внешностивакансиихочу к вамfaqправилакого спросить?вктелеграм
лучший пост:
северина дюмортье
считать падение невесомых звезд и собственные тяжелые. собственные — они впитывались в тебя сладострастным искушением, смертельным ядом; падения собственного духа... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 23°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
eva

[telegram: pratoria]
siri

[telegram: mashizinga]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Альтернативная реальность » я ем разбитое стекло, а ты боишься крови;


я ем разбитое стекло, а ты боишься крови;

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

https://i.imgur.com/HWCc0Ex.jpg https://i.imgur.com/08EBTHW.jpg https://i.imgur.com/FKU4uyG.jpg
п е р е д   т о б о ю   п р о п а с т ь
п е р е д о   м н о й   с т е н а

[NIC]Yayoi Uenoyama[/NIC][AVA]https://i.ibb.co/KKrNBhM/1111.gif[/AVA][STA]we draw the line[/STA][LZ1]ЯЁЙ УЭНОЯМА, 20 y.o.
profession: студентка токийского университета.[/LZ1]

Отредактировано Raphael Suarez (2021-03-31 15:07:09)

+2

2


Терпкий табачный дым полоснул язык, обжог трахею и, огладив легкие, сорвался с приоткрытых губ; Акихико поднял глаза и с праздным интересом понаблюдал за тем, как густые серые клубы растворились под потолком душной гримерной комнаты. Здесь было полно людей: маленькие клубы – такие, как этот,  – не могли позволить себе выделять по отдельной комнате для каждой группы, вот все и толпились в одном тесном помещении – человек пятнадцать, не меньше. Но шестнадцатый был явно лишним.

Акихико, когда зацепился взглядом за знакомые косички светло-русого цвета, обреченно вздохнул и тяжело прикрыл глаза. Только ее здесь не хватало. Несмышленая школьница пятнадцати лет в вызывающе короткой юбке нервно бегала взглядом по гримерке и отчаянно кого-то искала. Акихико точно знал: его. Она искала его компании вот уже две недели подряд и никак не могла смириться с тем, что неинтересна. Акихико не хотел связываться с малолеткой, по случайному стечению обстоятельств заинтересовавшейся их группой в общем и его игрой на барабанах в частности. В первые несколько дней после знакомства он относился к ней, как к забавной собачонке: пообщаюсь, поулыбаюсь, поиграюсь – и отвяжется. Тогда Акихико и не подозревал даже, что совершает крупную ошибку: девчонка, попробовав  полсигареты, захотела всю табачную компанию. Теперь Акихико не знал, не догадывался даже, как от нее отделаться. Не помогали ни кнут, ни пряник, а на доводы в стиле «у меня вообще-то есть девушка» неугомонная школьница лишь беспечно жала плечами и заявляла, что это неправда, ведь она никогда не видела Акихико с подругой.

— О, — подал голос Уэнояма, — пришла. Смотри-ка, даже в гримерку пробралась. Какая настырная.
— Да уж, — вздохнул Акихико, вот только думал он вовсе не о гримерке. Настырная.

Все медленно, но верно расходились, и дальше прятаться не было ни смысла, ни возможности. Затушив тлеющую сигарету о ближайшую пепельницу в виде банки из-под пива, Акихико поднялся с кожаного дивана, местами потертого и потрепанного, и сразу привлек к себе внимание. Школьница при виде кумира засветилась и заискрилась; ее можно было бы назвать красивой сейчас, в момент истинной радости, но Акихико так устал от нее, что мог только отвернуться и отмахнуться, как от назойливой мухи.

Она бросилась к нему, схватилась за грудки черной рубашки и, склонив голову, рассыпалась в восторженных комплиментах; Акихико, испытав острый прилив раздражения, раньше ограничивавшийся жалостью, едва сдержался, чтобы не сбросить с себя ее ладони. Это начинало бесить.

— Так, эээ, — он затормозил и замялся, нахмурился, вспоминая ее имя. Она подсказала, — Юкихо, меня в зале ждет девушка. Мне надо идти, — и она, как тень в солнечный токийский день, поплелась за ним по пятам. Хотела, наверное, убедится, что он лжет. А он лгал. Пришлось импровизировать на ходу.

В клубе еще оставались посетители. Они, наслаждаясь неживой музыкой и томной атмосферой, лениво потягивали слабоалкогольные коктейли, переговаривались и смеялись. И это просто счастье, что среди гостей осталась Яей, сестра Рицуки. Она поглаживала пальцами бело-красную трубочку, утопающую в коктейле розового цвета, и весело общалась со стайкой таких же разодетых девиц. Акихико решительно подошел к ней, по-хозяйски закинул руку на плечо и, приблизив губы к уху, прошептал:

— Притворись, что мы с тобой вместе.

Он дал ей немного времени, чтобы переварить информацию, а потом отстранился, улыбнулся и заглянул в глаза так, словно являлся не меньше, чем женихом или даже мужем.

— Тебе понравилось наше выступление? Вторая песня была посвящена тебе.

Акихико ловко перехватил коктейль из ее рук и сделал пару глотков через ту самую несчастную трубочку. Школьница за его спиной нетерпеливо переступала с ноги на ногу в ожидании ответа: она все еще не верила, что ее кумир, ее бог и смысл жизни, состоял в отношениях. Не с ней.

[NIC]Akihiko Kaji[/NIC] [AVA]https://i.imgur.com/0iyelw3.gif[/AVA] [LZ1]АКИХИКО КАДЗИ, 20 y.o.
profession: студент музыкального колледжа, барабанщик группы Given; [/LZ1][STA]руки твои, исступленный, гладил[/STA]

Отредактировано Lis Suarez (2021-03-31 18:17:09)

+1

3

- Не забудь ключи от квартиры, болван. - подушечки тонких пальцев нервно сжимают переносицу, когда с губ срывается менее нервное, вопреки ожиданиям, напоминание о связке, на которой болтается брелок в виде маленькой гитары, пластмассовый баскетбольный мяч и пара ключей. Рицука что-то невнятно бубнит, засовывая ногу в левый кроссовок и неловко завязывая шнурки, а потом выпрямляется, поджимает губы и что-то будто бы ждет.

- Что? - она вопросительно вскидывает бровь и смотрит на мальчишку снизу вверх; незначительная разница в росте заметно блекнет на фоне широких плеч подростка, из-за чего создается впечатление, словно старший из них двоих именно он.

- Придешь сегодня?
- Не знаю.

Конечно же Яёй придет. Пропустить очередной концерт брата ей не позволит ни совести, ни беспокойство, хотя предпосылок тому ни разу не было, ни личные мотивы. Девчонка не знает, чем именно руководствуется, когда бросает флегматичное "понятия не имею" на систематический, будто какая-то устоявшаяся традиция, вопрос Рицуки перед каждым выступлением. Он никогда не дожидается подробностей, уходит из квартиры, неопределенно махнув рукой и поправив чехол с гитарой, а она - переминается с ноги на ногу и идет собираться.

У них всегда были странные отношения, но понимать друг друга без слов время от времени удавалось.

***

- А твой братишка весьма неплох, - еще одна традиция, но уже среди подруг, любящих обсуждать группы после выступления и глядящих вслед тем или иным музыкантам в надежде, что кто-нибудь из них обратит внимание.

- Ага, - Яёй не слишком-то любит обсуждать способности младшего брата; она, раз уж на то пошло, вообще мало что любит обсуждать, и разговоры об отношениях с парнями в этот узкий круг вряд ли входят. Подруги же, будто заключив между собой какое-то негласное правило, об отношениях Уэноямы с противоположным полом разговаривать предпочитают довольно-таки охотно.

- Смотри, Уно, - Мизуки, сидящая рядом, легко толкает в бок и кивает куда-то за плечо. - сюда Кадзи идет. - на мгновение кажется, словно в девичьем голосе мелькает неприкрытый восторг; словно она надеется, что сейчас будет что-то интересное, хотя по факту барабанщик наверняка просто направляется по своим делам; просто совершенно случайно траекторию своего пути выбрал максимально странную, ведь выход из клуба находится в другой стороне.

- Притворись, что мы с тобой вместе. - мужская рука, неожиданно свалившаяся на плечи и выбившая воздух из груди, а сознание - из привычной колеи, весит по меньшей мере пару тонн, если верить ощущениям; тихий голос возле уха и теплое дыхание там же - предвестники чего-то иррационального. Девчонка теряет контроль над мыслями, ставшими чем-то хаотичным, и над телом, по которому расползается бесконтрольная волна мурашек.

- Тебе понравилось наше выступление? Вторая песня была посвящена тебе.

Что ты несешь, Кадзи? Ты в своем уме?

Уэнояма медлит, потому что ничего не понимает; подруги молча наблюдают, потому что ничего не понимают тоже, но медленно выстраивают догадки; и один только Акихико выглядит спокойным и беззаботным, словно все идет так, как и должно быть.

- Что ты?.. - она срывается на едва уловимый шепот прежде, чем замечает позади парня какую-то девушку, переминающуюся с ноги на ногу и воинственно глядящую в их сторону. Кажется, пазл медленно складывается: Рицука как-то раз за ужином обмолвился парой фраз о том, что у барабанщика появилась настырная фанатка. Помнится, Уно тогда словила себя на жутко неприятном ощущении скользкой ревности.

- Конечно понравилось. Вы были бесподобны, - ты переигрываешь, Уэнояма. - особенно ты. - признаться честно, актриса из нее всегда была никудышная. Наверное, именно поэтому быстрый и скомканный поцелуй в щеку со стороны мог показаться весьма неубедительным.

- Ты уже освободился? Пойдем отсюда, - бегло попрощавшись с подругами, девушка разворачивается и подталкивает барабанщика в сторону выхода.

Тебя ждет серьезный разговор, Кадзи.
[NIC]Yayoi Uenoyama[/NIC][AVA]https://i.ibb.co/KKrNBhM/1111.gif[/AVA][STA]we draw the line[/STA][LZ1]ЯЁЙ УЭНОЯМА, 20 y.o.
profession: студентка токийского университета.[/LZ1]

Отредактировано Raphael Suarez (2021-03-31 18:06:36)

+1

4


Нескрываемый выдох облегчения сорвался с губ, когда на миг опешившая девчонка взяла себя в руки и подыграла; Акихико в ответ едва заметно улыбнулся и прикрыл глаза. Уэнояма, приняв навязанные правила игры, что-то мило пролепетала о выступлении, изящно убрала за ухо прядь длинных черных волос и, встав на цыпочки, невесомо мазнула губами по его щеке. Акихико ни разу не растерялся – он, когда почувствовал прикосновение мягких девичьих губ, подумал только о том, что Яей – великолепная актриса.

От коктейля бледно-розового цвета оставался лишь осадок в виде бесконечного дробленого льда, когда Уэнояма предложила отправиться на выход. Акихико коротко пожал плечами: пошли. Его рука по-свойски лежала на ее плече, когда они покидали пропахший потом, духами и коктейлями клуб. В отражении большого настенного зеркала, в котором охорашивались девчонки перед концертом, Акихико поймал тень. Школьница шла следом, но теперь не по пятам, а на расстоянии, и наивно полагала, что незаметна. Акихико прикрыл глаза, опустил голову и обреченно вздохнул. Как же от нее, черт возьми, отвязаться? Быть может, одного короткого поцелуя – читай – клевка – ей мало? Хочет увидеть больше?

Акихико – сама галантность – открыл дверь перед девчонкой и пропустил ее вперед. На улице он притормозил и, оглянувшись по сторонам, прикурил. Он мог сесть на мотоцикл и свалить в закат вместе с  Уэноямой, но… нет. Если он хочет избавиться от назойливой поклонницы раз и навсегда, то необходимо показать ей не только скупые объятья и сухие клевки.

— Поедим? — спросил он и, зажав сигарету зубами, кивнул в сторону ближайшего кафе. Оно дремало, лениво помигивая тусклыми неоновыми лампами, на той стороне дороги.

Уэнояма согласилась, и Акихико подмигнул ей в знак благодарности: спасибо, что помогаешь мне.

Колокольчик на входе приветливо звякнул, осведомив сонный персонал о посетителях. Официантка, едва Акихико переступил порог, вручила гостю меню и вежливым жестом руки пригласила сесть за свободный столик у окна. Акихико в благодарность коротко кивнул и только усмехнулся, когда услышал повторное звяканье колокольчика: в кафе зашла воинственная школьница. Перед ней встал сложный выбор: если сесть справа, то ее заметят, если сесть спереди, то не все видно. В итоге она остановила свой выбор на столике спереди и, едва сев за него, спряталась за меню, чем весьма позабавила Акихико. Он едва сдержался, чтобы не засмеяться в голос. Джеймс Бонд перекрестился бы, стань свидетелем таких шпионских игр.

В кафе играл легкий классический джаз, он мешал слышимости: если говорить спокойно, а не на повышенных тонах, то соседний столик не сможет погреть уши. Это радовало.

— Что будешь? — своим самым будничным голосом спросил Акихико и, раскрыв меню, углубился в его изучение. Изредка он почесывал затылок, встрепывая и без того встрепанные волосы. — Салат из козлиной травы, как всегда? Или сегодня у тебя… этот, как его… этот… разгрузочный день, и ты закажешь тройной бургер с двойной порцией картошки фри? С диетической колой, конечно, — в этих непонятных девичьих терминах Акихико совсем не разбирался, поэтому путался сам и путал других.

Уэнояма сделала выбор, Акихико тоже. Он ограничился стаканом пива и легкой закуской. Когда на столе появился заказ, Акихико сделал глоток и зажмурился, как сытый кот. Только потом он вспомнил, что в кафе пришел вовсе не пожрать, впрочем, было бы странно отказаться от еды, как только ее принесли. Неправдоподобно. И Акихико, ведомый этой мыслью, влил в себя полстакана, пока Уэнояма воевала с чаем.

Два внимательных глаза сосредоточенно следили за каждым его действием, оценивая и взвешивая, и Акихико не выдержал: решительно поднялся со своего места, обогнул стол и свалился на диван рядом с Уэноямой. Он повернулся к ней, по-свойски улыбнулся и, огладив пальцами вмиг покрасневшую щеку, прижался губами к губам. Он целовал мягко, но настойчиво, и в поцелуе машинальными пальцами поглаживал ее шею со стороны затылка, путаясь в шелковистых черных волосах. 

— Ты имеешь полное право врезать мне за это, — тихо прохрипел он, касаясь губами ее губ, — но давай потом, окей?

[NIC]Akihiko Kaji[/NIC] [AVA]https://i.imgur.com/0iyelw3.gif[/AVA] [LZ1]АКИХИКО КАДЗИ, 20 y.o.
profession: студент музыкального колледжа, барабанщик группы Given; [/LZ1][STA]руки твои, исступленный, гладил[/STA]

Отредактировано Lis Suarez (2021-03-31 20:40:15)

+1

5

Долбанный барабанщик, как то раз появившийся на пороге вместе с Рицукой и за время посредственного знакомства пробывший в их квартире от силы полчаса, каким-то невообразимым образом застрял в девичьей голове и на протяжении достаточно долгого периода никак оттуда не искоренялся. Он, сам того не подозревая, быстро завладел девичьими мыслями, пробудив справедливую симпатию, но Яёй не хватало то ли смелости, то ли решительности, то ли желания, чтобы эта симпатия переняла характер более глубоких чувств. Быть может, виной тому стал еще и Кадзи, не больно-то заинтересованный в каком бы то ни было тесном общении и при любой встрече ограничивающийся банальными нормами приличия. Парень не пылал энтузиазмом, а Яёй не нравилось испытывать все эти жутко противоречивые эмоции: с одной стороны была все та же крепкая симпатия, грозящая превратиться в самую настоящую влюбленность и подбивающая приходить на каждое выступление или забирать брата с репетиций, хотя что-то подобное для старшей Уэноямы было несвойственно; с другой стороны были пугающие мысли, не дающие покоя, ведь безответная любовь - далеко не то, ради чего девушка хотела бы жить и с чем готова была слепо смириться. А все медленно, но верно шло именно к этому, обещая в дальнейшем проблемы.

Уже в кафе, куда Яёй зачем-то согласилась пойти, в голове начинают мелькать мысли о недопустимости происходящего. Позиции из меню, по которому она старательно бегает взглядом, наотрез отказываются нести в себе какой-либо смысл, путаются и не собираются в единый пазл; сидящий напротив Кадзи вызывает исключительно вопросы, а его странные взгляды и жесты - наигранно чувственные, фальшивые, но весьма убедительные для увязавшейся следом школьницы - вызывают справедливый укол раздражения. Весь этот фарс, всколыхнувший только-только сошедшую на нет симпатию, заставляет вновь ловить жгучие противоречия, опасаться, что в конечном итоге все эти губительные эмоции вернутся.

Успокойся, Уно, - она втягивает носом воздух и тут же выдыхает, откладывает меню и заказывает чай с шоколадным чизкейком. Есть вовсе не хочется, но создавать видимость счастливой пары за беззаботным ужином приходится.

Изредка Уно бросает короткие взгляды в сторону школьницы, активно пытающейся слиться с местностью, но цепко следящей за каждым движением Акихико. Это забавляет, хотя по большей части все-таки нервирует. Упрямая девчонка отчаянно желает завладеть вниманием барабанщика и стать, как ей наверняка кажется, до умопомрачения счастливой, а отдуваться и участвовать в этом представлении приходится Уэнояме.

Чувствовать себя использованной совсем не хочется, но эту мысль девушка развить не успевает, потому что Кадзи вдруг поднимается с места и уже через мгновение оказывается рядом. Он так неожиданно вторгается в личное пространство, что Яёй теряется и глупо смотрит куда-то за мужское плечо. Акихико, воспользовавшись короткой заминкой, подается еще ближе и неожиданно целует, окончательно выбивая из колеи. Она согласилась подыграть, согласилась помочь, но на столь тесные контакты согласия не давала, потому справедливое замешательство ограничивает действия, - Уэнояма поджимает губы, накрытые теплыми мужскими губами, и первые несколько секунд не отвечает. Вдруг очень хочется врезать по нахальной морде, хочется бросить что-то на манер "разбирайся со своим дерьмом сам" и уйти, но тело реагирует на приятные прикосновения быстрее, чем мозг - на разумные доводы. Яёй отвечает на поцелуй, который хотелось бы продолжить, но Акихико медленно отстраняется:

- Ты имеешь полное право врезать мне за это, но давай потом, окей?

Обязательно, - хотелось бы ответить вслух, но вместо этого Уно, еще раз коснувшись мужских губ в ответном поцелуе не столько ради убедительности, ведь школьница все еще смотрит, сколько ради собственного удовольствия, нехотя отстраняется и молчит.

- Ну и козел же ты, Кадзи, - уже потом делает вывод, когда за соседним столом происходят какие-то чересчур громкие телодвижения, а через мгновение девчонка, вытирая покрасневшие от слез глаза, стремительно покидает пределы кафе. - все настолько плохо?
[NIC]Yayoi Uenoyama[/NIC][AVA]https://i.ibb.co/KKrNBhM/1111.gif[/AVA][STA]we draw the line[/STA][LZ1]ЯЁЙ УЭНОЯМА, 20 y.o.
profession: студентка токийского университета.[/LZ1]

+1

6


Когда несчастная школьница сорвалась на тихий жалобный писк, а потом подорвалась с места и сбежала из кафе, Акихико, к собственному удивлению, не испытал облегчения, наоборот, он застыдился и принялся себя винить. Обидел, блядь, ребенка; молодец, возьми с полки пирожок. Он тяжело вздохнул и медленно закрыл глаза, откинулся на диван и отвел назад голову, прижался лохматым затылком к кожаной спинке и замолчал, размышляя о собственных поступках. Мог ли Акихико все сделать иначе – так, чтобы и волки сыты, и овцы целы? – ответа он не знал. И не узнает. А беспрестанно об этом думать – все равно, что ковырять только что зажившие ссадины: неприятно, болезненно и бессмысленно.

Потерев ладонью лоб, он открыл глаза и столкнулся взглядом с Уэноямой. Только сейчас Акихико сообразил, что поступил по-скотски еще и по отношению к ней. Дьявол, какой же он мудак, словами не передать, какой он мудак. Свет таких еще не видывал.

— Ну и козел же ты, Кадзи, — раздраженно прошептала она, подтверждая его мысли.
— Это точно, — выдохнул он и искоса на нее поглядел.

Не было смысла и дальше тесниться на одном видавшем виды диване; Акихико ловко занял вертикальное положение, обогнул стол и свалился на прежнее место. Он обхватил пальцами стакан, покрывшийся конденсатом от контраста температур, и сделал три коротких глотка – и снова поморщился, как сытый кот.

— Все настолько плохо? — спросила Уэнояма, словно чувствуя его вмиг упавшее настроение.
— Бывало и лучше, — сухо ответил он, а потом решил, что девчонка заслуживает более подробных объяснений. — Она – школьница, ей лет пятнадцать от силы. Случайно попала на наш концерт, увидела меня и, как это в сопливых подростковых мелодрамах бывает, с первого взгляда влюбилась. Потом, подкараулив, поймала меня на входе у клуба, где я курил, и мы немного пообщались. Кто же знал, что элементарная вежливость обернется против меня, — он вздохнул и влил в себя остатки пива, — она две недели за мной по пятам ходила. А сейчас мне неловко из-за того, что так жестко ее опрокинул. Блядь. Жить тяжело и неуютно.

Он подождал, пока Уэнояма закончит со своим заказом и, расплатившись, поднялся с места. Кивнув официантке в благодарность, он по привычке придержал дверь и пропустил вперед девчонку, потом вышел сам. Ночная прохлада приятно лизнула щеки и шею, забралась под воротник черной рубашки и огладила позвоночник, отдалась мурашками; Акихико машинально поежился, но быстро привык к новой температуре.

— Пойдем, — кивнул он, не поворачиваясь, вправо, — я подвезу тебя до дома.

На той стороне улицы подремывал клуб, его полузакрытые окна и двери смотрели на встречных прохожих сонно и лениво: не подходите ко мне, пожалуйста, я почти сплю. Акихико прошел мимо клуба, завернул за угол и  остановился возле припаркованного мотоцикла. Присев на него, он неспешно закурил, втянув густой серый дым в легкие, и поднял голову, поглядел на небо. На его бесконечной темно-синей глади висела, как большая головка швейцарского сыра, луна. Вокруг нее толпились многочисленные звезды. 

— Спасибо, что помогла мне, — он, зажав дымящуюся сигарету зубами, поднялся с мотоцикла и сделал короткий шаг вперед, приближаясь к девчонке; Акихико остановился, когда меж телами оставался метр, не больше. — Теперь можешь мне врезать, — он поднял руки – сдаюсь, сдаюсь – и обезоруживающе улыбнулся, склонив голову к правому плечу. — Только не в нос, он еще с прошлого раза не зажил, — усмехнулся Акихико и приподнял подбородок, весело посмотрел в девичьи глаза исподлобья.

В прошлый раз он целых полторы недели светил разбитым носом за то, что якобы переспал с первокурсницей, которую знать не знал и в глаза не видел. Когда до ее парня дошли эти абсурдные слухи, он сорвался с цепи и полез в драку. Разговоры? – не, не слышал. А потом выяснилось, что слухи распустила сама первокурсница, которая захотела почесать чувство собственной значимости и всем показать, какой у нее ревнивый парень. Парень, узнав обо всем, понял, что его облапошили, поэтому быстро разорвал сомнительные отношения. А  с Акихико он подружился и теперь раз в неделю угощает его пивом.

[NIC]Akihiko Kaji[/NIC] [AVA]https://i.imgur.com/0iyelw3.gif[/AVA] [LZ1]АКИХИКО КАДЗИ, 20 y.o.
profession: студент музыкального колледжа, барабанщик группы Given; [/LZ1][STA]руки твои, исступленный, гладил[/STA]

Отредактировано Lis Suarez (2021-04-01 13:48:17)

+1

7

Какая-то слишком сложная ситуация. 

Яёй, задумавшись, вдруг ловит себя на честной мысли, что чужие взаимоотношения ее никоим образом не касаются; решив остаться на нейтральной территории, она никому из участников кратковременной драмы предпочтение не отдает, а потом думает о том, что у нее, в конце-то концов, и своих проблем навалом.

- Пойдем, я подвезу тебя до дома. - Уно благодарно кивает и, молча встав из-за стола, уходит вслед за Кадзи.

На улице прохладно и несвойственно тихо. В спальном районе, где находится клуб, жители не слишком-то любят поздние прогулки, оттого пустые улицы, освещенные сливочными островками вытянувшихся вдоль обочины фонарей, пропитываются особой атмосферой спокойствия и безмятежности, хотя со стороны центра отдаленно доносится разнобойная мелодия неуемного города.

- Спасибо, что помогла мне, - вновь подает голос парень, заставив Уэнояму оторвать взгляд от торопливо ползущих по небу облаков и повернуть голову в его сторону. Она и не заметила, что Акихико отошел от мотоцикла, на котором сидел, сделал несколько шагов и теперь стоит совсем рядом. Снова. - Теперь можешь мне врезать, - его беспечный голос и до жути милая улыбка вовсе не вяжутся с просьбой. Яёй, до этого желавшая хорошенько отделать парня за наглость и бессовестное нарушение личного пространства, сейчас не видит в этом смысла, хоть и испытывает нечто вроде расстройства, ведь поцелуй и прочие тактильные ощущения сыграли роль катализатора, всколыхнувшего только недавно поблекшую симпатию.

- Чтобы еще и я чувствовала себя сволочью? - она вопросительно вскидывает бровь, но ответа не дожидается. - Нет, спасибо, - тут же добавляет и делает шаг в сторону парня, слабо хлопает тыльной стороной ладони по плечу и кивает на мотоцикл:
- Отвези меня домой, Кадзи.

Справившись со шлемом, любезно предоставленным Акихико, девушка садится позади и, когда мотоцикл медленно съезжает с парковочного места, опоясывает руками крепкий торс, а грудью прижимается к спине. Навалившаяся вдруг усталость не оставляет шансов на то, чтобы размышлять о столь тесных контактах, но где-то на периферии сознания мелькает справедливая мысль: за спиной Кадзи, сейчас защищающей от ветра, а в любой другой ситуации наверняка способной защитить от невзгод, находиться довольно-таки приятно. И спокойно.

Несколько светофоров, на которых необходимо простоять в ожидании разрешающего сигнала, и они добираются до еще одного спального района, находящегося по соседству с предыдущим. Акихико паркуется у обочины, и Яёй приходится выпрямиться, отстраниться, а затем и вовсе слезть с мотоцикла, размеренно урчащего и этим урчанием спугнувшего бездомную кошку, охотящуюся за клюющим мусорный пакет вороном.

- До встречи, - она отдает шлем и привычным жестом заглаживает назад спавшие на глаза пряди, а потом перехватывает взгляд парня и коротко улыбается. Скрыться за дверью дома, впрочем, не успевает, потому как пришедшее на телефон сообщение заставляет резко остановиться и нервно нахмуриться. "Надеюсь, ты уже нашла, с кем приедешь к нам через неделю? Рицука не в счет." - и раздражающая пара жизнерадостных смайлов вдобавок. Уэнояма, едва уловимо фыркнув, начинает судорожно соображать ответ, отмазку, чтобы не ехать на выходные к тетушке, с которой видятся они с Рицукой исключительно в самых торжественных случаях, а потом вздыхает и думает о том, что отвязаться не получится. Это ведь ее свадьба. Очередная.

От раздавшегося позади рева мотоцикла Уэнояма вздрагивает, но тут же резко оборачивается и ловит до абсурдного забавную мысль: а что, если?...

- Кадзи, подожди, - она, махнув рукой, успевает остановить парня прежде, чем он уезжает. - ты можешь меня выручить? Услуга за услугу, - подойдя ближе, Яёй протягивает телефон с сообщением вместо того, чтобы долго и упорно расписывать суть просьбы. Акихико не глупый, а она не слишком бодра, чтобы распинаться и вдаваться во все подробности. С ними можно повременить, а вот с ответом парня - нет. - Вопрос жизни и смерти, Аки.
[NIC]Yayoi Uenoyama[/NIC][AVA]https://i.ibb.co/KKrNBhM/1111.gif[/AVA][STA]we draw the line[/STA][LZ1]ЯЁЙ УЭНОЯМА, 20 y.o.
profession: студентка токийского университета.[/LZ1]

+1

8


Дорога до дома выдалась тихой и спокойной, ровной; несколько раз Акихико притормаживал на светофорах – вот и все сумасшедшие приключения. Город уже давно спал, а если не спал, то дремал, сонно помигивая тусклым светом в окнах; неудивительно, ведь четверг на дворе, рабочий день. Редкие прохожие, если и встречались, то выглядели уставшими и апатичными: наверное, плелись с задержавшей работы домой, к семье, к кошке или к собаке, на крайний случай, к большой кровати с теплым тяжелым одеялом.

Акихико заметил, что девчонка прижималась к его спине крепче, чем того требовала ситуация, и намного теснее, но не обратил на это никакого внимания: скорее всего, Уэнояма тоже хотела спать, вот и цеплялась за него, как за спасательный круг, чтобы не потерять равновесие.

Когда они приехали, Акихико ловко припарковал байк на обочине. Он слез с него сам и помочь слезть ей.

— До встречи, — попрощавшись, Уэнояма стянула с головы шлем и встрепала свои черные, как эта ночь, волосы. Несколько длинных прядей спали на глаза; Акихико без задней мысли подался вперед и убрал их за девичье ухо, а потом по-свойски, с привычной доброй беспечностью, улыбнулся.
— Давай, — весело кивнул он и положил ладонь на макушку, — не споткнись там.

Девчонка что-то беззлобно проворчала себе под нос и сошла с места, двинулась в сторону подсвеченного яркой лампочкой подъезда. Акихико, проводив ее взглядом, отвернулся и присел возле байка на корточки, внимательно осмотрел переднее колесо: в дороге он слышал подозрительные звуки, словно с шиной было не ладно. Но с шиной было все ладно; когда он занял вертикальное положение, то с удивлением обнаружил перед собой Уэнояму. Она стояла и ломала руки, не решаясь открыть рта.

— А? — чисто машинально отозвался он, глядя на нее сверху вниз, — ты что-то забыла?
— Ты можешь меня выручить? Услуга за услугу, — она протянула телефон, на который Акихико смотрел несколько мгновений, как баран на новые ворота, — вопрос жизни и смерти, Аки.

Поняв, что от него требовалось, он перехватил телефон и поглядел на экран. "Надеюсь, ты уже нашла, с кем приедешь к нам через неделю? Рицука не в счет", — черные буквы складывались в слова, а слова в предложения, но не находили отклика в голове; Акихико, не понимая, что от него хочет девчонка, оторвал взгляд от экрана и вопросительно поглядел на Уэнояму. Но стоило заглянуть ей в глаза, как все встало на свои места. Он должен стать ее «плюс один», вот только непонятно, на каком мероприятии.

— Если это не вечеринка свингеров, то не вижу проблем, — он улыбнулся и наклонил голову к правому плечу, — а если серьезно, то что за мероприятие?

Таинственным мероприятием оказалась всего лишь свадьба тетушки через третье колено. Акихико, узнав об этом, быстро согласился, а потом выспросил детали: дата, время, место, стиль одежды, обязательно ли быть трезвым. Уэнояма терпеливо отвечала на вопросы, и Акихико в благодарность снова потрепал ее по волосам, как любимую собачонку. На том и разбежались.

* * *

Двадцать шестого апреля в четырнадцать часов дня он, как штык, явился в пункт назначения. Ничего особенного он с собой не делал, разве что причесался и вместо привычной черной футболки надел такого же цвета рубашку. Две верхние пуговицы расстегнул, ибо не любил, ненавидел просто, когда воротник душил горло; по этой причине он не носил галстуков и уж тем более бабочек. Оглядев собственное отражение в большой витрине музыкального магазина, напротив которого стоял припаркованный байк, Акихико мысленно хмыкнул и отмахнулся: сойдет. Он, в конце концов, не на свою свадьбу собирается.

Из-за угла показалась Уэнояма. Акихико поприветствовал ее легким кивком головы и спокойно дождался, когда она с ним поравняется. Поравнялась.

— Здаров, — весело улыбнулся он и, едва заметно нагнувшись, заглянул в глаза, — повторение – мать учения. Итак, много не пить, к людям не приставать, девчонок не соблазнять, парней тоже, верно? Или в твоем списке появились новые изменения? Или дополнения?   
 

[NIC]Akihiko Kaji[/NIC] [AVA]https://i.imgur.com/0iyelw3.gif[/AVA] [LZ1]АКИХИКО КАДЗИ, 20 y.o.
profession: студент музыкального колледжа, барабанщик группы Given; [/LZ1][STA]руки твои, исступленный, гладил[/STA]

Отредактировано Lis Suarez (2021-04-02 18:05:46)

+1

9

- Я приеду позже, ладно? - Рицука, сидя на полу и привалившись спиной к дивану, вот уже несколько минут подряд что-то упорно ищет в телефоне, изредка отвечая сестре. Яёй же, подложив под голову подушку, занимает тот же диван и переписывается с подругой, решившей выяснить подробности недавнего случая в клубе.

- Почему тебе можно приехать одному? - ее нервируют эти странные правила, установленные тетушкой еще перед предыдущей свадьбой. Тогда Уэнояма не переживала, потому как на тот момент встречалась с парнем, который и составил компанию на торжестве. Сейчас никакого парня нет, а ситуация омрачается еще и тем, что играть фальшивые отношения придется с человеком, к которому существуют чувства более реальные. Это нервирует тоже.

- Наверное, потому что мне всего шестнадцать, - беспечно отвечает Рицука и пожимает плечами, на мгновение оторвав взгляд от телефона. - а тебе уже двадцать, и тетушка наверняка рассчитывает дожить до твоей свадьбы. Она ведь говорила что-то такое, помнишь?

Ничего Яёй не помнит. Брошенная вскользь фраза не воспринялась тогда всерьез, над ней все просто посмеялись, но кто же знал, что это доставит девчонке если не проблемы, то неудобства - уж точно. До назначенной даты остается пара дней, которые Уэнояма проводит в легком мандраже, хотя предпосылок тому быть не должно. Она беспокоится за Акихико, с которым после выступления они не пересекались, а негласные правила оговорили в непродолжительной переписке; она беспокоится за Рицуку, который торжественные мероприятия не очень-то любит, быстро начинает на них скучать, а когда речь заходит о его жизни, приправляясь нравоучениями - и вовсе бесится; она беспокоится и из-за тетушки, которая очень любит совать нос не в свои дела, выяснять те или иные подробности и строить на их почве неуместные выводы. Что произойдет, когда взбалмошная женщина увидит племянницу в компании незнакомого парня? Начнет лезть не в свое дело, конечно же.

***

Уэнояма запивает таблетку от головной боли стаканом холодной воды, последний раз окидывает внешний вид взглядом и покидает пределы квартиры. Через сорок минут, прогулявшись по парку и более-менее приведя мысли в порядок, она добирается до назначенного места и встречает там Кадзи. Ей краем глаза доводилось видеть его при всем параде, потому что в университете часто проходят разного рода мероприятия, обязывающие студентов принимать участие, но сегодня парень выглядит как-то по-особенному привлекательно. Яёй, замешкавшись, откровенно любуется до тех пор, пока Акихико не оборачивается.

- Здаров, - она кивает в знак приветствия, коротко улыбается и, поравнявшись, перехватывает взгляд. Барабанщик, когда принимается перечислять оглашенные ранее правила, выглядит весьма сосредоточенно и в этой сосредоточенности до жути забавно.

- И без выдуманных на ходу подробностей "наших отношений", - характерный жест, изображающий кавычки, и Яёй усмехается, а когда они идут в направлении арендованного банкетного зала, подробнее рассказывает о навязчивом желании тетушки все разузнать. - Она знает, что я не стану отвечать, поэтому наверняка попытается поймать тебя. Знаешь, это что-то вроде традиции. Жутко раздражает, хоть мы и видимся раз в сто лет.

Уже возле входа, нерешительно помедлив, Уэнояма делает глубокий вдох и тут же выдыхает. Повернув голову, она цепляется взглядом за внешне спокойного парня, явно ничего ужасного в предстоящем торжестве не видящего, и чуть успокаивается сама.

- Тебе не обязательно торчать тут весь вечер, - говорит прежде, чем войти в широкие двери банкетного зала. - достаточно будет пары часов. - хотя, признаться честно, Уэнояма была бы не против провести время в компании Акихико. Они редко пересекаются, еще реже общаются, а недавний спектакль, разыгранный для школьницы и всколыхнувший губительно безответные чувства, заставляет испытывать справедливое желание. Девушка надеется, что ее затея не обернется проблемой, а останется лишь забавным, приятным воспоминанием.
[NIC]Yayoi Uenoyama[/NIC][AVA]https://i.ibb.co/KKrNBhM/1111.gif[/AVA][STA]we draw the line[/STA][LZ1]ЯЁЙ УЭНОЯМА, 20 y.o.
profession: студентка токийского университета.[/LZ1]

Отредактировано Raphael Suarez (2021-04-03 15:05:14)

+1

10


Уэнояма, пока они шли до банкетного зала, апатично раздавала последние указания, всем своим видом демонстрируя незаинтересованность в происходящем. Акихико слушал ее вполуха и периодически поглядывал, размышляя о том, зачем вообще идти туда, куда идти не хочешь. Особенно, когда дело касается родственников, которые, как горы: хороши лишь издалека. Сам Акихико после очередной громкой ссоры разорвал все связи с семьей – и с отцом, и с матерью, и с тетками, и с дядьками и даже с единственной сестрой. Он не общался с ними больше двух лет и, если честно, совсем позабыл о том, что такое семья и родственники. И не сказать, чтобы был опечален этим фактом. А сейчас, глядя на унылое лицо Уэноямы, вынужденной тащится к родственнице, которую видеть не хочет, он и вовсе радовался.

— Слушай, — начал он и рассеянно почесал затылок, — а че ты вообще идешь, если не хочешь?

В его вопросе не было претензии или попытки казаться круче за счет отсутствия у девчонки выбора – Акихико просто интересовался и не подозревал, что слова могут показаться бестактными. 

Банкетный зал встретил гостей золотистым светом – таким искусственным и ярким, что на мгновение заслезились глаза, хотя на улице вовсю светило солнце, и глаза были привыкшими. Потерев пальцами веки, Акихико – сама галантность – подставил девчонке согнутую в локте руку и двинулся вглубь. Он оглядывался по сторонам, рассматривая украшения, и вскоре пришел к выводу, что тетка Уэноямы – поклонница всего помпезного и пышного, посмотрите хоть на огромное количество белых лилий. Они сидели в длинных, похожих на древнегреческие амфоры, вазах, гнездились на столах, на стенах и даже свисали с потолка. Их было так много, что приятный аромат, исходивший от них, превратился в приторно-сладкий смрад; казалось, еще немного, и все токийские мухи слетятся на этот зал, как на… варенье.

Страшно захотелось поглядеть на хозяйку этого безобразия, и она, словно прочитав мысли, мгновенно появилась перед ними. Это была тучная женщина лет тридцати пяти-сорока в пышном свадебном платье, похожем на трехэтажный торт из взбитых сливок. Ее светло-русые волосы, забранные в высокую прическу, украшали – кто бы мог подумать – живые лилии. Выглядела она помпезно, как и вся эта свадьба, и немного смешно, даже глупо; но Акихико понравились ее глаза – живые и задорные, горящие. Такими глазами обладали те самые сумасшедшие люди, которых боготворил Керуак.

Она принялась что-то тараторить сперва о погоде, потом о свадьбе, потом о том, как мило они – Акихико и Уэнояма – смотрятся вместе. Акихико улыбался и в разговор не вмешивался, отдав карт-бланш девчонке. Яей справлялась удивительно хорошо, на ходу выдумывая подробности их несуществующих отношений, и Акихико вновь словил себя на мысли, что она – прекрасная актриса.

Потом всех пригласили за стол, и Акихико с неудовольствием отметил, что их места слишком близко к молодым – это грозило повышенным вниманием со стороны любопытных гостей. Но делать нечего, и он отодвинул стул сперва для Уэноямы, чем вызвал море восхищенных дамских вздохов, а потом сел сам. Еда была сытная и жирная, вкусная, выпивка тоже, но настроение за столом царило крайне ленивое и сонное, и Акихико совсем скоро захотел спать. Сладковатая духота, витающая в зале, совсем не бодрила.

С трудом подавив зевок, Акихико достал из кармана джинсов телефон и, подперев щеку кулаком, уставился на экран. Пять сообщений от Харуки, два – от Мафую и четыре сотни заявок в друзья в социальных сетях – вот и все новости на сегодня. Телефон пришлось убрать, чтобы не провоцировать старшее поколение на излюбленное «ну и молодежь пошла, ни минуты без гаджетов провести не могут».

— Эй, Уэнояма, — он наклонился к девчонке и невзначай коснулся губами уха, — выручай, а то я сейчас от скуки напьюсь и суету наводить пойду.
 

[NIC]Akihiko Kaji[/NIC] [AVA]https://i.imgur.com/0iyelw3.gif[/AVA] [LZ1]АКИХИКО КАДЗИ, 20 y.o.
profession: студент музыкального колледжа, барабанщик группы Given; [/LZ1][STA]руки твои, исступленный, гладил[/STA]

Отредактировано Lis Suarez (2021-04-04 13:33:03)

+1

11

- Слушай, а че ты вообще идешь, если не хочешь? - Яёй, когда слышит вопрос, вымученно усмехается.

- Семейные порядки обязывают являться даже на те мероприятия, которые очень хочется послать ко всем чертям, - размыто отвечает, но, немного помедлив, зачем-то решает объяснить чуть более подробно. Уэнояма рассказывает, что тетушка является единственным родственником и оказывает значительный, пусть и не слишком частый, вклад в жизнь племянников; делится тем, что собственными силами они с Рицукой вряд ли смогли бы добиться стабильного достатка и обеспечить себе комфортное существование даже при том, что оба неплохо зарабатывают, - их совместного бюджета хватило бы разве что на оплату учебы, а все прочие нужды и желания пришлось бы заметно ограничить, если бы тетушка никоим образом не помогала нерадивым родственникам.

- Спасибо хоть на том, что видимся мы только по особо важным случаям. Например, как эта свадьба. Уже третья по счету, кажется. Или четвертая. - подытоживает и пожимает плечами, бросив бесполезные и ненужные попытки вспомнить количество мужей, появлявшихся в жизни тетушки за все это время.

В банкетном зале, как и ожидалось, достаточно шумно и многолюдно. Здесь собираются все: близкие друзья и родственники новоиспеченного мужа, общие знакомые и совершенно посторонние люди, волею судьбы оказавшиеся на столь масштабном празднестве. Тетушка, будучи человеком отнюдь не самым бедным и совсем не жадным, любит отмечать даже самые безобидные праздники с ужасающим размахом; она вообще, если честно - удивительный человек, добрый и щедрый, но до жути приставучий.

Вот и сегодня, стоит Яёй появиться в компании незнакомого парня, и эта чересчур жизнерадостная женщина принимается выяснять все подробности их знакомства, где-то между делом восхищаясь красотой образовавшейся пары. Уэнояма, когда слышит нечто подобное, невольно заливается краской и опускает взгляд, а потом принимается выдумать разного рода истории, способные усладить интерес тетушки. Пару раз женщина, заискивающе улыбаясь, предпринимает попытки вытянуть пару историй из Акихико, но Яёй быстро их пресекает и, на мгновение прижавшись виском к плечу его левой руки, за которую держится, говорит о том, что Кадзи не слишком-то разговорчивый.

Банкет тянется на редкость медленно, лениво и без какого бы то ни было разнообразия. Кто-то с кем-то переговаривается, кому-то от рассказанных историй становится смешно, потому со стороны то и дело доносится радостный гогот, а на кого-то наваливается скука.

- Эй, Уэнояма, - в какой-то момент подает голос сидящий рядом парень, и Яёй, сделав из продолговатого бокала глоток шампанского, чуть поворачивает голову, покосившись в сторону Кадзи. - выручай, а то я сейчас от скуки напьюсь и суету наводить пойду. - она вновь чувствует его теплое дыхание в районе шеи; точно так же, как в тот вечер. И точно так же, как в тот вечер, по ее спине пробегает табун приятных мурашек прежде, чем Яёй что-либо отвечает.

- Думаю, именно этого ждет большая часть собравшихся, - девчонка, поставив бокал на стол и подушечкой указательного пальца проехавшись по его тонкому краю, улыбается и, на секунду задумавшись, начинает рассказывать забавные истории, связанные с теми или иными людьми.
***
- А вон тот, - спустя какое-то время и добрый десяток сплетен, она указывает на мужчину с кустистыми бровями, забавными усами и заметно пьяным взглядом. - предыдущий муж тетушки. Они развелись из-за того, что бедняга добавил не ту приправу в ее любимое блюдо.

За этими беззаботными, веселыми разговорами проходит порядка сорока минут. Заметно оживившиеся гости, подвыпившие и раскрепостившиеся, начинают покидать насиженные места, выходя на организованную для танцев площадку. Кто-то двигается медленно и слажено, красиво; кто-то дергается невпопад и еще больше веселит окружающих. Уэнояма, перехватив взгляд тетушки и прознав об очередном намерении присесть на уши, поднимается со своего места и, остановившись позади парня, кладет ладони ему на плечи.

- Пойдем потанцуем, - негромко говорит, наклонившись к уху. - иначе придется разбираться с новой порцией вопросов.
[NIC]Yayoi Uenoyama[/NIC][AVA]https://i.ibb.co/KKrNBhM/1111.gif[/AVA][STA]we draw the line[/STA][LZ1]ЯЁЙ УЭНОЯМА, 20 y.o.
profession: студентка токийского университета.[/LZ1]

Отредактировано Raphael Suarez (2021-04-04 16:39:46)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Альтернативная реальность » я ем разбитое стекло, а ты боишься крови;


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно