внешности
вакансии
хочу к вам
faq
правила
кого спросить?
вк
телеграм
лучший пост:
эсмеральда
Он смущается - ты бы не поверила, если бы не видела это собственными... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 40°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
eva

[telegram: pratoria]
siri

[telegram: mashizinga]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » глупая птичка в клетке


глупая птичка в клетке

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

2018
николь и рэд

до оформления может дойду

+1

2

новость о том, что билли уезжает на пару дней в другой штат, разлетается как-то слишком быстро, впрочем, нику это едва ли беспокоит. она умудрилась узнать обо всем заранее из разговоров коллег по цеху [мужчины все же жуткие сплетники]. и так же заранее подошла к доджу с личной просьбой - с детскими и наивными глазами. ей нужно поехать за город, так как подруга из бостона приглашает быть дружкой на свадьбу. и не то, чтобы ника очень сильно любила свадьбы. но... у нее давно не было выходных, поэтому ведь на два денька можно, со служебным телефоном и всем прочим. билли лишь возводит бровь вверх, затем окидывает взглядом синяки под глазами и дает свое согласие кивком. ему не известно о том, что детка задумала, а о его отъезде всем станет известно тоже. впрочем, цель ее поездки - далеко не свадьба подруги, и не реальна свадьба подруги подруги, на которую приглашения у нее попросту нет - зато есть имена, даты и все прочее, что при желании можно проверить. почему-то она уверена - рэд проверит как только узнает о том, что она куда-то намылилась. узнает, как зовут подругу, как звать жениха, узнает место проведения сего мероприятия и все такое.

впрочем, ее поведение никаких подозрений вызывать не должно. она знает, что шварценберг приглядывает за ней и держит руку на пульсе почти всех действий. это успела уяснить слишком давно, так что пол дня выделяет на шопинг, покупая красивое вечернее платье - темно-фиолетовое и шелковое. такое здорово смотрится на фигуре. конечно за этот месяц изменилось многое, у них ведь со шварценбергом - не отношения. просто хороший секс после работы, который она таким перестает считать. понимает, что обманывает его своим поступком, но ведь здесь речь не в доверии. а в желании вырваться из этой клетки, она итак сидит на таблетках, о чем он знает. поэтому тащит ей в квартиру всякие безделушки - сахарницу в виде коровы, например. ника ценит. понимает, что переманить на свою сторону его - тот еще шанс. но время для побега слишком подходящее. кошка из дому - мышки в пляс. предательство ли это? с чего бы вдруг забивать себе этим голову - между ними вроде как ничего кроме секса не должно быть. и все же, думает о правильности и последствии своего поступка, когда привычно и задумчиво водит пальчиками по его рубашке. шикарное платье висит на вешалке, небольшой чемодан стоит рядом. осталось сложить лишь это платье, которое может быть когда-то наденет. если сможет улизнуть и вырваться. здесь ведь не так далеко до канады. у нее есть четкий и выработанный план действий. и тюбик рыжей краски, завернутый в какую-то толстовку, - кто тебя доставать будет эти два дня? - улыбается ему и снова целует, - я постараюсь отвечать на твои сообщения, но как подруга невесты ничего обещать не могу, - потому что не будет отвечать ему где-то с середины завтрашнего дня. телефон оставит у мэй - той самой, что рассказала о свадьбе. они ведь едут в соседний город на одной машине. по сути, малышка просто будет попутчицей. а дальше? дальше николь уже сама будет разбираться со всеми трудностями, которые выпадут на ее голову. малышка бросает прощальный взгляд от рэда и не решается подойти к окну, чтобы посмотреть, как он заводит машину и уезжает - никогда этого не делала, а сейчас отчего-то хочется. знает, что этого делать ни в коем случае нельзя - заметит. он всегда замечает все мелкие детали. иначе не продержался бы ни дня в преступном мире.

она до утра не может сомкнуть глаз, лежит в абсолютной темноте. и совсем не знает, что ей делать. и как поступить. за два часа до выхода, ее охватывает паранойя. детка пересматривает все свои вещи и на всякий случай кладет в чемодан дорожную сумку. меняет и сложенную толстовку на черную - более неприметную. выходит из дома с укладкой, которую позже расправит и спрячет под кепкой. мэй подъезжает к соседнему дому через несколько минут и малышка садится в машину. кажется, все. рэд до вечера вроде как должен быть занят, а за машиной никто не следит. по крайней мере, по трассе никто не едет. а о номерах она пока не беспокоится. поводов то нет. они приезжают небольшой домик снятый для гостей, откуда малышка должна отправится дальше. она на секунду заскакивает в комнату подруги - переодеть толстовку и переложить вещи из чемодана в сумку. в точнее переложить то, что ей действительно нужно. и каждую вещь переложить. чемодан запихает за диван, а телефон оставляет под раковиной на беззвучном режиме.

спустя несколько часов детка оказывается в чертовом мэне, который встречает хмурой погодой. самолеты это сложно - именные билеты надо покупать заранее. виза в канаду у нее есть, как и старый настоящий паспорт. она ведь солгала, что сбежала без документов. они у нее были всегда. не останавливается ни в одной квартире, хотя на от имени парня мэй в соседнем городке забронировано жилье на два дня. жить там должна некая ника. деньги за номер были переданы подруге еще в машине. если вдруг рэд раскопает обман со свадьбой, то ему придется еще тащится в номер мотеля. а потом узнавать, что малышки там нет и не было. и все же, училась у лучшего. главное теперь не попасть ни в какую передрягу. она особо не светится. не ходит по городу - два часа читает книжку в каком-то кафе. через час у нее автобус в новую жизнь и в другую страну. малышка чувствует облегчение только тогда, когда к вечеру эта машина останавливается на пол часа на заправочной станции. чтобы все могли отдохнуть и поесть перед тем, как оказаться на пропускном пункте. еще немного. всего один единственный шаг на пути к свободе.

[NIC]nicole livingston[/NIC] [PLA] [/PLA]
[STA]siren[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/P7MYE5z.gif[/AVA]
[SGN]_______________[/SGN]
[LZ1]НИКОЛЬ ЛИВИНГСТОН, 18 y.o.
profession: член банды фоморов
[/LZ1]

Отредактировано Dominica Sharp (2021-02-10 23:00:29)

+1

3

- пригляди за девчонкой, - билли кивает куда-то в сторону входной двери и в очередной раз перекладывает стопку счетов на другое место – ну, везде мешается.
- я что, похож на няньку?  - больше других дел разве нет, как только таскаться за восемнадцатилетней девчонкой, у которой вечно в голове грандиозные идеи, разбираться с последствиями которых приходится ему и в гордом одиночестве? рэд недовольно хмурится, не стесняясь показывать билли своё плохое настроение.
- тебе проблемы нужны? мне – нет, - билли точно знает: рэд поворчит и перестанет. шварценберг в принципе не из тех, кто игнорирует вполне вежливые просьбы билли, поэтому его так удобно дёргать за ниточки.
- мне нужны выходные. у меня они когда-нибудь вообще будут? или я продался в рабство? – он берёт в руки одну из безделушек билли, которые пачками торчат на каминной полке. ему скучно стоять просто так, поэтому он крутит в руках фигурки.
- я, знаешь ли, тоже не развлекаться еду. пригляди за девчонкой и положи на место слона, - крохотный чайничек или что это, но рэд послушно ставит его обратно на полку, попутно размазывая по полке слой пыли. – я вернусь, будут тебе выходные. пока – остаёшься за главного. и за девчонку отвечаешь головой, - всё-таки нянька. проще было устроиться куда-нибудь в детский сад, проблем явно было бы меньше. рэд очень громко закатывает глаза, прекрасно понимая, что головой он отвечает не только за девчонку, но и за всю команду, которая обязательно найдет приключения, как только билли выйдет за черту города. – побольше энтузиазма, рэймонд, и иди работай, - кто-то и правда считает, что криминал – это сплошной праздник, что всегда с тобой?
//- ну знаешь, в нашей команде всегда есть человек, который найдет проблемы на свою, а заодно и мою голову, - в этом можно не сомневаться. чтобы не скучать, рэду и ника-то особенно не нужна. хотя он бы, конечно, предпочёл всё-таки поскучать пару-тройку дней где-нибудь подальше от города. ему жизненно необходимо выспаться и заняться своими собственными делами, которыми почему-то никто другой заниматься не хочет. все полагают, что счета за квартиру и дом оплачиваются сами, а машина самостоятельно увозит себя на систематический техосмотр? с чего бы это… но дядюшку рэд слушается и, как хороший мальчик, устанавливает николь на телефон шпиона, пока она спит. шпион позволит ему знать, где она находится, и при этом не таскаться за ней попятам. а заодно цепляет простенький маячок на одну из её любимых кофт (маячок – чистая подстраховка, вдруг телефон сядет и всё такое). у рэда нет абсолютно никакого желания напрашиваться с ней на свадьбу, к тому же он терпеть не может все эти мероприятия, где все счастливые, улыбающиеся и целующиеся. у него аллергия на подобное. он своего рода праздничный гринч, который предпочитает держаться подальше от всего, где есть шарики, торты и девочки в платьях.
- контрольные звонки, ника. не ответишь хотя бы на один из них – считай, что твои выходные закончились, - и это угроза. у рэда всё ещё нет настроения, стресс от недосыпания сказывается и на нём. когда человек толком не спит несколько дней к ряду, у него начинает ехать крыша. даже если этот человек рэд, который в принципе не нуждается в большом количестве сна. ему нужно продержаться каких-то пару дней, и он не считает, что угрозы – это плохой вариант заставить людей вести себя прилично. если понадобится, угрозы вполне могут перейти в действие, и пусть только кто-нибудь попробует пожаловаться доджу. впрочем, очень тяжело жаловаться человеку, который доверяет племяннику даже больше, чем себе.
от нечего делать рэд проверяет все слова ники – просто, чтобы быть уверенным и знать, где искать эту занозу с феноменальными способностями оказываться не в то время не в том месте. свадьба, как свадьба, список гостей рэд не проверяет и это становится его первой ошибкой.
второй и наиболее серьезной ошибкой - вишенкой на торте – становится то, что в какой-то момент он перестаёт следить за никой и пропускает один из контрольных звонков, который позволил бы ему не упустить её из виду и не потерять драгоценное время.
//когда рэд понимает, что что-то идёт не так, счёт уже идёт на минуты и двигаться приходится очень быстро.
на телефон девчонка, естественно не отвечает, потому что этот телефон валяется бог весть где, и наверняка считает себя очень умной, раз ей удалость улизнуть из-под бдительного ока человека, у которого слишком много дел, а он у себя всего один. рэду нужно её найти, даже если она под землю провалилась и сейчас участвует в вечеринке, организованной дьяволом. свадьба, конечно же, оказывается лишь предлогом, и рэд злится на самого себя, что не проверил дурацкий список дурацких гостей. ну, типа с чего ему ей не верить? а стоило бы не верить.
- ника умная, она попытается слинять на автобусе. найди мне расписание всех рейсовых автобусов и тормозни их, не знаю, подай ложное объявление о том, что трасса закрыта или что-нибудь такое, - рэд на ходу натягивает на себя куртку, проклиная девчонку на чем свет стоит. не слишком ли много чести?
- ты знаешь, где она? хотелось бы конкретные трассы прикрывать – правдоподобнее, – лари выглядывает из-за компьютера, пока чудеса там совершаются сами собой.
- ага, на заправочной станции в мэне недалеко от границы с канадой. телефон она бросила, а вот про маячок не подумала. я подумал, - предполагаемый адрес очень быстро оказывается у лари, он вычисляет номера всех рейсовых автобусов, идущих в канаду, и публикует подложное сообщение о закрытии трасс в связи с аварией. пока разберутся, рэд успеет доехать, хотя это и будет весьма проблематично. но машина всяко разно движется быстрее забитого людьми автобуса.
//к этой же заправочной станции он подъезжает уже далеко за полночь. автобусы толпятся на маленьком пяточке, поскольку трассы всё ещё якобы закрыты. законопослушные граждане соединенных штатов даже не пытаются возмущаться или разбираться и это в очередной раз погружает рэда в уныние. ну, кто верит таким сомнительным сообщениям и даже не звонит на контрольные пункты и не стучит копам?
маячок мигает в районе кафе, где усталые и раздраженные люди пытаются скоротать время. какая удивительная удача, что ника взяла с собой именно ту кофту, куда он прицепил маячок. было бы обидно, если бы он сейчас мигал там же, где и телефон. // и рэд был бы сейчас раз в пять злее, а так, можно сказать, что он слегка раздражен.
даже в заполненном помещении девчонка находится очень быстро. мышеловка захлопнулась, бежать некуда. с абсолютно невинным лицом рэд подсаживается к ней за не очень чистый столик. двух секунд хватает, чтобы понять: нервничает и … не ожидала, что путешествие так быстро закончится. – ну, привет. ответь мне всего на два вопроса: я что, выгляжу, как идиот? думаешь, мне заняться нечем, кроме как гоняться за тобой по гребанным северо-восточным штатам? – градус раздражения повышается. – маячок на той кофте с карманами и замочком, - ну так, чисто, чтобы не спрашивала, почему он точно знал, куда ехать. – я не собирался им особо пользоваться, но ты вынудила. поездка и твои выходные закончились. вот ты такая умная, ника, а так до сих пор и не догадалась, что хорошие отношения со мной могли стать твоим билетом в нормальную жизнь, какая досада, да? - интересно, ей хватит сейчас ума, чтобы не начать оперативно сваливать в противоположную от него сторону? ему совсем не хочется бегать за ней по всей заправке.
[NIC]Raymond Schwarzenberg[/NIC][STA]а звери мои ночью рвут кожу и плоть в клочья[/STA][AVA]https://i.imgur.com/3Twcaqv.jpg[/AVA]
[LZ1]РЭД ШВАРЦЕНБЕРГ, 29 y.o.
profession: член банды фоморов;
wtf: Nicole;[/LZ1]
[SGN]///[/SGN]

+1

4

у малышки почти что сдают нервы. странное чувство - находится на грани постоянно, но ощущать, что вот эта самая грань и точка невозврата наступает именно в этот момент. мир ускользает вдаль за окнами рейсового автобуса, а у нее камень на душе и плохое предчувствие. она не знает, что будет в случае провала. плана "б" у нее нет - лишь юношеский максимализм, умноженный на мозги, которые неплохо соображают. а еще паспорт и надежда на нормальную жизнь без кучи таблеток, которые пьет уже постоянно. рэд об этом, естественно, знает. странно бы было, если бы он не проконтролировал - [не] гиперзабота, словно маленький ребенок. птичка выросла, решила бороться за себя и расправить подрезанные, но крылья. на таких вполне можно улететь, свить гнездышко и жить припеваючи. благо у нее есть несколько тысяч зеленых наличными, чтобы осуществить задуманное или хотя бы попытаться. у нее нет долгосрочных планов, лишь желание и наглость, свойственная с самого детства. всего один дурацкий козырь в рукаве, а николь просто блефует, как будто бы в рукаве вся колода.

ладони начинают потеть часом позже, когда дороги внезапно оказываются перекрыты. ника понимает - тут не обошлось без рэда. а вот как - вопрос весьма хороший. трасы закрыты. и единственный выход для нее - идти шестьдесят километров пешком. но перспектива в случае чего остаться со шварценбергером наедине ее пугает. она получила монстра, готового ее защищать, но в тоже время, он не может отгородить ее от своей темной стороны, от той злости, что каждый раз отблеском в глазах при нажатии на курок. как и пообещать того, что не тронет. безусловно, он жесток, но не в ее отношении - единственная надежда, когда они второй час сидят на чертовой заправке с толпой туристов и эмигрантов. тну и еще - рэд не дурак. не будет же он кидаться на малышку на заправке, где полно народу. к третьему часу ожидания, когда время переваливает за полночь, у нее почти что начинается истерический смех. и даже чай с мятой не помогает, как и разговоры по душам с девушкой неподалеку. завести друзей здесь - самое лучшее, что можно сделать. парочка студентов, что направляются к бабуле в канаду. у детки нет ни бабушек. ни дедушек, ни семьи как таковой. а парень, если рэда парнем то можно назвать, начальник на нелегальной работе. которого она почему-то ощущает, как только он попадает в поле ее зрения. твою мать.

она сжимает руки в замок, словно пытается защититься. на все про все ушло всего каких-то пару часов. и ей интересно как, но почему-то не сомневается, что сейчас он сразу расскажет ей о своей победе и о том, как разобрался в ситуации. а ведь план был почти идеальным. но надо же быть такой глупой и не перепроверить вещи. или вообще их выкинуть, черт подери.
- временами выглядишь, - неожиданное для себя самой спокойствие. они на заправочной станции. в толпе народа. которая если что будет точно на стороне девочки, которую могут преследовать, скажем. мозг работает в каком-то экстренном режиме, перебирая все возможные варианты развития событий, - нужно было проверить чертову сумку, - поправляет волосы и раздраженно фыркает. сумку не достает, незачем. маячок можно выкинуть и позже. если сможет вырваться отсюда. к горлу подкатывают ком и тошнота. от волнения совсем не хотелось есть. собственно, организм подводил почти неделю и за это себя больше всего ненавидела.
- вынудила чем? поездкой на свадьбу? - не на свадьбу, точнее. но это издержки, - а еще, оказывается вынуждаю тебя следить за моими походами к врачу, рецептами таблеток, и посылать лари ходить за мной кругами, пока я выбираю платье, - все это говорит почти что отстранено от него. затем отхлебывает еще остывшего мятного чаю. ника безумно устала, ее клонит в сон, остается лишь ждать, когда каким-то чудом откроется второе или уже третье дыхание за этот день, - ты так уверен? я о выходных, - поднимает бровь и смотрит на него вопросительно, - посуди сам, мы на заправке, где куча народу. ты думаешь, что я правда куда-то с тобой пойду раз тебе повезло с маячком? - она прикрывает глаза на секунду - в голове все идет кругом. толи от усталости, толи от чего-то еще, - ты сам себя слышишь? нормальная жизнь и хорошие отношения между нами? - вечно сорятся, вечно пререкаются и заключают мир. по кругу, словно им нравится причинять друг другу боль, а затем возвращать все тонкими пальцами, что впиваются в разгоряченную кожу, - я не буду покупать свою свободу за секс с тобой, - сам ведь сказал, что это не те ванильные отношения с походами в кино и прочим бредом, о котором в фильмах. сам говорил, что они просто проводят время вместе после работы, - итак, что мы имеем. хорошие отношения с тобой это закрывать глаза на твое вмешательство в мою частную жизнь, которой у меня почти не осталось, спать с тобой, когда тебе хочется. и не дерзить, когда ты не прав. я бы могла мириться с этим ради нормальной жизни. но мы оба знаем, что ее у меня не будет. готова поставить сто баксов, что ты здесь, потому что естественно отвечаешь за меня головой, - она все еще не понимает, почему у доджа вызывает такой живой интерес, стоит ей зайти в комнату,  - если что, мне очень жаль твою голову. за это прости, - знает, что билли будет в бешенстве и обвинит в этом, естественно рэймонда, - я бы предложила тебе уехать со мной, но ты не согласишься.

да и зачем, собственно? между ними ведь, ничего нет, верно?

[NIC]nicole livingston[/NIC] [PLA] [/PLA]
[STA]siren[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/P7MYE5z.gif[/AVA]
[SGN]_______________[/SGN]
[LZ1]НИКОЛЬ ЛИВИНГСТОН, 18 y.o.
profession: член банды фоморов
[/LZ1]

Отредактировано Dominica Sharp (2021-02-24 00:19:59)

+1

5

рэд с интересом смотрит на малышку. усталость – в каждом мимолетном движении. усталость, заторможенная из-за накатывающего сна реакция. она что, правда, верит, что справится и вывернется? маленькая и наивная, но не глупая – в этом рэд уже убедился. малышка, кажется, так до конца и не поняла, в какую игру ввязалась, в сети какого паука попала. и рэду бы хотелось открыть ей глаза на мир – без радужных пони и розовых единорогов, но он предпочитает смотреть, как она совершает ошибку за ошибкой, искренне полагая, что поступает верно.
он складывает руки перед собой, раздраженно ведёт плечами – несколько часов в дороге не прошли даром. рэд не собирается хватать её за руки или за ворот одежды и насильно тащить к своей машине. такое подойдет для пятилетки, но не для взрослой девушки, на крики которой, а то, что ника будет кричать на всю заправку можно даже не сомневаться, сбегутся копы всей округи. он вообще не собирается применять ничего, что синонимично к насилию. это можно объяснить ленью, усталостью или банальным нежеланием решать вопросы при помощи грубой силы. / но, возможно, кто-то считает, что грубая сила – единственное, что он умеет /.
- ну, знаешь, мне тоже это не слишком-то нравится. у меня полно других дел, поважнее и поинтереснее, - хмыкает, а параллельно подмечает, как старушка за соседним столиком куда-то уходит. привычка контролировать окружающее пространство не отпускает и сейчас. – можно подумать, лучшее развлечение – ходить с тобой к врачу, - малышка, как будто, продолжает не понимать, что творится вокруг неё. ну, и ладно, не рэду объяснять ей прописные истины, рано или поздно, сама разберется. или, может быть, ей объяснит билли, ведь это была его идея – не спускать с неё глаз. никого в банде не контролировали так, как нику. каждый жил своей головой, прекрасно осознавая, что завтра для тебя может и не настать. каждый из них осознанно пришёл в криминал / даже те, кто в нём вырос /, у малышки, конечно, была иная ситуация, но не может ведь она совсем не разбираться в тонкостях? рэду хотелось в это верить, а ещё хотелось, чтобы она наконец-то включила мозги, которые у неё определенно есть.
- пойдешь, ника, ещё как пойдешь, бегать за тобой и дальше я не собираюсь, я тебе не нянька, - толпа народу в зале и на улице его не пугает – и он всё ещё не собирается использовать насилие. в принципе не самый лучший вариант решения проблемы, когда имеешь дело с николь. – в отличие от тебя, я довольно хорошо ориентируюсь в мире, в котором живу, - билли прислушивается к нему, билли ему доверяет. однажды рэд уже выторговал нике жизнь, почему бы он не смог выторговать ей свободу? она не посвящена в детали, которые потянули бы на пару-тройку пожизненных, а попробовала бы стукануть копам – села бы вместе со всей бандой, это она наверняка хорошо понимает, чтобы держать язык за зубами до гробовой доски.
- о, как мы запели, - её послушать, так рэд какой-то злобный монстр, который взял её в плен. – проясним немного ситуацию: я тебя в кровать не затаскивал, инициатором была ты, - а он просто не отказался. – и не помню что-то, чтобы жаловался на то, что ты мне дерзишь, - с никой было не скучно, и рэду это нравилось. ему нравилось, даже когда пух и перья летели во все стороны, а команда их обоих обходила стороной, шепчась, что кто-то встал не с той ноги. он уважал принятые ею решения и, между прочим, не лез в её частую жизнь, а оберегал её от проблем. по сути – одно и то же, но формулировки разные, а значит, и смысловая нагрузка разная. / рэд бы предпочёл придерживаться именно своей формулировки /.
- надо же, я даже заслужил «прости», - а она забавная. извиняется даже. рэда не беспокоит то, что он отвечает за неё головой – ну, поорёт додж и перестанет, первый раз что ли. его беспокоит то, что решать возникшую проблему всё равно ему придётся – у них ведь так приятно, все проблемы разгребает шварценберг, а заслуги за это получает билли. ну уж нет, придётся малышке как-то смириться с перманентным пиздецом в своей жизни. с его помощью или не с его – рэда уже не касается.
// впрочем, рэду тоже придётся смириться с тем, что проблемы с никой – перманентно его проблемы.
на какое-то короткое мгновение у него складывается ощущение, будто они замерли в тупике. ей некуда бежать, ему некуда идти. и они просто стоят и смотрят друг на друга, ожидая неизвестно чего. / как на счёт феи с волшебной палочкой? /. они и правда в тупике, но только выбор у них не большой. – у нас с тобой два варианта: или мы возвращаемся в бостон, не разговаривая и мысленно проклиная друг друга, или едем на два дня в канаду, делая вид, что так и было задумано. вернуться в любом случае придётся, с билли можно многое, но шутки шутить я не рекомендую, - как и не рекомендует шутки шутить с самим собой – у него отличное чувство юмора, но в данный момент в нём говорит лишь усталость.
- ещё ты, конечно, можешь уехать одна в канаду, если жить тебе совсем надоело, - не угроза – констатация факта. рэд опускает голову на руки, на миг теряя контроль над происходящим – пусть бежит, пользуется моментом, но что-то ему подсказывает, что она не побежит. по крайней мере, не в ближайшие пять минут. будь воля рэда – он бы с удовольствием перестал ходить за ней попятам и предоставил ей свободу передвижений. пусть бы занималась своими делами, чем там, кстати, вообще занимаются девочки восемнадцати лет? но в банде пока, увы, решения принимает не он – ну не совсем не он. да и ника… умудряется найти приключения даже там, где их в принципе найти невозможно, и вот как предоставлять её самой себе?
- как что-нибудь надумаешь – скажи мне, а вообще, если тебе интересно, я собирался просто выспаться за эти дни, черт вас всех побери. выспаться и заняться своими делами, пока ты – совершенно без контроля – веселишься на свадьбе, - но если бы у рэда исполнялись все его желания и мечты, он бы, как минимум, не был рэдом.
[NIC]Raymond Schwarzenberg[/NIC][STA]а звери мои ночью рвут кожу и плоть в клочья[/STA][AVA]https://i.imgur.com/3Twcaqv.jpg[/AVA]
[LZ1]РЭД ШВАРЦЕНБЕРГ, 29 y.o.
profession: член банды фоморов;
wtf: Nicole;[/LZ1]
[SGN]///[/SGN]

+1

6

маленькая девочка не всегда равняется способной ученицей. ника же способна, по крайней мере, ей понятны мотивы рэда. она уверена, что никто ее за шкирку тащить не будет. она в безопасности пока находится здесь. осталось дождаться автобуса, пройти границу, а потом... а потом что? она правда думает, что рэд ее отпустит? он ведь сделает тоже самое и достанет ее в канаде. впрочем, там ведь тоже можно быть в безопасности толпы. или хотя бы нескольких людей. фальшивые удостоверения фбр не трюки мальчика из трущоб бостона. о нет. и никогда этим не будут. но что тогда он собирается делать? следовать за ней по пятам, пока не надоест? разве ред сможет ее пристрелить? она представляет эту картину - его тяжелые шаги в тишине комнаты. и обещаение, что это будет быстро и почти не больно. как эвтаназия.

разве его руки на шее не могут быть убийственными? разве веревка не может обвиться вокруг нежного тела? ведь смерть при попадании сюда - всего лишь вопрос времени и не более, не так ли? разве не просыпалась по ночам в тревоге, милая? разве не знала, что этот момент наступит. и почему-то каждый раз видит своим убийцей его, будто бы сходит с ума, тонет в омуте из фантазии и переживаний. разве он не может подмешать что-то в чай? или же просто пристрелить ее - он знает, куда нужно, чтобы быстро и без мучений. ника полагает, что в голову. мозги вышибает напрочь. и все. ты не дышишь, не функционируешь, миллионы нервов в последний раз сжимаются в конвульсиях. разве он откажет себе в таком удовольствии? или наоборот - ему не претит мысль о том, что быть ее палачом. девочку, с которой делит постель и которая, может быть, стала чем-то большим. хотя он никогда об этом не говорил. и ника знает, что не скажет. разве убийца сможет отнять жизнь у нее?   

пятьдесят на пятьдесят.
можно было бы даже подбросить монетку. но вот в чем не задача, она точно знает, какую сторону хочет. вопрос, знает ли точно рэд - только лишь всего. в этом простом уравнении он и только он - общий знаменатель. жить или умереть - нужное подчеркнуть\обвести\вычеркнуть. ведь именно когда кидаешь монетку осознаешь, что бы хотел на самом деле - орла или решку.
- едва ли это можно назвать заслугой, - пререкается, как и всегда. оба одиноки по своему и обоих к друг другу тянет. но нельзя, с этой историей пора заканчивать. раз и навсегда. он даже дает ей выбор, рассуждает так, будто бы третьего не дано? - приглашаешь меня на прогулку в канаду? - фыркает. как бы не так, - с чего ты решил, что я куда-то с тобой поеду, рэймонд? - из защиты в нападение, будто бы играет белыми и на шахматной доске еще все фигуры. объявляет шах, заставляя его искать варианты дальше, - я хочу уехать навсегда, а не на пару дней. я понимаю последствия, но я не думаю, что билли сможет достать меня в какой-то глухой деревушке на другом континенте. он не всемогущий и не всесилен, - как минимум, хватка давно уже не та. могущество фоморов - всего лишь тень давних банд бостона и самих себя. они стали осторожнее, скрытные. можно сколько угодно налаживать контакты, но величия крестного отца доджу никогда и ни за что не достигнуть. ника чувствует, что она способна победить. просто знает, что не все потеряно , - можешь сказать ему, что пристрелил меня, если хочешь. меньше проблем. ему не нужно пару прядей волос? могу дать для пущей правдоподобности, - в каждой шутке доля шутки, милая. не заигрывайся. если рэд скажет, что малышка умерла, никто искать то ее и не будет. на той же аляске к примеру. а она как-то разберется, что как куда и почему. может даже напишет маме и скажет, что вляпалась. вряд ли додж объявит операцию перехват из-за маленькой мертвой девочке, к которой почему-то питает какую-то особую "любовь", - к тому же, я уже не могу вернутся. я же поехала на свадьбу, помнишь? любое действие вызывает противодействие. я свой выбор сделала, - вымучено ему улыбается, - я могу сама о себе позаботиться. тебе пора это признать. если бы ты дал мне без контроля веселиться на свадьбе, куда я могла бы поехать не предупреждая, мне бы не было от чего бежать, - хотя по правде, все не совсем так. причина кроется гораздо глубже, - додж просто заметил меня со знакомым ему дилером, пытался узнать обо мне побольше, а потом я попала на охоту с ребятами, где был додж, ты знаешь об этом? - хотя, он - права рука. должен знать, - здесь что-то не так. я не знаю, зачем ему была я -
почти что восемнадцатилетняя девочка. кто в здравом уме возьмет меня в банду. а билли я думаю, еще не спятил. хотя, не мне судить

- дороги свободныыы! - как гром среди ясного неба. или скорее наоборот. на заправке тут же начинаются крики, вздохи и собирания вещей. люди мешаются, клубятся туда-сюда, и нике хочется поскорее раствориться в толпе. стать ее частью, забыться для рэда, - ты все еще можешь уехать за мной и бросить все к чертям, - пытается игриво улыбнуться, - но знаю, что ты этого не сделаешь. сбежать для тебя еще большая роскошь, чем для меня, не так ли? - у нее свои взгляды на ситуацию. она целует рэда в щеку, а затем подхватывает сумку. если бы он сказал, что уедет с ней, ника бы ему не поверила, посчитав за чертову уловку, - еще раз прости за то, что тебе влетит. и... спасибо за все.

должен ведь быть более разумный способ выбраться, не так ли? но ей никто никогда не обещал, что защитит ее. и никто никогда не предлагал помощь. всегда одна. пожалуй, в этом с рэдом они даже слишком похожи.

[NIC]nicole livingston[/NIC] [PLA] [/PLA]
[STA]siren[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/P7MYE5z.gif[/AVA]
[SGN]_______________[/SGN]
[LZ1]НИКОЛЬ ЛИВИНГСТОН, 18 y.o.
profession: член банды фоморов
[/LZ1]

Отредактировано Dominica Sharp (2021-04-15 23:25:02)

+1

7

голова болит. равномерно и тупо. рэд чувствует, как происходящее уходит из-под его контроля, как всё утекает у него песком меж пальцев, пока он пытается собраться с мыслями. он устал и хочет спать, он на ногах уже больше суток, у него под глазами тени, размером с австралию, и всё, что он хочет, чтобы мир вокруг просто перестал существовать. ненадолго, часов на семь-восемь, за которые он успеет выспаться и прийти в себя. но мир не исчезает, как по щелчку пальцев, мир нахально вторгается в его голову, вгрызается щупальцами боли и заставляет его морщиться, когда уровень шума вокруг резко возрастает.
николь действует ему на нервы. он смотрит на неё и не может понять: она действительно считает, что своим побегом разом решит все свои проблемы? наверное, зря он считал её умной девочкой. конечно, билли додж не господь бог и вряд ли достанет её за тысячи километров, но можно не сомневаться: он сделает всё, чтоб испортить ей жизнь. а заодно испортить жизнь и любимому племяннику. иногда рэду кажется, что он дал какой-то чертов обет, вступая в банду. обет жить и умереть за дядю и людей, которые ему больше семья, чем семья по крови. впрочем… он не задумываясь убьёт и умрёт почти за любого в их банде. но не за билли – да и билли едва ли собой пожертвует, билли слишком любит себя и свою жизнь, чтобы отдавать её за ради кого-то. нет, билли за николь не погонится. зачем, когда у него есть цепные псы, которым достаточно махнуть рукой? даже "фас" уже давно говорить не надо. вышколенные и выдрессированные.
а николь ему нравилась.
ему с ней было хорошо, ему с ней было комфортно. ни с одной женщиной он не оставался до конца ночи, а с ней был до самого утра. это почти признание в любви, а она вот уже несколько часов вызывает у него мигренеподобную головную боль, от которой хочется застрелиться. но такого подарка ника, пожалуй, не получит. слишком много хочет.
- ты права, он не всемогущ и не всесилен. да он даже гоняться за тобой не будет, а я буду. не потому что он этого захочет, а потому что я слишком сильно люблю свободу, и не буду ждать, когда ты настучишь копам или федералам, вот такая вот незадача, - она может его уверять, что навсегда забудет о том, что видела и что слышала в бостоне. но рэд-то знает: молчаливый свидетель – мёртвый свидетель. и как бы она ему ни нравилась, он не задумается ни на секунду. жизнь и свобода ему дороже девчонки, к которой он ещё не успел привязаться. и слава богу. привязаться к кому-то – добровольно повесить на шею камень. а у него и так голова болит.
- я бы предпочел принести ему твою голову, - она паясничает, а он даже не шутит. предельно серьёзен. время шуток и веселья закончилось. сейчас рэд уже не уверен, что дело не дойдет до насилия. вот сейчас ему уже хочется взять её за ворот рубашки, как котёнка за шкирку, и пару раз встряхнуть, чтобы успокоилась. он не чувствует в ней уверенности в том, что она делает, а значит, битва ещё не проиграна. он смотрит в её зелёные русалочьи глаза и видит в них не страх, нет, сомнения. господи, что он от неё вообще хочет, ей всего восемнадцать лет. взрослая – только по документам, а так ребёнок совсем. и юношеский максимализм изо всех щелей. рэд и сам в восемнадцать лет был таким же, но потом армия соединенных штатов выбила окончательно и бесповоротно всё, что только могла.
- правда? можешь сама о себе позаботиться? звучит, как шутка, - она встревает в неприятности на раз, даже не на два. если бы могла сама о себе позаботиться, здесь бы сейчас не сидела. ошибка на ошибке, а стоило вообще-то повнимательнее слушать маму, меньше бы проблем в жизни нашла. – никто не собирался контролировать тебя на твоей дурацкой свадьбе. просто я умею чувствовать проблемы заранее. ни разу ещё чутье не подвело, - а хотелось бы. рэд в очередной раз морщится, когда у какой-то женщины из рук с диким грохотом падает стакан с кофе. если додж не даст ему хотя бы два нормальных выходных, он застрелится. честно.
- да, я знаю, где он тебя нашёл. и я был против тебя в банде. но билли не только меня не послушался, но ещё и навязал тебя мне, - и чтобы сильно не возмущался, пообещал прибавку к доле. не то чтобы рэда деньги особенно интересовали, но с деньгами всегда лучше, чем без них, особенно, когда ты рос в семье, где всё приходилось добывать. чаще всего отнюдь не законными путями.
кто-то кричит об освобождении дорог, шум в помещение возрастает ещё в несколько раз, и рэд чувствует, как его голова просто лопается. голова, а следом за ней и терпение. он всё ещё не собирается её бить, он вообще не любит поднимать руку на тех, кто его слабее, но если она прямо сейчас не приткнётся и довольно не пойдет к нему в машину, то… то что рэд пока не придумал, но обязательно придумает. ему нужна всего минута тишины, разве он так много просит? ника снова что-то щебечет, до него долетает примерно каждое третье её слово. рэд неохотно поднимает глаза на неё глаза. о чем она? роскошь, побег. – ну, знаешь ли, некоторые люди умеют нести ответственность. за себя, за свои поступки, за других людей, - а она только и знает, что бежать. из дома, из бостона. а что дальше?
малышка уходит, и рэд даже позволяет ей это сделать. она делает ровно пять шагов в сторону выхода, когда он стремительно поднимается на ноги и резко тянет её на себя, удерживая мёртвой хваткой за плечо. – убегаешь, да? так и будешь всю жизнь бегать? от самой себя не убежишь, ника. и от страхов своих не убежишь. в этой жизни вообще крайне мало вещей, от которых можно убежать, - люди обходят их стороной, словно не замечая. – ты думаешь, побег в канаду решит все твои проблемы? сделает тебя там счастливой? черта с два, ника! тебе страшно? да всем страшно, страх – это нормально. и просить помощи у тех, кто сильнее, - тоже нормально. но ты не просишь, ты упираешься, всё сама, мне никто не нужен, бла-бла-бла, - он её передразнивает, копируя её интонацию. с одной стороны, конечно, пусть катится, куда хочет. недовольство доджа рэд как-нибудь переживёт, а если билли заставит за ней ехать, то, ну, ему ещё ни разу в жизни не удалось заставить племянника делать то, что он не хочет. – тебе нужны чертовы люди, которые о тебе позаботятся. кому не плевать на твои проблемы. но давай, давай, продолжай играть во взрослую и самостоятельную, - только потом жаловаться не надо. и помощи просить не надо. никто не придёт.
- ты сейчас пойдёшь и сядешь в мою гребанную машину, - без особенного перехода и подхода к её тонкой и ранимой натуре. – мне плевать, что скажет билли. но мне не плевать на тебя, хотя должно быть. но с этим я как-нибудь сам разберусь. в машину. шутки и детские игры закончились. я не твоя мама, плакать по тебе я не собираюсь. вперед! – пока кто-нибудь к ним не прицепился. люди уже поглядывают. рэд справится с любопытными окружающими, стремящимися помочь "бедной девушке", но лишние проблемы ему сейчас даром не нужны. одной достаточно.
одной большой проблемы по имени "николь".
девушка маленькая, а проблема из неё – чертовски большая.[NIC]Raymond Schwarzenberg[/NIC][STA]а звери мои ночью рвут кожу и плоть в клочья[/STA][AVA]https://i.imgur.com/3Twcaqv.jpg[/AVA][LZ1]РЭД ШВАРЦЕНБЕРГ, 29 y.o.
profession: член банды фоморов;
wtf: Nicole;[/LZ1]
[SGN]///[/SGN]

+1

8

она чувствует усталость вязким воском по венам. ей надоело все это: жить в вечном страхе, просыпаться от первой смс, бояться лишнего шороха возле двери. разве это жизнь? разве об этом пишут романтики, желающие подсадить на свои книги как можно больше людей? разве этого она хочет? нет, нет и еще раз нет. подними ее ночью - ответ будет тот же. нике все равно, что он сейчас скажет и в каком смертном грехе решит обвинить. и пусть еще не доросла с ним тягаться, когда-то она сможет даже победить. а может даже и сейчас, стоит лишь сделать последний рывок и шаг. но второе дыхание не открывается, предательски становится комом в горле, подпитуемый какой-то небывалой яростью. все, что в ней осталось - кипящая злость перемешанная с обидой: на себя, на маму, на него, на весь мир, пожалуй. только во всем есть смысл обвинять одного человека - себя. ника не опуститься до самоубийства, не станет аскетом. она просто не видит, что дальше. и пытается снова бежать в неизвестность. будто бы это единственный возможный выход? а если нет? глупая девочка и лживая надежда на то, что все будет хорошо.

- ты правда веришь, что я настучу федералам? - хмыкает на его претензию. смеется, - я - соучастница. мне дадут пожизненное, как минимум. прости, но уж лучше от пули, чем в колонии строго режима. велика честь. да и думаю, вы там накопаете и на смертный для меня, чего уж там, - не сомневается, что у рэда есть план "б" и на этот случай. они найдут, что повесить на девочку. там похлеще того, чем она занимается будет. и никакое чистосердечное не поможет, - хотя, если я в захотела бы рассказать обо всем этом, мне просто не поверят, - пожимает плечами, - как думаешь, сойду за сумасшедшую?, - восемнадцатилетняя девочка вещает копам о банде в бостоне, которая убивает людей и фасует конечности по пакетам. звучит, как сценарий второсортного сериала. на оскар тянет, не меньше. а еще малышка принимает успокоительные таблетки, прописанные доктором. ну вот разве в это все можно поверить, в голове не складывается.

- правда? - и даже без страха. где-то в глубине души знает - рэд ее не тронет. кого угодно, но не ее, - тогда ты сильно меня разочаровал. впрочем, не думаю, что билли такой подарок не порадует, - почти что безучастно о своей смерти. интересно, рэд знает, что в ней сейчас три таблетки алпразолама? впрочем, отсюда и вяло сонное состояние. иначе начнет слишком нервничать на границе. и из-за сложившейся ситуации. как раз в тему о позаботиться. как-то разберется. всегда же разбиралась со своими проблемами. голова начинает кружится. сейчас бы лежать где-то в теплой постели. или ванной. впрочем, это скоро пройдет, она прекрасно знает о побочных эффектах таблеток. поэтому и не срывается на него, хотя хочет: закричать, кинуться к кому-то, попросить помощи. даже зная, что рэд ее не обидит. может быть пора закончить верить в сказки, придуманные в собственной голове? - именно, как будто бы я какая-то особенная. я сомневаюсь, что у него талант отбирать девочек с такими талантами,- вся эта история слишком подозрительная. и николь хотела бы в ней разобраться, но знает, что чем дальше в лес - тем темнее и страшнее тайны. и за некоторые придется слишком дорого платить. а у нее больше нечем. силы закончились. хочется плакать и кричать одновременно. но таблетки делают свое дело, поэтому просто уходит. надолго ли?

рядом проходят люди, обгибая их стороной. словно поругавшуюся парочку, которые вот-вот придут к компромиссу. она еле выслушивает его тираду до конца, пытаясь подавить в себе желание согласиться, - да, бегаю. потому что это все, что мне остается. потому что это единственный способ решить мои проблемы, - ни повышенного голоса, ничего. она знает, что он уже догадался. черт, лишь подтверждает его теорию своими же действиями. каждый раз, - я не верю в то, что я буду счастливой. я просто хочу свободы, понимаешь? хотя бы несколько месяцев нормальной жизни без контроля от мамы, тебя, кого-либо еще, как ты не понимаешь? я не выношу этого и не вынесу, потому что я - не ты. и не ронни или кто-то еще из ребят. я другая. осознай это наконец, - она шумно выдыхает, осознавая, что рэд ее почти не держит. и что оставаться это ее выбор, - о, да. нужно было прийти к тебе и сказать. ты знаешь, я хочу свалить. помоги мне пожалуйста. интересно, как далеко бы ты меня послал? - она уже представляет эту картину. не важно, какой момент бы выбрала. он - не все. тут не действуют ни женские чары, ни слезы. ни его мимолетная благосклонность, - и отчего ты бы стал мне помогать? потому что мы делим одну постель? всем нужны такие люди, рэд. так давай, скажи, я найду их в банде головорезов? скажи, что тебе вообще-то не все равно, давай. ах, да, точно, ты же сказал, что принесешь доджу мою голову. правда думаешь, что после этого я поверю? - ей сложно это признать, но его слова стали не ударом, а просто проплешиной. пустотой. будто бы рэд, которого обнимала ночью куда-то испарился. она перестала видеть в нем человека, которому безоговорочно вверяла свою жизнь почти что каждый день. она знала, что он не даст ей упасть. но так же знала, что не перейдет границы допустимого. верность - превыше всего, а он - цепной пес доджа. поэтому не сказала, поэтому не пришла к нему, хотя и хотела. и как бы ошиблась, если все же решилась бы на этот шаг. единственный человек, которому может доверять - она сама. и единственный, кто может решить свои проблемы - она сама.

- ой, тебе уже не плевать принести доджу мою голову доджу или нет? не плевать, но плакать не будешь. интересный расклад, - смотрит на него внезапно серьезно, - разберись с этим. сам себе противоречишь. я не сяду в твою машину, рэд. ты верен доджу, я знаю. и я - не идиотка, чтобы думать, что ты пошел бы против него, чтобы помочь мне, - поэтому просто отпусти меня. забудь, что я существую. или разберись наконец со своими чувствами, -  и, рэд, все было по-настоящему. по крайней мере, с моей стороны, - она делает усилие и вырывается с его хватки. какая-то девочка тут же оказывается рядом с насущным вопросом: "вам помочь?". ника смотрит на нее с благодарностью и лишь кивает головой. чтобы раствориться в толпе прохожих, следующих к своим автобусам, и еще раз проверить билет и паспорт. больше ей ничего не нужно. она знает, как только девочка растворится в толпе, он сможет ее найти, выдернуть за руку. и тогда у нее не будет сил сопротивляться. а учитывая три таблетки бывшего ксанакса, их уже и в помине нет.

[NIC]nicole livingston[/NIC] [PLA] [/PLA]
[STA]siren[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/P7MYE5z.gif[/AVA]
[SGN]_______________[/SGN]
[LZ1]НИКОЛЬ ЛИВИНГСТОН, 18 y.o.
profession: член банды фоморов
[/LZ1]

Отредактировано Dominica Sharp (2021-05-12 23:06:49)

+1

9

он не понимает, как они оказались в этом тупике, выхода из которого попросту нет. его бесит с ней спорить, что-то ей доказывать, объяснять. ему хочется просто сейчас сесть в гребанную машину, нажать на газ и уехать. даже пусть и одному. ну что, что ему додж сделает? да ничего. а ника – пусть живёт, как знает. ему – одной головной болью меньше. но с другой стороны… да ни при чём тут вовсе билли додж, вот на него-то рэд плевать хотел с большой колокольни. все считают: цепной пёс, цербер, готовый по одному взмаху руки вгрызться в глотку. а на деле – всё не так. или не совсем так. рэд и сам не знает, как и не знает другой жизни. той, где нет билли доджа, где нет нужды промышлять кражами со взломом, где нет нужды убивать и заниматься отмыванием денег. его мир – до смешного тёмен, и он не представляет, какого это, когда ты каждый день ходишь в офис или водишь детей в детский сад. в его мире нет офисов и нет детских садов. в его мире вообще ничего нет, только одни проблемы.
ему страшно признаться самому себе в том, что она ему не безразлична с самого первого дня её появления.
ему страшно, и поэтому он не признаётся, продолжая говорить ей какие-то слова, какие-то предложения, в которые сам не верит. да бред…

рэд устало вздыхает, раздраженно ведёт плечами. – я никогда не сравнивал тебя с другими, - но она от чего-то так считает. у него нет сил и желания убеждать её в своих собственных мыслях, пусть думает о нём, всё что хочет. но всё-таки – немного обидно. скребёт где-то в центре груди, там, где за грудиной прячется живое сердце.
- почему ты думаешь, что я бы послал? я вижу, что тебе тяжело. и я знаю, что всё это – не твой чертов выбор. это мой выбор, ронни, шайни, лэндри… но не твой. я не идиот, чтобы этого не понимать, - а она, по сути, совсем ничего о нём не знает, но продолжает что-то говорить, в чем-то обвинять. да помог бы он ей… как-нибудь да помог. без неё проблем меньше. она слишком юная, слишком чистая для всей той грязи, в которой они возятся. зачем она ей?
и так, кажется, просто: взять и отпустить её на все четыре стороны.
разрешить ей сесть в этот трижды проклятый автобус, пересечь границу с канадой и, может быть, через пару десятков лет получить от неё открытку с красивым пейзажем и какой-нибудь банально-милой подписью. или даже встретиться, помахать ей рукой с другой стороны дороги и … так bon voyage? или в нём ещё осталось хоть что-то от человека, желающего бороться за свою собственную жизнь, которой так хорошо подходит ника?
насколько он имеет права говорить ей что-то о себе?
- приятно знать, какого ты обо всех нас мнения. банда головорезов… спасибо, ника, - если бы она только попросила… но она никогда ничего не просила. ни доверия, ни любви. ни-че-го. а он ничего ей и не давал, ну надо же, как неловко получилось.
тупик, гребанный тупик, из которого рэд попросту не видит выхода. пусть идёт?
- да? ты так хорошо разбираешься в моих отношениях с билли? видишь лишь то же, что и все: поверхность, - не желая заглядывать глубже. впрочем, рэд бы и не позволил. это касается только его и доджа. их отношениях. их разборки. – правда? всё было по-настоящему? но мне ты не доверяешь, помощи ты у меня просить не хочешь, я для тебя кто, ника? монстр франкенштейн? – в разговор встревает какая-то девочка, и рэд не без сожаления смотрит, как они обе уходят. ну и пусть!

да он никогда в жизни не признается, что у него к ней есть какие-то чувства. это всё равно, что добровольно вытащить сердце из грудной клетки и позволить ей его растоптать. сердце, которое прямо сейчас даёт несколько трещин, когда она просто-напросто уходит, заявляя на последок, что всё было по-настоящему… ну да… у него тоже было по-настоящему. только его она не спросила.
рэд просто смотрит ей в след, всё ещё раздумывая: отпустить или нет. в нём борются два человека: и оба хотят, чтобы она была рядом. рэд умело вот уже много лет избегал любви и привязанностей, чтоб с ней вляпаться в это всё обеими ногами – для верности.

- черт бы тебя побрал, ника, - рэд со психу питает какой-то стул, нога отзывается болью – стул, падла такая, металлический, а не пластиковый, и устремляется за ней следом. девчонка-спасительница уже свернула в другую сторону, а настроение у него в конец испортилось. рэду кажется, что от злости у него крышечку на голове паром приподнимает. и рэд не понимает: хочет её поцеловать или задушить, чтобы самому не мучиться. он догоняет её, останавливает, разворачивает к себе лицом. – да, ты мне не безразлична. и с моей стороны тоже всегда всё было по-настоящему. я не знаю почему, зачем и как всё это вышло. меньше всего мне в моей жизни были нужны чувства к девчонке, за которой я, вроде как, приглядываю. блядство… - видимо, им просто нужна была сцена посреди заправки? и чтобы люди смотрели, решив, что влюбленная парочка снова чего-то не поделила. – что, что ты хочешь, чтобы я сказал? да плевать, да, всё равно всё это будет выглядеть, как уловка, чтобы вернуть тебя обратно в бостон? кому какая разница, что чувствую я, я всего лишь цепной пёс билли, - все так считают. и даже друзья – те, с кем когда-то начинал в самом низу. и те, с кем до сих пор пачкается в грязи и крови.
рэд психиует и нервничает, ему одинаково страшно и отпустить её, и сказать ей, что … блять, он не знает, что такое любить. в его жизни было чертовски мало любви, но он в ней никогда и не нуждался. или убеждал себя, что не нуждался. а она… она смотрела на него, не боялась его и была в его руках настоящей. – я не хочу тебя отпускать. не из-за билли. из-за себя. ты мне нужна, - и страх потерять её вдруг становится весьма отчетливым, он перекрывает всё остальное, словно туча. - я не хочу в тебе нуждаться. и я не хочу тебя любить. но… - кажется, вытащить сердце из грудной клетки и позволить ей его растоптать у него всё-таки получилось. после того, как растоптал её собственное, не замечая, как ранит словами и действиями. – ладно, всё, думай обо мне всё, что хочешь. и пусть я буду тем человеком, который испортил тебе жизнь. или даже её сломал. но пусть это всё-таки буду я, а не кто-нибудь ещё. у тебя будет целых несколько часов, чтобы проклинать меня, - рэд подхватывает её, надеясь, что сильно сопротивляться она не будет, и идёт к своей машине. ловко усаживает её на переднее сидение, пристёгивает ремнём безопасности, а сам садится за руль. – можем поругаться и здесь. здесь даже удобнее – нет зрителей. [NIC]Raymond Schwarzenberg[/NIC][STA]а звери мои ночью рвут кожу и плоть в клочья[/STA][AVA]https://i.imgur.com/3Twcaqv.jpg[/AVA][LZ1]РЭД ШВАРЦЕНБЕРГ, 29 y.o.
profession: член банды фоморов;
wtf: Nicole;[/LZ1]
[SGN]///[/SGN]

+1

10

ее бесит эта неопределенность. разность контрастом между его слова и действиями, как будто бы мечется туда сюда. а ведь в нем так нравилась эта непоколебимая решимость, присущая только рэду. он не думал, как подобрать слова, без раздумий и лишних слов спускал курок. одним и четким выверенным движением. а что теперь? она перестала его понимать, потому что все. что сейчас происходит не выстраивается у нее в голове в ровную логическую цепочку. он не из тех людей, которые говорят: о чувствах, желаниях. будто бы боится, что это сделает его слабым. а она ждет. потому что не хочет быть первой, потому что влюблена в него настолько, что не хочет быть отвергнутой, разбитой его не взаимностью. итак разбита всем, что вокруг. жизнь итак напоминает осколки из собственных желаний, стремлений и гордости. будто бы кто-то взял и в одночасье все перечеркнул. и ника ненавидит себя, потому сама красной ручкой несколько раз провела черточки под собственной жизнью. и всегда палила мосты. и вот снова собирается это сделать. будто бы плохая привычка.

- а что бы ты мне ответил? работай и все будет хорошо. или понял бы, что я больше не могу и отправил бы на тот свет? сам же только что сказал, что застрелишь? - правда в том, что она не знает. ника просто была уверена, что рэд бы просто сгладил углы, выбил бы ей пару выходных. он бы что-то обязательно сделал. но... разве он готов был на большее? ради девочки, которая просто есть? - хочешь мне помочь - отпусти.

дай глупой птичке в клетке полететь. понять, что это - иметь свободу выбора и собственные крылья. дай ей возможность полететь и самой решать, куда держать путь. это единственная помощь, которую он может дать ей не в ущерб себе, своим \не\чувствам. отпустить, чтобы сделать ее счастливой. или нет. не важно, но просто дать наконец задышать полной грудью - временное ослабление хватки уже не помогает. кислород на критическом уровне. еще немного и задохнется. единственное место, где была в безопасности - его объятья. но надолго ли?
она не оборачивается. не смотрит туда. где он. будто бы боится, что передует. боится, что то зерно надежды, которое он в ней сейчас посеял, прорастет слишком быстро. ей хочется быть уверенной хоть в чем-то - в собственных решениях минимум. но она не уверена, поэтому не кричит, не бежит, не дергается, когда чувствует на запястье его руку. люди снуют туда-сюда раздраженно - они посреди уплывающей толпы. ее единственного щита и защиты. вот только... николь никогда его не боялась по-настоящему. он ее не тронет. откуда такая уверенность, милая?

- ты... что? - онемение. цепной реакцией по всему телу. будто бы электрическим разрядом, а затем... пустота и ничего, - мне не без разницы, - тихим голосом, почти шепотом. она ему верит, хотя и не должна. стоит на перекрестке, где один путь - свобода. а другой - он. разве они могут быть счастливы и свободны вместе? разве это вообще возможно? разве что где-то во параллельной вселенной. ника снова ненавидит себя: за нерешительность. за то, что любит его и готова пойти за рэдом, куда он скажет. даже в чертову преисподнюю. но не сейчас. если сделала выбор, то ему надо следовать. она хочет что-то сказать, но поток его мыслей ошарашивает. не визжит, не кричит, когда подхватывает ее на руки и несет в свою машину. нет сил сопротивляться. ему.

я не хочу тебя любить
это значит любит? это значит что-то к ней чувствует? и она не ошиблась? не кормила себя лишними надеждами совершенно случайно? она ведь не позволяла себе его любить. убивала в себе это чувство, пытаясь похоронить его глубоко. а сейчас. это не признание. лишь его подобие. она дает ему пристегнуть себя ремнем безопасности, закинуть сумку на заднее сидение и все, что ему нужно, - я не хочу с тобой ругаться, - то ли это успокоительные дают о себе знать, то ли... ника не знает. она просто больше не хочет на него кричать. она хочет обдумать, - давай переночуем не в бостоне, - звучит, как предложение мира, - пожалуйста, - поспешно добавляет, будто бы села за круглый стол переговоров.

я буду всегда тебя проклинать
за то, что появился в ее жизни. за то, что вот так одним жестом и одним лишь словом переворачивает все с ног на голову, становится единственной истинной. тем, за что можно и нужно держаться. и каждый день будет чертыхаться его именем, словно он - люцифер, а не реймонд. будет его ненавидеть. за вечные пререкания, подколы, за умение сеять в ее душе семена раздора. библейский герой, не иначе.
- ты ведь снова все решил за меня, - она была близко. к тому, чтобы ему довериться, открыться. еще минута слов, чертовы шестьдесят секунд умноженные на внутреннее \не\равновесие, и пошла бы за ним сама. ведомая. теперь будет кого винить, кроме себя, не так ли? этого ли не хотела? чтобы наконец не только сама отвечала за свою жизнь. рэд хоть понял, что только что сделал, - твои действия - твоя ответственность. до в ее светлую голову не пришло бы и мысли в чем-то его винить. они не на суде. да и она не судья, чтобы со своей колокольни... но теперь все иначе. вмешался ведь, - ты что-то чувствуешь ко мне? - хотя слышала, но хочет услышать ответ. потому что хочет сказать то, в чем боялась даже самой себе честно признаться, - потому что я... да, - влюбилась. и сама не заметила, как

[NIC]nicole livingston[/NIC] [PLA] [/PLA]
[STA]siren[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/P7MYE5z.gif[/AVA]
[SGN]_______________[/SGN]
[LZ1]НИКОЛЬ ЛИВИНГСТОН, 18 y.o.
profession: член банды фоморов
[/LZ1]

Отредактировано Dominica Sharp (2021-06-03 00:13:46)

+1

11

Человеком болеть - на свободе кресты наставить.
Ожидая ремиссию, как бы умом не съехать.
Было б проще, наверное, сердце свое расплавить.
Отголоски любви в затухающем слышать эхе.
-------------------------------------------------------

всю сознательную жизнь он умело уворачивался от любви, как от пули, способной вгрызться в сердце и навсегда его остановить. мимолетные влюбленности, несерьёзные романы, где расставание так же хорошо, как и всё остальное, случайные связи на пару ночей, когда всё, чего хочет организм – несколько часов передышки после утомительной работы. у него получалось быть в какой-то степени ветреным, перелетающим от одного огонька к другому, считающим, что любовь в мире, может быть, и есть, но это явно не его мир. рэд умел не привязывать к себе и не привязываться самому, держаться от всего в стороне и быть убеждённым одиночкой. ему нравилась такая жизнь, она его устраивала.
а потом в его жизнь вклинилась ника, и всё перестало быть знакомым, всё стало чужим.
казалось бы, ну что в ней такого? но любовь, как всегда, не спросила, просто появилась на его пороге и без стука зашла. а ему бы хотелось… снова стать человеком, для которого не имело значение, кто стоит рядом с ним. отпустить её без сожалений и тоски или привезти обратно в бостон и не думать, какой несчастной, замученной и разбитой она выглядит. жизнь, которой она жила, не подходила ей, как не подходит пальто не того размера. и рэд в принципе не знал, что с этим делать, не знал, что делать с ней.
а ещё он не знал, как не сойти с ума от осознания, что она уже давно перестала быть просто работой. занудной, раздражающей, утомительной и абсолютно неинтересной.
ему хотелось дать выход всему, что накопилось внутри, но вместо этого он спокойно сидел за рулём автомобиля и смотрел строго вперёд, ожидая, когда она скажет, что ненавидит и что будет ненавидеть его всю жизнь, что он сломал ей её жизнь, что он, как обычно, всё испортил. он ждал, но ничего не происходило. ему жизненно необходимо было сейчас с ней поругаться. но как ругаться, если она не ругается?
прости, - и вот он снова бормочет извинения, не понимая, как так вышло, что он просит у неё прощения! это была её идея попытаться сбежать, а извиняется почему-то он. да, рэд всё решил за неё. опять. но… ему просто не хочется её отпускать. он не о ней беспокоится, а исключительно о себе. она ему нужна – даже если для признания в этом ему нужно наступить на собственные горло, гордость и независимость.
если уж не ругаться, то тогда сидеть в тишине. рэд поворачивается к ней, не зная, что ей ответить. правду? а нужна ли ей эта правда? может быть, их /не/отношения были лишь потому, что больше прибиться было не к кому? оба были бесконечно одиноки среди людей, вдвоем же это одиночество ощущалось не так сильно. может быть, это всё вовсе не любовь, а желание быть не_одному? рэд не сомневался: они подходят друг другу, но ни в любовь, ни в судьбу, ни в чьё-то распоряжение свыше он не верил, а потому не представлял, что будет дальше.
что с этим всем ему делать?
что ему делать с ней?
- черт возьми, ника, - аккуратное и очень осторожное её выражение, словно тоже боится сказать, как есть. он хмыкает и кладёт голову на руль. машина так и стоит на одном месте, потому что больше, чем сказать ей о собственных чувствах, он боится попасть в аварию – она никак не вписывается в его планы.
казалось бы: всего три маленьких слова, а как сложно их сказать вслух.
на фоне непонятного отчаяния и дикой усталости рэду вдруг становится очень весело: если подумать, то они отличная пара. оба не могут сказать, как есть, ходят вокруг да около, словно их укусят или, может быть, ударят за правду. оба выросли, а повзрослеть забыли. / и он ещё ей что-то выговаривает, на себя бы посмотрел /.
- "что-то чувствуешь" - хорошая формулировочка, - самое верное решение – начать её критиковать за формулировку – такую осторожную, сглаживающую все углы. – да, да, да, я к тебе что-то чувствую и это что-то не совсем то, чего бы мне хотелось, - рэд осознанно избегает всех слов, отдалённо напоминающих "люблю", но лишь потому что полюбил – а сам этого даже не заметил. чувства не ударили под дых, не свели с ума, подкрались незаметно где-то между работой и вялыми попытками её порадовать и с ним остались. да что б всё это!
- ты мне нужна. и билли, и вся наша работа не имеют к этому никакого отношения, - он ещё не готов сказать что-то большее. ну, в конце концов, ему нужно привыкнуть! к чувствам, живущим внутри него. рэд в принципе не из тех, кто говорит просто так. он говорит, лишь когда уверен в своих словах. проблема в том, что сейчас – он уверен, но, кто бы мог подумать, ему страшно разделить с ней свои собственные чувства. может, стоит обсудить вопрос с билли, вот он обрадуется-то такому повороту событий… он же уверен: детишки друг друга терпеть не могут, потому и заставил рэда отвечать за нику головой. одного не учел: чувства либо есть, либо нет. а у них – есть.
- я не хочу тебя терять. но если тебе нужна свобода, я помогу тебе её получить, - ведь разве любить – не равно отпустить? – только вряд ли это получится быстро… ладно, поехали, - рэд сворачивает разговор, пока до чего-нибудь не договорился. – если ты не против, мы едем в портленд. не спрашивай, почему именно туда, - просто портленд первым пришёл ему в голову. и, может быть, к возвращению в бостон они снова станут друзьями. сейчас – что-то подсказывает рэду – они совсем не друзья. вообще не пойми кто друг другу… [NIC]Raymond Schwarzenberg[/NIC][STA]а звери мои ночью рвут кожу и плоть в клочья[/STA][AVA]https://i.imgur.com/3Twcaqv.jpg[/AVA][LZ1]РЭД ШВАРЦЕНБЕРГ, 29 y.o.
profession: член банды фоморов;
wtf: Nicole;[/LZ1]
[SGN]///[/SGN]

+1

12

разве мама ее не любила? любила и часто говорила об этом в детстве. берегла ее, как зеницу ока, старалась сделать все для ники. может она действительно хотела, как лучше. и такую девочку, как она, следовало бы контролировать. ее любовь измерялась для малышки в хороших оценках, в довольстве дочерью в полной мере. а может и лгала она насчет настоящего отца, чтобы защитить свою единственную дочь? спросить бы, а не строить теории. но мама ее любила. той любовью, которой умела и могла. и почему-то ей хотелось, чтобы рэд тоже ее любил. потому что отчаянно нуждалась в защите, понимании, \не\контроле. а он все делал так же - держал в своих руках весь ее мир. и за это ника готова была раскромсать его на мелкие кусочки, как какой-нибудь труп. с которым парень мог справится и сам.
она ненавидела его. и любила. привязанная к нему какой-то особой и не щенячьей верностью. будто бы знала, пока он рядом - никто и даже билли ее не тронет. рэд не позволит ему даже прикоснуться к ее коже. однажды, когда почти накосячила и додж взял ее за подбородок, будто бы угрожая, почувствовала, как в комнате раскалился воздух. и услышала хруст костяшек, а может просто хотела слышать.
- из-за этого чего-то ты хотел накинуться на доджа? после "палермо", - так называлось заведение, куда притащился из клиент, которого малышка обхаживала целый вечер. потому что подставная девочка решила свалить в закат. впрочем, возможно, та лежит уже где-то в канаве, ника не знает наверняка. у фоморов свои методы. но в тот день они чуть не спалились. пришлось разбираться с неугодным свидетелем. потому что николь заманила в свои сети и его. а доджу явно было интересно, почему пакетов больше, чем надо. все это не важно. важно то, как его пальцы держали ее после. важно то, как ощущала холод, но все равно смотрела четко в глаза, видя в тех отблески злости наряду с отражением самой себя, - если бы он потянулся за пистолетом, ты бы сорвался?

знает, что да.
рэд ей тоже очень нужен. не знает почему, но с ним ощущает себя в относительной безопасности. с ним может спокойно заснуть, а не мучится от бессонницы часами. и блаженно прикрывает глаза, когда он целует ее куда-то в лоб, - прости. я должна была прийти к тебе, - у нее нет дома. нет места, где спокойно, кроме его чертовых объятий. потому что рэд это какая-то зависимость. словно в кровь попадает не счисленное количество запрещенных веществ. надо же, сама извиняется. оказывается это так просто.. говорить. а как тут сказать, если он все время молчит? ему не нравятся ее сандалии, не нравятся мешковатые джинсы, еще что-то не нравится. лишь изредка слышит о том, что нижнее белье красивое. он не говорит с ней о чувствах и не будет этого делать. но истина в том, что женщины любят ушами. и это не искоренить никаким образом.
- ты не шутишь? - не верит, что он это говорит. здесь и сейчас. когда они едут в противоположную сторону от автобуса, который должен был увезти ее в канаду. слишком ошарашена. была ведь уверена, если бы пришла к нему с этой проблемой отправил бы куда подальше. или сказал бы, что головой ударилась. чтобы никогда об этом не упоминала и прочее прочее. а здесь... все иначе.

не знает, что сказать и молча кивает на портленд. а через несколько минут просто провалится в сон. наверное, так лучше. для рэда и для нее. когда слова сказаны, когда больше ничего не остается. кроме нескольких таблеток, которые явно дадут о себе знать. малышка не понимает, когда он будит ее и в котором часу. за окном уже темно, а голова отдает глухой болью в затылке. словно напоминает о том, что нельзя пить столько таблеток за раз. почему-то перед ним за это стыдно: за свою слабость. за то, что ведет себя, как ребенок. она и есть ребенок - запутавшийся, брошенный. и в данный момент нужный только ему. мозг слабо соображает, поэтому малышка полностью полагается на него. через несколько десятков минут они окажутся в просторном номере с одной кроватью. она тут же падает на нее. ощущая легкий приступ тошноты - побочные эффекты тут как тут.
- побудь со мной, - тихо полушёпотом, - пожалуйста. просто не отпускай.
потому что она отчаянно нуждается в нем. его тепле. и рукам, которые обнимают такую хрупкую и запуганную. просто лежать в тишине и обнимать его, как будто бы он - последний человек на земле и ответ на все вопросы. слышать стук его сердца и начать дышать в унисон. вдыхать его запах - такой знакомый. может этот дурман и есть любовь? хотя, сейчас она вряд ли отличит одно от другого. ей нравится с ним засыпать, но сейчас просто лежит рядом, держится, - я забыла сказать спасибо, - в машине. когда перешел все границы, сказав, что получит свободу, - и что заботишься обо мне.

ему не надо ничего говорить. за эти месяцы выучил, какой чай она любит. просыпался утром и даже готовил завтрак, давая ей доспать хоть немного. накрывал ей плече одеялом, когда замерзала от малейшего сквозняка. убирал волосы за ухо, притаскивал какие-то штуки для кухни. отдавал ей свои толстовки в холодные вечера и всегда подвозил до дома. разве это не отсутствие чувств? а она в упор не видела, словно боялась заметить. их связь была слишком неправильной. запретной. но сейчас, когда он лежал рядом, это не имело значения. ничто не имело значения.
- мне не нужна только свобода, рэд. мне нужен ты. 

может просто возьмем и сбежим вместе?

[NIC]nicole livingston[/NIC] [PLA] [/PLA]
[STA]siren[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/P7MYE5z.gif[/AVA]
[SGN]_______________[/SGN]
[LZ1]НИКОЛЬ ЛИВИНГСТОН, 18 y.o.
profession: член банды фоморов
[/LZ1]

Отредактировано Dominica Sharp (2021-07-22 23:24:36)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » глупая птичка в клетке


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно