внешностивакансиихочу к вамfaqправилакого спросить?вктелеграм
лучший пост:
северина дюмортье
считать падение невесомых звезд и собственные тяжелые. собственные — они впитывались в тебя сладострастным искушением, смертельным ядом; падения собственного духа... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 23°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
eva

[telegram: pratoria]
siri

[telegram: mashizinga]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » губы в помаде, размазаны щи, мне так не хватает твоей красоты


губы в помаде, размазаны щи, мне так не хватает твоей красоты

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

https://i.imgur.com/5feMFQl.png   https://i.imgur.com/0oDUNjM.gif   https://i.imgur.com/yDNrwQl.png

конец света близок, но мне до пизды

tadeusz & solveig

+4

2

тадеуш заезжает за соль на работу пораньше —
намеренная шалость занюхнуться ещё до выхода, чтобы последние полчаса до конца рабочего дня прошли веселее звучит неплохой авантюрой, которой они уже пару раз давали жизнь,
только в этот раз у тадеуша с собой мефедрон: почему бы не попробовать ей сейчас,
расширенным прикосновением к его интересам?

у тадеуша внутри пустота и заполненность,
в сосуществовании завихрений,
по венам запущена соль — проявлением непривычного, слишком нежного в мыслительных ассоциациях,
с соль уже — перевезли все вещи, тадеуш прошелся перебором по квитанциям, прежде, чем она позвонила арендодательнице, соль наполняет его дом деталями уюта: выглядит теперь, как самый настоящий дом, даже на прилегающем вокруг — запланированным её травы, аромат которых впитался в этажи.
стало легче —
с соль рядом с собой почти все дни и ночи, с её сонными поцелуями с утра, когда он ложился, чтобы несколько часов до её подъёма всё-таки поспать вместе с ней и ощущением её присутствия даже где-то на первом этаже.

привет, czarownica,

под перезвон при открывшейся двери, тадеуш к соль — тянется поцелуем, отражением оставаясь на стеклах,
под конец дня — по классике никого, кроме его заблудшей души,
прибившейся на её неоновый пересвет.

скучаешь здесь?

взглядом по её прилавку, перелезая через него в повышенной тактильности,
обжигая её кожу горячими руками — перегревом систем,
тадеуш бесцеремонно и как будто у себя дома, а не на её работе,
ведёт её в знакомую уже подсобку, в которой места — не развернуться толком среди пыльных полупустых стеллажей,
по которым — разброс коробок редкостью и невнятностью содержимого,
соль, возможно, вытащила свою любимую табличку про перерыв с номером телефона — но что толку, если на экране размещались две полосы, жирнее обычного — меф всё-таки любил прожорливость, вознаграждая эффектами.

чего сегодня интересного было?

пока чертит — спрашивает обычный вопрос, позволяя ей, на самом деле, говорить даже не об особо интересном, а просто обо всём, что за сегодня запомнилось,
слушает, кивает, отпускает иногда комментарии — поддерживает разговор, а не просто присутствует рядом фоновым объектом,
соль было интересно слушать всегда.
протягивает ей свернутую в трубочку двадцатку польского злотого, отмечая вслух фактом о том, что в польше наоборот был свернутый доллар,
придерживает её волосы, чтобы не лезли на лицо неудобством и дискомфортом,
пытаясь смахнуть белые кристаллы с экрана.
в тадеуше — много заботы,
и это одна из её сторон.

слизистую прижигает химическим привкусом — специфический, запах из всех узнаваемый и определяемый однозначностью,
от тадеуша так иногда — пахло, если она принюхивалась к оттенкам его запаха,
тадеуш тянется сразу к ней ещё ближе // плотнее,
молчаливостью поцелуя перетекая в эйфоричность от прикосновений,
почти как от мдма — только ебашит сильнее,

пиздец у тебя красивые зрачки,

шёпотом, в неярком освящении — расширились мгновенно,
оставляя неяркую зеленую крону тонкой полоской перед обрывом.

+3

3

утром — почти никого, время, чтобы сделать расклад на день, сделать чай,
вся работа растекается бессмыслицей,
днем — самый большой наплыв, чаще всего покупатели, которые смотрят, но не покупают, соль в общем-то похуй,
платят ей за часы, а не за продажи.
к тому же, с тадеушем финансовые вопросы отпали сами собой, он даже ее особо не спрашивает, как обычно, решает сам, ее просто постфактум.

последний час самый долгий — одинокий, медленный, с одним лишь желанием поскорее уйти домой.
хотя с тадеушем вряд ли сразу домой, может, скоростным трипом.
в любом случае уйти отсюда хочется нереально, а секундная стрелка застревает в промежутках между цифрами, двигаясь заморожено долго.

соль смотрит в окно, постукивая пальцем по прилавку.
тадеуша замечает издалека и улыбается.
значит, последние полчаса пройдут быстрее.

его встречает почти у двери, и польский звучит уже родным, по крайней мере, czarownica точно. она даже сама почти научилась его говорить, хотя и с небольшим акцентом.

тадеуш к ней тянется,
она на его поцелуй взаимностью.

— скучаю

по тадеушу — больше, с ним времени не хватает наоборот, с ним хочется по вечности растянуться,
наверное, даже умереть придется вместе. без него все равно уже не может.

тадеуш в ее магазине уже привычным, естественным, во все пейзажи вписывается, не особо выделяется на фоне развешенной по стеллажам бижутерии.
сольвейг ведется в тесноту подсобки, рядом с ним мягким и плавленным, постоянно с улыбкой, по-другому как-то не получается.

— ничего особенного, но

пока тадеуш чертит дорожки, соль даже не спрашивает чего,
она ему рассказывает про какую-то бабку, которая слишком долго выбирала себе серьги,
про парня, который не мог определиться, что купить своей девушке, и соль пришлось очень долго с ним возиться, пытаясь узнать, какие ее любимые камни, какие цвета она предпочитает и уже в конце концов — кто она по гороскопу.
парень явно весы,
хуй, бля, определится.

тадеуш реагирует, комментирует, даже если истории пустые, просто о повседневности, и это заставляет его любить сильнее. кажется, никому в ее жизни не было настолько интересно слушать про ее день.

и выводом тадеушу закрепляет:

— день отстойный и долгий, даже никто скандал не устроил. хотя сегодня утром мне сделали выговор из-за прогулов

да и оно того стоит,
лишний день, чтобы провести с тадеушем,
даже если до этого они вместе почти не расставались.

он слишком милый, когда помогает ей придержать волосы нежной заботой.
сольвейг чешет нос, на вкус всегда будет отвратительно, но к любой хуйне привыкаешь.
неприятность мефа теряется в прикосновениях тадеуша, целует его уже дольше, чем в первый раз, суррогатом чувственности и привязанности.

кот про ее зрачки говорит постоянно, про то, что она красивая, тоже, и со временем это почему-то не обесценивается.

— пиздец у меня красивый парень

и правда так думает, даже в голове не умещается — насколько,
до невозможности, выходит за все плоскости реальности.

+5

4

эйфорией на кончиках пальцах проходя по рёбрам,
чувствующимся под тканью одежды своей явственностью.
соль и до того была худой, с ним — не прибавила в весе, кроме граммов, упакованных в зиплоках и моментально сгорающим по слизистой на стыковке шасси со взлетными полосами.

красивый, значит.
эхом отдаётся в голове, приятным фактом на гранях эго,
которое почесали, как кота за ухом.
тадеуш на это улыбается, вжимает спиной в стену — ещё немного, и разойдутся трещины
( по их существованию ).

невнятными отзвуками, когда она — руками по его спине,
прохладными ладонями супротив жара кожи, до которого достигло сердце,
хотелось — больше её прочувствовать,
волнами токов по нейронам от каждого прикосновения,
растекаться.

в поцелуе — приятно мажет, стоять конечно не слишком удобно,
по сбитому толеру тадеуша — рассечением на горизонте событий, — слишком приятно и слишком хорошо,
долгий завяз стоил всего этого пиздеца, когда начинало шкурить, ради одного этого момента сладости, когда — не то что как в первый раз, но уже более похожее на то, чем обычный тупой расход,
даже через нос — пиздец как кайфово,
хотя он бы не отказался её предложением на кончике иглы доставить в его тело немного космической радости.

тадеуш пальцами — по её ногам,
делая пространство zettai ryouiki между юбкой и чулками более явственным,
задирая юбку выше, насколько позволял её крой,
с губ скусовывая образовавшиеся от ночей марафона корочку,
пальцами — отражённые изнутри галактические фрактальные узоры.

хочу тебя пиздец,

шёпотом в губы, определяя вектор:
нет, до машины, в которой трахаться было достаточно хорошо, или до дома, где было ещё круче и удобнее — отложить никак не получится,
у тадеуша по соль — голод, обострённый всем животным, к которому взывал мефедрон,
являясь его сутью.
и то, что отчитывали за прогулы — уже минусом к очкам привлекательности для начальства, — совершенно похуй, ведь технически соль на работе, тем более — осталось минут пятнадцать? — никто нихуя не заявится и не услышит её учащённое дыхание, подчиняющееся скорости бита техно-трека, у них в голове,
тадеуш — пальцами под ткань,
уже не таким холодным прикосновением, разогретым теплом её бёдер.

+3

5

с тадеушем хочется до выжимок по орбитам,
до сцеживаний звездных галактик в черные дыры,
чтобы воздух перехватывало в легких до агоний.
у девчонки от прикосновений все, как в первый раз, — мешанина в выхлопах радиоактивной страсти,
радиус поражения максимальный — по всему ее телу.

по ее ребрам пальцами, грубоватым пересчетом нетерпения,
сольвейг колется лопатками о стены.
и серпами ключиц ему навстречу, вспарывая чужую грудную клетку поперек,
своими арктическими льдами о разгоряченность чужого дыхания.
коленкой по его бедру, открытостью на всю его идиотскую хуйню,
слово стоп и достаточно забывает еще на первых буквах,
у него вокабуляре таких терминов нет подавно.

она руками по спине, давлением своих пальцев ему в позвонки, хребет исследует касаниями,
и по карте его тела, по созвездиям его родинок, по выпирающим острым костям, царапаясь о крылья лопаток.
с тадеушем легко во всем,
особенно путешествовать по полюсам настроения.

— у тебя десять минут

на самом деле, больше.
магазин все равно закрывает она, и если они здесь задержатся, то ничего страшного в этом не будет,
вряд ли какая-нибудь бабулька зайдет прикупить себе колец.
на самом деле,
отказать тадеушу нереально сложно,
он у нее подкожными ядами растекается, по радужке глаз окольцовывая пробоины зрачков.
на самом деле,
эмпатией и отзывчивостью на все его прикосновения,
пальцами под одежду, чтобы по его коже стоградусными кипятками заводить больше.
по резинке его спортивок ведет по диаметру, как удобно, что у тадеуша спортивки, а не джинсы, значительно сокращая время на возню.

мефедрон ощущается совсем по-другому,
по запаху, по тактильностям, по чувствам.
у соль особых предпочтений в наркотиках не было, но, кажется, меф ловит ее фаворитство.
осталось ебануть каре, погулять во дворе, все, как завещал мукка.
хотя амфетамин тоже ебашил, как надо, разгоняя,
до тадеуша так и не добегает, но мир значительно ускоряется.
выбрать одно сложнее, оказывается,
потому что в любом ее выборе будет тадеуш.
одержимо, зависимо, уже баяном, но зато по искренности и правде.

Отредактировано Solveig Kot (2021-03-05 20:16:50)

+3

6

рубцами её нежности по коже —
невидимыми // красными пятнами оставаясь на несколько секунд после данности прикосновения кончиков пальцев,
импульсами — сигналы бедствия корабля, идущего ко дну:
соль за ним на самом деле не угнаться, тадеуш уже давно у самого ядра земли,
преодолев слои магмы, сейчас лишь чувствуя флешбэками их привкус, за ней наблюдая:
сладким воспоминанием о первом разе каких угодно веществ.

интересно, в подсобке у неё тоже первый раз?
тадеуш, впрочем, на этой мысли не зацикливается надолго:
в нынешнем окрылённом состоянии игнорировать голоса из тёмной бездны внутри себя становится легче,
пребывая в состоянии блуждания по самому края, заглядывая взоров вглубь, но часто отворачиваясь:
глубину этой тьмы не забыть,
не вытравить резкими запахами по носу,
но — можно просто пока не обращать внимания.
особенно, когда она говорит, что он красивый.
особенно, когда она всеми мелодиями ему в унисон,
устремляясь за ним
в то самое падение.

логично: когда падаешь, замерзаешь, ведь от скорости соприкосновения воздух становится жгучим холодным ветром, оставляющим морозность следами.
по факту: в подсобке было даже слишком жарко от их дыхания и замкнутости ограниченного пространства — оно мешалось, но тем самым было по факту забавно искать более удобное положение по осям XY.
соль — сладостью гигиенической помады, которую она недавно нанесла на теперь уже вечно пересохшие треснувшие губы, и податливостью на его прикосновения своими ответными:
осталось её приподнять, позволяя обхватить ногами его бёдра,
и позволить стене принять часть её веса,
задирая юбку уже гораздо сильнее.

думаешь, не успею?

в пятичасовой ебле под спидами была, конечно, своя прелесть — но тадеуш больше по выработанным перебежкам,
разнообразием и спонтанностью.
затянувшиеся корочки на губах лопаются под напором,
когда он в неё входит,
ускоряясь до ритма сердцебиения — но не догоняя его.
за соль было забавно наблюдать, слегка отстранившись от её лица, чтобы захватить его пусть и общим, но крупным планом:
на какой тактовой частоте не сдержится в своём закусывании губ и проглатывании звуков?

+1

7

коты всегда приземляются на свои лапы,
даже если уронить спиной вниз.

он по анатомии ее тела проходится требовательным и напористым,
она мягкая и податливая, под его пальцами мнется, копируя изгибами каждое касание.
соль ведь только с тадеушем настолько открытая и нежная, не царапается на каждое слово и не язвит,
ему раскрытостью и нараспашку, доверяя и отдаваясь на двести процентов,
позволяя себя держать на весу, вжимая до вспышек в глазах в стену.

— если будешь пиздеть, не успеешь

по факту.

тадеуш мальчик-исключение,
потому что с проблемой быстро кончает соль не встречается,
потому что с проблемой жмотит деньги тоже.
единственная проблема тадеуша — это наркотики, от которых он не может отказаться и выше которых соль не будет никогда.
тадеуш и торчать синонимы, его образ жизни начинать день с дорожки, заканчивать ею же, мыслями о мете больше,
когда у сольвейг центр вселенной умещается в шесть букв: т, а, д, е, у, ш.

сейчас мыслями о его губы, пока позвонки искрятся резким тактом движений его бедер,
она ему на своих разломах воздвигает парфенон, себя самосожжением в жертвоприношение.
хотя с тадеушем правильнее в буддизм, дацанами измерять свою обсессию, кольцуя себя и его,
чтобы в следующей жизни обязательно переплетением судеб.

учащенным дыханием ему в перебежки вдохов и выдохов, в перекрытие кислорода.
даже если нездоровой привязанностью, он у нее по венам разгоряченным и обжигающим, горючим по телу до судорог.
ее ноги в обхвате его бедер, на каждое движение отзывчивым содроганием,
вибрациями пальцев по его плечам, сжимая, чтобы держаться удобнее,
но в первую очередь, чтобы безусловным 'мое' клеймить.

не сдержится — пытаясь стоны заглотить, которые из нее неконтролируемым вырываются, даже когда она зубами зажимает губы.
они по началу тихие и по нарастающему похуизму к происходящему в магазине усиливаются.
какова вероятность, что в последние пятнадцать минут к ней заглянут? делимая на вечернее время почти равна нулю.
и соль только ближе и глубже, чтобы его чувствовать подкожными и в межреберных,
чтобы он у нее переливами радуги по планетарному кольцу радужки,
чтобы он у нее терактами мурашек по миллиметрам кожи.

+2

8

самодовольной улыбкой: не сдержалась, не смотря на усилия быть тише обычного —
соль приятными отзвуками от стен эхолокационным прощупыванием неровности по серой шершавости штукатурки, на пересчет трещин,
она звучит не вульгарно, как в типичной европейской порнухе с навязанным образом, больше — как в хентае,
тихую тонкую нежность оттуда перехватывая,
лучшая 3D-девочка
в сплетении с deep melodic tehcno.

наверное, так звучал ритм её сердца:
чем-то размазывающим по краям вселенной ошмётками того, что от него осталось,
тадеуш замечает, что его пиздец как мажет —
сначала за напряжением этого не заметил, сейчас же опирается ненадолго лбом в её плечо,
пара секунд чтобы выдохнуть и набрать нового воздуха в лёгкие,
обжигаясь о прикосновения её рук,
замерев, войдя на всю возможную для этой позы длину:
в кровати было бы удобнее, но похуй, повторят ещё дома —
соль догонами постоянными по его возбужденности.

тадеуш тянется к её губам:
челюсть от мефедрона начинает ходить заметнее, чем на феновых отходосах простым ощутимым напряжением,
но всё равно — целовать хочется,
ему дали десять минут не для того, чтобы он всё закончил на пять.
резким щелчком:
фрактальное приближение перехода на прежний ритм с парой секунд раскачки для заданного темпа,
соль у него в лёгких расцветает пионами,
вместо лепестков — ядовитый дым,
лёгкой помешанностью — тень на существование.

пиздец, не думал же, что кого-то вообще способен так сильно полюбить, в привычках — будто бы изменяя себе, проявляя даже для того, что он мальчик тактильный, слишком много ласки;
внутри у тадеуша — за стеллажами тревожности и агрессивности,
что-то из детства, что о недолюбленности и отчуждении,
перешел бы на пограничку — да уже есть один диагноз,
и больше её стезя с вечной переменчивостью в один момент,
на самом деле тадеуш тоже падает на дно её безды,
взаимообменом.

для соль — откровенные глупости шёпотом на польском,
комплименты, которые на их общем языке имеют переводом какой-то вес, который она может осознать.
по затекшим рукам через лёгкое онемение импульсами — сжать сильнее, оставляя на коже следы,
которые лиловым по её нутру слишком грубо.
скоро не будет хватать воздуха.

+1

9

мадам - jony, andro

по периферии ее зависимости проходится пальцами, подушечками пальцев прожигая в ней дыры.
она тянется ближе, прикрывая глаза, своими зимами отогревается, и с тадеушем вечные оттепели.
даже когда он достает ее, заставляя беситься. [float=right]tadeusz, 16:03
больше всех в мире ненавидишь?
[/float]

в легкой передышке мысли постепенно приходят в норму, по крайней мере — чувствуется не каша,
хотя с тадеушем всегда, как в тумане.
воспоминанием неловкий момент переписки,
когда она ему неосознанно говорит люблю, слишком поздно это осознавая.
на самом деле, тадеуш делает это первым. у него дурацкая привычка болтать во сне,
а у соль слушать его неосознанную польскую речь. [float=right]sól, 16:04
да
больше всех в мире
[/float]
она делает это внимательно и придирчиво, все-таки с недоверием и подозрением,
но у тадеуша из внятного ничего, что могло бы позволить ей усомниться в нем.
своей идеальностью бесит.
когда-нибудь он в чем-то должен проебаться, нельзя настолько идеально ей подходить.

kocham cię — запоминается еще в первый раз гугловского запроса 'польские фразы',
прослушивается раз сто,
почти каждый раз, когда ей становится скучно и она шарится в интернете, открывает польский словарь. [float=right]tadeusz, 16:04
а любишь так же?
[/float]
поэтому сегодня ночью она может перевести и без телефона.
наверное, поэтому позволяет себе небольшую вольность в переписке.

и точно поэтому к нему ближе, туже кольцуя его бедра хваткой,
и в центрифуге своих чувств доходит до эйфории.
хватается за воздух в очертаниях его ладоней, губами бьется о жар его кожи  [float=right]sól, 16:05
нет
люблю больше всего во всей вселенной
[/float]
и с трещинок слизывает свои переломы привязанности.
ему в волосы пальцами, и в его глазах — на грехопадение.

сольвейг ларсен — девочка-крах,
которая так сильно влюблена, что попала в капкан.
сольвейг ларсен — девочка-потеряшка,
ей во всю нежность и ласку совсем несвойственно, ей привычнее по колючим шипам и вокруг себя выстраивать стены.
с тадеушем получается в короткие выдохи-вдохи, царапая оголенностью бедер,
позволяя себя по всей уязвимый местам трогать, вжимая в твердость стены.

сольвейг ларсен умеет говорить 'я тебя люблю' прикосновениями.

+2

10

отзвуком на крае осознания — панихидный звон колокольчиков,
пока что на него можно не обращать внимание, ведь так?
пока что — всё своё сосредоточение на волнах её эйфоричности, раскачиваясь на них, не надеясь оседлать — захлебнуться звучало куда привлекательнее,
отражённое от стен эхо её стонов и его тяжелого дыхания жгло кожу, пеплом по остаткам ткани,
тадеуш — улыбкой чеширского кота в воздухе, насколько возможно — ускоряя движение.

наврал, получается, сам себе,
оргазм с ней — лучше мефедронового прихода по вене,
но интересно было бы попробовать сочетание, поскольку сейчас было так хорошо в освобождении от тянущего давления, что тадеуш даже не думает о том, что они не предохранялись в этот раз.
напрочь забыл, сейчас — промелькнула мысль, когда она выскальзывает из его объятий, позволяя расслабить хватку и размять затёкшие руки, но похуизмом от объёбанности словить дебафф, выкинув этот факт из мыслей,
ведь это — лишняя морока, которая сейчас не подходила вайбам его настроения, которому ближе — прижимать её дальше к стенке, нежными мажущими поцелуями по истомам её галактик успокаивающе,
расслабленно,
сейчас бы — осесть на кровать дома и смотреть на разноцветные переливы неоновой ленты,
а не вдыхать запах поднятой пыли и краски в тесноте подсобке под полутусклым желтым освещением,
правда, вглядываясь в расширенность её зрачков — в целом похуй было на обстановку.

выпустить её приходится, поправить как-то свою одежду — тоже,
когда за дверью в отчётливости, отдающейся заранее — приговором смертников,
из стандартной заглушающей фоновой чилл-музыки раздаётся въедливое, настойчивое покашливание — противное в своей сущности настырности,
тадеушу было бы проще притвориться мёртвым, сдерживая смешки, будто бы это их не касалось,
проще было бы также выйти нагло и на отъебись, будто бы так и нужно,
только соль, поправляя одежду спешащими жестами, придерживает его у двери, не позволяя ему проникнуть тенью за ней,
в ней за это время на самом деле тоже накопилось много похуизма,
достаточно, чтобы не дрожать от тревоги, вспоминая о размере собственных зрачков и о том, что на лице написано.

тадеуш молчит, утыкаясь в телефон ненадолго,
слышит сквозь тонкий слой дсп вибрацию её телефона от его неторопливых сообщений — сосредоточится на них пиздец как сложно, пальцы ватные, сам он оседает на корточки, ногами утыкаясь в стеллаж — неудобно, затекает быстро,
но также быстро лучом света открывшаяся дверь,

ну кого там занесло?

без особой претензии, на самом деле,
данный перерыв времени достаточный, чтобы как-то привести себя в сознание перед грядущей поездкой за рулем,
тадеушу требовалась услуга `объебанный водитель`, чтобы не подвергать её риску — задумывается об этом только из-за того, что придётся везти соль,
на себя то похуй.

+1

11

на кончиках пальцев зависающим чувством удовольствия, скользящим в суставах безумием, выламывающим до переключений громкости на максимумы.
у соль стоны по нарастающей громче, отзвуками от стен и стеллажей,
и в тадеуше эхом повторяются.
и она голодная до прикосновений, совсем не насытившись, крепче сжимает в объятии, прошивает пальцами его подкожные,
касается лица, шеи.

взглядом пробежкой по его лицу, в голове шумом 'кто его создал таким красивым?',
эта мысль — истеричным зудом в грудках и своей масштабностью не укладывается внутри,
это же невозможно.

он в ней неизлечимой болезнью — чума, сибирская язва, волчанка,
сольвейг задыхается, выглатывает тадеуша жаждой,
когда знает, что от него бежать — некуда,
когда знает, что никогда не сбежит.

из его хватки выпутывается неохотно, позволяя ему сделать передышку циркулированием мефедрона по затекшим рукам.
у самой ноги подкашиваются, вибрируют эмоциональными резонансами.
это длится недолго, тадеуш опять ее целует, уже ненастойчивой мягкостью мажет ее по стене,
и она улыбается сквозь поцелуй.

вокруг звуков много и ни одного, соль в мешанине общих полувздохов и за общим течением времени не следит,
но вспоминает, что они в подсобке у нее на работе, когда слышит отчетливое покашливание буквально совсем рядом.
и настороженно прислушивается.

блять.

она торопливо поправляет юбку, подтягивает чулки, рукой проводит по волосам,
и мыслями больше о графике своего рабочего дня, чем о расширенных зрачках и заметной обдолбанности.
за пять минут до конца работы обычно никто не приходит, и это просто удачное стечение обстоятельств,
которое сейчас сильно подрывало ей и без того шаткую репутацию.

— подожди здесь, пожалуйста

тадеуша нежно отталкивает от двери.

легкой нервозностью сжимает пальцы, у прилавка замечает покупательницу,
на закромах своего сознания облегчением, что не старшие менеджеры, но все равно ощутимым неприятным чувством,
скоблящим внутренние стенки.

соль не успевает сказать 'здравствуйте, чем могу помочь', на нее сразу смотрят осуждающим взглядом, всеми фибрами претензиями.
и она покрепче сжимает челюсти, на всякий случай.

претензию 'девушка, вас еще долго ждать?' соль встречает натянутой улыбкой, быть вежливой это одна из ее работ.
оправдываться не хочется, но получается какой-то скомканной ложью 'нужно было отойти на инвентаризацию'. вряд ли клиенты вообще понимают, как проходит инвентаризация.
и диалог быстро перетекает в накаленный конфликт, когда ей в лоб 'вы думаете вас не слышно? за этими тонкими досками было слышно все ваши непристойности'.

и съязвить хочется сильно.
непристойности слово глупое, по пошлостям не проходятся, сами смущаются.
соль говорят, что она выглядит потрепанной, указывают на покрасневшие щеки и шею, на помятую одежду,
при этом ни одного слова про растекшиеся по радужке зрачки.
ее просят подать книгу жалоб и предложений, угрожают заявлением.

— пишите

легким раздражением подает ручку, книгу,
а сама проверяет сообщения тадеуша, беспокойно покусывает ноготь, пытается не зацикливаться на мысли, что эта хуйня с ней сыграет не самую лучшую шутку.
что завтра начальница очевидно ей сделает выговор, что ее уволят, что даже соврать не получится — к соль и без того предвзятое отношение.
что ей проблемы сейчас не нужны, но они обрастают метастазами мысли.
на накатанную на нее жалобу даже не хочет смотреть, без того успевает себя волчок накрутить по обсессии.

— на меня накатали заявление, и все очень плохо. поехали домой?

+2

12

когда поднимается, осознаёт, как затекли ноги и спина,
в особенности — шаткое чувство равновесия,
от слишком быстрого движения глазных яблок картинка размывается и дрожит по краям,
но в достаточной степени вкусно эйфоричностью, всё ещё бьющей в достаточной степени,
чтобы напополам с похуизмом сказать:

да похуй на заявление, соль. как будто слова какой-то тупой пизды что-то значат,

для работодателя — впрочем, значат, но это явно не та проблема, которая должна волновать сегодняшнюю соль, оставляя это на пока ещё далекое завтра,
тадеуш, на самом деле, ни дня не проработал на чём-то, что следует назвать нормальной человеческой работой —
начав барыжить ещё в юности, первой строчкой в резюме, сложно не оставить это на таком же уровне,
принуждать себя к неприятному, когда жизнь и так была тем ещё дерьмом — слишком сложно и нахуй надо, особенно когда профит от этого не сравниться с потраченными усилиями,
соль же напротив хватается слишком упрямо за рамки работы, за слова о том, что она у неё есть — это было не слишком понятно логически, но в принципе до этого — тадеуш лишь шутками да прибаутками по этой теме, всерьёз не затрагивая, вдруг ей это в достаточной степени нравится —
изощрённым удовольствием,
можно ли поход на нелюбимую работу, порой через ломание внутреннего себя, считать одной из разновидностей сэлфхарма?

поехали домой, czarownica, дома хорошо, займёмся чем захочешь, — 

притягивает к себе,
жестами пытаясь с её плеч снять закрученную мантию из копошащегося беспокойства,
поддаётся плохо, но со смазанным поцелуем в висок — легче.
тадеуш выходит на улицу первым, затягиваясь сигаретным дымом,
крепостью никотина добивая кружащее перед глазами месиво,
но — сосредотачиваясь от этого будто бы лучше, получая плюс одно очко к интеллекту и концентрации.
за рулём объёбанный не в первый раз, воспоминания тянутся к варшаве, где всё началось — забавно было вспомнить розовый фургончик с мороженым, но детали опускаются уже неосознанно,
с соль думать о ком-либо кроме соль не было нужды.

или может быть хочешь не домой? хуй знает, можно рвануть на какую-нибудь тусовку, если у тебя есть настроение потанцевать, или куда-нибудь ещё. назови любое место — я тебя туда отвезу, хоть на пляж в сан-франциско, хоть в леса,

в тадеуше — не только эгоистичные порывы даже в таких мелочах,
предложить ей возможность вариативности выбора, к которой на самом деле прислушается, а не сделает так, как хочется ему самому,
для соль — исполнение её желаний прежде всего,
эмпатией чувствуя сковавшую её тревогу, но, как обычно: у тадеуша логичные доводы и желание помочь даже в тех ситуациях, когда его собственное отношение непонимающее, у тадеуша шутливое и болтливое вместо пережёвывания с психологической подвязкой в словесной риторике,
из тадеуша, на самом деле, так себе психолог,
ведь даже вместо помощи в микродозинге — подсаживает её на всё то дерьмо, которое юзает сам,
обретая в списке собственных зависимостей —
острую нужду в потреблении соль до приступов ломки в её отсутствие.

+1

13

тадеуш привычным 'забей хуй', ровным похуизмом по буграм ее беспокойств,
только от этого как-то не легче, разглаживать колкости появившейся атмосферы не получается.

эти слова женщины что-то значат не только для ее руководительницы, для ее менеджера, но и для нее самой.
все-таки в голову залезают неприятные мысли, эхом отливаясь оскорблениями и грубостями.
они карябаются, совсем мешают думать, заставляя по круговой вокруг них бегать марафонами.
даже если знает — зацикливаться нельзя,
тем более знает — зацикливаться на том, что придумала сама, искажая в кривости субъективности.

она ведь что-нибудь придумает, наверное, не первый раз оказывается в подобной ситуации.
но все равно — как будто какой-то блок мешает ей расслабиться до конца и пустить все на самотек.

ей нужно чуть больше психоделиков, чтобы в своем сознании преисполниться.

— меня уволят, тадеуш, а на новую работу с такими рекомендациями не возьмут

по факту — опять сама себя накрутила,
по факту — возьмут и много куда.
по факту — в ней говорят старые страхи оказаться в ловушке финансовой зависимости, обтянуться терновыми прутьями и жить в иллюзии безвыходной ситуации.
она бы в это погружаться опять не хотела.
сольвейг хочет немного, но чувствовать себя защищенной, самостоятельность — один из пунктов.

тадеуш вымывает в ней часть переживаний, замедляя встревоженный пульс, целует в висок, и она слабо улыбается.
хочется домой, хочется еще дорожку, хочется побыстрее убежать от возникшей проблемы и уж точно хочется — подальше от этого места.
кажется, магазин пропитался насквозь ее нервным напряжением, но хуже всего — что он портит весь нужный настрой, который с собой привез тадеуш.

перед выходом проверяет кассу, книгу жалоб и предложений старательно игнорирует, проходится по мелочам и деталям — типо закрыть все стеллажи и выключить свет.
выходит за тадеушем, закуривает сигарету и не может не улыбнуться, когда он предлагает отвезти ее на пляж в сан-франциско и леса.

— куда угодно? — остатками своей эйфоричности нежностью в голосе.

она бы уехала с ним, куда угодно и когда угодно.
просто спонтанно — не зная, что будет за поворотом, не уверенная не то чтобы в завтрашнем дне, а что будет через час.
в этом хаотичном безрассудстве хочется и правда съебаться от проблемы в сан-франциско,
а еще лучше — просто на машине, куда глаза глядят.

сольвейг тянет сигарету, делает задумчивый, игривый взгляд, но ее позитива хватает ненадолго,
и она чуть грустно просит:

— поехали домой, ты же не против? а пляж сан-франциско и леса оставим на следующий раз, м?

соль нужна добавка серотонина, желательно в виде белого порошка.
вообще на фоне всего испорченного настроения — где-то проскальзывает чувство вины,
тадеуш хотел бы с ней провести весело время, явно не успокаивать ее загоны.
он бы хотел, наверное, утащить ее на вечеринку, поебаться не только в подсобке,
и эти мысли заставляют ее потянуться к нему, руками цепляясь за футболку и пальцами перебирая ткань.
незамысловатыми жестами перед ним извиняться.
тактильностью об этом сказать легче.

Отредактировано Solveig Kot (2021-03-23 12:05:16)

+2

14

тадеушу проще быть ебанным клоуном,
чем кем-то ещё, но за призрачностью шуток и разговоров,
направленных на отвлечение,
желейная масса беспокойства, тревоги и эмпатии — последнее было хуевой суперспособностью, которую тадеуш постоянно глушил.
забавно, на самом деле: с молли будто бы поделили чувства на двоих,
только в слишком неравномерной степени — тадеуш жадно поглотил в себе сверх меры, как обычно, впрочем.
поэтому тадеуш — суперчувствительностью и гиперэмоциональностью супротив холодного непробиваемого спокойного льда.

и в этом давящем на затычку внешнего, более легкого алгоритма,
растекается наружу сквозь щели кое-как — соль по нему открытыми ранами, расковыривая, но за счёт этого — большей открытостью к ней,
называть ли это стокгольмским синдромном?
свободой истинной, нужно было ещё сожрать грибов или лизер, чтобы больше раскрыться, позволяя изнутри исколоть мелкими иголочками возможных сомнений.
она — их сгусток и эпицентр,
он же — не может себе позволить излишне сомневаться,
но это заразной пылью — можно легко вдохнуть случайно, перехватывая.
держится ещё кое-как на здоровой иммунной системе.

ну ничего страшного,

тадеуш, ни дня не проработав на официальной работе, правда в этом не видит никакой катастрофы,
вавилон связывает крепкими узами, забирая в плен что-то большее, чем телесную оболочку — установками по сознанию, накладывая мораторий на свободомыслие, железом запретов и табуированностью общепринятых устоев и взглядов,
заставляя переживать — о сущей ерунде.

нахуй она тебе сдалась, эта работа? займёшься тем, чем тебе действительно в кайф заниматься, забудешь об этих тяжелых ранних подъёмах и будешь сама себе начальницей,

щурится, всё же открытой заботливостью, прорывающейся наружу, но, впрочем, не изменяя себе в выверенной логичности — пусть иногда слишком своеобразной,
имея в виду, конечно, что расклады на таро, что самодельные кольца — комментариями в сторону того, что пора уже раскрутить инстаграм либо тикток, поставив свои любимые занятия на монетизацию
( не в последнюю очередь для того, чтобы ощущать впивающиеся в кожу стоп кольца хотя бы через пару шагов, а не на каждом )
и забыть об ограничениях, связанных с работой.
правда, тогда есть шанс сторчаться ещё больше — ведь тадеуш будет рядом почти всегда, и не будет причин думать о завтрашней себе.

соль, правда, грустью неизлечимой — согласно своему диагнозу,
в отличии от него на подъеме и мании,
но тадеуш притягивает её на пару секунд в ответ её порыву, соприкасаясь тканью,
пусть и вновь — хотелось соприкасаться кожей о кожу,
горячим обжигаясь,
меф — по либиду повышенным.

—  домой так домой, — 

пожимает плечами,
пляжи и леса, как и рейвы в иных местах, оставляя на более подходящий на это случай — супротив своего желания сорваться туда,
но однозначно стоило догнаться, как ей, так и ему —
поэтому на её ладони падает зиплок с кристаллическим, уже подготовленным для употребления, мефедроном,
когда он приводит в движение механизмы двигателя.

расчертишь нам? — 

соль — способная ученица, уже можно было доверить даже во время езды.

+1

15

будешь сама себе начальницей звучит больше мечтой, чем реальностью.
сольвейг, наверное, хотелось бы рвануть в приключение под названием — собственный бизнес, развиваться в сфере блоггерства, пилить видосы в тиктоке про астрологию, чертить натальный карты и организовывать собственные курсы по гаданиям таро.
но это все звучит больше непрошенной фантазией, в голове существует миражная установка, что успешности достойны исключительные личности,
а она — девочка-промах, девочка-мимо, девочка-невезение,
она в этом деле точно проебется.

тем не менее, она глубоко в своих размышлениях позволяет себе слабость в виде идеального будущего с пальмами на фоне и камерой перед собой.
тадеушу, конечно, всегда отнекивается, смеется и всерьез его предложений не принимает.
но все-таки хочется верить, возможно, совсем немного, что она правда может всю свою жизнь посвятить самодельным кольцам и гаданию.

— я подумаю

соль по полочкам раскладывает худшие варианты своей ситуации,
в раскладе увольнение до этого никогда не рассматривала тадеуша, как свою возможную опору и поддержку.
в подсознательном страхе стать зависимой от него — но она ведь уже?
хочется верить, что различия между ее бывшим и тадеушем глобальные, что отношения совсем другие,
хотя все ее отношения с токсичной приставкой не-.
но с тадеушем по-другому: с ним всегда чувствует себя в безопасности, даже сейчас он от нее не отворачивается, не тащит на рейв,
а пониманием и заботливостью мажет, мурашками пробегаясь между лопаток, смягчая все колкие тревожности.

соль страхами себе не признается, но очень хочет быть уверенной, что тадеуш ее неудачницей не считает.

неправильная девочка,
неудачная девочка,
недолюбленная девочка.

с перманентной потребностью слышать, что ее любят и ценят.
у соль сдвинутые колесики в голове, заедающие на правиле 'сегодня тебя любят, а завтра уже нет'.
и ей так тяжело учиться доверять, но сейчас
сама себя успокаивает мыслями, что рядом тадеуш, что он вряд ли выгонит ее из дома или будет ей жалеть деньги.

и даже если без работы — найдет новую,
после волны эмоционального потрясения и рассеянности мыслей думать получается логично.

— если я все-таки подумаю заняться своим делом, — она начинает не спеша, подтягивая ноги под себя, на телефон рассыпая зиплок. — я некоторое время, особенно в начале, не смогу сама себя обеспечивать.

карточкой делая дорожки,
тадеушу всегда чуть больше, даже если на кристаллик.
и тема разговора максимально для нее некомфортная, царапающая по костяку собственных слабостей.
и она на него специально не смотрит.

— и ты готов меня содержать?

тадеуш не рокфеллер, и соль не уверена, что его денег хватит.
хотя она никогда не интересовалась, сохраняя дистанцию денежного вопроса.

до того, как услышит ответ, прячет волосы за ворот футболки, чтобы не мешались, и занюхивается первой.
и только потом поднимает взгляд на тадеуша, передавая в его руки телефон.

голову откидывает назад и не сводит взгляда, смотрит долго, непрерывно,
ей слишком повезло с ним.
слишком хорош для нее — эйфорией по стертостям и помятостям,
сильной любовью перекрытием ее тревожности.
и она уже как-то не хочет ехать домой,
хочет,  куда он хочет.

Отредактировано Solveig Kot (2021-04-10 21:59:16)

+2

16

соль всё теми же сомнениями,
пережитком недоверия — по будущему,
только ведь, объективно она права — нехуй вверять свою жизнь конченному торчебесу,
не отставляя себе путей для отступления.
только — она уже вверила,
окончательным заверив подписью не крови даже, а отпечатком своей души,
особенно — после напечатанных слов.
для тадеуша слово печатное было в принципе равнозначно слову, сказанному вслух — особенно вспоминая те периоды, когда молли почему-то не хотелось разговаривать вслух, в переписке всё выражая, даже находясь на расстоянии вытянутой руки друг от друга,
тадеуш всё это — дурацкой привычкой сквозь года,
отправляя шутливые сообщения соль в своей комнате, находясь там же.

как будто на тебя так много придётся тратить, сказала ещё, обеспечивать,

тадеушу смешно: себестоимость наркотиков малая, но если судить в рамках упущенной выгоды — соль видимо даже не пыталась сосчитать, сколько стоит обеспечивать её порошками и кристаллами,
хотя в это он затянул её сам,
не спросив толком — надо ли ей это вообще,
сейчас, конечно, вопроса от него такого тоже нет, но соль сомнениями — задаёт свои собственные.

ну, побудешь содержанкой, что в этом такого? это слово возможно пиздец негативно окрашено, но на самом деле — хули в нём страшного? тем более ты почему-то сейчас так говоришь, будто бы тебе подавать.. хуй знает, новый айфон каждый день, ведь старым после полуночи пользоваться зашквар,

соль хотелось ласково назвать `дурочкой`, с прибавкой `моя`, за подобного рода размышления,
только тадеуш — более уважительным, пусть и смешливым, пытается раскинуть её сомнения.
приходится затормозить, чтобы взять из её рук телефон и вдохнуть в себя крошку переливчатого перламутрового оттенка — играет в освещении фонарей, бликами по глазам.
стемнело как обычно — слишком незаметно,
сменившись серостью сумерек, кое-где клочками свободными турмолиново-голубого по небесному своду.
это приятно подмечать в изменённом сознании,
и этого — достаточно для волн эйфоричности, колебаниями по внутренностью как от бесконечного движения шаров ньютона.

ну пиздец, правда, ты меня с какой-то стороны даже обесцениваешь,

нос зажимает, сглатывая противное по носу —
соль даже дорожку его сделала достаточно добротной, чтобы почувствовать новый приход разъёба ещё на её половине.
тадеуш жмурится, едкость солёной слезы убирая пальцем.
ну и пиздец, а как ехать теперь?
на короткое время тадеуш смотрит задумчиво на неё, вспоминая больше о навыках, которые по идее уже — на интуитивном уровне, чем размышляя над её вопросом.

конечно готов, тем более мы уже живём у меня,

каплей логики, которая на уровне с её размышления —
сейчас же легче.
идеальный момент для этого.
у тадеуша — более-менее стабильность не только в виде дополнительных затрат, но и крыши над его уютным мирком, который можно возводить себе дальше, не особо задумываясь над истинным значением слова `уют`.
до дома осталось недалеко — и поездка больше в шальных мыслях о том, что может — это тот самый день, когда можно напомнить соль об обещанном? голод тадеуша — во всём, особенно в эйфории и мефедроне.

в дом хочется занести её на руках.

+1

17

соль много сомневается и тонет в луже своих переживаний,
но в тадеуше уверена достаточно, чтобы периодически подавлять в себе истеричные порывы.
уйти, конечно, хочется, но из всех ее отношений — эти наименее травмирующие,
в этих отношениях сольвейг не мечется каждые пять минут,
конечно, на нее продолжает накатывать тревожными волнами и бурями клокочет в межреберных,
но эти приступы — нечастые, мелкие.

в прошлых отношениях они были — перманентной составляющей, не давая ей передышки.
с тадеушем они больше — флешбеками и постравматическим синдромом, чем фундаментом.

и этот разговор больше — умение говорить ртом, договоренности между ними озвучивая вслух,
а не иллюзорными выводами в голове.
этот разговор больше о том, что они обещали друг другу в самом начале отношений,
и соль с тадеушем учится использовать слова, чтобы вслух все — свои сомнения, свои подозрения, свои страхи.
тадеуш ведь читать мысли не умеет.

соль больше думает не о содержанстве, для нее-то в этом ничего постыдного нет,
больше о своей безопасности и о комфорте самого тадеуша. ей не хочется доставлять ему лишние хлопоты.
кажется, уже достаточно того, что она периодически устраивает дома переполох,
раскидывая по всей кухне благовонии и свечи,
заполняя полки тадеуша картами таро.
и мешая всем жителям дома жить колечками.

— а если буду просить айфон каждый день?

смотреть, как тадеуш водит, — одно из самых приятных хобби.
и слишком сложно оторваться от плавных движений рук, от того, как он периодически к ней поворачивается, и она ближе подтягивает к себе ноги, пятками к бедрам.
тадеуш за рулем — личный фетиш,
кажется, вместо молитв и богослужения; ему воздвигает парфенон по новым расширенностями зрачка,
путаясь в переливах синий дымки.
тадеуш за рулем — разъебанный, может случайно свернуть не туда,
может дернуть рукой в сторону,
с опасностью на коротком поводке и со смертью играя.

у них с соль даже это общее.

даже если разобьются, главное, что вместе — мыслью обсессивной, нездоровой, гипнотической.
как сид и нэнси,
как бонни и клайд.   

— я тебя не обесцениваю, правда, просто надо же как-то устно нам закрепить этот момент, да? вдруг ты думаешь по-другому, я же не знаю. говоришь так, как будто не встречаешься со мной уже полгода и не знаешь, что мне важно слышать подтверждения от тебя

может стрелки перевести на него, еще и обидится, если понадобится.
но сейчас больше шуткой вслух и улыбкой ему в ответ.

соль еще с первого свидания — требованием четким просит озвучивать даже очевидные вещи: у нас свидание, мы встречаемся, я тебя буду поддерживать и содержать на свои деньги.
даже если тадеуш действиями все делает четенько, сольвейг важно проговаривать это вслух.
у двоих получается работать над этим,
пускай периодически скандалами, а не конструктивными разговорами, но все равно эффективными результатами.

то ли меф ебашит, то ли компания тадеуша, но соль уже даже не думает о работе.
периодически правда заебами возвращается, но сразу блокирует, как ее учила психотерапевт.
чтобы не разгоняться.
иронично, что тадеуш разгоняется спидами, а соль своими мыслями.

Отредактировано Solveig Kot (2021-04-12 08:11:09)

+1

18

дело даже не в том, что меня не хватит на каждый день, но мне для этого придётся слишком много пахать, да и не рационально это, лучше эти суммы каждодневно тратить на что-то другое, что окупится потом большим доходом,

тадеуш резким переходом
от шутливого тона к серьёзному,
рационалистически — оценивая свои способности и момент упущенной выгоды,
тадеуш не то что бы париться о наличии денег и затрат,
просто эта ответственность — на нём. у молли бы так не вышло, тадеуш же — с запасами на черный день, которые бы обеспечили существование, если резко придётся выйти из игры, а также откуп.
тадеуш — делец и торгаш, получив эти навыки в качестве уникальных при распределении скиллов ещё при рождении.
и не то чтобы он позволял всем сидеть на своей шее
( даже молли по сути зарабатывала своим трудом, просто за планирование расходов и доходов отвечал тадеуш )
, просто содержать кого-то — не было в его голове чем-то табуированным.

а вот если будешь просить материалы для колечек — в этом нет ничего такого, как и не знаю.. на свечи да колоды. всё-таки это то, чем ты дышишь, а не новыми айфонами — но думаю такую девоньку я и не выбрал бы,

соль — есть соль,
совокупность всех её не причуд, а сторон полноценных,
то, что соль — ведьма
слишком сильно подходило тадеушу,
с прокачиваемым классом шаманизма.

соль — про разговоры с живыми больше,
тадеуш же — с духами.

вселенским вайбам придавая акценты в значениях,
пусть каждый по своему.

короче, не парься, можешь даже не говорить на что тебе нужны деньги — просто возьми эту карту и трать,

тадеуш из кармана —
кошелек,
из него —
одну из дебетовых карт с неизвестным им именем,
даже хуй знает, сколько на ней было — одна из категории расходников, за которыми можно было не так пристально следить,
если по ребру провести языком — можно разогнаться.
ему действительно не нужны были финансовые отчёты с её стороны —
никаких уведомлений с потраченными суммами на телефоне,
ведь не было такой привязки.

но тадеуш сейчас предпочитает вдобавок размазаться,
одна из зависимостей: химический секс,
выражена неярко, но постоянным желанием,
даже когда он проводит по её ноге по линии бедра.
всё самое страшное с улиц сейчас — себе,
на страже этого города
от своего же дерьма.

до дома её хотелось донести,
мурашками по телу,
навязчивой мыслью — и не затихнет же, пока не подхватит соль на руки,
соль — цветочной нежностью,
девочка-девочка, которую хотелось защищать — нетипичной, но не приторной
сладостью
по связкам и нервным токам.

ну что, может быть поможешь мне поставиться?

вообще, сказать это вслух —
как-то по-ребячески жутко,
будто неловко, будто о чём-то — неприличном,
о чём не принято говорить вслух: показывая сигналами знаками в виде вытащенного шприца,
только тадеуш проговаривает вслух,
так как сознание иногда быстрее мыслей-загонов.
соль ещё не ускорилась до его состояния,
его атакует не меньше время от времени — но только когда он замедляется на отходах.
по сути, можно ещё и отстать — через хмурость,
пропущенную в кровь,
оставив все эти проблемы для будущего себя.
ведь на будущее кому-то наплевать легче, чем на прошлое.

+1

19

тадеуш на ее вопрос про айфоны серьезностью диалога,
размазывая ее своими аргументами,
хотя соль не обижается, а больше умилением и нежностью по всем его фактам.
тадеуш даже айфоны каждый день покупать не отказывается, готов просто больше работать.
и сольвейг улыбается ему меридианами созвездий своих любовных галактик,
лишь бы к мальчику поближе и теплее.

— но думаю такую девоньку я и не выбрал бы, —

тадеуш выбирает девоньку, которая принять карту с чистой совестью не может,
которая о разговорах содержанства легким недоумением и смущением,
невозможностью принятия.

соль не умеет брать чужое без возможности отдать что-то взамен,
но тадеушу, как будто, совсем и не жалко.
а если бы денег не было от слова совсем?

— да, мне не нужны айфоны, меня и мой вполне устраивает, пока я могу с него звонить и писать

он протягивает ей карту,
соль неуверенно ее сжимает пальцами, сама знает, что тратить не будет,
больше — не сможет,
переступая через психологические границы в своей голове.

думает, что тратить деньги на еду ей не нужно — даже если тадеуш домой привозить пакеты не будет,
она сможет пару дней голодовать,
старой привычкой пальцами сжимать запястья и измерять толщину.
думает, что тратить на таро и свечи тоже не будет необходимости — сейчас у нее всего достаточно,
а больше расходов и нет.

сольвейг не умеет тратить деньги,
ей не нравится ходить по магазинам, она не любитель кафешек и дорогого кофе,
сольвейг больше по простому: винтажные секонды, естественность и натуральность.
все-таки ведьма.

— спасибо

знает, что отказываться нельзя, тадеуш все равно всунет ей в сумку карту и заставит тратить деньги.
легче и лучше короткой благодарностью.

тадеуш ее на руки, отрывая от земли и легкой дрожью пробегая прикосновениями по бедрам,
парализуя изгибы позвоночников химией касаний.
у соль по атомам тадеушевская зависимость,
электронами сильнейшим притяжением.

у него на руках — воздушностью и лёгкостью,
объятиями крепкими в перевязке рук,
интимностью кожей о кожу, отзываясь легким возбуждением в межреберных.

щекотка пробивает в позвонках, когда она мягкостью своей щеки царапается о его щетину.

— ну что, может быть поможешь мне поставиться? —

у соль иммунитет на остро-колющиеся предметы,
с иголками знакома еще с психушек, когда в особые истеричные припадки успокоительно вводили сразу под кожу,
а с прочими лезвиями с подросткового возраста мостиком селфхарма.
поэтому шприца не пугается и принимает из рук тадеуша.

соль уколы научила делать мама, когда ей нужно было помогать вкалывать антибиотики.
правда не в вену, такой опыт у нее будет впервые,
но мама была медсестрой и научила пользоваться иглами аккуратно.

— объяснишь что и куда?

хотя механизм вроде очень простой и понятный, соль спрашивает на всякий случай — чтобы прояснить ситуацию.
желанием сделать все правильно, чтобы ему понравилось.
небольшим страхом накосячить и больше никогда не иметь возможности разогнать наркотик лично ему по вене,
все-таки в таком жесте слишком много доверия соль,
она боится его не оправдать.

тадеуш свой просьбой подпускает ее близко,
и она бы соврала, если бы сказала, что не этого не ценит.

Отредактировано Solveig Kot (Сегодня 02:26:37)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » губы в помаде, размазаны щи, мне так не хватает твоей красоты


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно