внешности
вакансии
хочу к вам
faq
правила
кого спросить?
вктелеграм
лучший пост:
тео джей марино
То что сейчас происходило было похоже больше на страшный сон, чем на реальность... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 33°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
eva

[telegram: pratoria]
siri

[telegram: mashizinga]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » Mы нa кpacнoй aкулe нecёмcя cквoзь миллeниум


Mы нa кpacнoй aкулe нecёмcя cквoзь миллeниум

Сообщений 41 страница 60 из 61

41

[NIC]Leo Smith[/NIC] [AVA]https://i.imgur.com/UGpuBNO.png[/AVA]

[LZ1]ЛЕО СМИТ, 18 y.o.
profession: ученик выпускного класса[/LZ1]

Сгребаешь в объятия, обмякая следом. Тебе, как тринадцатилетнему мальчишке даже рук не понадобилось, чтобы кончить. А ведь уже восемнадцать, влажные сны далеко позади, ты уже и забыл какого это. Неловко вроде, стыдно даже, но ты об этом сейчас даже не думаешь, настолько приятно в этом моменте. Ведь даже с твоей девушкой ты не испытывал ничего подобного, разве что мучений, большую часть времени.
Ласково ведешь пальцами по плечу вверх, по лопатке, шее, наслаждаясь моментом близости. Он лежит тихо, лишь одними поблескивающими в темноте глазами, изучая твое лицо. Смотришь в ответ, жалея лишь о том, что не можешь прочитать его мысли. Испытывает ли Райли к тебе хоть долю того, что ты к нему или это просто воля момента, любопытство, не более. Тебе безумно страшно, что он просто встанет и уйдет, дав понять, что произошедшее между вами было ошибкой и поэтому ты прижимаешь худенькое тельце к себе сильнее, пока вы оба не засыпаете.
Утром, просыпаясь, ты, и правда, его не находишь. Ловишь мгновенный приступ паники, пока не понимаешь, что Райли всего лишь в ванной. Усаживаешься на кровати, не без труда принимая вертикальное положение и ждёшь. Его нет, кажется, целую вечность и ты умудряешься почти уснуть сидя, но тихий скрип двери выдергивает из сонной поволоки, заставляя мгновенно найти мальчишку глазами. Он не смотрит в от ответ, отводя глаза словно специально и ты испытываешь неприятное чувство в этот момент, понимая что что-то не так.
- Если ты собрался домой, то я отнесу тебя, - опускаешься глазами к его голым ступням.
- Ну, уж нет. Я что инвалид, сам дойду, - смотрит с вызовом и тебе даже кажется, что вот-вот средний палец продемонстрирует. -Даже не думай!
Ты не успеваешь опомниться, как пальцы касаются защелки на двери, а Райли выскальзывает за дверь.
  - По грязи и лужам? - Подрываешься с кровати и бежишь следом, настигая все же у самого поворота перед лестницей. - Райли! - Сложно признаться в этом самому себе, но тебе нравится в нём все, даже эта несговорчивость. Разворачиваешь к себе лицом и вжимаешь в стену, слегка наваливаясь всем телом. -Тебе не понравилось то, что было этой ночью? Тебе было неприятно, скажи? - Ты видишь, как его щеки заливает пунцовым, как опускается взгляд, упираясь куда-то тебе в грудь. - Райли. Это важно, - касаешься пальцами подбородка, чуть приподнимая голову и, наконец, встречаешься с мальчишкой глазами. В них ты не видишь ни отторжения, ни непрязни, ни сожаления. - Я сбавлю обороты, обещаю, - склоняешься к губам и целуешь, просто потому что хочешь снова его почувствовать своим. Он не отталкивает, уже через несколько мгновений обвивая твою шею руками  и льнет всем телом, наверняка чувствуя, как тело напротив за мгновение отзывается на близость. Наверняка, Райли уже считает тебя каким-то извращенцем. У тебя же самого просто ощущение, что этот стояк не проходит вообще, когда мальчишка рядом.
На этаже хлопает дверь, а затем раздаются торопливые шаги Ким, направляющиеся в вашу сторону. Ты не выпускаешь Райли из объятий, вжимая тело в стену лишь сильнее, понимая, что бежать поздно. Вы слишком сильно расслабились, позволив себе зажиматься где-то за пределами твоей комнаты и теперь, если сестра вдруг идет в твою спальню, то вам конец. Встречаешься с перепуганными глазами Райли, а затем успокоительно касаешься щеки рукой, давая понять, что все будет хорошо. Ты не дашь его в обиду. Пусть все шишки достанутся тебе самому, ведь это ты заварил кашу. Шаги приближаются, гулко и звонко отдаваясь от стен, бьют по вискам, а затем обрываются прямо перед лестницей. 
Бежать обратно в спальню бесполезно, она услышит и настигнет раньше, чем вам удастся добраться до двери. Затаиваешь дыхание, испытывая глупый страх, что Ким его может услышать, хоть и понимаешь, что это невозможно. Она мешкает, но все же уходит вниз, словно, передумывая в последний момент. Вы не двигаетесь оба, пока входная дверь не захлопывается, а шаги с улицы окончательно не затихают.
Пронесло. Его сердце бьется в такт твоему. Испуганно. Взволнованно.

+2

42

[AVA]https://i.imgur.com/1hbfC5N.png[/AVA]

[LZ1]РАЙЛИ ХЭТФИЛД, 17 y.o.
profession: школьник[/LZ1]

Ты просыпаешься первым и аккуратно выскальзываешь из объятий Лео, чтоб не разбудить его, и так же тихо копаешься в тех ящиках, в которых он рылся вчера в поисках одежды. Надеешься, что он будет не против, если ты снова тиснешь у него вещи, в ином случае идти тебе по улице голым. В душ же прежде, чем ты выйдешь на улицу, попасть максимально необходимо. Вчера ты кончил прямо в штаны и сперма осталась на внутренней их стороне, едва обозначившись на внешней, и на твоём теле. В таком виде весьма странно было бы появиться дома перед всем честным людом. Мать говорила тебе, что на день рождения отца приедут его браться из Нью-Йорка и Сиэтла, но ты забыл не об этом. Ты забыл о том, что сегодня вообще за день. За своими метаниями ты перестал касаться мира реального, и это грозило катастрофой. За подарком ты уже вряд ли успеешь, ведь твоё утро началось в три пополудни, а тебе ещё надо придумать, что бы ты мог подарить отцу. Деньги, что ты откладывал ушли на реабилитацию после перелома ребра, потому что твоя страховка закончилась в последний день твоего пребывания в больнице, и анализы и стационар пришлось оплачивать самому. Всё играло явно не в твою пользу, но хоть прийти-то ты обязана. Моешься быстро, натираясь приятно пахнущим гелем для душа, но выходить из под мягких расслабляющих струй выходить совершенно не хочется. Не хочется, но надо. Ты заставляешь себя закрыть краны  не без труда, а когда выходишь в комнату, то тут же встречаешь укоризненный взгляд Лео. - Если ты собрался домой, то я отнесу тебя.

Закатываешь глаза протестующе. - Ну, уж нет. Я что инвалид, сам дойду. Даже не думай! - Ну правда, сколько можно. Двигаешься непринуждённо в сторону выхода из комнаты и щёлкаешь замком так неожиданно, что Лео удаётся поймать тебя только возле лестницы. Вжатый в стену и застигнутый его вопросами, казалось бы, врасплох, ты не теряешься, ведь тебе совершенно не о чем жалеть. В твоей голове может быть куча мыслей, с которыми ты пока ещё не успел разобраться, но если бы тебе не хотелось, то ты бы его к себе и на милю близко не подпустил бы. Тебя вообще трудно заставить, а действовать вопреки себе, чтоб потом чувствовать внутри пустоту и отвращение к себе, ты никогда не станешь. Ты не отвечаешь ему, зато отвечаешь губам, действиями опровергая все сомнения на твой счёт. Крепкие руки держат уверенно, а ты уверен лишь в том, что сегодняшнюю ночь хотел бы снова повести с ним, изучая границы дозволенного и недозволенного. Ты бы хотел увидеть его без одежды, снова почувствовать на себе сильные руки, и ту гармонию всего мирского в моменте, когда достигаешь пика возбуждения.

Где-то в доме хлопает дверь равно посреди момента, когда ты пальцами залезаешь ему под футболку. Тебя мало волнует происходящее вокруг, но он почему-то отстраняется. Ты впираешь не сразу. Застигнутым с Лео быть совсем не боишься, даже если вас заметят вместе, то что можно будет предъявить? Просто друзья, просто занимаетесь хернёй. Может вы тут травку курите за углом или девок обсуждаете, всякое бывает. Но ты переводишь взгляд на такого серьёзного Лео и меняешься в лице, перенимая его эмоции мгновенно. Вдруг ты чего-то не догоняешь, но он касается твоей щеки так уютно, что ты снова расслабляешься, хотя бдительность больше не теряешь. Если хорошенько подумать, то тебе это где-то даже нравится, своеобразный элемент риска быть застигнутыми, пусть и не на горячем, но на сомнительном. Ким слишком занята злобным постукиванием по клавишам, чтоб заметить вас. Ты слышал краем уха, что после тебя она замутила с кем-то из команды, в которой играет Лео, и, вероятнее всего, именно ему она так написывала и именно к нему она так спешила, раз проскочила мимо вас и не заметила. Ты не уверен, что Лео известно о похождениях сестры, а тебе было настолько не до неё, что ты и думать забыл о её похождениях, вспомнив лишь тогда, когда она начала давить на брата своими чувствами к тебе.

Как только шаги затихают, вы начинаете ржать отчаянно до слёз. Два чуть не спалившихся на горячем дурака, похоже, всё же мечтают быть замеченными и пойманными. Наконец успокаиваясь, ловишь взгляд Лео, он так близко, и тебе так сложно отказаться от мысли снова его поцеловать, и пусть хоть весь мир видит, что уж говорить о Ким. Но ты прекрасно понимаешь, что для него всё не так просто и однозначно. Если бы он сутками гонял на скейте и рисовал комиксы в перерывах между вечеринками, как и ты, то никаких проблем бы не было, но звёздный раннинбэк местной футбольной команды не может любить такого, как ты и говорить об этом всему миру открыто. Как минимум, не сейчас. - Пошли в комнату. - Ты впервые осознанно в голове формируешь мысли о чувствах. Это страшно, приятно, довольно сложно и не очень понятно, и ты решаешь пока ничего не анализировать, об этом ты подумаешь завтра, если будет время, или когда-нибудь ещё в другой раз. - Это было пиздец как опасно! - Улыбаешься, тебя и правда веселит эта ситуация. Уже да, но не тогда, когда Ким была так близко, что могла испортить то, что ещё и начаться-то толком не успело. Подходишь ближе и обнимаешь. Ты не знаешь, когда сможешь дотронуться до него снова, ведь тебе реально нужно домой. - Лео, я правда должен уйти. - Тихо выдышаешь слова, которые не хочешь произносить. Ты бы с радостью остался, но - У отца день рождения, я не могу пропустить праздник. Я вспомнил об этом только сегодня, у меня нет подарка и купить его я не успею, а если ещё и не приду, то это будет максимально по-скотски, понимаешь?

Не хочешь выбираться из этих объятий и идти никуда не хочешь.

Иногда ты жалеешь, что не можешь игнорировать важное.

Лео сейчас важнее.

+1

43

[NIC]Leo Smith[/NIC] [AVA]https://i.imgur.com/UGpuBNO.png[/AVA]

[LZ1]ЛЕО СМИТ, 18 y.o.
profession: ученик выпускного класса[/LZ1]

Тревога отпускает сразу, как Вы с Райли остаётесь в доме только вдвоём. Смеяться сейчас легко и так естественно, не то, что пару минут назад, когда вы оба стояли сжавшись в комок страха и неопределённости. Легко, да, но какого было, когда Ким стояла в двух шагах. Ты слишком хорошо знаешь на что способна твоя сестра в момент импульса. Младший ребёнок в семье, любимый бесконечно отцом и братом и невероятно избалованный. Она привыкла получать всё в этой жизни, а вот Райли не получила и этого пока простить не может. Он не нужен ей, да и вряд ли был нужен действительно, но собакой на сене быть проще всего, ведь иначе она не умеет. В глубине души ты понимаешь, что поговорить надо и чем раньше, тем лучше, но чувство самосохранения и тревога за Райли, который жмётся к тебе сейчас так доверительно, считают иначе.
Ты забываешь о сестре уже через пару минут и даже сердце пропускает удар, когда Райли вдруг тянется к тебе и обнимает, мгновенно становясь таким серьёзным, хоть и шутил ещё несколько секунд назад. Этот жест совершенно сбивает с толку, ведь раньше мальчишка никогда не делал подобного и инициатором любой вашей близости был исключительно ты. Понимаешь, что что-то в нём изменилось, пошло иначе и в этом маленьком, казалось бы, жесте столько доверия и чувств, что больше и представить невозможно.
- Лео, я правда должен уйти. У отца день рождения, я не могу пропустить праздник. Я вспомнил об этом только сегодня, у меня нет подарка и купить его я не успею, а если ещё и не приду, то это будет максимально по-скотски, понимаешь?- Обхватываешь руками, прижимающееся к тебе хрупкое тело. Ты чувствуешь свою вину за то, что Райли оказался в такой неудобной и не очень красивой ситуации, но просто молчишь, не зная, как выразить словами своё сожаление. Чуть отстраняешь, чтобы посмотреть в красивое лицо напротив и понять, как он. Ободряюще улыбаешься, надеясь, что скрываешь собственное расстройство очень умело. Не хочешь отпускать мальчишку, но понимаешь, что вечно держать его рядом с собой не можешь. У него своя жизнь и ты, не то чтобы её хоть какая-то часть вообще, пусть и очень малая.
- Но я всё равно тебя донесу. Никто не увидит, обещаю. - Ты упрямый и, если что-то хочешь сделать, то переубедить тебя почти невозможно. Закатывает глаза в своей обычной манере, и едва сдерживает улыбку, а ты едва сдерживаешься, чтобы не поймать снова в объятия. Если ты сейчас поцелуешь, то не отпустишь так просто, а вы играете вовсе не по твоим правилам.
До дома добираетесь без приключений. Опускаешь его на дорожку за деревьями, так чтобы с окон из дома не было видно и вместо того, чтобы поцеловать, хотя тебе безумно хочется, лишь легко сжимаешь ладонь пальцами и отпускаешь, наблюдая, как он удаляется. Чувствуешь себя странно потерянным, вовсе ничего не замечая вокруг и почти лбами сталкиваешься с двумя парнями из твоей команды, которые наперебой пытаются рассказать тебе что-то про Ким. Ещё несколько недель назад тебя невообразимо заинтересовала бы эта история и ты точно напрягся бы, увидев её виснувшей на ком-то из твоих парней. Сейчас же было всё равно. Ты едва скользнул взглядом по силуэту сестры на одной из первых трибун и парню возле неё, когда пришёл через пару часов на тренировку. Зачем она это делает? Хочет вывести из себя, заставив накинуться на свой новый объект обожания, а потом предъявить притензии? Ты лишь пожимаешь плечами и отворачиваешься, делая жест к началу общего сбора. Всё, о чем ты думаешь между короткими командами и пасами меча - это Райли.
Дома сразу закрываешься в комнате и падаешь в кровать. Лежишь долго и бессмысленно, воскрешая в памяти прошлую ночь. Ты скучаешь по Райли и не можешь отделаться от мысли увидеть его прямо сейчас. Мучаешься примерно до полуночи, а затем тихо выскальзываешь из дома и идёшь по уже хорошо знакомому маршруту.
В том самом окне горит свет.
Припадаешь лопатками к широкому стволу дерева и просто наблюдаешь за окном несколько минут. Ты хочешь понять один ли он и стоит ли вообще пытаться привлечь хоть как-то его внимание. Он может быть с братьями, с отцом, да вообще с кем угодно и твоё появление в этот момент будет совершенно не уместно. Думаешь. Сомневаешься. И, наконец, решаешься, собирая с земли несколько маленьких камушков. Всегда можно сбежать, если в окно выглянет кто-то другой, это гораздо лучше, чем просто стоять тут и ничего не делать.
Тук. Тук. Тук.
Ты привлекаешь внимание раза с третьего, а затем вздыхаешь с облегчением, понимая, что не ошибся окном.
- Лео? - Глаза Райли широко распахиваются от удивления, когда он понимает, кого видит на лужайке под окнами. - Ты чего здесь? -  Едва различаешь шёпот доносящийся со второго этажа и делаешь несколько шагов, оказываясь прямо у окон первого этажа, где свет уже не горит, исключая самое дальнее от тебя. Тебя не пугает сейчас ничего, даже тот факт, что из тёмных окон тебя видно прекрасно, а вот тебе самому ничего. Плевать. Видишь цель - не видишь препятствий.
- Выключи свет и отойти, - хватаешься рукой за водосточную трубу, проверяя её на прочность. Паркурщик из тебя ещё тот, конечно, но уж на второй этаж ты заберёшься. Особенно сегодня. Особенно сейчас, когда больше всего на свете хочешь поцеловать мальчишку.  Цепляешься за выступ на трубе пальцами, подтягиваешься, и в несколько быстрых рывков добираешься до окна и вваливаешься в тёмную комнату.
Мда. Красиво, как всегда, не вышло.

Отредактировано Keith Hetfield (2021-05-04 15:33:52)

+2

44

[AVA]https://i.imgur.com/1hbfC5N.png[/AVA]

[LZ1]РАЙЛИ ХЭТФИЛД, 17 y.o.
profession: школьник[/LZ1]

Прощание было полным отстоем, а вот отцовский праздник, вопреки ожиданиям, оказался весёлым, даже для вас: тебя, Кита и Шен, которым явно все стариковские штучки были не сильно по душе. И ты даже старался держаться подальше от телефона, чтоб не иметь соблазна отвлечься и занырнуть в общение с Лео, позабыв, где вообще находишься и что по идее ты должен веселиться со всеми, а не залипать в сети. Ты умудрился поговорить с Шен, как с девочкой, и даже смог не сорваться на нём, не подъебнуть. Скорее всего, никто не понял, почему ты стал таким покладистым вдруг, тебе же всё ясно, как белый день. Тебе просто стало похуй на всё, что происходит вокруг и лично тебя не задевает. Тебя мало касается половая самоидентификация твоего брата, тебя даже не касаются его отношения с твоим вторым братом. Тебя, пожалуй, даже больше не подкидывает от мыслей, чем же они занимаются, когда вместе сваливают из дома или закрываются в одной из комнат наедине. Тебе вдруг стало безразлично всё, что не касается твоих новых эмоций, воплотившихся в вечерней дрочке под пиццу и Нетфликс.

Когда наконец тусовка расходится, ты направляешься к себе в комнату полный желания рухнуть лицом в кровать и спать до самого обеда или следующего вечера. Ты не уверен, что вы с Лео встретитесь раньше, если он вообще захочет этой встречи. Люди таковы, что сегодня они готовы тебе отдать последнюю рубашку, чаще, конечно, только на словах, а на следующий день ты становишься пустым местом, потому что всё или почти всё, что от тебя было нужно, человек уже получил. Секс, эмоции, может, спор. Ты же просто доверяешься людям, легко обманываешься, когда этого хочешь, а верить Лео тебе очень хочется. Ты так привык, что он рядом, что поверить в то, что всё его отношение было фейком или предметом спора, тебе совершенно не хочется, но мысли супротив желания лезут в голову, сжимая мозг холодными липкими пальцами сомнений. И за этими мыслями ты почти засыпаешь, как есть лицом в матрас и со включенным светом,когда краем потухающего сознания ловишь какой-то инородный монотонный звук немного выше над твоей головой. Стук повторяется, и ты не можешь его больше игнорировать, тебя будто на месте подкидывает. Вскакиваешь на кровати и подбираешься ближе к окну. - Лео? Ты чего здесь?

Ты удивлён, хотя скорее потому, что просто не думал, что ему это будет нужно. И ты, несомненно, рад ему, рад, что не тебе одному нужно лазить по окнам и падать со скейтов, чтоб потом быть рядом. Хоть последнее всё же было не запланировано и очень больно! - Выключи свет и отойди. - Он подходит ближе к окну, а ты, наоборот, слезаешь с кровати и чешешь к выключателю. Прада, не ясно, к чему эта конспирология, ведь твои братья спят друг с другом, а мать с отцом впустили бы Лео через дверь, даже если бы знали, за чем он пришёл. Сумасбродный безумный мальчишка! Хотя ты бы спиздел максимально, если бы сказал, что тебе не нравится то, что сейчас происходит. Вернее то, что происходит с тобой в последние дни в целом, и, как итог то, что Лео виснет на хлипких шпалерах, хруст от которых, без преувеличения, услышала вся округа. Наверное, в эти самые дни ты чертовски счастлив впервые с того момента, как отец приволок в дом орущий слюнявый свёрток с дурацким именем и неясным происхождением. Идеальным этот момент явно не назовёшь, но вот романтичным вполне. Раньше ты лазил к девчонкам домой, чтоб под утро тихо свалить тем же путём, а сейчас парень лезет к тебе. И это нисколько не оскорбительно, даже приятно, ведь он, как минимум, рискует наебнуться вниз с высоты второго этажа. Благо, шпалеры оказались из достаточно крепкого говна и палок, чтоб рухнуть в тот момент, когда ты успеваешь схватить Лео за руку и помочь влезть в окно.

- С таким успехом ты просто мог вынести ногой дверь, шума было бы меньше. - Смеёшься, легко касаясь кончиками пальцев кудряшек на лбу и вытаскивая застрявший вних лепесток бывших материных роз. Тот ад, что Лео устроил её палисаднику, тебе будет сложно объяснить, так что придётся играть в дурака и делать вид, что ты ну совершенно не в курсе. Но об этом ты подумаешь утром или днём, когда мать заметит разрушения, а пока твоё сердечко делает громкий и настойчивый ебоньк о грудную клетку, ты можешь думать только о том, как близко находятся сейчас губы Лео. Всего шаг, максимум два малюсеньких, но ты не двигаешься, просто наслаждаясь моментом. Удивительно, как простое присутствие того самого человека способно изменить всю атмосферу в твоих мыслях. Ещё пару часов назад ты не чувствовал сил даже на простой танец с матерью, а сейчас готов на край Света сбегать и обратно. И тебя всё же не хватает надолго, чтоб вот так просто стоять и смотреть на него в темноте, медленно привыкая к ней и различая всё больше деталей. Когда хочется касаться, одних взглядов мало.

Протягиваешь руку и вцепляешься в воротник футболки, притягивая Лео к себе максимально близко.

Тебе мало его просто рядом, ведь хочется чувствовать.

Ярче, сильнее, всем телом.

+1

45

[NIC]Leo Smith[/NIC] [AVA]https://i.imgur.com/UGpuBNO.png[/AVA]

[LZ1]ЛЕО СМИТ, 18 y.o.
profession: ученик выпускного класса[/LZ1]

- С таким успехом ты просто мог вынести ногой дверь, шума было бы меньше, - смеешься следом и тут же замолкаешь, когда пальцы легко касаются твоих волос, упавших на лоб. Сердце на миг замолкает в груди, а затем срывается с цепи, отдаваясь куда-то в рёбра гулко и торопливо. Рядом с Райли тебе достаточно лишь этого, чего-то невинного, почти мимолетного, иногда просто взгляда, чтобы внутренности завязались в тугой узел, чтобы дыхание в груди спёрло, а мир вокруг стёрся до состояния мелкой крошки. Быстро, беспощадно и абсолютно не контролируемо. 
- Я думал о тебе, - ваши глаза встречаются за секунду до того, как расстояние сокращается, как губы касаются губ с какой-то странной жадностью, от которой ты возбуждаешься за пару секунд, вспыхиваешь, как спичка. Горишь ярко, влажными губами впиваясь в его припухшие, мягкие и какие-то сладко-пьянящие, будто виски с колой. Пальцами под футболку, рыская с жадностью, касаясь горячей кожи, почти обжигающей и такой мягкой. Выдыхает в губы горячо, протяжно, когда сжимаешь ладонью грудь и проскальзываешь к шее. Ты рад, что ему нравится, ведь так трудно было бы остановиться. Стягивает футболку, а затем льнёт ближе, под руки прямо подставляясь, наваливается всем телом, теснит, пока лопатками не упираешься в стену.
- Райли... - глаза распахиваешь нехотя, смотришь опьянено, наблюдая, как мальчишка торопливо расстёгивает пуговицу, а затем и ширинку, - ты уверен? - Он молчит, просто тянет с тебя непослушными руками вниз штаны, которые благополучно застревают комом где-то в области колен и несколько раз касается члена под тканью белья. Невзначай, но тебя словно током бьёт от этого каждый раз. Закусываешь губу, подавляя стон и тянешь к себе Райли ближе. Вновь целуешь, запуская ладони под резинку штанов, скользишь ниже, пока не сжимаешь ими ягодицы. 
Райли и не догадывается, как давно ты мечтал о подобной близости с ним, как часто представлял то, что Вы заходите чуть дальше невинных поцелуев и касаний, но реальность оказалось гораздо ярче и волнительнее и от того держать себя в руках не так просто. Ты не хочешь торопиться, не хочешь пугать мальчишку, но изнутри разрывает нетерпением. Срываешься в поцелуях, торопливо дышишь, стягивая с его тела одежду. Ты никогда не видел Райли без неё так близко, никогда не касался так смело и всюду, где только захочешь. Просто смотришь, замирая на несколько мгновений, взглядом скользя от лица и до самых бёдер. Какой он красивый в приглушенном лунном свете, а на ощупь просто невероятный. Подушечками пальцев касаешься чуть приоткрытых губ, ведешь по подбородку, шее, груди, животу, ощущая, как тело под твоими пальцами подрагивает.
Кровать близко, но до неё ты несешь Райли на руках. Опускаешь на скомканное покрывало, а затем нависаешь сверху, позволяя затянуть тебя в долгий поцелуй. Льнет всем телом, будто боится, что передумаешь, словно понимает, как тебе страшно делать с ним такое. Тебе, и правда, страшно. Не только от того, что ты лишь смутно представляешь что такое близость с кем-то одного с тобой пола, но и потому, что у неё не может не быть последствий. И вовсе не для тебя самого.
- Ты красивый, - приподнимаешь, чтобы стянуть оставшуюся одежду, жадно смотришь на обнаженное тело под тобой. Он не пытается прикрыться, и, кажется, вовсе не смущается, не то что ты, когда взгляд Райли опускается в самый низ твоего живота. Когда-нибудь будет иначе? Когда-нибудь ты перестанешь краснеть под его взглядом? Никто и никогда не вызывал в тебе таких эмоций, как он и ты не хочешь, чтобы было иначе.
Касаешься колена, ведешь пальцами выше, по бедру, а затем нежно отводишь в сторону. Закусываешь губу, понимая, что пора перестать думать слишком много и сомневаться. Лучшего способа выкинуть абсолютно все мысли, чем позволить затянуть себя в поцелуй, ты не знаешь. Укладываешься сверху, прижимаясь всем телом, чувствуешь его возбуждение, резко врываясь языком в теплый рот. Целуешь нетерпеливо, ладонью проскальзывая между вашими телами и сжимая набухшую головку его члена за несколько мгновений до разрядки. Райли стонет в поцелуй, но уже не от удовольствия. Ты не хочешь причинять ему боль, но все же причиняешь, чувствуя, как худенькое тело под тобой почти сжимается в комок напряжения. Останавливаешься, ты почти готов пойти на попятную, даже забив на те ощущения, что накрывают с головой. Трёшься носом о щёку, губами касаешься уголка губ, вкладывая в это максимум нежности, что ты испытываешь к мальчишке. Если он оттолкнёт тебя сейчас, ты поймёшь и ничего не будешь требовать. Ведь любовь - это не только страсть и желание, но и понимание.
Касается ладонью твоего лица, разворачивает к себе, чтобы поцеловать, а не оттолкнуть и тогда ты делаешь лёгкий толчок бёдрами. Это лучшее, что ты испытывал в своей жизни, ведь ты впервые с кем-то потому что хочешь, а не потому что так нужно и правильно.

+2

46

[AVA]https://i.imgur.com/1hbfC5N.png[/AVA]

[LZ1]РАЙЛИ ХЭТФИЛД, 17 y.o.
profession: школьник[/LZ1]

Ты понимаешь, что на простой дрочке сегодняшний вечер точно не закончится. Градус с самого начала значительно выше, хотя ты и не понимаешь, что должен делать и как себя вести. Эмоции и безотчётное желание ведёт тебя супротив разуму, здравому смыслу и вообще, мозг почти отключается, когда ты целуешь его настойчиво и требовательно. Ты не думаешь о том, как это будет, ведь у тебя даже мысли засунуть себе что-то в задницу никогда не возникало, но сегодня с тебя уж точно снимут пробу. Какие ещё могут быть варианты? Ты не против, совершенно определённо не против, ты хочешь его не меньше, чем он тебя, хотя и где-то на задворках сознания, эфемерно брыкающегося с кляпом во рту, испытываешь волнение, подкашивающее ноги. Лео держит крепко, упасть тебе не суждено, разве что лопатками острыми в мягкость кровати, чтоб быть придавленным приятной тяжестью тела, такого важного сейчас. Целует нежно, явно делая над собой усилие, чтоб не сорвать с тебя остатки одежды и не втрахать в кровать. Ты благодарен ему, отвечая амплитудно, чувствуя вкус вишнёвой жвачки. Тебе нравится, любишь вишню. И не только.

Раздевая, говорит, что ты красивый. Чёрт, знал бы он, насколько ваши мысли схожи сейчас. И... у тебя ёкает неслабо, когда взгляд проскальзывает от пупка к паху, цепляясь за член мимолётно. Ты понимаешь, что тобi пiзда, но тiкать с городу вообще не планируешь. Ты уже чувствовал его возбуждение, когда вы целовались раньше, но через одежду совершенно не то. Другое дело, когда тело касается тела, когда ощущениями не мешает лишний заслон ткани. Тебе приятно. Внизу живота всё резко стягивает в тугой комок, и ты больше не ты, ты - эмоция, ощущение, оголённый нерс, любое прикосновение к которому, как сильнейший разряд тока, бьющий ровно голову и вырубающий всякие мысли, кроме одной - только не останавливайся, блять! Он и не планирует, хотя форсировать события и не спешит. Ты не уверен, но, скорее всего, с парнем для него всё тоже впервые. Эти дурацкие заминки между вами, неловкости, которые вы хоть и гасите - ты бравадой, он силой, всё же возникают, и это пиздец, как мило. Ты чувствуешь себя особенным, и это прекрасно. Надолго тебя не хватает, особенно, когда рука сжимает нежно головку, ведь ты на пределе всяких пределов.

Стонешь в губы от возбуждения, но задыхаешься уже от боли. Ты чувствуешь то, что видел в полной мере, хотя он и щадит тебя, входя аккуратно. Выдох резко застревает в горле, смотришь на него сквозь темноту широко открытыми, пальцами впиваясь в спину. Даёт тебе тайм-аут, чтоб привыкнуть, всю нежность вкладывая в короткие анестезирующие поцелуи. Даже и не скажешь на первый взгляд, что Лео может быть таким чутким. Касаешься его лицо в ответ трясущимися пальцами, ведь ты не хочешь, чтоб он отстранился сейчас, пожалев тебя, и всё закончилось... вот так. Ты хочешь, чтоб однажды всё было иначе, для вас двоих иначе. При каждом движении его бёдер боль проходится по телу снова и снова. Темнота перед глазами становится непроницаемой, будто ты падаешь на дно глубокого колодца, и тени смыкаются над твоей головой абсолютным барьером между тем миром и этим. Кусаешь губы, понимая, что кроме боли не испытаешь ничего даже отдалённо напоминающего эмоции, испытанные несколькими минутами ранее. Может позже, но не сегодня. И меж тем с каждым его движением ты чувствуешь то, что гораздо важнее возбуждения, пожалуй. Ты чувствуешь близость, абсолютное доверие. Жмёшься к нему, будто защиты ищешь, но ты не хочешь, чтоб он останавливался, не сейчас. Впервые ты не ставишь себя во главу действа, впервые кто-то важнее тебя. Выгибаешься в спине, простанывая в приоткрытые губы, рвано целующие тебя, отвлекая.

Его хватает едва ли на дольше твоего, и когда он кончает, ты обнимаешь, слушая глухие стоны около уха. Отпускаешь, чтоб лёг рядом, и молча смотришь в потолок на танцующие тени. Ветер гонит облака быстро, рисуя грозовые волны игрой лунного света и темноты, заполняющей комнату. Дышишь почти неслышно, и лишь сердце неровно стучит в ушах, забивая белый шум окутавшей тебя тишины. Вздрагиваешь, когда холодными пальцами Лео твоего подбородка касается аккуратно. Кажется, между моментом разрядки и этим лёгким прикосновением проходит вечность, а на деле, скорее всего, несколько секунд. Он улыбается, и ты это, скорее чувствуешь, чем видишь. Тянется к тебе, носом касаясь шеи. Мелочи, какие-то обрывки нежностей, сильные руки, обнимающие тебя, и та важность, ради которой ты любую боль стерпеть готов будешь. Ты не знаешь, будет ли тебе больно и завтра, и утром ты и не вспомнишь о том, что было этой ночью, кроме того, что ты доверился и не ошибся. Ты не знаешь, будет ли он в твоей постели утром обнимать тебя так же, как и сейчас Ты не знаешь, закончится ли всё на этом, ведь то, что от тебя нужно он получил, но ты знаешь точно, что тебе он дал гораздо больше, чем вообще может представить.

Тянешься к нему, обнимая легко, пальцами мягко груди касаясь, рисуя неясные фигуры.

Бывало ли хоть минуту тебе прежнему лучше, чем настоящему?

Ноуп.

Отредактировано Riley Hetfield (2021-05-09 18:19:43)

+1

47

[NIC]Leo Smith[/NIC] [AVA]https://i.imgur.com/UGpuBNO.png[/AVA]

[LZ1]ЛЕО СМИТ, 18 y.o.
profession: ученик выпускного класса[/LZ1]

Эмоции, которые ты испытываешь, почти пугают. Дышишь гулко, рвано, взволнованно, утыкаясь куда-то в ухо, прислушиваясь к бешеному биению сердца, но вовсе не силясь его успокоить. Ты знаешь, что у тебя ничего не выйдет, только не сейчас, когда Райли так близко, когда ты можешь притянуть его к себе и почувствовать, что ваши сердца бьются в унисон рвано-взволнованно.
Засыпаете одновременно, кажется, и Райли в этот момент ты так и не отпускаешь. Тебе никогда ещё не спалось так сладко, так уютно, ведь руками по кровати шаришь постоянно, притягивая к себе мальчишку снова и снова, словно потерять боишься, словно, если отпустишь, то на утро не проснёшься с ним рядом.
- Привет, - открываешь глаза не без труда, когда в комнате уже совсем светло, а солнце заливает всё доступное ему пространство рыже-жёлтыми яркими лучами, беспощадно подползающими к твоей голове на подушке. - Ты в порядке? - Интересуешься осторожно, уверенный, что он понимает о чём ты его спрашиваешь и в ответ получаешь неуверенный кивок. - Точно? - Скользишь руками по образовавшемуся между вами расстоянию под одеялом, ловя пальцами обнажённое тело. Райли слишком далеко, тебя не устраивает. Ладонь на грудь, а затем ниже, под руку, чтобы уютно устроиться в области поясницы. Подползаешь ближе, носом к носу сталкиваясь буквально и замираешь. В ярком солнечном свете он невероятно красивый и притягательный, такой, что сорваться с катушек ничего не стоит. Аккуратно касаешься губ губами, прикрывая глаза, словно пробуешь на вкус что-то забытое, но такое желанное, будто сладкую вату, которую ел в последний раз лет в пять, с матерью в парке аттракционов.
- Уже обед, Райли, сколько можно дрыхнуть? - голос из-за двери и громкий стук, резко вкидывают обратно в реальность. Ты почти уверен, что он принадлежит Шен, хоть и не особо знаток в этом вопросе, а после недовольного рычания Райли в ответ, сомнений не остаётся.
- Чёрт, у меня тренировка в час, - резко распахиваешь глаза, приподнимаешься на кровати, глазами шаря по полу в поисках собственного телефона, трусов и вообще хоть чего-то. Стонешь разочарованно, когда понимаешь, что минут сорок осталось до начала, а ты не то чтобы на полпути, а вообще без трусов и почти со стояком в другом конце города. - Чёрт! Чёрт! -   Скачешь по комнате в чём мать родила, не замечая этого даже, как и того, что Райли смотрит на тебя всё это время, как хихикает, наблюдая, как ты чертыхаясь натягиваешь на себя остатки измятой одежды. - Райли, - застываешь посреди комнаты, понимая, наконец, что придётся уйти, хотя остаться тебе хочется безумно. Подходишь к кровати, склоняешься и целуешь со всей нежностью, мягко перебирая припухшие губы. Ты не хочешь, чтобы он подумал, что ты сбегаешь, получив своё, но и остаться не можешь. Вечером игра и тренер просто открутит тебе голову, если ты прогуляешь тренировку. - Ты придёшь вечером ко мне на игру? - он кивает и улыбается тебе так тепло и нежно, что ты понимаешь, что Райли твой, твоей всецело и до самого конца, с этого самого дня.
Обратно по трубе вниз скатываешься кубарем. Это проще, чем лезть наверх, да и труба скользкая после ночного дождя, который вы оба даже не заметили.
- Привет, - не сразу понимаешь, кто бормочет это тебе в спину, сразу, как ноги касаются влажной земли. Глаза смотрят с любопытством, но без осуждения, такие же глаза, как и у твоего Райли, но какие-то более холодные и совсем чужие. Пожимаешь плечами и сваливаешь, так и не удостоив ответом. Он в прошлый раз не был с тобой слишком учтив, ты просто возвращаешь ему должок. Ты не думаешь, что у Райли будут из-за этого неприятности. Кажется, этой семейки на мальчишку совсем плевать.
К вечеру твои нервы на пределе. Тренер орёт, сетуя на вашу нерасторопность, гоняет, давая резкие команды, а ты думаешь лишь о том, что хочешь увидеть на одной из трибун его. Понимаешь, что так нельзя, но с самоконцентрацией после сегодняшней ночи у тебя проблемы. Ощущения его гладкой кожи под пальцами, вкус губ и эти глаза, глядящие и прожигающие до самого дня из темноты - это то, чего забыть не выходит, даже на пару часов, даже ради победы. Не знаешь, как собираешь жопу в кулак прямо перед самым началом матча, но отыгрываете вы его на ура, пропустив всего лишь раз, ито в самом начале, когда один из ваших защитников упал и пропечатал носом скользкий газон.
Он здесь. Ты замечаешь его сразу и это придает сил, как ни странно, а не сбивает с ритма. Перед Райли носом в грязь ударить не возможно. Ты носишься по всему полю, как заводной, то и дело ловя на себе взгляд голубых глаз от начала матча и до самого конца, когда трибуны стихают и пустеют, оставляя лишь членов семьи и друзей. Следишь взглядом за мальчишкой, скидывая с себя сначала шлем, а затем и все детали формы выше пояса. Тебе нестерпимо жарко, особенно после такой бодрой пробежки.
- Если ты хотел уйти незамеченным, то ничего не вышло, - улыбаешься, вжимая мальчишку в грубую поверхность трибун, чувствуя, как прохладные ладошки касаются твоей груди, мгновенно заставляя забиться сердце чуть сильнее. Целуешь жадно, так словно, вечность его не видел. - Я соскучился, - бормочешь в поцелуй, позволяя Райли льнуть ближе, позволяя касаться себя всюду, где он только захочет, до подкашивающихся коленок, до дрожи в сжимающих поясницу пальцах, и совершенно не замечая, что за вами с Райли наблюдают.

+2

48

[AVA]https://i.imgur.com/1hbfC5N.png[/AVA]

[LZ1]РАЙЛИ ХЭТФИЛД, 17 y.o.
profession: школьник[/LZ1]

Даже несмотря на внезапное вторжение Шен, это пробуждение за много лет первое, когда тебе по-настоящему хорошо и спокойно. Ты отвечаешь его поцелуям, обнимая и прижимаясь ближе. И ты бы вечность так лежал бы рядом с ним, если бы не одно внезапное "но", превращающее спокойное пусть и позднее утро в стремительный ураган. И если ты никуда не спешишь, то Лео резко срывается, вспоминая, что почти опоздал на тренировку. Ты прекрасно понимаешь, насколько важна для Лео предстоящая игра, ведь грядущий учебный год будет для него последним в школе, а спортивная стипендия - прекрасный шанс на будущее. Ты совершенно не в праве этому препятствовать, да ты и не хочешь. Тебе нравится рисовать комиксы, ему играть в американский футбол. Это охуенно, когда у человека есть занятие, которое делает его счастливым. И, хотя ты не задумываешься о будущем, не все такие. Вы с Лео пока не разговаривали о том, что будет, когда он закончит школу. Тебе-то ещё, как минимум, два года тут тусоваться, но у него, скорее всего, после выпуска будет совершенно иная жизнь. Найдётся ли для тебя в ней место, хороший вопрос, но на данный момент не сильно своевременный. Ты вообще предпочитаешь не парить голову тем, что не произойдёт завтра или в ближайшее время, что уж говорить о настолько далёких планах. За сомнениями о будущем очень легко убить вкус настоящего, а в настоящем ты счастлив, особенно, когда Лео приглашает тебя на игру. Это приятно, ведь таким образом ты становишься частью его мира, что ценно для тебя. Не быть где-то на отшибе, спрятанным за семью замками, а рядом, пусть и не в полной мере.

Он уходит так же, как и пришёл, дотаптывая цветы твоей матушки, с которой тебе явно придётся объясниться на днях, когда она заметит разрушения. Или не придётся, как знать. Всё зависит от того, свяжет ли она дислокацию разрушений с тобой, но даже в этом случае ты сможешь сыграть на дурака и избежать внеочередной помывки посуды или генеральной уборки, а может и того хуже - восстановления цветника. Но об этом ты тоже подумаешь позже, а сейчас нужно как-то добраться до душа. Ты не признался Лео об истинном ощущении в районе задницы, но болела она знатно. Прям так сильно, что такое простое действие, как подняться и сесть, казалось тебе чем-то запредельным. Ощущения примерно такие, будто меж булок пустили непрерывный ток, раскаляющий колючую проволоку. И, несмотря на это, ты бы не хотел ничего менять в том, что было между вами. Боль пройдёт, и уже в следующий раз, когда дело дойдёт до секса, тебе будет легче. И если бы этого первого шага не произошло, то куда бы вы двинулись? Продолжали бы дрочить друг другу, испытывая пороги терпения? Вряд ли бы это смогло продлиться долго.

Вопреки ожиданиям, под душем тебе не становится легче, и моешься ты со скоростью Флеша только для того, чтоб не идти на игру грязным. К обеду ты не выходишь из комнаты, а когда раздражённый Шен снова оказывается у твоей двери, шлёшь его лесом, за что он платит тебе игнором, когда ты всё же спускаешься вниз, чтоб поехать на стадион. А вот Кит смотрит на тебя совершенно недобро. Не то что бы он задумал отыграться на тебе за свою распрекрасную братосестрёнку, но что-то в его взгляде заставляет тебя чувствовать себя неловко. Подслушивал? Вряд ли, это совсем не его стиль. Если Кит хочет что-либо узнать, он бьёт в лоб ровными вопросами по делу, а не ходит вокруг да около, награждая вот такими загадочными взглядами. Тут, скорее, полная уверенность и ощущение победителя. Впрочем, тебе наплевать, даже если он и знает, что ты эту ночь провёл не один, то ты тоже про него знаешь немало. И Лео, хотя бы, не твой брат. На выходе разворачиваешься, показывая брату средний палец. Пожалуй, ты всё сказал.

Обстановка на игре совсем тебе не привычная, раньше тебя не интересовали подобные мероприятия от слова совсем. Но тебе нравится быть частью всеобщего предвкушения интересного события, но больше всего ты, конечно, ждёшь, когда на поле выйдет Лео, и когда игроки появляются на поле при полном параде, ты узнаёшь его почти сразу. Сердечко делает привычный ебоньк куда-то в сторону низа живота или уже окончательно пробивает дно до самых ботинок, ты не понимаешь, полностью увлечённый происходящим. Естественно, ты ничего не понимаешь в правилах, но тебе нравится эстетика движений игроков, грубость и некая грация игры одновременно. И, конечно же, тебе нравится наблюдать за Лео. На поле он в своей естественной среде, где может показать всю силу, где может выплеснуть энергию и гнев вполне законно, и это будет в своём роде красиво. Сидеть по прежнему не очень кайфово, но игра отвлекает тебя от реальности. Ты и не думал, что наблюдать за тем, как пара десятков мужиков гоняют по полю мяч, может быть так интересно. Да и вообще, до того, как Лео появился в твоей жизни, ты многого не знал и о многом не задумывался. В определённом смысле тебе стало легче, но в чём-то, наоборот, мир стал для тебя сложнее. Раньше легкомысленное отношение к людям и чувствам было чем-то обыденным, ты ничего не ждал и ничего не обещал другим, но в случае с этим парнем мысль о том, что ты такой не один делает тебе неприятно и злобно.

После игры тебе почти удаётся уйти со стадиона прежде, чем Лео тебя заметит, но он оказывается быстрее. А уйти тогда, когда он обнимает тебя, прижимая к трибуне почти что у всех на виду, ты уже не можешь. Слишком сложно, ведь ноги подкашиваются от его близости, от того, что ты чувствуешь реакцию его тела на тебя. - Давай лучше к тебе поедем? - Не без труда разрываешь поцелуй, хотя и понимаешь, что твоё предложение здравое. Он хочет тебя, ты его, а заниматься сексом на поле в окружении десятков людей - не самое разумное решение, хотя тебе не менее сложно, чем ему, бороться с собой. - Я буду ждать тебя в машине на парковке. И... - Коротко целуешь прежде, чем поднырнуть под его руку и быстрым шагом преодолеть несколько метров. Конечно, если он захочет, то догонит тебя в два счёта, но он логично этого не делает, а просто смотрит, как ты уходишь. - Поздравляю, чемпион. - Улыбаешься ему и уже бегом скрываешься за живой изгородью. Он возвращается быстро, ты даже не успеваешь уснуть, хотя от скуки тебя и клонит в сторону царства Морфея. Надолго вы не задерживаетесь, понимая, что, чем быстрее вы доедете до дома, тем быстрее окажетесь наедине, но удержаться от того, чтоб поцеловать его ещё раз, ты не можешь. Возможно, кто-то успел запалить вас, но тебе в этот момент плевать, тем более, что Лео, похоже, тоже фиолетово, что о нём могут пойти слухи.

К вашему счастью дома тихо и темно, даже в комнате Ким нет света. Отец, скорее всего на работе. Лео говорил тебе, что у него ненормированный график, бывает даже, что он не ночует дома по двое суток. Вам это определённо на руку, не нужно будет лезть через окно. Хоть это и безумно романтично с точки зрения ширены поступка, но очень энергозатратно и быстро приедается, как и всё остальное, что юзаешь на постоянной основе. - Давай выпьем? - Лео достаёт из отцовского бара бутылку, в темноте ты не различаешь надпись на этикетке. Тебе в целом плевать, что пить, ты и до этого не был особо разборчив, а Лео ты доверяешь. - За победу. - Он подходит ближе, вручая тебе стакан и обнимая за талию. - Я в тебе и не сомневался. - Делаешь небольшой глоток, почти сразу отставляя стакан в сторону, и льнёшь ближе, запуская ладони под футболку, пальцами сжимая край ткани. Тянешь к лестнице в сторону его комнаты. Может ты и перегибаешь с форсированием событий, но тебе давно хочется остаться с ним наедине, а в гостиной тебе всё же не совсем уютно. У двери футболки на нём уже нет, а ты неприлично сильно замотан в тёплую худи, но раздеться ты так и не успеваешь, тихий стук с обратной стороны двери прерывает вас на этом самом моменте. Без лишних слов быстро ретируешься в ванную, прислушиваясь к тому, что происходит в комнате Лео. Похоже вы ошиблись, и в доме кто-то всё же был. И, судя по голосу, это Ким. - Поговорить надо.

- Давай завтра, а? У меня была безумно напряжённая игра. Я устал и хочу спать.

- Это срочно, Лео, правда. До утра никак.

- Окей, выкладывай.

+1

49

[NIC]Leo Smith[/NIC] [AVA]https://i.imgur.com/UGpuBNO.png[/AVA]

[LZ1]ЛЕО СМИТ, 18 y.o.
profession: ученик выпускного класса[/LZ1]

Дома вы оказываетесь довольно быстро, хоть ты и не гнал особо, то и дело отвлекаясь на мальчишку рядом. Всю дорогу у тебя было странное ощущение, что вы уже сто лет друг друга знаете, что сто лет между вами всё понятно и не было никогда времени, когда Райли был для тебя просто незнакомцем. Словно он всегда был рядом, вот так просто и непринуждённо.
Дом тих и пуст. Это не может ни радовать, ведь отец и Ким, особенно Ким, были бы помехой для того, чтобы просто целовать Райли, зажав между стеной и лестницей, чтобы касаться его кожи под кофтой, чтобы просто смотреть, не скрывая откровенного взгляда. Ты хочешь его и скрыть это невозможно. А так дом тих и он ваш и поэтому ты не стесняясь лезешь в бар, доставая отцовский виски.
  - Давай выпьем? - Разливаешь тёмно-янтарную жидкость по двум стаканам, почти не сводя с мальчишки.  - За победу, - притягиваешь к себе, обнимая, и совершенно забывая о дорогом алкоголе, что сам же предложил выпить. Райли так близко, смотрит голубыми, широко-распахнутыми совершенно гипнотизирующе. Делаешь маленький глоток, отставляя стакан на подвернувшийся стол и запускаешь обе ладони под толстую ткань худи. Вы перемещаетесь в сторону спальни почти стремительно и то, что инициатором этого являешься вовсе не ты сам, кружит голову. Всё, что ты хочешь - это раздеть мальчишку выше пояса, так же, как и он тебя по пути к двери, а затем стянуть с него остатки одежды и зажать в самом светлом углу комнаты, у окна, где ты сможешь не только целовать, но и смотреть на красивое тело, которое теперь принадлежит тебе. Дышишь быстро, прерывисто-рвано, хватая мягкие губы, целуя, с нескрываемой жадностью, а заслышав стук в дверь досадливо рычишь, хоть и тихо, почти беззвучно.
- Поговорить надо, - голос сестры из-за двери заставляет Райли сразу выскользнуть из рук и тихо скрыться в ванной. Ты же, лишь глубоко и обреченно вздыхаешь, не двигаясь с места.
  - Давай завтра, а? У меня была безумно напряжённая игра. Я устал и хочу спать. - Ты готов сейчас сказать ей что угодно, лишь бы Ким только ушла. Меньше всего тебе нравится, что она снова лезет к Вам с Райли, пусть и совершенно не осознавая этого, нарушая планы.
  - Это срочно, Лео, правда. До утра никак, - её голос из-за двери не только сквозит нетерпением, но и... тревогой? И лишь поэтому ты открываешь дверь.
  - Окей, выкладывай, - скрещиваешь руки на груди, занимая собой весь проход и давая понять, что внутрь её не пустишь. Под твоим пристальным взглядом она тушуется, прячет глаза, кусает губы и вот тогда ты точно понимаешь, что что-то не так. - Да что случилось, Ким?
- Я... у меня задержка, Лео, - поднимает широко-распахнутые глаза и смотрит прямо в твои. - Я беременна.
- Чёрт, - это единственное, что срывается с твоих губ в ответ на её признание, но ты вдруг осознаешь, что это не всё, что Ким хочет тебе сказать. В её глазах ты читаешь невысказанное и сердце тут же ухает куда-то вниз, в самую глубину. - Кто отец?
- Райли отец. Я была только с ним, - с какой-то дерзостью кидает она тебе и тут же продолжает. - Да что тут говорить, ты и сам видел! Видел же?
- А от меня ты что хочешь, я не понимаю? - Ты смотришь на неё и не видишь. Зачем всё так? Как так вышло? Ты забываешь дышать, а, когда, наконец, пытаешься то чувствуешь, как грудную клетку будто сдавили тисками. - Поговорим об этом завтра, - произносишь совсем тихо и как-то безжизненно, а затем тихо закрываешь дверь. Кровать - это единственное, что ты находишь в комнате ито случайно. Туда и падаешь, буквально валишься всей своей тяжелой тушей.
Блять.
В голове слишком много мыслей и за каждую мозг хватается так охотно, что голову почти разрывает на части уже через пару минут. Тяжко. Почти не возможно сосредоточиться. Ты ничуть не сомневаешься в том, что Райли может быть отцом этого ребёнка, ведь ты сам когда-то видел, как Ким скачет на его члене. Один лишь раз. А сколько таких ещё было? Свечку каждый раз ты не держал, да этого и не требуется. Для того, чтобы залететь достаточно столь малого... что об этом не стоит даже думать. Был ли кто ещё у Ким ты не в курсе, но и зачем ей врать тоже.
Ты не понимаешь, что происходит, не понимаешь с чего начать разбираться со всем этим и чем это может закончиться. Хотя нет, понимаешь. Твой парень, тот самый парень, которого ты любишь, любишь настолько безумно, что даже у родной сестры отбил, что разрушил в голове принципы и сложившиеся годами устои, кажется, женится. Женится на Ким. А это значит, что ничего больше не будет. Ты никогда его больше не поцелуешь, никогда не коснёшься. Как это осуществить ты мало понимаешь, ведь даже сейчас, когда ты понимаешь, что Ким беременна от твоего парня, ты всё ещё готов целый мир для него сжечь напалмом. Ты любишь его и эту любовь не может разрушить ничто, даже то, что Райли тебе теперь больше не принадлежит. У тебя нет к нему ненависти, лишь обида, обида такая, которую и заглушить нечем.
- Райли, - ты зовешь его почти без всякой надежды, думая, что он вполне себе уже сбежал через окно, как в прошлый раз. Райли и проблемы? Проблем для Райли просто не существует. Почему? Потому что Райли от них просто сбегает.
Он возникает в дверном проёме вопреки всем твои ожиданием, потерянный, невероятно бледный, почти бестелесный.

+2

50

[AVA]https://i.imgur.com/1hbfC5N.png[/AVA]

[LZ1]РАЙЛИ ХЭТФИЛД, 17 y.o.
profession: школьник[/LZ1]

Ты стараешься не вслушиваться в диалог, ведь это личные отношения сестры и брата, лезть в которые ты совершенно не имеешь права. Да и греть уши ты не привык, сплетни и досужие разговоры о чужом личном и грязном тебя никогда не интересовали, но когда ты ловишь краем уха фразу "я беременна", слух обостряется сам собой, а когда слышишь её продолжение, тебе едва хватает сил и везения не упасть и не устроить грохот в ванной, тем самым обратив в свою сторону внимание Ким и рассекретив своё присутствие в спальне Лео. Ты не готов вообще ни о чём думать, что говорить об удобоваримой отмазке, почему ты здесь в такой час и почему прячешься в ванной. Да и услышанное обсуждать с ней ты вообще не хочешь. Совсем. Как минимум, не сейчас. Сейчас тебя едва хватает, чтоб дышать, глотая мягкий воздух с запахом свежескошенной травы и осознания, что ты окончательно и бесповоротно влип по самую голову.

До того момента, когда дверь хлопает а голоса затихают, кажется, проходит целая вечность, проваливаясь куда-то бездной вдруг навалившегося на себя отчаяния. Лео к тебе не идёт, ты тоже не спешишь покидать ванную. Что ты можешь ему сказать, если сам чувствуешь выдроченным наизнанку, будто кто-то залез в самое твоё нутро через глотку холодной липкой рукой, сдавил внутренности крепко кулаком и, с силой рванув, грязно-кровавым месивом скинул тебе под ноги. Ты совершенно не понимаешь, что тебе делать. Что делать, блять, со всеми этими обстоятельствами, в секунду появившимися в твоей, кажется, наконец устаканившейся жизни: с Ким, которую ты не любишь и даже под дулом пистолета не полюбишь, с ребёнком, который тебе сейчас совершенно не в кассу, и, главное, что делать с твоими чувствами к Лео. Ты заставляешь себя сделать шаг, второй, третий, коснуться ручки, метал которой вдруг стал бесконечно холодным, достигнув абсолютного нуля.

Ты стоишь в дверях, боясь посмотреть в его сторону, и крепко сжимаешь скулы, чтоб не зареветь, как какая-то девчонка. Тебе тяжело и больно, ты хочешь сейчас только одного - исчезнуть и не существовать в природе больше. Тебе так проще, проще решать потом, не на месте, для начала всё уложив в голове, но как такое вообще можно уложить. Ты станешь отцом в семнадцать, возможно, мужем девушки, которую ты не хочешь от слова совсем. Ты не знаешь, что будет, когда об этом узнает её отец, да и в целом всё это какой-то грёбаный сюр, сровняться с которым ты не можешь и не хочешь. - Я лучше, это... - Указываешь часто и нервно в сторону выхода из комнаты. Тебе хочется сбежать, спрятаться и ничего не знать как можно дольше, но двинуться с места гораздо сложнее, чем этого просто захотеть. - ...пойду. - Ты по-прежнему не смотришь в сторону Лео, боясь увидеть там злобу, ненависть и укор. Ты это заслужил, будучи таким тупым и наивно-пьяным, когда полагал, что незащищённый секс не будет иметь, как всегда, никаких последствий. Ты не боишься, что Лео ударит тебя. Несмотря на то, что ты капитально проебался, доверие оказывается сильнее.

Каждый шаг отдаётся в тебе, как молотом о наковальню. И с каждым шагом ты ждёшь, что он остановит тебя, скажет, что всё будет хорошо, ведь Лео тебе врать не будет. Но он не подходит, ничего не говорит, ему будто вдруг резко стало плевать на тебя и на то, что ты сейчас уйдёшь и к нему уж точно больше никогда не вернёшься. - Блять, хоть что-нибудь скажи уже, а! - Ты всё же срываешься, не выдерживая своего личного давления. Почти у двери ты замираешь, но всё же не поворачиваешься, говоришь с деревянной белизной, кричишь ей, просишь помощи, ведь ты совсем не понимаешь, как тебе быть. Слёзы бессилия и злости на свою собственную тупость градом бегут по лицу, но ты не делаешь ничего, чтоб их остановить. И только сейчас он подходит к тебе молча, ты слышишь дыхание, громкое и тяжёлое, у своего уха, и резко вздрагиваешь, когда он касается твоих плеч. Ты боишься, что он вытолкает тебя за дверь, хотя минуту назад и сам пытался сбежать. Ты не хочешь, чтоб между вами всё закончилось. Не так, не из-за его ебанутой сестры.

Вопреки ожиданию, Лео не выпроваживает тебя за дверь, не отталкивает, наоборот, он обнимает тебя, пусть и молча, но ты снова чувствуешь его силу, с которой тебе становится легче, хотя и совсем-совсем немного. Он трётся носом о твоё ухо, сжимая в объятиях ещё крепче, и вы замираете так, кажется, на целую вечность. Меняются дни, годы, века, эпохи, но вы вот так простоите тысячелетия, просто потому что ничего не изменит того, что было и есть между вами. И всё же ты чувствуешь себя расстрелянным в упор, но не убитым, а брошенным мучится в долгой и мерзкой агонии. Ты разворачиваешься к нему лицом, с лёгкостью различая даже малейшие черты его лица в темноте, и неуверенно касаешься ладошками щёк. - Лео, я не женюсь на ней. - Шепчешь еле слышно, едва заметно шевеля губами. Ты не уверен, что до него доходит смысл сказанного, ведь не только ты в шоке. - Я её не люблю. - Осекаешься, сглатывая вязкую слюну. - Я тебя люблю.

Осторожно, но резко касаешься губ своими, тебе сейчас нужно знать, что ты ему нужен.

Не открываешь губ, как в юности, невинно и беззащитно.

Только бы понял, что ты не врёшь.

+1

51

[NIC]Leo Smith[/NIC] [AVA]https://i.imgur.com/UGpuBNO.png[/AVA]

[LZ1]ЛЕО СМИТ, 18 y.o.
profession: ученик выпускного класса[/LZ1]
Ты не понимаешь, как тебе быть, когда видишь Райли. Первая мысль - подойти, обнять, сказать, что всё будет хорошо, дать понять, что произошедшее никак не изменит твоих к нему чувств. Разве сможешь ты разлюбить его лишь за то, что он такой дурак, что не подумал о последствиях, когда спал с твоей сестрой? Этого не будет даже, если он предаст тебя, причем сделает это совершенно осознанно, а не так, как сейчас. А дальше что? Встречаться украдкой, чувствуя себя предателем и не только в глазах сестры и отца, но и в собственных. Ты уверен, что Райли Ким не нужен от слова совсем. Это лишь случайный секс, подростковая блажь, которая закончилась беременностью. И вот теперь, Ким получает твоего Райли, Райли, который ей не нужен, а ты не получаешь ничего, кроме боли и бесконечного одиночества. У вас нет будущего при таком раскладе и это очевидно.
Именно поэтому ты не двигаешься с места, лишь смотришь в темноту комнаты, то и дело бросая на Райли растерянные взгляды. Ты не уверен, что способен сейчас к разговору, хотя знаешь, что мальчишка ждёт от тебя хоть слово. Медленно движется от одной двери к другой, видимо ища возможность остаться, надеясь на какую-то поддержку и, когда срывается, наконец, на крик, ты и сам не выдерживаешь. Обнимаешь и прижимаешь к себе, так и не сказав ни единого слова. Ты не хочешь обещать Райли чего-то, ты не имеешь на это права. Равновесие в этом моменте столь мизерное, почти эфемерное, что тебя хватает лишь только на объятия. Ты не стираешь слёзы с его щёк, не целуешь, не просишь остаться, лишь стоишь каменной статуей, совершенно безжизненной и холодной.
    - Лео, я не женюсь на ней. Я её не люблю. - Затаиваешь дыхание, чувствуя, как щёк касаются холодные ладони. - Я тебя люблю.
Внутри загорается и тут же гаснет, обжигая столь больно, что ты даже вздрагиваешь, ощущая это почти физически, до помутнения в глазах, до ярких сполохов под зажмуренными веками. Он лечит тебя поцелуем, касаясь губ как-то доверчиво, совсем невинно, открывая себя перед тобой такого, какой он есть под всей этой бронёй. Лечит старательно, веря, что это всё исправит, вернёт на круги своя, но вылечить ту пустоту, что ширится внутри тебя сейчас уже не возможно. Ты чувствуешь безысходность, невыносимую тоску от того, что тот, кого любишь ты, тоже любит тебя, любит, а не играет, пытаясь изучить этот мир как можно многогранней, взять от него всё и всё испробовать.
- Я люблю тебя, Райли, - твоя очередь касаться влажных от слёз щёк. - Ты не знаешь, как сильно я люблю тебя, но... - запинаешься языком о последнее слово, замолкаешь, а затем произносишь совсем тихо, - Но есть обстоятельства от которых мы зависим. Особенно я, - опускаешь руки, видя, что в глазах напротив что-то меняется, потухает медленно и неумолимо, а затем совсем гаснет. Он делает шаг назад, отводя глаза от твоего лица и тихо выскальзывает из комнаты, а ты запрещаешь себе его останавливать. Хочется бежать за ним, хочется кричать, но ты лишь стоишь посреди комнаты с опушенными плечами, совершенно потухший, безжизненный, с огромной дырой где-то в области груди. Сейчас ты не чувствуешь даже боли, ты не чувствуешь ничего.
Через какое-то время пускаешься вниз, но не для того, чтобы пойти к Райли, хотя тебе безумно хочется, а всего лишь находя забытый стакан и бутылку. Он просто летит в мусорку, а вот бутылка идет с тобой в спальню. Отец так и не приехал, а значит никто не тронет тебя минимум до завтрашнего вечера. Именно так ты думаешь, когда надираешься, хлебая неконтролируемо и быстро прямо из горла и  отрубаешься где-то у кровати, но у Ким другие планы.
Она врывается в твою комнату где-то в районе обеда и по её беспорядочным крикам, врывающимся в твою и без того гудящую голову, ты понимаешь, что она чем-то недовольна. Накрываешь ладонями растрепавшиеся на макушке кудри и с трудом садишься, облокачиваясь на кровать.
- Уходи. Я сплю, - выдавливаешь из себя не без труда и вовсе не дружелюбно.Ты не очень рад видеть её сейчас, особенно, когда она врывается к тебе столь бесцеремонно.
- Поговори с ним! Он не отвечает на мои сообщения и звонки! - Ким нависает над тобой, требуя к своей персоне внимания, а ты лишь зажмуриваешься сильнее от накатившей дурноты. Ей не нужно уточнять кого она имеет в виду, это и без лишних слов понятно. Она пытается заставить тебя влиять на плевавшего на неё Райли и от подобной наглости ты буквально выходишь из себя.
- С чего ты решила, что я буду говорить с ним? - наконец, открываешь глаза и фокусируешь взгляд на лице сестры. - Твои проблемы с Райли - твои проблемы. С отцом тоже объясняйся сама. Я больше ничьих проблем не решаю, кроме своих, - чеканишь каждое слово быстро и резко, не давай Ким опомниться. - И не смей больше врываться в мою комнату. Никогда. Ты достаточно взрослая, чтобы понимать что такое личное пространство и чувство такта. Поняла? - смотришь с не меньшим вызовом, чем она, долго, пристально, пока Ким не выскакивает из твоей комнаты, с психом захлопывая дверь, звук от которой звоном отдается в твоей голове стократно.
Ты вдруг осознаешь, что у тебя начинается совсем другая жизнь. Без любимого мальчишки и без сестры, которая всегда была для тебя самым главным в жизни.

+2

52

[AVA]https://i.imgur.com/1hbfC5N.png[/AVA]

[LZ1]РАЙЛИ ХЭТФИЛД, 17 y.o.
profession: школьник[/LZ1]

Усмехаешься едва слышно и, не заставляя себя выпроваживать, уходишь сам, чтоб больше в этот дом никогда не вернуться. Ты не придёшь ни к Ким, ни к вашему ребёнку, тем более ты больше не станешь просить для себя любви у Лео. И без дополнительного унижения ты сказал достаточно, но и это было лишним, как ты понимаешь уже позже, когда ночной ветер выдувает из тебя обиду. Верно говорят: всё, что сказано прежде "но", не имеет смысла. В целом, ты не удивишься, если весь этот спектакль с Ким и её беременностью, которая волшебным образом рассосётся в итоге, разыгран был для одного зрителя - для тебя. Лео от тебя получил то, что ему было нужно, зачем ты ему теперь, и правда, а тут такой благовидный предлог, чтоб от тебя избавиться и самому быть чистеньким. Ты не жалеешь о том, что было между вами, но жалеешь лишь о том, что доверился ему и сказал о своих истинных чувствах. Ты всегда был дураком, но до этого момента осторожным дураком с критическим взглядом на всё, что говорят тебе чужие люди. С одной стороны теперь ты больше никогда так не ошибёшься, и всё произошедшее некий левел ап твоего опыта, но с другой - что делать с чувствами к Лео, ты в душе не ебёшь.

Домой заходишь тихо, чтоб не привлекать лишнее внимание, ведь выглядишь ты скорее всего не очень, и расспросов от матери с отцом будет не избежать. В комнату ныряешь, как в спасительную капсулу, и тут же закрываешься на замок, чтоб никто не мог до тебя добраться даже при всём желании. До утра ты смотришь на темнеющий лес в отдалении и думаешь. Голову разрывает от такого количества мыслей и эмоций так сильно, что хочется бежать километр за километром, не останавливаясь и не оглядываясь, от себя, от своих чувств, от своей глупости, от всего, что внезапно появилось в твоей жизни, благодаря одной ошибке. Ты не понимаешь, как нечто подобное вообще могло случиться с тобой. Ты всегда был осторожен в отношении людей, редко ошибался, окружающие чаще оправдывали подозрения, чем опровергали, и уже незамутнённым взглядом смотря критично на произошедшее, ты понимаешь ясно, каким идиотом был. Тебя использовали и выкинули, как ненужный хлам, а ты был только рад вери в тот бред, который Лео услужливо вкладывал тебе в голову всё это время. Свою сестрёнку он тебе таки не простил, и, пожалуй, так тебе и надо.

Следующие дни превращаются для тебя в кромешный ад, наполненный сомнениями, тоской и постоянными звонками Ким. Если её беременность - пиздёж, то шутка затянулась, но больше частью этого спектакля ты быть не хочешь. Имеет ли Лео к этому отношение, знает ли он, что она от тебя не отстаёт, тебе наплевать, ты просто хочешь, чтоб это всё закончилось. Если же она не врёт, то рано или поздно вам придётся поговорить, но на данный момент ты даже краем глаза видеть её не готов. Злишься на себя за то, что был таким беспечным дураком и позволил обычному пьяному сексу с рандомной девчонкой обернуться такими серьёзными последствиями. Злишься на Лео, который использовал тебя, как и его сестрица, только вот она тебе не врала никогда, она не говорила, что любит, и не заставляла тебя ей довериться. Ты вряд ли сможешь ещё раз открыть душу перед кем-то, проще и дальше продолжать отталкивать от себя людей, не давая им шанса поступить с тобой так, как поступил Смит. Из комнаты ты не выходишь, разве что через окно ночью проветрить мозги, и то так, чтоб ни с кем не столкнуться, и до поры до времени тебе удаётся быть тенью самого себя.

- Слыш, братец, к тебе там какая-то девчонка пришла. Я сказал ей, что тебя нет, но она села на порог и сказала, что будет тебя ждать хоть до второго пришествия. - Кит как будто чувствует, что тебя донимать шутками и подколами не стоит, он будто на половину бесконечности ближе к тебе стал в этот момент. Ты не отвечаешь, а он не уходит, наоборот, садится на кровать позади тебя и смотрит тебе в спину. - Райли, - тихо обращается к тебе, когда ты не реагируешь и касается плеча как-то совершенно странно. Раньше ты не чувствовал, что ему на тебя не наплевать, наоборот, ты считал, что для Кита ты не роднее его любимой приставки или скейта, и сейчас ты не понимаешь, как реагировать. - Я же вижу, что какая-то херня тебя парит, и ещё эта девчонка зарёванная с утра пораньше. Что происходит? - Ты уверен, что доя твоего умного брата картина сложилась ещё тогда, когда он увидел Ким на пороге вашего дома, но он, как всегда, хочет услышать правду от тебя, хоть и не давит и не настаивает.

Ты не отвечаешь, тебе нечего сказать ему. О том, что эта зарёванная девчонка скоро станет матерью твоего ребёнка сказать ты боишься. Нет, ты боишься не того, что тебе дадут пиздюлей, ты боишься, что сказав, наконец-то признаешь эту правду в своей голове, мысли обретут осязаемую форму, и тебе придётся с этим жить всю оставшуюся жизнь. Больше Кит с расспросами к тебе не лезет, просто обнимает, как раньше, когда вы были совсем маленькие, и ты плакал, когда терял что-то или не получал желаемого. Разреветься ты позволяешь себе не сразу, долго держишься, сомневаясь, имеешь ли право на слёзы перед братом, но ты всё же не железный. Он не отходит от тебя до самого утра, обнимая, пока ты спишь. Наверное, это тот самый свет в конце тоннеля, тот плюс в череде минусов. Ты не уверен, что Кит снова от тебя не отдалится, как только тебе станет легче, но сейчас тебе легче от того, что брат рядом, что он с тобой, а не на очередной тусовке с Шен, которую, кстати, до удивительного не видно и не слышно.

Просыпаешься среди ночи внезапно, от звука сигнала телефона в мессенджере.

Читаешь сразу на автомате, и внутри всё резко холодеет.

И что делать, ты не знаешь.

+1

53

[NIC]Leo Smith[/NIC] [AVA]https://i.imgur.com/UGpuBNO.png[/AVA]

[LZ1]ЛЕО СМИТ, 18 y.o.
profession: ученик выпускного класса[/LZ1]

Ким больше тебя не достаёт. Сам же ты старательно её игнорируешь, не особо думая о том, как там у неё дела. Уж точно лучше, чем у тебя. И пусть вся взрослая жизнь, ответственность упали на неё разом, да, лучше так, чем чувствовать себя мёртвым внутри, как ты. Мёртвым в восемнадцать лет.
Ты почти не ешь, не пьёшь, не покидаешь свою комнату и даже отец замечает, что с тобой что-то не так, но ты не без труда увиливаешь от всех вопросов, делая вид, что у тебя всё хорошо, что просто устал, немного вымотан, только и всего. Отец не давит. лишь хлопает по плечу и уходит в свой кабинет. За это ты ему благодарен, как никогда, за это участие, за немногословность и поддержку. Ты знаешь, что этого для тебя больше никто не сделает и, пожалуй, это самое ужасное. У тебя нет того, с кем можно поделиться или просто помолчать. Райли был для тебя таким человеком. Он ушёл и у тебя ничего не осталось, кроме кучи навязчивых мыслей, раздирающих голову. Тебе сложно наедине с собой, но и как выйти в мир ты тоже не знаешь. У тебя не получится улыбаться, не выйдет быть таким, как прежде и ты слабо представляешь себе, что будет, если вдруг натолкнёшься на Райли. Как не смотреть на него так, будто он всё ещё твой? Как не подойти и не поцеловать, обозначив своё право делать это, когда вздумается? Ты готов пойти на это на глазах у всех, готов, но больше не имеешь на это морального права.
К исходу третьего дня ты звонишь тренеру и отменяешь все тренировки на ближайшую неделю. Говоришь, что заболел и это не так уж и далеко от правды, ведь ты, действительно, чувствуешь себя ужасно. Долго шаришься по всем шкафам, отыскивая то, в предвкушении чего у тебя буквально трясутся руки от нетерпения, а когда находишь, то сразу затягиваешься, падая с сигаретой на кровать и упираясь взглядом в белоснежный потолок. Ты никогда не курил всерьёз, а эту, наполовину пустую пачку забыл у тебя один парень из команды. Тогда ты бросил её куда-то совершенно уверенный, что она не понадобится тебе никогда, а теперь вытащил на свет божий, уверенный почему-то, что она чем-то поможет. Это монотонное занятие, действительно, отвлекало, хотя и  не надолго, ровно до того момента, как сигарета догорала до фильтра и тухла в стакане с недопитой колой. К утру и почти к самому концу пачки сигарет, ты почти пожалел, что отказался от тренировок. Выйти за дома нужно, а иного случая точно не представится.
Да кому ты собственно ещё нужен в этом мире, кроме своей команды?
  Усмехаешься, сползая с кровати и бросаешь себя в душ. Прохладная вода бодрит, освежает голову, хоть ты и не помнишь, когда последний раз спал. Из зеркала на тебя смотрит кто-то измученный, бледный и такой беспомощный, что самому себя становится жалко. Приглаживаешь рукой влажные кудри и так и сяк примеряешь на лицо непривычную уже улыбку. Выглядишь, как фрик какой-то, но выбора особо нет. Ведь ты не хочешь, чтобы кто-то спросил тебя, что случилось? Ответить нечего. Совершенно.
Улица встречает тебя хорошей погодой и безуспешно пытается шлифануть мерзкое настроение. Ты не поддаёшься, не особо замечая мир вокруг, людей, машины. Просто несешь свою измученную тушу вперёд, впервые за долгое время замечая, какую тяжелую сумку ты таскаешь каждый раз на тренировку. Должно быть ты сильно устал, раз отметил это. Быть может не далёк тот момент, когда ты вовсе упадёшь и не встанешь, а поднять тебя будет совсем некому. Ну и похуй. Этот мир тебе точно так же не нужен, как и ты ему. Это взаимно, а значит жаловаться не на что.
На площадке почти нет ребят, а значит ты не опоздал от слова совсем, хоть и тащился, как умирающая собака. В раздевался сразу уходишь в самый тёмный угол, падая на скамью и успокаивая сбитое дыхание. С тобой что-то не так, но признать это ты совсем не в силах. Сидишь тихо, приходя в себя постепенно и даже не начиная хотя бы стягивать кеды, как вдруг краем уха, улавливаешь имя своей сестры и сразу же выпрямляешься, подаваясь вперёд.
- Да с Ким всё было просто на самом деле. Она мне сама дала, даже уговаривать её не пришлось. Ким сама на меня вешалась, - он смеётся и ты к тому времени узнаешь обладателя этого голоса. - Не могу сказать, что я был против, фигурка у неё, что надо. И сиськи... - Парень замолкает, должно быть завидев тебя, ведь ты, наконец, обозначаешь своё присутствие, вставая во весь рост, а так тебя невозможно не заметить. Ты читаешь страх в округлившихся глазах напротив, но в этот момент тебе совершенно плевать, что один из твоих друзей трахал твою сестру. Сейчас главное, что не один Райли это делал. Ещё несколько недель назад ты навалял бы ему по полной, но сейчас ты лишь отводишь глаза и совершенно трясущимися руками хватаешься снова за свою сумку и выскакиваешь из раздевалки.
Чувствуешь себя словно бревном по голове стукнутым, растерянным и от этого стоишь посреди площадки, хватая ртом горячий воздух. Ким просто обманула тебя, сказав, что секс у неё был только с Райли и этот факт невероятно злит, но та капелька надежды, которую дал тебе этот пацан, сам того не понимая, дорогого стоит. В голове постепенно проясняется и ты безумно сожалеешь, что поверил Ким, что оттолкнул Райли, хотя вовсе и не хотел этого. Проясняется, но ненадолго, ведь взгляд твой цепляется за пару знакомых фигур, одна из которых беспощадно виснет на другой, по ту сторону поля.
- Лео, ты что, куришь? - К тебе подходят ребята, но ты едва отражаешь их, как и то, что пальцы уже рефлеторно достают сигарету и пихают её в рот. Последняя. С силой мнёшь пустую пачку, а затем разжимаешь пальцы, позволяя ей упасть к ногам. Уверен, что этот кусок бумажки, если бы имел чувства, чувствовал бы сейчас себя точно так же, как и ты. Затягиваешься, как-то отчаянно, судорожно и глубоко, лопатками подпирая ближайщую стенку, а взглядом сверля парочку напротив.
- А  что, ребят, есть сегодня вечеринка у кого-то?

+2

54

[AVA]https://i.imgur.com/1hbfC5N.png[/AVA]

[LZ1]РАЙЛИ ХЭТФИЛД, 17 y.o.
profession: школьник[/LZ1]

Кит тихо сопит в подушку, а ты, стараясь его не разбудить, берёшь одежду и максимально беззвучно выскальзываешь в коридор. Одеваешься уже внизу у двери, где ты точно никого не разбудишь, и бежишь к Ким. Ты обещал себе на пушечный выстрел не подходить к их дому, но её сообщение заставляет тебя забить на свои принципы. Кровь пульсирует в висках, и от волнения ты почти ничего не видишь, даже пару раз спотыкаешься и падаешь, но это не так страшно, как то, что ты прочитал в своём телефоне. От мысли, что хотел поставить его на мьют, но просто забыл, тело обдаёт жаром с ног до головы. В дом входишь через заднюю дверь у самой лестницы и включаешь стелс-режим, чтоб не пересечься с Лео. У его комнаты на мгновение замираешь, вопреки здравого смысла соблазн толкнуть дверь и войти слишком велик, но ты заставляешь себя пройти мимо по направлению комнаты его сестры. Из-под двери девушки едва пробивается далёкий свет, его легко не заметить, зато всхлипы и шум ты слышишь отчётливо. Ким сидит на полу в мокрой одежде, кое-где заляпанной кровью, и прижимает к груди порезанную руку.

- Ким, блять, как так! Так нельзя поступать, понимаешь? - Ты бесконечно зол на неё, а ещё тебе действительно страшно, что с вашим ребёнком может что-то случиться в угоду вот такой необдуманной глупости. Одну глупость вы уже совершили, пора бы остановиться и не совершать других. Для тебя это очевидно, но Ким шестнадцать, она беременна, одинока и напугана. Ты вовсе не уверен, что она сможет рассуждать здраво, даже если ты объяснишь максимально понятно даже идиоту. Аптечку находишь быстро, у Ким она хранится там же, где и у Лео, но доктор из тебя такой себе. Максимум, что ты можешь, это продезинфицировать её рану и перебинтовать. Благо, её решимости не хватило на что-либо серьёзное, потому что, будь вместо лезвия таблетки, ты бы и этой малой помощи оказать не смог, и последствия точно были бы непоправимыми. - Надеюсь, этого достаточно. Если кровь не остановится, поедем к врачу.

- Ты не отвечал на мои звонки и не вышел, когда я приходила к тебе. Твой брат сказал, что тебя нет, но ты точно был дома, я это знаю. - Здоровой рукой она касается твоего лица, тонкими пальчиками перебирая изрядно отросшие пряди волос. Тебе бы понравился такой жест, если бы Ким вызывала бы в тебе те особенные эмоции, от которых внутри всё замирает и трепещет одновременно. Но она не вызывает ничего, кроме раздражения сейчас. Ты прекрасно понимаешь, что не сможешь сделать с положением вещей ровным счётом ничего, потому что теперь она точно знает, как на тебя надавить, и что тебе не всё равно на её здоровье, потому что тебе, как минимум, не плевать на вашего ребёнка. И ты осознанно готов делать всё, что она захочет, лишь бы больше не бегать к ней среди ночи и не бинтовать руки, или ещё что похуже. - Я ждала тебя, ведь ты мне нужен.

- Всё это время я был тебе не нужен, а сейчас стал нужен? - Не смотришь на неё, чтоб не сорваться и не наговорить гадостей, тихий голос и беспечность в её интонациях раздражают безумно. Тебе стоит огромных усилий не послать всё нахрен и не уйти домой досыпать свой сон, но ты держишься, потому что боишься, что она снова попытается с собой что-нибудь сделать, и ты уже можешь не успеть. Ты не хочешь быть ответственным за неё, ты боишься, что Лео будет винить тебя, если с Ким случится непоправимое. И меж тем, ты не хочешь быть ручным слугой в её руках, ты не привык так жить, ты привык быть свободным в выборе, чего бы этот выбор не касался. Но, увы, больше свободы у тебя не будет, как минимум по той причине, что ты скоро станешь отцом, а это огромная ответственность, к которой ты совершенно не готов. - Не переживай, ребёнка я не брошу, но с тобой вместе быть мы не можем.

- Почему? Я тебе не нравлюсь больше? - Она округляет глаза, будто не представляет, что такое возможно, что она может не вызывать желания. Но сказать ей, что желание в тебе вызывает её брат, ты не можешь, потому благополучно молчишь, собирая разбросанные по полу медицинские принадлежности. - Я не хочу без тебя, Райли. Я не буду. - Она плачет, обнимая тебя, и, вместо очередного приступа гнева, тебе становится безумно её жаль. Не без твоего участия она оказалась в такой ситуации, и ей гораздо хуже, чем тебе. Ты можешь отказаться от неё, а она от себя отказаться не сможет. Обнимаешь в ответ, понимая, что буквально за стенкой сейчас находится Лео. Ты не должен думать о нём, даже краем сознания, но против воли ты смотришь на мокрый кафель, когда обнимаешь Ким, ведь хочешь обнимать отнюдь не её.

Злость постепенно уходит, ты успокаиваешься, понимая, что должен быть мужиком и ответить за то, что натворил. По её просьбе остаёшься на ночь, надеясь, что Лео не решит проведать сестрёнку и справиться о её здоровье. Вы не трахаетесь, у тебя вряд ли бы встал, если бы она предложила, но, на твою удачу, она не предлагает. Вы просто лежите рядом, и она засыпает быстро, в отличие от тебя. Ты так и не смыкаешь глаз до самого утра, когда Ким просыпается и коротко целует тебя, улыбаясь. - У нас сегодня тренировка. Ты со мной пойдёшь на всякий случай. - Вздыхаешь тяжело, закрывая глаза. Ясное дело, подобное в твои планы не входило. Ты прекрасно понимаешь, что на поле встретишь Лео, и тебе придётся делать вид, что вы не знакомы. Это будет сложно, ты не сможешь полностью его игнорировать, хотя, к чему пиздёж, ты хочешь его увидеть. - Не переживай, Лео там не будет, он у тренера отпросился. - Ким будто читает твои мысли. - Вечно бояться его не придётся. Я скажу папе правду, и он разрешит нам быть вместе. Лео ничего сделать не сможет, не переживай. - А вот тут она не права.

Ты максимально измотан и совершенно не настроен куда-то идти в такую рань.

Тем более, если это тренировка группы поддержки.

Тем более с Ким.

+1

55

[NIC]Leo Smith[/NIC] [AVA]https://i.imgur.com/UGpuBNO.png[/AVA]

[LZ1]ЛЕО СМИТ, 18 y.o.
profession: ученик выпускного класса[/LZ1]
Ловишь на себе его мимолетный взгляд. Пристальный, колючий, но такой быстрый, что никто, кроме тебя его точно не заметил. Даже Ким, которая старательно виснет на плечах Райли, всячески изображая счастье. Ты ей не веришь, она маленькая лгунья, которая скажет, что угодно, чтобы получить желаемое. И эта мысль больно ранит, ведь ты для Ким никогда и ничего не жалел. А она забрала у тебя самое дорогое просто из какой-то вредности.
Нервно докуриваешь, продолжая подпирать холодную стену, но так и не дожидаешься момента, когда Райли остаётся один. Тебе катастрофически нужно поговорить с ним, сказать, что он совершает ошибку, вновь сходясь с Ким, ведь ей на него плевать. Но удача сегодня не на твоей стороне, ведь его ни на минуту не оставляют одного, а все твои сообщения с просьбой поговорить, он молча игнорирует. В конце концов, ты просто психуешь и сваливаешь домой, понимая, что сейчас поговорить не получится ведь скоро вернется Ким и тогда уж точно не выпустит из поля зрения. По дороге ещё шлешь сообщения, но постепенно ловишь какое-то безразличие. Он не ответит. В этом ты уверен.
Дома падаешь в кровать и отрубаешься до самого вечера. Дом все еще тих и пуст, что очень радует, ведь застукать снова Райли и Ким вместе, просто услышать, даже не увидеть - самый большой твой страх. Этого устаканить в своей голове и пережить будет очень сложно и, возможно, станет той самой ношей, что окажется не по силам и окончательно сломает. Ты не хочешь знать будет ли у них секс, не хочешь видеть даже малейших проявлений внимания, хоть и знаешь, что они вряд ли обойдутся без этого. Кто бы смог?
На вечеринку собираешься хаотично. Тебе в целом плевать, что на себя надеть и насколько помятым и измученным будешь выглядеть. Алкоголь, которым ты планируешь залиться сгладит все, сотрет углы превратив тебя просто в одного из бухих подростков. Так проще. Этот урок ты давно выучил.
Приходишь, вливаешься в толпу, сразу стреляя сигаретку и вооружаясь стаканом с каким-то сомнительным содержимым, но все идет снова не по плану. Вряд ли удастся расслабиться в одной компании с Ким и Райли. К тому же, ты не успел основательно надраться, прежде, чем они пришли. Одно теперь понятно - сколько бы ты не выпил, их лица все равно будут маячить где-то поблизости. Уходишь в себя, глотая стакан за стаканом, смеясь все нарочито громче и непринужденнее. Райли не хочет говорить с тобой. Он не ответил ни на одно сообщение и ты просто начинаешь думать, что ему плевать. Говорил, что не любит еë, что они не будут вместе, а теперь так легко сдался, позволив себя обмануть. Отпуская Райли ты вовсе не думал о том, что они снова сойдутся и будут так старательно играть роль влюбленной парочки. Это злит тебя и от этой злости ты пьёшь все больше и к полуночи едва стоишь на ногах. Но больше всего тебя бесит Ким. Она выглядит такой беззаботной и легкомысленной, словно и не беременна вовсе неизвестно от кого, словно не чувствует себя виноватой в том, что обманула тебя и Райли. Ты едва борешься с собой, чтобы не подойти к ней и не спросить все ли у неё нормально, не мучает ли совесть, а когда  в руках у неё оказывается бутылка с пивом, все же не выдерживаешь.
- Ты вообще нормальная? - хватаешь за руку, отводя её подальше. Ким шипит в ответ, совсем не довольная пристальным вниманием с твоей стороны.
- А что такого? Делаю, что хочу? - пытается вырвать руку, но ты не отпускаешь.
- Правда? С людьми ты поступаешь так же? Делаешь с ними, что хочешь? Манипулируешь, обманываешь. Ничего не хочешь рассказать Райли? - Она округляет глаза, но ответить не успевает, а в том, что понимает о чем речь, ты практически уверен.
- Что рассказать? - голос Райли застает тебя врасплох, но лишь на пару секунд, пока он мягко не касается твоей руки, заставляя отцепиться от Ким. Ты разжимаешь пальцы без лишнего давления и повлрачиваешься лицом к мальчишке. Смолкаешь, смотришь широко-распахнутыми, понимая вдруг, как давно не видел его вот так близко. Судорожно сглатываешь, ведь от этой неожиданной близости все внутри сковывает.
- Что этот ребёнок может быть вовсе и не от тебя! Вся команда уже в курсе и, поверь, кто-то вряд ли стал бы хвастаться таким впустую понимая, что я все равно узнаю, - смотришь в глаза напротив с надеждой,  но её саму, там, в глубине голубых совсем не видишь. Тебя неприятно мутит, не только от выпитого алкоголя, но и от того холода, который ты цепляешь от этого взгляда. - Вижу, она не посвятила тебя в эти подробности, а ты обрадовался, снова в парочку с ней играешь, - ты медленно сползаешь по стенке, не понимая теряешь ли сознание или просто отрубаешься, но Райли это последнее, за что хватается твой взгляд, прежде чем потухнуть.

+2

56

[AVA]https://i.imgur.com/1hbfC5N.png[/AVA]

[LZ1]РАЙЛИ ХЭТФИЛД, 17 y.o.
profession: школьник[/LZ1]

К вечеру Ким в твоей жизни становится слишком много, и ты пользуешься возможностью хоть на минуту побыть от неё в дали. - Пойду принесу нам что-нибудь попить. - Легко целуешь её в висок, соблюдая церемониал. Тебе не противно, просто пусто. Ты ничего не чувствуешь, и тебя это максимально устраивает. Кому вообще нахрен нужны эти чувства. Ты всю жизнь жил, никого толком не воспринимая и не приближая, и всё было отлично. Планируешь и дальше жить именно так, чтоб не отвлекаться от себя, не парить мозги тем, кто этого не достоин. В обилие тусовок в конечном итоге все дома становятся на одно "лицо", и этот дом не исключение. На кухне ориентируешься довольно быстро, ты, как тебе кажется, тут уже бывал. В одном из шкафчиков берёшь новую пачку сока, два чистых стакана, лёд в морозилке тоже находится без труда, как и содовая. Бадяжишь напиток на глаз, надеясь, что выйдет не совсем дерьмово, хотя, тебе в целом ровно. Не понравится, можно вылить. Подняв стаканы над головой, протискиваешься назад к Ким и ещё на пути замечаешь, что она не одна. И ладно бы болтала с подружками, но встреча с Лео в твои планы не входит. Даже издалека заметно, что он едва держится на ногах, и градус разговора так же высок, как и градус его проспиртованности. Ты задрался его избегать, подходишь со спины, не шифруясь и довольно неожиданно выныривая из толпы танцующих тел. Краем уха слышишь обрывок разговора прежде, чем обнаружить себя для увлечённых бурным диалогом Ким и Лео. - ...не хочешь рассказать Райли?

- Что рассказать? - Врываешься в разговор неожиданно между строчек. Ничего страшного, тебя он тоже касается, раз Лео снова приплетает твоё имя. Не может успокоиться, видимо, мало было того, что он воспользовался тобой и выкинул, он продолжает терроризировать тебя через свою сестру. Начинаешь закипать, но руку его с её предплечья убираешь нарочито аккуратно. Ты не хочешь его касаться, знаешь, что это лишнее, но всё же как обычно делаешь то, что не должен. Он смотрит на тебя пьяно, собирая слова рвано-невнятные в осознанные предложения не без труда. - Что этот ребёнок может быть вовсе и не от тебя! Вся команда уже в курсе и, поверь, кто-то вряд ли стал бы хвастаться таким впустую понимая, что я все равно узнаю. - Замираешь, обдумывая. Ты бы хотел, чтоб его слова оказались правдой, но, скорее всего, Лео просто стало скучно без своей игрушки, и это новый виток квеста в реальности, играть в который тебе совершенно не хочется. Ты прекрасно помнишь, чем обернулся для тебя момент знакомства с Лео, и, если бы ты был немного умнее, он бы стал днём вашей последней встречи. Но ты уверен, что вряд ли в команде есть те парни, которые его боятся. Ты видел каждого из них на поле, они мало чем уступают Лео в силе, так что это заявление не аргумент. Хотя для его пьяного мозга может и аргумент. - Вижу, она не посвятила тебя в эти подробности, а ты обрадовался, снова в парочку с ней играешь.

Сжимаешь стаканы с силой, готовясь высказать ему всё, что думаешь, но он вырубается раньше, чем ты успеваешь открыть рот. Наверное, оно и к лучшему. Меньше слов - меньше причин сношать себе мозги. Ким смотрит то на отключевшегося брата, то на тебя с явным испугом, и ты затыкаешь её прежде, чем она начнёт оправдываться. - Не нужно ничего говорить. - Ты довольно резок, но тебе всё равно. Ставишь стаканы на ближайший стол и забираешь у Ким свою куртку, которую накинул ей на плечи, когда на улице слегка похолодало. - Знаешь, это твой брат, ты с ним и разбирайся. А если соберёшься резать вены, похлопай его по роже, пусть он тебя спасает на этот раз. - Злость забирает тебя максимально, и ты сваливаешь с этой треклятой вечеринки, подальше от треклятой семейки Смитов, каждый из членов которой уже совершенно точно не одупляет где реальность, а где бред их ебанутой фантазии. Ты устал и морально закончился, чтоб разбираться со всем этим дерьмом. К счастью, Ким выбирает остаться с Лео и не бежит за тобой, и ты наконец-то остаёшься один посреди толпы. На тебя смотрят ничего не понимающие друзья и совершенно незнакомые люди, но тебе на это всё глубоко плевать. Ты не знаешь, говорил ли Лео правду, тебе наплевать и на это.

С момента той вечеринки, на которой ты трахнул Ким, хотя точнее она тебя, произошло столько всего, что можно насобирать на вторую жизнь, и ты один больше не можешь вывозить всё это. Тебе бы поговорить с Китом, но ты не знаешь, как начать разговор, тем более, что говорить. Потому выбираешь в собеседники бутылку, которую прихватил с кухни, когда делал напитки для себя и Ким. Ей нельзя пить, но тебе-то можно, а сейчас сама Вселенная направляет тебя по единственному возможному пути, который приведёт тебя ко сну. Мозг горит огнём негодования, и ты вряд ли на трезвые щи сможешь отрешиться от реальности. Хлебаешь из горла водку, как воду, и тебя начинает тошнить ровно сразу же. Ладошкой закрываешь рот, не без труда приводя себя в более-менее удобоваримое состояние, и двигаешь к дому, периодически прикладываясь к бутылке. К моменту, когда ты всё же добираешься до кровати, твоё состояние едва ли лучше, чем у Лео, когда он припёрся подиаложить с Ким. Голова отключается мгновенно, и следущее, что ты помнишь, это утро в обнимку с унитазом.

Тебе невероятно хреново от каждого вздоха, и ты мало что помнишь даже из трезвой части вечера.

Но одно ты помнишь очень хорошо, эта мысль максимально врезалась в мозг.

И это не главное, о чём ты должен помнить.

+1

57

[NIC]Leo Smith[/NIC] [AVA]https://i.imgur.com/UGpuBNO.png[/AVA]

[LZ1]ЛЕО СМИТ, 18 y.o.
profession: ученик выпускного класса[/LZ1]

Первое, что ты чувствуешь ещё до того, как открываешь глаза - боль. Болит не только голова, но и все твое тело, словно по тебе проехались, причем пару раз - туда и обратно. Глаза разлепляешь не без труда, но тут же зажмуриваешься вновь, ведь солнечный свет, немедленно проникающий сквозь приоткрытые веки, бьет по чувствительному нещадно.
- Лео? - ты слишишь голос сестры поблизости, где-то у изголовья и желания повторять финт с глазами окончательно пропадает. - Ты два дня спал. Я думала, что ты уже не проснёшься. Приходил врач и папа...
- Ким, где Райли? - вклиниваешься нетерпеливо в поток слов.
- Он бросил тебя ровно там, где ты валялся и все равно Райли первое, что тебя интересует,  - ты не видишь, но точно знаешь, как она дует губы, показывая обиду. - Он и меня там бросил, на той вечеринке, а мне еще нужно было как-то тебя до дому дотащить. Это я ухаживала два дня за тобой и ни одного слова, кроме "Райли". Забудь о нём, что ты убиваешься. Знаешь ещё сколько у тебя...
- Что? - распахиваешь глаза, забывая о боли и прочих условностях, в шоке от услышанного. - Сколько у меня еще таких будет?
Ким смотрит на тебя округлившимися глазами, понимая, что ее вечная излишняя болтливость сыграла с ней злую шутку. Она выдала то, что не собиралась говорить. Конечно, разве стоит упоминать о том, что ты пыталась разрушить отношения родного брата?
- Ты... - Договорить не успеваешь, потому что замечаешь фигуру отца в дверном проёме. - Пап, она беременна. И она не знает от кого, - добавляешь на всякий случай, потому что боишься, что она сходу начнет приплетать к своему пузу Райли. Ты видишь как меняется в лице отец, как бледнеет, присаживаясь на кончик твоей кровати. Все кончено. Карты раскрыты. Отворачиваешься от них обоих и даже не замечаешь  в какой момент комната становится пуста. Лишь слышишь тихий голос отца и рыдания Ким. Жалко ли тебе её? Нисколько.
Из кровати вылезаешь лишь на следующее утро и потому что услышал, как отец говорит Ким собираться в больницу. Если это касается ребёнка, то напрямую тебя самого и не только потому что возможным отцом является Райли, но и потому что он твой племянник. К тому же, теперь ты вовсе не уверен, что беременность вообще существует, ведь Ким итак зашла в своей лжи очень далеко, когда заявила, что Райли на что процентов его отец. Ты не понимаешь откуда она узнала о ваших отношениях, но это должно быть закусило её достаточно сильно, настолько, что она влезла и все испортила.
В больнице ты нервно бегаешь из угла в угол, пока Ким зависает в кабинете врача. Окружающие должно быть приняли тебя за папочку иначе как объяснить их любопытно-осуждающие взгляды ты не знаешь. Ты почти в голосину ржать готов от одной только мысли об этом. Ведь реальному папочке этого ребёнка ты сильно не завидуешь, как и любому мужику в окружении Ким.
- Ну что там? Как? - Выхватываешь бумажку с результатами УЗИ из пальцев сестры и вчитываешься, хоть она и против, настолько что с шиперием прыгает вокруг, пытаясь выбить бумагу. -Две недели? - Переводишь глаза полные негодования на сестру. Ей явно было что скрывать. - Тот единственный раз, что у Вас было с Райли был больше месяца назад, - тычешь ей прямо в лицо содержимым бумажки, чувствуя как злость ищет выход наружу.
- С чего ты взял, что единственный? - Тут же встревает Ким. - Мы и потом...
- Я знаю, - понижаешь тон, ведь вы все таки находитесь в больнице, но это вовсе не предвещает ничего ничего хорошего. - Я прекрасно знаю это. Сейчас хоть не ври. Зачем тебе все это?
Тебя бесит, что Ким не может остановиться в своей лжи, что даже сейчас, когда её разоблачили, продолжает обманывать. На что она надеется? Ты отлично знаешь, что больше с Ким у них ничего не было. Райли было не до неё потом, Райли был твоим, был в твоей постели и в твоем сердце.
- Я люблю его, хотя это тебе сложно понять, - впихиваешь ей в руки обратно измятую порядочно бумажку. - Ты даже меня не любишь, хотя я твоя семья, я твой брат. А я люблю тебя, я Райли из-за тебя оставил, чтобы не делать больно, а ты мне даже правды сказать не можешь. - Ты не знаешь, как говорить с ней, чтобы она поняла и услышала. Доля твоей вины в том, что она выросла такой законченной эгоисткой есть. Ты слишком её баловал и любил. Но Райли из-за неё ты отталкивать не должен был и это то, что беспокоит больше всего.
Отец с интересом наблюдает за вашим разговором, но молчит. Тебе больше лично скрывать нечего, на все уже плевать, ты просто хочешь поехать к Райли. Отец высаживает тебя на ближайщем к его дому перекрёстке и везёт Ким домой, ты же буквально бежишь по знакомому маршруту.
- Привет. Райли дома? - выпаливаешь запыхавшись прямо в лицу Киту.
- Допустим, но... - ты не в состоянии дослушать то, что он готов тебе объяснить и какие причины назвать, чтобы не пускать в дом, поэтому просто отодвигаешь худенькую фигурку в сторону и проскальзываешь внутрь. - Слыш! - Доносится в твою спину, когда ты уже на лестнице, но это вряд ли способно остановить, как и ничто другое в этом мире.
- Райли, - проскальзываешь в дверь и сразу находишь мальчишку глазами. Он лежит на кровати прямо в одежде и кедах, пялясь в экран телефона и не то чтобы сильно рад тебе, кажется. - Это не твой ребёнок, слышишь. Она все это придумала, потому что узнала что мы вместе.

+2

58

[AVA]https://i.imgur.com/1hbfC5N.png[/AVA]

[LZ1]РАЙЛИ ХЭТФИЛД, 17 y.o.
profession: школьник[/LZ1]

На утро от выпитого безумно тошнит, а голова похожа на огромный металлический колокол, отдающий звоном в ушах при каждом, даже малейшем, движении. Кит принёс ведро, но, благо, оно тебе не понадобилось. До ванной доходишь на своих двоих, хотя и не без труда и помощи стен. Душ не помогает, ни холодный, ни горячий. Скорее всего, не помогут и таблетки, которыми закидываешься в тщетной попытке сделать из себя человека. В зеркало смотришь, не воспринимая себя тем человеком, который смотрит на тебя с гладкой поверхности стекла. Лицо осунулось, под глазами залегли чёрные круги, покусанные губы опухли, в общем и целом выглядишь ты паршиво. К счастью, нет никакой весомой необходимости покидать комнату и попадаться кому-либо на глаза. Есть ты не хочешь, дел у тебя нет. Можно втыкать в Ютуб или Нетфликс до самой ночи, пока не вырубишься и провалишься в целебный сон. Завтра тебе точно будет лучше, возможно, ты даже зарулишь к Люку. Вы не виделись очень давно, и ты успел соскучиться по этому чертиле, хотя и понял этот только сейчас. Но сегодня какие-либо развлечения точно мимо кассы, тебе до кровати из соседнего помещения донести себя сложно, что уж говорить о каких-то встречах.

Натягиваешь первые попавшиеся чистые штаны и идёшь в комнату, по пути цепляя окно и впуская в комнату тёплый воздух, приятно пахнущий розами из маминого полисадника. Ты не знаешь, заметила ли она разорение, но по крайней мере, тебе никто и ничего пока не предъявил. Тянешь носом приятный аромат цветов, от него тебя не тошнит, наоборот, ты чувствуешь расслабление, ловишь дзен. Так же пахло, когда Лео перетоптал несчастные растения, залезая к тебе в окно. В тот момент ты был счастлив, и пусть сейчас это вовсе не так, произошедшего забрать у тебя не может никто. Ты долго лежишь с закрытыми глазами, не замечая, как небытие тихонько забирает тебя. До утра ты не просыпаешься, не видишь ты и снов, лишь пару раз выныривает в реальность, ощущая на свободных от одежды участках тела зябкий холод. На утро ты находишь себя полностью закутанного в плед, видимо, в какой-то момент ты сдался и выбрал тепло. Как ты надеялся, после трезвой ночи тело больше не пытается выплюнуть душу наружу, и ты чувствуешь себя вполне себе бодро. На часах девять утра, домашние, скорее всего, ещё спят, выходной ведь на дворе, а тебе уже не хочется торчать в кровати. Вниз спускаешься тихо, стараясь не шуметь, чтоб никого не разбудить. Тебе нравится эта тишина и отсутствие привычного движа, свойственного вашему дому, и ты планируешь наслаждаться ей как можно дольше.

Завариваешь кофе, берёшь пару бутербродов и располагаешься в кресле у окна в гостиной. Солнце чиллит с другой стороны дома, а здесь вполне комфортно и уютно.Делаешь пару глотков и набираешь голосовое Люку, как проснётся, послушает, но твой телефон отзывается почти мгновенно согласием осилить пару потных каток ближе к вечеру. А это значит, что у тебя впереди целый день, который ты потратишь на максимальную лень. Идти никуда не хочется, тем более ты впервые за долгое время чувствуешь себя удобоваримо даже морально, не только физически, и бежать от себя больше не нужно. - Доброе утро, Райли. - Голос Шен выводит тебя из твоих мыслей, за которыми ты благополучно не замечешь появление одного из твоих братьев. - Привет. - Отвечаешь, слегка улыбаясь. Это утро по истине какое-то особенное, ведь тебя не тянет нахамить Шен и изгадить ему настроение до самого вечера. Есть и есть, тебе ровно, тем более, что он забирает молоко и печенье и быстро ретируется к себе. Ты тоже долго не задерживаешься, и по возвращении в комнату переодеваешься в более привычную для себя одежду, нежели домашняя. До обеда ты валяешься на кровати, с переменным успехом переключаясь между роликам на Ютубе и новым сезоном "Ходячих мертвецов". Из-за наушников ты едва слышишь, но внизу что-то происходит. Наверное, к Киту пришёл приятель или та страшная подружка решила посетить Шен, чтоб поснимать в Тик-Ток какую-нибудь полубабскую хрень, и ты не реагируешь на шум ровно до того, как шаги бегом не приближаются к твоей двери и на пороге не возникает Лео. - Райли! - Он ждёт, пока ты снимешь наушники, пытаясь параллельно отдышаться. Меньше надо курить, такие дела. - Это не твой ребёнок, слышишь. Она все это придумала, потому что узнала что мы вместе.

- Думаешь, я радостно брошусь в твои объятия? Смешно, обоссаться. - Ты не смеёшься, совсем. Твоё настроение меняется резко, будто кто-то переключил тумблер, и всё внутри перегорело. Единственное, что ты чувствуешь сейчас по части Лео, можно описать только словом - злость. Как у него всё легко и просто. Вот только если бы ты его бросил в такой ситуации, он вряд ли простил бы тебя по щелчку пальцев. Ты вот прощать не хочешь, да даже не то что прощать, как теперь верить ему. Ты, как оказалось, и на секунду не знаешь человека, которого, как тебе казалось, ты любил. - Ты бросил меня при первой же удобной возможности и считаешь, что мне не плевать, мой это ребёнок или нет? Когда ты был мне нужен, тебя не было рядом. Ты тусил, ходил на тренировки, пил, как не в себя, в то время, как я бегал к твоей тупой сестрице ночами, чтоб она не словила ебанину и не навредила себе и ребёнку. Что смотришь? Не знал, что она на голову больная, или просто замечать не хотел? - Ты выливаешь на него всё, что в твоей душе хранилось всё это время. Тебе безумно больно, но меж тем, становится гораздо проще от этого, да и, что греха таить, от новости, что папашей ты не станешь тебя тоже поотпустило. Ты понимаешь, что он пришёл первым, но сколько раз он уже так приходил, сколько лапши тебе навешал на уши, и сколько боли в итоге причинил. Идиотом ты больше не будешь, не в этой жизни. - Правда, найди себе другую дырку, бро, у тебя это получится без лишних усилий, а я пас.

Отворачиваешься от двери и утыкаешься в телефон невидящим взглядом.

Ты ждёшь, когда он уйдёт, чтоб позволить себе слабость.

Ждёшь, ждёшь, ждёшь...

+1

59

[NIC]Leo Smith[/NIC] [AVA]https://i.imgur.com/UGpuBNO.png[/AVA]

[LZ1]ЛЕО СМИТ, 18 y.o.
profession: ученик выпускного класса[/LZ1]

- Думаешь, я радостно брошусь в твои объятия? Смешно, обоссаться. - Идя сюда, ты полагал, что всё не будет так уж просто, но подобного вовсе не ожидал. Райли зол не на шутку и ты не знаешь, как успокоить его, какие слова найти. Как вообще попытаться выдавить из себя хоть слово в оправдание, когда у него для тебя куча обидных слов, которые он выплевывает быстро, наверное, от того, что держал в себе так долго. - Ты бросил меня при первой же удобной возможности и считаешь, что мне не плевать, мой это ребёнок или нет? Когда ты был мне нужен, тебя не было рядом. Ты тусил, ходил на тренировки, пил, как не в себя, в то время, как я бегал к твоей тупой сестрице ночами, чтоб она не словила ебанину и не навредила себе и ребёнку. Что смотришь? Не знал, что она на голову больная, или просто замечать не хотел? - Ты не мог и предполагать, что Райли был с Ким потому, что боялся, что у неё сорвет купол и она что-то натворит. Вряд ли он дошёл до этого своим умом, скорее всего твоя сестра присела ему на уши и наговорила всякого, угрожала быть может. Тебя бы это ничуть не удивило, ты узнал о способностях сестры слишком много за последнее время.
Он был с ней вовсе не потому что хотел, не потому что так было удобно, а потому что Ким его заставила.
От этой мысли у тебя сжимается всё внутри, ведь ты помнишь, как больно было тогда, когда ты видел их вместе, хотя сейчас, когда пришло осознание того, каким дураком ты был, тебе ничуть не лучше. С чего ты вообще решил хоть на секунду, что Ким нужна ему, после всего того, что между вами было? Хотя, с другой стороны, что тебе было тогда думать?
- Правда, найди себе другую дырку, бро, у тебя это получится без лишних усилий, а я пас, - он отворачивается, а ты вместо того, чтобы уйти просто сползаешь по стене на пол, совершенно оглушённый. Он же не всерьёз прогоняет тебя сейчас? Он же не думает, что ты просто выкинул его с радостью, а потом пошёл наслаждаться жизнью? Тебе обидно слышать такое, но в тоже время, ты понимаешь, что заслужил подобное. Ты прекрасно помнишь, что сказал Райли тогда, в ваш последний вечер. Толком не объяснил ему ничего, кроме каких-то расплывчатых обстоятельств, о которых упомянул лишь вскользь, так что не удивительно, что он истолковал всё по своему, как и ты возобновления его отношений с твоей сестрой.
Сидишь долго, без единого слова и движения. Тебе трудно начать говорить, ведь ты вовсе не уверен, что это поможет. Если у Райли перегорели все чувства, то никакие слова не сыграют роли, но ты всё же чувствуешь необходимость их высказать. Ты итак никогда не простишь себя, что между вами с Райли всё закончилось именно так, а нести моральную ответственность перед самим собой за то, что ещё и ничего не попытался исправить, ты вовсе не хочешь.
- Если ты думаешь, что мне было все эти дни легко и хорошо, если думаешь, что я наслаждался жизнью, то ты ошибаешься, - произносишь глухо, тихо  и сам как-то не узнаешь свой голос. - Та единственная попытка в тренировку, чтобы просто не сойти дома с ума от одиночества и мыслей, закончилась ровно тогда, когда я услышал, как один из моих друзей, хвастается какая Ким шлюшка - это принесло мне удовольствие? Или видеть вас с Ким вместе после этого и на вечеринке? Нет, я не мог знать, что она тебя шантажирует. Или то, что я не спал несколько дней, потому что скучал по тебе и не мог смириться с тем, что тебя больше нет рядом? Я никогда не курил, Райли, а тут просто не мог остановиться, это нужно было нужно мне так сильно, как некая попытка замещения тебя. Алкоголь в таких количествах я использовал ровно для того же, я не вижу смысла напиваться так для удовольствия. Это всё я говорю вовсе не для того, чтобы ты пожалел меня, уверен, что жалеть не станешь, а лишь для понимания, что мне тоже было тяжело все эти дни, - поднимаешься с пола и подходишь к кровати, упираясь в спину мальчишки взглядом. - Я оттолкнул тебя не потому что это облегчило мне жизнь, а потому что не видел другого выбора. Она моя сестра, понимаешь? Какая бы она не была, как бы не портила мне жизнь, но я люблю её и не хотел сделать больно, узнай она, что я встречаюсь с тем парнем от которого у неё будет ребенок. Как смог бы жить я со всем этим? Мы встречались бы тайком, на что были бы похожи эти отношения? Я пожалел её, пожалел нашего отца и тебя самого, потому что узнай обо всем этом Ким пришлось бы не сладко. Я не знаю, чем бы кончилось всё это, будь она нормальной, не продумай Ким всё наперёд. А ведь она меня не пожалела, - усмехаешься горько и замолкаешь на несколько мгновений, ощущая полную беспомощность. - Я никогда и никого не любил, Райли. Никого, кроме тебя. Ты не представляешь, как сложно было мне отпустить тебя в тот вечер. Как сильно я хотел бежать за тобой тогда, как сильно хотел прийти уже на следующий день и умолять вернуться. Но потом ты вернулся к Ким и я не понимал, что происходит, ведь ты говорил, что не будешь с ней, - присаживаешься на кончик кровати, как раз в тот момент, когда Райли вдруг поворачивается к тебе лицом. В твоих глазах слёзы, в его тоже, а значит ему в этот момент так же больно, как и тебе. - Хочешь, чтобы я ушёл?
Ты готов, если он попросит снова. Но это вовсе не значит, что готов отпустить.

+2

60

[AVA]https://i.imgur.com/1hbfC5N.png[/AVA]

[LZ1]РАЙЛИ ХЭТФИЛД, 17 y.o.
profession: школьник[/LZ1]

У всего должен быть смысл, но у того, что происходит с твоей жизнью последний месяц, смысла нет ровно никакого, как и в том, что Лео не уходит, когда ты просишь его об этом. Естественно, ему же всё равно, что ты скажешь, ведь у него свой сценарий развития событий, свой театр одного актёра, в котором ты - лишь массовка для антуража, катализатор сюжета, а не равноправное звено, желания которого тоже имеют значение. Он долго молчит, ты даже успеваешь привыкнуть к тишине, и начинает казаться, что он всё же понял тебя, но нет. Голос за спиной заставляет вздрогнуть и поёжиться. Ты не хочешь слушать, но слушаешь против воли, и где-то между злостью и обидой сквозит непонимание, как решение о расставании можно было принимать, не спросив тебя. Если то, что он говорит, конечно, правда. Лучше вообще начинать именно с этого, было ли хоть слово правды в том, что было между вами. Верится с трудом, ведь ты не понимаешь, как можно бросить того, кого любишь, тем более после того, как он говорит тебе об этом, находясь в сложнейшей ситуации, способной изуродовать всю жизнь. Ты сказал ему, что не будешь с Ким, и если бы Лео тебя не бросил, то ты бы и не был. Не случилось бы того марлезонского балета в ванной, не было бы показательных выходов в свет вместе, не было бы так обидно и больно понимать, что впервые решив довериться, ты доверился не тому.

Но в этот раз ты не будешь таким доверчивым, ты не будешь больше хавать тот бред о возвышенном, потому что брехня это всё. От начала и до конца. Ты чувствуешь, как прогинается кровать под весом его тела, как близко он от тебя, и как эта близость влияет на тебя. Резко разворачиваешься, и на некоторое время замираешь, сжимая скулы. Ты не замечаешь сразу, что плачешь, это происходит против воли, а когда замечаешь, то уже поздно пытаться что-то скрывать. - Ты никого кроме себя не любишь, Лео. - Слёзы душат тебя, разрывая слова на рваных вдохах. Ты смотришь на него, и не можешь понять, что в голове у человека, но это не любовь, точно. Ему весело с тобой играть, когда чем-то другим заняться не получается. Но тебе вообще не весело, твою душу корёжит от боли, которую ты не испытывал никогда раньше. Даже когда он сломал тебе ребро, чуть не отправив к праотцам, было проще. - Если бы ты любил меня, то не оставил бы. А теперь, да, избавь меня от своего общества, я хочу побыть один. - Отворачиваешься, вытирая рукавом слёзы, слегка вздрагивая на каждом вздохе. Ты бы так хотел верить Лео, больше всего на свете ты бы хотел, чтоб всё было, как раньше, но ты не веришь ему больше, не веришь словам, потому что поступки от сказанного отличаются, как небо и земля. Ты надеешься, что он уйдёт, ждёшь звука закрывающейся двери, но Лео по-прежнему сидит рядом и, скорее всего, смотрит тебе в спину, и тебя это напрягает. - Ладно, если ты уйти не в состоянии, то уйду я.

Вскакиваешь резко, что темнеет в глазах, но тебе всё равно. Даже если упадёшь, то встанешь и попробуешь уйти снова, потому что оставаться в комнате в его обществе ты больше не можешь. Ему нравится издеваться над тобой, но у тебя уже нет сил. Тебе кажется, что ещё слово, и ты сойдёшь с ума. По пути вниз хватаешь скейт Кита и выскакиваешь из дома. Куда идти, ты без понятия, главное, чтоб подальше. Если бы ты мог сбежать на другую планету. Встречу с Люком отменяешь, сообщая, что мать заставила тебя помогать с цветами, которые ты испортил, когда пьяный не с первого раза влез в окно. Естественно, ты безбожно врёшь, и ложь эта претит тебе, но не говорить же ему правду. Люк крутой чувак, и ты доверяешь ему на все сто, но сейчас ты не готов ни с кем обсуждать то, что происходит в твоей жизни. И эта изоляция держит тебя в напряжении, тебе нужно поговорить, но одновременно с этим язык деревенеет, и ты слова сказать не можешь. С Китом ты пытался поговорить, но вышло только обнять его и надеяться, что брат поймёт тебя без слов. Даже с годами ты так и не научился открываться, тебе проще пережить в себе и рассказать постфактум, когда ситуация уже не трогает, и просто отпустить всё окончательно, чтоб не хранить лишний груз на полках воспоминаний.

День ты проводишь в противоположной части города, где тебя точно никто не знает, и где ты точно застрахован от случайных встреч. Было бы намного лучше, если бы всё шло по изначальному плану, потому что несколько потных каток с Люком лучше, чем ещё один одинокий день, проведённый под флагом нарушения эмоциональной стабильности, но что имеем. Возвращаешься далеко заполночь, в доме уже погашены все окна, внутри тишина, и лишь часы на стене мерно отмеряют торопливые секунды. Дверь в твою комнату заперта, и то, что ты видишь, медленно открывая её, чтоб не шуметь, заставляет тебя отшатнуться и шумно выдохнуть. - Райли... - Он встаёт с твоей кровати и делает несколько шагов по направлению в твою сторону. Выставляешь вперёд руки, чтоб он не думал тебя касаться, и закатываешь глаза, ловя очередной приступ злобы на Лео. Всё происходящее реально начинает напрягать, ведь что бы ты не делал и о чём бы не просил, переиначивается, приобретая совершено противоположный итог. - Да отъебись ты от меня уже в конце концов! В вашей семейке все голову ебанутые или вы с Ким особенные? - Повышаешь голос ощутимо, выплёвывая слова со злостью ему в лицо. Тебе всё равно, что все уже спят, что ты можешь потревожить маму с отцом, которому утром на работу, ты вообще не видишь ничего и никого, только Лео, стоящего напротив тебя в твоей комнате. - Я просил тебя уйти. Что в моих словах было не ясно, а?

Ты хочешь, чтоб он ушёл, но сердце в его присутствии по-прежнему делает ебоньк.

Такое глупое, совершенно безмозглое.

Как и ты.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » Mы нa кpacнoй aкулe нecёмcя cквoзь миллeниум


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно