внешностивакансиихочу к вамfaqправилакого спросить?вктелеграм
лучший пост:
северина дюмортье
считать падение невесомых звезд и собственные тяжелые. собственные — они впитывались в тебя сладострастным искушением, смертельным ядом; падения собственного духа... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 23°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
eva

[telegram: pratoria]
siri

[telegram: mashizinga]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » Ready or Not


Ready or Not

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Квартира Элли-Мэй | 31 августа | около восьми вечера

Финчер&Уорнос
https://media.giphy.com/media/11d11t7w8xjE9W/giphy.gif

Ей стоило понимать, что это ничем хорошим не закончится. Пока она потеряла пару зубов, целостность носа и возможность жить там, где привыкла. Какая следующая ставка?

Отредактировано Aileen-May Wuornos (2021-03-14 00:27:36)

+1

2

Флетчер открыл дверь и зашел внутрь квартиры Элли Уорнос. Незнакомый дух и запахи ударили в нос.  Ранее здесь бывал его подельник, Сид, он и раздобыл ключ. Они все здесь проверили, и, скорее всего, не только они. Ничего не нашли, но теперь это было не важно. Важно, что огромная волна из грязных тайн скоро потопит Пламера окончательно. Уорнос слила информацию на таможенника, с которым планировал работать Пламер. Таможенник вроде бы с удовольствием брал взятки и активно наживался на своей должности. Черт возьми, как же подмывало Тома набрать номер, назначить встречу и решить проблему узкого горлышка на таможне. Им приходилось подстраиваться под нужного человека, под нужное время, под единственное судно. И, казалось, что эта склеенная на соплях конструкция даст трещину. А тут такой подарок. Смущало, что подарки ему точно не полагались. Мать Флетчеру с детства рассказывала, что подарки причитаются только хорошим людям. Ему подобная шкура при всем желании не по плечу, поэтому за таможенником решили следить. Так они вышли на якобы несовершеннолетнюю любовницу Пламера, которую его «друг» забрал разок после школы и отвез по известному адресу. Сид решил поболтать с девчонкой, передавил, и она окончательно закрылась, так ничего и не сказав. Вроде единственная нитка оборвалась, но потом девушка внезапно исповедалась в соцсетях, и дело набрало оборот даже без их помощи.

План был найти хоть чего-нибудь и поднять поднять волну дерьма, но волна дерьма поднялась сама с собой. Работу сделали какие-то блогеры, СМИ, хештеги и абсолютно левые проходимцы, которые решили раскрутиться на инфоповоде. Оказалось, Пламер был любителем рабочих интрижек и активно пользовался служебным положением. Подтянусь все: и обиженые, и псевдобиженные, и даже жена Пламера разоткровенничалась на третьесортном ток-шоу. Решила оттяпать состояние напоследок. Их компания тем временем прошерстила дела католического прихода под покровительством Пламера, скинув все подозрительное в общий котел. Прямых доказательств не было, но поднять слухи вышло. Насилие оказалось популярным брендом, харассмент - горячей темой, а несовершеннолетние - приговором и черной меткой. В такой скандал вписывались представители любого движения, и репутацию Пламера будто стая падальщиков растерзала. Шайка Флетчера только успевала кидать стервятникам новые куски свежей плоти. Их самих порядком тошнило от грязи, в которой они копались, но выбора не было. Смешно, что Флетчер как-то ляпнул про педофилию, когда узнал про католические замашки. Кто бы мог подумать.

Похоже, Пламер хотел играючи убрать мелкую досадную проблему в виде Флетчера за взяточничество через своего друга на таможне. Он вряд ли переживал или всерьез оценивал соперника. А теперь его имя превращалось в испускающий миазмы труп, семья под шумок покидала Калифорнию. Сам Пламер пошел под суд и дожидался процесса. Обвинению нужен был свидетель, кто-то из обслуги, из дома. Том знал, кто. Он прямо сейчас находился в ее квартире. Уорнос скоро должна появиться здесь. Томас зашел в комнату, отмечая скромность обстановки. Не сказать, что дело ему привычное. Обычно он не вламывается в чужое жилье. Но именно ему важно поговорить с ней. У него в руках самая обычная канцелярская папка, которая может как превратить жизнь Элли в ад, так и существенно ее облегчить.
Парни сидели в машине снаружи, за квартал от дома. Он перешагнул через детскую игрушку, оглядывая полки. Когда в замке повернулся ключ, он держал в руках фото дочери Уорнос. Кажется, она положила жизнь на ребенка. Ему даже в коридор выходить не надо, квартира настолько тесная, что Элли видит его посреди зала, стоит немного зайти внутрь.

- Присядь, - говорит ей Том и ставит фотографию обратно. - Знаешь, зачем я здесь? - они не виделись с тех пор, как Уорнос слила ложную информацию. Она наверняка слышала про суд, но возможно решит, что Флетчер явился к ней в качестве палача. Что кажется полной глупостью, но Уорнос ужасно пуглива.

Отредактировано Thomas Fletcher (2021-03-20 17:01:08)

+1

3

Все, что она хотела - это чтобы ее оставили в покое.

Элли знает, как никто другой - у мужского внимания дорогая цена. Вся ее кожа, начиная от мягкого свода ключиц (только свитера и водолазки с высоким горлом, никаких отложных воротничков или, тем более, вырезов, все время как в оковах, все время будто задыхается), заканчивая ступнями (спички, засунутые между пальцев и зажженные, пылающая штанина из дешевой синтетики, может, было бы лучше, не сбей она пламя в ту ночь, сгори заживо - пусть ее нелепая попытка самоубийства и положила конец ночным визитам Дерека) покрыта напоминаниями об этом.

Часть из этих воспоминаний - слова, что вырезаны на левом бедре, на ягодице, на тощеватой голени - она сохранила для себя сама. Только какое это имеет значение? Это ее прошлое, от него не уйти, и теперь ей нужно действовать так, чтобы никто никогда не мог причинить ей вреда. Это сложнее, чем можно представить, увы, люди никогда не жалеют тех, кто слабее их и кто не может постоять сам за себя, они не упустят шанса воспользоваться преимуществом. Флетчер же знал, не мог не знать  - Пламер опасен. Но какое ему до этого дело, когда речь идет не об его жизни и не об его безопасности, а о какой-то там жалкой горничной? Ему было совершенно плевать на то, чем эта история закончится для нее. В общем-то оно логично, почему его должна волновать жизнь другого человека?

Но вот ей тоже нужно думать о себе - вернее, о Шарлотте; а так как она беспомощна и беззащитна, то это повод и о себе беспокоиться. Этакая уловка, слабое оправдание, чтобы позволить себе, чтобы себе разрешить делать хоть что-то для себя. Это она не о себе заботиться, это все ради Шарлотты, чтобы завтра можно было заработать ей поесть, чтобы послезавтра были деньги оплатить балетную школу…

Но какое дело до этого человеку вроде Флетчера? Она для него - что-то вроде швабры, пылесоса или половой тряпки. Инструмент, который используется для неких целей, а если он и испортится в процессе, то ничего страшного в этом нет, всегда можно выкинуть да заменить другим.

Но ведь Элли человек. Она живая, правда.

Пламер заявился к ней на следующий же день - не он, вернее, а его люди, и только потом он. Началось все очень уж очевидно: сломанный нос, второй хук слева - это она лишилась двух зубов. Сейчас обводит языком зияющие отверстия, но все равно почти привыкла. Они сказали ей, что говорить, деньги она потом тоже отдала - Пламер назвал это “маленькой компенсацией”. Остатки накоплений же ей пришлось отдать, чтобы срочно съехать на другую квартиру - а еще она сразу уволилась от Пламера и, на всякий случай, из агентства, через которое к нему попала. Убогая имитация безопасности.

Когда она возвращается в эту квартиру - сколько их было? Сколько мест она поменяла, пока судорожно бежала от Дарси, да и за следующие годы? - то убеждается в этом в очередной раз. Флетчер в ее гостиной (а заодно спальне - ведь на квартиру с двумя спальнями денег бы у нее ни за что не хватило), сидит так, будто имеет на это право. Она чувствует что что-то не так, когда только заходит в квартиру, это подсознательное, животное, и Элли почти рада, увидев, что это не Дарси, но потом - потом сердце опять ухает вниз.

-Мааам? - Шарлотта, было снявшая туфельки и пытающаяся пройти мимо нее, смотрит на незнакомца испуганно, почти так же, как сама Элли. Она была слишком мала, чтобы понимать что-то о Дарси, но вечный страх матери невольно влиял и на нее.

-Убирайтесь. - в тот день, когда она пришла к нему с рассказом о таможеннике, ее лицо было разбито и опухло, но она сказала, что ее избил ее “друг”. Но ведь он знал, что это ложь, так? Не мог не знать? Она делает небольшой шаг назад, туда, где в углу за входной дверью стоит бита. - Пошли вон, или я вызову полицию.

+1

4

Флетчер чувствовал глухое раздражение. Ему приходится возиться с Уорнос. Чувствовал ли он к ней сострадание? Разве что самую малость. Он не несет отвественности за ее жизнь. Она понимала, на кого работала, и когда устраивалась к Пламеру, и когда согласилась помогать ему. А если не понимала, значит глупа. Глупость всегда заканчивается трагично. Может быть, он мог почувствовать отголоски совести, будь Уорнос благосклоннее. Но она явно считала его виноватым во всех своих бедах, поэтому Том сознательно гнал всякое сожаление прочь. Уорнос своим жалким отчаянием рисовала его чудовищем, которым он быть изначально не собирался, но пришлось.

Забавно, что она выгоняла его, не забывая обращаться на «вы». Он чувствовал себя более чем уверенно, только ребенок спутал карты. Том не ожидал увидеть девчонку, и секунды две рассматривал испуганное детское лицо. Наверное, Уорнос потом скажет ей, что «дядя просто приходил кое-что спросить у мамы». Так обычно говорят? Том не уверен, ему в детстве говорили как есть. Что «дядя не вернул долг вовремя, поэтому ему проломили череп». Или вроде того. Поэтому он никогда не ждал, что хоть одна тварь его пожалеет. Она не должна быть здесь, но что-то пошло не так. Парни в машине наверняка напряглись, когда увидели, что Элли зашла домой не одна. У него звонит телефон. Странно, что с опозданием. Он вытаскивает трубку из кармана и подносит к уху, жестом приказывая Уорнос стоять на месте. Про биту он знает. Не бросится же она на него с ней? У него под пиджаком кобура, но пуля в патроннике точно не для Уорнос. Хотя она тот самый человек, смерть которого вряд ли кого-то удивит. Плюс, он не убийца.
- Все нормально, - коротко говорит Том в трубку и сбрасывает вызов.

Интересно, человек, который зашел в чужую квартиру без спроса и безмятежно дожидается там хозяина действительно похож на того, кто испугается полиции?

- Правда? - с сомнением произносит он, засунув телефон обратно в карман, и вздыхает, потому что разговор, конечно, не будет легким. И потому что, по его мнению, Уорнос ужасно тормозит и не понимает положения вещей. - Я уйду. Но дочь ты больше не увидишь, - он коротко приподнимает папку и присаживается на подлокотник продавленного дивана, ожидая, что она будет делать дальше. - Социальная служба найдет ей более сговорчивую мать.

Его лицо как всегда ничего не выражает, и он произносит эти наверняка неприятные слова, как если бы сообщил, что завтра будет дождь. Или гроза. Не важно, какая впереди погода, если у тебя крепкая крыша над головой, поэтому Том просто безучастно сидит на месте.

- Так что с полицией? Номер подсказать?

Отредактировано Thomas Fletcher (2021-03-22 12:53:30)

0

5

Когда она устраивалась к Пламеру - она просто получила очередной адрес от агентства и появилась в его доме лишь с одной целью: хорошо выполнить свою работу. Ее не интересовала чужая жизнь, ее не волновало то, на хороших или плохих людей она работает. Это не ее ума дело, чужие люди и чужая жизнь, пусть с этим разбирается кто-то, у кого есть желание и время.

То же самое касалось Флетчера. Она не собиралась на него работать. Она не собиралась принимать его предложение - вообще, совсем. Это-не-ее-ума-дело. Она не лезет в такое, она не рискует тем немногим, что имеет, она не ведется на легкие деньги.
Больше не ведется.

Но из-за этого человека, под ее глазами - два полукруга; из-за этого человека, за ее спиной гаденько шепчутся все эти мамашки, которым повезло больше; из-за этого человека ей пришлось потратить то немногое, что она имела, на переезд. Она не заслужила ничего из этого, она не хотела ничего из этого, она не добивалась ничего из этого - жить бы тихо, жить бы мирно, а не вот так. И теперь, когда все закончилось (только под глазами - синева такая, что никакой крем не помогает, и на нее даже прохожие смотрят с брезгливостью, и язык пробегаетcя по пустоте вместо зубов.

Он не посмеет. Не посмеет!

-Я не собираюсь с вами разговаривать, хер гнойный
! - она отступает назад еще совсем немного, задвигая Шарлотту еще дальше, и нащупывает биту. Уже сжимая ее, Элли чувствует себя смелее: - Не уйдете по доброй воле - я помогу. Труп с пробитой головой мои проблемы уже не порадуют. - она заносит биту, уронив по пути флакончик, стоящий на консоли. Он посмел прийти в ее дом - и видит бог, заплатит за это.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » Ready or Not


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно