внешностивакансиихочу к вамfaqправилакого спросить?вктелеграм
лучший пост:
северина дюмортье
считать падение невесомых звезд и собственные тяжелые. собственные — они впитывались в тебя сладострастным искушением, смертельным ядом; падения собственного духа... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 23°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
eva

[telegram: pratoria]
siri

[telegram: mashizinga]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » Смерть - лучшая причина для жизни.


Смерть - лучшая причина для жизни.

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Особняк. Ванна. Больница. ТЬМА. | Декабрь 2020 | утро

Рина Фарнезе и маленькая Эльфа
https://i.imgur.com/Y2eZSQ3.gif

Она всегда знала, что тьма поглотит её. И всё же не думала, что это случится так. И что в этой темноте она останется одна.

+3

2

[float=left]https://i.imgur.com/dEMAfojm.jpg[/float]Известно ли вам, как рождаются на свет пустельги? Маленькие, но опасные хищные птички от своего рождения столь жалкие. Почти лысые, с огромными глазами и неказистым большим клювом. Они столь страшненькие... Но сколько в них оказывается силы, стоит им опериться и расправить крылья. И именно этот момент, момент, когда маленький птенчик впервые вылетает из гнезда делит его жизнь на "до" и "после".
Как бы хотелось, чтобы и жизнь людей была такой. Но правда в том, что делится на "до" и "после" у людей она куда чаще. Я родилась в Дхарави. В помойке, которую большинство людей предпочли бы никогда не видеть. В голоде, грязи и запахе потных тел. А ещё специй. Потому что те были куда доступнее, чем чистая вода. Некоторыми из них обтирали кожу и волосы, чтобы отбить запах. Голод, антисанитария, молитвы вместо лечения. И всё же я любила индию. В ней у меня были рядом родители, меня окружали люди полные смирения и благодарности. Я любила Мумбаи и жизнь.
Но наступило "после". Я вышла замуж. За мужчину намного старше. Вышла девочкой, которой едва исполнилось шестнадцать лет. И весь мой мир изменился. Над головой было тоже солнце и небо. Но больше уже не было Индии, небыло трущоб. Только золотая клетка звучной и золотой Италии. В этой жизни были побои, ограничения, страх. Но была чистая вода, сытная еда и возможность учиться. Казалось бы, всё так как должно быть, но рождение ребенка снова разделило мою жизнь. [float=right]https://i.imgur.com/Q8cMIFH.jpg[/float]
"После" была любовь. Любовь к маленькому сморщенному человечку, с такими большими глазами и махонькими ручками, так крепко цепляющимися за мои пальцы. Весь мир свелся к его счастью. К лучшим игрушкам, к тому, какой он милый когда спит и как смешно кряхтит когда просыпается. Это было настоящее счастье, пока его у меня не отняли.
И это "после" было темным, яростным, холодным. У меня отняли счастливую жизнь и я была намерена вернуть её, даже ценой отнятых жизней других людей. В этой жизни я гналась за прошлым. Жила одним бесконечным прошлым, хотя люди считали - у меня есть всё. Всё, чего когда-либо желали они. Но совсем не то, чего хотела я.
И вот совсем недавно мою жизнь разделило вновь. Очередное "после" окутало меня непроглядной тьмой. Тьмой, в которой вокруг меня всё оказалось чужим. И...одиноким.
- Мисс Фарнезе, вы уверены, что мне не стоит остаться? - Голос дворецкого Шона прозвучал за спиной. Он всегда был исполнительным. Стремился сделать тьму комфортной. Оставлял вещи на тех местах, где они были оставлены. Вот только правда в том, что это невозможно. Невозможно сделать комфортной тьму для человека, что теперь не имеет ничего. Ни любви. Ни возможности самостоятельно свободно передвигаться. Ни шанса увидеть рассвет или красивый десерт в ресторане. Но главное...мечты.
- Не нужно. Сегодня я хочу быть одна. - Голос звучит спокойно и ровно. В нем нет ни намека на тревогу или волнение. И когда шаги удаляются, возможно впервые за столько лет по щекам текут едкие слезы. Женщины, говорят, даже когда плачут прекрасны. Но этого уже не увидеть. Как не увидеть, каким вырос мой сын. Мой мальчик... И раньше я искала его вслепую, но верила, что однажды увижу...мои ли у него глаза? Скулы отца? А может он был бы похож на дедушку или бабушку. Мечтала... пока не осталась только темнота.
Руки касаются холодной стены. Декоративная штукатурка такая живая под скользящими пальцами. Позволяет зацепиться. Позволяет ощутить наличие опоры. И каждый шаг приближает конец. На губах привкус соли от слез, а в ванной приходится считать шаги. Она наполнена горячей водой, но вовсе не для купания. На ощупь открывая ящик пальцы находят опасную бритву. Кажется руки трясутся. Губы трясутся тоже. Оставляю телефон на бортике, голосом отдавая команду включить увертюру к Тарар, только бы заглушить свое сердце. И срывающийся в схлипах голос. Я опускаюсь в воду, моргаю и слышу, как слеза капает на поверхность воды в ванной. Платье цвета песка намокает и липнет к коже. Но разве теперь имеет важность такой незначительный дискомфорт?
В моем будущем больше нет света. Нет ни малейшего шанса на него. Так какой смысл?
[float=left]https://i.imgur.com/HjtyWVTm.jpg[/float]- Больше... никакого смысла. - Глотаю ком, но тут же содрогаюсь от новых рыданий. Руки предательски трясутся. Плечи содрогаются и от мысли о том, что всё закончится подступает тошнота. Но разве всё уже не закончилось? Разве осталось ещё хоть что-то?
Закусываю дрожащие губы, шмыгаю носом и опускаю левую руку под воду. Лезвие прижимается кожу и при малейшем давлении боль пульсацией ударяет в сознание. Продольный порез почти до локтя дается тяжело. Тошнит сильнее, а в воздухе звучит аромат крови. Теплой крови. Отвратительный запах. Второй порез дается легче. Возможно из-за того, что слабость от первого уже достигла головы.
Руки погружаются под воду. Это могло бы быть красивым. То, как медленно смешивается кровь с водой. Они проникают в друг друга, расцветают алыми цветами в ванной. Пропитывают платье. Посмертная красота, которую вряд-ли кто-то ответит, а я не могла увидеть.
Тяжелая голова опустилась на бортик. Слезы перестали течь и из звуков осталось только сердце и увертюра Сальери. Хочется спать... Так и выглядит смерть? Так...незначительно? И одиноко... И от этого не легче.
Руками в порыве закрываю глаза, будто так можно удержать слезы. Кровь стекает на лицо, она так ужасно пахнет. Так умирать не правильно. Я вообще не хочу умирать!
- Алиса. Вызови 911. - Слова срываются с губ необдуманно с новым всхлипом. Пальцами опираюсь о ванную, но руки в крови и воде скользят... или просто слабость не оставляет шанса? Вода такая теплая... Может, уже поздно идти на попятную? Но почему тогда гудки звучат как надежда?

Отредактировано Rina Farneze (2021-04-09 02:46:21)

+2

3

Декабрь - чудесное время.
По-настоящему чудесное. Даже несмотря на то, что она стала сиротой, и единственный живой человек, который у неё остался - это сир Крёстный, её любимый сказочный волшебник, который однажды подарил ей целую жизнь в такой любящей семье. Эльва чуть откинулась на спинку рабочего стула, задумчиво покрутила в руках ручку, потом посмотрела на монитор. Её смена подходила к концу, и честно говоря, такие смены были редкостью - но что ещё самое гадкое, по уже хорошо сложившимся наблюдениям, чем спокойнее всё было сначала, тем всё большей становилась вероятность того, что в конце грядёт какой-то совершеннейший кошмар, совершенно лютый и беспощадный. И тревога внутри ширилась и крепла, но девушка не позволяла себе поддаваться ей, сидела с совершенно непроницаемым лицом. И только девушка, сидящая рядом с ней, Моника, красавица-кубинка, чуть дотронулась до её руки: - Эльфи, всё в порядке? - та только вздрогнула, перевела на неё обеспокоенный взгляд льдисто-прозрачных глаз, но тут же улыбнулась.
Никаких слабостей. Никаких тревог. Пока у неё не закончится смена, она не имеет права даже близко задуматься о том, что что-то вдруг может пойти не так. Это уже потом, дома, она будет иметь полное право накрыться одеялом с головой, и может быть, даже немного поплакать. Но только не сейчас.

- Не бери в голову, - наконец-то произносит Эльва, мягко улыбнувшись, - всё в порядке. Она тянется за мешочком со своими рунами, и хмурится. Силу, которую она чувствует даже сквозь ткань, нельзя спутать ни с чем - а Эльва себе доверяет, и слышит голос родины, стынь холодных исландских берегов и мощь гейзеров, извергающихся вулканами прямо под ногами. Ей страшно - и она не может понять причину этого страха. Но руны ещё никогда её не подводили. Никогда.
- Не гадай сейчас. На лице Моники застыл воистину совершенный ужас - да даже не ужас, а... Эльва смотрит на неё, и понимает, что в глазах коллеги - первородный, ничем не замутненный страх. Моника знает про её отношения с рунами, искренне во всё верит, и Эльва знает, как та сама молится своим богам, и как она верит в Высшие Силы. И ещё она же знает, что та перепугана, потому что рассказала однажды, как заметила, какой отрешенной, спокойной, и даже... пугающей становится Эльва, когда она гадает. Эльва тянется в мешочек, пальцы теплеют, и она наугад выхватывает самую горячую руну - а когда она достаёт руку, и смотрит на деревяшку с вырезанной руной, чувствует, как у неё подкашиваются ноги - и её счастье, что она сидит. И без того бледное лицо исландки становится по настоящему меловым.

- Хагалаз..., - выдыхает Эльва, и огромные карие глаза Моники расширяются ещё больше. Она уже немного учёная, и немного понимает язык, на котором говорит девушка. Только уточняет: - А положение? Эльва хмурится ещё больше, пальцы нащупывают ещё ниточку - и достаёт Эйваз: - У Хагалаз - прямое. Ситуация, на которую я не могла повлиять - то, что что-то произошло - я это предотвратить не могла, но..., - она прикрывает глаза, - нельзя отступать и нельзя сдаваться, потому что вслед за болью придёт очищение. Дух война всегда был силен, но сейчас я в нём буду нуждаться как никогда. Тут она замечает красный маячок, и принимает вызов, машинально касаясь свободными пальцами руны Хагалаз - и её словно прошибает током.
- 911, что у вас случилось? - Эльва внимательно вслушивается в затухающий голос, отдающий помехами - и оживляет под своими пальцами клавиатуру, тут же классифицируя помощь пострадавшей: - Как вас зовут? Можете представиться? - она улыбается, а у самой внутри вскипает вулкан, но нельзя, нельзя, нельзя поддаваться панике. Правильно говорят, дух война ей сейчас нужен как никогда, и сейчас просто недопустимо сомневаться, потому что сейчас она вся нужна вот этой несчастной женщине на том конце провода. Эльва кивает: - Рина, милая Рина, всё хорошо, помощь сейчас прибудет. Меня зовут Эльва, я буду с вами, договорились? Рина, я буду с вами, я вам обещаю, - Эльва говорит и говорит, а от руны по пальцу идёт словно живое пламя.

- Я вас не брошу. И Эльва не бросает - она остаётся на линии вплоть до того самого момента, как не слышит в трубке гул голосов прибывших парамедиков. И приходит в себя, когда слышит голос Джордана, знакомого фельдшера скорой: - Эльва? Всё хорошо, мы успели.
Исландка словно робот кивает, и после того как она кладёт трубку, в голове все ещё бьёт набатом колокол, и слышится голос Рины - сиплый, тихий, надтреснутый - и в этот момент Эльфа думает, что она умирала с Риной заодно. На автомате берёт лежащие руны, убирает обратно в мешочек, но действия эти механические, неживые, из неё словно вышибли весь свет и жизнь заодно. Уверена Эльва только в одном.
- Ты куда, домой? - спрашивает Моника, но Эльва только отрицательно мотает головой, и очень хлёстко, жестко и прямо смотрит на коллегу - и та даже отшатывается, столько мороза и стали в этом проницательном взгляде, которым её награждает исландка. И если взглядом на самом деле можно опрокинуть на голову ушат ледяной воды, то Эльва только что это сделала.
- Как куда? К пострадавшей в больницу. Я ей пообещала.
Какой дом, к Хель? После сегодняшней смены она и спать-то не сможет. И она пообещала. Рина никогда не останется одна.
Люди наврали. Декабрь - совсем не чудесное время. Прости её, сир Крёстный - но веру в чудеса твоя крестница только что потеряла окончательно.

[NIC]Elva Oddsdóttir[/NIC]
[STA]хищная девушка-моль ©[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/6duNOsO.png[/AVA]
[LZ1]ЭЛЬВА ОДДСДОУТИР, 24 y.o.
profession: магистр-социолог, оператор в 911;
relathions: что, простите?...[/LZ1]

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » Смерть - лучшая причина для жизни.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно