внешностивакансиихочу к вамfaqправилакого спросить?вктелеграм
лучший пост:
северина дюмортье
считать падение невесомых звезд и собственные тяжелые. собственные — они впитывались в тебя сладострастным искушением, смертельным ядом; падения собственного духа... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 23°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
eva

[telegram: pratoria]
siri

[telegram: mashizinga]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » consent signature


consent signature

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

https://i.imgur.com/xe8dWie.gif https://i.imgur.com/hSjtHYG.gif https://i.imgur.com/bOHh2hF.gif
Lara & Scott & Hayden
LA, March 2021

+1

2

С рождением детей все меняется. Меняются ваши приоритеты, взгляды на мир, потребности и желания. Как бы вы ни старались, весь ваш мир теперь крутится вокруг одного маленького человечка, который просыпаясь, одаряет вас беззубой улыбкой и внимательным взглядом голубых глаз. Вы радуетесь, когда малыш смеется, дергая в руках погремушку; переживаете, когда он плачет очередной ночью; и стараетесь не шуметь, когда все же засыпает, причмокивая во сне. Такой маленький, такой родной – центр вселенной. Это удивительное, ни с чем несравнимое чувство, которое вызывает внутри тебя невероятный трепет и волнение.
Только сейчас я стала понимать, что время слишком быстротечно, и твой ребенок растет, действительно, прямо на глазах. Он все чаще улыбается и смеется, тянет к тебе маленькие ладошки, словно, просится на руки, агукает что-то неразборчиво, но меняя при этом интонации и громкость, и так забавно морщится, когда пробует что-то новое на вкус.
Этим утром я проснулась совершенно одна в постели. Еще находясь где-то на границе с реальностью, я провожу рукой по пустой и холодной половины кровати, не находя там мужчину. Именно это заставляет распахнуть глаза и приподнять голову, окинув взглядом спальню. Плотные шторы не пускали яркий солнечный свет в комнату, а легкая прохлада свидетельствовала о том, что ни мужа, ни сына рядом не было.
Повалявшись еще около десяти минут, все же покидаю ворох из одеял и подушек, и босыми ногами ступаю в ванную комнату. Шелковую пижаму меняют майка и шорты, а водные процедуры не занимают больше десяти минут. Чувство сонливости все еще со мной, следует попятам, не желая отступать, но и оно растворяется, стоит только услышать голоса, доносящиеся с первого этажа.
Два главных мужчины в моей жизни были в гостиной, и вкрадчивый голос одного, чуть ли не гипнотизировал другого.  Почти спустившись, я застываю на предпоследней ступеньке, наблюдая за ними со стороны. Таким Хейден нравился мне больше – в домашних штанах, взъерошенный ото сна, держащий сына на руках, и с безумно счастливой улыбкой на губах. Между ними уже сейчас была какая-то невидимая связь, и то, что один – копия другого, лишь усугубляло это ощущение.
- Доброе утро. – Улыбаясь, произношу, когда все же решаюсь подойти ближе. – Вы давно проснулись? – На моих губах остается легкий поцелуй, а спустя, буквально, мгновение, легкий и невесомый, он остается на обоих розовых щечках сына. Малыш улыбается, тянет ко мне ладошки, ловя кулон, висящий на моей шее и сжимая его в кулачке. – Сегодня мы пробуем с тобой брокколи. – Произношу лелейным голоском, а после перевожу взгляд на Скарре. – Хотя, нет, я готовлю, а вы с папой пробуете. Маски из овощного пюре вчера мне было достаточно, пришла твоя очередь принимать СПА-процедуры от сына.
Педиатр посоветовала вводить постепенно прикорм из натуральных продуктов – овощей и каш. К слову, пока каши лидировали, а вот любые овощи, стоит только им попасть в рот к Джеймсу, тут же выплевывались обратно. Хочу заметить, что с каждым разом он плевался все прицельнее. С одной стороны, понимаю, что надо, а с другой – безвкусная субстанция действительно мало кому понравится.
- О, ты принес почту? – Увидев стопку писем на журнальном столике, я аккуратным движением разняла цепкие пальчики сына, и взяла в руки корреспонденцию. В основном там были рекламные буклеты из ближайших магазинчиков и служб доставки чего угодно. – Не думала, что кто-то еще пользуется бумажными вариантами, все давно перешли на электронку. – С виду – ничего существенного, и уже дойдя почти до конца, я замечаю конверт на мое имя, но без обратного адреса. Отложив прочее в сторону, я резкими движениями вскрываю бумагу, и маленькой карточки внутри оказывается достаточным, чтобы все внутри меня похолодело.
- Хейден, ты сам забирал письма? Или их кто-то принес? – Голосом без эмоций задаю вопрос, когда кончиками пальцев переворачиваю бумажку. Печатные буквы, никакой подписи или других опознавательных знаков. Все, как и в прошлые разы, но в этот раз эффект был примерно такой же, как от разорвавшейся бомбы. Почему? Адрес этого дома нигде не афишировался и тщательно скрывался от посторонних лиц, а так же пристально охранялся. На всех окнах, дверях и по периметру, стояли датчики движения, фиксирующие любую активность даже на территории огромного зеленого двора.
- Хейд, пожалуйста, ответь. Это важно. – Джеймс, словно, чувствуя напряжение, повисшее в комнате, перестал агукать,  притих, наблюдая с высоты мужских рук.

+2

3

Лос-Анджелес стал еще одним домом под голубым безоблачным небом среди скалистой местности у побережья. Еще одним пристанищем, которое выбиралось обдуманно, но после обстоятельства добавили последнее слово в решении обосноваться здесь. Поначалу жизнь на два города создавала иллюзию беспрестанного поиска родного уголка, но после пришло осознание, что дом - это все-таки то место, где семья.
Фокус внимания, переживаний, эмоций и внутренней вселенной плавно смещался с серьезных телефонных разговоров и встреч на ребенка, появившегося прошлой осенью здесь, в этом городе. Скарре не стал афишировать лишний раз и в своем кругу, не выкладывал и не делился толком фотографиями, решив, что это не то событие, о котором он бы хотел сообщить всему миру или большой массе. Если кому-то выгодно добыть информацию, тот уже давно знает адрес их дома среди остальных крыш за высокими заборами и уже урвал пару снимков. Уехать из Сакраменто снова в город Ангелов заставили дела в яхт-клубе и обещание Ларе, что они будут жить какое-то время вдали от дома, оставшегося в самом сердце Калифорнии. 
Очередные проблемы со сном вновь компенсировались прописанными таблетками. Встречи с Филом Рафферти закончились больше года назад, и их заменила очень редкая переписка по почте. Папка с документами по исследованиям и состоянию здоровья все еще находились у него, куда продолжали вноситься посещения реабилитационного центра. Отсчет дней по чистоте - десять дней, тридцать, пятьдесят, два месяца..Скарре засыпал быстро, но стал спать чутко, до последнего слушая дыхание Лары рядом и ощущая спокойствие рядом с кроватью Джеймса. Малой привык засыпать на руках у одного из родителей, когда его начинали укачивать и тихо разговаривать с ним. Не важно о чем, Джеймс внимательно слушал мужской и женский голос, успокаиваясь и переставая бояться  остаться одним на какое-то время.
Головная боль заставила открыть сначала один глаз, а затем и второй. Из-за плотных штор, болтающихся до пола и закрывающих большие панорамные окна спальни, было трудно предположить какой сейчас час. По ощущениям, прошло не так много, и это подтвердили apple watch на тумбочке мужчины. Мягко коснувшись губами виска девушки и аккуратно выскользнув из-под одеяла, он подошел к наклонился к кровати, надеясь, что сын до сих пор спит, но Джеймс заулыбался, завидев знакомое родное лицо. Взяв сына на руки и захватив телефон, Хейд последовал в коридор, ведущий к лестнице на второй этаж, а там и в гостиную. Её он миновал, остановившись в холле в поисках легкой подходящей обуви, чтобы выйти на улицу. Раннее утро, но где-то на горизонте вдали города уже было видно пылающее восходящее солнце.
- Мне говорили, что дети - крикливые создания, но ты чаще бываешь спокойным и тихим. И знаешь, меня это порой пугает. - произносит он, держа Джима на руках и поддерживая его, и выходит на территорию дома, плавно переходящую в парковочную зону с гаражом около забора.
Пару раз в неделю приходила различная корреспонденция, которая была для Скарре макулатурой, но её надо было забирать, поскольку среди нее могут быть и штрафы со счетами по дому. Обнаружив внутри ящика листовки, несколько конвертов, он снова закрыл замок на ключ и поспешил обратно по дорожке. Корреспонденция оказалась на журнальном столике в гостиной, где брюнет поспешил расположиться, чтобы просмотреть конверты. Он закатил светлые глаза, когда в действительности увидел очередной штраф за превышение скорости.
- В этой стране все серьезно с законами, связанными с правилами дорожного движения. Но самое отстойное, что может быть в Лос-Анджелесе, это - парковки. - он рассуждал вслух, будто разговаривал с сыном, объясняя ему простые очевидные вещи, с которыми он столкнется минимум после своего шестнадцатилетние. - А это что такое..- тонкие пальцы схватили и притянули конверт, на котором не было указано имя отправителя, только тому, кому оно предназначалось - Ларе Скарре. - Сама откроет, а от остального мусора надо позже избавиться.
Большая плазма включилась на канале с новостями. Сейчас был утренний выпуск, рассказывающий вкратце о событиях прошедших суток. На экране промелькнуло лицо гендира Tesla Motors Илона Маска, рассказывающего о новом достижении в проекте туннельной системы в Вегасе.
В гостиной на диване и в креслах были разбросаны игрушки. Учитывая масштабы дома, игрушки, казались, были почти в каждой комнате, чтобы не перемещать их следом. Цепкие маленькие пальчики Джеймса дотянулись до серебряной цепочки и кулона, который Хейд почти не снимал с шеи, и тогда малыш предпринял попытку засунуть свою находку в рот, на что эта попытка была сразу пресечена.
- Радует то, что скоро ты избавишься от этой привычки. Держи лучше игрушку и давай собираться на кухню, чтобы позавтракать.
Он коснулся губами лысоватой макушки сына с редкими темными волосами. Волну мурашек вызывает женский голос, раздающийся чуть поодаль. Лара какое-то время наблюдала за ними, но он её не заметил, будучи увлеченным общением с Джеймсом.
- Доброе....- Скарре не успевает договорить, как зевота начинает напоминать о том, что сон отнял от силы пару часов, и это было слишком мало. - Я проверяю почту, чтобы в первую очередь ловить приветы от копов в виде штрафа. Еще один в копилку моих дорожных нарушений.
Малой потянул руки к женщине и не стал скрывать своей радости, когда ухватился за её кулон, прильнув головой к плечу. Улыбку вызывал тот факт, что Джеймс всячески по своему тоже принимал участие в разговоре, но обменивался с окружающим миром пока только звуками и эмоциями, которые отражались на его лице и в глазах.
- Что? - Мужчина задается вопросом, подтягивая сына на руках, который медленно скатывался с рук. - Я лично забрал почту из нашего ящика. Ты про письмо, которое тебе пришло?
Голос Лары похолодел, и это сразу насторожило Скарре. Свой взгляд он перевел на кусок бумаги в её руках, а после протянул руку.
- Дай мне письмо. Я хочу прочесть это сам, а ты возьми Джеймса. 
Девушка не сразу, но протянула ему конверт. Текст был небольшим, всего пару строк, напечатанных на компьютере, поэтому шанс узнать или распознать почерк сразу отпал. Голубые глаза сразу забегали по строчкам, чтобы изучить содержимое. Раз за разом они возвращались к некоторым словам, чтобы до сознания дошел смысл. Речь говорилась об ужине в этом доме прямо на террасе с открытым видом на город, который был почти как на ладони.  Спихнуть все это на чью-то шутку? Если не учитывать все обстоятельства, в которых они побывали, то отшутиться можно было бы, но только не с их историей. Имя отправителя нигде не было, как и с обратной стороны листка было пусто.
- Написано так, будто этот ноунейм в курсе, в очень хорошем курсе о расположении нашего дома. Он не может просматриваться со стороны, только если не сверху или со стороны города, что исключает второй вариант. Есть еще один вариант...он тупо знает план этого дома и его виды. Мы тоже его знали как покупатели. Я предлагаю сейчас просто порассуждать. Возможно, ты мне расскажешь что-то новое.
Письмо он засунул обратно в конверт и подошел к Ларе, заключив её в кольцо своих рук. Еще один привет из прошлого или это связано с новым периодом в их жизни?

+1

4

Август 2015.

Так повелось, что в редакцию я приходила раньше всех, и уходила практически в полночь, прорабатывая материал, добавляя детали и подчищая неточности. И дело тут было вовсе не в моей скрупулёзности, а в том, что дома меня никто не ждал. Квартира, пусть и довольно хорошо обставлена, служила мне чем-то вроде перевалочной базы, куда я приходила, чтобы просто принять душ и провалиться в сон, укладываясь в мягкую и удобную постель. Бывали и дни моего затворничества, когда все, чего хотелось больше всего на свете – это не видеть и не слышать. Процесс эмоционального выгорания на такой работе слишком быстр, и, если не делать перерывов, можно сойти с ума и потерять себя в этом бесконечно большом потоке информации.
- Ты снова здесь? – Уолберг заходит в кабинет, больше похожий на кладовую по размерам, и передает мне пачку писем, буклетов и листовок. – Доброе утро. – в другой руке у него подставка с двумя бумажными стаканчиками кофе, и я точно знала, что один из них принадлежит мне. Сделав первый глоток, я благодарно улыбнулась.
- Вот, теперь доброе. Ты же знаешь….
- Да-да, внимание к деталям – стремление к совершенству. – Передразнивает меня, отчего на губах улыбка появляется. Отложив в сторону свои записи, выведенные аккуратным мелким почерком, я тяну руку к стопке корреспонденции, сортируя по срочности ответа. Где-то на середине, мое внимание привлекает конверт с аккуратно выведенным именем – Рейчел Морган. Подобные письма приходили часто. Кто-то желал поделиться информацией, сохраняя свою анонимность так, как им это было удобно, кто-то присылал угрозы, но содержимое этого письма вызвало у меня недоумение. Черно-белое фото, на котором я стояла в домашней растянутой футболке, с взъерошенными волосами, на балконе своей квартиры, держа в руках чашку с кофе. На обратной стороне было приглашение на ужин, в пятницу в 19-00.
- Марк, ты знаешь, что это уже не смешно. – Хмурюсь, когда поднимаю взгляд на парня, вальяжно сидевшего на стуле, напротив мня, через стол. – Если ты хотел пошутить, то я не поняла и не оценила юмора.
- Ты о чем? – Он даже поддается вперед, и я вижу, как его любопытство, словно, по щелчку кнопки включается, отражаясь характерным блеском в глазах.
- Это не ты прислал?

Март 2021

Воспоминания о том времени, хоть и вызывали приятную ностальгию, но все же были печальными и тревожными, они неприятно кольнули где-то внутри. Я упорно лезла на высокую нишу, и не знала, каким образом это может мне аукнуться от тех, кто стал контролировать мою жизнь несколько лет назад. Лишь взяв сына на руки, я немного успокоилась, переключила свое внимание с этого клочка бумаги, на голубые глаза маленького мужчины с самой искренней, пусть и пока беззубой улыбкой.
Слушая рассуждения Скарре, я покачивала Джеймса на руках, подбирая слова и выстраивая фразы в голове. Я думала о том, что прошлое меня здесь не настигнет, но, как и все прошлые разы, оно приветливо помахало мне лапкой, давая о себе знать и не позволяя забыть.
- Сейчас папа будет недоволен мамой. – Проговариваю негромко сыну, когда Хейден обнимает меня  и Джеймса со спины. Мне придется выложить ему сейчас всю правду-матку, и я могла почти с точностью угадать его реакцию на мои тайны, закрытые глубоко в темном чулане. – Да, мне есть, что тебе рассказать. Новое, точнее старое. Подождешь здесь? И возьми Джеймса.
Оставив их одних, я поднимаюсь наверх, чтобы вернуться в гостиную уже через пару минут, держа в руках одну из многочисленных книг из кабинета. Книга была выполнена на заказ, имея внутри тайник с кодовым шестизначным замком. Цифры я ввела по дороге, а после того, как услышала щелчок, сбила комбинацию. Мужа я любила, но хранить и скрывать что-то, уже было некой привычкой, выработанной за многие годы.
- Не смотри на меня так. – Отмахиваюсь от его пристального взгляда. – Подобные письма приходили мне и раньше. И не только здесь, но и в Лондоне. Я получала много писем без обратного адреса, с разным содержимым.  Кто-то становился негласным свидетелем и информатором, кто-то расписывал на несколько страниц комплименты и благодарности за то, что моя статья изменила ход чьей-то жизни, а кто-то угрожал, когда я искусно вскрывала чьи-то тайны. Это было моей работой, да, и терять тогда нечего было. – Взгляд переместился с мужа, на сына, и беспокойство снова поднялось где-то в груди. – Откровенный бред я выкидывала, те, которые считала чем-то более серьезным, оставляла на сохранность в редакции, и только те, что действительно несли в себе какую-то угрозу… Два экземпляра, как и всегда – один из них у меня, другой, у Марка, на тот случай, если… - Я не договорила, мы оба понимали, о чем я веду речь.
- Первые письма стали приходить летом 2015, после благотворительного вечера, где я засветилась перед камерами.  – Поджав губы, я качнула головой. – Это стало моей ошибкой, потому что многие теперь знали, как именно я выгляжу. Отыскать человека можно, если знать, где искать, тем более, когда знаешь адрес редакции. – Достав стопку писем, конверты которых немного пожелтели и местами замялись от времени, я протянула несколько Хейдену. – Это были первые письма. Вроде ерунда, но всегда что-то заставляло внутреннее чутье…. Не знаю, как это выразить словами… Письма приходили два раза в месяц, стабильно приглашения на ужин. Когда на первые три я не ответила, в редакцию пришло это… - Протянув ему снимок, я сделала глубокий вдох. – Кто-то знал, где я живу, в какое время бываю дома, и куда выходят мои окна.

Сентябрь 2015.
- Это не серьезно! – Уолберг дошел до того, что стал повышать голос, чем заслужил лишь внимательный взгляд в свой адрес.
- Я еще раз говорю, они, - взмах рукой в сторону двух крепко сложенных парней, стоявших у входа в кабинет, - мне не нужны. Черт побери, Марк, я могу за себя постоять!
- Не будь дурой! – Мы спорили уже примерно час, и все это время, двое из ларца сохраняли вежливое молчание, словно, и не о них речь шла вовсе. – Они будут менять друг друга, один из них будет находиться с тобой постоянно.
- Марк, - устало потерев глаза, я откинулась на спинку кресла, не замечая, что до этого упиралась руками в стол, нависая над Уолбергом, сидящем в кресле. На его лице вновь спокойное выражение лица, словно, мы не орали друг на друга еще несколько минут назад. – Я знаю, что ты любишь меня, как Энджелу… - Резкий взгляд в мою сторону не заставил меня сменить темы. – Я съехала с той квартиры, временно перебралась в отель, я даже согласна какое-то время не высовываться, но я не согласна на них. Это уже слишком, и твоя забота переходит все границы дозволенного, границы, как минимум моего личного пространства. Они не будут ходить за мной везде, они же....
- Мужчины? - Он рассмеялся. -  Не строй из себя невинную, что краснеет и бледнеет при виде мужиков, будь любезна. – Он отмахнулся. – Хорошо, позволь им сопровождать тебя хотя бы до работы и обратно?  И объясни, почему ты не хочешь обращаться в полицию?
- Мы оба знаем, что по одним этим письмам установить что-то невозможно, иначе, мы бы уже сами все узнали. – Марк стоически выдержал мой долгий взгляд. – До работы и обратно. Никакого сопровождения, никаких ночевок под дверью, и прочих глупостей.

Март 2021.

- Мне пришлось на время покинуть свою квартиру, съехать в гостиницу и менять их каждую неделю, примерно два месяца. Марк настоял на охране, сопровождавшей меня почти везде. Я стала меньше писать, и в какой-то момент поняла, что ничего не изменилось. Письма все так же приходили на адрес редакции, иногда присылали цветы, которые тут же улетали в мусорное ведро, и я устала, сдалась. Вернулась в свою квартиру, сделала вид, что ничего этого не было.
Джеймс беспокойно стал ерзать в руках у Хейдена, и я поспешила на помощь. С теплой улыбкой я взяла его к себе на руки, и малыш привычно устроил голову у меня на плече, теребя в руках кулон на цепочке.
- Помнишь Джо? – Заметив выражение лица мужа, я пояснила. – Мою ассистентку. Когда я переехала сюда, она еще какое-то время занималась делами по моему поручению, заканчивала начатое, так сказать. Пока я жила здесь, приходило еще несколько писем, но на этот раз их подбрасывали под дверь квартиры. Меня в Лондоне уже не было, поэтому, я не воспринимала их всерьез, решив, что это меня больше не касается.  Письма были на имя Рейчел, но это…
Разговаривая, вернее, пока Скарре молчаливо слушал мой рассказ, мы плавно переместились на кухню. Управляться одной рукой было не просто, но, получив травму в аварии, я приспособилась, и теперь включала кофе-машину, почти на автомате, не задумываясь о своих действиях. Увидев зерна, малой шустро наклонился вперед, протягивая ручки.
- Э, нет, родной. – Покачав головой, я убрала банку с ароматными зернами обратно в шкаф. – Такое для тебя слишком рано. Сейчас будем пробовать брокколи, как и обещала. Надеюсь, они понравятся. – Обернувшись к Хейдену, который приступил к готовке завтрака, я продолжила.
- Планы дома да, могли быть знакомы, ему, как покупателю, но… Мы рассматривали не один этот вариант, да, и старались хранить адрес в тайне. От прессы всего не утаишь, знаю, сама была такой же, вот, только это привет из Лондона. Из той жизни, Хейден. И, если тогда я забивала на подобные письма, то сейчас, они заставляют меня нервничать, ибо мне есть, что терять. – Держа Джеймса одной рукой, второй я коснулась его макушки с темными редкими волосами, и поцеловала ее, ощущая внутри нечто из смеси страха и нервозности, в основном, за безопасность сына.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » consent signature


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно