внешности
вакансии
хочу к вам
faq
правила
кого спросить?
вктелеграм
лучший пост:
джеймс рихтер
Боль в ноге делилась на сотни импульсов, а вместе с ней закипала запоздалая злость... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 33°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
eva

[telegram: pratoria]
siri

[telegram: mashizinga]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » let me play


let me play

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Брона (нпс Thomas Juhl) , Потрошитель (нпс Miles Quinn)
Викторианский Лондон, вечер, зима

Брона

Отредактировано Thomas Juhl (2021-04-14 14:22:29)

+1

2

Брона всегда шла вдоль этой узкой остачертевшей улицы как на казнь. Она ненавидела все здесь. Грязь под ногами, грязь на лице, которое вжимает клиент в холод мертвого камня многоэтажного дома, грязь между ее ног от очередного скота. Она знала, что достаточно 5 минут. 5 гребаных минут, чтобы купить дочери лекарства. 5 минут с похотливым животным, чтобы дочь могла жить. Брона тихо плачет, почти не дышит, ожидая, когда это грубые толчки в ней прекратятся. Ее тошнило и лучше вырвало сейчас, вдруг почувствовала бы облегчение, но ком в горле был таким липким, что оставалось только утирать слезы и не издавать не звука. Мужик стонал и пыхтел, сжимал в кулаке ее грязные спутанные светлые волосы, противно шумно вдыхал запах ее волос и вызывал еще больше ненависть и отвращения к себе. Брона зажмурила глаза чтобы сосредоточиться на своих мыслях, на тех самых, в которых она сжимает в своих замерзших слабых пальцах нож, и сейчас разворачивается с целью полоснуть по шее, она могла бы сделать попытку очистить улицы Лондона хотя бы от одной твари, сделать шаг, перейти границу, за которой назад дороги нет. Смогла бы она? Сейчас закусывая губу, она терпит грязные руки на себе, терпит слюни и чувствует облегчение, когда мужик на нее наваливается шумно со характерным противным стоном. Она его ненавидела. Не знала, но ненавидела.

-Ты такая красивая... - Брона развернулась, поправляя юбку, чтобы после попросить заплатить, но запинается, всматриваясь в чистое ухоженное лицо. Эти богачи удавятся за гребанный пенни. Она почувствовала тревогу, когда это животное снова прикоснулось к ее волосам и как-то не по доброму улыбнулось. - словно ангел

-Заплатите мне и... Вы знаете где меня можно найти -  Брона смотрит на мужика с гордо поднятой головой. Она сейчас честно отработала свои деньги и вправе их получить. Мужик начинает стучать по карманам дорогого пальто не сводя с Броны глаз. бежевая рубашка безобразно выбивалась из брюк  - Словно Магдалина - и на этих словах размахивается, чтобы ударить ладонью по лицу. Тут же лицо обдало жаром, а во рту почувствовала привкус крови. Они удивленно посмотрела на мужика и не успела ничего сказать, как получила удар в живот, выбивший возможность дышать. Она не могла кричать и ее не беспокоила собственная жизнь. Она знала, что ее дочь сейчас лежит в постели с жаром, который никак не получалось сбавить. Без лекарств девочка умрет.

[NIC]Брона[/NIC]
[AVA]https://i.imgur.com/tskxiiB.jpg[/AVA]
[LZ1]БРОНА, 22 y.o.
profession: проститутка;
[/LZ1]

Отредактировано Thomas Juhl (2021-04-14 14:20:37)

+1

3

Лондонский воздух насквозь пропах сыростью – если идти вдоль Темзы, можно почувствовать, как от нее тянет прогорклой водой, куда сливали нечистоты. Она давно уже не несла свежесть, только тухлятину, которая чувствовалась в каждом вдохе. В промышленных кварталах все было еще хуже. Не так печально, как на севере, но все равно из-за смога приходилось прикрывать нос и рот платком. Лондон – это город небрезгливых людей, это город для тех, кто прогнил изнутри и снаружи, холодный, хмурый, безрадостный. Никаких зеленых лугов, никакого пения птиц. Этот город создан для того, чтобы умирать в тесных переулках, пропахших испорченными продуктами и давно нестиранной одежды. Я сворачиваю в сторону Уайтчепела, туда, где как крысы сновали те, кому никак не хватает места под солнцем. Здесь обитали самые отбросы, здесь было самое дешевое жилье, здесь свирепствовали болезни. О, я ощущал этот запах самого дна города, который не перепутать ни с чем. В кармане моего плаща я держал то, без чего никогда не выходил на охоту – нож, крепкий и острый, заточенный специально перед сегодняшним променадом. Несколько мелких монет позвякивало в кармане – все, что я прихватил с собой. Этого хватит, чтобы присмотреть себе кого-то на улицах. Например, отчаявшуюся пьяную девицу, которую не возьмут даже прачкой. За несколько мелких монет она распахнет свое лоно любому желающему, согласится на все. Ее будет интересовать лишь то, хватит ли ей потом на выпивку.

На мостовой, неосвещенной даже тусклыми масляными фонарями, я вижу девушку, которая сидит на холодных камнях. Она держится за живот, вытирая ладонью разбитые в кровь губы. Бедняжка, я понятия не имею, что с ней случилось, но она растеряна. Такое отчаянье бьется в ее глазах, что я не сомневаюсь ни секунды в том, что она именно та, кого я искал сегодня. Подхожу, смотрю сверху вниз на ее белокурую макушку, наблюдаю, как она поднимает голову от моих ботинок к лицу, прикрытому широкополой шляпой. Протягиваю руку, затянутую в тонкую перчатку.

- Дитя мое, что случилось? Я могу проводить тебя, если ты не против? Например, к тебе? У тебя же есть, куда привести гостя? – Я намеренно вежлив, с ней вряд ли так разговаривали хоть раз. Я хочу, чтобы она вложила свою выпачканную кровью ладонь в мою руку. Ну же….

[NIC]Jack the Ripper[/NIC]
[AVA]https://imgur.com/Vk3CcJc.png[/AVA]
[LZ1]ДЖЕК ПОТРОШИТЕЛЬ, 41 y.o.[/LZ1]

+1

4

Броне некогда было слезы лить за потраченное сейчас время. Жизнь безжалостна к слабым, не терпит слабости и перемалывает каждого, кто вдруг преисполнился жалостью к себе. Девушка всхлипывает последний раз, прежде чем заметить грязные ботинки перед собой. Она поднимает влажные от слез глаза на высокого мужчину. Во тьме переулка мужчина возвышался над ней огромной тенью, он скрывал свое лицо может потому что этот район посещали только любители доступного секса и светить благородным лицом было стыдно, а может... В ее голове ни одно иной мысли не возникало.

Брона встала с места, отряхнула свое испачканное  платье цвета медового персика, в последний раз стёрла настырные слезы с бледных щек, а после вздернула подбородок, будто от этого уверенности и силы в ней сейчас больше, грубо ответила
- на сегодня мне гостей хватит - девушке не нравилось предложение показать кому-то, тем более незнакомцу, свою старенькую, пустую и холодную квартиру, в которой было покрыто самое настоящее сокровище - дочь. Ей не за чем видеть безобразие этого мира такой юной, ей не за чем было знать, чем занимается ее мать, не должна знать, что та вынуждена соскребать руки в кровь, чтобы почувствовать себя достойной притронуться к дочери после очередного неблагодарного клиента. Она ждёт, когда мужчина отступил проглатывая нарастающий страх. Ей не страшно быть изнасилованной снова, ее пугает тот леденящий душу страх, что мужчина перед ней заставлял чувствовать. Она -серая маленькая мышка, в груди у которой сердце колотиться с бешеной скорости, она та самая мышка, которая прикидывается мертвой в лапах раззадоренного кота. -извините...- она попыталась сделать шаг в сторону, чтобы обойти незнакомца - мой рабочий день на сегодня окончен. Если я так сильно нужна, то завтра здесь меня и найдете - а может и нет. Блондинки нервно сбила свои светлые кудри, нервно потекла головой, заглядывая незнакомцу за спину в надежде, что здесь кто-нибудь есть ещё, но удача сегодня не на ее стороне. Она снова попыталась взглянуть в лицо незнакомцу прежде чем сказать - разрешите пройти. Будто перед ней непреодолимая  преграда
[NIC]Брона[/NIC]
[AVA]https://i.imgur.com/tskxiiB.jpg[/AVA]
[LZ1]БРОНА, 22 y.o.
profession: проститутка;
[/LZ1]

Отредактировано Thomas Juhl (2021-04-14 14:59:57)

+1

5

Такая красивая, хотя и в крови – я смотрю на ее очаровательно личико, такое юное, но уже ожесточённое. Эти девушки, обитающие в Уайтчепеле совсем непохожи на других – они видели дно, видели самые грязные улочки Лондона, готовы были опуститься на колени перед каждым, кто покажет им блестящие монеты. Чем еще может заработать женщина, если у нее нет приличной семьи и состоятельного мужа? Да и просто мужа? Они долго не решаются переступить эту последнюю грань, которая отделяла бы из от мира, еще чистого. Но после им уже не страшен сам дьявол: в грязной подворотне они задирают свои юбки, они не смотрят ни на внешность, ни на возраст, они не запоминают лиц, они просто ждут, когда все закончится и хорошо бы побыстрее.

Руку мою не взяла, отказавшись повести время, упрямо вздернув подбородок. Я наблюдаю за тем, как она собирает слезы со щек, как поправляет юбку, еще недавно задранную очередным любителем бесплатно попользоваться той, что не пойдет в полицию. Она такая гордая, как будто ей по карману это. – Так легко отказываешься от денег? Разве твой вечер прошел так, как ты планировала? Разве ты заработала достаточно, чтобы уйти? – В моем голосе только промозглый холод города, никакой издевки, я лишь констатирую факт – ей не с чем идти в свою квартирку. Больше чем уверен что в бедную и холодную, с одной постелью, куда она возвращается каждое утро, выпачканная чужими руками.

- А если я скажу, что не разрешу пройти? То что ты сделаешь? Закричишь? Привлечешь внимание полиции? Той самой, которая упрячет тебя на несколько дней в сырую камеру, и никто не будет знать, что ты там. Как ты думаешь, разумно ли это привлекать внимание к тому, чем ты занимаешься? – Я протягиваю руку вперед, касаюсь тканью перчаток лица, разворачиваю к себе и медленно вытираю пальцем капельку крови с губы. Щеки еще блестят от влажных дорожек слез, но губы плотно и решительно сжаты. Маленькая мышка, такая глупая маленькая мышка. – Сдается мне, что твой рабочий день на сегодня не закончен. – В ее живот, пробивая слои ткани, упирается тонкое лезвие ножа. Нажимаю, чтобы слегка проткнуть кожу, чтобы дать ей почувствовать боль. – Все еще против того, чтобы провести со мной остаток ночи?
[NIC]Jack the Ripper[/NIC]
[AVA]https://imgur.com/Vk3CcJc.png[/AVA]
[LZ1]ДЖЕК ПОТРОШИТЕЛЬ, 41 y.o.[/LZ1]

+1

6

Ее начинал раздражать этот незнакомец. Раздражать хотя бы потому, что он мнил будто хоть что-то он ней знает и хоть что-то в этой жизни понимает. Стоя в дорогущем пальто, прикрывая в бесстыдстве свою лицо, этот человек вряд ли был способен быть честным перед самим собой, хоть толику понимая в принципе самого себя. Она сжала замерзшие пальцы в кулачки, только чтобы проглотить этот клокочущий в душе гнев. У нее за поясом всегда был нож. Небольшой. Им можно было бы воспользоваться, но никогда не хватало на это духа. Может потому что одно дело пользоваться ее телом, а другое лезть в душу и чему-то учить. Учить как правильно жить и как делать свою работу.

-Что тебе от меня надо? - всю ее учтивость рукой сняло, как пришло осознание, что сегодняшний вечер не ее и не для нее. Может он последний и может он последний и для ее дочери, но чему быть, того не миновать, как бы ты не старался  - от прикосновения к лицу девушка вздрогнула и попыталась отстраниться. Смотреть в глаза тому, что ее хочет по-скотски выебать она не станет, не станет и строить из себя довольную и возбужденную дамочку. Она всех их презирала. презирала за слабость перед животными инстинктами, презирала за чувство собственного ничтожества, которое все они дарили. И меньше всего ей хотелось видеть в момент смерти лицо ее убийцы. Когда в живот болезненно уперлось острие, девушка замерла, забыв как дышать. Страх парализовал, немой крик застрял тошнотворно в горле. Он задает вопрос, а Брона его практически не слышит. Это отчаяние? Погода испортилась быстро. Это в Англии не ново, редкие капли быстро сменились холодным и шумным ливнем за которым кричи -не кричи тебя все-равно не услышат, а даже если услышат, то все-равно не придут. Отупевшим взглядом она смотрит на человека перед собой, она пытается разглядеть в нем человека, но не видит. Может это сам дьявол ее испытывает? Девушка прикрывает глаза и начинает молиться, почти неслышно. Ее бог должен был простить за все совершенные деяния, она заплатила сполна, но ее дочь, ее милая Лили, еще совсем мала и невинна. И именно о ней Брона молилась, чтобы ей помогли, чтобы девочку спасли, не дали той умереть. Только не она. Нужно было что-то придумать. Аристотель говорил, что страх заставляет людей размышлять. Страх метал мысли так стремительно, что было тяжело сразу ухватиться за нужную.

[NIC]Брона[/NIC]
[AVA]https://i.imgur.com/tskxiiB.jpg[/AVA]
[LZ1]БРОНА, 22 y.o.
profession: проститутка;
[/LZ1]

Отредактировано Thomas Juhl (2021-04-14 15:47:48)

+1

7

Маленькая бедная птичка, маленькая бедная птичка! Еще не знает, что ждет ее этим промозглым вечером, который и так был для нее не радужным. Такая красивая, такая отчаявшаяся, такая гордая, но ее можно купить за пару пенни, вжать лицом в кирпичную стену, собрать в кулак ее растрепанные светлые волосы. Где тогда будет ее гордость? Как тогда она будет смотреть на меня? Так же, вздернув свой подбородок? О, нет, она дала бы мне закончить, дала бы сделать с ее телом все, что мне захочется, а после кинуть на землю у нее ног все, что она заслужила.

Чуть надавливаю ножом, проталкивая его еще на пару миллиметров в тело. Я чувствую, как ей больно, как она сжимается, как она боится вдохнуть: пусть только расправит легкие, как насадится на нож, добровольно разрезая свою плоть. Я не хочу заканчивать все так быстро, я не наигрался, не насладился ее отчаяньем и болью. Знаю, что ее платье пропитывается кровью – ее немного, но она течет по кожи, смачивая нижнюю рубашку и корсаж. Я не пробил артерию, чтобы она быстро истекла – это было бы слишком просто и слишком быстро. Ее губы шевелятся в молитве, она вспоминает всех святых сейчас, пока стоит в этом грязном переулке, прижатая к стене, придавленная острием лезвия.

- Ты все еще не хочешь провести со мной вечер? Или ты все же передумала? – Легко поворачиваю лезвие, чтобы расширить рану, но не нанести серьезного увечья. – Не люблю, когда со мной спорят или мне грубят. А ты мне грубишь. – Второй рукой спускаюсь с подбородка к горлу, сжимая его, болезненно, но коротко. Мне нравится испуг в ее широких глазах, нравится, как часто бьется ее сердце, нравится, что она понимает, что для нее этот вечер закончится не так, как он хотела. Ночь несла холод, пробиралась под одежду, я знал, что ей холодно, но кутаться в свою упавшую на землю накидку она не могла. Да и я бы не позволил. – Выбирай. Мы идем к тебе, или в любую другую комнату, где я получу все, что мне от тебя потребуется. Или ты останешься здесь до самого утра, пока полиция не обнаружит тебя во время утреннего обхода. Уже остывшую.

[NIC]Jack the Ripper[/NIC]
[AVA]https://imgur.com/Vk3CcJc.png[/AVA]
[LZ1]ДЖЕК ПОТРОШИТЕЛЬ, 41 y.o.[/LZ1]

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » let me play


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно