внешностивакансиихочу к вамfaqправилакого спросить?вктелеграм
лучший пост:
северина дюмортье
считать падение невесомых звезд и собственные тяжелые. собственные — они впитывались в тебя сладострастным искушением, смертельным ядом; падения собственного духа... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 23°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
eva

[telegram: pratoria]
siri

[telegram: mashizinga]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » if you want it hard enough a chance is all you need


if you want it hard enough a chance is all you need

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

https://i.imgur.com/SKrYEZf.gif

https://i.imgur.com/epKCy9u.gif

Thomas Fletcher

&

Christian Ford

осень 2020. Сакраменто.

некоторые проблемы стоит доверять решать профессионалам.
если, конечно, вы с ними сможете договориться.

[NIC]Christian Ford[/NIC][STA]донашиваю лики за дьяволом[/STA][AVA]https://i.imgur.com/ClCixN3.gif[/AVA][LZ1]КРИСТИАН ФОРД, 39 y.o.
profession: юрист по уголовному
праву
irréalisable: Christina[/LZ1][SGN]«я не проснулся
после извержения

ф у д з и»
[/SGN]

+3

2

Это было очень тихое дорогое место для своих. В зале почти никого. Флетчер, швырнув телефон на стол, разглядывал пятно солнечного света на стене. Светило нещадно. Но он совершенно не чувствовал жары последнюю неделю, а может и больше. Он вообще ничего не чувствовал, потому что все возможное восприятие было направлено на решение постоянных нескончаемых проблем. Проблемы похожи на головы гидры: отрубаешь одну, вырастает еще две. Непонятно, что случится раньше - доберешься до сердца чудовища или умрешь сам.

Когда Том опустился на кресло, он будто первый раз остановился за последние дни. Сидел в очках, забыв снять черные «рейбаны», и так мало двигался, что официантка приняла его за слепого. Когда он повернул голову ей навстречу, она вздрогнула. Он не слышал ее голоса, она двигала губами совершенно беззвучно, но не нужно быть гением, чтобы предугадать ее вопрос. Он не знал, что ответить. Кусок в горло не лез уже давно, зато пить и курить Флетчер стал куда больше. Спать меньше. Под глазами залегли глубокие тени. Дед залечивал ему, что в организме необходимо поддерживать определенный уровень промилле, иначе либо двинешься, либо умрешь от скуки. Учитывая, что последнее время организм Флетчера работал только на никотине и алкоголе, старый пидарас где-то в аду должен быть им доволен.

Странно, но Томас никогда толком не общался с адвокатами. Обычно этим занималась его мать. Ее деловые переговоры закончились тем, что одним ясным утром Том обнаружил прокурора в столовой их лондонского дома за завтраком. Так он выяснил, что прокурор любит блины с сиропом и что одной из его дочерей исполнилось восемнадцать. Если он не ошибся, прокурор абсолютно непрозрачно намекал, что если Флетчер хоть на шаг к ней подойдет, его ничего не спасет, даже если мать Флетчера ублажит всех родственников того самого прокурора по очереди. Позже он понял, к чему тот разговор: дочь прокурора оказалась поразительно красивой девушой, встретившей их прибывшую на ужин семейку в настолько коротком платье, что поперхнулась даже мать Томаса. На счастье прокурора да, пожалуй, и Флетчера, ей были совсем не интересны их скучные разговоры, костюмы и сигары, поэтому она предпочла распиздяя, который снабжал ее травкой. Возможно, прокурору стоило дать Флетчеру зеленый свет. Всегда есть вариант хуже.

Жаль его мать не может прилететь из Лондона и загулять с кем-нибудь из местных, потому что Флетчеру с каждым днем становилось все тяжелее дышать. Он это предвидел. Но реальность все равно оказалось неприятной. Предстоящий суд, если не выйдет его избежать, был просто каплей в море его головных болей, но каплей достаточно горькой. Он очнулся, когда увидел перед собой Форда. Сразу понял, что Форд отвратительно мутный и скользкий тип, просто потому что сам таким являлся, и легко опознал похожего ублюдка. Это скорее хорошая новость. Значит, Форд как минимум не глуп. Так же он обнаружил двойной виски, который заказал по инерции и даже не помнил, как это сделал. Наконец стащил очки, чтобы лучше видеть лицо собеседника. Вспомнил, что как дурак сидит в них в помещении.

Контакты Форда дала Рут. Флетчер позвонил и коротко договорился о встрече. Отправил Форду ссылку на статью про Пламера, местного чиновника, отправленного под суд за домогательства на рабочем месте, взяточничество и подозрение в растлении малолетних. Пламер активно спонсировал детский католический хор.

- День добрый, - говорит он и указывает напротив. Собственный голос будто звучит издалека. Он решил подождать, что сам Форд скажет ему первым. Он ведь не общался с адвокатами. Плюс,  клубок афер разной степени тяжести, контрабанда, а теперь еще и очень сомнительный план по захвату борделя для Риверы выдавили из него любую жизнь, и он работал как экономный механизм, рассчитывая минимум полезных действий для успеха.

+1

3

За пять лет так и не получается привыкнуть к калифорнийскому солнцу, а оно все так же раздражающе светит, словно ему нет никакого дела до того, что осени положено быть пасмурной и дождливой. На западном побережье в принципе все будто бы идет не так, как должно, и это раздражает, несмотря на солнцезащитные очки и включенный в машине кондиционер. В салоне все еще чувствуется легкий фруктовый запах духов, точно тот планирует впитаться в кожаную обивку кресел, а заодно и в него, перебивая любимый древесный запах одеколона от Chanel. Или ему лишь кажется? Вот только нет и речи о том, чтобы купить Крис машину: она и такси-то пользуется с опаской, предпочитая ходить пешком или ездить с ним, и не то чтобы ее можно было в этом винить, вот только из него с ненормированным рабочим графиком хорошего водителя не получается. Да и мужа — вон даже не носит кольцо. Да и отец вряд ли выйдет приличным, если вспомнить о том, как воспитывали его. Наверное, нужно было хотя бы в этот раз действительно настоять на своем и выслать ее куда угодно к чертовой матери. Или просто к матери. Все лучше, чем рядом с ним. Чтобы не произошло того же, что случилось пять лет назад.
Паранойя снова дает о себе знать и тихо скребется внутри черепной коробки, напоминая о том, сколько еще всего нужно сделать для обеспечения безопасности его — до сих пор непривычно и странно — семьи. Кристиан снимает очки и сжимает переносицу, делая глубокий вдох, а после сморит на часы: он приезжает чуть раньше назначенного времени, предпочитая продолжать сидеть в машине на парковке недалеко от небольшого уютного ресторанчика, где должен встретиться с потенциальным клиентом. Спасибо Рут. Или еще не спасибо: если дело действительно серьезное, обсуждать его лучше за закрытыми дверями кабинета в офисе, а если какие-то глупости, то он просто потратит время. Форд открывает нужную ссылку из короткой переписки и пробегается глазами по тексту статьи, присланную знакомым Хансен: Пламер в трактовке автора выглядит как человек, которому может понадобиться юридическая помощь, но вот только об этом ли пойдет речь? Кристиан не любит дурные загадки и шарады, как не любит жару. Крис пишет о том, что освободилась и собирается домой. Пешком. Часы показывают, что стоит выбираться из прохладного рая спасительного кондиционера и немного пройтись под солнцем. Лучше бы этой встрече иметь хоть какой-то смысл.
В ресторанчике привычно тихо и уютно, и вежливый хостес проводит его к нужному столику. Форд расстегивает пуговицу на своем пиджаке, демонстрируя под ним ушитые по фигуре черный жилет и рубашку. Очки аккуратно ложатся на стол, пока он цепко осматривает знакомого Рут, словно внешний вид может дать ему полное личное дело. Сам же Кристиан, по своему обыкновению, вылизан от тщательно уложенной прически до начищенных носков черных оксфордов: каждый носит разную броню. — Доброго дня, мистер Флетчер, я полагаю? — его речь звучит спокойно и размеренно, с поставленными паузами и акцентами: для барристера владение ораторским искусством столь же важно, сколь важно знание законов. Легкая приветливая улыбка озаряет лицо, но взгляд остается колко-холодным: смотрит на собеседника так, словно собирается препарировать лягушку. — Кристиан Форд. Как я понял из слов нашей общей знакомой, Вам нужна небольшая помощь. Хотелось бы для начала понять, какого конкретно рода помощь Вам требуется и как она связана с мистером Пламером, — нет смысла тянуть резину: время — в первую очередь деньги, и только потом совокупность секунд и минут. Подходящей официантке улыбается же шире, отчего возле глаз собираются мелкие морщинки, и говорит с ней чуть урчаще, бравируя бархатистостью британского акцента, когда заказывает банальную минеральную воду без газа. Из-за солнца не хочется ни есть, ни пить, но обезвоживание вредит коже, так что приходится с этим что-то делать. Выражение лица снова становится умеренно дружелюбно участливым, когда девушка отходит, и заигрывающий взгляд словно по щелчку пальцев опять заледеневает. Форд укладывает ладони на стол, скрещивая пальцы в замок, и чуть подается вперед, с внимательной серьезностью всматриваясь в собеседника, всей своей позой показывая, что готов слушать. Ему ведь нужно понять, какого черта он здесь забыл.
[NIC]Christian Ford[/NIC][STA]донашиваю лики за дьяволом[/STA][AVA]https://i.imgur.com/ClCixN3.gif[/AVA][LZ1]КРИСТИАН ФОРД, 39 y.o.
profession: юрист по уголовному
праву
irréalisable: Christina[/LZ1][SGN]«я не проснулся
после извержения

ф у д з и»
[/SGN]

+1

4

Форд больше похож на инструмент, чем на живого человека. Вроде паркера, которым расписываются в документе. Или кухонного ножа. Предмет. Жизнью от него не тянуло, это отталкивало. Флетчера, который в принципе никому не доверял, Форд немного напрягал. Еще и земляк его, немного стереотипный чопорный англичанин. Таким нельзя доверять, он по себе знал. Тем не менее, Форд выглядел куда профессиональнее своих громких и слишком улыбчивых американских коллег, с парой которых Том успел поговорить и послать подальше. Местное панибратство он оценить так и не смог.

- Ну.., - он покрутил стакан с выпивкой на месте, словно решая, пить или не пить. - Очевидно, помощь нужна с судом. Вы же адвокат? - вряд ли Форд сможет прикончить свидетелей. Хотя черт его разберет, мутный тип. - Пламер собирается подать в суд на моего друга. За шпионаж, на сколько я могу судить, - и Томас протянул Форду бланк, где указано имя кузена и состав обвинения. Флетчеров на счастье Томаса было несколько, и главой их бизнеса числился старший, Пол Флетчер. Они как стая беженцев бросились в Калифорнию и пытались пустить корни хоть где-нибудь.  - К счастью, мой друг понятия не имеет, о каком шпионаже речь, потому что он абсолютно не виновен. Но я знаю виновного, и шпионаж, к сожалению, действительно был, - в обвинении речь шла о подкупе горничной. Вряд ли Форд не догадается, кто именно виновен в заварушке. - Еще я знаю, что виновный подкупил горничную для шпионажа, и что Пламер избил ее, узнав правду. Она пока молчит.

Пламер. Томас при всей показной брезгливости гордился успехом. План был найти хоть чего-нибудь на Пламера и подвинуть его с поста. Они вышли на его якобы несовершеннолетнюю любовницу. Подельник Тома решил поболтать с девчонкой, передавил, и она окончательно закрылась, так ничего и не сказав. Единственная нить оборвалась, но потом девушка внезапно исповедалась в соцсетях, и дело набрало оборот даже без их помощи. Работу сделали блогеры, СМИ, хештеги и абсолютно левые проходимцы, которые решили раскрутиться на инфоповоде. Оказалось, Пламер был любителем рабочих интрижек и активно пользовался служебным положением. Подтянусь все: обиженые, псевдобиженные и даже жена Пламера разоткровенничалась на третьесортном ток-шоу. Решила оттяпать состояние напоследок. Их шайка, тем временем, прошерстила дела католического прихода под покровительством Пламера, скинув все подозрительное в общий котел. Прямых доказательств не было, но поднять слухи вышло. Насилие оказалось популярным брендом, харассмент - горячей темой, а несовершеннолетние - приговором и черной меткой. В такой скандал вписывались представители любого движения, и репутацию Пламера будто стая падальщиков растерзала. Шайка Флетчера только успевала кидать стервятникам новые куски свежей плоти. Их самих порядком тошнило от грязи, в которой они копались, но выбора не было. Смешно, что Флетчер как-то ляпнул про педофилию, когда узнал про католические замашки. Кто бы мог подумать. Слабым местом были конечно методы. На любовницу Пламера они вышли далеко не за счет внезапной удачи. За счет ложной информации, которую подкинула уборщица из дома Пламера, которую Флетчер пытался купить.

- Нужна стратегия поведения в хорошем случае. Или защиты - в плохом, - он все-таки пригубил и резко почувствовал, как в мозгу словно узел разжался. Ложное чувство свободы от проблем. И пока ни капли опьянения. - Сейчас дело только набирает оборот, Пламера судят и ему некогда разбираться с моим другом. У него почти нет рычагов, и влиятельные люди от него отворачиваются. Обвинение очень сырое. Но, возможно, рот откроет горничная, она не слишком адекватная. Правда, доказательств у нее нет, - в случае горничной Флетчер точно использовал шантаж, но пока помалкивал об этом. - Из хорошего - репутации у Пламера нет, его ненавидят. Я даже думал..об ответном обвинении. Стать героем для общественности.

Отредактировано Thomas Fletcher (2021-04-04 23:44:49)

+1

5

В его работе нет лишних мелочей, как нет их и в жизни: Дьявол кроется в деталях — эту истину осознал еще в детстве, делая из нее часть фундамента, на котором строится его личность. Кирпичик за кирпичиком, скрепляемые раствором из жесткости отцовских утверждений. Эта жестокость проскальзывает в нем и сейчас, как змеиная шкура переливается золотом и зеленью под яркостью солнечных бликов, и Кристиан тихо смеется, вот только похоже больше на оскал. — Адвокат, но не все юридические проблемы находятся в моей компетенции, — тон безусловно учтив и вежлив, но смотрит по-прежнему с холодной цепкостью, не без оснований полагая, что в ближайшие минуты будет ясно: стоит ли в принципе тратить время на проблемы этого человека. В конце концов с Рут хватит и той услуги, что он соглашается выслушать ее знакомого. Пока его жена, вероятнее всего, шарахается от машин, когда приходится переходить дорогу. Плюс один пункт к списку того, где он проштрафился в своей жизни.
Зачастую клиенты говорят много: после событий в Нью-Йорке предпочитает сосредотачиваться на более безопасных делах, вроде очередного золотого ребенка богатых родителей, устроившего большую аварию на шоссе, чем связываться с организованными преступными элементами, а ведь именно последние частенько радуют спокойным отношению к наличию проблемы. Можно сделать с самим собой ставку и попытаться понять, насколько не к месту болтлив Флетчер, но, если быть честным, Кристиану достаточно плевать, чтобы просто слушать, позволяя себе лишь едва заметно хмыкнуть, когда речь заходит о друге и ужасном неизвестном виновном к шпионаже: тот факт, что они сейчас находятся в общественном месте накладывает свой отпечаток необходимости играть в святую невинность — одна из тех вещей, которые отлично известны и понятны самому Форду.
Милая девушка приносит ему воду, и Кристиан улыбается, благодаря низким, практически интимным тоном, но делать глоток не спешит: поглаживает пальцами прохладное стекло, убирая конденсат: вода холодная — то, что нужно в этот жаркий — типичный — калифорнийский день. В голове звонко крутятся шестеренки, и, в принципе, суть ситуации становится ясной — спасибо, что во Флетчере достаточно уважения ко времени, чтобы не размениваться на водянистые подробности. Подробности же, если они договорятся, выслушивать в любом случае стоит за закрытыми дверями его кабинета. — Вашему другу повезло, что Вы столь заботливы, — с легкой усмешкой отвечает Форд и смотрит остро, не таясь, прямо в глаза сидящему напротив мужчине: им ведь обоим ясно, как божий день, что за зыбким понятием "друг" может стоять много чего — от самого Флетчера до, как ни парадоксально, друга. Ложь нигде не прячется так хорошо, как в правде. — Если рассматривать положение дел без подробностей, то у Вашего друга есть все шансы выйти сухим не воды, — продолжает спокойным, ровным тоном с грамотно расставленными паузами и ударениями, точно репетирует театральный монолог, а не ведет обычную рабочую беседу. — Избитая горничная, которая вполне могла соврать из страха перед работодателем, дурная репутация — это отличные исходные данные, вот только скажите мне, мистер Флетчер, что является приоритетом: не допустить обвинения? Заставить мистера Пламера отозвать обвинение? Или устроить шоу в суде, дав ему возможность проиграть на глазах общественности? — моргает редко, точно боится, что в те доли секунды, пока глаза будут закрыты, что-то важное в выражении лица потенциального клиента может ускользнуть от внимания.
— Должен предупредить, что в случае выбора Вами третьего варианты к Вам действительно может быть приковано пристальное внимание. В том числе и журналистов. И, полагаю, частных детективов, к чьей помощи вполне может прибегнуть человек уровня Пламера. Я бы для начала рекомендовал удостовериться, что все тылы будут прикрыты, — наконец, делает небольшой глоток, чувствуя, как от холода чуть сводит зубы. После достает из внутреннего кармана пиджака серебристый Parker и подтягивает к себе салфетку, кратко конспектируя цифры, которые в дальнейшем называет. — Я беру порядка шестисот пятидесяти долларов за час. После того, как мы определимся с тем, какого конкретно результата Вы хотите добиться, я прикину временные затраты на Ваше дело и скажу сумму аванса, которую должны будете выплатить заранее. Около 75% от ориентировочной трудоемкости: видите ли, суды любят обязывать адвокатов продолжать вести дела, даже если клиент отказывается платить. Эта бюрократия, — наигранно фыркает и закатывает глаза. — Так же при необходимости я могу обратиться к услугам частных детективов для получения необходимой информации.  Оплаты им тоже остаются за Вами, — записывает стоимость среднего часа работы привлекаемых им к делу детективов, а после подталкивает салфетку к Флетчеру. — О, и если в ответном иске пойдет речь о компенсации за какой-нибудь моральный ущерб, я беру треть в случае, если ходатайство о выплате компенсации будет удовлетворено, — не в его привычках отказываться от дополнительной оплаты, при условии, что и без того по большинству уголовных дел выплата гонорара успеха запрещена — благо, здесь не тот случай. — Сегодняшняя наша встреча всего лишь знакомство. Если Вы решите прибегнуть к моим услугам, то нам следует встретиться в более тихом месте, чтобы можно было поговорить начистоту. Например, в моем офисе. Я ценю конфиденциальность.
[NIC]Christian Ford[/NIC][STA]донашиваю лики за дьяволом[/STA][AVA]https://i.imgur.com/ClCixN3.gif[/AVA][LZ1]КРИСТИАН ФОРД, 39 y.o.
profession: юрист по уголовному
праву
inestimable: chris & bébé ri[/LZ1][SGN]«я не проснулся
после извержения

ф у д з и»
[/SGN]

+1

6

Что является приоритетом? Да всё! Можно выбрать всё? Флетчер хочет всё. Что в этом сложного? Его люто безумно до скрипа в челюсти раздражали люди, которые приходили и начинали рассказывать, что сразу всё нельзя, нужно выбрать какую-то совсем маленькую часть и сделать вид, что выбором остался доволен. Вот прямо как этот Форд. Долго объясняли, почему нельзя сделать то, что он сделать собирается, почему это слишком опасно, слишком безрассудно или попросту глупо, но Томас обычно делал и чаще оставался в плюсе. Вот только запереть родственника, на которого оформлена половина бизнеса, в американскую тюрьму за шпионаж ему совсем не хотелось. Поэтому он сидел с недовольным лицом, размышляя, какую часть отрезать от такого заманчивого и любимого «всего».

- Странно. Я думал за шестьсот долларов в час выбирать не придется, - говорит он, бегло взглянув на салфетки с набором цифр. - Шестьсот пятьдесят, - вежливо поправляет себя извиняющимся тоном. Они же два английских джентельмена. Точнее,  бывалых афериста в красивых костюмах. Уже не терпится увидеть итоговый счет. Он почему-то вспомнил Ло, у которой ставка была чуть больше, чем у этого холеного индюка из Букингемского дворца. На целых пятьдесят баксов. Только ей не нужно платить три четверти всей суммы за заполнение бумаг, а можно сразу получать удовольствие. Еще и бенефиты в виде песен. В суде удовольствия совсем не получишь. В лучшем случае облегчение, а это больше смахивает на нужник. Все-таки бордели лучше чем суды, с каким бы скепсисом он к ним не относился ранее.

Раз цена за работу не вставала Форду костью в горле и не вызывала желания трусливо понизить тон, никаких сомнений в своем профессионализме тот не испытывал. Это, пожалуй, хороший знак. Флетчер сомневался насчет него, потому что Англичане любили навести туман важности на чужой земле, прикрыв красивым фасадом очень средние способности. Но Форда рекомендовала Рут. Эта точно не пользуется услугами мошенников, сама кого хочешь расколет, как грецкий орех.

- Черт с ним, с ответным иском. Получится что-то сделать с этим? Превратить процесс в цирк, чтобы сторона обвинения выглядела кучкой тупых клоунов. На Пламере тьма исков и слухи о педофилии, а он приплетает какой-то шпионаж. Это чушь, - почувствовав некое воодушевление, Флетчер пригубил виски. Тревожный зуд в мозгу немного отпустил. - Я бы подумал, как свести три приоритета в один и закрыть одним судом. Над моим другом. Внимание ко мне исключено, - его лицо точно светить нельзя.

Кузен Флетчера пока не имел представления, что его ожидает суд. Томас собирался, поплевав через плечо, вывалить на него все сразу вместе с готовым планом и расписанной по ролям пьесой, где от Пола требует лишь пассивное участие. А потом еще сообщить, что Флетчер старший теперь управляет борделем, чтобы как-то сгладить первичный шок. И напоить заранее. Возможно, Полу лучше не оставаться трезвым, пока суд не подойдет к концу.

- Я не хочу впутывать частных детективов. Захочешь что-то дополнительно выяснить, скажи что. У меня это выйдет быстрее. А может, я это уже знаю, - у него есть лучший частный детектив на свете. Возможно, работает не слишком тонко, зато держит язык за зубами и не продает потом налево, все, что узнал.

У Флетчера был туз в рукаве - собирался обещать этому жуку хороший процент с компенсации ущерба, но жук оказался быстрей и первым запросил не просто пять процентов с барского плеча а, блять, треть! Но, учитывая обстоятельства, мечтам об ответном иске не суждено сбыться. Что в итоге: Форд жадный, педантичный, скользкий тип. Очевидно, не дурак и не моралист. Отлично. То, что нужно. Затирал ему про конфиденциальность и офис. Флетчер так устал от разговоров с улыбчивыми адвокатами, больше похожих на продавцов овощей с рынка, что выложил бы Форду всю историю возле газетного киоска, лишь бы сэкономить время и сразу разобраться, стоит ли тратить его дальше.

- Мы будем сотрудничать, - говорит он, хотя в действительно времени на раздумье попросту нет. И вряд ли он найдет вариант лучше. -  Я хочу понять, сколько будет стоить процесс и каковы шансы закончить его так, как я хочу. И что нужно от моего друга, чтобы максимально помочь делу и не сказать лишнего, -  он убрал салфетки в карман и допил виски. - Так что можно отправляться в офис хоть сейчас, частный детектив нас довезет, он еще водитель по совместительству. Тоже недурный, кстати.

Неподалеку в тачке куковал друг детства Сид. С самого прилета он ныл про нормальную машину, и теперь развлекал себя прением в кожаном салоне нового черного внедорожника и, наверняка, скурил косячок отметить покупку. Фешенебельные места утомляли его за пять минут, и он держался от них подальше. Поэтому среди начищенных вилок и белых скатертей красовался обычно Флетчер.

+1

7

В его деле важно иметь толстую кожу, и чем больше времени проходит в окружении убийц, воров, мошенников и просто глупых истеричек, случайно сбивших кого-нибудь по дороге из клуба, тем все больше новых слоев нарастает. Это профессиональная деформация, и иногда Кристиану кажется, что, доживи он до возраста отца, тоже станет таким же бессердечным, иссохшимся сухарем, потому что таков конец неизбежен. Потому что пропускает любые замечания, исходящие в его адрес: очередная бессмысленная информация, едва ли имеющая значение и требующая рассмотрения. Они встречаются в этом тихом и уютном месте совсем, совсем для другого. Прокручивает ручку между пальцами, ловко и совсем немного показушно: искусственно созданный признак волнения или нервозности, точно чувствует себя опаздывающим. Впрочем, в этом есть некоторый смысл: он действительно опаздывает — заняться более важными делами, чем пытаться выяснить, собираются ли его нанимать. Если сумма неподъемная, всегда можно прибегнуть к услугам кого-то другого: не то чтобы в Калифорнии наблюдался чертовский большой дефицит адвокатов, способных помочь разобраться с обвинениями в уголовном правонарушении.
— Мистер Флетчер, вот именно потому я и спрашиваю о Ваших приоритетах, — все так же спокойно и вежливо отвечает, и слова льются свободно и аккуратно, как вода в одном из этих безвкусных настольных фонтанчиков: его последняя секретарша как раз любит такие — раздражающая вещь. — Если мистер Пламер только собирается подать заявление на Вашего друга, то всегда можно попробовать договориться с ним до того момента, как это случится. Обрисовать его перспективы, так сказать. А если он все-таки не рассчитает верно все риски, что ж, суды в Америке и без того чертовски перегружены, чтобы не стремиться решать все возможные разногласия в досудебном порядке. Но чтобы получить цирк в суде, нужно будет еще до него довести. Вот только хотите ли Вы и Ваш друг этого цирка? Ответ на этот вопрос меня и волнует, — его не страшит необходимость выступать в суде, пусть продолжает считать, что куда большим признаком профессионализма является умение решить все проблемы до того, как придется устраивать настоящее представление. [ в последнем система американского законодательства и традиции урегулировать все с помощью сделок ему только помогает ]. Не зря же Никколо Макиавелли говорил: "Войны начинают когда хотят, но завершают, когда могут" — судебное заседание было такой же войной, поражение в которой бросает тень на чистоту репутации.
— Хорошо. При возникновении определенных вопросов, я буду обращаться к Вам, мистер Флетчер, — спокойно соглашается с условием о невмешательстве частных детективов: один параноик всегда может понять другого параноика и даже принять правомерность подобной позиции — то, что знает трое, уже не секрет. Да даже то, что знают двое, секретом не является, а юридическая защита в том числе призвана защищать секреты подопечных. Хотя не то чтобы Форд не мог ручаться за тех, к чьей помощи прибегал: иначе бы и не сотрудничал с ними. Но у многих клиентов свои причуды — ему их не судить, а приспосабливаться. — О, ни минуты не сомневаюсь в способностях Вашего водителя, но я и сам приехал сюда на машине, так что давайте просто встретимся на месте, — достает из кармана пиджака визитку из плотной матовой бумаги и кладет на столешницу перед собеседником. Лаконичные черные выпуклые буквы, в том числе составляющие адрес офиса адвокатской фирмы в центре — элитность прослеживалась даже в мелочах, но не чтобы Кристиан не стремился именно к этому эффекту. — Я предупрежу своего секретаря, чтобы она проводила Вас в кабинет, если вдруг Вы прибудете на место раньше, мистер Флетчер, — с этими словами чуть улыбается уголками губ, за несколько глотков выпивая заказанную воду и встает из-за стола, давая понять, что счет за это остается на совести пригласившего. По всем правилам этикета, так сказать.
На улице все так же убого и жарко, и Форд нацепляет солнцезащитные очки, еще не выходя из ресторана, но солнце все равно оказывается раздражающим. Хочется как можно быстрее добраться до своей машины, где есть отличный кондиционер: все же Мерседес S класса должен соответствовать понятию "премиальность", иначе в чем вообще его смысл? Оказываясь наконец в салоне, обитого кожей цвета серого песка, и заводя мотор, набирает по громкой связи Крис, используя идиосткий предлог вроде просьбы зайти в небольшую кофейню возле их дома и купить там их фирменного безе, который больше нравится ей, чем ему. Просто чтобы убедиться. Даже если он сам не боится машин и дорог, еще не значит, что тот несчастный случай прошел мимо него, сколько бы не пытался делать вид, что это не так. Вся его жизнь, в принципе, попытка делать вид, что все не так, как представляется на самом деле.
Дорога занимает меньше времени, чем он думал, пожалуй, потому, что отлично знает короткий маршрут: в этом ресторанчике бывал неоднократно, и ему удается прибыть на свое рабочее место до того, как туда же приходит Флетчер, сопровождаемый услужливой секретаршей — милой и приветливой девушкой, предлагающей что-нибудь налить: чай, кофе, холодный лимонад. Кристиан отказывается, просто наливая себе воды из графина. Там же стоит графин с виски и бренди — единственная деталь, и даже графины выполнены в стиле модерн, как и весь кабинет, сплошь состоящий из черного, белого и хромированного цветов. Скромная лаконичность, в которую сам Форд в черном костюме и с острыми линиями скул вписывается идеально. Он делает глоток и снимает пиджак, аккуратно вешая тот на спинку своего эргономичного рабочего кресла у стола. Указывает рукой на одно из кресел, разделенных низким кофейным столиком из закаленного стекла. Сам садится на противоположное, закидывая ногу на ногу с видом человека, проводящего обычную светскую встречу, а не деловые переговоры о том, как обойти обвинения в шантаже. Типичный рабочий день. Эдакий современный Хирам З. Мендоу, который в тридцатые годы отличился тем, что с успехом защищал многих ганстеров. Прекрасный идеал, к которому нужно стремиться, хотя чего ожидать от человека, воспитанного в условиях полнейшего морального пренебрежения к существующим законам.
— А теперь, мистер Флетчер, давайте начистоту, — за плотно закрытой дверью кабинета Форд чувствует себя расслабленнее без необходимости подбирать слова и обходиться метафорами да пространными намеками. Голос приобретает чуть больше стальных ноток, точно натягивается трос и едва слышно звенит от натяжения. — Меня не интересует моральность Ваших поступков или поступков Вашего друга, но я заключаю договор напрямую с клиентом. Если Ваш друг не является несовершеннолетним, а Вы не являетесь его опекуном, думаю, стоит перестать темнить и начать говорить начистоту, потому что я не люблю, когда в делах, за которые я берусь, есть множество темных пятен. Все, что Вы мне скажете, будет являться адвокатской тайной, которую я не имею права открыть под угрозой лишения лицензии, а некоторые представители мафии из Нью-Йорка и Британии подтвердят, что я очень дорожу своей лицензией, — наклоняется вперед и смотрит пристально, не моргая. — Вы шантажировали мистера Пламера, мистер Флетчер? А теперь он угрожает Вашему другу? Или друга в принципе не существует? Какова полная история, мистер Флетчер?
[NIC]Christian Ford[/NIC][STA]донашиваю лики за дьяволом[/STA][AVA]https://i.imgur.com/ClCixN3.gif[/AVA][LZ1]КРИСТИАН ФОРД, 39 y.o.
profession: юрист по уголовному
праву
inestimable: chris & bébé ri[/LZ1][SGN]«я не проснулся
после извержения

ф у д з и»
[/SGN]

+1

8

Договориться с Пламером точно не выйдет. Чтобы вести с ним переговоры нужна высшая комбинация на руках. Чтобы договор держался исключительно на угрозе. Но Форд похоже это и предлагал. А как еще трактовать «обрисовать перспективы»? Вежливая дипломатия между Флетчерами и Пламером давно осталась позади.
- Договориться с ним не выйдет. Только напугать, - озвучивает вслух свои мысли Флетчер. Он рад, что Форд не настаивает на привлечении своих детективов и что не переносит встречу на день, час или неделю. - Тогда я не буду спешить, - усмехается он, услышав про секретаря и подманив пальцем официантку. Платит картой, ловя смутное ощущение законности хоть чего-нибудь в своей жизни. И выходит следом.

Форд сел в мерседес, отливающий часами, потраченными на защиту ублюдков. Флетчер распахнул дверь черного внедорожника grand сherokee trackhowk. Агрессивный достаточно простой снаружи, морально устаревший внутри, пусть и с претензией на дорогую обивку. Мультимедиа казалась кнопочным телефоном. Флетчеру больше по душе что-то европейское, технологичное. Та же эстетика и сытое урчание Мерседеса. Но машину выбирал Сид, как главный водитель, и он взял почти трехтонный здоровый гроб, от выхлопа которого закладывало уши, а тяга грозилась сломать шею. Американский автомобиль. Они же в Америке и привыкали к новой культуре. Флетчер сел внутрь, его друг швырнул окурок, проводив взглядом премиальный седан  за поворот. И, услышав адрес, заявил, что они этого пидора даже с нынешней форой обгонят до первого светофора, а потом еще успеют заехать в магазин за сигаретами, которые подошли к концу. Азартно выжал газ, и джип сотряс воздух громовым ревом. Они собрали взгляды всех присутствующих на улице. Восторженные, смешливые, недовольные. Сид вдавил педаль в пол, и семь сотен лошадей унесли их до шестидесяти миль раньше, чем Флетчер успел набрать в смартфоне короткое сообщение. Пытался, но, смирившись, вцепился в ручку.

Форд, кажется, никуда не спешил, но их абсурдно громкая махина просвистела мимо холеного мерседеса как бешеное животное, оставляя за собой вой огромной прожорливой восьмерки под капотом и взрывного выхлопа. Никакой аэродинамики, никаких технологических приблуд. Машина гудела как самолёт на взлете, ее распирало от чистой сырой мощи, и шутки про компенсацию временно стали вновь в ходу. Сид радостно заржал, вдавив на гудок и обдав седан Форда пылью. Флетчер засмеялся тоже, представляя, какое мнение о них сложит Форд.

- Ты мог подождать и взять что-то подороже, - Флетчер постучал ладонью по бардачку. У Форда интерьер получше будет.
- Да насрать, ты глянь, что может! - Сид энергичен, посидев несколько месяцев без прежней английской сытости. Он развелся, вышел из запоя через траву и ему нравилась американская авантюра. - Томми, это настоящая зверюга. Если придется удирать, хуй нас кто догонит.

Он вновь вдавил педаль в пол, две с половиной тоны с ревом набирали скорость словно спорткар. Казалось, без подголовников им оторвет головы. Сид ненавидел, когда его кто-то обгоняет. И Флетчер при всем своем деланном снобстве тоже.

- Я его до тысячи лошадей разгоню, - пообещал Сид не без восторга в лице. Флетчер усмехнулся. У них будет заряженный холодильник, который жрет тьму бензина, налогов и регулярно штампует новые штрафы за превышение скрости. То, что нужно. Они летели, как бешеные, максимально ускоряясь на любом отрезке дороге. Остаток пути пугали мотоциклистов, газуя возле них, либо агрессивно соревновались в любым, кто подавал минимальные признаки азарта и радовались соперникам, представляя их вытянутые лица после победы.

Поэтому в офис Том зашел на взводе, пружинистым шагом пересекая холл. На вопрос секретаря ответил, что хочет покурить. Она мило заметила, что здесь не курят, и вновь предложила ему абсолютно не вдохновляющий выбор. Он уперся взглядом в Форда, который наливал себе воды. В смысле, не курят? За те бабки, которые тот берет, Флетчер может притащить ручную обезьяну или еще какую экзотическую тварь, чтобы секретарша Форда занимала ее, пока они обсуждают дела. Ее вопрос он игнорирует, пусть сама что-нибудь решит, ему ее набор малоинтересен. Форд вешает пиджак как хирург, Флетчер небрежно бросает себя в кресло. Он думал, они сейчас обсудят все дела, порешают быстренько и дело с концом. Но Форд выдал ему проповедь, от которой на лице Флетчера возникло скептическое кислое выражение. Еще бы Форда интересовала «моральность их поступков»! На слове «мафия» Флетчер вскидывает брови. Его пытаются пугать?

- Я не шантажировал Пламера, я общался с его горничной, - спокойно поправляет он в противовес напряженному Форду, словно говорит о чем-то очень обыденном и простом. - Он прознал про наш разговор и попытался подставить Пола, подкинув через горничную дезинформацию. Но победа осталась за мной, - не без самодовольства. - Пламер не знает меня, но хорошо знает моего кузена. Если вы не заметили, а вы должны быть очень наблюдательны, у нас одна фамилия. Ваши друзья из мафии вряд ли оформляют на себя свой бизнес, - улыбнулся Том, но эта улыбка испарилась с лица быстрее разогретого спирта. - Суд пройдет над Полом, но все детали обсуждаю я. Утверждаю тоже я и плачу, конечно, я. Не говорите мне, что не с сталкивались с подобным среди вашего богатого круга знакомых. Вы ведь берете наличные?

Вряд ли у него тут терминал с кассовым аппаратом и чистой отчетностью. Так чего пенять на его, Флетчера, схемы? Он вытащил сигарету и закурил. Наплевать.

- Ты спрашивал, какой приоритет,  я много думал об этом по дороге сюда, - Флетчер блаженно выдохнул дым. - Договориться не получится, для Пламера это личное оскорбление. И, очевидно, на поклон с просьбой обойтись без суда к Пламеру никто не пойдет. Пугать нам его нечем. Или есть чем? - вдруг спросил Том, потому что на его взгляд, козыри давно подошли к концу. - Остается только принять вызов и красиво выиграть, - подчеркнул он последние слова. - Мне важно понять, каковы шансы на победу и на какое время затянется процесс. Я не вижу путей избежать его. Мы заключим два договора: со мной и с Полом. Но сначала обсудим стратегию. Со мной.

Болтовня с Флетчером вполне сойдет за консультационные услуги. Будет ему договор с заказчиком. Когда станет ясно, что делать.

Отредактировано Thomas Fletcher (2021-04-13 11:53:33)

+1

9

Кристиан снова улыбается, спокойно, совсем немного приподнимая уголки губ и снова откидываясь назад на спинку кресла, обманчиво расслабленный и будто бы отпустивший вожжи в происходящем разговоре. Флетчер выглядит спокойным и жестким, но отчего-то не отпускает ощущение, словно в нем куда больше деструктивной эмоциональности, чем видится при беглом рассмотрении. Это может быть лишним источником проблем. Кладет руку под подлокотник кресла и медленно гладит дорогую кожу, словно ласкает загривок опасного зверя, но взгляд оценивающий и пристальный упирается в лицо собеседника: типичный представитель ушлых преступников, готовых хвататься за каждую возможность и висеть на ней с хваткой бультерьера, пока не получат все, что им надо, считающие, будто именно это им обязаны дать просто потому, что они захотели. Совершенно бессмысленное позерство на дороге, попытка указать на место в разговоре, словно адвокаты кто-то вроде обслуживающего персонала, — Флетчер привык быть главным. Или привык быть главным, потому что только это ощущение власти и права принимать окончательные решения не давали чувствовать себя жалким? Как человек, испытывающий глубинные проблемы с самооценкой, какие сложно предположить по его манере держать себя, к чужим возможным проблемам подобного рода относился пренебрежительно. Папочка с надписью "Томас Флетчер", содержащая различные сведения и наблюдения, мысленно перемещается в другую папочку и тактика поведения сменяется под щелчки продолжающих крутиться шестеренок мыслительных процессов. Впрочем, кого еще могла подкинуть ему Хансен.
— Ассоциация адвокатов требует чистой отчетности: бюрократия часть этой профессии. Необходимость обсуждать все нюансы дела исключительно с Вами кристально ясна, но мне нужен договор с тем, кто будет являться моим клиентом. Наши же разговоры спишутся на банальные консультации. И чек Вы получите при любом виде оплаты, — тон голоса становится более мягким и податливым. Так волки припадают на передние лапы, признавая чужое лидерство, хотя едва ли это поведение со стороны Форда было чем-то иным, кроме как проявлением конформизма. Властные клиента, полагающие, будто знают, как будет лучше для них самих и как именно следует разбираться с проблемой [ хотя в таком случае возникает резонный вопрос: зачем они пришли к нему — слишком дорогая оплата для секретаря с умениями составлять юридические документы ], давно уже набили оскомину, но все равно продолжали составлять больший процент от тех, с кем приходится иметь дело. Не считая того, насколько многие стремились доводить до суда то, что было целесообразнее решать в досудебном порядке, тем более когда судопроизводство в Америке отличалось некоторыми специфическими чертами, например, высокой загруженностью, большой зависимостью от того, какой именно судья станет вести дело. Нюансы, которые едва ли интересовали Флетчера, но про которые не мог не думать Форд. Война — хорошее дело, если броня ее отсвечивает надеждой, а пока у него не было даже права воспользоваться своими детективами, чтобы найти козыри, которые никак не мог найти чересчур самостоятельный клиент. Что ж. Бывали ситуации и похуже.
— Однако я бы все равно настаивал на разговоре с мистером Пламером для начала. Точнее: с его адвокатами. Именно им придется распыляться на еще один сомнительный, с точки зрения выигрыша, процесс в параллель с уже идущим процессом. Мой козырь, за неимением права использовать свои ресурсы по поиску потенциального компромата, — это попытка убедить противника в нецелесообразности подачи иска, — легко пожимает плечами, словно удивляясь, какие в принципе могут быть сомнения в данном вопросе. Конечно, зависит от того, кого конкретно нанял Пламер, но в условиях уже идущего ко дну слушания дела по обвинению в харассменте, он бы тоже задумался над тем, что не стоит распыляться и рисковать репутацией еще больше исключительно ради уязвленного самолюбия клиента.
— Если его адвокаты слишком глупы или он слишком глуп, чтобы слушать их, — на губах проскальзывает легкая усмешка: возможно это общая проблема, объединяющая многих людей, обладающих властью, — сроки начала и протяженности судебного процесса я могу лишь предположить: система и без того перегружена — в этой стране все очень сильно любят судиться, — снова усмехается, но уже более явно и открыто, в принципе, наслаждаясь таким положением дел: именно оно позволяет поддерживать уровень жизни, к которому привык. — Пока будет заведено уголовное дело, пока его закроют и передадут в прокуратуру, пока оно дойдет до суда, где сначала будет официально предъявлено обвинение, а после начнутся слушания. Если добавить к этому, допустим, стремление мистера Пламера ускорить процесс, я ставлю самые краткие сроки где-то в месяц. Дальше будет зависеть от имеющихся у каждой стороны доказательств. Горничная, о которой Вы говорили, единственный свидетель, способный подтвердить, что Вы с ней разговаривали о ее нанимателе? Не имеется ли записей Ваших разговоров, о которых Вы не знаете? Вы говорили, что мистер Пламер ее избил: есть какие-то доказательства этого? В идеале медицинское освидетельствование, но и фотографии сгодятся, — отчасти размышляет вслух, пока в голове выстраиваются различные стратегии, из которых потом предстоит выбрать наиболее оптимальную. — На нашей стороне, в том числе, будет играть тот факт, что против него идут полномасштабные обвинения. Чисто психологически он станет выглядеть виновнее, чем Ваш брат, потому что так работает человеческий мозг. Но все равно Вам придется найти что-то интересное: быть может, чтобы окончательно дискредитировать свидетеля или просто сильнее раскачать лодку психоэмоционального состояния истца. В любом случае было бы слишком неразумно и самонадеянно заявлять о стопроцентном успехе: это удел новичков. И могу рискнуть предположить, что наши шансы выиграть близятся к девяноста процентам. Оставшиеся десять учитывают внезапно всплывшие доказательства, которые могут сыграть против нас. Да и американская судебная система в принципе располагает к сюрпризам. Все еще хотите сразу идти в лоб и доводить дело до суда? Или для начала попробуем избежать лишних проблем?[b]
[NIC]Christian Ford[/NIC][STA]донашиваю лики за дьяволом[/STA][AVA]https://i.imgur.com/ClCixN3.gif[/AVA][LZ1]КРИСТИАН ФОРД, 39 y.o.
[b]profession:
юрист по уголовному
праву
irréalisable: Christina[/LZ1][SGN]«я не проснулся
после извержения

ф у д з и»
[/SGN]

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » if you want it hard enough a chance is all you need


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно