внешностивакансиихочу к вамfaqправилакого спросить?вктелеграм
лучший пост:
северина дюмортье
считать падение невесомых звезд и собственные тяжелые. собственные — они впитывались в тебя сладострастным искушением, смертельным ядом; падения собственного духа... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 23°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
eva

[telegram: pratoria]
siri

[telegram: mashizinga]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Альтернативная реальность » сжигай мою кожу дотла


сжигай мою кожу дотла

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

victor nikiforov // yuri plisetsky
https://i.imgur.com/z0os75v.gif    https://i.imgur.com/dhDUTww.gif

our last night — never forget you
( you'll always be by my side )

делать больно
против собственной воли.

[NIC]Victor Nikiforov[/NIC]
[STA]harder than a bullet could hit ya[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/LUuRRtf.png[/AVA]
[LZ1]ВИКТОР НИКИФОРОВ, 28 y.o.
profession: бывший фигурист, тренер
[/LZ1]

+3

2

каждый выход на лед, неприветливый, покрытый тонком слоем излишка пушистой кромки из под заточенных коньков, каждый раз эта дуэль дается стиснутыми зубами и прокусанной щекой с внутренней стороны.
сложно, от этого твое внутреннее сопротивление пылает ярче софитов, обращенных на каток. твою сцену, заход на аксель, мягкое приземление, кошачья выправка, а в лице читается мимолетное раздражение;
слишком к себе придирчив, слишком придирчивый у тебя тренер, подметит каждый нюанс.
для простого обывателя, сидящего у телевизора зрителя с замыленным взглядом и не качественной картинкой, ты прекрасно откатываешь свою программу, раз за разом, тулуп, вращение, музыкальное сопровождение тянется сладким медом по ушам.

твои распущенные волосы на этот раз остались без упрека, это невольно развязывает тебе руки;
сейчас ты действительно не выкладываешься на все двести процентов.
намерено.
дерзкий мальчишка, которому еще предстоит учиться жить. твой мир все ещё кричит яркими красками, шумный и нелогичный, сотканный из эмоций, не все из которых во власти твоего хрупкого тела. ни одна.

намерено допускаешь ошибки, чтобы он сказал тебе, как правильно.
его одобрение. его замечания. эта береговая лазурная гладь во взрослом взгляде, с толикой сдержанной улыбки, которую ты получаешь в конце.
поджатые губы и зачесывание пятерней пепельных волос назад.
но тебе мало этих нюансов, приелись,
твоя непосредственность, переросшая в неутолимый голод внимания от человека, занимающего все твои мысли.
даже когда спишь.
пугаешься и на первых порах ты снова огрызаешься, кусаешь до мяса, на каждый конструктивный выпад, совет, скалишься, но в глубине души ты восторженно визжишь аки маленький полосатый котенок.
все еще напуган, тушуешься от мыслей, что лезут в голову. разной степени тяжести. глупый мальчишка. терзаешься сомнениями давно это произошло?
что такой, как Виктор, стал занимать столько пространства вокруг?
окей, ему положено, он твой тренер.
«что-то еще» — смакуешь на кончике языка, прикусываешь и тянешь время перед очередным, финальным каскадом прыжков.

музыка останавливается, сопровождение скрипок замирает эхом увесистым на твоих плечах, как и напряжение, тянущееся острой леской вдоль позвоночника, тянешь прохладу в легкие, остыть, унять сердечный ритм, все-таки откатать мог и лучше.
поворачиваешь голову и меняешься в лице, но твои противоречивые эмоции успевают перехватить раньше, куда тебе тягаться со взрослыми, малыш.
хотя все равно это делаешь и плевать ты хотел на субординацию, — че? что-то опять не так?
ну же, Виктор, давай начнем все сначала, ведь мы так давно не ругались, и не выясняли отношения.
затянувшийся переходный возраст? цепляется кусками к бледной коже ожогами зависть, что перед тобой стоит сам Виктор Никифоров?
вновь ощетиниваешься. вновь подбираешь слова, а светлые патлы в пучок резинкой красной, что на запястье тонком болтается.

[NIC]Yuri Plisetsky[/NIC]
[STA]need you to destroy me[/STA]
[AVA]https://i.ibb.co/WtkvVx0/e60afd1c54e6a154a1a887a41a0a0371.jpg[/AVA]
[LZ1]ЮРИЙ ПЛИСЕЦКИЙ, 17 y.o.
profession: фигурист;[/LZ1]


моя маленькая веточка вишни,
прутик в руках мальчишки.
я ж дышать не могу, видишь

Отредактировано Jesse Hong (2021-03-21 16:42:46)

+1

3

барахтаешься в двойственности своих мыслей, пока гибкий мальчишечий силуэт мелькает где-то на периферии разума. кошачья грация юры не внушает опасения, наоборот — затягивается на шее удавкой предвкушениях, зудит на кончиках тонких мозолистых пальцев. это ещё не влечение, скорее вполне уместное признание чужих успехов. легкая форма пренебрежительного восхищения. отчасти самолюбование, ведь отточенность его движений и твоя заслуга тоже.

юра — маленький дикий зверь, упрямо оставляющий глубокие укусы и ввинчивающий трель своего фирменного неудовольствия тебе в уши. мальчик, который всегда поднимается на ноги // мальчик, который достаточно силён, чтобы пережить падение. импульсивный, непокорный. так почему именно он, виктор?

( взгляд у якова сложный, тяжёлый. стекает по твоим лопаткам концентрированным недоверием, когда ты с улыбкой принимаешь раздражённого плисецкого под свою кратковременную опеку. обещаешь вернуть в целости и гонишь подростка на лёд. с жадностью впитываешь каждый шаг, беззастенчиво вглядываясь в очертания угловатой фигуры. это чисто спортивное, но крамольность собственных желаний в ту секунду шумит у тебя в крови. так оглушительно, так звонко )

так почему именно он

?

музыку глушишь намеренно и резко. видишь в свинцовых радужках легкую растерянность и злой блеск. происки воображения или недостаток освещения?, — ты напряжен. дважды завалился влево, когда пытался изобразить лутц. может я отвлекаю тебя от более важных дел, юра? ты забываешь, кто из нас более во всем этом заинтересован.

это не провокация, но что-то около. плисецкий не воспринимает твою доброту, не умеет отвечать на неё в силу характера.

плисецкий только воспламеняется и топит лёд. костяшками левой руки ты мажешь по своим губам, а затем с тяжёлым вдохом скользишь навстречу. возвышаешься, давишь своим превосходством, но натыкаешься на привычное раздражение и мерцающий гневом кварц.

опять плохо размялся? неужели надо контролировать каждый твой шаг, да?

заезжаешь мальчишке за спину и давишь на позвонки, заставляя выправить плечи. легко массируешь, в попытке разогреть мышцы, отыскать наиболее очевидный зажим. дрожь списываешь на прохладу снежной крошки, что липнет к телу и одежде.

юра в твоих глазах — намеренная небрежность и грубость, покрытые сколотой краской и россыпью бледнеющих синяков. филигранная безупречность, высеченная из грубого камня. потому весь он в зазубринах, которые так некстати тебя и цепляют. крепко, настойчиво. не оторваться.

  ( игнорировать очевидное — твоя излюбленная тактика, виктор. )

[NIC]Victor Nikiforov[/NIC]
[STA]harder than a bullet could hit ya[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/LUuRRtf.png[/AVA]
[LZ1]ВИКТОР НИКИФОРОВ, 28 y.o.
profession: бывший фигурист, тренер
[/LZ1]

Отредактировано Louise Plumpton (2021-03-24 04:21:00)

+2

4

его голос встает поперек горла, на встречу, уверенно, без колебаний, естественно — это же Виктор, блядский ты рот, Никифоров.
ты много ругаешься матом, сочтем за бунтарство и твое не_счастливое детство в трущобах серых и в звоне жестяных банок...
голос Виктора расщепляет на секунду все твое раздражение на мельчащие частицы, и резкий скачок обратно, в хаотичный танец, именуемый Плисецкий.
поставленная программа отличается всем; никаких знакомых движений, каскад прыжков доводит твои мышцы до предела, но тебе не привыкать превозмогать боль, отказывающие работать мышцы, на последнем издыхании, пределе возможностей, плавить под собой лед, подниматься, снова и снова, отказываться, огрызаться на встречу советам поберечь себя.
твое время — здесь и сейчас. триумф близок и ты весь в предвкушении.

в очередной раз дают четко понять свое место. не зазнавайся только потому, что ты стоишь на малой арене Питерского дворца культуры и твои коньки бороздили международный лед острыми полосами по вертикали. 
всегда так было; находился тот, кто тяжелой хваткой тыкал носом дабы вздохнул чужое возмущение, приторное всевластие. потому, что ты еще ребенок, Юрачка, ощетинился рано, надел броню, вроде, но все еще недостаточно чтобы драться в полную силу.
все так думают, читаешь эти взгляды, не всегда правильно, но собственная мать каждый день уверяла тебя в этом. мать, не видящая ничего дальше горлышка бутылки сорокаградусной.
\\  хотя достаточно, чтобы отвернуть от себя ровесников и ни с кем не общаться в школе, м-да.

не привыкать втирать себе в десна эти тошнотворные запахи чужого пренебрежения, проглатывать, хлесткую обиду приминать, как волосы на затылке, и идти дальше.
прыгать, снова и снова, поперечный, стертые в кровь мозоли, музыка, которая преследует даже во сне, вместе с морозностью объятий льда.
грезишь, живешь этим, для тебя нет ничего важнее...
разве, что любимый дедушка, который не перестает гордиться своим все еще маленьким внуком и с нежностью смахивает пыль с твоих наград на антресоли.
ему кажется, что ты быстро взрослеешь. тебе тоже.
глупый, никто тебя в этом пока не переубедил.
но у Виктора все шансы.
\\  то, что он занимает львиную долю твоих подростковых мыслей, лазурью слепит твои мрачные кошмары — опустишь, прикроешь, отвернешь взгляд от навязчивости, проткнешь нижнюю губу в кровь, но не скажешь. этого нет.

ты грезил личной программой его авторства не один год. один взгляд на старенький телевизор с трансляцией очередных соревнований. и теперь по уши погряз. в этом лазурном цвете, нахлебался, всплываешь и снова этот взгляд тянет тебя на дно.
без сопротивления.
внутреннего.
эти руки в кожаных перчатках тебя раздражают, нарочитая брезгливость касаться ко всему вокруг, что не есть Виктор.
сейчас накален словно сталь, почти до максимума, но не в усталости дело: можешь продолжать еще несколько часов.
ты видишь передо собой очередную маску своего тренера, что подъезжает ближе, сокрушая воздух, нарушая твои границы, кто его, блять, просил.
на секунду жалеешь о своем спонтанном желание опустить под серебряное крыло этого хищника. улыбающегося слишком наигранно, что веришь и поддаешься.
и ты, Юрачка, — расслабишься тут с тобой, блять. четверной лутц не так легко сделать, как кажется. сам поди забыл, как это.
клал ты, как говорится, большой и толстый, на фамильярность.
и отрицаешь очевидное. четверной лутц для тебя на один зуб, напряжение копится не в нужных местах. пульсирующая вена на шее, открытая для взгляда Виктора, выдает тебя с потрохами.
и пульс увеличивается от прикосновений чужих ладоней, слишком быстро он оказывается позади тебя, сердце успевает лишь пропустить удар и зубцами передними втыкаешься в лед для равновесия.

позволяешь ему себя трогать, несмотря на всю явственную дрожь в теле, юном и не знающим ласки как подобает.
\\
обычно тебе ерошат волосы и называют глупым.
обычно в тебя бросаются бутылкой воды и коньками.
обычно ты не реагируешь на мужские касания так.

разве ты уже не контролируешь, Витя? — цедишь сквозь стиснутые зубы и наотмашь режешь именем по чужой скуле, опять заваливаясь влево, — заебали, что со мной обращаются как с ребенком.
почти чувствуешь его дыхание на своей тонкой шее с прозрачной, мраморной кожей, тело извивается, нарочито избегая касаний от места, где чувствуется тупая, расцветающая как алый цветок (хиганбана), смерти, боль.
этот цветок еще символизирует печаль.
печаль в том, что у тебя почти встал, на Виктора.
и подкатывающее чувство стыда и мерзости перекрывает кислород.

когда руки опускаются ниже, вызывая мурашки, дергаешься и отъезжаешь от Виктора в полшага, поворот, неудачный, путаешься в собственных ногах и падаешь на задницу под красноречивый отборный мат.
брейк, брейк, брейк. дайте мне пять минут отдохнуть, лады?

[NIC]Yuri Plisetsky[/NIC]
[STA]need you to destroy me[/STA]
[AVA]https://i.ibb.co/WtkvVx0/e60afd1c54e6a154a1a887a41a0a0371.jpg[/AVA]


моя маленькая веточка вишни,
прутик в руках мальчишки.
я ж дышать не могу, видишь

Отредактировано Jesse Hong (2021-04-02 08:38:29)

+1

5

кожу на пальцах жжет упрямое желание заправить несколько выскользнувших из прически прядок мальчишке за ухо, но ты пока ещё уговариваешь себя блюсти эту мифическую дистанцию. оставляешь плисецкому место для маневра и приближаешься с очевидной осторожностью; вступаешь в его личное пространство деликатно, но настойчиво.
// а хочется, конечно, проглотить его одним махом.

это просто твоя любовь к красивому, виктор.
сам по себе юра привлекательным тебе не кажется от слова совсем. бледный и худощавый, вечно наряженный в дурацкие тряпки с нелепым животным принтом. его присутствие плавит тебе броню, оставляет на привычной маске спокойствия огромные бреши. он — маленькая революция, бунтующая юность и самая тягостная провокация. язык совершенно неосознанно проскальзывает по пересохшим губам.

юра совсем не нравится тебе внешне, виктор.
но на льду этот нелепый ребенок цветет самыми яркими красками. но на льду этот озлобленный зверек больше не стремится укусить побольней, он будто оживает. органично впаянный элемент, недостающее звено. юра не настолько талантлив, насколько уперт. и игнорировать эту внутреннюю тягу к величию у тебя не выходит от слова совсем. в моменты его триумфа тебе хочется быть рядом, хочется быть прямо за спиной.

но он, конечно, вырывается. он, конечно, бежит от тебя стремительно и очень наивно. совсем не понимает, что с некоторых пор ты движешься ровно след в след.

прекрати сопротивляться. я ведь пытаюсь помочь.

эта сухая улыбка тебе совсем не идет. мальчишку она взбесит.

доверие тебе чуждо, но какой смысл бороться со мной? хочешь вернуться в балетный класс? похоже, лед дает тебе слишком много иллюзий свободы, раз ты так очевидно самовольничаешь. будем повторять программу на матах, пока твои движения не будут чистыми и быстрыми.

большим пальцем поглаживаешь переносицу и смотришь на юру сверху вниз. его расставленные коленки совсем тебя не смущают. скорее подталкивают к чему-то сложному, непоправимому.

ты как? не ушибся? убьешься раньше, чем попадешь на чемпионат.

присаживаешь рядом и пальцами обеих рук прощупываешь лодыжку, проверяя целостность костей. напрягает, что он так продолжает упрямо сидеть на холодном льду и смотрит на тебя почти затравленно. в потемневших радужках ты словно замечаешь свое размытое отражение. пальцы медленно взбираются выше, совершенно буднично, без грамма смущения. замираешь ты только чуть ближе к бедрам, когда юра вдруг становится совсем притихшим и словно растерянным. ухмыляешься. недобро, ликующе.

сбить с него спесь не так уж и просто.
в напряженной фигуре плисецкого ты хочешь видеть только предвкушение, но почему-то замечаешь смятение.

видишь? слишком напряжен.

с непроницаемой улыбкой поднимаешь пальцы выше и аккуратно поглаживаешь жилистое бедро.
спортивные штаны не скрывают его стояк от слова совсем, но ты все-таки не перегибаешь. даешь ему несколько секунд на короткую передышку. даешь ему возможность оклематься и обернуть ситуацию в свою пользу.

плисецкий пахнет чем-то пряным и этот запах забивает тебе глотку. его близость будоражит своей новизной. каким он будет в твоих объятьях? ласковым и ручным? или это просто сработал эффект неожиданности и сейчас юра выпустит свои колючки и ошметками сдерет с тебя кожу?

как твой тренер я попросту не могу остаться в стороне.

улыбаешься, когда несильно надавливаешь ему на член сквозь нагретую материю. сцеживаешь с мальчишечьих губ тяжелый выход.

и поднимаешься.
потому что до конца тренировки ещё двадцать четыре минуты.

давай, тебе предстоит прокатиться ещё два круга.

// металл твоих коньков сейчас может вытопить весь этот лед к чертовой матери.
указательный и безымянный все ещё сводит сладкой судорогой.

но
ты
движешься
к бортику
.

[NIC]Victor Nikiforov[/NIC]
[STA]harder than a bullet could hit ya[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/LUuRRtf.png[/AVA]
[LZ1]ВИКТОР НИКИФОРОВ, 28 y.o.
profession: бывший фигурист, тренер
[/LZ1]

Отредактировано Louise Plumpton (2021-04-13 21:40:30)

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Альтернативная реальность » сжигай мою кожу дотла


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно