внешностивакансиихочу к вамfaqправилакого спросить?вктелеграм
лучший пост:
северина дюмортье
считать падение невесомых звезд и собственные тяжелые. собственные — они впитывались в тебя сладострастным искушением, смертельным ядом; падения собственного духа... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 23°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
eva

[telegram: pratoria]
siri

[telegram: mashizinga]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » Play the game


Play the game

Сообщений 1 страница 20 из 33

1

САКРАМЕНТО | АВГУСТ 2017 | ДЕНЬ

Edward Brighton & Christine Leroy
https://i.imgur.com/E3HXdG8.gif https://i.imgur.com/qkfQfJb.gif

Взрослые люди иногда тоже жаждут приключений и новый ощущений, жарких и волнительных, разнообразных - во всех смыслах этого слова. И не упускают шанса, даже если шанс этот выпадает совершенно случайно. И нет, речь пойдет совершенно не о путешествии...

+1

2

Порой невольно удивляешься, насколько же мы разные люди. Словно с двух разных планет, Венеры и Марса, как бы банально это не звучало. Такая утонченная и всегда идеальная Кристин. Сошедшая с обложки какого-нибудь журнала об английских леди. Настоящих, консервативных. Леди, которые были лицами своей эпохи. И я, вроде как состоятельных человек, но предпочитающий простоту и комфорт, как и большинство американцев, собственно. В этом и состояла разительная разница, несмотря на всю жизнь, проведенную в штатах, Кристин удивительным образом сохранила вкус и предпочтения совершенно другой страны. Словно ее растили в каком-нибудь закрытом загородном поместье, не позволяя общаться со сверстниками, гулять  и развлекаться! Даже сейчас, несмотря на весьма обыденную прогулку, она выглядела так, словно мы намереваемся заехать в какой-нибудь шикарный ресторан. Контрастно на моем фоне: простые светлые джинсы, кроссовки, черная футболка-поло. И не скажешь, что это человек с шикарным дорогим домов, который может себе позволить гараж из четырех автомобилей, отпуск на отличной яхте. Ну и прочие атрибуты роскошной жизни.
Колесили мы по Сакраменто на моем черном Chevy 1969-го года. Кристин ехала в ней впервые, специально настоял, натерпелось показать ее на всех своих лошадках. В этой достаточно брутальной машине уровня «old school» такая леди смотрелась интересно. И даже не знаю, все это хорошо или еще одна тема для разговора. Порой хочется сказать «расслабься, дорогая, это Калифорния, здесь никому нет дела до того, насколько изящно ты выглядишь», но… каждому свое, ведь так? В общем, под звуки такой же классической песни, случайно подвернувшейся по радио «Aerosmith - Girls of Summer» (о да, я бываю чертовски банальным!).
- О, давай заедем сюда, я хочу попить кофе, - я увидел небольшую кафешку со свободными столиками на свежем воздухе, и тут же присмотрел парковочное место. А пока выворачивал, да аккуратно, чтобы не да Бог не задеть свою малышку, то и дело подпевал себе под нос, периодически становясь чуть громче и показательно смотря на Кристин. Песня то о девочках лета! А ярче моей девочки могут быть только звезды.
Наконец-то автомобиль остановился. Я вышел и по-джентельменски открыл двери пассажирского сиденья. Как только Кристин оказалась снаружи, я заплатил за парковочное место и, взяв женщину за руку, повел ее к столику. Нам тут же принесли меню, предложили чего-нибудь выпить. Я сразу заказал себе кофе и небольшой кусочек торта. При этом параллельно поглядывал периодически на вырез в платье Кристин. Манящее зрелище, ничего не скажешь! Притом иногда так увлекался, что даже забывал ее слушать, только и делал что переспрашивал «а, что ты сказала?». Вот так весело и непринужденно начинался наш очередной день, проведенный вместе. Яркое калифорнийское солнце, теплая погода, несмотря на то, что лето только началось. Великолепное настроение. Кружка хорошего кофе. И сладенький тортик.
- Может, хочешь сходить куда-нибудь вечером? – поинтересовался я, чувствуя вибрацию своего телефона. У казино-отеля не могло быть выходных, и мне порой присылали сообщения, с теми или иными вопросами, а иногда и мини-отчетами. Не самое занимательно времяпровождение. Нахмурившись, я набрал что-то в ответ, а затем, положив телефон за столик, снова посмотрел на Кристин. – Кстати, помнишь, я говорил про то, что люблю летать? Ну как… не просто люблю, у меня лицензия частного пилота. Так вот, неподалеку от города есть небольшой частный аэродром, я обычно там арендую самолеты. Как смотришь на экскурсию по городу, м? А, может и дальше. Скажем, полетать над долиной Напа. Полюбоваться виноградниками. Надо посмотреть карту, может, там тоже есть аэродром. Остановимся, попробуем вина, - после этих слов я замолчал и следом усмехнулся. Да, наверное, звучит забавно: я за штурвалом, и намереваюсь пить вино! Но от одного бокальчика еще никто не умирал, это вполне допустимая норма не только для пилота, но и для водителя. А, учитывая, что я не очень люблю вино, переживать за мою сдержанность в этом вопросе и вовсе не стоило. - Устроим такое небольшое авиапутешествие, в общем.

+1

3

Неожиданное предложение встречаются, вызванное ревностью Эдди, переросло в бурный роман, который после посещения дома Эдди превратился чуть ли не в совместное проживание, то на его территории, то на ее. Даже, если они поздно заканчивали свои рабочие дела, то неизменно, оказывались в одной постели, постигая каждодневный быт друг друга и создавая свой. Традиционно пили кофе. Собирались вместе на работу. Обменивались идеями проведения вечера или даже обеда...
Конечно новизна общения завораживала и придавала бодрости. Словно обновлялась не только душа, но и тело. Ну, о бодрости духа и тела Эдди и до этого сомневаться не приходилось. Эта батарейка, а точнее атомный реактор, казалось не только никогда не унывал, но и не уставал. Хотя, может и уставал, но вот даже в этом ракурсе от телесных радостей отказывается не собирался ни в какую. Быть может, в иной день она бы предпочла совершенно спокойную обстановку, но...
Существуют определенного толка маячки, яркие, как колдовские огни,  призывающие, манящие, вязкие, как само чувство любви. Раз увидел почувствовал и...пропал. Такие колдовские маячки были и у Эдди. Он ловко наставлял сети и из них уже было не вырваться.
Он мог прямо у дверей подхватить ее на руки, под ягодицы, лицом к себе и одновременно целуя, так и следовать до первого, что потом служило  местом для дальнейшего занятия любовью. Его страстность, напор и одновременно ласковость могли открыть любые, даже закрытые двери. И ее сердце, до этого не замирающее, от звука мужского голоса, ласкающего слух, так словно он обещал исполнить все потаённые желания Кристин. Его с хрипотцой "детка", особенно тогда, когда он был возбуждён или даже, просто соскучился, был самым сладким и манким обещанием. Ничего подобного с ней не было. Да, и это нагловатое и фамильярное "детка" ей и сказать то никто раньше не мог. Но, оно звучало ласкающе. Нежно. Напряжённо. И только для нее. Это "детка" звало и мигом уносило в сладкое путешествие, нет, теперь уже долгожданную встречу с его губами, руками и ощущениями, которые мог подарить только он.
Да, все Любови разнятся, даже если ты был увлечен кем то до этого, приход новой любви всегда есть новый отсчёт. "Любовь и есть отсутствие былого." И это была яркая дорога.
"О, давай заедем сюда, я хочу попить кофе". С этой фразы могло начинатся любое приключение. С Эдди так точно. У него в голове всегда были какие то идеи и предложения. Его влекла жизнь и все ее активные проявления. Порой, его приходилось одерживать, что бы он остановился и не мчался, как скаковой конь. И просто вздохнул. Остановился. И побыл с ней. Потому что просыпается рядом с ним, в его объятиях, было самым сладким и желанным. И даже просто после работы или занятия любовью, полулёжа на диване, она со своим рабочим ультразвуком и он смотря телевизора, тихонечко поглаживая ее по ноге, словно невзначай, было тем самым единением двух людей, тянущихся друг к другу.
И сейчас, обычный поход "проветриться" и купить необходимое в аптеке, привело к посещению довольно уютного кафе на цветочной терассе, опутанный ярко розовыми розами.  Аккуратные плетеные столики и стулья. Журчание фонтанчиков выполненных в древнегреческом стиле, намекали на средиземноморскую кухню. Кристин уже давно тосковала по Европе и отпуску и в кафе, она в общем, сегодня не собиралась, наоборот пораньше освободившись с заселения, а точнее улизнув из офиса к Эдди, что бы провести вместе с ним оставшуюся половину. Но, ее батарейку, как всегда влекло к движению...
- Ну, кофе, так кофе...
Выдохнула она, обводя глазами обстановку и окружение. Кристин была весьма консервативна и потому в городе можно было перечитать по пальцам те места, которые она посещала. Кафе, уж так точно. Ей нравилась определенность, комфорт и качество. Так ее приучили и так она привыкла. А новизна не всегда приятна.
Осмотрев меню, Кристин в отличае от Эдди, все же заказала средиземноморский салат и каноли с рикотой. И молочный коктейль.
Помешивая трубочкой в бокале с коктейлем Кристин вспоминала и рассказывала о своем последнем отдыхе в Италии. Ей нравилась эта страна. Нравился ее климат. Культура. И в общем все.
- Эдди...
Наконец проговорила она, прерывая свой рассказ.
- Если ты так продолжишь смотреть...как изголодавшийся кот на сметану, это заметит уже не только официант, но и посетители кафе, слава Богу их не много. Что не так с моим платьем?
Она подняла бровь и посмотрела на Брайтона поверх котельного бокала, где наверху красовалась сочная вишенка.
С платьем у нее было все так. Оно было конечно не сильно офисным, благодаря отсутствию бюстгальтера и довольно открытой спине, но вполне себе минималистичный, в стиле маленького черного платья, особенно под классическим черным пиджаком, который сейчас она сняла. Не в офисе все таки...
"Может, хочешь сходить куда-нибудь вечером?"
- Ну...я не придумывала ничего кроме домашнего ужина и телевизора на диване со всякими вкусностями. Но, если ты настаиваешь...может быть кино?
Признаться, что то активного ей точно не хотелось. Тело и душа давно требовали настоящего отдыха. Пляжа. Тишины. И ничего более.
"Скажем, полетать над долиной Напа."
Кристин свела брови на переносице. Ну, что поделать, не сиделось ее мужчине на месте.
- Эдди...
Она задумалась.
- Я конечно, рада разделить твои увлечения...и поучаствовать...но, может не столь экстремально? Полетов мне хватает на платформы и по делам, не то что бы для меня это яркое развлечение.
Она как то виновато подала плечами.
- Может сойдёмся на конной прогулке? Помнится, мы обсуждали как то это с тобой.

+1

4

Не знаю, как я относился к Европе. Наверное, как к некой экзотике. В этом плане жизнь в штатах довольно выгодна и разнообразна. Хочешь туда, где пляж и яркое солнце? Добро пожаловать в Майами. А, может, ко всему этому желаешь добавить жаркие тропики и чутка первобытности? Пятидесятый штат Гавайи с удовольствием  примут тебя в свои крепкие вулканические объятия. Горы? Штат Монтана, если любитель классики. Штат Юта – если чего-то более оригинального и зрелищного. В общем, я никогда не думал о Европе, как о месте для путешествия, в своей стране того хватало. Но должен признать, что с атмосферой дела обстояли иначе. И, возможно, только ради этого периодически стоило выбираться за пределы Северной Америки, пусть я и не был особым поклонником европейской утонченности и прочих вещей, которые на родине казались проще. Во всех смыслах этого слова. Слишком уж много «особенностей».
- Не знаю, говорил я тебе или нет, но у меня есть родственники во Франции… Родственник. По материнской линии, - вспомнил я, после того, как Кристин рассказала немного об Италии. В детстве я частенько бывал у него, и, пожалуй, это были мои самые запоминающиеся путешествия в Европу (все остальное, уже в более зрелом возрасте, не более чем деловые поездки, в пределах Англии, Шотландии, Испании и Швейцарии). Даже не знаю, что пошло не так в последние пятнадцать лет, которые я его не навещал. Наверное, вырос. Поглупел. – У него небольшой домик с виноградниками. Производит какое-то местное вино. Наверное, это единственный наш родственник-австралиец, который предпочел Европу штатам и Австралии. Дядюшка Джеки, - задумчиво протянул я, побалтывая в своей кружке кофе. Именно так я называл его, когда был совсем мальчишкой. Сколько лет прошло с  последней встречи. Целая жизнь.
Затем, как только мне принесли заветный торт, мы начали продумывать планы на сегодняшний вечер, а заодно и на очередной уикенд. Не то, чтобы я был ярым противником ленивого отдыха. Вовсе нет, порой полезно просто поваляться на диване, особенно после напряженной рабочей недели. Но ведь и о движении забывать не стоит! Тем более, когда дело касалось увлечений. Мне казалось, что на этой стадии «познавания» и «раскрытия», как раз интересен к увлечениям и хобби друг друга – это один из способов получше узнать, кто и что из себя представляет. В конечном счете, так проще подбирать подарки! Поддерживаешь или нет вопрос другой, главное ведь попробовать разделить те эмоции, которые испытывает твоя половинка, занимаясь тем или иным занятием. В частности, именно поэтому я и согласился на предложение посетить одну из нефтяных платформ. Чтобы просто понять, чем именно занимается моя женщина и почему именно этому делу она уделяет столько внимания и сил. Да и, в конечном счете, если мы предпочитаем разные виды отдыха, не правильно ли будет найти компромисс? Сегодня яхта, завтра что-нибудь активнее, послезавтра - острое.
- Почему экстремальным? Ты боишься летать? – оставляя допитую кружку, удивленно поинтересовался я. Что ж, это могло объяснить ее нежелание знакомиться с моим увлечением. Ключевым. Впрочем, чем-то экстремальным я полеты не считал (мы же не о спортивных полетах говорили). Для меня это было обыденностью. Как сесть в машину. Только ощущения круче. И скорость выше. Собственно, вполне распространенное отношение среди тех, кто часто летает. - Но ведь полеты на платформы и по делам это полеты без меня. Ладно, не буду настаивать, - тут же взмахнул рукой я, не видя в уговорах никаких перспектив. Не было смысла и в обозначении различия между тем, чтобы преодолевать небольшое расстояние между сушей и платформой раз в неделю (а может и того реже), и пролететь над красивым живописным городом, под моим чутким контролем и руководством! На небольшом, но комфортном самолете. - Но, в таком случае, если ты не против, на следующий день я все же сгоняю на аэродром. Обожаю полеты. Авиация. Небо. Наверху совсем другие ощущения. Говорят, в прошлой жизни я явно был пилотом. А может в этой просто выбрал не тот путь.
Несмотря на то, что слова я закончил усмешкой, сам я ни раз задумывался о подобном варианте. Может, это кризис среднего возраста? И вроде многого добился, многое почувствовал, увидел, а все равно чего-то не хватало… Так или иначе, на пилота я выучился быстро, как оказалось, военные навыки пошли только на пользу. Я умел собираться, не терялся, быстро соображал, так же быстро принимал решения и запоминал то, что нужно было запоминать. Развитое интуитивное мышление так же сослужили мне службу во время обучения. Я просто... знал, умел, у меня получалось. Да и банально чувствовал я самолет, его габариты, его движения. Он изначально представлял для меня пусть и сложный механизм, но живой. Механизм, к которому нужно прислушиваться, с возможностями которого считаться. Наверное, будь возможность, купил бы себе целый авиапарк! И холил бы своих воздушных  жеребцов ничуть не хуже наземных. Авиация удивительна, как и самолет по своей сути… ну, об этом я могу рассуждать очень долго. В общем, я свободно чувствовал себя в небе, спокойно. Таким уж родился. Вроде как имелись задатки и способности пилота, но... таких любительских полетов вполне хватало для того, чтобы удовлетворить мою любовь к авиации.

+1

5

"Не знаю, говорил я тебе или нет, но у меня есть родственники во Франции… Родственник. По материнской линии"
Кристин удивлённо подняла бровь. Надо же, как иногда интересно складывается жизнь!
"У него небольшой домик с виноградниками. Производит какое-то местное вино. Наверное, это единственный наш родственник-австралиец, который предпочел Европу штатам и Австралии. Дядюшка Джеки"
- Боже Эдди! Какое то? Французское вино из маленьких старинных виноделен, самое изысканное и лучшее вино во всем мире! Это же классика! Это же ....
Кристин в возмущении развела руки, смотря на Эдди, как на человека совершившего какое то преступление.
Вообще да, по ее мнению это было что то неуважительное, непонятное ей, знатоку и любительнице европейской тонкой культуры, эстетике и искусства.
- Ты, как буд то из Техаса.
Поиграла бровями она.
Имелось в виду, что тамошние нефтяники и богатеи занимающиеся каким либо бизнесом так и не перестали быть простоватым ковбоями, для которых клетчатая рубаха и кожаные порты верх мужественности и крутости, а самый лучший напиток пиво. А все остальное не имеет значения!
Нет, она понимала, что особенности менталитета американцев и европейцев сильно таки разнятся. В Америке культура была простоватой. Не столь официальной, как в Европе. И уж тем более далека от аристократических кругов и его этикета. И она была американкой...не до конца. Ее дедушка с бабушкой были английскими эмигрантами с аристократическими корнями. Мать и отец были такими же. Кристин оказалась копией бабки. Да и училась она во Франции в школе искусств, до поры, до времени. Так , что, можно было представить разность мироощущения и взглядов у нее и Эдди Брайтона. Для него самое шикарное французское вино, могло оказаться каким то там...
- Ты просто обязан узнать, какое вино, какая марка. И кстати где, в какой части Франции находится поместье? Ты, хотя бы в курсе, что виноградные поместья самые живописные места! Там же такая красота!
Продолжала возмущаться и восхищаться, одновременно Кристин.
- Ты дикарь Эдди! Ей Богу! В общем, все узнаешь, ну или вспомнишь, для меня! Иначе...иначе...
Она замешкалась, подбирая слово для наказания Брайтона.
- Иначе, не пущу тебя больше к себе домой! И к тебе не поеду!
Придумала шантаж она, делая хмурое и даже суровое лицо.
Если бы он только знал, как истосковалась ее душа по утонченному духу Европы. По романтике Франции, великолепию Италии, древности Греции и роскоши Испании. Она и сама, только сейчас почувствовала эту самую тягу, эту самую грусть и усталость от работы, и компании, целиком и полностью поглотившей ее жизнь и быт. Все отдавалось на откуп этому огромному зверю... Нужно было ли ей это? Хотелось ли ей?
И чем чаще она оказывалась с Эдди, тем явственнее ощущалась ее эмоциональная усталость от дела. Она ещё напрягалсь, тужилась, ощущая острые уколы совести не известно перед кем, за то, что в ее жизни появился источник, а в данном случае противовес ее работе. И этот вопрос признается, ее сильно беспокоил.
Если раньше, она беспрекословно отдала все свои интересы, мечту и себя всю на алтарь дела родителей, потому, что больше было некогда, то сейчас она ощущала очень явственно, что где то глубоко похороненная ее собственная жизнь пробивается через толщи надо и слова долг и требует чего то совершенно иного.
Вот в тот момент, когда они заговорили о Франции, она поняла, что находится в двух минутах от того, что бы слетав на платформу, на этих выходных, отложить все свои обязанности, а точнее перераспределить их между своим ближним кругом и  отправится и Бордо, или Каны...При этом, отключив свой рабочий телефон.
- Если ты был во Франции, видел всю эту красоту, то я не понимаю, почему ты всё ещё здесь...
Всё ещё продолжала недовольно бубнить Кристин.
На дальнейшие его расспросы и разговоры о полетах, она лишь скривила недовольное личико. Какие могут быть полеты над городом, когда там Франция, Каны и Бордо!? Нет, Кристин хоть и была Американкой, но не была дотошной патриоткой страны, только потому, что она родилась здесь. Она многое видела.  И штаты не представлялись ей лучшим куском земли во всем мире! Пожалуй, она бы описала себя, как человека мира, любящего те или иные стороны различных стран и их культур.
"А может в этой просто выбрал не тот путь."
На этой фразе она нахмурилась ещё больше. Внутри стало неимоверно горько. И она поспешила скорее доесть то, что заказала, что бы заглушить ощущения. Но, душу то не залечишь куском рикотты,  пусть и самой хорошей. Неожиданное изречение Брайтона прошлось остриём по мягкому. Да, эта рана открылась и хотел он того или нет, но именно с ним она почувствовала себя так. В лицо веял ветер перемен и ощущением того, что что то в ее жизни не так. Или не совсем так.

+1

6

- А что не так с Техасом? Я жил в Хьюстоне несколько лет, когда отец перенес головной филиал своей фирмы туда. Потрясающий штат. Будь у меня больше фантазии на момент получения наследства, наверняка, обустроил бы свою жизнь именно там, - спокойно протянул я. Получив средства в период почти сразу  после военной службы, то бишь еще не познав всех прелестей и особенностей гражданской жизни, едва ли я отличался оригинальностью мыслей. Чем было проще – тем и занялся. С высоты своих скромных пониманий. Как итог, теперь у меня есть деньги. Но стопроцентной удовлетворенности от этого почему-то не испытываешь. – После смерти отца матери там досталась квартира в даунтауне. Она продала ее не так давно.
По правде сказать, я не совсем понимал, к чему именно было подобное сравнение. Штат Техас – довольно современная и независимая административная единица, пристанище одних из богатейших людей страны. А еще, несомненно, основной штат республиканцев (коим я являюсь, но в демократической Калифорнии мы это не будем обсуждать!). Вокруг этих земель крутиться много стереотипов. Да, техасцы – это люди, которые ценят свои культурные особенности, часто можно увидеть людей в шляпах, или гуляющих большими дружными семьями, но обвинять их в примитивности…, особенно в нынешних реалиях, когда многие мультимиллионеры переносят в Техас свои компании, в частности IT, вместе с сотрудниками, – как минимум необоснованно. Может ее свозить в Техас, в Хьюстон там или Даллас, чтобы посмотрела и больше не велась на поверхностную стереотипную информацию? – пролетело у меня в голове, и я усмехнулся сам себе. Но ничего не сказал. Что-то подсказывало, что этот спор лучше не начинать.
- В смысле? Ты была когда-нибудь во французской деревушке? Да там каждый второй производит свое вино, - с удивлением протянул я. Вино дяди, насколько мне известно, было довольно обычным представителем своего класса. Небольшой виноградник, небольшой погреб, скромное производство. Товар покупали в основном жители самой деревушки, которые не занимались виноделием, и порой приезжали из больших городов неподалеку. – Люберон, в Провансе. Я не приезжал туда лет пятнадцать. Даже не представляю, как сейчас выглядит этот дом. Что говорить о названии вина. Но если тебе так интересно, могу выяснить.
Последние слова я произнес без особого энтузиазма. Если честно, мне было ужасно неудобно перед дядей. Он преподал мне немало важных уроков во время моего пребывания во Франции, внес значительный вклад в мое воспитание и становление, как мужчины. А потом я просто… вырос, начал жить своей жизнью. Не приезжал. Не звонил. Занимался собой. И вместо того, чтобы позвонить в один прекрасный день и сказать «привет, прости меня за затянувшееся молчание, я сволочь, знаю это», я предпочитал и вовсе делать вид, что того периода жизни не было, а дядя Джек – всего лишь очередной дальний родственник, коих у меня, к слову, хватает, особенно в Австралии. Правда, конечно, была иной. Но все мы бежим порой от чего-то. Выходит, я бежал от себя. От того, что попросту забил на человека, который когда-то был мне очень дорог. Дорог и сейчас, но смелости не хватает снять трубку или и вовсе купить билет. Благо Мэлори периодически с ним созванивается, и именно от нее я узнаю все ли с ним в порядке, как идут дела на винодельне. Стыдно. Да что поделаешь. Никто не без изъянов.
- М…, может, потому что не хочу? Здорово побыть там на выходных. Но моя жизнь здесь. Жизнь, которую я люблю и которая мне комфорта, - действительно, странный комментарий. Наверное, у каждого свое понимание красоты и комфорта. Европы была хороша как место для путешествия. Непродолжительного. Но именно в штатах кипела жизнь. Это две разные атмосферы и здешняя была как раз для меня. Я бы мог переехать из одного штата в другой, возможно.  Но уж точно не в Европу! – Пожалуй, съезжу на аэродром сегодня, - хотелось расслабиться, пусть и весьма жаль, что любимая женщина не захотела разделить мои интересы. Хотя бы попробовать. Разве так должно быть в отношениях? Или все же во главе угла взаимность? Сложно.
Я чувствовал раздражение Кристин, и сам начинал раздражаться. Не понимал его причин, и не понимал подобного уничижительного отношения к тому образу жизни, который вел. Если она считает себя такой изысканной и утонченной леди, а люди, подобные мне, вызывают лишь брезгливое «фе», что она тогда делает здесь? Почему не живет в своей Европе? Из-за бизнеса? Можно подумать, если она не будет летать на платформы работа остановиться. Учитывая, что сейчас легко находятся управляющие и менеджеры эта отговорка смотрелась забавно. А если она или ее брат таковых просто не могут найти, то это уже вопрос умения подбирать персонал и верно этот персонал мотивировать. Порой менеджеры любят свое дело куда больше собственника. Факт. Так в чем проблема? И как вообще она обратила внимание на меня, если в повседневной жизни мои волосы не покрыты лаком, я предпочитаю джинсы и кроссовки и уж точно не получаю морального экстаза от посещения галерей, опер и прочих подобных мероприятий. Нет, я готов разделять с ней эти интересы. И доказал это. Ходить, гулять, валяться на шезлонгах, если ей так хочется. Но… именно разделять, а не перенимать полностью! И ожидая при этом взаимности, которой сейчас не было. Не лететь, так проявила бы интерес, посмотрела, что и как. Попыталась понять мои эмоции и ощущения. Как пытался понять их я тогда, в опере. Сам не разделил. Но увидел, какие эмоции и ощущения получает она. А, значит, теперь знаю, чем могу порадовать свою женщину. Знаю, что ей важны походы в оперу. Знаю, что она получает от этого удовольствие, и я буду стараться ей его дарить. В этом был смысл. Так и мне бы было приятно, если бы она хотя бы изъявила желание понаблюдать, попробовать понять, узнать. Да и для меня то занимательный момент. Она наблюдает, она приехала. Я бы был горд. Посмотри, что я умею, милая. Посмотри, что я знаю. Посмотри, как это здорово. Вот так просто. Но нет. Все эти мысли так же начинали злить. Может поэтому я предпочел так же замолчать. Прекрасное настроение немного подпортилось, но сладкий тортик все-таки поддерживал должный его уровень. Не до конца в грязь. Сейчас сяду в свою любимую машину. Отправлюсь на аэродром. Запрыгну в самолет. И… кайфану. При этих мыслях я снова посмотрел на Кристин. Не выносил этого напряжения. Не выносил и того, что не понимал, в чем его причина. Но, главное, стоит ли она всего этого? Видит Бог, сиди рядом со мной кто-то другой, я бы уже давно либо ругнулся, либо сразу поинтересовался, прямо и без уверток «что тебе не нравится?». Но глядя на Кристин, мне не хотелось усугублять положение. В конечном счете, вдруг дело вовсе не во мне. И я решил действовать немного иначе, посидев, подумав, похмурившись, перешерстив что-то в своей неопытной голове, в итоге все же глубоко вздохнул и… внезапно встал.
- Встань, пожалуйста, - произнес я. Притом не сказать, что мягко. Но и командного тона совсем не наблюдалась. Это была словно просьба, но довольно утвердительная и уверенная. В общем, вежливо так, но со скрытой настойчивостью и нотками непонятной серьезности в голосе. А для пущей убедительности я еще протянул Кристин руку. Уже и действиями давай понять, что встать-таки надо, и кусаться я уж точно не собираюсь (если не попросит сама!). – Встань, встань, - добавил я, уже чуть мягче, чтобы побудить ее к нужному мне действию.
При этом сам коснулся руки женщины и помог ей сделать то, что было необходимо. В моем взгляде не было ни гнева, ни злости. Скорее желание сделать какой-то… примирительный шаг. Уже стоя напротив Кристин, я глубоко вздохнул, а затем положил свои ладони на ее талию, заглянул в глаза, и лишь потом наклонился и поцеловал ее в губы. О да, какой идеальный способ забыть обо всем негативе? Конечно, поцеловать! Вот так сладко, продолжительно и глубоко. И неважно, что вокруг нас люди. Это не имеет значения. Она должна расслабиться, забыть, довериться, улыбнуться. Для этого я продолжаю целовать, прижимая ее при этом к себе плотнее. Обвиваясь руками вокруг ее стройной талии. Затем все же останавливаюсь и, дотрагиваясь губами до ее щеки, тихо шепчу:
- Что случилось, м? – все еще не покидает мысль, что дело во мне. Но я же не могу стать изысканным английским джентльменом, просто потому что… я другой. И она знала об этом. Чуть погодя я немного отстраняюсь, но не отрываюсь своих рук от талии женщины. – Я, конечно, знаю, что я не… Реймонд и не тот художник из Франции, которого ты так любила. Но все же… мне казалось, это-то и дополняет нас, как пару, - довольно неумело протягиваю я. Да, те парни более утонченные, с интересами к живописи, культуре, к тому образу жизни, который она вела. Я знал, что у них было много общего с Кристин. Больше, чем с ней у меня. Но это же я и считал особенностью. Мы должны были дополнять друг друга, своими различиями, делать жизни друг друга ярче и насыщеннее. Так ошибаюсь я или все же прав? При этой мысли я чуть коснулся губами волос женщины, вдыхая их сладкий аромат. – А если я что-то не так понял, так, может, скажешь мне, в чем дело? Почему твое милое личико так часто хмурится сегодня?

+1

7

"В смысле? Ты была когда-нибудь во французской деревушке? Да там каждый второй производит свое вино"
Кристин невозмутимо парировала.
- Я с двенадцати лет училась в Парижской школе искусств и Францию знаю лучше чем Калифорнию.
Может он не помнил этого, но она рассказывала. И пожалуй ее знания относительно культуры этой страны были глубже, чем о том же самом Техасе. Америка была слишком разномастной. Это была эклектическая культура, без старинного, даже древнего стержня, потому Кристин не относилась к ней с таким почитанием и восхищением, как скажем к Европейской.
- Прованс...
Мечтательно проговорила она, подперев подбородок, обуреваемая уже своими воспоминаниями, наверное самыми светлыми и радужными, ведь это все было ещё до гибели ее родителей. И конечно Брайтон мог не понимать, почему это все вызывает в ней такой трепет и восхищение. Она была юной девочкой, переполненной надеждами и мечтами, жизнью и фантазиями. Она представляла себя, как раз именно там, как Матис, в соломенной шляпе с планшетом и красками, в Праванских цветниках...но...все сложилось совсем не так. Совсем. И он разбудил в ней ту, порванную когда то струну.
Казалось бы, что может трогать успешную американку в другой маленькой, далёкой стране? Совершенно все.
" Здорово побыть там на выходных. Но моя жизнь здесь. "
- C'est bien quand vous êtes si confiant dans votre vie!
(Хорошо, когда ты так уверен относительно своей жизни!)
На чистом французском, без акцента заговорила Кристин.
- C'est bien quand tu n'as rien à sacrifier.
(Хорошо, когда тебе не пришлось ничем жертвовать).
Она осеклась, понимая, что разговор о упущенных возможностях ее и ее прошлого не сильно романтическая тема для этой обстановки, да и вряд ли Брайтон готов выслушивать ее откровения насчёт того, как ей пришлось тянуть лямку за всех. Нет, конечно она не одна этим всем занималась. Был ещё ее дядя и кузен и отцовские помощники и советники и потом...потом те, кто прошел этот путь вместе с ней. Но...
Размышлять и думать о Франции и о ее вине, куда более приятнее, чем  все эти жалобы.
"Пожалуй, съезжу на аэродром сегодня,"
Задумавшись о своем, погрузившись в свои эмоции, она и не заметила, как их с Эдди "корабли разошлись в разные стороны, а море заштормило".
Госпади...как же это сложно! Притераться! Находить точки соприкосновения и понимания с другим человеком. Особенно, когда привык управлять, ну или в крайнем случае разруливать проблемы, как зачастую это было с Фредом.
- Езжай.
Без, каких либо задних мыслей согласилась Кристин. Аэродром и самолёты, точно было не ее стезей и увлечением, да она и подумать не могла, что б провести свой выходной или свидание с мужчиной подобным образом! Просто склад мыслей другой. Интересы другие. Мировосприятие другое.
Как сильно, зачастую мы отличаемся друг от друга. Не говоря уж о явных отличает мужчины от женщины!
"Встань, пожалуйста,"
Кристин непонимающе уставилась на Эдди. Даже, слегка отстранилась на спинку стула. И даже, когда он повторно повторил свою просьбу, она не понимала, что он хочет и что происходит. Но, повинуясь, мягкости его голоса, не стала противится. Когда он в принципе так говорил с ней, она реагировала положительно и умиротворенно, хотя сейчас, она и не была раздражена или хотя бы рядом что то стоящее.
Кристин послушно встала и ещё более очутилась в ошарашенном состоянии, когда Эдди, в центре пусть и маленького кафе, рядом со столиком начал ее целовать.
Ресницы ее задрожали, дыхание стало сбивчивым и она хотела возмутиться всему происходящему, с вопросом "Эдди, что происходит?"
Но, он опередил ее и первым задал этот вопрос.
Пожалуй, если бы это был комедийный фильм, ей пришлось бы даже открыть рот от удивления и непонимания всего происходящего, ибо...чужие мысли потёмки, но он продолжил, не торопясь выпускать ее из объятий, продолжая так стоять рядом с их столиком.
" Я, конечно, знаю, что я не… Реймонд и не тот художник из Франции, которого ты так любила. Но все же… мне казалось, это-то и дополняет нас, как пару"
Тут, Кристин по настоящему приоткрыла рот, потому что окончательно потеряла нить связывающую все эти высказывания. И в иной ситуации неприметно спросила, причем тут Реймонд и...Луи Вера(кстати его имени она никогда не называла Брайтону, как и то, что любила его). И вообще, почему вдруг в этом кафе, сейчас, в этом разговоре всплыли какие то умозаключения о ее бывших, о которых она даже не вспоминала! По истине, чужая душа потёмки!
- Ээээ...
Кристин хотела что то сказать, но совершенно не понимала что. И к чему все это было сказанно. А лицо Эдди было серьезным, словно они сейчас серьезно  ссорились, ну, или собирались это сделать.
Она снова заморгала ресницами, даже, как то беспомощно смотря на него. Что происходит!?
"А если я что-то не так понял, так, может, скажешь мне, в чем дело? Почему твое милое личико так часто хмурится сегодня?"
- Ммммм.
Она снова протянула про себя, пытаясь, составить, хотя бы какую то логическую связь между всем этим.
Но, что можно было сказать, смотря в его слегка прищуренные с нависающим веком глаза? В них читалось то же непонимание. И тепло. И трепет. И боязнь. И неопытность...да, когда мы влюблены, мы все неопытны, даже самые опытные. Самые матёрые... И привыкшая командовать и готовая раньше возмутиться на то, что Эдди ещё на приеме у Логана обещал ее не компрометировать, а сейчас обнимается прилюдно в кафе, Кристин лишь тихо прошептала. По французки. Это то он точно должен был знать, даже, если не учил языка.
- je t'aime.
Больше, пока она не понимала, что ему сказать и как понять, все произошедшее.

Отредактировано Christine Leroy (2021-03-19 23:10:52)

+1

8

- Это бы риторический вопрос, - пояснил я свои слова относительно деревушки. Я прекрасно помнил, что Кристин училась в этой стране, и, вероятно, знала о ней немало. Все сказанное было скорее для того, чтобы подчеркнуть довольно обыденное значение производства вина во французской провинции. По крайней мере, так было в те годы, когда я проводить каникулы у дяди. Ничего особенного, всего лишь очередное вино из мелкой деревушки. -  Мне начать говорить на фарси или на испанском? – сухо поинтересовался я, не понимая такого тона и такого общения. Было бы забавно. Вместо того, чтобы откровенно разговаривать друг с другом, мы начинаем вести себя как дети и разговаривать на языках, которых не знаем. Вот только куда ведет подобное общение мне лично не особо понятно.
Ну а дальше произошло то, что произошло. Пожалуй, обидно, когда ты предпринимаешь какие-то шаги навстречу, но не чувствуешь не только какой-то взаимности, но и в принципе верности принятых решений. Что ж, видимо, нужно признать, что не всегда подобная близость и нежность способны хоть как-то смягчить любимого человека. Даже напротив. Сложилось ощущение, что Кристин напряглась еще больше. И от этого мне не оставалось ничего другого, кроме как глубоко вздохнуть, кивнуть на ее весьма недоуменное и сухое признание на французском языке. Отпустить и вернуться на свое место, доделать остатки торта. Унизительно, ей Богу. Теперь уж я точно не понимал, как именно сглаживать углы в подобных ситуациях. Может, она теперь попытается? Или сейчас начнем разговаривать на разных языках, она на французском, я, например, на том же фарси, лишь зля и раздражая друг друга?
- Извини, - протянул я, закидывая в рот очередной кусок торта. Довольно неудачная попытка снятия напряжения. Нет, я помнил разговоры у Логана, но, надеялся, что Кристин хотя бы неумного избавиться от этих тараканов. Быть такой зажатой в Калифорнии, мягко скажем, совсем не типично. Я же стараюсь меняться! Почему не могут поменять что-то для меня? Да еще в таком мелочном вопросе. Поцеловаться публично. Боже, какой кошмар, как я посмел. Как будто до этого кому-то есть дело, - пронеслось в голове, и я оглянулся, в очередной раз убеждаясь в верности этой мысли. Калифорния, она такая, что еще сказать.
Молчание – золото. Если не знаешь, что говорить и как действовать, лучше не делать этого и вовсе. Вот я и молчал, допивая свой кофе, пытаясь сосредоточиться на том хорошем, что сейчас было. Хорошая комфортная погода. Неплохое кофе, с весьма вкусным тортом, который сейчас сытно осел в моем желудке. Плюс меня ждало весьма занятное авиапутешествие!  И я полностью погрузился в мысли об авиации. Какой самолет выберу, по какому маршруту полечу, и сколько это умиротворение продлится. Было в этом что-то особенное - в полетах. В самолете ты чувствуешь себя Богом. Только ты ответственен за то, что происходит. Только от тебя зависит, куда он полетит и насколько удачным будет сам полет. Наверное, в первую очередь именно эти ощущения меня и привлекали. Привыкший контролировать ситуацию, я спокойнее и более расслабленно чувствовал себя, когда от меня зависело практически все (как бы противоречиво это не звучало, когда дело касалось такого сосредоточенного действия, как пилотирование). Именно по этой причине я не особо любил ездить на машине пассажиром, да и летать обычными рейсами тоже так себе времяпровождения, вопреки всей своей любви к небу. Другое дело, когда ты сам управляешь ситуацией. Еще и кайфуешь от процесса.
- Я пойду расплачусь, - в какой-то момент произнес я, встав со своего стула и направившись внутрь заведения, к барной стойке. Достав из заднего кармана джинсов свой кожаный бумажник, я вынул несколько купюр и расплатился за наш заказ. Не забыл при этом и о чаевых официантке. А после вернулся к нашему столику и посмотрел на Кристин. – Ты все? Отвезу тебя домой и поеду на аэродром тогда. После я могу приехать? Или ты сегодня от меня устала?

+1

9

"Мне начать говорить на фарси или на испанском?"
Кристин удивлённо и одновременно с энтузиазмом отреагировала на вопрос Брайтона.
- А почему нет? Это было бы очень здорово! А фарси...фарси, это ты имеешь в виду персидское наречие? В смысле ты говоришь на персидском? На том самом на котором говорил и писал Омар Хайям!? То есть ты, можешь читать Хаяма в подлиннике?
В голосе Кристин снова зазвучали те же самые ноты с которыми она говорила про Францию. Да, если ее что то увлекало или ей по настоящему нравилось, это не было сиюминутным увлечением, кротко срочной любовью, это было всегда всестороннее, всеобъемлющее чувство с глубоким погружением в интересующий предмет. В общем, так было и с культурой в целом. Не смотря на то, что в жизни Кристин пришлось заниматься совершенно иными вещами, нежели, чем культура и искусство, про эти два постулата она не забывала никогда. И тем это становилось приятнее, волнительнее и неожиданнее, когда маленькие крупицы ее увлечения отражались в ее нынешней половине.
- Мне нравится твой голос, а Омар в твоём исполнении , особенно про любовь, будет очень...очень...волнительно.
Кристин улыбнулась. Надо признаться, что голос у Брайтона и вправду был очень приятным. Вот, как внешность бывает мужественной и притягательной, так и голос бывает мужественным. Так было и с мягким хрипловатым баритоном Эдди. Особенно, когда он хотел быть очаровательным и мягким. Он умел...
Но, что произошло, она по прежнему не понимала.
Так, случается, когда сходятся противоположные полюса, или люди в жизни довольно различные, ведь, противоположности притягиваются. Так и в их случае. Разные люди встретились. И все произошло слишком быстро. Очень быстро для того, что бы узнать друг друга. Узнать, понять и приспособится. Не возможно за столь короткий срок узнать все особенности человека с которым только начала встречаться. А уж проникнуть в чужую голову, тем паче. И что там могло показаться, почудился и какие там выводы сложились в голове Эдди, из за чего, он повел себя странно(в ее понимании) Кристин понять не могла. А значит...
Эдди ничего не ответил на ее "люблю тебя" на французском. Не понял? Не захотел? Не счёл нужным? Да, у каждого свои представления в голове. О том, кто чего должен и особенно ему самому. Людям всегда кажутся идеальными задумки, придуманные ими самими, но вот в чем беда, они совершенно могут не сработать для другого человека. Как прилюдный поцелуй Брайтона. Наверное...он должен был быть каким то примерительным, но к какой ссоре? Если в сознании Кристин ее и не было? А ее слова любви на самом романтичном языке мира никак не подействовали на Эдди. У каждого свои представления. И свои тараканы...
"Извини"
Кристин оглушенно опустилась обратно на кресло. Дотронулась пальцами до губ, куда только что целовал ее Брайтон. Хорошо, помада, которой она была накрашена была стойкой. И не отпечаталась на губах Эдди. Она ничего не ответила, смотря куда то перед собой.
Что происходит Эдди? Что происходит иногда? Как это объяснить? Как разобраться? Наверное и целой жизни будет мало...
Кристин пыталась вспомнить, что делали ее родители, когда между ними что то случалось не так. Были ли у них какие то опознавательные знаки, и морячки, что бы понять друг друга, наладить контакт или объяснится?
Казалось между ними все всегда было хорошо. Но, это были только ее детские воспоминания. Как же было на самом деле?
Кристин обвела взглядом местечко. Оно было чудесным. Даже романтичным. Так, почему же, что то не клеились? Кафе окружала чудесная рощица, с низкорослыми деревьями, словно плакучими ивами, стреляющими своими ветвями по дорожкам с очень светлым песком. Все было окружено плетистыми оградами с розами, почти, как во Франции, в Провансе. Кристин снова мечтательно улыбнулась.
"Отвезу тебя домой и поеду на аэродром тогда. После я могу приехать? Или ты сегодня от меня устала?"
Кристин подняла взгляд на Эдди. Что там родилось в его голове?
Она молча встала и ненавязчиво взяла его за руку. И зашагал, но совсем не в сторону парковки, а в противоположную. К тот самый роще.
- Пройдемся.
Немногословно объяснила она ему свой поступок.
Так они и прошли молча, до ближайшего раскидистого дерева. Поднырнул под его ветви и Кристин остановилась, опираясь спиной к шаршавому стволу. Провела пальцами по его груди, от ворота, до ремня джинс.
- Есть я и ты Эдди. И мы с самого начала знали и говорили о том, что у нас будут трудности. Так уж мы устроены.  Но, дело в том, что они даже не начинались.
Да, настоящие проблемы с глубокими ссорами даже не начинались. С обидами, руганью и...противоречиями. настоящими глубокими противоречиями. Не было боли, обид, ревности, не было стенда под ногами и на губах. Ещё не из за чего было не доверять друг другу. Не было причин ненавидеть друг друга, призерать, боятся. Не было ничего такого, что могло по настоящему оттолкнуть человека от человека, особенно, когда он был так очарован другим. А она ведь была очарована?
Она посмотрела на Брайтона, в его глаза. И виновато улыбнулась.
- Что произошло Эдди? Что тебе так не понравилось, или....или ты решил, что мне что то не понравилось? И...нет...я не устала от тебя. С чего ты решил?

+1

10

- Я не знаком с этими текстами, и языки учил, как ты понимаешь, вовсе не в культурных целях, - задумчиво и предельно размеренно  я, словно сам сейчас пытался вспомнить, при каких именно обстоятельствах успел заполучить такой редкий навык, как знание персидского языка. Впрочем, в моем случае все было предельно просто: служба.  Так уж вышло, что моя армейская жизнь была целиком и полностью связана с оперативным отрядом войск специального назначения, а там, помимо мозгов и  прекрасной физической формы, желательно было иметь и еще парочку языков в запасе. Иными словами, целью моей было не знакомство с культурой этих стран. Нет, целью было выживание в них. Помимо фарси, совсем немного я говорил на арабском – это упрощало нашу жизнь за пределами штатов. И помогало продвигаться по службе, чего уж. Ну а испанский я учил с самой школы. Очень полезный язык в штате, где куча испаноязычного населения. – Могу свободно сказать «лежать и не двигаться». В какой-то степени это ведь тоже будет уместно в нашем случае? Однако если ты захочешь…, я расширю свой диапазон применения этого языка, - улыбнулся я Кристин, посмотрев при этом на нее с присущим мне щуром, как бы выдавая: если захочешь разнообразить… что-нибудь. 
Разумеется, во всех этих делах практика имела немаловажная значение. И если испанским я пользовался чуть ли не каждый день, то вот что касается восточных языков – здесь похвастаться этим, увы, не выходит. Благо я никогда не жаловался на отсутствие хорошей памяти, потому не было никаких сомнений: понадобится – заговорю и прочитаю. Впрочем, наше знакомство с уровнем культуры друг друга плавно отходило на второй план, уступая место недопониманию, недоговоренности, вообще какого-то хаоса в голове. Нет, правда, что произошло? Откуда эти ответы на французском языке? Это как дети играют, только вместо приземленных дразнилок использование более искусных способов раздразнить своего оппонента. Тоже ведь мог присоединиться, только знал, что это ни к чему не приведет. Так же как и не привел поцелуй, призванный хоть немного поднять ей настроение. Не знаю, в чем дело, отчего она такая хмурая и недовольная, но надеялся, что вот такой хороший момент все-таки немного сгладит углы. Не сгладил. Лишь привел меня в очередной тупик, единственным выходом из которого я видел в молчании. И хоть даже мой скромный опыт в отношениях говорил о том, что молчание это скорее зло, о проблемах и разного уровня недопонимании нужно говорить, как подойти к этому я не знал. Да и к тому же, не один я должен об этом думать. Кристин, изначально осведомленная об отсутствии опыта с моей стороны, обещала помогать. Помогать разбираться, помогать следовать по верному пути, направлять. Только сейчас вот выходило, она не то, что не помогала, но и вынуждала чувствовать какую-то… неловкость. А я не люблю чувствовать себя неловко! И никогда себя так, собственно говоря, не чувствовал. В этом плане быть одному куда проще. Нет, я ни о чем не жалел. Насколько бы сложно ни было, я был готов идти вперед и разбираться, я любил ее, и подобные моменты ничтожны по своей сути, по сравнению с возможностью быть рядом с ней. Но… сам факт. Странно, непривычно. Сложно.   
Дальше было не менее интересно. Я хотел было уже расплатиться и двинуться в путь. Все-таки порой людям нужно время, кто знает, может, полетаю немного, приеду, и она снова будет улыбаться, а все произошедшее канет в небытие, будет забыто. Но тут Кристин сама решила проявить инициативу. Снова мягкая, коммуникабельная, взяла меня за руку и потянула в сторону. Сперва я обернулся, желая сказать, что машина-то в другой стороне, но очень скоро женщина дала понять, что знает это, и наше передвижение в противоположном направлении вовсе не случайно. Что ж, я поддался. Хотя не горел желанием разбираться во всей этой ситуации, слишком уж больно била мысль о том, что сделается только хуже. Так зачем усугублять? Тем более, как выразилась сама Кристин, трудности-то еще и не наступили. И да, она была права. Я знал, что это мелочь, и именно поэтому решил уничтожить ее банальным молчанием. Мог ли я ошибаться в верности своих суждений? Конечно! О чем и речь! Я охренеть, как запутался!
- А тебе понравилось? Хоть что-нибудь за сегодня? Потому что извини, но я этого не понял, - серьезно и с нотками недоумения протянул я, смотря Кристин в глаза. Нет, вовсе не ее ответы вызвали столько эмоций с моей стороны. Ответы это скорее последствия. Последствия того самого недовольства с ее стороны. Я не знал, во мне дело или не во мне. Но в этом и была проблема. Я не знал. О чем она думала, о чем переживала. Не знал. При таких обстоятельствах в голову-то прийти всякое может, особенно учитывая слова типа «дикарь» или «из Техаса». Последнее не является оскорблением, но это если знать, что из себя представляет Техас. Только вот бьюсь об заклад, Кристин себе представляет этот штат немного иначе, и потому это явно был не комплимент.  - Ты сидишь и хмуришься, ничего не говоришь мне, помимо каких-то фраз на французском языке, которых я не понимаю. Так себе коммуникация. Потому… это скорее мой вопрос, что произошло? Может, когда-нибудь я и научусь понимать тебя без лишних слов и пояснений, но еще рановато. До тех пор придется разговаривать друг с другом. На языке, который понимаем оба. Дело во мне или в чем-то другом?

Отредактировано Edward Brighton (2021-03-20 23:22:50)

+1

11

"А тебе понравилось? Хоть что-нибудь за сегодня? Потому что извини, но я этого не понял"
Кристин снова удивлённо посмотрела на Брайтона. Да, это точно. Чужая душа потёмки. И сколько всего можно было бы избежать, если бы скажем, существовала телепатия...ну..или наоборот. Люди бы окончательно возненавидели друг друга и ушли в полную изоляция.
Откуда возникает вся эта надуманность ситуаций? Вот они проснулись утром в объятиях друг друга. Утренние поцелуи, и быстрые сборы, да сегодня они с утра спешили и потому им было не сильно до нежностей, но разве она как то дала ему понять, что он ей уже надоел за сегодня? Или за все время прибывания вместе? Нет, конечно, существует и накапливается усталость друг от друга, но они находятся на весьма огромной площади, а не в одной комнате, что бы уединится на пол часа со своими мыслями и получить ту долю одиночества, что иногда необходима человеку. И может Кристин слишком усердствовала с тем, что бы давать Брайтону как можно больше этого пространства, что бы он не чувствовал дискомфорт. Ведь он и не жил ни с кем до этого, не встречался так тесно, по крайней мере он так говорил. А значит он привык быть один и для него в новинку нахождение так долго и так тесно на территории с другим человеком. Или...или она ошибалась и ему было нужно совсем не это? А наоборот? Наоборот постоянный контакт, что бы ощущать свою нужность. И...недай бог этот контакт мог разорваться, вот, как сейчас, когда она погрузилась в свои мысли.
- Что мне может не нравится?
Она удивлённо смотрела ему в глаза.
- Прекрасный день. Раньше удалось покинуть офис и свой прекрасный большой рабочий стол( напоминание о том, как в его первый приход к ней они занимались на нем любовью). Беззаботная прогулка.
А таких не так много было в будничной жизни Кристин.
- Или...или ты боишься, что мне твое присутствие не в радость и по началу, мне всегда надо сообщать тебе, что мне хорошо с тобой...мммм более красочно и ярко? МММ прямо, как в сексе. Нравится больше, стонешь громче?
Она игриво закусила губу. Ну, должен же он понимать, что иногда она способна шутить или делать что то в шутку, или любовь и чувства сделали его чересчур чувствительным и...боязливым.
- Или...или...
Тут ей неожиданно пришло в голову, может ему не понравилось слово дикарь.
Кристин приподняла бровь.
- Случаем, ты не нашел для себя оскорбительным, слово дикарь? Или...или усмотрел не любовь в отсутствии моментального желания мчатся на самолёте рядом с тобой?
Она сжала губы, внимательно смотря на него, улавливая малейшие изменения на его лице. Еле слышно хмыкнула.
- Да, пожалуй мы с тобой очень разные.
При этом она взяла его ладонь в свою, а потом переплела их пальцы в замок.
- Смотри...давай так. МММ как тебе такая цепочка ассоциаций. Серый волк и красная шапочка. (Да, они уже играли в такую игру и это должно было быть окрашено определенными эротическими цветами и фантазиями). Богатая одинокая дама и рабочий. Дикарь -гладиатор и развращенная римская матрона.
Кристин снова приподняла бровь, смотря на Брайтона уже совсем по другому. С едва уловимым огоньком в глазах. С чертовщиной.
- Ты слишком циклишься на каких то определенных смыслах слов. А ведь, я не знаю, что ты там про себя придумываешь...и поверь мне, я говорила в шутку.
Во время этого разговора она мягко сжимала его руку, что бы он чувствовал их тепло.
- Так что, извини, ничего обидного в этом слове я не усмотрела...ведь не прозвучало ничего вроде критин, идиот, мудак.
Кристин на мгновение задумалась.
- Мммм понимаешь, даже слово дурак может иметь совершенно разную окраску.
Она крепче сжала его ладонь и притянула Эдди к себе ближе. И зашептал жарко, касаясь губами уха Брайтона. В ее голосе в замен оскорблений слышался призыв, желание и нетерпение.
- Боже, Эдди, какой ты дурак.
Ее губы запечатлели поцелуй у него на виске.
- Или так...
Она продолжила. И промеж коротких поцелуев в губы проговорила нежно и словно журя.
- Какой ты у меня дурачок.
А потом взъерошила его волосы и с прищуром добавила.
- Дурашка.
Да, одни и те же слова могут звучат совершенно по иному. А уж то, что мы зачастую приписываем чужим словам смысл, известный только нам одним, сомневаться не приходится.
- И извини, если тебе не нравится мой французкий, я не буду так делать, но я думала, раз ты ездил к родственнику во Францию, мог что то знать. Прошу прощения. Но, как я уже сказала, мне было бы интересно услышать, как ты читаешь Хаяма в подлиннике, ну или...в иной ситуации эти твои "лежать", хотя...."я люблю тебя", звучало бы более заманчиво. И вот ещё что...
Кристин задумалась и наконец отпустила ладонь Эдди.
- Давай договоримся так. Коль скоро, у нас здесь разговор откровений. Говоря, кому то люблю, человек меньше всего хочет услышать в ответ тишину. Любой человек. Это уже, как неприложная истина. Потому что эти слова служат, как бы приоткрывающейся дверью в душу. Представь себе ты открываешь дверь, а к тебе никто не идёт. Захочется ли ее держать открытой?
Она старалась говорить мягко, но так, что бы он понял, что это тот самый пункт, который стоит запомнить.
- Не думаю, что ты не знаешь, как на французском будет "я тебя люблю". И не припомню ни одного момента, когда бы я на твои признания не отреагировала.
Кристин подняла бровь.
- Так, что давай договоримся. Что когда один открывает дверь, другой в нее всегда входит. За исключением того момента, когда он уже не желает входить в принципе. Я думаю такой момент ещё не настал?
Каждый имеет свои определенные принципы и Кристин не сомневалась, что у Эдди они есть. Но, у нее они тоже были. И кричать в пустоту "я люблю тебя" ей не хотелось. Думается ему, это тоже было бы неприятно.
Потом Кристин снова взяла Эдди за руку.
- Есть ещё что то, что я не уловила и не озвучила?

+1

12

- Вернее, о моментальном нежелании? Если бы ты подумала хотя бы, я бы понял, - кажется, сейчас Кристин хотела выплыть на том, что не может и не должна принимать решение мгновенно, ей надо подумать, разобраться. И если бы это было правдой и соответствовало действительности – я бы и вовсе не поднял подобную тему, не возмутился, не посвятил бы своему возмущению тонны мыслей. Но… она как раз ответила моментально. Ей не нужно было время, чтобы подумать, ответ был четким и скорым. - Что ж, ассоциации с рабочим и необразованным гладиатором весьма ярки, никаких сомнений, - так себе цепочка сравнений, если честно!  И это я могу говорить о рабочем, как о человеке с высокой культурой, которому какие-то жизненные обстоятельства или же, напротив, призвание, побудило работать с применением рабочей силы. Хотя, думаю, у Кристин иное определение этому классу. Похуже. А вот о гладиаторах едва ли я судил по одноименному фильму. Простые невольники, по сути своей не обладающие грузом образования со всеми вытекающими. Такого мнения обо мне Кристин? Тупой верзила, с примитивными потребностями и отсутствием стремления к умственному развитию? – По-твоему я настолько примитивен? В сравнении с тобой. Поражаюсь разницей наших уровней, которую ты обрисовываешь. Рабочий? Серьезно? – я усмехнулся. Вот правда, лучше бы было промолчать и забыть об этих сравнениях, как я того и хотел изначально, нежели лишний раз убедить меня в этом «лестном» мнении. И плевать, что некоторые богатые дамы могут быть куда тупее рабочих (тоже самое с матронами и гладиаторами). Поражал сам класс, к которому она причисляла меня и себя. Господи, как будто в каком-то средневековье или в Лондоне периода викторианской эпохи! Интересно, а Реймонда и того француза она так же позиционировала?
Возможно, я бы мог продолжить свои ассоциации, однако вовремя остановился. Да и сложно это было, учитывая успокаивающие действия Кристин. Что не говори, а эта женщина имела на меня свое влияние. Несколько прикосновений, ощущения мягких губок у себя на коже, и вот я уже глубоко вздыхаю, явно успокаиваясь. Даже странно, что мой поцелуй подействовал на нее иначе! Я вот готов был забыть обо всем прямо сейчас. Не только о расхождениях во взглядах на все произошедшее, но… в принципе обо всем! Боже, если сейчас так, то на что я готов пойти ради чего-то более откровенного? Ну и слабак ты, Эдди! – пролетело в голове, но больше в виде шутки. Параллельно с этим я положил одну из ладоней на талию Кристин. Чтобы оставалась рядом. Не отходила. Не прекращала.   
- Не переиначивай, пожалуйста. Ты прекрасно поняла, о чем я говорил. Мне нравится твой французский. Но мне не нравится, когда ты говоришь на нем в те моменты, когда нам следовало бы понимать друг друга, - намного спокойнее произнес я. И стоило бы повторить, что я был во Франции  последний раз пятнадцать лет назад, но я не стал. Вообще выходило, что чем больше ты говоришь – тем больше слышишь в ответ. И все это превращается в бесконечный поток слов и суждений, которые лишь больше меня запутывали. Хотя легкие поцелуй Кристин и ее соблазнительный голосок, конечно, кое-как упорядочили мысли, сузив их до короткого, но крайне важного вывода: я люблю ее, обожаю. 
Однако любовь подразумевала еще и некоторые уступки. Нет, не нужно было меняться кардинально, в конечном счете, ты же полюбил определенного человека, какой смысл, если он полностью изменится? Но в некоторых вещах стоило бы поискать консенсус. Как тогда, у меня дома. Я реже ношу шорты, она чаще распускает волосы. Не так уж и сложно, и оба довольны. Я уж точно был в восторге от вида ее распущенных волос, и с куда большим удовольствием шел навстречу, если дело касалось других бытовых вопросов. Примерно так же мне виделась ситуация и относительно всего остального. Конечно, не всегда речь о шортах и волосах, порой все куда серьезнее, но мы ведь… можем хотя бы поговорить и обсудить. Попытаться понять тараканы и особенности друг друга, чтобы для самих себя решить: а настолько ли нам важны эти перемены? Стоят ли они того, чтобы ругаться, например. Или еще того хуже. 
- Что-то не заметил, чтобы ты вошла в эту дверь, когда я тебя целовал. Нет, я не против. Более того, согласен с твоими рассуждениями, и прошу прощения, - последние слова я произнес совершенно искреннее. Несложно поставить себя на место Кристин. Скажи я ей эти три заветных слова – обязательно бы ждал ответа. И если бы тот не последовал… ну, мягко скажем, доволен бы я точно ни был. От того и совершенно искреннее понимание, а за ним и извинения. - Но говорить «я тебя люблю» можно по-разному. Словами и… действиями, - может быть, Кристин испытывает неловкость, я не знаю. Но действие было сделано, разве оно не заслужило взаимности? Так себе целоваться, не чувствуя никакого ответа, а лишь замешательство объекта своей любви. Словно ты принудил ее к этому действию, хотя оно было призвано исключительно успокоить демонстрацией своей нежности и мягкости. В общем, с таким же успехом можно ведь сказать: я не ответил, потому что смущаюсь признаваться в любви на людях. Так себе. – Если есть какая-то проблема – всегда можно поговорить об этом. Обсудить, найти компромисс. Мы должны идти навстречу друг другу, разве нет? Без этого каждый останется при своем и… это тупик. А ведь я хочу не просто входить в твою дверь, я хочу зайти и не выходить оттуда, - после этих слов я сделал задумчивое выражение лица, а затем не выдержал и засмеялся. Вопреки серьезности всего произнесенного, смысл, который могла нести в себе эта метафора, был весьма двояк. И я бы сказал, что оба мне походили! Я любил ее, был готов проявлять эту любовь и отвечать взаимностью на любые проявления с ее стороны. Ну а... с физической точки зрения немного пошловатый смысл ясен и без пояснений. После этих слов я положил уже обе свои ладони на талию Кристин, и посмотрел ей в глаза: - Ты хоть понимаешь, что со мной сделала, если я твержу о необходимости разговаривать, а не предлагаю пойти и заняться сексом? Хотя... я очень хочу тебя поцеловать сейчас. Это как минимум.

+1

13

"Вернее, о моментальном нежелании? Если бы ты подумала хотя бы, я бы понял"
Да, бывает моментальное нежелание. Когда ты точно знаешь, что вот сейчас точно нет...да и в ближайшее время, как то не хочется. Но, бывает и иная ситуация, когда вот это принципиально важно твоей половине. Ну, важно ей, что б ты стоял рядом с ним с молотком в руках и восхищённо смотрел, как ты прилаживаешь вот ту картину...или полоску. Или важно ему, что б ты одела вон те дурацкие, совершенно пошлые трусики...ну вознесется он после этого на небеса райского наслаждения и будет потом тебя благодарить за эту жертву. И смотрит он на тебя такими глазами, словно кот из мультика "Шрек" и говорит "пожалуйста милая, я не буду этим злоупотреблять!". Ну ...или это действительно важно...и тогда может наступить момент, когда ты, через свои нехочу, непонимания и приторную тошноту к этим трусикам, сделаешь для него это, внимательно вглядываясь в его лицо, ища отблески  этого самого "важно". И если не найдешь их там, больше никогда на это не решишься, ибо потакать чужим желаниям "потому что так хочет моя левая нога" это как то не уважительно к самому себе.
И Кристин, пожалуй бы задумалась, поприсутствовать и посмотреть(но со стороны) на то, как Эдди парит в небе, попроси он ее об этом. Но лететь..в кабине малогабаритного самолёта...нет...летать она не любила. И более того. Пусть не в катострафической форме, но у нее случались приступы клаустрофобии.
- Если ты попросишь поприсутствовать, я поприсутствую.
Спокойно и по деловому парировала она. Однако, последующие изречения ярче прежнего говорили о том, что чужая душа потёмки и там черте что делается!
"По-твоему я настолько примитивен? В сравнении с тобой. Поражаюсь разницей наших уровней, которую ты обрисовываешь. Рабочий? Серьезно?"
- Так...стоп Эдди! Стоп!
Кристин подняла к верху ладонь, что бы осиановить этот поток обвинений, которые сформировались у него где то там в голове.
Порой человеческое сознание это как автомат...с кнопочками. Вроде, такой же как у тебя. Есть пуск, перезагрузка и ещё, куча, куча всяких рычагов. Иногда ты точно знаешь, вот нажмёшь на эту кнопочку и получится вот именно это! А иногда...иногда, вот такой ужас, как сейчас...
Кристин прижала ладонь к своим губам, пытаясь сообразить, как вообще донести этому мужчине нужную информацию, потому что до цели, она все равно не доходила, а сворачивала где то там, в закоулках его сознания.
- Боже! Это точно разговор на разных языках, хотя сейчас мы говорим на одном...но я сильно сомневаюсь, что ты меня понимаешь. Нет Эдди, я не хотела тебя оскорбить и принизить твои умственные способности. Я всего лишь, хотела поменять окраску на сексуальную! Боже... Неужели МММ кроме той игры в красную шапочку, у тебя дома, ты никогда не развлекался ролевыми играми?
Кристин приподняла бровь. Нет, понятно, что есть люди совершенно зажатые и им не нужно напрягать свой мозг, что бы усложнить, сделать пикантный свои сексуальные отношения. Член стоит, и ладно. Все нормально.
Кристин снова внимательно посмотрела на Брайтона в надежде, что он начнет ее понимать.
- Понимаешь...для меня дикарь не является чем то ругательным. Оно скорее сродни лову имеющему сексуальную окраску. Дикарь, это от слова дикий, то есть тот, кого надо украсить...объездить...
Она приподняла бровь. Мол, ты меня понимаешь?
- Точно так же, как мужчины имеют сексуальную окраску, произнося фразу "она настоящая дикарка".
Бооооже, как сложно объяснять другому человеку тонкости твоего мироощущения.
- Исходя из этого, я решила усилить сексуальную окраску, продолжая ряд ассоциаций, но тебе опять грезится оскорбления. Мол я и чернорабочий! Я и ограниченный верзила! Ну, прости Эдди...очкарик запуска учитель и развратная школьница, это как то игра не очень...не вызывает у меня приступ желания умный и мудреный преподаватель. Понимаешь...ролевые игры это всегда крайняя степень противопоставления одного другому. Того...что не сильно вероятно в жизни. Мммм или запрещено. Госпадииии....
Простонал она себе в ладонь.
- Почему, мне приходится объяснять тебе такие вещи!
Кристин рассмеялась и посмотрела куда то в сторону. В полисаднике пели птицы, сквозь ветви деревьев пробивалось яркое солнце, где то журчали скрытые зеленью фонтанчики. Такая обстановка, а она вещает своему мужчине, про особенности ассоциаций в полевых играх.
"Но мне не нравится, когда ты говоришь на нем в те моменты, когда нам следовало бы понимать друг друга"
- Знаешь, даже, если мы говорим на одном языке, это совсем не гарант понимания...как сейчас.
Она обречённо развела руки.
"Если есть какая-то проблема – всегда можно поговорить об этом."
- А если, кажется, что нет проблем? Да и нет их на самом деле...Проблемы, это когда назрела серьезная ситуация и нашла коса на камень. Это когда что то скапливалось если не годами, то месяцами. Проблема, это когда твои желания, а хуже необходимости игнорируются. У нас разве так?
Кристин посмотрела на Брайтона, но тот уже был настроен на совершенно другую волну. Ту, самую. Сексуальную и что бы он там не говорил, про отсутствие у него желания немедля заняться сексом, глаза его блестели.
Кристин улыбнулась и смиренно опустила ресницы. Как тогда...на вилле у Логана. "Я сдохну, если сейчас тебя не поцелую". Или на палубе его яхты, когда́ она смиренно уступала его желаниям и положив руки на свои колени, что бы не казаться слишком охотчей до его поцелуев и сдержать саму себя, она принемала его желание. Сдержанно...но, если бы он знал, сколько ей требовалось на это сил, что бы не потерять голову. Что бы казаться чуть холодноватой, и одновременно терять рассудок от удовольствия. Кристин нравилось так получать удовольствие. Чуть пассивно, чуть прохладно, но внутри, ещё немного и она была близка к оргазму...Открыть ему эту особенность? Ведь он же надумает опять себе, что нибудь этакое...и решит, что это унизительно, что он так страстно ее хочет, а она нет... Пожалуй, может быть сегодня вечером, подумала она.
"Ты хоть понимаешь, что со мной сделала, если я твержу о необходимости разговаривать, а не предлагаю пойти и заняться сексом?"
- Эдди...
Кристин приблизилась к нему на столько близко, что кончики Носов их соприкоснулись. На губах ее играла хитрая полуулыбка.
- Прости меня, но даже если ты не говоришь, это не значит, что я не вижу, что ты этого хочешь.
И она приоткрыла губы, ожидая того самого, медлительного, сладкого, глубокого поцелуя Брайтона, с языком и посасываньем ее губ, от которого у нее заноет низ живота и затикает между ног.

+1

14

Так и хотелось спросить, как именно «дикарь» в контексте человека, не понимающего во французском вине и «из Техаса» в контексте деревенщины (опять же, в понимании сугубо Кристин, потому что современный Техас не имел ничего общего с деревней и примитивизмом) – могли стать всего лишь сексуальной экспозицией!  Особенно когда мы говорили о совершенно серьезных вещах, никак не связанных с нашими взаимоотношениями. В общем, задумка Кристин была хороша и оригинально, не каждый так может слиться и повернуть разговор в русло «ты не так понял, я имела ввиду другое», но… на меня не подействовало. Не подействовало в том плане, что осадочек то остался, как и личная убежденность в весьма интересное мнение и самомнение Кристин. Однако продолжать спор я все же не стал. Чему научился, так это тому, что лучше вовремя замолчать! Меньше слов, меньше возможности для продолжительного спора, и меньше вероятности головной боли. А тут еще и поцелуи подъехали, так что доказывать что-либо не имело никакого смыла. И, что еще важнее, никаких перспектив. По сути ведь я получил то, чего хотел: немного умиротворения, ее внимания и ощущения сладких губок. Переведя все в шутку, она и сама успокоилась, улыбнулась, немного расслабилась. Незачем все рушить.
- Я неплохо играю в покер. Я служил в силах специального назначения. И я неплохо различаю эмоции людей. Для меня твое недовольство, проявленное за тем столиком, было слишком очевидно, - серьезно, но все же с легкой улыбкой на устах, протянул я, дабы дать понять, что я не намерен больше докапываться. Да, в покере нужно различать тонкие детали, чтобы понимать, врет человек или не врет, при службе и без лишних пояснений понятно, с чего так важно по самым незаметным изменениям выражения лица «читать» человека. И я это умел. Конечно, мне далеко до Пола Экмана, но… Кристин сегодня даже не пыталась скрыть свои эмоции, она демонстрировала их открыто. Экспертом быть не обязательно. – Я не стану допытываться. Но когда-нибудь обязательно разгадаю этот секрет. А еще начну тайком изучать французский язык! А может ты какие-то гадости обо мне говорила сегодня, откуда мне знать. Вот в следующий раз будешь осторожнее, - и я прищурился, делая серьезный вид, впрочем, все это была всего лишь шутка, закончившаяся моим смехом. Или нет?! В смысле, гадостей-то она точно не говорила, а вот намерен я или нет изучать новый язык – уже вопрос.
Приятно, когда обстановка разряжается. Приятно, когда в один прекрасный момент ы уже и не помнишь, с чего все началось. Что не очень приятно, так это когда не совсем понимаешь, где в итоге оказался (мы то шли в непонятном направлении, то останавливались), но это уже сущие мелочи. Тем более в обстоятельствах, когда тебе так соблазнительно отвечают взаимностью, да еще с явными намеками о полнейшем понимании моих мыслей и желаний. Нет, ну а что, разве заняться любовью не самый лучший способ забыть обо всех недомолвках? Поехать сейчас домой, уложить ее на постель, раздеть и овладеть ее шикарным телом! Да и как можно думать о чем-то другом, когда она близко? Когда так манит. Вполне намеренно, с четким пониманием того, как именно я на все это отреагирую (есть такие подозрения). М, аж мурашки по коже. Даже жаль, что мы решили прогуляться, а не отправились домой сразу же. Были бы уже на подъезде. Но ничего, мне разрешили. Как раз мы завернули в какой-то узкий переулок, где никого не было. 
- Все так очевидно? – не отступая назад, наблюдая за действиями Кристин, поинтересовался я. И этим словно раззадоривал себя. Никогда не мог устоять перед ее близостью. Великолепные души, выразительные глаза, губы… Все это приманивало, вынуждало сердце биться чаще и сильнее. Это было заметно. И даже слышно, по моим последующим словам, которые я произносил уже не столь уверенно. Ей Богу, как будто неопытный мальчик, которому вот-вот девочка что-то покажет. Но что поделать, момент возбуждения всегда волнителен! - Ну… главное ведь, что я веду себя… сдержанно, разве нет? Не потянул тебя в машину. Стою здесь… пытаюсь… разговаривать.
Последние слова прозвучали ну совсем уж неуверенно, наверное, потому, что все мое внимание было сконцентрировано на губах Кристин. И тут уж сдерживаться было совсем не обязательно, разрешили же. Обвив руками талию женщины, я крепко прижал ее к себе и впился в ее сочне сладкие губки. Откровенно, уверенно. Целиком и полностью погружаясь в этот потрясающий поцелуй, по своему вкусу, по своей продолжительности, по своей глубине. Чувствуя ее язычок, его жаркий ответ, изучая полость ее рта плавными, но довольно настойчивыми исследующими движениями, мне словно хотелось прижаться еще плотнее. Чтобы быть глубже, ощутимее. При этом никакой спешки не было. О нет, неспешно, плавно. Тщательно. С наслаждением. И смакованием каждого момента. Ну стоит ли удивляться, что в таких условиях я довольно быстро возбудился? И сейчас в голову ударило непреодолимое желание. Хоть ты… не знаю, веди ее в туалет в то самое кафе (что сразу отпадает, ведь даже для меня это совсем не гигиенично, это ж не элитный ресторан, где все и везде вылизано!). Или раздевалку в магазин неподалеку! Секс в публичном месте м… остро. Но мы о таком еще не говорили, не обсуждали. В общем, пришлось выдохнуть. К тому же в легких заканчивался воздух. Я чуть осел, пытаясь справиться с нарастающим напряжением. Дыши, Эдди, дыши. Травка зеленеет, птички поют. Коварная соблазнительница! И хотел я уже предложить Кристин ехать домой для вполне логичного продолжения, как взгляд мой упал на… рекламную листовку, которая была наклеена прямо позади женщины. Большие красные буквы как-то быстро отвлекли меня от пошлых мыслей. То есть как отвлекли, направили их немного в другой русло. Вскинув брови, я промычал себе что-то под нос, а затем сорвал листовки, пока так и не показав ее Кристин.
- Ммм… любимая, а как ты смотришь на использование различной… фурнитуры к двери и дверному проему? - ну да, мне понравилась та метафора! И хоть она была произнесена Кристин явно с совершенно другим смыслом, в данной ситуации ее использование показалось мне наиболее подходящим. Хотя бы по своей юмористичной начинке. Если Кристин не поняла, в чем дело, то ясным все стало тогда, когда я перевернул листовку, где жирным красным шрифтом было написано «Sexshop», который, судя по рекламе, находился совсем неподалеку. – Так, я ни на чем не настаиваю. Давай просто сходим посмотрим! Хотя я бы не отказался от какой-нибудь фиксирующей системы, ты временами очень плохо себя ведешь.   

Отредактировано Edward Brighton (2021-03-21 19:38:43)

+1

15

Нет, то что Брайтон умел спорить и мог быть чертовски упрямым, Кристин знала и без того. А поводов, по мнению Кристин для этог не было! Никаких! Она не заставляла его бросать курить его любимые сигары. Не требовала сменить обстановку в его доме. Не настаивала ещё на каких то серьезных изменениях в его жизни. По большому счету, за этим самым столом не произошло ничего катастрофического. Совершенно ничего. Что бы повлечь за собой все это! Они не были уставши и раздражены после тяжёлого дня и самое главное они не были уставшими друг от друга! И более того, ее возмущение относительно его халатного и пренебрежительного отношения к французской культуре и вину не были на самом деле глубокими, а в большей степени просто эмоциональными и наигранными. А в результате!? В результате произошло, то, что произошло. Стоило ли это, какого то углубленного внимания? Может нет? А может да. Ведь вся наша жизнь состоит из мелочей.
"А еще начну тайком изучать французский язык! А может ты какие-то гадости обо мне говорила сегодня, откуда мне знать."
- Зачем же тайком? Parlez-vous français?(вы говорите по французки?)
Я могу стать твоей учительницей французского. Мммм надену очки, завяжу волосы в пучок. Надену глухую белую блузку и возьму указку. Как тебе такая фантазия?
Продолжила эротическую тему Кристин. Ну, как то надо было отвлекать своего мужчину от его упрямства? Сексуальный контекст самый действенный. Ну и самый приятный для обоих.
Кристин постаралась сделать выражение лица, как у той самой строгой и стервозной учительницы, с указкой в руке, однако, указка очень быстро превратилась(фантазий но) в подобие хлыста для лошадей. Отчего она сама же рассмеялась. И вообще в своем маленьком черном платье с глубоким вырезом и без нижнего белья с открытой спиной и красными губами, она мало была похожа на ту самую учительницу
"Ну..главное ведь, что я веду себя… сдержанно, разве нет? Не потянул тебя в машину. Стою здесь… пытаюсь… разговаривать."
- Машина...
Растягивая слово промурлыкала Кристин, так, словно она произносила не машина, а скажем "кровать" не в обыденном ее смысле а в смысле "ложе любви".
Вообще Кристин необычайно легко получалось манипулировать с Эдди его сексуальным сознанием. Они словно бы были ещё до встречи настроены на волну друг с другом. Пожалуй, им нравились приблизительно одинаковые вещи.  С Раймондом такого не было. Он был гораздо сдержаннее, чопорней Брайтона, не говоря уж о предпочтениях Луи. Французы вообще, знатные извращенцы...
Да, и как можно было забыть про машину? Ведь там, они в первый раз занимались любовью. Несдержанно, страстно, почти на грани. И она не желала ждать и сдерживаться. Неужели только это его подкупило его? И он решил, что она всегда такая? Это форма ее сексуального поведения? Нет, Кристин опираясь на свою каждодневную деятельность могла быть и в сексе очень властной и требовательной, но...в большей степени она была женственной. И ей нравилось, а иногда и до безумия нравилось, провоцировать Эдди и заставлять его проявлять активность и даже несдержанность. В некоторой степени даже агрессию. Сексуальную агрессию, где он показывал, что он главный и будет делать так, как ему хочется. Хотя...его ласковость и нежность были бесподобны. И более того, понацеей от всего.
Давая себя целовать и пробовать, Кристин никогда не оставалась равнодушной или как говорится "бревном", она была чуть чуть сдержанной, немного элегантной, чуть дразнящей, что бы разжигать ещё больший аппетит, а потом уступала и подчинялась во всем. Если он хотел, что бы она целовала его медленно и тягуче, она закрывала глаза и тихонько постанывала, в унисон их движениям языков и голов, обвивалась и терялась о него, так, словно была готова отдаться прямо сейчас. Так, зачастую и было. Кристин конечно любила длительные прилюдии и разнообразные ласки, но истекала по Эдди она моментально. А если был словно зажигалка и горел ярко и целовал отрывисто, бурно и страстно, она не могла не откликнуться на его призыв. Он вызывал у нее прилив радостного экстаза. Ее зажигалка! Ее атомный реактор!
"Ммм… любимая, а как ты смотришь на использование различной… фурнитуры к двери и дверному проему?"
- Что?
Выдохнула Кристин, не понимая, про что это он заговорил. От поцелуя, признаться у нее тоже закружилась голова и стало весьма жарко, хоть одежды на ней было не сильно много. Пиджак она свой оставила у Эдди в машине.
В глазах Брайтона щаплясал огонек и Кристин поджилками поняла и почувствовала, что что то тут неладно, а когда он показал ей яркую листовку, так и вовсе приподняла обе брови.
- Ммммм.
Протянула она, смотря на Эдди не то, что бы удивлённо, а как то опасливо.
"Так, я ни на чем не настаиваю. Давай просто сходим посмотрим! Хотя я бы не отказался от какой-нибудь фиксирующей системы, ты временами очень плохо себя ведешь."
Вот это поворот... Договорилась она, кажется о ролевых играх...Не чего было строить из себя такую просвещенную.
Нет, не то что бы она была ханжа...и не то что бы она чего то стеснялась. Нет...но не приходилось ей раньше использовать ничего кроме наручников...и ещё пары предметов...
- Да, пожалуй, зафиксированный пациент в анастезии не нуждается и она театрально взяла Эдди, за руку, как бы рассматривая ширину и крепость его запястья.
- Я б для особо непослушного и упрямого купила стек...
Деловито добавила она, скрывая за всем этим некое напряжение и череду вопросов, возникших от этого предложения.
- Ну, посмотрим, так посмотрим.
Согласилась она. Не ломается, же, как неопытная и зажатая девочка. Есть конечно там и забавные вещи. К тому же... Надо же узнавать, какие предпочтения живут в голове ее мужчины. Кристин шумно выдохнула.
- Ну, и где этот чудо магазин?

+1

16

Какие-то странные вещи творились сегодня. Сперва дикое недопонимание. Потом стремление выяснить, что же пошло не так, кто и о чем думает. А потом резкий сексуальный подтекст со всеми вытекающими. Настоящие американские горки, когда тебя бросает из стороны в сторону. И не сказать, чтобы это было плохо. Напротив, какое-то разнообразие, а, главное, демонстрация, что даже из самой тупиковой ситуации мы можем выплыть аз счет весьма откровенных разговоров, поцелуев и воспоминаний. Да, воспоминания о машине были великолепны. И хоть еще десятью минутами ранее Кристин зажалась, когда я попытался поцеловать ее в кафе, тогда, в той самой машине, даже несмотря на присутствие водителя, она знатно повеселилась на мне. Даже уговаривать не пришлось. Чистая страсть, чистое желание. Все взаимно. Впрочем, и сейчас все пошло по дороге откровенности. Теперь уже она явно настроилась на поцелуй, и сладко целовала в ответ. Горячо и с полной отдачей. Поэтому было сложно оторваться и, видит Бог, если бы не эта листовка, по сути, продолжающая наши интимные похождения, сейчас бы уже тащил ее к машине! Вне всяких сомнений, для себя я отметил тот шаг навстречу, который Кристин сделала. Оценил его. Поэтому, может, и пропало желание что-либо доказывать.   
- М, из тебя получится великолепный преподаватель. Может, в этом магазине будет указка? – усмехнулся я. А что, неплохая фантазия! Серый волк и Красная шапочка была. Влиятельный человек, пользующийся своим служебным положением, чтобы затащить нуждающуюся в помощи красотку – тоже было. А мы ведь совсем не старожилы в отношениях, лишь постепенно узнаем друг друга, а значит все еще впереди. Кто знает, до чего еще дойдет фантазия, когда мы доберемся до этого магазина. Очень интересно, занимательно и… воодушевленно. – Спек? Подойдет вместо указки. Но мы это еще обсудим! – наигранно возмутился я, впрочем, после этого засмеялся и, взяв свою возлюбленную за руку, повел вдоль переулка.
Магазин, судя по адресу, располагался совсем неподалеку. Листовка гласила о какой-то акции, даже не знаю, законно расклеивать такие объявления или нет, но оно оказалось к месту, с этим не поспоришь. Магазин подобного рода, в Сакраменто, стоял между домами. Чтобы зайти сюда – нужно было непременно знать, куда ты идешь и как это сделать. Несмотря на статус столицы самого свободного штата страны, Сакраменто было далеко до того же Лос-Анджелеса по части своей откровенности и прямолинейности в подобных вопросах. И все же, завернув за очередной угол, было сложно не заметить этот магазин. Первый этаж четырехэтажного здания, где скромными буквами сообщалось о тематике магазина. Разумеется, все было завешано темно-бордовыми шторками, дабы не пугать случайных и чрезмерно скромных прохожих этого переулка. С виду площадь магазина была не такой уж и маленькой, а учитывая, что он располагался практически в центре города (пусть и в переулке) – наверняка, он представлял собой не простое и заурядное захолустье, с двумя тремя видами дешевых игрушек.
- Милый магазинчик, - прокомментировал я, направляясь к входу. Пожалуй, я смотрелся уместно. Обычный парень, гуляющий по городу и заглянувший в магазин интимных товаров. А вот Кристин, в своем виде аля «английская утонченная леди» смотрелась… нет, не неуместно, я бы даже сказал, очень необычно и соблазнительно! Как будто у нас игры какие-то. И вот мы оказались внутри. Никаких пестрых тонов не было, но красный и бордовый, черный цвета явно преобладали. Похоже, мы пока были единственными посетителями, и к нам быстро подошел молодой парнишка, поинтересовавшийся, не нужна ли помощь. Лет так десять назад у меня был друг, работающий в таком магазине. Потому я знал, что для этого парня это – всего лишь работа. Обычная, нормальна. Никакого стыда он не испытывает, и уж точно не смотрит косо на тех, кто приходит. Скорее уж на тех, кто приходит и ведет себя как застенчивая девочка. Или мальчик. Использование подобных штучек вполне себе обыденное дело. И если ты недостаточно взрослый, чтобы воспринимать это нормально, незачем сюда и приходить. В общем, я спокойно посмотрел на юношу, и точно так же спокойно протянул: - Нет, спасибо. Мы осмотримся, может, что-нибудь понравится. Если что, позовем, - хотел сперва пошутить, что нам нужно что-нибудь фиксирующее, а-то эта светловолосая соблазнительная крошка порой плохо себя ведет, но не был точно уверен в том, что Кристин нормально отреагирует на подобный комментарий. Поэтому предпочел поискать подобные предметы самостоятельно!
Я подмигнул Кристин, и мы вышли в основной торговый зал с многочисленными стеллажами, наполненными… самыми разнообразными товарами рейтинга «18+». Я тут же как-то загадочно улыбнулся. Назначение не всех предметов я знал, но… выглядело все это интригующе. Остановились мы, к слову, около полки с самыми разнообразными презервативами, и я невольно наклонился, чтобы полностью прочитать название одного из них, ибо зацепился за слово «пупырышки». Не то, чтобы я не знал об их существовании, но всегда было интересно:
- А ты когда-нибудь пробовала с пупырышками? Неужели это работает? – поинтересовался я, шутки ради. Честно говоря…, не очень хотелось слышать ответ. С кем там и какие эксперименты у нее были. Теперь все ограничиться мной! Но если моей прелести, конечно, нравилось, можно бы было попробовать. Здесь вообще много, чего можно попробовать. Осматривая презервативы разных цветов, от красного до черного, я наконец-то выпрямился, и тут столкнулся взглядом с верхней полкой, содержимого которой поначалу даже не заметил. А на ней стояли мастурбаторы, самые что ни на есть естественного вида мужские члены! По той самой акции, которую так активно рекламировали. – Черт… теперь я комплексую, - поморщился я, смотря на те, которые стояли с самого края и были… ну очень большие! Больше моего!

Отредактировано Edward Brighton (2021-03-22 22:11:20)

+1

17

"Милый магазинчик"
Кристин посмотрела на Эдди немного скептически и даже саркастически. Ей богу! Как мальчик! Увидел непристойные игрушки и затаился в предвкушении чего то запретного и озорного, как буд то до этого не видел до этого фалоэмитаторов и презервативов с усиками...
Нет, с одной стороны, это конечно всё было забавно. И в общем то необходимо. Для чего? Все очень просто. Культура и цивилизация загоняют человека под самый плинтус. Прессуют из него моралями и нормами определенную формованную вещь. Налагают кучу запретов. Но человеческое либидо и сексуальность не умирают при этом. Зачастую они трансформируются в уродливые формы. Секс и сексуальные игры, должны давать выход человеческим эмоциям и фантазиям, что бы стрессом и грузом моралей индивида не расплющило, как лягушку, угадившую под каток. Игра древний способ разрядки. Сброс накопившегося негатива. Расслабление. Заряд позитива. Омоложение, если хотите. А сексуальные игры, так вообще необходимы, для сотен стрессующих мужчин и женщин. Это здоровый смех, а он проживает жизнь и удовлетворение тела. А если хорошо и телу и душе, а ещё и партнеру хорошо, так, кому какое там дело, в каких там кожаных передниках и масках вы там ходите и какие фалоиметаторы используете, золотые, или красные!?
"А ты когда-нибудь пробовала с пупырышками?"
Нет, ну вот он серьезно? Кристин остановилась позади Брайтона и готова была просверлить ему дырку в затылке своим огненным взглядом. Конечно серьезных сцен ревности между ними ещё не было, но этого и ненадо было, что бы понять, что Эдди ревнив до чёртиков и скорее всего при первой возможности из под копыт разбушевавшегося быка полетят камни и земля, если не больше и он начнет крушить вокруг себя все. А сейчас он хочет послушать ее историю с ощущениями, про пупырышки? Что ж...небольшая доля перца в тарелку Эдди Брайтона, что бы он не расслаблялся и был в тонусе...Ну, а что, он сам этого хотел!
- Нуууу
Театрально протянула Кристин прямо над ухом у Брайтона.
- С усиками мне нравится больше.
Голос ее зазвучал вызывающе и одновременно дразнящим шепотом.
"Черт… теперь я комплексную"
Она оперлась подбородком о его плечо, разглядывая то, что привлекло его внимание.
Огромный такой член...Ну, гигантизм всегда был первоочередной фантазией. Самой яркой пожалуй. Но, представить себе, какой дискомфорт можно испытать, покоряя подобный Эверест, не говоря уж о реальных разрывах и повреждениях. Что не говори, влагалище весьма нежное место, хоть и эластичное. Понадобится много смазки и стимуляции, что бы насладится на такое...но, сам процесс может быть тоже довольно забавным. Хотя вот...свихнуть челюсть о такой предмет, у реального мужчины, весьма неприятно. Что с ним можно делать? Если только головку облизывать...какая радость у обладателя такого бревна? Только восторженное и испуганное ух и ого!?
- Мммм да...знатная штука...
Продолжая дразнить Эдди, проговорила Кристин, выдохнув ему горячо на мочку уха.
Нет, ну а что? Они пришли в соответствующее место, и он думал, она будет вести себя чепорно или скромно? Играть, так уж играть...
- У одного боса южноамериканской компании стоял такой, на столе, в центре его рабочего кабинета, только ацтекский и раза в три больше...и он требовал, что б его секретарши отпалировали его по три раза на день. Ну и сам его палеровал, мол он даёт деньги и здоровье...в смысле мужскую силу.
Кристин сознательно прижалась к Эдди со спины и потерялась грудью о его руку.
- Ну, ты же знаешь, что фалический символ, как верховный Бог присутствует почти во всех религиях мира. А Бог должен быть большим.
Слово "большим" она протянула достаточно протяжно и с придыханием.
Все, это конечно игра, ибо гигантизм хорош льшь в фантазиях. На практике от этого проку нет никакого. Да и к тому же сам Эдди был и без того прекрасно сложен и статей. Недостатков у него от природы не было. Одни достоинства. Тело его было крепким и ладным, как и мужское достоинство, так что чувствовать уколы ревности к огромному резиновому дилдо, по меньшей мере мальчишество. Хотя...верят ли найдется мужчина, не желавший утолить или удленнить свой член на пару сантиметров... Не важно, какие после этого будут последствия.
- Так...ну и чего требует твоя душа, раз уж мы здесь?
Кристин разом отошла  от Брайтона и продолжила свой экскурс по магазину. На стене в петлях висели разноплановые игрушки для БДСМ. Плётки, хлысты и стеки и Кристин, отыскав для себя знакомый предмет, сняла его с крепежа. Черный аккуратный стек послушно лег в руку. Она погладила длинную упругую и тонкую часть, взмахнула им элегантно и со знанием дела, прислонила к себе под подбородок. В другой руке оказалась маленькая кружевная черная маска, которую она прислонила к своему лицу.
- Эдди Брайтон...ты был хорошим мальчиком?
Кристин прищурилась из за маски и облизал губы, накрашенные красной помадой.
Это было не так уж сложно...играть то, что когда то уже было сыгранно...а вот с кем, Кристин вспоминать совсем не хотелось. Эта страница была перевёрнута очень давно. И Кристин тяжело отходила от этих отношений. Больше, она не хотела такого мужчину. И слава богу Эдди был не такой! А вот как бы он отнёсся к подобного вида играм!?
Кристин прищурилась.

+1

18

- Что? В смысле? – возмутился я, когда Кристин заговорила о защите со своеобразными особенностями. Я и до того не особо горел желанием интересоваться ее интимной жизнью, и все мои слова или вопросы были из рода риторических. А тут такая наглая провокация! Притом вполне осознанная. Уверен, Кристин знала, как я ко всему этому отнесусь. Ладно, ладно, ты первый начал, - пронеслось в голове, да и было во всем происходящем, конечно, больше доли юмора и комичности, нежели чего-то серьезного. В итоге я лишь прищурился, взмахнув указательным пальцем, мол «мы вернемся к этому вопросу», а затем я снова повернулся к полке, про себя приговаривая: - С усиками, видите ли, ей понравилось. Значит, я возьму вот… такие и… такие. Отлично, будем глушить воспоминания, - и я махнул перед лицом Кристин двумя пачками. Одна из них была с презервативами как раз с теми самыми пупырышками, и какие-то волнообразные красного цвета и с клубничкой на упаковке. И да, я не пользовался средствами защиты (потому что ими пользовалась Крис), но я сделаю исключение!
Чуть погод мы двинулись дальше, параллельно с этим женщина решила рассказать историю из своей деловой жизни. Я тут же сморщился, но потом усмехнулся, мысленно сопоставляя слова «Отполируйте член!». Звучало это, наверное, для персонала забавно. Кстати, можно бы было использовать… в определенных ситуациях, - при этой мысли я взглянул на Кристин и как-то хитро ухмыльнулся, но женщина моя уже вовсю заинтересованно смотрела на спек, словно, действительно, в ее эротической фантазии нет ничего более манящего, нежели наказать меня. На самом деле, зрелище это было и вправду завораживающее, соблазнительное. Высокая шикарная блондинка, в не менее шикарном деловом платье, стоят сейчас передо мной, и играется со спеком. Не то, чтобы я любитель унижений. Вернее… вообще не любитель, но в качестве картинки для возбуждения – самая великолепная вещь. Великолепно дополняла образ маска. Было в этом что-то тайное и загадочное. А это всегда привлекает внимание. В общем, я был ни капли не против купить все эти вещи, только с условием, что меня не будут хлестать! Впрочем, взгляд тут же бросился сперва направо, потом налево. Столько всего занимательного, яркого и интересного, что имеет смысл рассмотреть абсолютно все. Не переставая смаковать увиденный образ.
- Если не прекратишь так делать, я за себя не ручаюсь. И тот поцелуй на улице покажется скромным рукопожатием, - усмехнулся я, рассматривая соседнюю полку с различными вибраторами, маленькими, большими, двойными, телесного цвета, розовыми, черными. Боже, столько вещей для удовольствий женщины!  Тут мой взгляд наткнулся на эротическое белье, и я тут же растянулся в довольной такой улыбке. Кивнул Кристин, указывая ей на весьма подходящую полку. Сам подошел поближе и снял с крючка черные чулки. – О, великолепно. Представлю, как шикарно в этом будут смотреться твои длинные ножки. И еще корсет, - вот облизался бы, ей Богу. Та еще волнительная фантазия. Ноги у Кристин идеальные, и они прямо созданы для того, чтобы радовать мужской глаз! Мой, если быть точнее. А еще корсет… ммм. Корсеты, к слову, тоже здесь имелись. Впрочем, вместо того, чтобы закинуть все это великолепие в корзинку, которую успел схватить у входа минутой ранее, я вернул упаковки с чулками на место. – Полагаю, лучше купить все это в специализированном магазине. Что-нибудь качественное и приятное, - какие бы там не крутились фантазии в моей голове сейчас, а я хотел, чтобы моя женщина носила исключительно роскошные вещи, ткань которых не просто красиво, но и приятно облегает ее ножки и стройную фигуру. Увы, в качестве этой тканевой продукции я был не уверен, но ничего не мешает нам прийти в любой магазин нижнего белья и выбрать, по сути, тоже самое, но со стопроцентной уверенностью в комфорте. – Хм… интересненько, - взгляд мой упал уже на мужские мастурбаторы. Один из них под названием «Ротик» (с очевидными функциями) я взял в руку и повертел немного, а затем посмотрел на Кристин и засмеялся. Нет, ничего смешного в пользовании подобного вещами я не видел, все мы взрослые люди, просто исполнение… исполнение выглядело довольно забавно. Впрочем, и стоило это произведение искусства соответственно. Поставив «Ротик» на место, я взялся потрогать другой агрегат. Прямо настоящая женская попка! Да еще и с вибро. И тут я снова улыбнулся, сжимая округлости рукой. – Отлично. Я подарю это Фраю, - злорадный смех. Да, я не любил этого парня и едва ли когда-нибудь смогу забыть его взгляды в сторону моей женщины. И да, я был способен сделать такой подарок. Пусть это не выглядит по-взрослому, но… кому какое дело.  – Он же любит роскошь. Пожалуйста. И сзади можно, и спереди. Наощупь ничего, будет шлепать при желании. Стоит прилично. Его уровень. Очень достойно. А ты говоришь, что я ревнивый! Пожалуйста, покупаю подарки твоим бывшим потенциальным ухажерам. 

Отредактировано Edward Brighton (2021-03-24 22:08:13)

+1

19

"С усиками, видите ли, ей понравилось."
- Ну, ты сам спросил.
Ехидно усмехнулась Кристин. Эдди не побагровел сразу от ревности!? Ну, как так!?
"Значит, я возьму вот… такие и… такие. Отлично, будем глушить воспоминани."
- Хм. А я думала ты умелый управленец...
Протянула она.
- Потому, как перенятие другого опыта, весьма успешная стратегия! Или ты вовсе не бизнесмен, а первооткрыватель и тебе важно заполнить на карте белые пятна?
Она сделала театральную паузу.
- А если их нет?
Намек получился весьма двусмысленным. Мол "Эдди, я перепробовала все. Ну или почти все".
И дальше, игра продолжалась.
"Если не прекратишь так делать, я за себя не ручаюсь. И тот поцелуй на улице покажется скромным рукопожатием"
- Даже так!?
Кристин игриво прикусила губу, строя сладострастные лица из под маски.
- И что такого?
Она провела стеком себе по линии выреза, а надо сказать, что он был приличной глубины. А потом медленно и грациозно снова подошла к Эдди, и коснулась этим эротическим предметом его бедра.
- Тебя это заводит?
Она провела стеком от его бедра, до колена, потом, очень легко шлепнула по пятой точке. Игриво кинула маску в покупочную корзину. А "стимулом" махнула в сторону сексуального белья, среди которого висели и соверШенно откровенные вещи. Например стики с кисточка для наклеивания на соски. Или трусики, которые представляли себе просто, даже не треугольник между ног, а даже его отсутствие. Это было две верёвочки. С бахромой правда. И красные атласные перчатки в придачу к ним.
- Нуууу...
Протянула она.
- Чулки у меня и так дома есть. К тому же, если ты помнишь...я надевала их...на яхте. Точнее снимала.
Если Брайтон запамятовал, то на его яхте, она дразнила его сим завораживающим видом. Хотя, довольно недолго. Да и чулки были конечно не в сеточку, а просто черные и самые тонкие.
- Что, и ты не станешь отлынивать и пойдешь в этот самый магазин нижнего белья вместе со мной? Скажем французский дизайнер Карин Жильсон?
Эта модельер была родом из Бельгии. Она создает настоящие шедевры. Ее кружевные изысканные комплекты нижнего белья и кимоно всегда притягивают взгляды на подиуме, но цена за комплект может доходить до трёх тысяч долларов.
- Ну или наверное, самый знаменитый и вызывающий бренд женского нижнего белья агент Провокатор.
Не сказать, что Кристин была поклонницей этой марки, ибо ей больше нравилась изящная французкая классика, но раз Брайтон заговорил о корсетах, то, пожалуй ему туда.
Цены этой марки  приближались к стоимости шубы, а реклама всегда притягивает взгляд и вызывает желание. Модели этого бренда не для скромниц.
Кристин хитро улыбнулась и снова легонечко шлепнула Брайтона  стеком по пятой точке.
- Кстати ..Эдди...тебе говорили, что у тебя очень аппетитный зад?
Игры, играми, но зад у Брайтона и вправду, был что надо. Крепкий. В меру не большой ни маленький, красивой формы. К этому прилагалась не менее красивая спина. Рельефная и широкая. В общем, находясь в этом фривольном магазине, наполненном всевозможными членами, вагонами, бельем, анальными затычками и расширителями, бельем и предметами БДСМ становилось даже как то жарковато и мысли сами плыли в определенном направлении.
Пока Эдди, что то ещё там рассматривал, Кристин положила в корзину штук пять разномастных ароматических свечей. Шоколад, клубника, морской бриз и розы. К этому ещё добавилось два тюбика для массажа с очень приятным ароматом ягод и фруктов. И наконец, обратила внимание, на то, что он смотрел.
- Боже Эдди...
Она сморщилась.
- Какой ты злопамятный и ехидный. Мммм...и может это ты воспылал страстью к этому...Фраю, раз до сих пор его помнишь. Признаться, я не собиралась брать этот предмет, но теперь точно возьму.
И повертев в руках уже ставший теплым стек, Кристин снова стукнула Эдди, теперь уже по бедру.
- Ты очень плохой мальчик Эдди Брайтон! Положи эту штуку, а то я решу, что она приглянулась тебе самому!
Кристин сделала пару шагов к Эдди и вынудила его, положить эту причудливую игрушку на место. Подцепила указательным пальцем его за подбородок и вынудила посмотреть себе в глаза.
- А не будешь слушаться, я куплю, что нибудь более серьезнее, чем стек. Например плётку, или...хлыст...
Она проговорила это почти в самые губы Эдди, при этом поглаживая другой рукой внешнюю часть его бедра.

+1

20

- Мы сейчас говорим не о бизнесе. К тому же для перенятия другого опыта нужно иметь аналогичные или, по крайней мере, схожие исходные данные. У нас похожие отношения? Члены одинаковые? Кстати, немаловажная вещь: помимо всего указанного, опыт должен быть успешнее. Секс со мной хуже и поэтому мне стоит сделать тоже самое, что делал некогда незнакомый мне парень?– и я развел руками, так себе поворот разговора. Откровенный намек на успех прошлых интимных отношения и заметно слабую позицию настоящих как-то не располагал к продолжению игривого разговора. Ревновал ли я? Конечно, это читалось в моем взгляде. В хмурости, недовольстве, серьезности моего тона. Порычал бы! Но всему же есть пердел, даже в намеренных провокациях. И Кристин, как мне казалось, учитывая ее ум и сообразительность, лучше остальных должна бы чувствовать эту грань. - И это уже не смешно, - нахмурился я, когда Кристин намеренно сделала намек о своем стопроцентном опыте в использовании совершенно разных средств защиты. Не то, чтобы я рассчитывал на ее невинность и прочее, все-таки мы встретились, когда ей было далеко за шестнадцать. Но вот слышать подобное уж очень не хотелось. Особенно в такой обстановке, когда хорошо бы задуматься о нашем совместном опыте. – Ладно, в таком случае, брать нечего, - с этими словами я выкинул упаковки обратно.
Благо мое внимание своевременно отвлекло разного рода сексуальное белье. Правда, весьма посредственного качества. Несмотря на уровень магазина (а по обилию товара это было заметно), уповать на хорошую ткань было бы наивно. Потому я и предпочел предложить другой вариант. Кристин тут же начала перечислять какие-то имена, толи это дизайнеры, толи название магазинов, без понятия. Из всего этого я понял лишь одно: она закупить нечто подобное не против, нужно лишь раскошелиться. В ответ на это я положительно кивнул. Пойдем куда надо пойти, нужно ловить момент, пока Кристин согласна (а кто знает, что в этой светлой голове появится завтра, женщины они такие… не всегда предсказуемые)! Следом, внезапно, разговор зашел о моей пятой точке. Да еще и с рукоприкладством. Я нахмурился, правда, больше в игривой манере, нежели серьезной. А потом, хмыкнув себе что-то под нос, развел руки в сторону, мол «да, зад у меня хороший». Что сказать, самомнение у меня было на высоте. Притом, что периодически я пускал на самотек свой вес, такая уж у меня неприятная предрасположенность, все равно считал себя чертовки обаятельным парнем. Как показала жизнь, как себя подаешь – так к тебе и относятся. Вот такой незаурядный психологический урок.  А может я правда просто красавчик? – ох, шальная мысль, после которой я усмехаюсь и смотрю на Кристин.
- Говорили, конечно. Годы усиленной физической подготовки и тренировок сделали свое дело. Он еще и наощупь ничего, - и я, не выдержав, все-таки засмеялся. Нет, всему есть предел, даже собственной похвале! Звучит нелепо, но…, главное, чтобы ей нравилось. 
Ну а потом взгляд мой упал уже на игрушки, предназначающиеся мужской части населения. Наконец-то, хоть что-то для нас. Не то, чтобы я особый поклонник подобных развлечений… так, из любопытства баловался пару раз. Что привлекло мое внимание, так это качественного вида имитация нижней части женского тела. Показалось, что это отличный подарок для мистера Фрая. Богатого придурка, который при каждой нашей встрече смотрит на Кристин как мартовский кот смотрит на появившуюся кошечку. И пусть сама Кристин говорила, что интереса он к ней не проявляет (сейчас, по крайней мере), и дело все в каких-то собственных алчных интересах, меня этот взгляд все равно раздражал. Зато вот на его реакцию, когда он увидит такой вот прекрасный подарок, я бы посмотрел с огромным удовольствием и особым наслаждением.
- Ой да брось, давай пошлем хотя бы анонимно. Разве тебе не хочется посмотреть на его реакцию? – после этих слов, посмотрев на искусственную женскую задницу, я решил наглядно продемонстрировать себе видение реакции Фрая: скорчил удивленное выражение лица, глаза заметно расширились, как будто я увидел зад снежного человека, не меньше. Примерно так я себе все представлял! Затем засмеялся, и посмотрел уже  на Кристин. – Если бы закон позволял, я бы еще и на камеру все снял. К тому же это весьма символично. Да, для определенных целей, но все-таки… это задница, - и я посмотрел ан мастурбатор. И снова звонко засмеялся. Да, именно это я хотел подарить этому назойливому мужчине, чтобы продемонстрировать, что именно ему достанется в его неустанных попытках привлечь внимание Кристин Лерой. Голая задница. И ничего больше. Правда, сама Кристин Лерой, пусть и воспринимала все с юмором, все же явно не пребывала в таком энтузиазме от подобной идеи, как я. Ну забавно же!Мне? А мне она зачем? У меня есть… оригинал. Который и на вид и наощупь куда круче, - и я бросил взгляд на великолепную попку Кристин. Хотя в этом магазине, использование в наших интимных играх вещей, похожих на эту, невольно в голове влезало. Но все потом, сперва что-нибудь более оригинальное и интересное. Впрочем, своей решимости все-таки исполнить задуманную шалость я не лишился. – И вообще может он только о таком подарке и мечтает! Скованность или страх быть раскрытым не позволяют ему самостоятельно совершить покупку. И тут на тебе. Хороший поступок ведь совершить пытаюсь. А ты не даешь. Потенциально лишаешь мужика удовольствия, а меня – плюсика к карме. Это нехорошо. Нехорошо, - я отрицательно покрутил головой, с явным неодобрением… наигранным, что в совокупности своей смотрелось забавно.
Так бы и продолжили стоять около этих стоек с мастурбаторами (черт, как будто ради этого сюда перся), но тут взгляд зацепился за то самое… «поинтереснее». Подарок для Фрая я на место не положил, в ответ на хлыст и плетки лишь пожал плечами: меня это не пугало. Нет, я не был любителем подобного рода игр в унижения, но, уверен, если Кристин начнет размахивать хлыстом, да еще в соответствующей одежде, друг мой проснется мгновенно. Главное, чтобы она не зашла дальше… Впрочем, даже эти фантазии и представления ушли на второй план, когда я снял с очередной стойки одно занимательно приспособление. Оно было не упаковано, наверняка, чтобы посетители могли оценить функционал. С довольной широкой улыбкой, я повернулся к Кристин, даже коробку с женскими прелестями положил на стульчик, что стоял рядом. Подпорки. Чем-то напоминали наручники по своему строению, только вместо жестких браслетов были кожаные, а вместо цепочки – прямая пластиковая конструкция. Вроде просто и понятно. Но почему-то заводит.
- Милая. Смотри, что нашел, - с этими словами я растянул подпорку. Ее размеры регулировались, и явно были предназначены как для фиксации рук, так и… ног. И, о Боги, ее ноги были для меня особой слабостью!  - Ммм… представлю твои ноги в этом. 

Отредактировано Edward Brighton (2021-03-27 23:08:49)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » Play the game


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно