внешностивакансиихочу к вамfaqправилакого спросить?вктелеграм
лучший пост:
северина дюмортье
считать падение невесомых звезд и собственные тяжелые. собственные — они впитывались в тебя сладострастным искушением, смертельным ядом; падения собственного духа... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 23°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
eva

[telegram: pratoria]
siri

[telegram: mashizinga]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » jealousy


jealousy

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

САКРАМЕНТО | НАЧАЛО ДЕКАБРЯ 2020

Andrew Nixon // Charlie Mochua
guest starring: Steven Cloverfield

https://i.imgur.com/AuLLmdL.png

how I need your attention
but you're not someone I can hold
I was lying to you baby
when I said my love grew cold
but my love's not going anywhere

 

+3

2

И все эти дни сливаются в однообразную кучу какого-то серого и беспросветного пиздеца, не сулящего ничего хорошего по каким-то внутренним ощущениям. Морально давящих и вызывающих состояние бесконечного хаоса и сумбура, за которым уже сложно разобрать, что именно нужно делать и за что хвататься в первую очередь кроме больной головы, содержащей в себе целый ворох различных мыслей и эмоций, среди которых сложно выделить что-то одно. Внезапно Энди поймал себя на мысли, будто ощущает себя кем-то из персонажей книг Кловерфилда, которые вечно находятся в каком-то затяжном моральном и физическом пиздеце, а потом и вовсе кончают жизнь самоубийством просто потому что заебались и не видят какого-то вменяемого выхода из той ситуации, в которой оказались. Понятно, что сам Никсон по этому пути следовать вот прямо вообще не собирался, но с каждым днём понимал их всё больше и больше. Особенно после последнего разговора с Чарли, который закончился вообще на максимально непонятной ноте и медленно трансформировался в какой-то незакрытый гештальт, потому что сам Эндрю максимально ненавидел состояние неопределённости. Другой бы, наверное, поставил на этом точку и жил дальше, но что-то ему покоя не давало. Наверняка, будь у него больше свободного времени, он бы обязательно пытался анализировать весь этот разговор [чем, кстати, занимался, но исключительно перед сном], пытаясь уловить и всё, что было сказано, находя в этом подвох, разночтения и двойное дно, а так же анализировать и то, чего по факту сказано не было, но вроде как подразумевалось где-то рядом, тончайшей красной нитью идя через всю эту ситуацию. Чертовски неловкое чувство, когда он был вполне себе неплохим следователем и, местами, даже детективом, подмечая не самые очевидные вещи в делах, которые вёл и находя то, что было скрыто от посторонних, но нихера не мог разобраться в происходящем на его собственной территории. Можно было, например, позвонить Англичанину и вот он бы точно всё объяснил и рассказал, потому что Дэни за людей и их отношения шарит гораздо лучше и видит больше, но зная его, это скорее бы превратилось в какую-то нудную лекцию, которая обязательно закончилась бы какой-нибудь хернёй. Это при условии, что он вообще сейчас в Сакраменто, что не факт, потому что в последнем разговоре он упоминал про поездку к дочери. Нужно было что-то думать и как-то разгрузиться.
Неплохо помогло то, что один из выходных дней Энди потратил чисто на то, чтобы распланировать как и чего. Чисто выйдя из комнаты за день раза три налить кофе, сходить в туалет и что-нибудь перекусить. Всё это стало неким компенсирующим элементом порядка в разрухе, за который можно было зацепиться и несколько упростить себе жизнь и упорядочить мысли, потому что с Чарли они могли сколько угодно рвать друг другу глотки и пояснять за старые, почти что детские обиды и это всё равно будет в какой-то степени бесконечной историей, которая ведёт даже не в тупик, а тупо по кругу, при всём этом откровенно мешая работе. Исключительно в контексте того, что большую часть времени его собственные мысли крутятся вокруг вот этой всей херни, не давая сосредоточиться на объективно более важных вещах и даже расслабиться. Имея же чёткий план, который был перед глазами, можно было следовать ему и откинуть всё лишнее. Домашнее оставить дома, рабочее - на работе. И в первый же рабочий день оказалось, что это охренеть как удобно и продуктивно. Может быть ещё и потому, что сделав небольшой перерыв, нормально выспавшись и освободив голову от всего ненужного, внезапно всё становится довольно простым и понятным. И надо сказать, что по сути один день дал примерно столько же, сколько предыдущие пару недель вместе взятые. Энди смотрел на бумаги, читал отчёты и находил важные штуки, которые могли пригодиться. За рамки всего этого уравнения он выбросил самого Мокуа, как нечто мешающее и раздражающее. Обезличил его в рамках всего дела, а само дело перевёл в формат защиты обвиняемого. Просто очередной клиент, которого хер отмажешь, но с которым можешь развалить дело. Почти как с Райли. Воспринимать не самого участника, а лишь факты и улики. Рассматривать всё в другой плоскости.
Записи с нагрудных камер копов, которые он успел просмотреть, не давали вообще нихера. Лицо Мокуа там даже не мелькнуло, а если и мелькнуло, то его невозможно было разобрать. А под его описание подходило довольно много людей, если уж на то пошло. Баллистическая экспертиза тоже сильно много не дала, что радовало. Просто по причине того, что пальба шла хаотично и как попало. Определить стрелка и его манеру ведения боя с огнестрелом было сложно. Ребята пытались, но давайте откровенно, всё это работало немного не так. При обычных обстоятельствах определённые фишки и стиль проследить было не сложно. Многие горели на том, что подсознательно выдавали свой профиль определёнными действиями, по которым их можно было характеризовать и определить, но в таком замесе, где балом правил хаос и в ход шло всё, что только можно, никто ничего толкового сказать не мог. Отчёт баллистов сводился, если упростить до сути, к тому, что стрелять мог вообще кто угодно, просто знающий как нажимать на курок и откуда вылетает пуля. В итоге выходило так, что за Чарли говорили только мутные показания, некоторые из которых Никсон сам пометил как ненадёжный источник, находя в них несостыковки и буквально доёбываясь до каждого слова и видео с нагрудников, на которых был кто-то условно похожий. Если не всплывёт ничего нового, то он развалит это дело за недостаточностью прямых доказательств в виновности подозреваемого, которого всё ещё не могли найти. Да откровенно говоря и не так что бы сильно искали, потому что других задач тоже хватало. Были варианты куда интересней. Но все думали на кого вешать убийство нескольких копов, так что у его соседа поневоле всё ещё были проблемы, потому что ствол с отпечатками, пускай и частично затёртыми и показания, которые местами противоречили друг другу, всё ещё не выводили его из списка главных подозреваемых. Но об этом он обязательно позаботится, надо только придумать как.
Голова к вечеру, разумеется, пухла, но в целом уже было лучше. Уже выйдя с работы и прогулявшись до кофейни, Никсон расслабился и переключился на что-то отвлечённое. В какой-то степени он просто боялся признаться себе в том, что ему дико настопиздели все пустые разговоры и попытки закрыть дело как можно быстрее, что и угнетало. Сегодня, за стаканом кофе, он всё же принял эту мысль. А уже сидя в машине и собираясь уезжать домой, он вспомнил про тот звонок. Переслушал его ещё раз, благо была запись, понял, что нихера не понял и додумался забить всё это в переводчик, после чего ещё минут двадцать сидел, много думал и курил, пытаясь побороть в себе желание разбить Чарли ебальник.
Сегодня буду поздно, не жди. - Смска улетает Мокуа.
- Стив, привет, я знаю, что сегодня понедельник и вообще тяжёлый день, но если ты свободен, то я предлагаю поехать напиться. - Кловерфилд, к его чести, берёт трубку почти сразу и даже трезвый. А потом так же сразу соглашается, потому что почему бы и нет? Вот что в нём хорошо - это возможность вытащить его бухать почти в любое время. И сейчас он казался лучшей кандидатурой.

0

3

- А в смысле вы улетаете в Чили на рождество? Нет, Фло, я не указываю тебе что делать и конечно же никак не ограничиваю, но наверное как-то обо всех этих планах меня стоило известить заранее, потому что я уже разгрёб все планы так, чтобы приехать в Чикаго. Как в прошлом году. Как в позапрошлом. И как все эти годы. Заебись, спасибо что сказала хотя бы сейчас. Счастья вам там, здоровья, успехов, мужу привет, Эрин поцелуй. - Ешё приблизительно с сентября Стив шёл к тому, чтобы начиная со второй половины декабря традиционно нихера не делать и свалить на рождественские праздники в Чикаго, чтобы провести их с дочерью. На бывшую жену и её нового мужа, честно говоря, в большей степени было как-то похер. У них уже давно своя жизнь, в которую он не лез, но вот родительский долг он выполнял исправно и местами даже больше, чем того требовалось. На самом деле, каким бы он не казался окружающим, но вот эта вся предпраздничная суматоха и прочая фигня, сопутствующая всему этому, ему нравилась. В основном потому что так можно было не чувствовать себя чертовски одиноким. Было для кого стараться и были причины вести нормальный образ жизни, не убивая печень в барах и организм в клубах. По большому счёту даже он этим занимался просто потому что глобально было нехер делать. Вся его жизнь в перерывах между написанием книг, презентациями и прочей официальной хернёй напоминала какую-то бессмысленную херню, в которой он шатался как говно в проруби и периодически латал то и дело протекающую кукуху, в остальное время пытаясь придумать как себя занять.
Сейчас опять к этому всё и сводилось, потому что с прошлой недели все дела были переделаны, все встречи и переговоры проведены и его ожидал отпуск длиною в месяца полтора, который ему феерически обосрали новостью о том, что в этом году на празднике жизни его как-то и не ждут. В такие моменты он приходил к мысли, что работа по графику 5/2 помимо своей бессмысленности и общей унылости, завязанной на повторении одних и тех же дел изо дня в день, имела и свои плюсы в виде всё тех же действий изо дня в день. По крайней мере можно было стабильно заниматься какой-то хернёй во славу капитализма и прибыли очередного бизнесмена, считавшего себя умнее всех вокруг и мечтать о чём-то банальном в виде отпуска или продвижения по карьерной лестнице до старшего помощника младшего менеджера по облизыванию чужих задниц. Такая жизнь была проста, понятна и сама за тебя рисовала планы на день, неделю и ближайшие лет десять, пока у тебя от отчётов, собраний, мешающих исполнению служебных обязанностей, поставленных планов и выполнения KPI по наёбыванию населения не разорвётся к чертям жопа, в которую тебя ежедневно ебут. Тупо, бессмысленно, но надёжно, блядь, как швейцарские часы.
- И вот хули мне теперь? - Усевшись на диване, Стив закуривает, молча смотря в стену и понимая, что у него теперь есть огромное желание накидаться. Дэни на звонки не отвечал. Никсон в последние несколько недель вообще скорее мёртв, чем жив, потому что отвечает на звонки и сообщения через жопу. С остальными как-то особо общаться и не хочется хотя, казалось бы, знакомых и потенциальных собутыльников валом, выбирай не хочу.
Тем не менее, Стиви как-то дошёл до мысли, что бухать от обиды каждый раз, когда его тонкая душевная натура страдает - не вариант и ничего хорошего за собой не несёт. В конце-концов у него где-то валялся список из непрочитанных книг и непросмотренных сериалов, за которыми можно было засесть на весь месяц, выходя на улицу только по маршруту магазин-кофе-дом.
И тут позвонил Никсон. Очень даже в тему. Очень даже с интересным предложением прямо сейчас пойти и напиться. Отличная идея для того, кто пять минут назад думал о том, что бухать не выход. А вот бухать с прокурором - вполне себе выход и план. Как минимум по причине того, что можно будет потрещать за всю херню, пожаловаться самому, выслушать кучу интересных историй и не закончить вечер почти что традиционным получением пиздюлей и ночью в участке. С Энди такие штуки не прокатывали, что было очень удобно и безопасно.


Что-то пошло не по плану. Обычно их с Никсоном посиделки не выходили за рамки той же бутылки, ну, максимум, двух, вискаря под разговоры обо всём с нормальной закуской и вменяемым весельем без каких-то особых развлечений, крайне редко перетекая в какую-то тусню по клубам с веществами поинтереснее, однако в этот вечер господин прокурор, кажется, ставил себе целью напиться в полный хлам, что было странно, ведь обычно он таким не страдал. Стив же, в свою очередь, лишних вопросов не задавал, предпочитая держаться нейтральных тем и вполне разумно, с определённым опытом предполагая, что тот, если будет нужно, сам про всё расскажет или поделится очередной хернёй из своей жизни, которую один писака средней руки потом обязательно впихнёт в какую-то историю в завуалированном виде. Но честно говоря, Кловерфилд и сам не осознал того момента, когда они оба оказались пьяными в полную срань и серьёзные грустные мины обоих превратились в достаточно жизнерадостные, а разговоры стали бредовее и веселее. Всё, что было дальше - лишь отрывочные видения, где они пропускают, кажется, по десятому шоту после распитой бутылки, орут песни в караоке и веселятся так, как это обычно делают пьяные взрослые люди, которым на всё плевать и хочется отвести душу. Такси, дом Энди и хер пойми кто кого первым начал целовать, чуть ли не с порога.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » jealousy


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно