настигла своего беглеца, схватила его за куртку, повалила на землю, но в какой-то момент он извернулся, отбиваясь, и полоснул Женю по предплечью ножом, с длинным, зазубренным лезвием. Она охнула, зашипела - ухватилась за что-то, привязанное к куртке, да так и оторвала - причем незаметно даже для самого преступника. Лемоева так и осталась на одном месте, с пораненым плечом, крепко сжимая в руке... фигурку Гомера Симпсона на брелочном ключе? Да что за ерунда?
- Зараза, - простонала Женя, досадливо прижимая руку к горевшему огнём плечу. Тяжело выдохнула, зажмурилась, наконец оторвала руку от раны, и посмотрела на вторую руку, в которой всё ещё лежал Гомер. В нём было что-то удивительно не так, но разбираться здесь и сейчас? Нет, не вариант совсем.
И Женя убрала находку в карман куртки.

Позади раздался тяжелый топот, она резко развернулась - и чтобы вы думали? Это на самом деле был её незадачливый курильщик. Лемоева зло тряхнула окровавленной ладонью, которой она держалась за плечо, сбросив несколько капель крови на асфальт: - Нет у меня сигарет! Какого чёрта ты вообще тут делаешь? - Женя покачала головой, после чего вдруг нашла взглядом какую-то скамейку, и доковыляв до неё, молча опустилась на обработанную поверхность. Её мутило, голова кружилась, но Женя лихорадочно соображала, где ей теперь искать её сбежавшего урода, а самое главное, что ей теперь делать. Хотя первой целью, разумеется, стояла прежде всего самая элементарная - добраться до дома, залечить предплечье, зашить - не маленькая уже девочка, и не из такого выбиралась, а там уже можно будет даже посмотреть, что же она такое подрезала у своего таинственного незнакомца. Она даже не обернулась, когда скамейка натужно скрипнула - она знала, что он подсядет.

- Русский? - коротко спросила Лемоева. В этот момент она даже пожалела, что у неё на самом деле не было с собой сигарет и зажигалки: - Или из дружественных соседей? - услышав ответ, она только тихо усмехнулась, чуть отвела всё ещё окрашенными в красный пальцами прядь волос со лба: - Хорошее дело. У моих родных там живёт много фронтовых друзей, - Женя какое-то время с тоской посмотрела в темноту улицы, после чего встала чуть резче, чем следовало, посмотрела на табло. Надо же, а ближайший автобус её прямо до дома практически довезёт.
Не заснуть бы только...
Рану неприятно щипал свежий воздух. Да и руку было бы неплохо вымыть, прицепятся же ещё не дай Бог.
- Будь другом, у меня в рюкзаке салфетки, и бутылка с антисептиком, в переднем кармане. Сможешь достать? Руку хоть вымою, а то если фараоны прицепятся, или какой прохожий не в меру впечатлительный - я так до утра домой не попаду.
А этого ей уж точно не надо вот вообще, от слова совсем. Ей хотелось отдохнуть. Залечить руку. Покурить, в конце-концов.
И разобраться с Гомером Симпсоном на брелочном ключе, прости-Господи!

[NIC]Zhenya Lemoeva[/NIC]
[STA]карельская ведьма[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/jALFcna.gif[/AVA]
[LZ1]ЖЕНЯ ЛЕМОЕВА, 30 y.o.
profession: частный детектив;
relathions: ветер, кровь и серебро[/LZ1]

+1

5

Вместо ответа ему —  взгляд совершенно волчий, переполненный самой животной ненавистью. Богдан не знает, что сделал не так, но все его нутро непроизвольно сжимается от смеси страха и интереса, а картинка тем временем становится все более и более нелепой. Такое родное, смачное ругательство на всю чертову подворотню — от души такое, эмоциональное, и девушка бросается вслед за беглецами, едва не снося собой парня, лишь плечо по итогу задевает, и то не сильно. В спехе что-то роняет — Богдан не успевает рассмотреть предмет, но от его взгляда не ускользает мгновение, когда тот блестит в воздухе и со звоном падает на землю. Еще пара секунд уходит на то, чтобы осознать – его невольная знакомая была русской. Быть может, не русской, а украинкой или уроженкой Беларуси, но, во всяком случае ее «блять» было вполне убедительно, даже Станиславский бы поверил. Неужели родная душа здесь, на другом конце мира?

Могла бы просто сказать «нет», — шепотом ворчит Богдан и, недолго думая, начинает взглядом выискивать потерянный предмет на земле. Звон был каким-то металлическим — потеряна была явно не хрустальная туфелька, да и сама девушка с натяжкой напоминала Золушку, хотя и рассмотреть ее толком Бестужев не успел — слишком уж быстро унеслась куда-то вдаль. Подняв какую-то мелочь [монету? просто безделушку? нет времени думать], парень припустил вслед за новой знакомой — лишь бы догнать, благо, в школе пятерка была по физкультуре [жаль, что только по физкультуре]. Выбежав из-за угла, едва не попал под колеса легковой машины и, наслушавшись вдоволь ругательств — увы, уже не столь родных, свернул направо. Из разговоров едва разобрал: «Носится, просто как сумасшедшая, едва меня с ног не сбила», и сразу понял, что бежит в нужном направлении.

Зачем бежал? Сам не знал. Быть может, жалкая русская душонка истосковалась по кому-то родному, быть может, альтруизм в пятой точке заиграл — не было времени даже проанализировать собственные действия. Хотелось просто догнать ее, отдать потерянную вещь, спросить, что это вообще за черт, за кем и почему она следит? Загладить свою вину, ведь, очевидно, те два парня не визитками обменивались, да и она не просто решила устроить фотосессию в аутентичной атмосфере андеграунда. А кто она вообще? Полицейская? Русская полицейская в США, еще и в гражданской форме? Вещей сомнительнее этой Богдан еще не слышал, но времени думать не было. Бежать, бежать, бежать. Сбивая людей на улице, попутно кидая косноязычное «Sorry!», бежать.


Шаг. Вдох. Выдох. Шаг.
О чем болит моя душа?

Уже задыхаясь — проклятые сигареты, надо бросать курить — видит знакомые ореховые волосы, и на последнем издыхании пускается вперед.  Он не разбирает, что случается дальше: за пару секунд девушке удается повалить беглеца на землю, что-то происходит, она шипит, беглец вновь бросается наутек. Незнакомка, держась за руку, остается сидеть на земле. Богдан останавливается и, упершись руками в колени, делает несколько шумных вдохов. Голова сильно кружится от внезапной пробежки и очень хочется присесть. Но всего за пару секунд преодолевает расстояние между собой и беглянкой и останавливается рядом. Капли крови с ее рукава падают на пол, и Бестужев в недоумении застывает. Какого черта здесь происходит? Этот мудак ее еще и ранил? Та умудряется пускать шуточки, и Богдан нервно хихикает в ответ, без издевательства — скорее по привычке. Уже давно плевать на сигареты, от пробежки курить, почему-то, перехотелось. Девушка каким-то образом добирается до ближайшей скамейки, и растерянный Богдан неловко задает вопрос:

Привет... Я подсяду? — и, не дожидаясь ответной реакции, устало плюхается рядом. Голова все еще кружится после пробежки, ноги страшно болят. Он из дома то почти не выходит, что говорить о чертовом беге?

Русский, — отвечает на ее вопрос на автомате и нервно сглатывает слюну, сам же почти бесстыдно рассматривает окровавленную руку. Рана не смертельная, не сильно большая, скорее всего, даже шрам не останется, но все же... Девушка невозмутима, это одновременно и пугает, и восхищает. Как часто подобное происходит в ее жизни, что она настолько спокойно воспринимает ранение и внезапную пробежку по городу? — Да, конечно, — отвечает он на просьбу достать вещи из бежевой сумки и послушно достает нужные девушке предметы и дает их ей, с интересом наблюдая за ее дальнейшими действиями. Поистине, сумасшедшая. И абсолютно точно русская. — А ты, видимо, из тех, кто в горящую избу, да коня на скаку остановит? — посмеивается скорее от нервов — это его защитная реакция, хотя внутри его сковывают и страх, и непонимание, и некоторая степень любопытства. — Тебе может скорую вызвать? Это, — он кивает в сторону кровоточащей раны, — между прочем не окей, — сует руку в карман, чтобы достать смартфон и набрать экстренную службу, и внезапно вспоминает о находке, ради которой и пустился в бега. — Да, кстати, кажется, ты обронила.

В руках Богдана появляется потертый военный жетончик — парень видел подобный у дедушки и порой даже с интересом разглядывал гравировку на нем. Тот принадлежал его прадеду, в семье, почему-то, трепетно хранили все его вещи и ордена, а Бодя, почему-то, запомнил именно такой жетончик и даже цифры на нем. Что удивительно, цифры на жетоне, что он держал в руках, были идентичны. Дедушка всегда говорил, что сам Богдан копия своего прадедушки — тот был таким же неутомимым шутником, даже на фронте не переставал травить байки, чем поддерживал боевой дух товарищей, а Бодя все не верил, думал, «в семье не без урода, и этот урод я». Ни разу в жизни не видел прадеда, но все же ощущал с ним какое-то душевное родство. Видимо, чувство юмора тоже передается по наследству.

—  Интересная вещица… Зачем ты хранишь ее? И я Бодя, кстати, — не самое лучшее время для знакомства, но, все же, хотелось узнать, как зовут необычную девушку и как давно она в Сакраменто. За все три месяца в США он так и не смог встретить кого-нибудь русского, но, впрочем, он не сильно и пытался, все это время провел дома, замкнувшись в себе и собственной депрессии. — Давай хотя бы до дома доведу, если скорую не хочешь.
[SGN] [/SGN]
[AVA]https://i.imgur.com/LRqetsM.jpg[/AVA]
[NIC]Bogdan Bestuzhev[/NIC]
[STA]ничего смешного[/STA]
[LZ1]БОГДАН БЕСТУЖЕВ, 27 y.o.
profession: стендап-комик, блогер, беженец из России
karelian witch: zhenya[/LZ1]

Отредактировано North E. Berg (2021-04-11 20:59:10)

+1

6

Женя внимательно смотрит на парня, и её глаза чуть устало поблёскивают в свете уличных фонарей, но там уже нет злости или раздражения, скорее - усталость, и... сожаление, что ему "посчастливилось" увидеть совершенно иную сторону "американской мечты", или что иногда девушкам не только цветы не дарят, а не чураются и ножом пропороть, или что-то даже хуже сделать? Или извинение? Как бы там ни было, но по всему это получилось просто донельзя идиотское стечение обстоятельств - просто теперь ещё и совершенно сторонний человек оказался в её дела вовлечён, и вот это было как раз самым неприятным моментом. Потом вздохнула, позволив всё же лёгкой улыбке чуть-чуть проявиться на усталом лице: - Меня воспитывал отец, и бабушка с дедушкой, а они оба фронтовики, - Женя щедро льёт антисептиком на рану, стискивает зубы, и перевязывает руку салфетками, в перерывах договаривает, - тут уже не до соплей. Но я не жалуюсь. По сегодняшней жизни нюни разводить вообще опасно, - тут она вскидывает глаза на парня, и усмехается, и пусть это и насмешка, но она добрая и тёплая, и на дне орехово-медовых глаз сквозит теплота и участие: - Эй, это ерунда. Хуже бывало, - потом тут же качает головой, - не, что угодно, только не скорую. Сейчас вообще в больницу попадать знаешь... такое себе удовольствие, - тут она замирает. Парень лезет в карман, и достаёт жетон деда, у Женьки на несколько десятков секунд даже дыхание перехватило.
Господи, а если бы она его потеряла...?

У неё даже ладони вспотели.
- Боже... фух, слава-те Господи. Женя подняла на него донельзя благодарный взгляд: - Ты даже не представляешь, что ты для меня сделал. Она только покачала головой: - Это дедушкин подарок. Он точно знал, что я это сохраню и сберегу, потому что к фронту в нашей семье всегда было очень особенное отношение. Ну и..., - она чуть пожала плечами, и едва заметно поморщилась от боли в раненой руке, - хотел, чтобы в Штатах у меня была часть дома. Я хотела остаться, рассматривала даже военные вузы, но..., - Лемоева нахмурилась, - родные хотели, чтобы я по-настоящему чего-то да добилась. Помню, папа так и спросил - что, в МВД у нас пойду работать? - и она поморщилась, - думаю, ты и сам понимаешь, насколько это гнилой путь. Она чуть кивнула головой: - О, мой автобус... проводить говоришь? Ну ладно, поехали. Не перевелись ещё значит на Руси джентельмены, - она застегнула сумку, и проворно заскочила в салон, приложив на автомате проездной к валидатору. Только сев на кресло, и дождавшись, пока новый знакомый сядет рядом, Женя выдохнула. Теперь минут тридцать ехать, как раз "допознакомиться" успеют". Как он там говорил... Бодя его зовут, да?
Странно конечно, но... чем чёрт не шутит, в конце концов.

- Женя. Женя Лемоева..., - и... честное слово, в тот момент Женька очень сильно пожалела, что у неё не было в этот момент телефона в руках, настолько лицо Боди буквально просилось быть запечатленным на камеру. Она чуть нахмурилась, кивнула: - Ты чего? У тебя такое выражение лица, словно ты призрака увидел. Если бы только Женька знала, насколько она близка была к тому, что она только что сказала Богдану. Мечтательно улыбнулась: - Наше с тобой поколение всё взращено на Толкине, на Поттериане в конце-концов, то самое легендарное "Золотое Трио"..., - её глаза чуть увлажнились, поддёрнувшись дымкой из воспоминаний, - но у меня моё трио было своим. Старший медицинский сержант Лиза Полякова, Игорь Афанасьевич Лемоев, старшина 10-й стрелковой роты... и Мишка, Мишка Бестужев, чин только жаль не вспомню сейчас..., - по лицу Жени скользит едва уловимая тень, усталый свет вечерних фонарей, льющихся в окно автобуса, освещает её такое красивое, бледное, чуть изможденное лицо, и столько в этом лице, в этих глазах... тоски, любви, нежности к её Родине, к её истории, что на этом фоне меркнет и Фродо с Роковой горой, и битва за Хогвартс, и даже трагедия на поезде, когда гибнут почти все дети Пэвенси, и остаётся одна лишь Сьюзан, которая потеряла право зваться другом Нарнии, потому что она забыла и предала то, что было ей однажды дорого и свято. Женя вспоминает... и переносится в то время. Когда небо над головой было ещё небесно-голубым, вокруг шумели берёзы, а рядом, чуть поодаль от лагеря, раскинулось целое поле маков, ярко-красных, упругих, прекрасных и сонных.

- Лучшие друзья. Самые лучшие, самые близкие. А какие баталии шли за мою бабушку, ты бы знал. Первая красавица роты, медсестра, Лизавета Юрьевна Полякова, легконогая как ветер, высокая, статная, и глаза... как у меня совсем, сколько раз мне это повторяли... Знаешь, Бодя, тогда рядом с их частью было маковое поле, огромное, до самого горизонта, тогда ещё не было ни автострад всех, ничего этого... всё было тихо, как перед бурей - но там её Мишка Бестужев и сфотографировал, и эту фотографию бабушка через всю войну пронесла, и мне её потом передала тоже. И с этими словами Женька тянется в нагрудный карман здоровой рукой, расстёгивает пуговицу - и протягивает парню фотографию. Ту самую, у макового поля, в августе 42, за день до страшного авианалёта. Пережили, выжили, выдохнули, залечили... а момент остался. Запечатлен, выгравирован на сердце, выжжен в звёздах.

Женя снова вытерла глаза.

[NIC]Zhenya Lemoeva[/NIC]
[STA]карельская ведьма[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/jALFcna.gif[/AVA]
[LZ1]ЖЕНЯ ЛЕМОЕВА, 30 y.o.
profession: частный детектив;
relathions: ветер, кровь и серебро[/LZ1]

Отредактировано Fred Burnell (2021-04-12 20:29:44)

+1

7


слёзы рвутся наружу
до встречи в следующей жизни
вернувшись в исходную точку
я буду ждать тебя вечно

𝅘𝅥𝅯 смысловые галлюцинации — до встречи 𝅘𝅥𝅯

          Бодя немного тушуется, но увидев, как теплеет взгляд его новой знакомой, садится ровно и расправляет плечи. Очевидно, он испортил ей какую-то операцию, и, не появись он в самое неподходящее время со своей проклятой сигаретой, девушке бы не пришлось несколько кварталов нагонять этих парней, да и в плечо она едва ли получила бы… Ему от этой мысли несладко, не хочется быть виноватым еще и в проблемах этой девушки, тем более, что на первый взгляд она Бестужеву нравится, и в ней он видит отражение всей своей родины, такой, какой она запечатлена в его душе, без митингов, проплаченных партий и прочего дерьма – просто Россия, печально-изящная, простая и одновременно невероятно сложная, с непоколебимой волей, силой стремлением; страна, из которой ты хочешь уехать, но любишь ее всем сердцем, вплоть до несчастливых лиц – в них находишь свое отражение, вплоть до промозглых питерских улиц. Вот оно, родное лицо среди множества чужих.

Девушка историю рассказывает подозрительно похожую. Бодя насмешливо выдыхает. Сам то рос с матерью, да бабушкой и дедом – тоже наслушался историй о прадеде, его фронтовой жизни, первой любви. Он на фронт попал еще совсем сопляком, думали, сломается, а нет, выжил, вернулся еще более веселым. Даже война его не сломила. Бестужевы этим гордились, а Бодя все думал о другом – печально, что прадеду пришлось с этим столкнуться. И все же по рассказам, даже после войны он оставался человеком веселым, жизнерадостным и сильным. Быть может, так же, как и сам Богдан, не умел показывать свою боль, за шутками скрывал настоящие чувства. Ведь на его долю выпало столько переживаний, смертей, горя, а он, как ни в чем ни бывало, продолжал шутить. У самого Богдана жизнь – бесконечная война, павшим, впрочем, стал он сам, и все, что ему остается – шутить, шутить, шутить. На канал ничего не снимал больше трех месяцев, в соцсети не заходит. В википедии какой-то умник написал, что Богдан Бестужев умер. Отчасти это действительно было так, после скорого отъезда из страны, Бодя перестал быть самим собой – осталась лишь его бледная копия. Благо, ума хватило дойти до мозгоправа, не то страница в википедии могла бы стать вполне правдивой.

На словах «МВД» Бодя морщится и отводит взгляд. Девушка, очевидно, переехала в Америку достаточно давно, если не узнала его лица, и даже после того, как имя назвал в ее глазах ничего не мелькнуло. Оно и к лучшему, очень уж ему хотелось забыться, отстраниться от переживаний прошлого, от того человека, которым он был. Хотя бы на пару минут перестать быть блогером-миллионником, которого депутаты безуспешно пытаются засадить в тюрьму, и просто побыть обычным пацаном, Бодей.

Джентльмены, — Бестужев снова насмешливо выдыхает и слегка потрясывает головой. Знала бы ты милая, с кем связалась. Америка хороша тем, что здесь нет бесконечного числа его фанатов или хейтеров, что не дают из дома выйти – просят автограф или напротив, вслед кричат ругательства. А он ведь тоже человек, тоже хочет побыть иногда наедине с собой, забыв о том, какое влияние на массы он имеет. Три месяца в Америке как отпуск для гнилой душонки, но, кажется, пора выходить на свет.

Он подхватывает девушку и помогает ей добраться до автобуса, попутно хватая со скамейки ее сумку. Та не сильно тяжелая, но Богдану хочется помочь хотя бы такой мелочью. Платит за двоих, не спрашивая разрешения, не вспоминая о том, что сам на мели, и плюхается на кресло рядом с девушкой. Та называет свое имя, и Бодя замирает. Картинка в голове начинает сходиться. Цифры на  жетоне, фамилия… Сильно уж знакомая, звучала в квартире у бабушки и дедушки едва ли не каждую неделю.

«Это Миша, прадед твой», — с улыбкой говорит бабушка, гладя рыжие волосы внука, — «Смотри, как ты на него похож».

«Не похож!» — протестует маленький Бодя, топая ножкой. — «Я личность!»

«Личность ты, личность» — смеется бабушка и перелистывает альбом.

«А это кто?»

«Это его лучший друг, Игореша Лемоев. Служили вместе. Твой дед столько баек про него рассказывал, говорил, без него не выжил бы».


И без того не сильно разговорчивый Бестужев на пару секунд замирает, задумчиво глядя на блики, что спадают на лицо Женьки. Лицо такое… Знакомое.

«А это Лиза, твой дедушка за ней так увивался» — смеется дедушка, бесшумно подойдя к семейству из-за спины.

«Ну Андрей! Не смущай ребенка. В конце концов он женился на другой женщине, Екатерине Павловне Захаровой, селяночке, матери твоего деда».

«А любовь — это не грех, Галя, это только мне с тобой так повезло».


Фото Лизы в альбоме было всего несколько, Богдан всегда удивлялся, как прадеду вообще удалось их сохранить, учитывая, что он был женат на другой женщине. Прабабушка его тоже была женщиной приятной, но Лиза… Бодя и сам не знал, что в ней такого притягательного. Взгляд ее был холоден, мужественен, а черты лица при этом такие мягкие. И кудрявые волосы ниспадали на тонкие плечи, и взор такой серьезный, героический. В конце концов, Богдан отлично понимал своего прадеда, тем более, что по рассказам Лиза была не только красива, но и невероятно храбра.

«Почему же прадед Миша на ней не женился?»

Бабушка обвинительно смотрит на деда, и тебе становится немного смешно от их взаимодействия. Твои родственники спорят друг с другом, сколько ты себя помнишь.

«Понимаешь.. Лиза любила Игоря Лемоева, и вышла за него замуж, как все вернулись с фронта».

Дедушка перелистывает страницу, и на следующем фото стоят все трое. Лиза в скромном свадебном платье, счастливый Игорь, не менее счастливый Миша. Не видишь в его глазах ни признака тоски.

«Почему же они не рассорились?»

«Да понимаешь, Бодя», — говорит дед, задумчиво почесывая лысину на своем затылке. — «Дружба оказалась намного крепче влюбленности. Отец мой, Миша, встретил потом мою мать в своей деревне, та была в него влюблена с самого своего детства. Вот они сразу же свадьбу и сыграли, появился я, потом еще сестра моя и брат младшие».


Богдан берет из рук Жени фотографию и смущенно смотрит то на нее, то на девушку. Как это вообще возможно? Как можно на другом конце планеты встретить кого-то, столь близкого твоей родне? Может быть, ему все это снится, может быть, это сознание от недостатка творчества решило поднять градус его жизни? Но нет, щипок за запястье ничего не меняет. Богдан не спит. Перед ним на самом деле Женя Лемоева, внучка двух лучших друзей его прадеда. Он ведь и сам похож на него, быть может, не совсем копия, но волосы те же, рыжие, веснушки, улыбка, чувство юмора. Богдан не верит в жизнь после смерти, но теперь всерьез задумывается о том, существует ли в мире перерождение.

Он прочищает горло и, поднимая серьезный взгляд на девушку, произносит:

Старший сержант он был. Старший сержант Михаил Александрович Бестужев, — он слегка посмеивается, глядя на удивленное лицо девушки и добавляет, — А я его правнук. К сожалению, совсем не такой героический.

Он устало плюхается в кресло и с грустной улыбкой смотрит на Женьку.

Моя голова винтом... Не понимаю, как это может быть на самом деле. А ты и правда бабушку похожа. Не только внешностью.
[SGN] [/SGN]
[AVA]https://i.imgur.com/LRqetsM.jpg[/AVA]
[NIC]Bogdan Bestuzhev[/NIC]
[STA]ничего смешного[/STA]
[LZ1]БОГДАН БЕСТУЖЕВ, 27 y.o.
profession: стендап-комик, блогер, беженец из России
karelian witch: zhenya[/LZ1]

Отредактировано North E. Berg (2021-04-13 16:27:18)

+2

8

Разве для смерти рождаются дети,
Родина?
Разве хотела ты нашей смерти,
Родина?

Пламя ударило в небо!—
ты помнишь,
Родина?
Тихо сказала: «Вставайте на помощь…»
Родина.
Славы никто у тебя не выпрашивал,
Родина.
Просто был выбор у каждого:
я или Родина

- Женечка, а достань ту мою жестяную коробку с антресолей..., - вдруг говорит бабушка, и Женька замирает, настороженная. Бабушка всегда ревностно-ревностно охраняла ту самую заветную коробку с Кремлём на крышке, никому её не доверяла - и только знай, открывала иногда, когда думала, что не видит её никто - да плакала - но плакала тихо, с достоинством, когда даже нельзя было точно сказать - плачет она или же нет. Жене шестнадцать лет, Женька лучше всех в классе в футбол с ребятами гоняет во дворе, "свой парень", и ей вроде бы переживать по этому поводу, что не смотрят на неё как на девушку, и что одноклассницы подтрунивают над ней изо всех сил, что вот она такая совсем ещё пороха не нюхающая и жизни не видевшая... но Жене как-то очень всё равно. Женька стреляет с отцом в стрелковом клубе, медитирует на рыбалке, и всякий раз попадает монеткой по Чижику - и она как никто ценит истинную дружбу, верность данному слову и фронтовые истории. И она протягивает бабушке ту самую заветную коробочку, смотрит на бабушку таким чистым, ясным взглядом - её, Лизаветиным взглядом, и она даже отшатывается, настолько Женька ей... её саму напоминает, до комка в горле. Потом открывает коробку... и у Женьки дыхание перехватывает. Там письма. Целый ворох писем, целая история на бумаге. У девчонки даже дыхание перехватывает, она прижимает ладонь ко рту.
Бабушка кивает.

И Женя читает. Впервые читает историю то ли любви, то ли дружбы, то ли просто историю целой жизни одного поколения, которое умудрилось пройти через всю войну, выжить - и вернуться к родным.

"...Дражайшая моя Лизавета Юрьевна! Уж как уже пять лет минуло с тех самых событий, а я до сих пор не мог забыть ни глаз твоих, ни улыбки, ни даже грозных окриков твоих, когда мы, перевязанные, к полю бегали, чтобы вам, нашим девчонкам-санитарочкам, букеты нарвать. Уж ты нас и так и эдак хлестала, а всё без толку, дурные мы у вас были, что с нас взять! Игорь вон только пообтесался рядом с тобой... да и он тоже хорош, пополз за тобой под тем самым обстрелом, помнишь? Когда тебя-то подстрелили... Пополз и потащил за собой, хотя не его это дело вообще. И ты тогда ругалась на него так, что мы даже не поняли - ранена же, вся нога в крови, а рычишь, и кусаешься, потому что тебе нужно было дальше наших ребят с поля вытаскивать. После твоих зубов, кстати, и у меня на память шрам-то остался, помнишь?
Скучаю я по твоему смеху, дражайшая моя Лизавета Юрьевна. По смеху твоему, по голосу, по "Журавлям", по "Катюше" - нет-нет, да закрываю я глаза, и тебя вижу - в форме, в маковом поле, с глазами полными слёз - и поющую "Катюшу", таким твоим чистым, ясным, нежным голосом... Ты хоть сейчас-то поёшь, Лизавета? Не лишай Игоря этого удовольствия, слышишь? Слышишь. Считай меня дураком, да чувствую я, что ты улыбаешься сейчас, когда читаешь вот это. Выйди в маковое поле, да спой, да вспомни наших ребят... Все они тебя любили, Лизавета..."

"... Дражайшая моя Лизавета Юрьевна"
Помнишь Антонину Михайловну, Лизавета?
Жаль её конечно. Мать нашего Ваньки Андреева, связиста - после того как прислали ей похоронку на сына, вся почернела враз от горя - и в то же время она понимала, что она не имеет права сдаваться, ведь ей ещё маленькую Верочку поднимать. Десять лет с войны минуло - да видимо тоска по сыну никуда не ушла, так она с ней и осталась, и высушила её в итоге, сегодня вот не стало. Очень она по тебе тосковала, Лизавета, всегда рассказывала, какие ты пироги с вишней печёшь. Лизавета, ты подумай, может таки приедешь на похороны? Вера тебя будет рада видеть, она уже совсем взрослая барышня, тринадцать лет ей, красивая такая, а как на мать похожа... Хотя зная, как почта сейчас идёт... Скучаем мы за тобой, Лизавета Юрьевна, сильно скучаем. Тут слухи ходят, ты совсем большим человеком стала, в институт поступила, врачом хочешь быть никак? Игорю привет там передавай, и вообще... давайте-ка там собирайтесь, и к нам приезжайте, мы все слишком давно не виделись, очень сильно все скучаем, очень вас любим. Хотя и на Москву бы сейчас посмотреть конечно любо-дорого, город-то расцвел никак..."

"... Дражайшая моя Лизавета Юрьевна"

Женя внимательно смотрит на молодого парня, и не может поверить в то, что она только что услышала. Но работа частным детективом многому её научила, очень многому, да и семейство у них такое, что тут любая мелочь, любая деталь враз становится той самой, единственно верной, по-настоящему значимой. И сейчас, пристально вглядываясь в лицо парня, она кивает. Действительно... Действительно.
- Михаил Александрович... Надо же..., - она задумчиво ведёт плечом, морщится: - Ай! С-с-с-с... зараза..., - потом перевела взгляд на Бодю и кивает: - Пойдём, нам выходить скоро. Разворошу ещё немного семейных архивов, чай поставлю..., - тут её губы тронула лёгкая улыбка, которая очень быстро превратилась в ностальгическую, переполненную грустью и тоской, - тот самый, ты же знаешь, наверное... "индийский со слоном". И бутерброды сделаю. И сушки достану.
Те самые, челночок.

- Михаил Александрович каждое своё письмо так и начинал..., - тихо начала Женя, когда они уже шли вдвоём от остановки по направлению к её дому, - "Дражайшая моя Лизавета Юрьевна", сколько бы лет ни прошло, а начало у письма всегда было одно и то же, в этом он себе никогда не изменял. И письма эти моя бабушка от меня тщательно скрывала, - бледное лицо Жени осветил тусклый-тусклый свет фонаря, и пусть она ни звуком, ни чем-то ещё не выдавала себя - но сейчас Богдан мог видеть ясно, что она плачет, - а вот как стало мне шестнадцать, так и раскрыла наконец-то свои архивы.

Она подошла под фонарь, чтобы найти в кармане ключи, чуть пошебуршала фантиками от жвачки, мотком ниток, но после недолгой "схватки" наконец-то нашла искомый предмет, слабо улыбнулась: - Ладно, живём..., - но не успели они толком подняться по лестнице к её квартире, как открылась соседская дверь, и оттуда высунулась курчавая голова Паулы - смешной чернокожей старшей медсестрой, которая за время, которое она прожила рядом с Женей, успела проникнуться к "ненормальной русской" даже своего рода симпатией, и теперь с осуждением смотрела на молодую женщину: - Лемоева, твою мать, мне этого запаха на работе хватает, ты куда опять, блять, вляпаться умудрилась? - но Женя молчала, только чуть более раздраженно повела плечом, процедила: - Иди нахер, сама справлюсь, не впервой. Та чуть смягчилась: - Да... Да ладно тебе. Дура, за тебя ведь тревожусь! Кто о тебе позаботится, этот дрыщ? Подожди, сейчас я приду, зашью всё правильно.
Что тут скажешь. Она-то ведь не медик.
- Извини, - коротко бросила Женя, краем глаза взглянув на соотечественника, - она язык за зубами никогда особенно держать не умела. И вряд ли научится. Но шьет классно, это правда.
Про то как она ей между лопаток зашивала ему точно пока что знать не надо точно.
- Вот ведь блин..., - Лемоева чертыхнулась, кровь залившая куртку сделала её жесткой и неприятно липнущей к телу, - поможешь снять?

[NIC]Zhenya Lemoeva[/NIC]
[STA]карельская ведьма[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/jALFcna.gif[/AVA]
[LZ1]ЖЕНЯ ЛЕМОЕВА, 30 y.o.
profession: частный детектив;
relathions: ветер, кровь и серебро[/LZ1]

Отредактировано Fred Burnell (2021-04-17 20:49:52)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » устрой дестрой


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно