внешностивакансиихочу к вамfaqправилакого спросить?вктелеграм
лучший пост:
северина дюмортье
считать падение невесомых звезд и собственные тяжелые. собственные — они впитывались в тебя сладострастным искушением, смертельным ядом; падения собственного духа... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 23°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
eva

[telegram: pratoria]
siri

[telegram: mashizinga]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » This is the end


This is the end

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

10.08.2020
Livia & Mike

0

2

Сакраменто заливало яркое летнее солнце. Погода стояла такая жаркая и безветренная, что дети радостно плескались прямо в фонтанах центральных площадей, а их жирные мамаши блаженно наблюдали за ними, поглощая огромные шарики мороженого. Все это веселье настолько резко контрастировало с настроением Ливии, что каждая мелочь, увиденная в окно автомобиля, раздражала ее.

- Свали, - рявкнула себе под нос, ругаясь на ржавый бьюик, который словно нарочно полз по дороге прямо перед ней и никак не давал себя обогнать. Резко впечатав ладонью посередине руля, одарила мудака продолжительным гудком и, всплеснув рукой, наконец-то сумела из-за него вывернуть, открывая перед собой свободную полосу. Втопила педаль газа на полную мощь, заставляя мотор неистово взреветь, словно высвобождая и свои собственные эмоции.

Направлялась она в Доллз, прямиком к Майку, намереваясь высказать ему всю ту злость, которая раздирала ее на части после визита к федералам. Заявившись к ней ранним утром и вызвав на допрос насчет той истории с проклятой стриптизершей, мурыжили они ее практически весь день, любезно предложив перекус и свой дерьмовый кофе.

Разумеется, история, которую впаривал ей Майк, не имела ничего общего с реальностью. Конечно же, он трахался с этой продажной девкой! Причем, судя по отчетам, которые ей сочувственно продемонстрировали в ФБР, не раз и не два. И как только можно было поверить в эти его сказки!

Продолжая агрессивную езду, Андреоли пыталась переварить всю полученную на допросе информацию. Сначала критически отметала ее по понятным причинам. Она была знакома с основными приемами Бюро. Все они обычно грязные и дешевые. Иначе закрыть никого из боргаты у них не получалось. Но когда ей дали послушать нарезки из пленок, на которых Майк воркует с той​ шлюхой, отметать догадки, крывшие периодически мозг, стало уже невозможно.

- Хей, Лив, - радостно приподнялся было куривший Ал, отлипая от своей тачки возле входа в Доллз, но получив в ответ грубое и сухое «привет», не стал искать попыток пообщаться и продолжил беседу с какой-то девицей. Вероятно, работницей клуба, украденной с репетиции. Яблочко от яблони... Впрочем, Ливии не было до этого дела. Выйдя из машины, ​ она отбила каблуками четкий и стремительный ритм военных действий. Проигнорировав мало знакомый персонал, она прошла целенаправленно в кабинет ​ Всея Хитреца Сакраменто, имея настойчивое желание разорвать его на части и раскидать всем этим голым девкам из зала.

В кабинете ее встретил не только Ринальди, но еще и его бессменный Санчо Панса – толстяк Горлеоне.

- Оставь нас, - вместо приветствия бросила она ему довольно грубо. Скинула сумочку на диван, скрестила руки на груди и опустила голову, ​ будто разглядывая что-то в полу, в нетерпении покачиваясь и ожидая, когда же Беппо свалит. Исподлобья поглядывала на Майка, не переставая удивляться тому, как ловко он ее использовал. А именно так она себя и чувствовала – использованной.

- За кого ты меня держишь, Ринальди? - не собиралась размениваться на любезности, поэтому перешла в наступление сразу, как только за Беппо закрылась дверь. В ее голосе не слышалось ни колкости, ни усмешек. Предельно прозрачно, прямо и непривычно агрессивно. – Думаешь, можешь запросто втирать мне всякое лживое дерьмо о доверии, - высвободила руки и ткнула пальцем куда-то в сторону, - а пока я прикрываю твой горящий зад, ​ будешь весело продолжать совать свой член в каждую свободную дырку? Хорошо устроился! – накопившаяся злость, которую она вынуждена была скрывать у ФБР, сейчас не видела преград и с каждым словом выплескивалась все громче и яростнее. - Ты вообще осознаешь цену, которую я плачу за твой похотливый член?! – она не задумывалась, слышит их кто-нибудь под дверью или нет, было уже наплевать на все их гребанные тайны. Молча терпеть хамство по отношению к себе и спускать все на тормозах Андреоли была не намерена. – Меня могут посадить из-за лжи, которую ТЫ мне навязал! – ткнула указательным пальцем прямо в грудь мужчине. – ТЫ сделал меня соучастником своего грязного дерьма! Не кажется, что это слишком?!

+1

3

- Нет, Джузеппе, ну это никуда не годится! Человек заказывает бешамель – его у нас нет в наличии! Хочет салат с морскими гребешками – тоже нет! Мы с тобой что тут, филиал KFC держим? – сидя рядом с Беппо Горлеоне, Майкл вперился в страницы книги жалоб и предложений, где какой-то недовольный хер накалякал свои претензии к ассортименту в меню. После истории с убиенной стриптизершей федералы прямо-таки не слезали с Майка, чуть ли не в сортире его пытались отлавливать – и адвокат посоветовал преступному боссу какое-то время сосредоточиться на своих легальных бизнесах. Что сейчас Ринальди и пытался усердно делать, на горе сотрудникам и директору «Доллз». – Шкип, да это первый такой случай за год! Ну не ест обычно никто ничего в клубе! Сам знаешь, сюда приходят выпить да сиськи помацать. Мы эти продукты переводим просто и выкидываем потом. Шеф-повар от скуки уже чуть ли не крестиком  вышивать начал. -  Беппо вскинул вверх две упитанные длани, защищаясь от упреков шефа. Все им сказанное было в целом правдой – в стриптиз-клубе мало кто что ел, кроме десертов. Ну разве что девочки в порядке консумации разводили очередного папика на какой-нибудь изыск. Однако обычно все здесь попросту бухали и пялились на танцовщиц. Нет, разумеется, печаталось и много фальшивых чеков на различные кушанья – по причинам, которые набравшийся осторожности Майк сейчас озвучивать вслух не хотел. Однако в целом в речах Горлеоне была изрядная доля истины – в «Доллз» редко заказывали еду. – Беппо, это неважно. «Доллз» - это островок комфорта и роскоши, сapisce? Это тебе не чертова «Лихорадка», где жрачкой просто отравиться можно. Мне плевать, если еду не заказывают – но на случай, если ее захотят заказать, как этот черт выебистый, у нас все должно быть наготове! - чего Майкл не сказал, так это то, что, поскольку клуб использовался в том числе для отмыва денег, ему было насрать, если хоть сто килограммов этих самых морских гребешков сгниет у них в морозилке. Наркота окупит все.
Деловой разговор двух рестораторов – собственника и управляющего «Доллз» - прервала влетевшая в кабинет  Ливия. Судя по ее лицу и тону, в котором она заговорила с  Беппо, ничего хорошего ее визит не сулил – и Майк, что называется, жопой чуял, что он относится не к бизнесу, а их личным отношениям и их последним, так сказать, нюансам. Потому и не отреагировал на этот кунштюк так резко, как сделал бы при других обстоятельствах – зато Беппо проявил недовольство. – Хей, с каких это пор ты тут распоряжаешься? Мы с боссом общаемся – может, это ты выйдешь, а?  - упитанная физиономия Беппо вспыхнула от негодования. Вообще говоря, несмотря на многие убийства за спиной и проявляемую во время таких дел невозмутимую жестокость, Горлеоне в повседневной жизни был добродушным гедонистом, умиленным собственными карьерными успехами и близостью к дону. Но к такому тону от кого-то, кроме Майка, он не привык. Он и в южной-то команде числился больше формально, много лет состоя непосредственно при крестном отце – а ведь Лив не была даже его капо, как Адам. - Блять, Беппо, точно…  У нас с Лив срочная встреча была назначена, а я и забыл. Лив перед тобой извинится потом – нам тут срочную заморочку просто обсудить надо. Сходи пока, распорядись насчет поставок гребешков этих. – напряженно улыбаясь, сказал Майкл, c отвращением ощущая, как сейчас фальшиво звучат и его слова, и даже ласковость интонации. Беппо согласно наклонил голову и вышел, но напоследок обиженно бросил Андреоли, - У тебя что, эти дни, что ли? Едва корпулентная фигура солдата скрылась за дверью, всегда предпочитавший нападение защите Майкл тут же набросился на хозяйку «Парадиза». – Ливия, ты что, вообще рамсы попутала? Врываешься сюда как в общественную уборную! Так невежливо разговариваешь с Джузеппе! Он тебе не слуга, он один из нас и достоин всяческого уважения…  - однако подобно тому, как ружейные выстрелы совершенно не слышны, когда в ход идет тяжелая артиллерия, точно так же дальнейший гневный монолог Ливии покрыл собой попытки Майка перевести стрелки. Примерно на минуту он  замолчал, собираясь с мыслями и одновременно проклиная ФБР, ту лживую сучку и самого себя, попавшегоcя на ее удочку. Он так и знал, что за это заплатит сторицей – пусть заплатил и не так, как могло быть при самом худшем сценарии. Ему было очевидно, что это федералы, пытавшиеся все эти дни что-то выудить из Андреоли, подлили масла в огонь. Один вопрос – что именно они могли ей сказать? Или показать? Не в постели же эта блядь нагламуренная их записывала? Это узнать сейчас Майкл мог только от Лив.
- Да, я говорил о доверии, Ливия. И не зря говорил, как видно. Потому что в очередной раз вижу – ты мне не доверяешь ни хуя!  Члены, дырки… и откуда же тут ветер дует? Давай поиграем в веселую викторину – от федералов? От легавых, наших врагов! И вот каких-то их слов достаточно, чтобы ты напустилась на меня!  Что они тебе наплели? – Майк не привык сдаваться и был намерен защищать свою крепостную стену, в которой сейчас, фигурально выражаясь, образовалась немалая брешь. А заодно и выведать, какой информацией эти сволочи попотчевали Андреоли.  – Я тебе говорил, что они ко мне внедрили эту дрянь и я ее выкупил, общался, чтобы решить вопрос! И ты должна была понять, что они потом будут пытаться меня очернить, настроить тебя против меня – будто ты не знаешь их крысиных повадок! И вот, достаточно федералам тебе что-то напеть – и ты на это ведешься, как последняя лохушка! Когда же Ливия заговорила о том, что рискует своей свободой, помогая ему, то Майкл прищурился. – Ах вот как… А когда я тебе помог с тем хреном, как его там, в Лас Вегасе… Рискуя побольше тебя… Я что-то таких счетов не предъявлял. А стоило мне попросить тебя помочь мне один раз – вот как ты себя повела. Отлично, просто отлично. Ливия-то в этом случае просто лжесвидетельствовала - а он, помогая ей, похитил и забил до смерти человека, потом избавился от тела. И ведь Ринальди в тот момент был ее боссом, а не наоборот - но все равно решил ее проблему.

Отредактировано Michael Rinaldi (2021-04-08 22:08:59)

+1

4

Скромностью Ливия не отличалась никогда. Как и тактичностью. А если добавить наплевательское отношение к большинству людей, хорошенько прикрытое напускной мягкостью и лестью, то и не удивительно, что Беппо столкнулся сегодня с откровенным пренебрежением. Сексистскую шутку про критические дни Ливия пропустила мимо ушей, не желая размениваться на дешевые препирательства. Не до этого было. Волновал ее сейчас только Майкл и только то, что скажет он. А он, разумеется, первым делом уцепился за ее неуважительную манеру по отношению к Горлеоне. Любимая привычка – ткнуть носом в землю, подчеркнув, что она недостаточно расшаркивается перед мужиками. Потом, когда попустит, Лив, может, и правда извинится перед Беппо за несдержанность, но конкретно в данную минуту ничто не могло ее отвлечь от сути визита.

- Ты ли будешь мне рассказывать про уважение! – взорвалась в ответ, еще пуще наливаясь яростью, когда первым же делом услышала в свой адрес упреки, причем не имеющие отношения к делу. Все в излюбленной манере Ринальди – дабы перевести разговор в другое русло. – В викторины будешь играть со своими шлюхами, - вклинилась поверх его слов, заметно повышая голос в желании перебить тираду уязвленного недоверием Майкла, чья попытка выставить ее наивной дурой, а дословно «лохушкой», поверившей агентам, выводила из себя. Хотя, наверное, именно за дуру он ее и считал, раз провернул это все.​ Может быть, такой она и была на самом деле. Чувствовала себя, во всяком случае, именно что одураченной. Но не федералами, а Майком - что и доставляло особенную досаду. – Хватит врать! – отрезала рыком. – Я слышала записи! Где ты развозишь с ней все это сопливое дерьмо про больного ребенка, а потом лезешь к ней в рот языком, - утрируя и очень сильно сокращая содержание пленок, показанных ей федералами, Лив подчеркнула основное – пока та лживая дрянь задвигала про сына и плакалась Майку в плечо, его член уже топорщился от ее близости, и пленки это отлично отражали. Безусловно, ФБР постарались их качественно подрезать, оставив для Ливии самое вкусное, но факт оставался фактом: отношения у них были. – Как тебе не мерзко после этого заявляться ко мне домой и просить вписаться за тебя? Лить в уши про какое-то совместное будущее… - она не забыла той фразы, которую Майк бросил ей тогда в разговоре. Про то, что хотел бы верить, что они друг с другом надолго. – Какое, нахрен, будущее, если при первом же удобном случае ты лезешь другой девке в трусы?

Очевидно, что оправдываться Майку было бесполезно. Для себя Ливия уже вычленила истинную правду и сейчас не готова была поверить в обратное, что бы он ни говорил и какими бы доводами ни сыпал. В какой-то момент она даже пожалела, что пришла. Лучше было просто скрыться с его горизонта. Насколько это, конечно, возможно, при их бизнесе. Но эмоции взяли верх, и вот она здесь – пытается чего-то добиться или просто высказывает накопившиеся претензии? Лив и сама не понимала.

- Не приплетай сюда Райли. Он был моей проблемой ровно настолько же, как и твоей! – тогда в Весаге вертухай из колонии, где некогда отбывала свой срок Ливия, подслушал их сделку с европейским принцем, и мог сдать их всех, если бы они не предприняли жестких и быстрых мер. Теоретически Ринальди как вышестоящее звено мог бы скинуть решение ситуации на плечи Андреоли, но не сделал. Из дружбы ли или из желания навесить на нее обязательства ответной благодарности, уже не столь важно. Сейчас их отношения уже были совсем в другой плоскости. – И как же я себя повела? – возмутилась попытке вменить ей чувство вины. – Разве я отказала тебе в помощи, когда ты заявился ко мне домой после прогулок по лесу с этой девкой?.. Или может мне нужно еще и сесть вместо тебя? – понизила голос, зло прищурившись.

+1

5

Когда Майкла припирали к стенке, он начинал злиться – конечно, не прекращая при необходимости и хитрить. Сейчас же его совесть была нечиста – да, он виноват перед Ливией в этой ситуации. Тем, что повелся на эту мразь продажную – хотя отбросить старые привычки и превратиться в одночасье в эталон верности он не мог. Тем, что потом впутал Ливию  в эту историю – но другого выхода тогда не было. Cвою свободу здесь Ринальди оценил выше сомнений в моральности таких действий, это он признавал и сам. Ставить же себя на место Лив, представлять что это она попросила его покрыть собственную измену, он отказывался в целях психологической защиты. Отметал такие мысли, твердя себе, что у мужчин – «это другое». Они же самцы полигамны, так все таблоиды пишут, да? Даже вроде какие-то яйцеголовые это подтверждали, ага. – Да, cейчас мне еще расскажешь, что они тебе пленки из постели давали слушать. – саркастически заметил дон, словно высмеивая такое предположение – но одновременно и пытаясь вызнать побольше информации. На самом деле он в таком сомневался – не в пилотку же стриптизерша себе микрофон запихнула? И во время их встреч в гостиничных номерах наверняка снимала оборудование – чтобы он, не дай Бог, не заметил, так что и прелюдии там запечатлены быть не могли, скорее всего. Возможно, какие-то обжимания на улице – отсюда и надо плясать. – Я тебе все уже объяснял. Беппо ее быстро разоблачил – и чтобы ей войти в доверие, мне… приходилось вести с этой тварью такие разговоры. Чтобы заставить поверить, что у нее идет по плану. Не вкуриваешь что ли? Но секса не было. Я не трахался с ней, говорю я тебе. Думаешь, у меня бы встал на крысу? Здесь Майк сочувственно покачал головой и вздохнул. Он и впрямь понимал, что Андреоли нелегко в этой ситуации. Понимал, что обосрался. Но говорить правду тут не было смысла – от этого не будет легче и самой женщине. Совсем напротив. Ложь во спасение – дело такое. – Послушай, я понимаю, что тебе неприятно было это слушать. Но такой уж наш бизнес. Мне тоже было противно – но приходилось играть роль. Это просто все надо забыть. Как страшный сон. Когда же был упомянут Райли, то Майк не согласился с доводами Ливии. – Но следил-то этот фраер за тобой, а не мной. Так что проблема была твоя, прежде всего. И не забудь, это я там, блять, на себя основное взял! И легко мог сесть за это! - тут неожиданно подозрительного Майка поразила параноидальная мысль. Вдруг федералы уже раскрутили Ливию – и она, ослепленная яростью из-за его измены, пришла сюда уже с аппаратурой? Он в ней не сомневался, так-то – и из-за ее давнего пребывания в Семье, и в силу их личных взаимоотношений. Но уязвив женское самолюбие, можно породить чудовищ. Какое-то время Майк поколебался – однако затем встал из-за стола и приблизился к Ливии. Его интонации стали мягкими, ласковыми – Послушай, давай забудем это. Как мне тебя отблагодарить за помощь? Я заманивал девку, изображал флирт – все остальное брехня федералов. И про совместное будущее я тебе говорил искренне. Потому и обратился к тебе – как к  близкому человеку. Я ведь легко мог попросить меня подстраховать кого из ребят, понимаешь? – тут Майкл приобнял Ливию. Его пальцы притронулись к ее одежде, не решаясь, впрочем, пока приступатьт к масштабным прощупываниям. Нет ли тут где микрофона?

Отредактировано Michael Rinaldi (2021-04-17 18:43:12)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » This is the end


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно