внешностивакансиихочу к вамfaqправилакого спросить?вктелеграм
лучший пост:
северина дюмортье
считать падение невесомых звезд и собственные тяжелые. собственные — они впитывались в тебя сладострастным искушением, смертельным ядом; падения собственного духа... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 23°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
eva

[telegram: pratoria]
siri

[telegram: mashizinga]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » моногамия - это миф, жаль, понимают немногие


моногамия - это миф, жаль, понимают немногие

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

https://i.imgur.com/MRfIrHE.png   https://i.imgur.com/fp5mINC.png

soul & fin

Отредактировано Morphine Geronin (2021-03-24 21:22:59)

+1

2

блять, пиздец — зиждилось бы в осознании соула, если бы он не был пьян до беспамятства,
сейчас в смазанности ощущений и зрения отпечатываются видеокадрами на сетчатке, но не записываются в недра памяти,
лишь отголосками смутных ощущений, будто от приснившегося ебанутого сна останется горький вкус губ фина напополам с водкой, срывающееся постанывание и ритмичные движения затекающей руки вдоль его члена,
соул старается, будто бы для себя: пальцами хватка цепкая, движения плавные, но ускоряющиеся постепенно.
фин — сжимает плечи соула мёртвой хваткой, когда кончает, его сперма остаётся на футболке соула, которую тот сразу же стягивает через голову, бросая на пол,
фина — хочется целовать ещё и ещё,
соул слишком пьян для того, чтобы задумываться о том, что у него самого крепкий стояк, хуй с ним, простите за тавтологию, соула уже слишком размазало по кружащимся лопастям вертолёта, намотало: с утра сто процентов будет блевать дальше, чем видеть.
хотя уже утро, на самом деле, но соул об этом не думает, потерявшись во времени.

быстро же ты кончил, братан,

заливистым смехом без особых подъебок: сейчас это до абсурда смешно, как и всё, о чём он не вспомнит, как проснётся.
блять, почему с ним целоваться приятнее сейчас, чем с любой девкой до этого, как и утопать в его тактильных объятиях и прикосновениях крепких рук?
блять. ну и пиздец, конечно.

несколькими минутами ранее:

бля, ты че, дрочить собрался, фин? прямо сейчас и при мне?

это было смешно.
но у фина рука в штанах, совершая характерные ритмичные движения, соул, впрочем, ощущал его стояк уже несколько минут как выпирающей твёрдостью в районе собственного живота,
это было дико, на самом деле, но в принципе — даже приятно.
фин охуенно круто целовался, поэтому соул возвращается к его губам, прикусывая его за нижнюю и слегка оттягивая — это пьянило ещё сильнее, чем выпитые.. сколько они блять вообще выпили? несколько литров? странно, что он ещё не в отключке.

я тебе помогу,

у соула на душе — чистая благодарность к самому существованию фина в этот момент времени, поэтому он протягивает руку помощи слишком буквально и без левой мысли, что это, ну, как-то по-пидорски,
а с парнями он никогда даже не сосался, даже вот по пьяни,
хотя часто видел как фин увлекал в это по пьяни кого-то, того же билли или других из их компании, кто не был против.
сейчас — это охуенно, мягко, нежно и страстно, пиздец,
то ли от пьяное сознание так это сейчас превозносит, то ли фин действительно слишком охуенно целуется, чтобы от этого отказываться и отнекиваться,
хотелось только спросить — ну и какого хуя ты подкатил ко мне с этим сейчас, а не раньше, а, фин?

рука соула по его животу и ниже, растёгивая ширинку его джинс и приспуская их, оттягивая резинку трусов и пальцем ведя от головки вдоль члена по вене, прежде, чем начать дрочить ему,
не воспринимается в принципе как-то иначе, чем жест благодарности по началу — правда его участившееся тяжёлое дыхание и пульсация сердцебиения самого охуеть как заводят,
желанием — не отрываться от его губ вообще, но соул — перетекает смазанным и кружащим на его шею, обжигая кадык дыханием, защипывая до гематом.

+1

3

блять, пиздец — читается в чужих глазах, но неосознанным, пьяным, бредовым. и фину это нравится отголосками смеха на заднем плане ощущений.
те плывут перед глазами, растекаются по телу волнами, когда чужие пальцы по его члену проходятся эйфорическим приходом.
и соул руками, оказывается, умеет просто на сотку, ему фин отдает должным — стонами и полуприкрытыми глазами.
тактильности между ними — интимные и горячие, до дрожи будоражат, фин уже почти на пределе.
все движения соула — охуеть, как возбуждают. но круче видеть его лицо, напряженное, но размазанное от выпитого алкоголя, его в крайности бросает туда-сюда и обратно.
фин вместе с ним прокатывается по всем чувствам,
пальцами по его плечам — кончает.
и этого полуголого придурка к себе тянет, целует — хаотично, вскользь по губам, невпопад,
руками по плечам, оголенным ключицам, грубым пересчетом по ребрам и вдавливанием больших пальцев в живот.
не хватало только второго стояка.

— бля, отвечаю, это только из-за тебя, хуй знает, но ты пиздец горячий

откровенными подкатами свое пьяное отчаяние топит в очередном поцелуе.
вообще по-братски.
и все руки фина по чужому телу — один большой экстаз,
даже не так удивительно, какого хуя — был крепкий стояк.

несколькими минутами ранее:

когда напиваешься, то доходишь до той кондиции, когда все происходящее забывается в эту же секунду, и фин сам охуевает, когда в руке у него ноет член, сдавлеваемый тесностью штанов.
и вопрос соула как-то совсем его выводит из равновесия, они вроде тут сосутся, а его смущает дрочка. ну, по факту, если говорить, у фина от поцелуя не встает. это сейчас исключение, и походу — дело в соуле.
до рефлексии мыслительный процесс не доходит, путаясь в миридианах космосов, которые тлеют на чужих губах.
и он целует глубоко, языком мажет мимо,
соул губу прикусывает, пиздец.
бля, можно кончить только от этого.

— ты просто настолько охуенный, что у меня на тебя встает

и даже не врет.
фин, конечно, пососаться не против, он мальчик тактильный, а когда напивается, то еще и очень сентиментальный.
ему легче пососаться, как-то выразить напокопившиеся в тюрьме защитных реакций чувства, даже если по-пидорски.
и тут да, тут получается, что соул не просто ему другом и братаном, а даже эрекцией.
отпад.
комбо.

— бля, соул

это, кажется, все, что выговорить получается, все остальное тонет в зажатых губах, из которых какие-то невнятные звуки, те даже в имя друга не складываются.
они просто глохнут,
у фина типа сердечки в глазах.
ну, настоящий братан — поможет, руку протянет, когда свои совсем не слушаются и уже устали.
не типо смотрел на соула раньше так, просто сейчас животными интинктами его хочет, чтобы поближе к себе и глубже в поцелуе.
чтобы между ними — миллиметры, и горячим обжигались щеки, пока фин пальцами путается в чужих пальцах.
соул по коже, по шее, фин ловит приходы. наверное, слишком пьяны, но фин уверен — такое он точно не забудет.
если что, ему оставленные на шее засосы будут легким напоминанием безумности сегодняшней ночи.

Отредактировано Morphine Geronin (2021-02-27 12:06:17)

+1

4

от фина — звучание, от которого у соула мурашки вдоль позвоночника,
фин короткими вдохами-выдохами кислородного голодания между серией поцелуев,
начавшейся слишком неожиданно

несколькими минутами ранее:

соул смотрит пьяно на фина, который оказался слишком близко —блять, а хули он такой красивый?
у соула в глазах блеск и помутнение,
каким-то образом они перетекли с кухни на его кровать, черт знает, почему соул не отвалился по пути на предложенный с самого начала диван. ладно, они вроде шли за постельным бельем и пледами с подушкой — соул это вспоминает буквально на несколько секунд, а потом это выпадает из памяти,
когда фин к нему — ещё ближе, тянется к его губам, приближаясь неотвратимо, но медленно —
достаточно времени, чтобы это остановить, поставить на паузу, отшутиться, что фин, конечно, красивый, но соул — только по девочкам,
множество упущенных шансов спустя соул осознаёт себя уже, когда отвечает на поцелуй фина, втягивающего в его любимое `пососаться по пьяни`.
фин и соул — оба тактильные,
но у соула это больше объятиями и прикосновениями дружескими, не допуская таких ситуаций в их компании,
чёрт знает, ни с кем и не возникало даже таких мыслей.

кроме фина сейчас,
который был слишком близко — и слишком душой на распашку сейчас соул к нему,
чтобы сопротивляться хоть как-то.
соулу нравится — губы фина мягкостью и теплом,
влажностью языка в переплетениях и блужданиях,
достаточно, чтобы откинуться на его матрас заместо, служащий за место полноценной кровати, и расслабиться, позволяя ситуации — происходить самой, без его чёткого анализа, который однохуйственно не провести из-за алкоголя по венам в проспиртованной крови. сейчас это было даже кстати — важным пунктом, чтобы не загнаться ещё сильнее,
чтобы выбросить хотя бы на какое-то время всё из головы, сосредоточившись только на том, что фин через какое-то время — твёрдостью стояка по бедру.
блять.

несколькими минутами ранее:

бля, фин, я тебя уважаю,

с губ срывается классическое, соула — размазывает после дополнительного выпитого, уже когда фин дотащил его до своей кровати,
хуй знает, почему они не остановились на диване, он же был ближе — но соул как обычно слишком громко пиздел, у фина вроде соседка — или её сейчас нет дома? — хотя похуй, в принципе.
у соула внутри — одно сплошное кровавое месиво боли, но когда он настолько бухой, то это чувствуется сквозь плотную стену синего тумана, будто и не с ним вовсе,
соул — бесящей оптимистичной улыбкой всегда, но не сейчас, сейчас ему хочется говорить дурацкие фразы, как-то растормошить самого себя, в этой дерьмовой яме куриного помёта ему точно не место, но что, блять, остается, если всё — резким переворотом?

ты единственный, перед кем я могу сейчас сидеть, блять, и ныть, спасибо,

у соула на щеках — мокро от слёз буквально, глаза на самом деле ещё на мокром месте — пиздец, пронесло по эмоциональному аду опустушения, но когда такой бухой — вроде бы даже не с ним.

+1

5

не то чтобы фин вообще хотел какой-то обязаловки и мозгоебли отношений.
не то чтобы соул был парнем, к которому бы фин хотел подкатить.
не то чтобы фин был геем.

просто получается от наименьшего к наибольшему безостановочной прямой, без точки отсчета.
фин вообще не понимает, с какого момента все переходит в хаотичные поцелуи на кровати. но даже его не ищет, он просто плывет по течению своего алкогольного опьянения, не сопротивляясь своим инстинктам.
он себя принимает от и до, как и свои потребности чужие губы мять в поцелуе.
поэтому, оказавшись близко к соулу, в его голове мелькает мысль его поцеловать. с нихуя, просто так, первым порывом.
и фин не думает себя останавливать, когда поддается вперед, натыкаясь на чужие губы.

это происходит плавно, без лишней паники, соул его не отталкивает, поддается и мякнет под чужим напором. поэтому фин позволяет себе пальцами сжать чужой бок, чувствуя, как он мягко прогибается под давлением.

фин любит по пьяни целоваться, ему доставляет большое удовольствие в полуприкосновениях ловить кайф.
просто, когда ты пьяный, все, что происходит, доходит осознанием с паузой. и появляется фантомное ощущение, что оно растягивается на подольше.
как будто по временному промежутку расползается.
время-то идет быстро, но внутренними мерками — вечность. поэтому ему и нравится.

и все равно к соулу как-то по-другому.

фин думает, это, наверное, потому что соул ему сказал много приятного, даже если пьяного.
а еще потому что плачет он красиво, у него глаза мокнут, и выражение лица по-детски обидчивое.
вообще причин и поводов дохуя и больше, фин себя не останавливает. из вертикального в горизонтальное переходит вместе с соулом.
ему нравится нависать, целоваться мимо, прикрывать глаза.
и голове что-то совсем мутнеет, фин в своих ощущениях окончательно растворяется.
очухивается, когда уже давит в штанах. еб твою мать.

несколькими минутами ранее:

соул ему свою душу шиворот навыворот, фин все абсолютно принимает спокойно. особенно — когда соул плачет.
он любит это делать, они вдвоем слишком похожи — в чувствительности, в тактильности, даже в необходимости друг в друге.
у оба те еще придурки, просто один мозг делят на двоих, работая не всеми извилинами.
билли будет поумнее их двоих, наверное, но тоже под большим вопросом.
может, даже на троих делят.

сейчас — убитые в хлам, совсем уже не соображают, что происходит. и все, что соул говорит, это просто путанное мессиво из звуков.
но фин знает, что тот пытается ему сказать, просто знает по факту.
он рукой сжимает его плечо, полуопираясь, чтобы держать равновесие.
они — картина подростковых нелепых пьянок маслом. то, что все обычно презирают из-за комичности ситуации.
но фин сейчас чувствует, что это то самое, необходимое ему.
даже если глупо и совсем не по-взрослому, выебонами напоказ больше.

— мы же с тобой всегда вместе, камон, ты всегда можешь мне поныть

за одной партой почти всю школу, тут сложно не связаться эмоционально.
оба знают, что могут прийти друг к другу в случае чего. как сейчас, например.

Отредактировано Morphine Geronin (2021-03-08 09:09:01)

+1

6

первый поцелуй от фина смазанностью по осознанию реальности происходящего —
всё как будто в странном сне с привкусом артхауса и сюрреализма, которые соул смотрел вместе со всеми от скуки на работе, хотя бесспорно — работа приносила удовольствие, правда о ней даже не вспоминается кроме подсознательного оценивания атмосферы и поиска знакомых ассоциаций,
ведь смазанные прикосновения фина рябью ответной по телу затмевают всё остальное,
гася сознательное.

этого, на самом деле, и не хватало — 
если бы соул помнил об этом на утро,
если бы был чуть более трезв, чем сейчас,
то кости его обглоданы были бы от раздирающего, кислотно-едкого чувства вины.

какое `пососаться с братаном`, когда должен горевать и траурность поддерживать на нужном уровне?
только от этого впервые в жизни хотелось вскрыться,
соул не умел в адскую бездну боли и печали,
поэтому легче — 
растворяться в поцелуях фина,
как дешевое кофе три-в-одном с бензоколонке в пластиковом стаканчике цвета всплывшего по весне говна,
ведь это позволяло не думать ни о чём другом.

если соул не мыслит,
а только испытывает,
он существует?

несколькими минутами ранее:

в пьяных речах много искренности,
которая — через край между ними,
у соула сквозь блики тускло-серого света, отражающегося на каплях влаги, застилающей взгляд —
чертовски много благодарности,
словами —
не передать.

фин среди них был один из самых разъёбистых, у фина у самого — дохуя пустоты внутри, как и в его комнате,
у фина — проблемы с наркотиками не признаваемые всуе никем из их компании, даже матрас вон — как у типичного торчка, ведь нахуй нужно что-то другое.
соул на него буквально падает,
оседает,
пылью скорее, чем человеческим чем-то.

золой.

блять.

но именно фин сейчас — тот, кому можно исповедаться,
тот, кто способен перенести его пьяное горе,
у соула перед глазами — тот пиздец, которого он даже не видел в красках,
воображение дорисовывает.

от этого хотелось вопить,
но силы были только на текущие по щекам слёзы.

но с особой силой чувствовалось — он в этом мире не один,
ведь фин всегда рядом, и перед ним всегда можно было вот так вот ныть, и вообще —
в порыве благодарности соул обнимает фина, сдавливая в объятиях,
на его футболке оставляя следы солёного.

несколькими минутами ранее:

соул не помнит промежуток времени между тем, что осталось от его дома, и тем, как они оказались у фина на кухне.
соул тупо смотрит в одну точку, без слов некоторое время принимая на душу крепость и горечь,
он никогда не был в таком состоянии полного охуевания.
пиздец.
что за пиздец.

а если бы он?..

глупые мысли, конечно, но сейчас внутри давящим чувством все эти бесконечные `а что, если?` — ситуацию они сейчас нихуя не исправят, конечно.
внутри одной сгусток боли и зияющей дыры,
расковыриваемой осознанием.

теперь он в этом ебанном мире один.

как же так, блять?.. просто — как же так? и что мне теперь делать?

вопросы больше в риторику:
хотя фин пережил все свои потери уже,
для соула — это почти впервые,
особенно — чтобы вот так за раз махом.

жить тяжело и неуютно, блять.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » моногамия - это миф, жаль, понимают немногие


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно