внешности
вакансии
хочу к вам
faq
правила
кого спросить?
вк
телеграм
лучший пост:
эсмеральда
Он смущается - ты бы не поверила, если бы не видела это собственными... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 40°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
eva

[telegram: pratoria]
siri

[telegram: mashizinga]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » let's get down to business


let's get down to business

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

M&M
new york
25.03

0

2

Севушка родился уже на Брайтоне в 1985-ом. В 2003 закончил местную школу, но болтать на английском так и не выучился. Болтал скверно. Зато хорошо играл в бильярд и обделывал делишки с родичами по ту сторону океана. Возил девок, наркоту возил и оружие из-под тамошнего министерства обороны списывал. Потихоньку. Сперва через Васькиных знакомый в военной части во Владике, где самая горячая линия в осетинском приграничье, а после начал мотаться закупаться в Донбасс. Числился безработным по болезни нервов и получал государственное пособие. Шуток об этом ходило! И Севушка охотно посмеивался, когда икру мазал на масло. А Васька приехал в Штаты здоровым лбом с контузией и первой партией «калашей». Приехал к дедушке, к Николаю Петровичу, нынче мотавшему в Стоктоне свое пожизненное. Николай Петрович крутился на Брайтоне еще с перестроичных времен, когда русская мафия была такой же осязаемо легендарной, как итальянские кланы. Когда русские и итальянские фамилии украшали рядышком газетные заголовки. Когда в ресторане «Одесса», пел Вилли Токарев, а Марат Балагула еще отмывал неуплаченные бензиновые налоги. Вот там они все вместе и начинали с афер с дебетовыми картами. За наркоту и девок взялись потом, выбравшись из «маленькой Одессы», постепенно наводя мосты, раскидывая щупальца, хищно подгребали под себя Квинс и Бруклин. В начале двухтысячных девки были готовы на все, чтобы выбраться с голодающей родины или вернуться с модной техникой и деньжатами на квартирку где-нибудь в Туле или Воронеже. Или вовсе остаться в Штатах. Но тогдашние львы отошли в тень: кто по программе защиты свидетелей, кто в бега, кто за решетку, а нынче Сева с Васенькой работали с Лос-Анжелесом и Майями,  раскидывая поставки и забирая заказы на мелкий опт своего не большого товарного ассортимента у местных соотечественников. Всеволод Викторович Яковенко и Вася Резкий. Резников у него фамилия. Клим Захаржевский в свое время был телохранителем и водителем при Николае Петровиче. Теперь его уважительно называли Дед Захар. Захар водил дела с местными итальянцами и мексиканскими бандами, толкал через них Севушкин сингапурский героин и китайские колеса, следил за делами в отсутствии Николая Петровича и негодовал по части цен, которые местные латиносы гнули за кокаин для американской столицы. Николай еще в ноябре намекал на барыгу из Калифорнии, с которым сидел, и вроде он мутит с итальянцами на этом своем западном побережье и через них имеет прямой выход на мексиканский груз. Севушка сразу загорелся, но Клин Игнатьевич спешить не любил.

Бильярдная «Пиррамида» существует в каждом российском городе. Не может жить город без такой бильярдной. В маленькой Одессе под потолком «Пирамиды» клубился разряженный сигаретный дымок. В нем тонула зеленая лампа. Март хлюпал таящим снегом за дверями, а здесь «Русское Радио Америка» транслировало Стаса Михайлова. На широком экране над баром под его хиты похотливо извивалась стареюща Агилера, начинавшая напоминать молодую Пугачеву. Звук ей предсмотрительно выключили, чтобы не мешала истинному таланту и стуку шаров. Сева с Резким бились в американку. Клим Михайлович попивал кофе с коньяком несмотря на раннее утро и  оглаживал породистые усы, любуясь своими задорными выкормышами. Стрелковались они с калифорнийским барыгой с понятным недоверием, но за спрос денег не берут. А у Севушки были к американцу вопросы. Если тот и прямь напрямую трет с Тихуаной, как со слов итальянских сидельцев, намекал им Николай Перович, то кроме порошка Яковенко хотел перетереть за живой товар. Была у  него знакомая клиника под Кишиневом, где людишек по частям разбирали, да сплыла. И бизнес завис. Покупатели на Севушку нажимали, их костявая за жопу кусала. Кого-то удалось ему вместе с донорами пристроить в больничку в Турции через знакомства, но такая маржа торговца огорчала. А он еще в прошлом году бухал с местным лидером желтожепых. С одним из. В сауну его звал и там, пока девок мяли, речь зашла за продажных мексиканских чиновников. На это севушкиного английского хватало. Но тогда было неактуально и не сговорились, а теперь Карлос тот на дне Гудзона. Поэтому калифорнийца встретили радушным «добро пожаловать» и водкой с блинами. С красной рыбкой и черной икрой. Перемяли руки и сели в углу. Опрокинули по одной за знакомство, здоровьем дяди Коли поинтересовались.

- Так ты, говоришь, прямиком из Мексики возишь, - Клим Игнатьевич перекупщиков не любил, но ценность запутанных цепочек осознавал. Ничего подобного Юль, конечно, не говорил. Однако информация у русских имелась. – И почем сдаешь, если сам будешь сюда гнать? Или нам забирать придется? Через всю страну не возил, поди?

Отредактировано Misha Juhl (2021-07-06 15:55:13)

+1

3

Прошел почти год после короткого пребывания Юля в Фолсом, но сотрудничество с русскими, - с Нестеровым, - продолжалось. Благодаря Николаю, барыга втащил свой трафик в тюрягу и поймал возможность протащить часть товара в небольшой город. Пока это был только пробный вариант, Юль только в этом году начал пробивать, насколько надежно можно было там разместиться и кого придется для этого подвинуть.

Буквально неделю назад, до очередного инцидента с младшим, Мартин снова был в Фолсом. На этот раз, как посетитель. Встречался он с одним из людей Нестерова, который передал ему контакты русских в Нью-Йорке и настоятельную рекомендацию Николая посетить своих друзей там. Это было то самое предложение, от которого не отказываются. Барыга почти не парился, находясь под «крышей» итальянцев, но иногда возникали ситуации, в которых участие Торелли было нежелательно. Сталкивать две группировки между собой он не собирался. Ведь все могло закончиться не особо радужно, если Ринальди узнает о том, что кто-то шагнул через его голову, чтобы договориться о чем-то с его людьми. В конце концов, пока что это были просто переговоры, как считал сам Мартин. А если уж они закончатся успехом, тогда можно будет перетереть за это с боссом.

На предположение о прямых поставках от картеля, барыга ничего не ответил, русским незачем было это знать до тех пор, пока не будет озвучено предложение. Они познакомились и выпили, но у Юля не было ни одной причины доверять этим людям, даже через знакомство с Нестеровым. Последний вопрос тоже заставил его недоверчиво глянуть на собеседника, пока он подкуривал сигарету. Зачем ему инфа о каналах, если интересующие вопросы уже заданы?

- За 180, - усмехнулся тихо. Кокаин они возили каналами итальянцев до Нью-Йорка и Чикаго. В Сан-Франциско и от границы барыга возил сам, там были его точки, работали его люди, а потом ценник он ставил такой, какой ему вздумается. В пределах разумного, конечно. Но тут надо было отстегивать Торелли. – Можно и самим, скину 50, не больше. Могу закидывать в порт, в Сан-Диего или Фриско, - были и такие варианты, кому-то по воде таскать было проще, чем херачить через несколько штатов.

Он разглядывал русских открыто. Цеплял взглядом золотые цепи на шеях, часы, перстни. Слышал, что русские любили золото. И меха. И икру. Говорили, что они ебнутые жестокие твари, но никого ебнутее мексов сам он пока не встречал. Вот там были настоящие звери. Жестокость же для барыги была понятием относительным.
Так что пока русский набивал себе цену, ставил под сомнения его возможности, Мартин прикидывал, что интересного он может поиметь с этой сделки. Откровенно говоря, сомневался, что объемы, которые могли бы запросить русские, его хоть сколько-то заинтересуют.
- Я работаю не один, с партнерами. Чем я могу их заинтересовать, кроме сомнительной сделки по увеличению поставок в Нью-Йорк? - уставился на Клима, раз он тут заговорил о деле.

+1

4

- Если есть у тебя возможность катать товар до столицы, то и катай. А если у меня будет попутный груз из порта, дам тебе знать.
У калифорнийца не было причин им доверять, но это не новость. Ни у кого в этом мире нет причин друг другу верить. Вот, бывает, работаешь с кем-то 20 лет, а потом, он сдает тебя ментам, когда своя жопа сгорела. Тут даже на выгоду не сориентируешься, не знаешь, какие еще выгоды и крапленые козыря, и больные мозоли есть у собеседника. Сколько ни узнавай.
- Чего ж она сомнительная? – Дед упёрся локтям в стол и подался к гостю, вглядываясь в  него с какой-то непонятной русской улыбкой. – С нами ты уже работаешь. Или ты сомневаешься, что мой «завод» найдется завтра на том же месте что и вчера? Подвинется? А вот к партнерам твоим у меня дело есть по другой части. Хочу медицинский бизнес открыть в Мексике. Клинику подыскиваю.

Сева напряженно замер, выжидая, когда старшой решится или не решится все же открыть партнеру Нефедова их общие планы. А потом понял, что напрягается и рахдреженно откинулся на спинку стула. В покер ему не играть, тут понятно.
- У нас в Кишиневе больничка была. Органы пересаживали. Добровольно все. Приглашали заказчика, приглашали донора, чисто все делали, зашивали и отправляли обоих домой здоровыми и счастливыми. Одного с почкой, другого с наликом. Даже за тетиек брались. Столько жизней спасли! Святые люди, - Сева перекрестился. - Врачи там хорошее, природа, климат. Считай курорт. Но их накрыли. А клиентская база осталась. Да и тема с поиском доноров налажена. У нас, в России, - кивнул куда-то за океан. - А клиники нет. Слышал, в Мексике по этой теме реально договориться. На лапу правильно насовать, чтобы тихо-гладко работать.

- Свяжешь нас со своими партнерами, - Захар был от этой откровенности не в восторге, но знал, что в делах темнить – хуже нет, – полгода будем оплачивать транспорт.
Сумма не велика, но достаточна, чтобы калифорниец дал себе труд узнать у своих контактов, кому интересна эта тема. И латиносам выгодно, и он останется добрым другом для обеих сторон. А после можно договориться с мексами и за опт напрямую. Но это дело второе. Выводить Юля из бизнеса не было его первоочередной целью. Тем более, что в Калифорнии он был Николаю Петровичу полезен.
- Подумай. Или назови свою цену. Тогда думать буду я. 

Отредактировано Misha Juhl (2021-07-06 22:32:26)

+1

5

Сам барыга расслабленно сидел в кресле и неторопливо курил, коротко глянул на Клима, когда тот подался вперед с улыбкой, пока слушал ожидаемые ответы. Не перебивал и вопросы оставлял риторическими, но снова вернул к нему внимание, когда услышал о клинике в Мексике. Это его, конечно, не могло не заинтересовать, ведь Миша после расширения аптечной сети, задумалась о том, чтобы открыть клинику. Не в Мексике, может быть, но где-то у побережья. И почему, собственно, не в Мексике? У них там уже налаженное фармпроизводство, то же отчасти благодаря ей. Зачем искать выгоду для кого-то, если можно выкружить ее для себя самих.
Пока что ни с одной Мишиной идеей они не промахнулись, а сейчас и планы с клиникой вырисовывались куда более реальнее, чем это слышалось просто словами. Юль не понимал этого рвения, но когда уже нарисовались конкретные перспективы, то к этому вопросу можно было подойти серьезнее.

Дал повиснуть короткой паузе, пока тянулся к пепельнице, чтобы ткнуть в нее окурок и вроде бы согласно мотнул головой, но продолжил совсем о другом.
- Моих партнеров вряд ли заинтересует клиника, они мыслят масштабнее. Вы же в курсе, что там творится – там жесткая конкуренция за контроль границы. Что их заинтересует, так это новые каналы поставок оружия. На этой теме я бы мог вас свести. Если, конечно, вам это интересно.
Не верил, что Арельяно клюнет на предложение встречи из-за какой-то точки, в которую три раза в месяц надо будет подкидывать мясо, но Климу явно нужны были контакты, так что барыга просто прощупывал почву, на которой их можно свести. Сделка по коксу никуда не уйдет, все равно его будут возить Торелли через Калифорнию, а дальше как угодно будет русским. Все могли навариться на этом сотрудничестве, но Юль больше всех, если удастся выудить идею с клиникой.

- Я сам могу предоставить клинику в Мексике для вашей клиентуры. Мы уже организовали фармацевтический завод в Тихуане, так что с клиникой не будет проблем.
На самом деле, Юль пока даже не представлял, сколько это все займет времени. НО если подключить их контакты в Мексике, то они должны справить довольно оперативно. Бабки на клинику были, даже если Миша замахнется на что-то грандиозное, они смогут поначалу договориться о задатке, выплаченным отдельно от основной цены. Переплатят, да, но не потеряют сделку, которая потом все окупит.

+1

6

Пока Мишка болталась на рехабе, она успела прикинуть, сколько халявных колес можно получить от фармкомпаний, если выписывать рецепты фейковым пациентам. Но эта схема не отличалась грандиозностью замаха. Куда проще получить в Мексике патент на эти колеса и производить их на собственной линии. У нее было время обдумать то и другое. Но само устройство клиники, покой загородного имения на берегу океана, сад с тенистыми аллеями, уютные палаты, ничем неотличимые от 5-тизвездных гостиничных номеров, вежливость наглаженного персонала – все это цепляло ее неуловимой статусной благопристойностью. Как новая тачка Юля на фоне всех прекрас его грязного бизнеса. Сетевые аптеки хоть и радовали глаз прохладными медицинскими тонами, никакого шарма состоявшегося благополучия не несли. Мишка прикидывала, что на шарм ее рассудительный супруг не купится и, когда осторожно вносила свою идею, о пересадке органов заговорила неслучайно. Очереди страждущих с одного этого континента позволят им отбиться в короткие сроки. «И доступная косметология. Сиськи там… Сиськи, Мартин! – девчонка потянула поясок, и шелковый халат разошелся, демонстрируя барыге заметно налившиеся груди с коварными карими сосками. - В сиськи можно зашивать товар!» Но в декабре Юль сказал ей не распыляться, и Мише осталось только признать, что он по-своему прав. Иногда мечты стоит оставлять мечтами и подождать, не растают ли они бесследно.

- Оружие мы возим из Украины. Там у них война. Может, слышал? – откликнулся Резкий. - То, что стоит на вооружении у русских, и американскую «гуманитарную помощь». О деталях давай оботрем с покупателем, если забьешься с ними. Чего и сколько они готовы забирать.

Про мексиканский спрос русский, кончено, знал, но свой товар отдавал с Майами, с латиносами напрямую не торговал. А здесь прикидывал, где сможет перекупить еще стволов, если старые каналы не смогут обеспечить ему заказ в короткий срок.
- Поедем глянем клинику твою? Там и свидимся с твоими партнерами, – кивнул Дед. Про медицинский бизнес калифорнийца Нефедов никогда не упоминал, и у Клима Игнатьевича возникли некоторые сомнения. Может быть, к слову не пришлось. Но Николай человек был вдумчивый и наперед смотрел широко. Странно, что промолчал.  – Нам, знаешь, лишние жмурики не нужны. Хочется оценить все на месте. По рукам?

Дед протянул широкую жилистую ладонь через стол над водочным графином и парными еще блинами.
- И время-то… время не ждет. Люди от смерти убегают, им срочно.
На людей Климу было ровным счетом наплевать, а деньги он терял каждый день, да и клиентская база, утомленная ожиданием, имеет особенность рассасываться по более расторопным продавцам.

Отредактировано Misha Juhl (2021-07-06 22:51:57)

+1

7

Мексиканцы готовы были забирать все оружие, которое им могли предоставить, по значимости для картелей это был второй товар, который активно гоняли и по осведомленности дилера, братья не отказывались даже от не особо существенных поставок. Ему когда-то и сам Рейес об этом сказал, но ни тогда, ни сейчас Мартина оружие не интересовало в масштабах, так что он тут играл роль посредника, как и в любой сделке, которые когда-либо совершал. В разговор внезапно вмешался Резников и Юль повернулся, посмотрев на него и кивая согласно, пока тот объяснял, откуда идут поставки и давая понять, что в курсе о ситуации на Украине. А кто-то был не в курсе? Такая же обсасываемая тема, как эпидемия.

- Отлично, - барыга тоже много чего раньше не делал, но время идет, прогресс не стоит на месте, все они постепенно обрастают новыми связями и сделками, увеличивая свое влияние и прибыль.
Он, конечно, понимал, что рискует, когда влез со своей кандидатурой в планы Захара по медицине, но никто не собирался прямо завтра гнать клиентов в Мексику. Пока мексы будут решать о предстоящей встрече, и пока русские будут заняты переговорами, они с Мишей уже запустят процесс. Останется только светануть Климу найденное помещение, и показать реальные возможности, со всем остальным они разберутся.
- Я встречаюсь с ними через два дня в Тихуане и скажу о том, что вы готовы к переговорам, а дальше они сами будут решать о времени и месте. В любом случае, я на связи, так что, да, следующая встреча пройдет там, когда мои партнеры дадут отмашку, - он пожал протянутую ладонь.

Думал ли он когда-то о таком размахе своей деятельности, сейчас уже сложно было вспомнить. В Сан-Франциско ему казалось нереально подняться, в Сакраменто у него были шансы – пятьдесят на пятьдесят. Если бы дилер случайно не встретился с Ринальди, то на это могло уйти в разы больше времени. Это могло вообще никогда не произойти.
Остатки дня они провели, распивая водку. Мафиози рассказывали барыге о русской еде, тюрьмах, вспоминали молодость – еще одна странная черта. Ему не пришлось самому добираться до отеля, Клим выцепил кого-то из своих людей и Мартин на прощание в шутку сказал, что раз уж они разбираются в золоте и мехах, то должны посоветовать ему место здесь, в Нью-Йорке, где с этим не наебут, и конечно, кто-то из русских полез орать, что завтра ему выложат лучший товар.

Отредактировано Martin Juhl (2021-07-07 14:46:03)

+1

8

Нью-Йорк всегда казался Мишке недостижимой мечтой. Девочке из Техаса далекая столица виделась далеким миражем на другом конце карты, так же как над Лос-Анджелесом в ее воображении всегда горели перекрестные лучи сценических прожекторов. Острые пики из стали и зеленеющая вскинутая рука статуи Свободы над заливом. И когда Юль объявил, что отправляется в столицу по делам, Мишка увязалась следом, пораженная тем, что оказаться в городе мечты совершенно реально. Точно раньше она не могла пройти свою игрушку до того уровня, где продаются билеты в столицу Штатов, и вот ей, наконец, удалось. Только поэтому все обернулось неожиданно просто. Еще в самолете, блуждая по туристическому справочнику, она наметила себе путешествие по музеям, не желая обременять барыгу собой, и ожидать его в номере отеля тоже планировала. Когда еще выдастся шанс увидеть город?

Взяла на прокат симпатичный черный «Лексус», и успела добраться от Башни свободы, возведенной на месте погибших «Близнецов», до пестрого, многоголосого Бродвея. Шарма в нем оказалось меньше, чем она ожидала, здесь больше не было тусклого очарования, как в нуарном кино, но театры никуда не делись и манили прохожих афишами представлений, на которые день в день билеты ни за что не купить. Уолл стрит оказалась обычной улицей с напряженным движением. Неплохо было бы остановиться, чтобы погладить бронзового быка, но припарковаться здесь было решительно негде. Музей Метрополитен занял ее на пару часов. Долго ходить оказалось утомительнее, что девчонка предполагала. Юль не звонил, и она отправилась обедать на 5-ю авеню. Мишке никогда не бывало скучно с самой собой, но сейчас она хотела бы видеть все это вместе с ним, бродить бок о бок, перекидываться впечатлениями, точно от этого впечатлений станет в 2 раза больше. Слушать его короткие комментарии и ощущать успокоительную, будоражащую близость, его уверенное присутствие, которое всегда оставляло ей ощущение абсолютной безопасности, пока Мартин рядом. Как будто никого страшнее она уже не встретит, а значит никого кроме него можно уже никогда не бояться. Упоительное и жуткое ощущение, соткавшее всю ее наркотическую привязанность к Юлю. Стоило на миг отойти от разумной и светлой стороны их запутанных отношений, когда эта бездна гостеприимно открывала перед ней зубатую пасть. Если бы Мишка знала, что страсть окажется такой манящей и такой ужасающей, был ли у нее шанс увернуться, разминуться с дилером, цапануть плечом и пройти мимо на людной улице? Или такие встречи, фатальные, неизбежные - хохочущие в лицо лукавые черти? Даже если барыге неинтересно путешествовать по музеям, даже если его не занимает архитектура, дух неспящей столицы хотелось унести с собой, присвоить и разделить на двоих и так вдвое преумножить.

Между стволами стеклянных небоскребов Собор притаился такой монолитной частью города, что  его было не отличить от соседних модернистких построек. Современный лаконичный дизайн устремлял здание куда-то в будущее. Распятие – солнечное окно в дальней стене – единственное обозначение его принадлежности к чему-то мистически большему, чем скованный пробками город, бьющийся в лихорадке наживы. Ей пришлось списаться с Мартином, чтобы выяснить, как скоро он планирует освободиться, и обозначить, где в городе ее можно подхватить. Узнать, сколько времени у нее есть, чтобы выбрать в роскошных бутиках 5-ой авеню платиновые кольца, серебристые, как стены собора, как шпили небоскрёбов и густой туман над городом. Как его глаза. Но этого она дилеру, конечно, никогда не расскажет.

- Привет! – забрала барыгу объятьем, когда тот выбрался из незнакомой тачки. Тоненький едкий водочный душок сообщил об удачном исходе переговоров. Люди не пьют вместе, если им не удается прийти к общей выгоде. Было в этом запахе что-то уютное, болезненно доставшееся ей из детства. Знала, что в детали Юль вдаваться не будет, поэтому новостей не ждала, только насторожено столкнулась взглядом с водителем и окунула нос в серебристую норку, которую покупала только ради поездки в северный штат. – Пойдем покажу тебе кое-что. Высмотрела в городе. И меня есть для тебя подарок.

Длинный неф встретил их сумеречным свечением заходящего дня, распятие больше не золотилось, выцвело вместе с городом в сталь и занимающийся закатный багрянец, упало крестовиной света к ногам через длинный проход между рядами скамеек. Сумерки закруглили углы, смазали краски и оставили их наедине с эхом их собственных шагов. 
- Мартин Юль, - о словах Мишка не позаботилась, почему-то ей всегда казалось, что для дилера они не важны, и теперь смеялась неожиданной торжественности, с которой утихшее эхо поднимало к потолку его имя. За эти три года девчонка сложила для него столько слов в сердце своем, столько слов хотела услышать и вдруг очень ясно поняла, что не нуждается в констатации фактов. Да и дилер в констатации не нуждается. Что кольца в шелковом футляре, подсвеченные пурпурным лучом на нее ладони, не имеют отношения к привычной свадебной принадлежности. Есть в них что-то обережное, варварское, словно так они могут причаститься друг друга, уберечь от случайной пули, опрометчивого решения или опасного поворота судьбы, украсть из-под носа дурной Фортуны по праву любящего, которому эта, вторая, жизнь нужнее, чем любым другим людям и обстоятельствам. Сморгнула морок и отставила футляр на спинку скамейки. Забрала руку дилера, доверчиво оглаживая подушечкой по жестким костяшкам, прежде чем услышать его решение и надеть кольцо ему на палец.
- Я хочу, чтобы ты носил мое кольцо. В богатстве и в бедности, в болезни и здравии, в горе и в радости, конечно, - потянулась, чтобы ткнуться носом в ключицу, кутаясь в запах любимого тела, одеколона и свежей водки - ошеломительного счастья, которому нужно было проделать такой трудный путь, чтобы оказаться таким простым. Почувствовала, как малыш проворно пытается оттолкнуться от отцовской пряжки, вжавшейся в живот, и уступчиво подвинулась чуть боком. - В радости было бы особенно здорово. Ты не против?

Отредактировано Misha Juhl (2021-07-08 01:24:11)

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » let's get down to business


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно