Джованни тяжело хватал ртом воздух, лёжа на боку и подобрав колени практически к груди, чтобы собрать боль в одну точку. Смешанная с адреналином и вязью мышечных сокращений, она рвала его изнутри... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 32°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
eva

[telegram: pratoria]
siri

[telegram: mashizinga]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Альтернативная реальность » aku no hana


aku no hana

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

https://i.imgur.com/T320now.gif

+1

2

переписка с соулом смешная.
хуйня какая-то по правде.

геронин осознает всю проблему слишком поздно, когда в легких передавливает спазмами и он рукой хватается за грудь.
первый приступ списал на типичные и свойственные его неправильному образу жизни боли, мол, так быть и должно.
второй тоже,
может, просто закололо.
но сейчас что-то туго перетягивает ребра, заламывая их в плевру,
и острота ощущений мешает ему дышать, он рыбой хватает воздух ртом, пальцами до красноты в костяшках сдавливает угол столешницы.
опора помогает ему не упасть, но внутри летит с высотки и камнем вниз.

делает глубокий вдох и пытается отвлечься,
мыслями — о соуле, он писал ему про какую-то чушь, что-то про очередную пьянку и билли,
говорил подгонять через пару часов.
боль туже кольцует легкие, сжимает до слезящихся глаз, фин решает перескочить на мысли о соседке.
где-то его подружка пропадает, он даже не помнит, приходила ли она сегодня.
фин так сильно напивается, что его мозг просто не генерирует новые нейронные связи.
от мысли о леи его постепенно отпускает, и он чуть распрямляется.

на диване в гостиной раскладывает шприц, ложку и зажигалку.
перед тем, как принять дозу, от которой, кажется, боль в легких становится выносимой, по гугловскому запросу находит всевозможные болезни.
одна из них — ханахаки.
фин читает долго, сразу отбрасывает рак, бронхит и пневмонию, на ханахаки задерживается дольше.
там какой-то бред про влюбленность и невзаимность,
про то, что в легких разрастаются цветы, сковывая в своих кольцеваниях органы дыхания.
они стеблями тянутся к сердцу, глубоко впиваясь во внутреннее мясо и прожигая горячим свинцом дыхание.

геронин подогревает ложку,
геронин думает о человеке, из-за которого у него может быть болезнь.
только логические выводы и эмоции не сходятся, у него все приступы были, когда он был рядом или думал о соуле,
что, конечно же, полная чушь.
геронин думает, что все это хуйня, и потуже затягивает ремень на руке, пару раз сжимая и разжимая кулак.
геронин думает, что явно не про него, у него влюбленности дохуя и нихуя,
он вроде как влюбляется, но во всех и всегда.

шприц входит неглубоко, разливается по венам тягучим и теплым,
и отстраненность от реальности подхватывается ослабленным ремнем.
он не будет думать об этом, как о чем-то серьезном,
он размажется о спинку дивана, откидываясь головой и прикрывая глаза.

за скоростью времени не следит вообще, забываясь сам в себе,
боли исчезают вообще, фантомами в воспоминаниях, дереализацией — было не с ним.
пока где-то не слышится стук в дверь, больше предупреждающий, что заходят, а не вопросом 'можно войти?'.
геронин глаза приоткрывает, и соул кажется больше воображением.

+1

3

у соула много друзей, но из них самыми настоящими он считает только двоих,
ещё со школьной парты, которой они предпочитали — бесоёбство в какой-нибудь заброшке
либо игры в приставку у одного из них дома,
пока родителей нет,
разделяя всё самое первое:
первый выпитый алкоголь, первый косяк, первые отношения.
ведь как не рассказать своим о том, что случилось, ликуя над победами вместе,
а горести — разделяя.

одного даже больше:
знает уже столько лет, что кажется, будто по-настоящему братья.
у соула за душой пусть и есть родная младшая сестра — но он для неё должен скорее примером быть,
а не делиться сокровенными переживаниями,
да и мала она, что с неё взять.
как и с самого соула — ну какой из него пример?

у соула красные дреды,
которые будто огнём пылают под вечерним светом фонарей, пока он идёт от остановки по давно изученному маршруту.
яркие жёлтые штаны с ремнями,
да фиолетовая футболка —
яркостью скрывал внутреннюю пустоту.

вспоминая о прошлом —
у фина они в детстве оставались чаще всего:
тогда у него была сега и не было родителей.
впрочем, надо порыться у него на антресолях — она наверняка где-то там валяется, и, если не разбита, можно будет сыграть.
соул думает об этом, скрывая за этими мыслями возрастающую в груди тревожность:
все они падали в пропасть, но фин — быстрее всех.
за ним не поспеть.
и соулу, всё же, беспокойно от этого,
хоть и понимает:
нет на это права.

он не тот человек, который поможет фину выбраться из его личного ада.

геронин опять пропал,
ничего серьёзного вроде бы — но несколько дней подряд уже не шёл на контакт,
а сейчас прочитал о тусе — пообещал подкатить, но вот уже время перевалило за час ночи,
соул проехал на последнем автобусе сколько успел, а дальше — пару кварталов пешком.
путь неуютный,
света становится всё меньше:
будто правда спускается в ад всё глубже.

на улице фонари горят дай бог через один,
морозом по коже осенний ветер:
неприятное чувство.
у соула за пазухой бутылка любимого пойла фина, дешевая замороженная пицца, которую можно разогреть в микроволновке, да парочка косяков,
за душой теперь — не гроша до следующей зарплаты, когда он отработает свою смену,
потратил последнее, что было.
как будет выбираться отсюда — задача, которую он оставляет на утро.
а пока стучится во входную дверь,
ответом, правда, тишина.
дергает дверную ручку,
и какого хуя фин не запирает её?
понятное дело: красть у него почти нечего,
фин прекрасно справляется сам с выносом ценного, но не приоритетного для него самого, в комиссионный на конце улице.

зайдя, всё-таки проворачивает внутренний замок,
копошится в коридоре — разувается,
пиццу — пока что ставит в микроволновку на пять минут,
прорываясь к ней сквозь пакеты с заплесневевшим.
фин явно опять в своей депрессивной яме,
соул — как друг, — приходит на выручку.

ну и хули ты пропал? убился и опять забыл о том, что должен был куда-то идти?

вопросительной интонации на окончаниях слишком мало — перевешивает риторическое,
всё очевидно, стоит взглянуть на тяжёлые веки фина и прокоптившуюся ложку на столике.
он даже не освободил до сих пор свою руку он ремня,
ну и какого хуя он это делает с собой?
соул — свободен в своих предпочтениях,
оставляет всегда место экспериментам,
но этой хуйни не может понять.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Альтернативная реальность » aku no hana


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно