внешностивакансиихочу к вамfaqправилакого спросить?вктелеграм
лучший пост:
северина дюмортье
считать падение невесомых звезд и собственные тяжелые. собственные — они впитывались в тебя сладострастным искушением, смертельным ядом; падения собственного духа... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 23°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
eva

[telegram: pratoria]
siri

[telegram: mashizinga]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Альтернативная реальность » ночь выгорала - я, и ты не одна;


ночь выгорала - я, и ты не одна;

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

https://i.imgur.com/n3X7VZY.png

попав в любовный треугольник
геннадий тут же осознал
что если он какой то угол
то наиболее тупой

кто:
две разведёнки
прекрасная нимфа
когда:
после заката, далеко после заката
(и после ряда коктейлей, мы сбились со счета)

[NIC]Melanie Campbell[/NIC][AVA]https://i.imgur.com/FESpvc8.png[/AVA][LZ1]МЕЛАНИ КЭМПБЕЛЛ, 26 y.o.
profession: директор винной галереи «Le Libertin»;
ex: jasper[/LZ1][SGN]   [/SGN]

Отредактировано Deborah Matthews (2021-02-06 20:35:48)

+3

2

- Ты же должна быть в Сан-Диего? – и рука чужая за локоть вздергивает, разворачивает вполоборота; не то, чтобы слишком резко – но явно куда круче, чем Мелани могла бы ожидать. И мир закручивается, останавливаясь куда позже, чем она сама – возвращает её к тому, от чего она очень уж активно забывалась прямо в этот самый момент.

Она действительно должна быть в Сан-Диего – прямо сейчас должна уже звонить из своего номера на ресепшн неприлично дорогого отеля и спрашивать, в чем заключается их процедура записи в спа-центр. Устраивать погром в ванной, заворачиваться в огромный махровый халат прямо поверх своей одежды – просто потому что ей нравится. Но всему виной чёртовы сорок минут от конца регистрации до вылета. Кто вообще это придумал? От стойки до гейта бодрым шагом максимум – минут семь; ладно – пятнадцать с учетом одноногих, хромых и прочих ущербных. Мелани в аэропорт прибыла за тридцать две минуты до рейса.

И почему, вернувшись домой, она решила куда-то пойти – сам черт не разберет. Мысль мелькнула, почти успела угаснуть – но Кэмпбелл подхватила её, раздула из искорки план и вот уже выбрасывала из гардеробной в сторону кровати одежду. Короткий топ на широких бретелях, ярко-жёлтый – потому что её настроению явно не хватало солнца. Широкие брюки в чёрно-белую вертикальную полоску – просто потому что новые, нравились, и были таким же неопределенным предметом гардероба, каким персонажем стала Мелани в собственной жизни.

И почему именно клуб, почему именно этот клуб – вопросы тоже весьма и весьма любопытные; но как и все хорошие вопросы, этот останется без ответа. Просто ноги принесли.

Один коктейль, второй, третий; разноцветные вспышки прожекторов бликуют среди месива поднятых в танце рук. Глубокий навязчивый бит вибрирует где-то внутри; чёрт – как же сильно Мелани не хватало именно этого. Этого вайба вечного веселья, не хватало такого, простого удовольствия – этих маленьких радостей. И одна из таких маленьких радостей нашлась точеной фигуркой у барной стойки – явно ищущей чего-то, и ничего конкретного. Мелани – ответ на оба эти запроса.

Смеяться – до сведенных мышц щёк. Танцевать – до глубокой отдышки. Перехватывать нежную ладошку своей, разворачивая прекрасную деву к себе спиной – и так легко пропустить через себя мысль, что сегодня они ей нравятся куда больше больших и сильных чьих-либо ладоней. И заводить волосы пальчиком бережно с одного плеча на другое – чтобы нашептать что-то на ушко, и оставить легкий поцелуй теряться в прядях где-то за ним. Проводить ладонями по рёбрам и ниже – по бокам, чувствовать отражение бита очередного трека в движении чужих бёдер; и улыбаться в аристократически белое плечико, прижимая те к своим.

Передышки ради – поймать ладошку, сплести со своими пальцы, и увести за собой в сторону бара: там тише и не придется кричать каждое слово, чтобы быть услышанной; свет не пульсирует, по глазам так не бьет. И шло всё именно так, как того хотелось уставшей от драм и сложностей душонке Мэл – пока они ворковали обо всём и ни о чём одновременно, ожидая, пока бармен сообразить для них еще одну порцию шотов. Кэмпбелл широко улыбалась, аккуратно накручивая на пальчик прядку длинных тёмных волос – пока не пришлось так резко разворачиваться на одной пятке.

- А ты должен быть в заднице, - резко поднимая руку, вырывает локоть из объятий чужих пальцев, отступая на полшага назад – по направлению к своей спутнице в этот вечер, - Насколько я помню, именно туда я тебя отправляла?

Отправляла – и даже не со скандалом. Тихо, взвешенно, помахав на прощание свидетельством о разводе. Они были вместе слишком долго, чтобы не придавать этому никакого значения вообще; они были вместе слишком мало, что бы принимать развод окончанием жизни. Но с последней на бумагах подписью внутри образовался некий вакуум пустоты, который Мелани пыталась заполнить единственным известным ей способом. И не испытывала никаких по этому поводу угрызений совести: в конце концов, развод даже не был её идеей. Кажется, ей даже должно быть обидно?

Но она подумает об этом когда-нибудь потом. Сейчас же – только ловит вопросительный взгляд своей визави, и не медля ни секунды снова подхватывает за ручку, отступает назад – за девушку, и за руку разворачивает к себе лицом, и к Джасперу – спиной. Как по четко выверенному сценарию на стойку рядом с ними опускается пара шотов, которые Мэл подхватывает в пальцы и один – протягивает прекрасной мадмуазель напротив.

- Не обращай внимания, - чуть морщит нос, когда понимает, что вопрос из глаз напротив так и не пропал – и пожимает плечами, - Выпьем?
[NIC]Melanie Campbell[/NIC][AVA]https://i.imgur.com/FESpvc8.png[/AVA][LZ1]МЕЛАНИ КЭМПБЕЛЛ, 26 y.o.
profession: директор винной галереи «Le Libertin»;
ex: jasper[/LZ1]

Отредактировано Deborah Matthews (2021-02-06 21:17:43)

+2

3

Belladonna.
Mia Bella.
Mia Donna.

Белла сидит за столиком в кафе, и ей так скучно. Она из тех людей, что не верят в мир во всём мире и всеобщее благо. Зато она отлично верит, что если сидящий напротив парень не готов сделать решительный шаг, то вся эта затея не стоит и ломаного цента. Честно говоря, девушка чертовски зла, что вообще согласилась на это свидание, и теперь вынуждена мило улыбаться человеку, от нерешительности которого тошнит.
Секрет номер один. Белла не любит сложности. Впрочем, как и скучных людей. Ей совсем не хочется тратить своё время на тех, кто не достоин. Слишком много воды утекло с тех пор, когда у девушки были серьёзные проблемы с самооценкой. Насмешки одноклассников, булимия. И всё это осталось в прошлом. Нынешняя Белла отлично знает, чего хочет и предпочитает не размениваться на слишком глубокие и пронзительные чувства. Ей нравится, когда пламя вспыхивает быстро, словно по щелчку пальцев, и захватывает целиком, не оставляя шанса сбежать. А вот долгие, нудные беседы - такая ерунда.
И она сбегает, как делала уже не раз. Прямо с корабля на бал, то есть - в ближайший клуб. Сказать что её сердце разбито, значит преувеличить всё в сотни раз. Однако, не обошлось без обыкновенного разочарования, избавиться от которого требовалось незамедлительно. И Белла с удовольствием ныряет в мир громкой, бьющей по барабанным перепонкам музыки. Биты разносятся вибрацией по телу, а в помещении темно настолько, что можно различить лишь силуэты, сливающиеся в одну кишащую массу. Под чем все эти люди, так самозабвенно вытанцовывающие? Кислота? ЛСД? Да какая к чёрту разница. Главное, что им весело.
Первая остановка - барная стойка. Любой уважающий себя тусовщик обязательно должен закинуться хотя бы порцией алкоголя, чтобы кровь закипела, и легче было решиться на что-то сумасбродное. Несколько шотов для разогрева.
За то, чтобы нытики и зануды исчезли с моего пути. Аминь. - каким бы это не было богохульством, Белла выпивает алкоголь до последней капли. И тут же словно по волшебству рядом с ней появляется волшебное создание. Именно та, кого так отчаянно не хватало этому вечеру разрушенных надежд. И девушка легко увлекается, следуя за прекрасной незнакомкой. В свете неоновых огней уже неважно, как зовут спутницу и какая история осталась у неё за плечами. Значение имеет только неописуемы кайф от близости чьего-то тела. Это будоражит и сводит с ума. И вот уже Белла включает своё обаяние. Расправляет плечи и чуть приподнимает подбородок, взглядом скользя по всем изгибам своей новой подруги. Так откровенно, без лишнего смущения. Да и зачем играть в условности, если можно просто взять то, что итак плывёт к тебе в руки? Весьма соблазнительно плывёт, надо отметить. И в этих прикосновениях есть какая-то особая химия. Белла смеётся, запрокидывая голову и выгибая шею. Подставляется под аккуратные, ничего не значащие поцелуи. Это просто игра. Заманчивая и притягательная. В клубе, среди незнакомых людей, где на утро никто не вспомнит их лиц, никто ничего не скажет и не начнёт читать морали.
Или нет?
Белла удивлённо замирает, когда перед её глазами разворачивается весьма неоднозначная картина. Какой-то мужчина грубо хватает за плечо её прекрасную нимфу, и явно намерен продолжить диалог. В то время, как сама спутница в этом ни капли не заинтересовано. Тем не менее, это оставляет за собой множество вопросов, один из которых можно увидеть на глубине расширившихся зрачков заигравшейся девчонки. Но кто она такая, чтобы спорить? Сказано не обращать внимания, и Белла легкомысленно отворачивается в сторону барной стойке. Где всё началось, там и должно закончиться. Принимает из рук своей спутницы очередной шот (может, уже хватит?) и подносит его к губам, чтобы оставить отпечаток красной помады прежде, чем выпить всё в пару глотков. Было бы неплохо заказать и чего-то ещё, но с этим чуть позже. Пока надо избавиться от нежелательного элемента, и у девушки даже есть идея, как лучше это провернуть. Кажется, алкоголь достиг достаточной концентрации в крови, чтобы позволить себе маленькое безумие. Пальчики скользят по щеке прекрасной незнакомки, а взгляд опускается к губам, в которые Белла и впивается поцелуем. Без долгих прелюдий и объяснений. Просто целует спутницу, язычком проникая в сладкий ротик. Закрывает глаза, растворяясь в моменте. Есть только этот миг, и музыка, отзывающаяся где-то внутри. Или это просто зарождающееся желание?
[NIC]Bella Harris[/NIC] [AVA]https://i.imgur.com/9gpK3zj.png[/AVA] [LZ1]БЕЛЛА ХАРРИС, 23 y.o.
profession: домашний кондитер;
[/LZ1]

+2

4

Что делает каждый нормальный мужик после собственного развода? Разумеется, идет отмечать. Вот и Джаспер не стал отходить от традиции, первые полбутылки выжрав еще по пути в клуб. Потом, правда, решил немного притормозить, чтобы “запомнить вечер во всех красках”, но надолго это держание в его душе не задержалось. Да и как тут устоишь, когда громкая музыка, красивые девушки, куча друзей, радовавшихся свободе Тирелла даже больше, чем он сам. Хотя, говоря откровенно, он вообще не радовался - лишь усиленно делала вид, что развод - это лучшее, что случалось в его жизни.

Нахуй ему не сдался этот развод. Как и свадьба, но с ней проще, Джас ее не помнил. Но вот разводиться он не хотел - ни сейчас, ни тогда, когда в запале ссоры рявкнул это в лицо Кэмпбелл. А эта дура взяла и согласилась - что тоже не аргумент. Дальше - просто два дебила, которые не смогли взять свои слова назад, и которые с такими пафосными лицами ставили свои подписи под дурацкой бумажкой, которой Мэл раз пятьдесят успела ткнуть в лицо Тирелла.

А потом она свалила в Сан-Диего. И, наверное, это было лучшее из возможных решений, но какого хрена тогда Джас знал, во сколько чертов самолет должен приземлиться и когда отправляется ближайший рейс по тому же маршруту? Все ближайшие рейсы на два дня. Потому что не исключал, что сегодняшнее его пьяное “празднество” закончится именно там - на борту белобокого самолета, летящего по следам его сумасшедшей бывшей жены.

Смешно, но за эти сколько-то там часов Джаспер успел забыть, что Мелани Кэмпбелл - это стерва, которая умудряется портить его жизнь в самые неподходящие моменты. И какого черта именно сейчас, когда на его коленках сидит соблазнительная барби с провокационно расстегнутой блузкой, именно Кэмпбелловская рыжая шевелюра мелькает в толпе? Да не просто в одиночку, а еще и в обнимку с какой-то девицей?

К сожалению - или к счастью - Джаспер уже достаточно пьян, чтобы соображать логически. А вот на его злость алкоголь никогда не действовал, и именно она сейчас бурлила внутри, глядя, как Мэл уверенно вырывает свою руку из его захвата и переключает все свое внимание на незнакомку. Чего добивалась? Хуй ее знает, Тирелл не в состоянии думать и размышлять. Он - в ярости, в ревности и еще в хреновой туче чувств, которые настоятельно требуют открутить одну рыжую голову с тонкой шеи, напоминая, что сделать это нужно было очень и очень давно - столько проблем бы избежал.

Но больше всего Джаспера злит даже не то, что Кэмпбелл так откровенно крутит перед ним хвостом, а то, с каким равнодушием она его игнорит, переключая все свое внимание на очередную порцию алкоголя в бокале. А потом - еще и на губы незнакомки, которые так нагло целуют губы его, черт возьми, жены! Пусть и бывшей. Но бывших Тирелловских жен не бывает, как минимум потому, что он сам не признавал этого факта.

- Бесплатный совет - эта стерва любит погрубее, - положив руку на талию незнакомки, Джаспер разворачивает ее лицом к себе. - А я далеко не такой требовательный.

Истина, усвоенная за время жизни с Мелани: если начинать с ней спорить или что-то доказывать - это поднимает ее самооценку до немыслимых высот, что, в свою очередь, злит Тирелла еще больше, и этот бой он, как правило, проигрывает. Нет, он не будет совершать таких глупостей, по крайней мере сейчас. А еще он прекрасно знает, что Кэмпбелл не нравится, когда кто-то трогает ее игрушки, при этом на нее саму забивая большой болт - вот этот вариант Джасперу уже нравился. К тому же, он официально тоже свободный мужик - может целоваться с кем хочет, где хочет и когда хочет. А если это еще и Кэмпбелл позлит...

И он целовал незнакомку - как умеет, как любит - горячо, неторопливо, распаляя желание и заставляя его медленно разбегаться по телу, что крепко, но аккуратно прижимал к себе. Немного напирая и тут же ослабляя захват - чтобы девушка тоже могла управлять инициативой в этом поцелуе. И, что удивительно, в тот момент Джаспер даже не думал про Мэл, хотя еще пару минут, на диване, раза два собирался назвать свою спутницу не тем именем. Забавная штука - жизнь. Или это алкоголь за подобное благодарить надо?

- Согласись, так намного интереснее, - с улыбкой проговорил Джас на ухо девушке, оставляя поцелуй за ушком. Вот уж правда, девушку у девушки он еще не отбивал. Тем более у Кэмпбелл. - Выпьем за знакомство?

Плюсы постоянного посещения одних и тех же мест - все бармены знают предпочтения Тирелла, и вот уже на стойке перед ним три шота. На тему количества Джаспер, правда, с радостью бы повозмущался, но раз он принял решение игнорировать Мелани по максимуму, то так и сделает, подхватывая свою порцию и протягивая другую девушке напротив.

- Джаспер. А тебя как зовут, прекрасная нимфа?

Отредактировано Jasper Tyrell (2021-02-21 08:49:13)

+2

5

Мелани всегда нравились эти мгновения до. Она любила затишья перед сильными порывами ветра, любила последние всполохи заката перед тем, как на город опускалась темнота, разбавимая лишь отблесками уличных фонарей, неоновых вывесок и автомобильных фар. И этот момент, когда взгляд застывает на чужих губах, и замирает дыхание - она любила, безоговорочно, тоже. Тот самый момент, когда у тебя есть всего мгновение решить - податься навстречу, или отступить назад. Мэл первое выбирает, не выбирая - на уровне безусловных реакций делая эти полшага навстречу и аккуратно обнимая пальцами одной ладони запястье своей прекрасной нимфы.

Она не любит глубоких поцелуев, считая их слишком пошлыми и достойными оставаться за закрытыми дверьми; но она лишь оставляет столкновения кончиков языков где-то между губами. Ей нравится напористость незнакомки, ей нравится вкус её губ - сладкий дынный ликёр с самого донышка её любимых шотов, ей нравится, что в этом можно забыться. И она накрывает второй ладонью шею девушки сбоку, повторяя подушечкой указательного пальца её скулу, и довольно улыбаясь прямо в чужие губы.

Не хочешь пойти куда-нибудь в другое место? - не точкой, но запятой - обещая продолжение несомненно, Мелани снова касается губ незнакомки своими, но лишь на краткий миг, и спускается пальцами по прядке темных волос, позволив себе всего один ее оборот вокруг кончика указательного пальца.

Куда-нибудь, где так же гремит музыка, заставляя вибрировать что-то внутри в такт низким битам; куда-нибудь, где те же коктейли будут литься рекой - и не будет лиц, от которых неожиданно болезненно что-то ёкает внутри.

Но стоит лишь предложить - как даже этот шанс на отвлечение от собственных мыслей от неё ускользает, оставляя между пальцами не прядку гладких темных волос, а только воздух. И можно бы, на самом деле, вмешаться - рассказать, что Джаспер далеко не так неприхотлив, как сам сейчас заявляет; поведать незнакомке по страшному стечению обстоятельств оказавшейся меж двух огней хотя бы одну из миллионов причин для того, чтобы не верить этой лукавой улыбке - а вместо этого Мелани только опирается локтями о край барной стойки, собирая подушечкой большого пальца чужую помаду со своих губ и прячась от того, чего видеть она не хотела: сколько бы не заявляла Мелани, что ей наплевать, кого, где и как зажимает и целует Тирелл - это всегда было самой откровенной и неприкрытой её ложью. И глаза она отводит, и прячется сама за спиной своей - или уже нет? - спутницы, по одной простой причине, которую она никогда не назовёт вслух: она не хотела с ним разводиться.

Правда, она и выходить за него не хотела тоже, но это было той самой случайностью, которая случилась, как они признали потом, к лучшему. Он шутливо называл её своей миссис Тирелл, она его - мистер Кэмпбелл, потому что им всегда было плевать, что было написано в бумажках. Но, видимо, во всех, кроме последней. И это внушало Мелани, вперемежку с этим колющим чувством где-то под рёбрами, еще и недоумение. Джаспер потребовал развода, крича своим басом так, что начали резонировать стёкла в дверцах книжных шкафов - и Мелани его отпустила. К чему было это представление сейчас? Уязвить её еще больше?

Или, может быть, дело было банально в том, что у них слишком совпадали вкусы на женщин - учитывая, что им обоим нравилась Мелани?

Впрочем, какая разница. Она шла сюда этим вечером, чтобы отдохнуть: не праздновать собственную свободу, чем, очевидно, занимался Джас, а отвлечься от мыслей о ней. Не думать о ней - а только почувствовать её. И можно бы просто забить, просто оставить темноволосую нимфу в руках Тирелла - она знала, той понравится - просто пойти в другое место, а может, и вовсе - домой, признавая оглушительным своё поражение; но нет.

Ей нужен всего один широкий бесшумный шаг, чтобы выскользнуть из-за плеча их спутницы ровно в тот момент, когда Тирелл уже предлагал ей выпить. Мелани тоже не знала ее имени - но она и не хотела знать; это не было тем, что ей было необходимо - как и прекрасной нимфе. Имена - условности, имена - обязательства, имена придают значимости происходящему; заставляют помнить что-то помимо того, как пару минут назад Кэмпбелл проводила пальцами по изящной линии девичьего плечика, стягивая пряди волос за спину. Джаспер вмешался в это волшебство; он разрушил магию момента, сплясав на осколках ее сердца - которого, как он наверняка считает и говорит всем, кто праздновал с ним его свободу этим вечером - как минимум, чечетку, перемалывая осколки не меньше, чем в крошки.

И она делает ещё шаг вперёд, проводит пальцами по нижнему ребру ладони Джаспера, притягивая его руку ближе к себе - другой своей рукой отнимая рюмку. Поднять от их рук взгляд к глазам - всего на мгновение, чтобы опрокинуть в себя шот, который предназначался не ей. И незаметно, даже для самой себя, успевает зацепиться своим мизинцем за его палец. Рефлексы - их не искоренишь так скоро. Привычки - их не забыть так просто. И что бы не говорил или считал Тирелл, а в руки его она была влюблена безоговорочно от самой первой и до последней встречи.

А возможно, просто пора завязывать с шотами.

Джас, - тяжелый взгляд, серьезный, не менее грозный даже от того, что был брошен снизу вверх; лишь тень мольбы на самом дне ясных серых глаз и в морщинке между бровей, - Не надо, - он может даже не слышать этот тихий голос, - он знает ее достаточно, чтобы научиться читать по губам. 

И снова, всего один шаг: всего-то завести правую ступню за левую пятку, чтобы повернуться левым плечом к Тиреллу, и лицом - к своей нимфе, чтобы раскрыть в её сторону ладонь. Мелани снова лишь предлагает, снова оставляет за девушкой выбор, не проронив ни слова - руку её взять, или рюмку, оставленную Джаспером на стойке?
[NIC]Melanie Campbell[/NIC][AVA]https://i.imgur.com/FESpvc8.png[/AVA][LZ1]МЕЛАНИ КЭМПБЕЛЛ, 26 y.o.
profession: директор винной галереи «Le Libertin»;
ex: jasper[/LZ1][SGN]   [/SGN]

+2

6

Белла не любит сложностей. Не любит быть привязанной к кому-то или чему-то. Вероятно, поэтому она работает на дому, не утруждая себя ежедневными походами в ненавистный офис. И надо сказать, что по части сладкого она практически мастер. Умеет не только создавать шедевры, но и высчитывать себестоимость. Ей нравится такая жизнь - быть птицей в свободном полёте. Правда, иногда всё же приходится принимать участие в более масштабных проектах. Например, девушка входит в команду кондитеров и помогает начинающим осваивать все премудрости этого дела. Пара кратких замечаний, выставление оценок за домашнее задание, ничего сложного.
И приключения Белла выбирает такие же, ни к чему не обязывающие. Если путешествие, то решение обязательно принимается в последний момент. Так веселее. Острее ощущается вкус к жизни. Сорваться с места в одну секунду и рвануть на другой конец земного шара по приглашению друзей? Да легко. Особенно, если кто-то другой берёт на себя часть расходов на билеты и прочую ерунду.
И этот вечер в клубе должен был стать таким вот приключением. Удача любит смелых, и откровенный порыв девушки вознаграждён ответной реакцией её случайной спутницы. Это пьянит гораздо сильнее, нежели дынный привкус на губах. Хочется ещё и ещё. Целовать желанные губы до тех пор, пока голова не закружится. Но рыжеволосая легко определяет собственные границы, делая поцелуй лёгким, почти невесомым. И тут же добавляя аккуратные прикосновения. Белла очарована и жаждет продолжения. Игра на полутонах распаляет очень сильно. Именно поэтому в большинстве случаев Белла выбирает прекрасную половину человечества. Для любви или случайного флирта - неважно. Но именно с девушками можно почувствовать всю сладость момента. Не грубую силу и напор, как это принято у мужчин.
Остаток ночи обещает быть интересным, ведь чарующая незнакомка предлагает отправиться в другое место, и Белла готова пойти хоть на край света, лишь бы не прерываться на самом интересном.
Эту сцену прерывает появление ещё одного действующего лица. В голове едва успевает промелькнуть мысль, что мужчины всегда всё портят. А дальше повторяется по кругу. Только уже целует не Белла, а её. Правильным поступком было бы вырваться и залепить нахалу затрещину, чтобы не хватал вот так людей и не лез с ненужными советами. Но... Белла редко поступает правильно. К тому же, её спутница - всего лишь одна из сотни, что могла оказаться на этом месте. Нет ни капли ревности или же сожаления. А мужчина действительно классно целуется, и даже если у них ничего не получится, насладиться моментом никто не запретит. А вот дальше всё становится хуже. Приключение уже не такое и беззаботное. Вдруг выясняется, что Джаспер и рыжеволосая бестия явно знакомы. Да не просто знакомы, а испытывают друг к другу какие-то странные чувства, превращая её - Беллу - в посредника. Или лучше сказать, в средство для выяснения отношений? Ей это не очень-то нравится, но выпить на халяву - дело благородное. И девушка уже готова принять рюмку из чужих пальцев - это же ни к чему не обязывает - как вдруг рыжеволосая фурия опережает её и умудряется осушить всё до последней капли, пока Белла молча хлопает глазами.
Как итог - девушка облизывает губы и успевает только выдохнуть своё имя - Белла. - кривит их в подобии улыбки. Не укрывается от её взгляда и резкая перемена в настроении недавней спутницы. Как бы не был хорош Джаспер, но его действия явно причиняют дискомфорт рыжей, и Белле это не нравится. Никто не смеет разрушать волшебство момента.
- Идём. - пожимает плечами, картинно надувая губки. Вечер не для мужчин, увы. Кому-то придётся остаться на месте, пока прекрасные нимфы ныряют в толпу и, успешно лавируя между танцующих/выпивающих/зажимающих друг друга так, как ей самой хотелось бы повторить с рыжей лисицей, всё сильнее отдаляются от места происшествия. Если только резкая перемена в настроении не предвещает поспешного бегства не только за пределы клуба, но и вовсе - из её жизни. И эта перспектива пугает Беллу, она торопится, старается не отставать, и, оказавшись на свежим воздухе, хватает спутницу за ладонь - Куда мы дальше? - не просит объяснений, не заостряет внимания на маленьком происшествии, но откуда-то в её голове появляется дурацкое "мы". Необъяснимо, немыслимо.
[NIC]Bella Harris[/NIC] [AVA]https://i.imgur.com/9gpK3zj.png[/AVA] [LZ1]БЕЛЛА ХАРРИС, 23 y.o.
profession: домашний кондитер;
[/LZ1]

Отредактировано Charlotte Fain (2021-02-28 15:18:53)

+2

7

Джаспер и угрызения совести - вещи несовместимые по своей природе. Он никогда не сожалел ни об одном из своих поступков, какой бы конченной херней тот в итоге не оборачивался. Тирелл философски считал все это опытом, делал выводы и шел дальше, забивая на всякие ненужные переживания.

До тех пор, пока не встретил Мелани Кэмпбелл. Нет, не так.

До тех пор, пока не потерял Мелани Кэмпбелл в первый раз.

С тех пор его мировоззрение очень сильно пошатнулось. И те пресловутые кошки, скребущиеся на душе, начали проявлять себя во всей красе - во всяком случае, после той истории с пустым пыльным складом. Вроде бы, пережили ее, пошли дальше - уже вместе, рука об руку, и вернуть бы все в прежнее русло - но нет, каждый раз, видя обиженное лицо Лисички и зная, что это он, Тирелл, приложил к этому руку, что-то внутри него начинало недовольно возиться.

Сейчас, например. Ведь имел он полное право, и моральное, и юридическое, целовать кого, где и когда хочет, а неожиданно чувствовал себя от этого паршиво. Забить бы на это, как забивал еще пять минут назад, сидя на диване. Залить еще парой рюмок, но, видимо, этот день решил окончательно его добить - даже размазать по стене, мешая раздробленные кости с кровью в какую-то неопределенную жижу, в которой и узнать Джаспера Тирелла будет невозможно.

“Не надо” из уст Мэл - это как красная тряпка для быка, так было всегда и должно было оставаться до этой минуты. Но этот взгляд, пробирающий даже через алкогольный неадекват, выходит куда более болезненным, чем если бы Мелани разбила отобранную рюмку об голову Джаспера. А он даже разозлиться не успевает, потому что все его ощущение реальности сосредоточено на этом прикосновении, от которого так и веяло их прошлой жизнью - той, которую Джас совершенно не хотел терять.

Он успевает ответить - таким же откровенным сжиманием ладошки, но лишь на секунду, пока та не исчезнет из его руки. Давно уже выяснено, Мелани Кэмпбелл - это его успокоительное: чем она ближе, тем смиреннее Джасовская злость. А тут всего один шаг в сторону от него, и она затапливает с головой. На кого сейчас злился Джаспер? Он сам не знал. На Лисичку, которая в очередной раз ускользала от него. На Беллу, которая стала невольной причиной и свидетельницей этой сцены. На себя, за то, что в принципе позволил себе такие глубокие чувства к той, кто этого не оценил.

Как итог - уходят обе. Где-то внутри от укола дернулась уязвленная гордость, но даже она была слишком пьяна, чтобы громко возмущаться проявленному неуважению. Какого черта его вообще это колышит? Это не его женщина - она сама так решила, и теперь имела право уходить куда и с кем угодно - как и он, собственно. С этой Беллой или любой другой, например, той, которая еще ждала его где-то за дальним столиком у левой стены и явно была готова к продолжению банкета. Которую Джас весь вечер мысленно называл не иначе как Мэл.

- Водку. Холодную.

Джаспер не любит крепкие напитки - такие, что с одного глотка сбивают с ног. Но сейчас именно это ему и нужно было: беспамятство, каша в голове и полное отсутствие связанных мыслей. Смешно признаться, но он не выдерживал это - Джас в принципе не особо чувствительный человек, но то, что делала с ним Кэмпбелл, ломало ему хребет практически буквально. Сто миллионов раз он был прав, когда говорил о том, что лучше бы им никогда не встречаться. Сто миллионов раз после этого он притягивал ее к себе и целовал, запуская эту рулетку по новому кругу.

А сейчас где-то за его спиной она лавировала среди сотен других извивающихся тел, ведомая рукой своего нового увлечения, и с каждой секундой удалялась все дальше, заставляя Джаспера до хруста сжимать зубы.

Не было в его вселенной Мелани Кэмпбелл, свободной девушки, которой дозволено все, чего она только пожелает. Была его Лисичка, плевать - жена или нет, - его Лисичка, которая могла принадлежать только ему одному. Которой все так же было дозволено все, чего она только пожелает, но при одном условии - Джас будет рядом.

Горькое понимание - такое же, как обжигающий горло напиток.

- Повтори.

Надо было брать целую бутылку и глотать ее залпом, потому что даже вторая порция не помогала, а это при условии, что до нее была добрая сотня таких же, просто с другим вкусом. А эффекта ноль, или даже минус бесконечность - вместо того, чтобы мысли разбегались, как муравьи, в разные стороны, они собирались толпой вокруг чертового монумента одной рыжей бестии. Нужно было с этим кончать.

Резкий разворот на сто восемьдесят градусов, и мир расплывается перед глазами. Кайф. Лучше так - не видя лиц, не разбирая дороги. И только где-то в середине зала сообразить, что Джас вообще не понимает, куда ему идти. Зачем - да, высказать стерве Кэмпбелл все, что он о ней думает. Но где ее искать? Куда она исчезла вместе с красоткой Беллой? Стояли на улице в ожидании такси, или уже сдирали друг с друга одежду в каком-нибудь укромном уголке клуба?

Какой же он идиот - даже сам над собой смеется, как-то отчаянно горько. Сегодня все имело для Джаспера такой привкус горечи, он даже привык. И все же пробирается дальше, расталкивая и посылая нахуй всех, кто смел ему помешать. Клуб ему насточертел - так сильно, что стены, музыка и мелькающий свет давили на черепную коробку, грозясь раздавить ее в обозримом будущем. Тиреллу нужен был глоток свежего воздуха - просто чтобы снова дышать полной грудью. Может, мысли прочистит.

Нет, там сверху кто-то явно решил сегодня добить несчастного Джаспера, и вместо глубокого вдоха - судорожный выдох, замечая у края тротуара до боли знакомую и до сантиметра изученную фигурку. Секундное размышление - пройти мимо или действовать согласно изначальному плану, и вот они, шесть неуверенных шагов нетвердой походкой, чтобы озвучить все то, что накипело внутри.

Что Мэл - стерва. Что он ее ненавидит. Что она испортила ему жизнь, растоптала и уничтожила, сначала вывернула душу наизнанку, а потом подожгла все к чертям. Что он бы с радостью придушил ее.

Но вместо гневной тирады, мысленно уже составленной и утвержденной, порыв ветра, треплющий ее волосы и доносящий до Джаспера аромат ее духов. Наверное, он слишком пьян. Либо это все просто выше его сил.

И слова в голове - совершенно другие, когда его руки обнимают Кэмпбелл со спины, а лоб опирается в ее затылок.

- Ты моя, Лисичка. Всегда. Какую бы дичь мы не творили и какие бы бумажки не подписывали.

Им всегда было плевать на эти бюрократические проволочки. Своей Джаспер начал считать ее задолго до того, когда факт их бракосочетания всплыл наружу, и продолжал считать дальше. До сих пор. Это чувство - оно ведь проявлялось совсем не в документах, и никакого заверения не требовало. И одной подписью не прекращалось. Оно - как эти поцелуи за ухом, от которых по коже Мэл - мурашки, а на лице Тирелла - улыбка.

- Я тебя не отпущу.

Ни сейчас, ни сегодня, ни завтра. Ни в гости к Белле, ни в Сан-Диего, ни в Напу. Единственное место, где Кэмпбелл позволено находиться - это в его руках. И пусть при этом пальцами она сжимает чужую ладошку.

- Знаешь, Белла, - чуть повернув голову в сторону спутницы Лисички, обратился к ней Джаспер. - Она - это лучшее, что с тобой случалось. Но она - моя.

В следующий раз, пожалуй, Джас заставит Мелани носить кольцо, чтобы все об этом знали. Или даже татуировку на всю руку. Лисичка Тирелла, например. А себе набьет изображение лисы на всю спину. Он ведь тоже - ее, и ничей больше. Пора бы с этим смириться.

+2

8

Люди - справа, слева, перед ними; толпа пульсирует в ритме оглушительного бита, здесь и там взмывают вздёрнутые к потолку руки вслед за жестом диджея из его гнезда. Вспышки света вслед за ударным басом, где-то за три макушки от их пути явно происходило то, чему место лишь за закрытыми дверьми.

Мелани - Моисей двадцать первого века; перед ней море тел расступалось, пропуская и допуская побег - из клуба, из прошлого, и вообще, и схлопывалось за спинами её и её спутницы. И пока она лавирует, обходя тех, кто отказывался подчиняться законам ее личного поля отрицательной гравитации, мысли заняты были другим.

Тем, как Джаспер сжал на мгновение всего в ответ её ладонь. И повеяло от этого жеста жизнью, которую они уже прожили и пережили, той, от которой они отказывались, ставя четыре подписи в бумажных папках у адвоката. Впрочем, какая разница, если Мэл сбегала - от неё, от и из его рук, из душного клуба в поисках прохлады и, страшно сказать, свободы.

Какая разница, если в её руке - чужая ладонь, от которой веяло приключением? Легким, увлекательным - таким, которым Мелани предпочитала видеть вообще всю свою жизнь.

Поэтому - за ладошку тянет, одновременно круто разворачиваясь на одной пятке к спутнице. Притягивает к себе, заводя замок из их ладоней себе за спину, и опуская его лишь тогда, когда между Мелани и её сказочной нимфой останется не больше, чем полшага - их она сделает и сама.

Знаешь, - не выпуская руки, вторую ладонь заводит под темные волосы, проводя кончиком большого пальца от точёного подбородка - дальше, поглаживая затем скулу, и касаясь остальными пальцами шеи, - У меня дома есть бутылочка просто бесподобного кьянти.

И ещё целый набор абсолютно различных по форме, цвету и содержанию бутылок, способных удовлетворить даже самый притязательный вкус. Но Белле хотелось предложить что-то столь же легкое, как и то, каким Мелани хотела видеть вечер.

От неё веяло какой-то сказочной сладостью - не буквально. Светлая кожа, как будто припыленная сахарной пудрой; губы - не иначе коктейльная вишня как те, которые так любит Кэмпбелл. А ещё, у неё просто восхитительно пахли волосы - и почувствовать это не помешала даже смесь запахов в воздухе ночного клуба. Мэл никогда не приглашала первого встречного в свой дом, предпочитая уединение там, откуда она сможет сбежать по первому желанию; сегодня - приглашала к себе ту, о которой не знала ничего, кроме имени и того, что она просто восхитительно целуется.

А если любишь послаще, - продолжала Мелани на выдохе, аккуратно притягивая к себе лицо. Она была хороша в этом - дразнила, чужих губ касаясь дыханием, и только почти случайно задевая своими, - то тоже найдётся.

Пассито, например - но они обе, кажется, понимали, что вино здесь было уже совсем не при чём.

Кэмпбелл уже запускала руку в карман брюк, в котором был телефон, намереваясь предложить своей прекрасной избраннице вместо согласия нажать на кнопку «заказать» в приложении такси, обещающего за десятку с небольшим и пятнадцать минут доставить их от порога клуба к точке Б - лестнице, ведущей к холлу её подъезда. Но прерывается, испуганно судорожно вдыхая воздух, отступая на полшага назад - туда, куда тянули её чьи-то руки.

Чёрт.

Она никогда не умела этому противиться. Каждый раз в их долгой и запутанной истории, когда Джаспер так обнимал её со спины, она хотела отвести руку вперёд, а затем выбросить назад локтем, ударяя под дых, но каждый раз отчего-то медлила и принимала решение обратное - податься назад, прижимаясь крепче. И сейчас противиться этой привычке было невыносимо сложно - и Мэл просто замирала, едва не дрожа от напряжения, и лишь рефлекторно коротко сжала в своей ладони чужую покрепче, цепляясь за неё, как за единственную ниточку, ведущую от ностальгии к реальности.

Бумаги правда никогда не играли для них никакой роли. Ничто не играло, на самом деле: Тирелл называл её своей задолго до того, как они узнали, чем друг для друга являлись официально. Задолго до того, как Джас стал её Джаспером, задолго до того, как между ними не стало преград: из кого-то третьего, из их упрямства, из их нежелания в принципе кому-то принадлежать. Она считала его своим чуть меньше, но перед самым началом конца - поняла, насколько он был прав. Да и сейчас понимала тоже; иначе и не замечала бы, что его поцелуи за её ухом были всё теми же - слегка щекотными, аккуратными, остающимися таять и теряться где-то в волосах ещё долго после того, как Джаспер уже оставлял следующий. И мурашки от них - всё те же, бегущие ощущением легкого холодка от шеи к плечам и ниже - к лопаткам. Мелани позволяет себе, всего на секунду, но все же утонуть в этом ощущении; позволяет себе этот выдох - тихий, расслабленный, размеренный и бесшумный. Даже достаёт руку из кармана брюк, так и не вынув из него телефон; даже поднимает ладонь, пытаясь на уровне рефлексов накрыть его руку.

Она ведь правда не понимает, чего ей в этот конкретный момент хочется больше: сделать ещё полшага назад, утопая в этих объятиях, или - шаг вперёд, подтянувшись за чужую ладошку, и из одних рук мгновенно перекочевать в другие. Не понимает, что выбрать: их прошлое, или своё собственное будущее - пусть и в весьма кратковременной перспективе? Мелани замирает, не понимая, в какой поток ей надлежит войти; как на перекрёстке, не зная дороги, ты дважды пропускаешь зелёный - потому что путаешь лево с право и обратно.

Пока следующие его слова не напоминают ей, что путь, который они прошли - дорога с односторонним движением. Молния в одно место, второй раз в одну реку; дважды можно разве что на одни и те же грабли наступить - но Мэл слишком уж дорога её мордашка. Она была определённо слишком пьяна - чтобы допустить в себе приступ той ностальгии, но пьяна недостаточно, чтобы допустить его больше, чем на эту пару секунд - хотя и без того они были слишком, непростительно, долгими.

Он не может её отпускать - потому что он уже её отпустил, потому что он её не держал. Или не удержал - тут поди разбери, кто кого держал, выгонял, отталкивал или тянул к себе. Они ведь ставили точку, обещая не превращать её в запятую. Ту самую точку, что Мэл ставит в конце своей подписи. И Джаспер совершает самую страшную из всех возможных сейчас ошибок: он говорит не с ней о том, что она может, а что - нет, пусть и даже только по его мнению.

Джо не делится едой, Мелани - не делится своими вкусняшками; это завет, аксиома и непреложное правило всей её жизни. Но её достало. Выбирать - достало, бежать - достало, вообще что-то решать достало! Боже, надо было остаться дома и храпеть под BBC, всё здоровее была бы.

Так, нет! - и она отпускает резко ладошку из своих рук, - Всё! - и другие руки с себя стряхивает, сталкивая их вниз так, как будто не те это руки, в которых она спала так сладко и стонала так отчаянно, а змеи, - ВСЁ, хватит!

И отступать на шаг в сторону, срываясь с этой прямой между Беллой и Джаспером; выставлять перед собой руки с растопыренными пальцами. Смотреть из напряжённой позы загнанного в угол зверя - переводить взгляд с одного на другую и обратно, отчаянно пытаясь сообразить: как бы так выкрутиться, чтобы вообще ничего не выбирать и не решать? Чтобы не показаться прекрасной незнакомке дамой с весьма надоедливым багажом (кажется, ребёнок и тот обременением был меньшим), а бывшему мужу - совсем уж отчаянной и бессердечной стервой? Хотя, казалось бы, с каких это вообще пор её волновало чужое мнение?

Она не хочет выбирать - она не будет выбирать. И это - мысль, которая заставляет её снова выпрямиться, опуская руки.

Ты, - шаг вперёд, под девяносто градусов - направо, обращаясь к Тиреллу, чью фамилию она так и не взяла, и сжимая в ладошке лацкан его пиджака - не то по старой привычке, не то потому, что так правда удобнее сдернуть его вниз, заставляя к ней склоняться, - Завязывай, - и в глаза ему смотреть, со всей этой смесью эмоций, что копились, роились в ней: усталости - навалившейся, обиды - определённо, заботы - неожиданно, - Так дальше нельзя.

Ни ему, ни ей. Кому будет лучше? - Никому не будет. Можно вязнуть сколько угодно в болоте собственной ностальгии и чувствах, которые не успели ещё отмереть ни в одном из них - но в итоге же просто обогатишь своего психотерапевта, да и только. Впрочем, Мэл всегда глубоко ныряла в море прямо перед тем, как выйти на берег - и поэтому ещё один уверенный рывок за лацкан пиджака вниз, ловя ладонью второй его щёку. Поэтому - целовать его так же, как она делала это всегда, расставаясь до вечера или утра на следующий день: неглубоко, коротко - ровно столько, сколько нужно для того, чтобы пальцами провести из-под уха по самому краешку челюсти к подбородку, перебирая щетину.

Всё нормально, - отпускать - нормально, скучать по первости - наверное, тоже. Хотя, он ведь в этом клубе сегодня тоже не просто так - возможно, просто сегодня с девушками ему везло меньше, чем ей. Но Мелани - ускользает, делая широкий шаг назад прежде, чем его объятия снова сомкнутся.

А ты, - разворачивается она к Белле, делая ещё шаг и сокращая расстояние до минимального. Раздумывает - всего пару мгновений, словно взвешивая все за и против, хотя решение принятое столь же спонтанное, как и все, что окружает Кэмпбелл. И она обнимает личико обеими ладошками, признаваясь самой себе что почти влюблена в эти скулы, прильнув к её губам. И понимая, что пьянят они вне зависимости от наличия на них сладкой дыни; что слишком давно не была она с девушками - да и вообще с кем-либо кроме. И целует её чуть дольше, чем Джаспера; целует чуть глубже, чем Джаспера - сталкиваясь кончиком своего языка с её; но пусть тот, кто не грешен, бросит в неё камень первым. Но прерывая поцелуй - так же резко, как она его начала, Мэл ещё раз коротко касается своими губами уст своей прекрасной, темноволосой нимфы, запечатлевая на них то маленькое волшебство, которое между ними произошло - но то, которое оказалось ей не по зубам, - У него дома тоже есть кьянти.

Конечно - есть, она ведь сама туда его принесла. И пока прекрасная незнакомка отходит от внезапного поцелуя, пока до неё доходит весь смысл с подтекстом сказанных слов - Мелани подхватывает в правую руку тоже правую ладонь Беллы. Тянет за неё рывком, поднимая потом их руки и пропуская её макушку под ними - раскручивая свою фею и отпуская её лишь тогда, когда она окажется между Мэл и Тиреллом, лицом к последнему. У него дома тоже есть кьянти - и то, что послаще, водилось тоже. А ей точно понравилось его целовать - такие вещи Кэмпбелл чувствовала и умела видеть.

Adieu! - салютовала им Мэл, двумя пальцами отдавая честь от левого виска и удаляясь вперёд спиной, пока не развернулась, закладывая руки в карманы смешных широких полосатых брюк.
[NIC]Melanie Campbell[/NIC][AVA]https://i.imgur.com/bmbpFFL.gif[/AVA][LZ1]МЕЛАНИ КЭМПБЕЛЛ, 25 y.o.
profession: директор винной галереи «Le Libertin»;
ex: jasper[/LZ1][SGN]   [/SGN]

Отредактировано Deborah Matthews (2021-03-20 12:02:30)

+2

9

Мелани Кэмпбелл - как синоним облома. Так было всегда, и вряд ли хоть когда-то этот факт претерпит хоть какие-то изменения. Вот и сейчас ее резкое “все” бьет по голове словно кувалда, а ощущение вмиг опустевших рук заставляет испытывать острое разочарование.

Джасперу обидно, хотя, наверное, стоило было привыкнуть - Лисичка убегала от него практически всю историю их отношений. А он - догонял. Но сейчас ноги уже не держали настолько крепко, чтобы можно было повторить подобный маневр - Джас почти не сомневался, что его близкое знакомство с асфальтом произойдет максимум шаге на четвертом.

Покачивается, все же послушно подаваясь вниз к Мэл. Будь обстоятельства чуть иными, хотя бы самую малость - и подобная инициатива Кэмпбелл закончилась бы сексом у ближайшего столба, без оглядки на место и окружение. Но сейчас в ее глазах был совсем не тот коктейль эмоций, который предшествовал подобному развороту событий.

Так нельзя, это правда - и любить ее так нельзя, и пить столько нельзя, и так с ума сходить тоже нельзя. Но если бы от всего этого можно было отказаться одним щелчком пальцев - Джаспер так и сделал бы, не задумываясь ни на минуту. Все, что происходило с ним последний год - слишком токсично, оно разъедало Тирелла изнутри - он чувствовал это. Но пока Мэл рядом, ему откровенно насрать на все. Она - то самое лекарство от всех болезней, на которое Джас подсел, причем, очень давно, и сейчас чувствовал себя как наркоман на пороге очередной ломки. Да, его будет ломать очень долго, особенно после того, как Мелани позволяет себе такой поцелуй, от которого у Джаспера все мысли разлетались в сторону.

Нет, это ненормально - эти разговоры, эти поцелуи, от которых так отчаянно веяло прощанием. Эти ускользания из его рук за какой-то миг до того, как Джаспер успевает их сомкнуть за спиной Кэмпбелл. Эти поцелуи не с ним - тоже ненормально, и ревность, затягивающая внутри все в тугой угол - тоже. Только вот их жизнь с самого начала нормальной никто назвать не мог - так что теперь сожалеть?

Наверное, Джасперу стоило сделать хоть что-то - оторвать Мелани от Беллы, напомнить ей, что его решение в отношении нее всегда конечно, как бы сама Лисичка не сопротивлялась. Но в какой-то момент наравне с ревностью появляется еще одно чувство - сожаление, но не за себя, а за Кэмпбелл. Джас, может, и пьяный, но не слепой, и он прекрасно видел, что темноволосая нимфа на самом деле нравилась Мэл. Как однодневное увлечение или нет - об этом лучше не думать, но нравилась - и это факт.

Алкоголь, поглощенный в попытке не думать ни о чем, вдруг запускает какие-то совершенно другие мыслительные процессы в голове Тирелла. Мелани всегда от него убегала. Она никогда не хотела быть его женой, он всегда жаждала свободы и не выносила, когда ее в чем-то ограничивали. Так, может, стоит позволить ей жить так, как ей хочется? Даже если хочется ей этого без него?

Больно от этой мысли на тысячу баллов из десяти, настолько, что дыхание становится каким-то невыполнимым действием. И за всеми дальнейшими действиями Мэл Джаспер наблюдал без какого-либо осознания их смысла. Она уходила - как сотни раз до, но именно сейчас это ощущалось так, словно она уходит навсегда.

Взгляд на Беллу переводит в попытке найти там хоть какую-то поддержку, но в ее глазах - только непонимание, растерянность, немного - разочарование и отголоски выпитых коктейлей. Да, кажется, Тирелл и Кэмпбелл перешли на новый уровень отношений, отравляя не только друг друга, но и тех, кто находится рядом.

Правой рукой - на талию нимфы, левой - бережно обхватывая ее лицо, притягивая для поцелуя, цель которого Джас даже для себя определить не смог: то ли чтобы успокоить Беллу, то ли чтобы почувствовать вкус губ Мелани, который еще таял на губах девушки. И чего в итоге добился, Джаспер тоже не понял.

- Знаешь, если я сегодня останусь один, я точно застрелюсь, - тихо проговорил Тирелл, закрывая глаза и прижимаясь лбом ко лбу Беллы. Спроси его, сколько сейчас в этих словах было истины, а сколько - банального пикапа, Джаспер не ответил бы. Сам не понимал. Но в одиночестве он точно будет думать только о том, как Мелани Кэмпбелл от него уходила. Снова. А эти мысли никогда ничего хорошего в себе не несли.

Белла - как глоток свежего воздуха; как попытка отсрочить неизбежное хотя бы до утра; как надежда увлечься чуть сильнее, продлевая на максимум время для впадения в депрессию. У нее нет рыжей шевелюры, у нее совершенно другой запах и ее губы на вкус совершенно иные - может, это именно то, что ему нужно, чтобы выкинуть из головы Лисичку? Хотя бы на эту ночь.

- Кроме кьянти у меня дома есть много чего интересного, - чуть повернув голову, зашептал Джас на ухо Беллы. - Точно сможем найти что-то тебе по вкусу.

Тиреллу на сегодня точно с алкоголем пора завязывать, но, если девушке хочется продолжения банкета, он не видел поводов отказывать. Пусть хоть весь его бар разорит, лишь бы помогла ему забыться и получить удовольствие.

Последняя мысль вызывает тихий смешок - и в противовес ему громкий вопрос в сторону удаляющейся фигуры:

- А раньше ты никогда не отказывала себе в удовольствии из-за меня.

Нагло, с вызовом, заставляя споткнуться на следующем шаге. Потому что он прав: Мелани Кэмпбелл никогда и ни в чем себе не отказывала, и мнение других по этому поводу ее совершенно не волновало. Так от чего она бежит сейчас? А этот ее уход похож именно что на бегство. Но от кого? Или чего?

Не от собственного ли выбора?

Джас даже в таком состоянии за полного идиота себя не считал. Он видел реакцию Мэл на него - даже если это всего лишь ностальгия. Он видел ее симпатию к Белле - даже если за ней крылось нечто большее. Но почему тогда Мелани, и в том, и в другом случае получившая бы удовольствие, отказывалась от него вообще, оставаясь в одиночестве?

- Не выбирай никого, Лисичка.

Отчаянная просьба, неуверенный приказ, скромный соблазн - неважно, как это выглядело и звучало. Джаспер всегда озвучивал то, на что у Мэл духа не хватало, во всяком случае делал это раньше, чем она сама себе могла признаться в чем-то подобном.

- Зачем отказываться от всего, если именно все ты и можешь получить?

Она хочет его, она хочет Беллу - так пусть забирает. Обоих. Пусть только на эту ночь.

- Тем более, я уже обещал нимфе, что ей с тобой понравится. Не лишай удовольствия еще и ее.

Никого из них не нужно лишать удовольствия. Нужно просто закрыть глаза на то, что было до, и прыгнуть в это море, крепко зажмурив глаза. Выплывут ли они все наутро - вопрос открытый, но разве не в этом суть подобных клубных приключений? Ты никогда не знаешь, чем они закончатся: взаимной благодарностью, жгучей ненавистью, отсутствием собственных вещей или свадьбой в Вегасе.

- Я все равно без тебя не разберусь, в какой из бутылок кьянти.

Джас не любил вино. Он учился в нем разбираться только потому, что ему учила этому Лисичка. Он позволил хранить у себя дома целую кучу темных бутылок только потому, что их принесла туда Мэл. Он пил его только вместе с ней, непроизвольно возводя этот напиток в статус чего-то сакрального.

И да, если нужно, он будет использовать его как повод затащить Кэмпбелл к себе. Пусть и не на парное рандеву, пусть всего на одну ночь - последнюю. Но Джаспер придумает сотню подобных аргументов, лишь бы еще хоть ненадолго задержать ее рядом с собой. И даже очень, очень, очень нечестные аргументы.

- Она не пойдет со мной, - тихий шепот на ухо Белле, чуть задевая губами мочку. - Но она пойдет за тобой. Подыграй мне, нимфа. Мы не можем ее упустить.

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Альтернативная реальность » ночь выгорала - я, и ты не одна;


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно