внешностивакансиихочу к вамfaqправилакого спросить?вктелеграм
лучший пост:
северина дюмортье
считать падение невесомых звезд и собственные тяжелые. собственные — они впитывались в тебя сладострастным искушением, смертельным ядом; падения собственного духа... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 23°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
eva

[telegram: pratoria]
siri

[telegram: mashizinga]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » silk road for a dirty van


silk road for a dirty van

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

SACRAMENTO | THE DAY

Wes Querrec & Jill Callaway
https://i.imgur.com/8dTHolw.png

baby why the fuck you never listen to me

[NIC]Wes Querrec[/NIC]
[STA]Somethin' so cold-blooded[/STA]

[AVA]https://i.imgur.com/kpc0lUK.jpg[/AVA]
[LZ1]УЭС КЕРРЭК, 30 y.o.
profession: federal agent;
relations: she[/LZ1]
[SGN]-[/SGN]

картинка by billie jean, спс

+3

2

Мужская рука без усилия дергает дверную ручку ванной комнаты в дешевом мотеле, где мы проводим последние пару дней перед отъездом из Калифорнии, и я вздрагиваю, оборачиваясь и глядя на закрытую дверь.
Джилл? - голос Уэса поторапливает меня в настойчивом тоне, потому что я торчу здесь уже час и держу включенной воду в пожелтевшей от времени раковине, с мелкими трещинами и разводами внутри. Всё это место - одна большая отвратительная дыра с условиями, непригодными для комфортной жизни человека, зато парня за стойкой администратора не интересуют мои документы - Уэс сказал, что в Аргентине у меня будут другие.
Что-о? - я кричу ему в ответ, стараясь сохранять небрежность, но вместо этого чувствую подступающую к горлу легкую тошноту от волнения, затем сжимаю на ободке раковины пальцы и другой рукой уменьшаю напор воды, чтобы слышать, что он мне говорит.
"Блядские таблетки, а ведь так неплохо все складывалось".
Мне становится страшно, в то время как Уэсу нужно что-то из его вещей прямо сейчас, и он хочет зайти.
Да, подожди, - кричу я ему еще через пару секунд, не вполне осознавая, что без шума воды это уже не требуется, и сгибаю пополам такой же блядский тест на беременность, которого в моей жизни вообще не должно существовать. Вместе с тошнотой к горлу медленно подступает паника.
Что за.. - когда дверь открывается, Уэс отходит в сторону, потому что моя рука почти сразу оказывается под его футболкой снизу, царапая крепкий торс. Задевая его бедром, я проскальзываю рядом, пока хищная улыбка на моих губах выглядит как "может быть, тебе что-то другое сейчас надо?", хотя в действительности я вовсе не собираюсь отвлекать его на быстрый секс. Уэс занят. Обычно это бесит ужасно, но сейчас, нарываясь на обращение погрубее, я рассчитываю получить отказ. Внутри все бешено колотится, когда наши взгляды на несколько секунд пересекаются и никто не отводит первым глаза. Из-за скакнувшего уровня адреналина, я все также выгляжу слегка поехавшей. Уэс ухмыляется. Но он видит не то.

Все же будет нормально, да? - собирая шмотки в дорожную сумку, которую мы закинем на заднее сидение взятого в аренду доджа, чтобы поехать в аэропорт, спрашиваю я и останавливаюсь посреди кучи хлама. Через три дня мы будем в другой стране и уже никогда не вернемся обратно. Однако если ещё недавно эта мысль вселяла в меня уверенность и отчаянное желание бросить все: отца-мудака, использующего меня как банковский счет, мать, которой я не нужна, и прочие бесполезные социальные связи, то сейчас всё внезапно поменялось. Я смотрю на Уэса, прокручивая в голове тот момент, когда должна буду рассказать ему это, и понимаю, что наткнулась на что-то, в чем не могу ему доверять.
Что он сделает?
Нет, серьезно, что он сделает со мной в этой блядской, огромной Аргентине, когда узнает, что я залетела? Ни один из приходящих на ум вариантов меня не устраивает, а от мыслей о некоторых из них - я и вовсе прихожу в ужас.
Уэс, может, останемся здесь ещё ненадолго? - скорчив гримасу страдания, трусливо протягиваю я, пока швыряю в сумку ко всем остальным шмоткам что-то из мелких вещей, и сбиваюсь. - То есть не прямо здесь, - я имею ввиду в штатах, где-то еще.
"Потому что в Аргентине мне сложно будет избавиться от этой чертовой, блядской проблемы".
Мы стоим в разных углах комнаты и смотрим друг на друга, но даже отсюда во взгляде Уэса угадывается нарастающее раздражение. В последнее время он нервничает тоже, и сейчас крайне не подходящий момент его злить. Я отлично чувствовала это по мере приближения дня Икс, но не в дневное время, когда он был предельно собран, уверен в себе и в своем плане, а перед сном - когда он возвращался и мы трахались, или когда он начинал курить ещё больше сигарет, а потом от него несло табаком. Связь со мной помогала Уэсу отвлечься, но это стало требовать на порядок больше усилий.

Молчание висит в воздухе ещё несколько секунд, как что-то инородное и вызывающее подсознательное опасение, пока я не пасую перед ним, как делаю абсолютно всегда, если требуется принять серьёзное решение. Отступая на пару шагов назад и опуская руки на задницу, поверх карманов короткой юбки, куда в спешке сунула тест, я опасаюсь до него дотрагиваться.
Мне нужна помощь.
"Уэс, мне нужна помощь", - отчаянно вопит мой взгляд, когда я впиваюсь в Уэса Кэррека глазами, но произношу что-то другое.
Перед перелетом нервничаю. Ненавижу все эти самолеты и истории о том, как они падают с неба куда-нибудь в океан, - затем коротко дергаю плечами. У меня есть ещё немного (катастрофически мало) времени. Убирая в сторону вещи, я опускаюсь на продавленную двуспальную кровать спиной и шумно выдыхаю, протягиваю к Уэсу руки и улыбаюсь, глядя в потолок. В этой улыбке есть всё: от "мы почти выбрались из этого дерьма" до "сраные противозачаточные таблетки надо было пить регулярно, Джилл".
Сколько тебя не будет? - иногда Уэс оставляет меня одну, когда считает, что я справлюсь с ключами от номера и заказом еды из доставки самостоятельно, но сегодня у меня другие планы. - Может, хотя бы кpeдитку мне вернешь?
[NIC]Jill Callaway[/NIC]
[STA]97’ Bonnie & Clyde[/STA]
[LZ1]ДЖИЛЛ КЭЛЛОУЭЙ, 17 y.o.
profession: daddy´s girl
relations: federal agent[/LZ1]
[AVA]https://funkyimg.com/i/38rqi.gif[/AVA]
[SGN]«Actually, Jill Calloway is hardly smart, but enough to figure out the heat´s on,
and I didnt mean the fire in Oak park. Which got out in the damn press anyway». (c) Eva Moran, FBI
[/SGN]

Отредактировано Eva Moran (2021-03-29 00:17:25)

+1

3

Ещё три дня, и чартерный рейс South Coast Aviation вылетит из торгового аэропорта Сакраменто и приземлится в Buenos Aires, Аргентине. И ещё пара дней, и мы с Джилл окажемся в San Rafael, где я планирую отсидеться первые месяцы, пока все не уляжется. Завязавшись контактами некоторыми дружками из ФБР, которым бабло на руку, я буду в курсе, как продвигается объявленный на всю страну розыск. На лице ухмылка от нервов, а мне жарковато. Чуйка и здравый смысл, предпосылки и абсолютно, блядь, всё, указывает на то, что на поиск федерала они бросят максимум своих сил.
И это неебически противоречиво, занятно и аморально, причастного к системе искать активней, чем тех же пропавших детей или террористов. Занятно, что федералы таким не светят. Статистики, бюрократия, постепенно уходящий консерватизм, но процветающий, как никогда, национализм. Вода мерно течет за закрытой дверью, что она там делает столько времени?
Поднимаюсь с кровати, окидываю местный бардак взглядом в поисках джинс, ремня и футболки. Джил имеет привычку разбросать каждый раз это всё по разным углам, и больше, чем раздражает, это отвлекает меня от мыслей. Они и без того все в одном направлении.
Я многое могу, но я заебался.
Заебался от требуемого ритма телодвижений и игры на две стороны, заебался быть перевалочной псиной для тех, и для других, я и так пару лет назад развернул на себя все их правила, и теперь я знаю, что я могу, и что? Водить за нос Бюро проще, тем же картели, но в конечном счете выматывает не меньше. И здесь меня ничего больше не держит.

Натягиваю футболку, которую Джилл сумела вывернуть наизнанку, прежде, чем сбросить на пол и шумно заебанно вздыхаю, вставляя в джинсы ремень. Сколько она там уже, час? За эти три дня, перед вылетом, нужно разгрести последние неразрешенные дела. Меня ведет в саркастическую, безэмоциональную усмешку. Как только я сделаю шаг на подъемный трап, это будет последний раз, когда я касаюсь ногой Штатов. Ещё пара дней бесполезных попыток федералов со мной связаться, потом поднимется шум. И обратный билет будет только в виде приглашения за решетку.
Подхожу к двери ванной, полностью одетый. Вода в кране из раковины течет так же мерно, как все это время.
— Джилл, ты уснула? - она отвечает "да подожди", а я выдыхаю, спокойно и раздраженно, ослабляя хватку металлической дверной ручки, — да сколько ты уже там.
Даже не вопрос, а подтверждение, и я просто открываю дверь и вхожу. Меня вряд ли может что-то смутить, но я понимаю, что ей иногда надо побыть одной, или что-то ещё. Она сразу выскакивает, цепляется за торс и в привычной ей манере ухмыляется, но я сейчас слишком загружен, чтобы отвлечься.
Не замечаю тот факт, что она ведет себя как-то странно.

— Джилл, - твою мать, Джилл, я достаю свои часы из лужи на раковине, накапавшей из ржавого, где-то отходящего крана, и с них капает вода, и вспоминаю телефон на прошлой неделе, и меня частично кроет от её небрежного отношения. Её небрежное отношение чуть не угробило пару десятков рабочих контактов, и сейчас терпение подходит к концу - я обматываю часы краем футболки, смотрю в отражение в зеркале и сейчас от короткого порыва ярости не вижу себя.
— Джилл, ещё раз, - я выхожу и меня ведет, поднимаю часы в руке, а она поднимает на меня взгляд, и чувствует исходящий настрой, пока доношу до неё, медленно разжимая челюсти, — ещё раз ты оставишь так мои вещи, - я повышаю тон и это не шутка. Это не мелочи и сейчас она это заслужила. Я подхожу ближе и ощутимо, доходчиво, сжимаю пальцы на её узких, худых плечах и то, что я пытаюсь сказать, сейчас напоминает рычание, — я вышвырну тебя вместо них, тебе ясно?
В ответ вижу её эмоции и среди них легкий страх, меня отрезвляет так же резко, как я завелся.
Пара секунд понимания, что блядь, это того не стоит.
Я глубоко выдыхаю и разжимаю пальцы.
Она смотрит на меня, а я смотрю на неё.
— Джилл, - теперь тон другой, осознанный, а мои руки ползут выше, берут за лицо, и я касаюсь волос кончиками пальцев. В таком положении практически слышу пульс, держу её ближе, как будто резко смягчаясь. Причина именно в часах. Они в свое время были подарком. Единственное, что осталось от Лоры. Но это не повод пугать так Джилл. Медленно прижимаюсь щетиной и губами к её макушке, ещё раз глубоко набирая воздух и отвечаю на её вопрос, на самом деле успокаивая себя.
— Все будет хорошо, Джилл, - она знает, что меня лучше не злить, но уже видела меня в таком состоянии, - все будет нормально. Просто надо быть повнимательней. Ты должна быть повнимательней. Сейчас нельзя выпускать что-то из виду, - отстраняюсь, смотрю на неё и ощущаю себя, как будто оправдываюсь, но я просто хочу, чтобы она успокоилась, — три дня и Буэнос Айрес, - тональность разговора меняется, уставше улыбаюсь, — и все, что ты хотела. Помнишь, что ты хотела? Начнем с домика, где-нибудь в прибережном городке. Никаких стволов под подушкой. Будешь заниматься, чем хочешь, Джилл. Медленно выучишь испанский, - я чувствую, как она успокаивается в моих руках, — никаких больше мутных дел. Ты и я.
"Я обещаю" так и остается в мыслях, я ещё раз целую её в лоб, выпускаю и продолжаю сборы, озвучивая, что в этот раз крайне важно прибрать за собой все.
И её следующая просьба вводит меня в короткий ступор. Я бросаю зарядки от техники в чемодан и смотрю на неё несколько секунд. Чувствуя, как сейчас нельзя повторно взрываться.
— Детка, - почти ласковый тон, но вместе с этим категоричный, — мы не можем остаться и ты это знаешь, - подхожу к ней ещё раз, — хочешь остаться здесь, в штатах? Хочешь быть красивым банковским счетом своего папаши всю жизнь? Мы же говорили уже об этом.

Она вроде бы, соглашается, ну или хотя бы не протестует, а я залезаю на кровать коленками и достаю из-под подушки ствол, затыкаю его за джинсы сзади, набрасываю на плечи толстую кожанку, — где мой шлем, — сегодня пара встреч и нужно забрать новенькие аргентинские паспорта с фальшивыми - нашими новыми - именами.
Самолеты с неба не падают просто так, — не могу сосредоточиться на её разговорах, — собери все свои вещи, пока меня не будет, ты поняла?
На вопрос "сколько" я жму плечами, озвучивая что-то размытое между "сегодня вечером" и "завтра утром" и подхватываю шлем, уставившись на неё после вопроса.
— Зачем тебе кpeдитка, детка, - слово "детка" звучит смягчающем обстоятельством, перекрывая напряжение в тоне, — тебе нельзя выбираться в город. За три дня до вылета точно нет. И тем более светить где-то здесь номером своей карты, — и чтобы все не было так негативно для неё, добавляю, — могу оставить наличные. Сколько?
Пауза, в которой я смотрю ей в глаза. Мне не послышалось?
— Сколько?
Меня напрягает её ответ. Но она не должна чувствовать себя со мной ограниченной, когда на её банковском счету шестизначные цифры. И точно не должна думать, что я собрался её использовать. С легким недоверием кладу на тумбочку 500 долларов, не задавая вопросов, хотя они у меня есть.
Она провожает меня до входа, и я до сих пор не замечаю никаких странностей. Она целует меня, менее участливо, чем обычно.
— Как только вернусь, мы свалим отсюда.

[NIC]Wes Querrec[/NIC]
[STA]Somethin' so cold-blooded[/STA]

[AVA]https://i.imgur.com/C1xdRQH.gif[/AVA]
[LZ1]УЭС КЕРРЭК, 30 y.o.
profession: federal agent;
relations: she[/LZ1]
[SGN]-[/SGN]

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » silk road for a dirty van


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно