полезные ссылки
он улыбается радостно, словно звезду с неба украл и спрятал меж ладоней...
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 37°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
jaden

[лс]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
andy

[лс]
ronnie

[telegram: mashizinga]
dust

[telegram: auiuiui]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » что нам стоит дом построить?


что нам стоит дом построить?

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Сакраменто| 05.04.2021 | около 15:00

Adam&Michael

.
.....................................................................................................................

+2

2

- … Если это дельце выгорит, Адам, то мы будем обеспечены на годы вперед. Минимум семьдесят лямов бюджетных денег! Это наш прямой долг – попробовать урвать хотя бы часть. -  пока Ринальди с Пласентино катили по загородному шоссе, в сторону уединенного ранчо, на котором им предстояло встретиться с вновь избранным мэром, Биллом Коулом,  у них как раз было время обсудить тот вопрос, ради которого они, собственно, и ехали. Городская администрация решила организовать очередной проект по реконструкции набережной в Старом Сакраменто. Предполагалось расширить доки, разбить на берегу реки новый общественный парк, создать театр на открытом воздухе – и, что самое главное, воздвигнуть огромный бизнес-центр «River Palace». Там должны были расположиться арт-площадки, магазины,  офисы – и, что характерно, ряд городских контор, вроде фонда реноваций и агентства Сакраменто по трудоустройству. Их чиновниками хотелось в перспективе сидеть не в пропахшем бензином  и забитом людьми столичном центре, а вблизи реки и тенистых деревьев будущего парка. Такой проект должен быть устроить всех, не только бонз из администрации – создадутся рабочие места, мамочки будут прогуливаться со своими колясочками и дышать свежим речным воздухом, инвесторы многократно отобьют свои расходы на стройку в том числе и за счет размещенных на льготных арендных и налоговых условиях бутиков и увеселительных заведений,  высоколобые интеллигенты будут радоваться проходящим здесь культурным событиям… Однако, прежде всего, он, по мнению Майкла, должен был устроить мафию -  и именно для этого они с Плейсом сейчас и собирались встретиться с градоначальником.
Вскоре машина капореджиме заехала на территорию фермы, находящуюся на берегу озера Тахо. Чрезвычайно осторожный, Билл Коул купил эту усадьбу специально для конфиденциальных встреч со своими давними друзьями из Коза Ностра, и находилась она прямо-таки в ебенях. Потому подвеска автомобиля Адама подверглась немалым испытаниям – они свернули с асфальтированного шоссе на проселочную дорогу, а уже затем достигли пункта назначения. За высоким забором и яблоневой рощей прятался небольшой особнячок в колониальном стиле. В ноздри Майка сразу ударил запах жарящегося мяса – Уильям Коул всегда славился гостеприимством. Вскоре появился и он сам, толстенький, седоватый,  со своими морщинами, очками и помочами поверх рубашки из грубого полотна напоминавший доброго дедушку. За мэром следовал горбоносный, с остатками рыжих волос на овальном черепе, субъект – Сидни Кинг, муж его второй дочери, издавна использовавшийся Коулом как посредник в теневых делах. – Майк, рад тебя видеть! Прошу, проходите к столу, все уже готово! Стейк я сам жарил – это, конечно, не разносолы в твоем «Набулеоне», но не взыщи, хе-хе!  - Билл был само радушие, аж светился улыбкой. Как будто это не на территории его поместья в 2017 году Майк и Фрэнк лично завалили бывшего и.о.мэра, Чарльза Мерфи, изрядно напугав старика. Впрочем, этот инцидент был давним и не мог аннулировать их деловые взаимоотношения, счет которым шел на десятилетия. Майкл достал из багажника машины несколько бутылок дорогого вина – неправильно было приезжать в гости с пустыми руками. – Рад вас видеть, Билл, Сидни! Билл, поздравляю с победой! Всегда говорил, что ты тот мэр, который нужен нашему городу. – Майк, Адам, скромно улыбающийся Коул и его родич приблизились к накрытому на террасе столу, загруженному мясом, рыбой и свежими овощами. Предыдущая ремарка преступного босса относилась к недавно прошедшим перевыборам мэра Сакраменто, на которых старик, при финансовой и политической поддержке мафии, одержал решительную победу. Следующие четыре года он, к радости своих партнеров из организованной преступности, вновь будет занимать большое кресло – за это и был поднят первый тост. – Билл, Сидни, хочу вас познакомить с Адамом, моим хорошим другом. Он теперь вместо нас с Фрэнком и Джоуи, строительством занимается. –эта завуалированная реплика Майка означала, что Плейс, как капо южной команды, держащей строительные профсоюзы, является тем человеком, c которым можно говорить по их общим коррупционным проектам. Мэр и его зять немедленно стали энергично трясти руку Пласентино. – Очень рад познакомиться, Адам! Много слышал о тебе. Твой дед был великий человек – это ведь он сделал моего папу бизнес-агентом профсоюза грузоперевозчиков. А потом я вернулся с войны, из Вьетнама и сам подтянулся к делам, хе-хе. Познакомься с Сидни Кингом, это муж моей дочери и, так сказать, правая рука и левое око. С ним можно говорить по всем вопросам. Cидни блеснул изобилующей винирам улыбкой. – Как ваши дела, мистер Пласентино? Уверен, мы сработаемся. Майкл про себя подумал, что эта официозная жопа сработается со всеми, кто предложит больше бабла. Он был уверен, что грандиозные суммы откатов, которые им озвучивал Коул по последнему проекту, сносу аварийного жилья в Покете, исходили не от него, а именно от зятя. Однако сейчас делиться этим своим мнением не стал, а вслух сказал. – Cидни славный парень, Адам. В 1999 стал рекордсменом Калифорнии по бегу, между прочим.
Однако надо было переходить к делам, брать, так сказать, быка за рога – а вернее, мэра за портфель. Майк хорошо изучил деда за время их совместной работе – и у него было подозрение, что его чуток нервозное добродушие и излишняя словоохотливость и откровенность могут быть нехорошим знаком. Коул уже знал об их намерениях в отношении проекта – и следовало их озвучивать. – Билл, мы хотели с тобой поговорить о строительстве «Ривер Палас».  Мы заинтересованы в этом поучаствовать. У Адама вот своя проектировочная организация кстати, в ней работают высоклассные эксперты, верно ведь, Адам? Тут мэр глубоко вздохнул, развел руками– и нехорошие подозрения Майка подтвердились. – Майк, ты сам знаешь, как я к вам отношусь… Но тут все тут не так просто. Ты наверняка в курсе, что большинство денег на этот проект идет к нам из штата? Это не мои деньги, а деньги губернатора и палаты представителей… Разумеется, и те, и другие были на самом деле деньгами государства и налогоплательшиков - однако гангстерам было пннятно, о чем речь, - И вот наверху решили, что во главе закупок и всего этого дела станет Митч Хорнет, глава АДБУЖ… То есть, руководитель Калифорнийского агентства по делам бизнеса, бытовых услуг и жилья, по простому, в том числе – калифорнийский министр строительства. – И этот парень очень здорово настроен на то, чтобы провести, как он говорит, прозрачные торги… Он сам из Сан-Франциско вообще и, говорят,  общается с какими-то местными крупными инвесторами….
Услышанное Майку пришлось сильно не по душе – и он ткнул в сторону Уильяма вилкой, на которой был наколот кусок хорошо прожаренной мраморной говядины. – И ты такое допустишь, Билл? Это твой город, а не какого-то чинуши из Агентства! Ты на выборах обещал поддерживать малый бизнес и местных застройщиков – и нам тут не нужны гуси залетные! И кстати о выборах, ты забыл, сколько лавандосов мы вбухали в твою избирательную кампанию?  Градоначальник ответил Майку таким же экспрессивным жестом – и едва не облился красным вином. – Майкл, мне это нравится не больше, чем тебе, уж поверь мне! Я сделаю что могу – но если я буду слишком уж давить, этот мудак попросту накапает губернатору! Тут в разговор включился Кинг. – Майк, он твердолобый республиканец и вообще Билла не любит.

+3

3

Адам чувствовал себя сейчас девушкой на выданье, которую везут показать очередным богатеньким мужикам. По этому поводу он сегодня вырядился в один из лучших своих костюмов темно синего цвета. Конечно, чёрный цвет лучше подходит для деловых встреч, но придавал бы мужчине излишнюю строгость. Сегодня это лишнее. Натянуть на лицо доброжелательную улыбку без капли яда, дорогие цацки, чтобы показать своё положение и не менее дорогой парфюм: продавать себя Адам умел, хоть и не любил это делать.
- Майки, - он жмёт на педаль газа, чтобы как можно скорее добраться до места, - мы не просто обязаны попробовать. Мы это сделаем. - с сияющей улыбкой проговорил капо, лишь на мгновение переведя взгляд на Ринальди. Всё внимание на дорогу залитую солнечным светом. Блики на асфальте, как самый верный признак пекла на улице. Ещё один повод сказать своему благосостоянию спасибо. Кондиционер в машине справлялся на славу. Так что в назначенное место эти двое доберутся в подобающем виде. - Так что там говоришь этот старик из себя представляет?
Оставшийся путь Плейс расспрашивал Дона о предстоящей встрече: как себя лучше вести, что вообще за человек этот мэр и есть ли у того какие-то слабости, на которые можно надавить. Впрочем, играть свою игру Адам сейчас не планировал, но грех было не расспросить о человеке заранее.
- День добрый. - Плейс жмёт руку, когда Ринальди представил его.  Старик трясёт её на радостях. Адам скалится  улыбкой в ответ, словно это самая желанная встреча в его жизни. Конечно Билл знал его деда, да и отца скорее всего тоже, хотя в отличие от старика отец был фигурой более скромной. Джеймс никогда не рвался к власти. Даже капитаном никогда не был, справляясь с делами обычного солдата. Тому виной страх, что его ориентацию раскроют и это обрушит всю репутацию семьи. И если Пласентино старший был уже в могиле, то Риччи младший мог серьёзно поплатится за шутку природы. Но это уже детали, которые к сегодняшней встрече не имели никакого отношения. - Да, Ричард был великим, не побоюсь этого слова, человеком. Всегда и во всём беру с него пример. - Смотрит оценивающим взглядом с улыбкой. Сейчас он сама вежливость и, если надо, подхалим. - Давно мечтал с вами познакомиться. Это взаимно и я ничуть не лукавлю. - Разве целую малость. - Майкл много рассказывал о вас. - Так много, как Адам спрашивал. Но это уже детали не для посторонних ушей. - Теперь я могу поговорить с вами лично.  И согласен с вами на все сто процентов: мы легко сработаемся. В этом даже не сомневайтесь. - Красивые слова, за которыми для Адама были только цифры, которые он мог получить с этого старика. У каждого свои приоритеты. - Красивое у вас здесь место. - Окидывает взглядом окружающее пространство, одобрительно качая головой. Играть на публику любимое блюдо, пусть даже публика не из приятных, особенно плешивый рыжий мужик, который с большим интересом разглядывал нового для себя человека. Его взгляд буквально впивался в Плейса, что последнему хотелось одёрнуться от пристальной слежки. В другой ситуации капо так бы и поступил. Но не сейчас. Не сегодня. Первое впечатление очень важно. - Теперь понимаю почему вы решили забраться так далеко. А я ещё говорю Майклу, почему надо гнать в такую глушь? Мы точно едем к мэру? - Слегка смеётся, бросая косой взгляд на Кинга. - а теперь я всё понимаю. - Дружественный хлопок по плечу Билла. - Да вы что? - Молниеносно переключает своё внимание на рекордсмена, в голове думая о том, насколько быстро Сидни может побежать сейчас, если Адам направит на него ствол. Побьёт рекорд или уже не та дыхалка? - Всегда восхищался спортсменами. Признаться, я всегда был далёк от спорта. Мне сложно представить себя на вашем месте. - Смотрит с восхищением, стараясь не заржать. - Это очень здорово!
За столом разговор пошёл живее. Все принялись за еду. Кроме Адама - тот с упоением изображал восхищение вином. Не хочет перебивать аппетит. На самом деле не любил есть на деловых встречах, чтобы не отвлекаться на посторонние дела. Его коронный приём был спизжен у анорексичек [в годы своей юности Плейс по неосторожности связался с одной, дело гиблое, но кое-чему у неё научился]: всего-то и надо было что наложить на тарелку еды и переминаться в ней вилкой с ножом. Поднести вилку, с наколотой на неё едой, а потом убрать из-за разговора. Тут поступил так же. Пахло замечательно, но аппетит подвёл.
Во всяком деле были свои подводные камни. Сейчас этот камень звали Митч Хорнет. В святость этого парня Плейс не верил. Да и вообще считал что святош не существует. У каждого своя цена. И у этого Хорнета она тоже есть. Просто придётся изъебнуться, чтобы её найти. Им с Майком не привыкать искать выходы на людей. Два таких уже работали на семью: один был Пастером, второй держал целый офисный Центер. И этого тоже промнут.
- Тише-тише. - В свойственной манере Плейс заговорил спокойным тоном. Один глоток вина и можно продолжать, когда все взоры были направлены на него. - Майк, ты знаешь мою политику в отношении людей? - Конечно знает. Все продажны. Но озвучивать этого не стал. - Найти подход можно к любому. Не любит Билла? - Кинг кивнул ответ, делая добрый глоток вина от досады. - Пусть не любит дальше. Наш мэр не какая-то там цаца пышногрудая, чтобы его любили. Я найду выход на этого парня. Просто расскажите мне про него ещё что знаете. А дальше предоставьте это мне. Только мне нужны гарантии, что после того, как я решу эту проблему, этот тендер достанется мне.

+2

4

Что мог Майкл рассказать Адаму про мэра? Довольно много, учитывая что они с ним были знакомы еще с юности Ринальди. Служил в армии с отцом Фрэнка Альтиери, много лет был связанным с мафией профсоюзным начальником, затем занял место в городском совете – и продолжил помогать своим друзьям и там. На выборы  сначала шел не очень охотно – по крайней мере внешне – но «дал себя уговорить».  Однако затем втянулся – во второй раз, когда проплачивали его избирательную компанию, не было даже и намеков на возражения. В целом – весьма адекватный пожилой ирландец, семьянин, любитель выдержанного скотча и вылазок на природу. В бюрократическом мире Калифорнии как рыба в воде – полезный человек. Единственное, что Ринальди не совсем нравилось – это влияние Сидни Кинга, с подачи которого финансовые требования обычно умеренного градоначальника порой становились довольно неразумными… Все это преступный босс вкратце поведал своему капо – а по приезду в загородный дом ему пришлось это лицезреть воочию. И слышать тоже.
- Да, люблю забраться в глушь. После того, как неделю в бумажном море поплаваешь – с удочкой у озера или в лесу самый лучший отдых. – отозвался мэр на похвалы Адама в адрес своей дачи. Плеснул немного красного вина в бокал, поболтал, прежде чем степенно отпить. – Ты сам не рыбак, не охотник? Тут отозвался уже ковыряющийся в стейке Майкл. – Нет, этот парень если за чем и охотится- так это за юбками и дорогими костюмами, а, Адам? Дон шутливо подтолкнул капореджиме локтем. Не был охотником и Уильям – на одной из экспедиций в лес он, вместо дичи, подстрелил чужую свинью и попал на деньги. Но об этой истории старик вспоминать не очень любил – а Ринальди сейчас был готов дать ему поизображать завзятого покорителя диких просторов. Суть-то была не в этом.
Cуть была в деньгах и проблемах – и обсуждать сюда они пришли именно их, какими бы долгими не были дежурные расшаркиванья. Последние впрочем продолжались еще какое-то время – так, Майк чуть не заржал, при виде того, как приосанился плешастый Кинг, когда Плейс начал нахваливать его, лохматых годов, спортивные достижения. В неискренности их сомневаться не приходилось – впрочем, говорил хитроумный капитан вполне убедительно. Прикрываться масками и Майкл, и Адам умели прилично – потому, наверное, и прожили так долго, учитывая  турбулентную историю их боргаты.
- Этот Хорнет… Карьерист до мозга костей. Был помощником федерального сенатора, когда я еще в каске по стройкам бегал… - прокряхтел Билл Коул в ответ на предложение Плейса озвучить слабости губернаторского приспешника. Фраза была преувеличением – Коул был сильно старше Митча. Однако мэр всегда любил козырнуть тем, какой он простой, из народа, парень – и во время избирательных компаний, и в жизни. Хотя на его счетах давно лежали неправедно нажитые миллионы. Впрочем, создавать внешнее впечатление он умел лучше своего предшественника, помпезного взяточника Стоуна. Никаких лимузинов, никаких банкетов с «Кристалл». В частной жизни – клетчатая рубашка, штаны с помочами да барбекю на заднем дворе. Электорату такое нравилось. – При Трампе он ведь был помощником министра торговли, аж в Вашингтоне сидел? – припомнил Майкл некоторые детали биографии нового руководителя АДБУЖ. Таких помощников там было штук семь – но все равно, это уровень. Правительство всех долбаных Соединенных Штатов – это вам не  мэрия славного города Сакраменто, при всем должном уважении. Впрочем, это было в прошлом – когда Дональду указали на дверь и Байден вышвырнул с насиженных мест его чиновников, Хорнет, на беду для Коула и мафии, нашел нынешнюю должность в региональной администрации Калифорнии, – Перфекционист, свинья высокомерная. И бабки ему не нужны – он одно время работал в BNP Paribas*, пока не вернулся на госслужбу. Говорят, получил «золотой парашют» лямов на восемь. – в голосе Кинга сквозила явная зависть. «Шоб я так жил», мол! – Не пьет, не курит… Не знаю какие у него слабости. Однако тут свою реплику подал Коул, с его накопленным за много лет политической деятельности запасом сплетен и слухов. – Ну почему… Митч больше всего боится смешным выглядеть, вот что. Говорят, он как-то пернул на совещании – и какой-то бедолага, из подчиненных, засмеялся. Так он его не только с работы выкинул, так и потом всюду звонил, чтобы этого парня не брали никуда.
Это уже было что-то. Майкл посмотрел на Плейса. – Думаю, решим вопрос. Это был на четверть вопрос к Адаму, но на целые три четверти – утверждение. И не таким быкам они рога обламывали. – Только, Майк, это… Без эксцессов, прошу! - внезапно встревожился Уильям, безусловно, вспомнивший, как Майкл с Фрэнком завалили в его загородном доме бывшего и.о. мэра Мерфи.  Италоамериканец поднял руки к небу в ложном возмущении. – О чем ты говоришь, Билл? Мы же законопослушные бизнесмены! Убивать министра строительства всего штата – это слишком. Много ненужного внимания привлечет такая акция –  высокопоставленный гангстер был уверен, что Пласентино найдет другие способы заставить Хорнета увидеть свет. И это не будет свет в конце туннеля.
- А тендер мы готовы гарантировать…. Только есть еще пара вопросов…. – Коул опять обращался к Пласентино, с оглядкой, впрочем, на попивающего красное сухое Майка.  - Построится все не скоро, а рабочие места по максимуму мне нужно создавать уже сейчас. Это можно учесть уже при проектировании? Ринальди оглянулся на Адама. – Я так понимаю, речь тут может идти прежде всего о строительно-монтажных работах… Всякие там кадастровые работы, инженерные изыскания или стройконтроль не требуют большего количества трудящихся. – И о том, наскольку мы можем раздуть сметную стоимость строительства? Не за бананы же будут впахивать люди – если, конечно, Коул не вознамерился создавать рабочие места для обитателей Черного Конго.
- Да, и администрации с этого проекта должна вернуться треть доходов. – вклинился в разговор Кинг. Под «администрацией» они с Биллом подразумевали себя любимых – ох уж эти коррупционные эвфемизмы. Эвфемизмы, попахивающие эмфиземой, как выразился однажды покойный Фредо Клементе…
- Треть? Билл, ты забыл, что мы делимся с профсоюзными шишками, решаем проблему с Хорнетом… - Майкл красноречиво покосился на Пласентино  - мол, полюбуйся на сладкие плоды влияния Кинга. Все эти лавандосы были явно нужны не старикану, а его лысому зятьку. – И еще с «Воробьиной слободкой»… При последней фразе мэр как-то сник – это была самая больная тема…
***
- Тебе нравится этот Сидни? Мне вот не слишком. – спросил Ринальди, когда они с Плейсом наконец покинули гостеприимную усадьбу мэра и смогли поговорить по душам. – Треть доходов, mama mia! Сам старик обычно больше пятнадцати никогда не запрашивал. Они выехали на ведущую к Сакраменто трассу. – Да и дело не только в деньгах – он мне напоминает человека, которой при случае может стукачом заделаться. Будь с ним поосторожнее… Майк начал доставать из пачки «Мальборо» слегка смятую сигарету. Поморщился, расправляя ее. – Возможно, со временем придется о нем позаботиться… Но не сейчас… И не так, чтобы Билл подумал на нас – в некоторых вопросах он чертовски сентиментален… Мало ли случаев, когда у автомобилей отказывают тормоза, например? – Ладно, к делу. Подумай, как поступить с Хорнетом… И с этой,  «Воробьиной слободкой»…Наш мэр об этом даже рассуждать не хочет – мол, это наше дело, уголовных личностей… Вот мы и займемся… Об этой проблеме глава клана рассказывал своему капореджиме уже раньше. На том месте, где должен был находиться будущий «Ривер Палас», размещался порядком обветшавший жилой дом. Его предполагалось расселить и снести, а жителям дать квартиры в других районах либо денежную компенсацию. Большинство согласилось – однако трое квартирантов оказались проблемными, готовыми отстаивать родные пенаты до последнего. В их честь в чиновничьих кругах дом прозвали «Воробьиной слободкой» - сравнивая бунтовщиков с «воробьями», какими-то захватившими столицу королевства беспокойными нищенствующими монахами из сериала «Игра Престолов». Проблема была в том, что все трое патриотов «Слободки» были такими, что выгонять их по суду или с полицией мэрия боялась. Один вот вроде был чернокожим, активно орущим о расизме, например…  - Пошли кого из своих ребят, пробить этих «воробьев» хуевых… Будем искать индивидуальный подход… Адам ведь теперь был не соучастником – и даже не простым «посвященным». Он был капитаном, кримннальным воротилой, ответственным за четверть города. Вот пусть и принимает решения.

* BNP PARIBAS - один из крупнейших банков мира.

Отредактировано Michael Rinaldi (2021-08-13 16:26:48)

+2

5

- Охота? - На этих словах Плейс изобразил удивление во всей красе, будто слышал это слово впервые. Все эти развлечения в бесформенной одежде цвета хаки с ружьём наперевес ему были чужды. Более того, его передёргивало от одной мысли, что нужно отправиться с лес кормить комаров и остальных ползучих тварей, пребывая при этом по уши в дерьме и грязи. Нет уж. Куда проще и приятнее заказать стейк в ресторане или дождаться, когда его приготовят в собственном доме твой личный повар. Если Адам и любил стрелять, то только по своим должникам, наблюдая, как те корчатся от боли и давятся собственной кровью. Вот где азарт и место для удовольствия. - Ооо, - протягивает под дружный смех собеседников, отвечая на шутку Ринальди, - Этот парень знает меня лучше всех! - Указывает на последнего вилкой, а после снова принимается, резать свой, и без того замученный, стейк. – Признаюсь, я к такому равнодушен. Только сразу не закидывайте меня тапками и саркастическими шутками. Если вам будет угодно, то я предпочитаю в этом деле слушать истории охотников. Они выходят весьма занятными и при этом всём мне не нужно выходить дальше зелёной лужайки возле дома.
Подмигивает мэру, сдобрив этот жест тостом за настоящих мужчин, которые в состоянии лично добыть кусок свежей дичи.
Отвешивать комплименты можно было бы до бесконечности, пробивая себе дорогу к тёплому месту. Как любил говорить Адам: если вам лижут жопу, то будьте начеку, возможно это смазка. И с этого старика за свои красивые слова гангстер планировал многое поиметь. Сначала эта стройка, а после будут и другие. Только начало их плотного сотрудничества. Напрягало лишь одно - точнее один: Сидни Кинг. Сразу было видно, что этот рыжий плешивый кот был только с виду порядочным человеком с небольшими запросами. Кинг впивался в Пласентино своими глазёнками и мерил взглядом всякий раз, когда капо начинал говорить. Это раздражало. Хотелось огрызнуться и послать нахер. «Это дело времени» мантра, которую мужчина повторял про себя. В самом деле - ему не впервой избавляться от «неудобных» людей легко и играючи. Или с размахом – но это уже когда в сакраменто и жизни самого Пласентино становилось совсем скучно. Но сейчас всё внимание было сосредоточено на Хорнете. Проблема номер один, которую необходимо устранить.
- Не пьёт… - Плейс заводит глаза под «потолок», а после откидывается на спинку стула с бокалом красного вина в руке. - Не курит.
Брось!
- Гримаса усмешки так и застыла на его лице. - Ещё мой дед говорил, что если человек не курит и не пьёт, то он либо закодирован, либо больной. Не верю я в таких святош. Можете меня даже не переубеждать.
- Представь себе, может. - Кинг подал голос с противоположной стороны стола и довольный собой засунул в рот большой кусок мяса с кровью.
- Не может. - Плейс смотрит в упор с лисьим прищуром и улыбкой, про себя отмечая, что этот тип так и просит, чтобы ему съездили по роже. - Видел я таких святош, которые любят добить молоденьких мальчиков.
Последнее было небольшой отсылкой к недавним событиям, о которых знал только сам Адам и Майкл. Дело со священником до сих пор вызывало смех с привкусом отвращения. Но главным было то, что их кошельки от этих «грехопадений» стали толще.
- Что вы. - Плейс поднимает руки вверх, - ничего такого. Мы работаем чисто. – Капо сразу спешит успокоить градоначальника, что все останутся живы.
Убивать, никого Адам не собирался. Слишком большие проблемы могли бы последовать после такого действа. Лишнее внимание было ни к
чему. А вот подпортить репутацию и нервы было самым хорошим делом. Но об этом он подумает потом, не посвящая чужих людей в подробности. Кинг и Коул увидят лишь результат, а что и как их уже не касается.
- Не волнуйтесь, - кивает вслед в знак согласия с Ринальди. Тот говорил верно и метко, что можно было бы сойти рядом с ним под глупую дурочку, которую приводят с собой на мероприятия для красоты. Тут Адам отлично бы сыграл в его дорогих костюмах и с длинными ногами. Но то всё шутки. В реальности Плейсу было необходимо набить себе цену, чтобы в дальнейшем работать с Коулом напрямую. – Рабочие места будут собраны сразу же. Ведь площадку надо будет сначала расчистить. Тут мы сразу получаем ребят «принеси-подай», грузчиков, водителе разных категорой и людей, которые будут работать на спецтехнике. И это только те специальности, которые пришли мне сразу же. Но их будет больше.
Треть… Эта цифра явно не понравилась Пласентино точно так же, как и Майку. Соглашаться на такое он был не настроен. Но сейчас лучше было деликатно удивиться, покачать головой на непомерные аппетиты и продолжить пить красное вино, которое сейчас уже отдавало привкусом горечи. Потом, когда Хорнет будет в его руках, цена резко упадёт.

- Майки, ты же меня знаешь. – Адам смотрел на дорогу, сжимая руль в руках. Сейчас он был готов вспыхнуть, как спичка из-за прошедших переговоров. Конечно, было бы глупо думать, что всё пройдёт по маслу, что два раздражающих фактора были излишни. – Такие гандоны меня бесят сразу же, стоит мне их увидеть. А своими телодвижениями в мою сторону он подписал себе смертный приговор. Был бы повежливее, то имел бы счастье побыть просто марионеткой. Но ты прав. Такой запросто может оказаться крысой. Сейчас, он пока посидит в засаде при живом старике. А вот после… Таких гнид надо давить сразу.
И Адам уже примерялся как и когда это лучше сделать. А пока они мчали по трассе в сторону города. Мимо проносятся леса и опушки с жёлтыми цветами.
- За это ты не переживай. Я уже придумал кого туда пошлю. Сначала всё будет чисто по делу. А там сам знаешь, какая хуёвая проводка в таких старых домах. – Если здания нет, то нет и проблемы. - А с первой проблемой мы разберёмся по старинке. Человек он большой и важный. Ты только представь какой стресс ежедневно он испытывает. Так что этот правильный Хорнет как-то должен избавляться от стресса. И что-то подсказывает мне, что делает он это не совсем правильно. Возможно, даже нелегально. Нам только и остаётся, что прощупать его слабое место. Девочка? Мальчик? Наркота? Ничего сложного, если знать по каким местам бить и при этом заснять это на плёнку или записать. Начнём с бабы. Подложим под него какую-нибудь сисятую с длинными ногами и будем смотреть дальше.

Отредактировано Adam Placentino (2021-09-05 20:13:35)

+2

6

[NIC]Сarlo Marino[/NIC]
[AVA]https://i.imgur.com/O5dhIDG.png[/AVA]

- Да, да, проволоне-куплю-буду-ли-к-ужину-не знаю, много-дел.
–  произнеся эту обычную, предназначаемую жене, семейную скороговорку, Карло Марино убрал телефон в карман и, причмокнув губами от удовольствия, вытащил пиццу из духовки. Выглядела та знатно – три сорта сыра, салями, сладкая итальянская колбаса и халапеньо, вкупе с перченым цыпленком. Румяная и поджаристая, она издавала великолепные ароматы – и Карло, снимая фартук и обтирая с проплешины обильно проступивший от кухонной духоты пот,  с гордостью посмотрел на стоящего около него человека. – Ну как тебе? Сэмми Ди Чиччо (более известный как «Чич», менеджер ресторана и, по совместительству, один из соучастников Карло)  также издал какой-то восхищенный звук. – Шедевр прям. Это ведь не на продажу? Марино великодушно помотал головой. – Нет, придут ребята, можете слопать. Да разве наши основные покупатели знают толк в настоящей пицце? Что они там в основном жрут, Чич? Вместе с соучастником член южной команды (и заодно – владелец сети пиццерий «Pizza Marino») прошел в свой небольшой офис. Его настроение заметно улучшилось  - хитрый, живой и нервозный, Карло всегда месил тесто и готовил, когда хотел снять напряжение и злость. Ну это в том случае, если в ближайшее время не намечалось стакана джина или хорошенького минета – такие антидепрессанты также недурно работали. – Основная доля заказов – маргарита, пепперони и четыре сыра. -  cказал Сэмми, состроив скорбную гримасу. Сетования на непритязательность и тупость основной массы их клиентов всегда были дежурной беседой между хозяином и работником. Вроде ролевой игры, так сказать. – Чертовы янки, ничего в нормальной еде не понимают. Если бы не пиво, мы бы давно вылетели в трубу. Кстати, не позабудь звякнуть тому парню, нам надо продлевать лицензию на алкоголь. – из-за того, что Карло в свое время отмотал срок в окружной тюрьме и имел устойчивую репутацию гангстера, с лицензией то и дело начинались проблемы. Но это были скорее ритуальные пляски с бубном – ничего того, что не исправила бы хорошенькая взятка. Cвязи Торелли тут помогали, ничего не скажешь. – Ну? – покончив с легальной частью бизнеса, Карло перешел к нелегальной, требовательно взглянув на Сэмми. Благо, его кабинет только вчера прочесывали на прослушку и еще неделю где-то можно было не париться и все тут обсуждать открыто. Сэмми печально вздохнул (будто своего мопса хоронить собирался, чесслово!) и выудил из внутреннего кармана пиджака толстый конверт с деньгами. Протянул его своему старшаку. – Вот вся сумма. Карло быстро его распотрошил и скрупулезно пересчитал деньги. Небольшая часть купюр перекочевала обратно к Сэмми. –  Вот и славненько. Это для вас с Ленни. Постарались, ребятки. Когда вознагражденный соучастник вернулся к своим делам, то Карло начал энергично готовиться к отбытию из семейной пиццерии. Разделся до трусов, аккуратно убрал в пакет загрязненную мукой одежду. Натянул свежие джинсы, шитую итальянскую рубашку, туфли из дорогой кожи. На руку бережно надел непременный для гангстера золотой «ролекс»  - cнял на кухне, чтобы о плиту не грохнуть, не дай Бог. Поглядел на себя в зеркало, сбрызнул духами аккуратную лысинку и недавно отращённую бородку и усы. Долгое время Карло ходил гладко бритым, по старому гангстерскому обыкновению. Однако затем бороды завели себе Ал Ринальди, капо, и даже Ренато Барриано, андербосс на минуточку. А Майк в баре «502», после очередных старческих гундений Рэя Баризи, довольно резко заметил, что ему похер, сколько волос на лице или на яйцах у его людей – главное, чтобы понятия блюли и бабки вовремя заносили. После того и Марино позволил себе послабление – чем он хуже боссова племянничка или сан-диегского мясника этого?
Оставшись довольным своей внешностью, Карло вышел из пиццерии и, насвистывая, устремился к своему автомобилю. Двигался он быстрой вихлястой походкой, делавшей его похожим на мелкого хищного зверька. Небольшого росточка и очень шустрый, он в драке нередко уделывал мужиков вдвое больше размером – как того ниггера в окружной тюряге, что вздумал на него в кафетерии выебываться. Помнится, ревел белугой, пидорас, и кровавые сопли утирал тогда. Нашел себе лоха, гуталин долбаный.
Достав сигарету, Карло с наслаждением затянулся. В его плешивой голове, как обычно, роилась масса замыслов и дум. Дум, в основном, о его нелегкой судьбе-судьбинушке. Не фартило последнее время лукавому мобстеру, ох как сильно не фартило – впрочем, и раньше-то, не сильно масть шла. Членства в Семье дожидался как снега зимой – а вошел в нее только на пятом десятке, как Тони Ландо. Ливию, эту сучку хитрую, как следует уесть не удалось – и порностудия при ней осталась, и ее приспешника Ларри Де Луку «выпрямили» в итоге, после всех интриг Карло. А тут еще и капитан новый… Тот самый, что сейчас вызывал к себе Марино – а ведь все могло быть иначе! При других обстоятельствах, может, это Плейс у него на побегушках был, а не наоборот.
Ведь Карло уже было получил в управление южную команду – как старый ее член. Считай, еще с девяностых тусовался с Майком и Фрэнком – хотя и не сильно любил бычару этого, когда-то из-за своей Джулс по морде его бившего. Да и у высокомерного франта Ринальди не на сильно хорошем счету был Карло  - все из-за поганого языка сами-знаете-кого, знамо дело. Однако затем исправил ведь впечатление, видно? Там хвостом вильнул, там медком подмазал, там денежку подкинул – и дон доверил ему юг, пусть и временно. Однако все затем разлетелось прахом – он, из-за очередных неудач со ставками, проебался с долей, и в его кресло водрузил свой королевский зад Плейс. Чужак из северной команды, парень, вместе с которым в 2015 году Карло произносил клятву – пусть и тогда уже был сильно старше этого донского фаворита, внучка другого дона, старого.
Нет, Кардо недоволен был этим назначением, сильно недоволен. Но пиздеть зря не собирался – один раз уже допизделся, когда о Фрэнке с Майком разболтался, а Ливия стуканула тогдашнему андербоссу. Второй раз в коровье говно вступать не следует – надо стараться поддерживать с капо нормальные отношения. И выжидать и наблюдать – это он умел, Карло Марино.
Мысль о Ливии заставила Карло по-змеиному сощурить глаза. Как бы поднасрать этой дряни? Посетовать  при ней, какой замечательный управленец Ренато? Мелко как-то ,еще виду не подаст, стерва. Он же не кот, чтобы в тапки ссать. Очень волновали «человека чести» упорные слухи о ее связи с боссом – если это правда, то в такую силу она может войти, что потом не укусишь. И далась Ринальди эта фифа надменная – мог бы и помоложе найти, посвежее. Хм, а может подложить под Майки какую-нибудь упругенькую канашку? Вот Андреоли тогда перекосит! Ботекс потом придется оплачивать. Или как-то ее саму перед боссом подставить?
Карло при этих мыслях весело хмыкнул, залез в свой автомобиль  - черный внедорожник «Линкольн Наутилус» - и вернулся к делам. А именно – достал конверт и начал пересчитывать деньги.
Ровно двадцать пять кусков там было, с одного неплохого дельца прилетели. Некий незадачливый автодилер задумал провернуть махинацию с ворованными литыми дисками для «поршаков» - и дал восемьдесят  пять кэсов наличными одному жоху из Фресно. Жох же бабки взял, а дилера просто послал нахуй – и при этом пригрозил своими связями с местными преступничками. Вот торгаш и побежал к Карло, с которым соседствовал.  Марино сначала покочевряжился, раздул проблему, что называется – но, выторговав по максимуму, за дело взялся. Попросту послал во Фресно Чича и еще одного своего подручного, Ленни Ломбарди, и те вдоволь помутузили жоха, помакали его головой в наполненный их же мочой унитаз. Все вернули, до последнего цента – тот жульбан зря понты колотил, никаких особенно связей у него не обнаружилось.  Какое-то время Карло раздумывал, не опрокинуть ли вообще дилера на всю сумму – сказать, не удалось ничего добыть. Однако затем выбрал честность – он намеревался взять бизнесмена под свою крышу, и потом регулярно трясти с него бабки и всякие мелкие услуги. Опять же, дочка Ли все ноет, новую машину хочет – инвестиции в будущее, правильно Майк тут говорит, хотя он и хрен зловредный.
Так что – двадцать пять тонн было в конверте. Вернее – уже двадцать. По две с половиной тысячи он отслюнил соучастникам – больше не заработали, как-никак все дело через него шло, он и сам мог бы сьездить, если бы время было. Осталось подербанить оставшееся – и здесь Карло глубоко призадумался.
Быстро, чтобы преодолеть муки алчности, отделил шесть пятисотдолларовых бумажек. Затем повздыхал, потер лысину, подергал себя за внушительный (римский, как он сам говорил) нос  - и неохотно вытянул из пачки еще четыре.Cпрятал их в конверт поменьше, остальное убрал в бардачок. Это была доля для шкипера – как говорится, в гости к капореджиме с пустыми руками не ездят. Хотя Адаму, с его деньжищами, возможно от этих пяти тысяч ни тепло, ни холодно – а вот надо занести как следует. Поставить себя, да и глаза замылить.
На самом деле, Карло считал, что с  этого пижона и двух тысяч с лихвой бы хватило. Не он пахал, не ему и пожинать. Однако приворовывать у своего капо он пока остерегался. Тут оглядка нужна. Майка и Фрэнка вот, в их бытность капитанами, он слишком боялся, чтобы так делать – еще пристрелят нахер.  От Мэнни, с его жидовскими счетами в башке, тоже не сильно много утаить было можно. Вот при простодыром Джоуи он развернулся – все стонал о своей бедности, ссал сочувствующему шкиперу в уши, так сказать. Но Адам вроде лис хитровыебанный – так что подождать надо. Потом может и получится -  скажем, перестанет Пласентино, со всеми его прибылями с гей-баров да прочих крупных рэкетов, обращать внимание на малюсенькие делишки раба Божьего Карло.
Определившись, немолодой уже гангстер сел за руль внедорожника -  и вскоре уже катил по трассе. Пока перестраивался, пока швырял в окно окурок за окурками – его мысли перескочили на другое.
Перечисленное выше – это пассив. А что у него в активе? Сеть пиццерий – довольно-таки преуспевающий легальный бизнес, на минуточку! Левые доходы с ростовщичества и других бандитских промыслов – Карло ни рэкетом не брезговал, ни мошенничеством, ни спекуляциями разными. Только в игорный бизнес не лез – слишком азартен, сам все просрет, прежде чем обогатится. А остальное, что перечислил– в актив. Ну Тео Джей Марино еще, его племянник и молодой член Семьи. Родич и союзник, как никак.
Однако что-то не получалось сегодня у Карло позитивно мыслить – даже приготовленная пицца не  помогла. Мысли с Тео, умного и надежного парня, гордости, в какой-то степени – перескочили на  его отца, Арландо. Отчасти ведь продвинул Тео опытный мафиозо не только потому, что тогда рассчитывал возглавить команду, не только ради увеличения своего влияния в боргате – а потому что предоставил, какую рожу скорчит этот чистоплюй, если узнает, что сынок его тоже к делам приобщился.
Карло нахмурился. Когда он вспоминал о брате, его душу всегда словно какая-то серая муть окутывала. Чертов нейрохирург, не желающий, знаете ли, «знаться с ворами и жуликами». Это он о нем, Карло, так! О родной крови! А знал ли этот докторишка, что это было такое – все тащить на себя, когда папа, Адольфо, Царствие ему небесное, набрал долгов на развитие бизнеса? А на  рынке тогда начался спад, из-за напора корпоративных гигантов, вроде «Dominos»? Из чего было тогда платить проценты, как держать пиццерии на плаву? Карло в тот момент встал рядом с отцом – и зарабатывал как умел. Грабил грузовики, магазины, махал пистолетом и битой почем зря. Угодил в тюрьму. Послушно терпел помыкания этих двух дружков, Фрэнка и Майка! И все наладилось! А Арландо где тогда был? Мозги кому-нибудь шинковал скальпелем? Лучше бы себе кой-чего там подправил – глядишь, понял бы, что такое морду от семьи воротить!
Хорошо хоть сын у него вырос порядочный.
Доехав до стрип-бара «Рио», «посвященный» стер со своего лица следы тяжких раздумий. Теперь оно было доброжелательным, благостным и верноподданным. Не спеша прошел через заведение, с удовольствием похлопал вертящуюся у шеста девочку по упругой попке, пожамкал ее ягодицы. Надо тут почаще бывать – капитанам нравится, когда ты тратишь деньги в их заведении. С завистью покосился на обновленный интерьер. Был наконец проведен в кабинет Адама – и предстал перед своим новым начальством. – Рад тебя видеть, шкип! Как дела твои? – Марино пожал руку Адама. На его губах была широкая улыбка. Он сейчас был сама верность и послушание. Вот он я, твой верный Карло, мол. Знающий своей шесток и ничуть не обижающийся из-за того, что ты меня обскакал, черт ты эдакий. – Заведение твое – прямо-таки замечательное стало. Девочки – объедение, да и выглядеть все стало… весьма репрезентабельно. При прежнем хозяине тут был шалман навроде «Лихорадки»… Как оно было при прежнем хозяине – не сильно помнил Карло. Ну так тот был непримечательный соучастник, похуй на него. – Наверняка много бабок ушло на обновление? Тут как-то это… посвежело  все. Еще бы, ты ведь можешь себе позволить деньги в интерьер вбухать, сукин ты кот, при твоих доходах. – Ну да ведь у тебя большой опыт управления клубами разными. Правда, раньше Адам торговал жопами в развес, а тут предлагались киски – но какая разница? Все та же секс-индустрия. Интересно, а для бисексуалов капо ничего не замышляет открыть? Два в одном, так сказать. – Это кстати для тебя. С того дельца… Ну с лоха, которого с дисками объегорили, я тебе говорил. Почтительно вручил старшему конверт. – Я так понимаю, тебе от меня нужно что-то? Пора бы уже к делу переходить – не просто так он сюда перся ведь?

[SGN]_________________[/SGN]
[LZ1]КАРЛО МАРИНО, 51y.o.
profession: солдат южной команды Семьи Торелли;
[/LZ1]

Отредактировано Michael Rinaldi (2021-09-06 17:40:04)

+3

7

- О, это ты?
Плейс лениво поднял глаза, когда дверь в его кабинет открылась. В комнату вошёл Марино старший, сияющий не только своей притворной улыбкой но и лысиной. Адам уставился на своего солдата зелёными глазами с прищуром, делая при этом деловой вид, словно бы он был занят настолько сильно, что совсем позабыл о том, что лично звонил Карло сегодня утром. Бумаги в сторону и капо натягивает на своё худощавое лицо ответную улыбку. Игра в любезность началась. Недоактриса мать гордилась бы своим сыночком, если бы не кинула свою семью, как последняя тварь.
Утро выдалось довольно противоречивым. С одной стороны стоял тот факт, что Адам проснулся для себя непростительно рано: в девять часов утра. Такое возможно было только во времена военных действий или голодовки. Ни того, ни другого на сегодня запланировано не было. Почти. С другой стороны стоял погожий денёк, который так и подначивал остаться дома, расположившись в тени дерева на зелёном газоне или шезлонге и никуда не спешить. Но это было где-то на грани с фантастикой. Работы было много, значит никакого отдыха в ближайшее время не предвиделось. Всё что сегодня мог себе позволить в качестве расслабления это неспешная езда в автомобиле с опущенными стёклами, немного поцеплять глазами красивых баб, а после заехать в ближайшую кофейню, чтобы купить живительный напиток. И вот он в добром уме и здравии вошёл в Рио около полудня, чем вызвал переполох у сотрудников. Никто его так рано не ждал. Фин тут же подскочил, чтобы выяснить в чём дело, но паника оказалась напрасной. Плейс просто умудрился выспаться за четыре часа сна.
Весь день Пласентино думал о том, как пройдёт встреча с Марино. Фигура он более чем противоречивая: хороший и опытный солдат, который то и дело подрывал свою репутацию необдуманными выходками, поэтому так долго засиделся "в девках" и именно из-за его оплошности, Адам стал капитаном так рано. И это не считая войны, которая унесла много хороших людей, но вместе с тем, для Плейса это был удачный год, в который он сорвал куш. Теперь самому бы не лохануться и не просрать всё в одно мгновение, как это сделал Карло.
- Проходи, садись.
Плейс указывает на кожаное кресло перед столом, сам встаёт с места, чтобы крепко пожать огрубевшую от времени и морщинистую руку, а после устраивается перед столом, облокотившись на него.
Чёрная лошадка. Именно так у себя в голове мужчина описывал этого солдата. Опытный. Умный. Потому и опасный для него. Его "война" с Ливией могла доставить множество хлопот в будущем и подставить Пласентино перед Ринальди. Как же, любимая баба дона должна быть в хорошем настроении и здравии и такие стычки с ней должны пресекаться на корню. С другой стороны стояло уважение в глазах солдат новой и даже чужой команды. Кому бы хотелось прослыть каблуком? Сейчас просто необходимо было хорошенько подмазаться к Карло, показать, что капо на его стороне и заинтересован в его успехах.
- Да что тут рассказывать. - Плейс пожимает плечами, давит улыбку больше из вежливости. Конечно он прекрасно понимает, что Карло не интересны его дела, вопрос больше дежурный, дабы заполнить молчание между ними. - Обживаемся на новом месте. Смотрю ты оценил новый интерьер и наполнение. - Подмигивает мужчине, кивнув в сторону двери, где был главный зал, имея в виду под “наполнением” новых девок. Больше половины старых “сотрудниц” пришлось уволить. Одни уже приелись клиентам, другие потеряли товарный вид.  - Да, пришлось немного потратиться. Кого заманишь обветшалым интерьерам, который лет сто, как устарел. - Как же, немного. Адам лукаво улыбается на этих словах, а после наигранно отмахивается от упоминания старого хозяина этого места, словно от надоедливой помойной мухи. - Даже не вспоминай. Тот ещё тип. Помню нашу встречу с ним на сделке. Хотел нажиться с продажи этой богадельни. А ещё твердил: отдаю как родному. Представляешь. - Едкий смешок, после чего Плейс подходит к деревянным дверцам шкафа и открывает его. - Какие же херовые отношения, должно быть у него с роднёй, если заломил такую цену. Пришлось убавить его пыл. Но это в прошлом. Я слышал, что этот пижон свалил в Италию и там теперь строит свой бизнес. Ты его знал? - Пока Карло выуживал из своей памяти образ старого хозяина Рио, Адам подхватил из бара пару стеклянных бокалов с толстым дном и бутылку хорошего виски, чтобы уважить своего гостя. - Управление у меня в крови. Так любил говорить дед. - Стаканы опускаются на стол, давая возможность Адаму помянуть усопшего. - Так что да, не было так сложно навести тут порядок. О, какой приятный сюрприз., - Улыбка на лице Плейса с появление конверта становится шире. Карло тот ещё сукин сын и знал, как подмаслить. Знак хороший и, если бы у Плейса не было паранойи, то мог бы счесть это хорошим знаком. А так он ещё больше насторожился, но виду не подал. - Как же, помню. - Нихера он не помнил. голову и мысли забили дела поважнее какого-то охуевшего бары на задворках. - Всё прошло гладко? - Бокалы наполнились выпивкой, приглашая сделать глоток. - Да, есть одно дело. - Конверт уходит в ящик стола, когда Пласентино садится в кресло напротив. - Ты должен был слышать об одном доме - “воробьиная слободка”. Этот дом хуже больной мозоли. Если от последней можно избавиться хирургическим путём, то от этого дома нет. На этом место должен был построиться “Ривер Палас”. Сам понимаешь, что для нас это хорошая возможность срубить денег. Соседние участки уже скупили. Нашли технику для сноса этого гнилого дерьма. Блять, я даже строительную фирму сгондобил, чтобы прибрать этот проект к своим рукам. Но эти утырки! - На этом моменте Плейсу хотелось ударить кулаком по столу от злости, кинуть бокал в стену, но в последний момент сдерживается. - От переезда отказались трое. Администрация города отказалась решать этот вопрос под предлогом “не тронь говно - вонять не будет”. Но это не администрация теряет кучу бабла, верно? Мы. Поэтому надо разобраться с этими активистами. Найти к ним “индивидуальный подход”. Ты меня понял. Возьми кого-то из парней, кого считаешь нужным. Сам понимаешь, дело ответственное и доверить я его могу только тебе.

+2

8

[NIC]Сarlo Marino[/NIC]
[AVA]https://i.imgur.com/O5dhIDG.png[/AVA]

- «Отдаю как родному»! Знаешь, шкип, мой папа говорил, что такая фразочка – верный знак того, что тебя хотят поднаебать с ценой. А если еще и «брат» к этому прибавляют… - присаживаясь, Карло хохотнул и махнул рукой. Рассказ Адама о нюансах приобретения «Рио» его не удивил – все они были в деле, чтобы заработать бабок, и Марино был уверен, что, продавая свое заведение, Леонель не прогадал. Впрочем, покупая его, не прогадает и Плейс – он явно будет получать со стрип-бара больше, чем прежний владелец, Хотя бы потому, что у него есть возможность сделать клубняк более презентабельным и доходным  - инвестируя в него, чего не мог себе позволить Феллини. У Адама иные финансовые возможности – он уже в бытность соучастником и солдатом северной команды был хозяином прибыльного бизнеса, не говоря уж о бабках, которые имел с нелегальных тем. А уж капитанская доля… При Майкле шкипера и вовсе зажили хорошо – пьяный Джоуи Риччи как-то проболтался, что автоматом имеет какие-то охеренные суммы с бизнеса Мартина Юля. Просто за то, что погулять вышел.* Карло тогда от зависти чуть свою сигару не сгрыз. – А мой папа понимал толк в бизнесе. Как и твои отец и дед. Так что нас не напаришь, верно?  - немного тонкой лести в адрес своего нового шефа – и воспоминаний об родителе. Адольфо, конечно, был не ровня мафиозным предкам Пласентино – так, «гражданский». Но при этом в коммерческих темах он волок – и при этом, в отличии от братца, никогда не чурался «славных парней». Дружил с районными гангстерами – а маленькому Карло всегда твердил, что им, итальянцам, лучше обращаться к своим соотечественникам «на темной стороне силы», чем кормить жирных ирландских копов. Во времена Адольфо полиция была уже вполне себе мультирасовая – но у того в подкорке разума все так же жили неприятные воспоминания о тридцатых, когда легавые из миков всячески измывались над бесправными итальянскими эмигрантами. – Не, плохо я его знал. Он вроде шагал от братьев Бонелли, какие-то его родаки… Двое уважаемых солдат восточной команды, хозяева погребальной конторы. – Но он-то вроде долго в Нью-Йорке жил, не из нашенских? Под «нашенскими» Марино подразумевал коренных сакраментских гангстеров. Парней из мафиозных или околомафиозных семей, преступников во втором и третьем поколении, живших в одних кварталах, ходивших в одни школы и кафе. Таких как Майк, Фрэнк, Риччи, Адам. Да и сам Карло мог бы себя отнести к таким в какой-то степени – пусть его отец был и обычным бизнесменом, но с материнской стороны были дальние родичи, «дядя Пэт» и «дядя Роджер». Оба правда невысокого полета соучастники. «Дядя Пэт» рано сел за убийство и умер в тюрьме, а «дядя Роджер», хотя и много лет давал нелегальные ссуды из-за конторки своего магазинчика, никогда не пользовался большим авторитетом и к членству в Семье и близко не подошел. Во многом потому, что сидел по нехорошей статье, за изнасилование – а дон Фьерделиси был тем еще моралистом… Прямо как Майк, проповедник прококаиненный. – Слушай, а его типа сделали нашим «связным» в Италии, не? Не знаешь, почему? У него там подвязки? Или он по-итальянски болтает? – обожавший сплетни, Карло решил воспользоваться случаем и выведать что-то новое у своего капо, как у более близкого к главному руководству. Говорили, что Лео назначили на прежнее место Ренато – представлять интересы Торелли перед дружественными сицилийскими мафиозами. Заниматься потоками контрабанды между двумя континентами, туда-сюда. Насколько это было верно, Карло не знал – ведь Феллини не был даже «посвященным». К слову, Ренато, кажется, по-итальянски не говорил – большинство из них, во всяком случае, будучи италоамериканцами в третьем, а то и четвертом поколениях, знало лишь несколько оборотов и жаргонных слов. Что не мешало гордиться своим происхождением и относится к погрязшим в политкорректности янки снисходительно.
- Salute – и за ушедших! – Карло пригубил виски, пряча за почтительной улыбкой опять зашевелившееся внутри раздражение. Фраза Адама «про управление в крови» надавила ему на больную мозоль. Сплошное кумовство у них в Семье, бля. Кронпринцы ебанные. Майк начинал на побегушках у своего дяди Винса, державшего всю восточную сторону города, ближайшего друга дона Фьерделиси.  Дядя Фрэнка, Джо Нери, еще один капитан востока, фактически растил себе преемника. И вот пожалуйста, два другана, два крестных отца. Стоит ли удивляться, что Адам, сын «посвященного» и внук одного из самых прославленных боссов, сделался теперь шкипером, а не вышедшего рылом Марино оставили у разбитого корыта?
Он-то, Карло, не имел таких стартовых возможностей и заходил в дело через вертевшихся на небольших позициях Майка и Фрэнка. С последним у него вдобавок были всегда чуток напряженные отношения из-за одной юношеской драки.
- Все прошло ровно. Пацаны сьездили, сделали. – отреагировал уже пожилой солдат юга на вопрос Плейса насчет дела с автодилером, продолжая размышлять о своем. Самое обидным ему казалось, что обосновать с уличной точки зрения мысли о незаслуженности продвижений Майка или Адама он не мог. Дядя Майка сел и умер в девяностых – и тот скоро сам создал себе устрашающую репутацию, сделав для клана немало «мокрых дел». Адама многие обвиняли в высокомерии, злились из-за его едкого юмора и издевательски-манерной манеры общения – но признавали, что он настоящий гангстер и никогда не чурался запачкать свои элегантные костюмы кровью. Был бы другим – не выжил бы в их «лихих двухтысячных», когда последышей режима Фьерделиси валили и выжимали из бизнеса. Ходили слухи, что в последние дни Донато он уже и вовсе ходил под мушкой – но потом Витторе как-то быстро убили, и Адам решил свой вопрос. Тогда же он особо сблизился с Майком. Во время последних разборок с Локосами Плейс также отличился.
Нет, Карло все это знал – но знал и то, что он сделал для боргаты не меньше! А вот такого начального толчка ему никто не дал – иначе он может быть сейчас и сам боссом бы был.
- Я все сделаю в лучшем виде, Адам, можешь не беспокоится. Твое слово закон. – наклонив лысую голову, Карло внимательно выслушал рассказ о «воробьиной слободке». Обычная тема, традиционная. Строительный бизнес, на пополаме с городскими чинодралами, издавна был хлебом южной командой. И теперь Пласентино, в лучших традициях боссов, решил скинуть решение проблемных вопросов на своего солдата. Старый принцип – «деньги поступают наверх, говно поступает вниз». То есть, подчиненные заносят бабки своему начальству и выполняют его приказы, зачастую опасные для исполнителя. Нет, на самом деле в этом был смысл – «говно»-то делалось во благо всей Семьи, а не отдельных личностей. В теории, по крайней мере.  Но это не мешало людям вроде Карло про себя ворчать – рисковали-то они своими жопами, прежде всего. Что капитан отдал приказ – надо еще доказать. А тот, кто кому-то угрожал или ломал кости – тут состав преступления налицо.
Однако Марино надо было показать себя перед новым менеджментом – и давать заднюю он не собирался. Не впервой. – Кстати, приколись, я даже в курсах, кто один из жильцов! Мне один ниггер из банды Ракима рассказывал… Шайка Ракима Фармера, «Красные Семерки», ходила под началом южной команды и заносила ей долю со своих делюг – так что Плейс должен был знать, о ком речь. – Говорил, знает какого-то черножопого, Комптон, что ли? Наркотой по мелочи барыжит. Так вот, этот хер там как раз и живет – и хвастался, что собирается за свою халупу город на целый коттедж раскрутить, иначе не сьедет! Так этот удод, получается, по факту, не городу, а нам поднасрать решил! – Карло зло ухмыльнулся – он не любил чернокожих, еще со времен отсидки. На тюрьме сущие звери  - а город засрали, превратили не пойми во что. А чуть тронь – начинают орать о дискриминации. Ну, Карло-то в президенты не баллотироваться, пиздеть о любви к гуталинам не надо. – Cкажи, насколько можно… постараться? Если кто-то из этих додиков в больницу скажет попадет – нормально? Ну, если разговоры не помогут. – осторожно поинтересовался Карло. Ему надо было подстраховаться и узнать, насколько решительно настроен шкипер. Чтобы ему потом не предъявляли, что он переборщил, если, не дай Бог, полиция зашевелится. – Знаешь, я мог бы взять с собой кого из своих… Но есть мыслишка Тео подтянуть. Я думаю, что парню, при его новом положении, надо его… поддерживать, если понимаешь о чем я говорю. Чтобы ты мог на него рассчитывать во всех ситуациях. А уличная работа тут – самое то. Ты не против? – опытный мобстер тут подразумевал следующее. Членство в Семье – честь, которую многие, в том числе сам Карло, ждали десятилетиями – его племяш получил в какой-то степени авансом. Смесь покровительства дядюшки, того, что Майку срочно нужен был новый смотрящий в профсоюзе медиков – и некоторых других факторов. Убив по поручению босса человека, Тео прошел главный экзамен, подтвердил свое право называться «славным парнем». Но опыта более заурядных вещей, вроде избиений и вышибания долгов, у него не было – а ведь они почти все через это проходили. И чтобы поддерживать свой авторитет, Тео надо было не чураться улиц, не зависать постоянно в своем кабинете.
Постепенно Карло перешел к главному вопросу – свербевшему в его мозгу с самого начала встречи. – Слушай, раз ты заговорил за «Ривер Палас»… Как раз хотел тебя спросить. У меня есть один коммерс знакомый, Рикки Вингс зовут… Занимается земляными работами – ну знаешь, подвалы, фундаменты… Вот мне все уши прожужжал что хотел бы зайти на проект… Как думаешь, не найдется местечка? Ты свою долю получишь, конечно, как полагается. На самом Вингс о таком с Марино не говорил – его интерес к «Ривер Паласу» мафиози придумал на месте. Но италоамериканец был уверен, что стоит ему рассказать, тут же заинтересуется – бизнесмен всегда искал новые землеройные подряды. А Карло сумеет с ним добазариться так, чтобы львиная доля доходов оседала в его личном кармане.
Другое дело – согласится ли Адам? Проявит ли жадность – или поймет, что своего подчиненного хорошо бы заинтересовать в исходе дела и материально?

* С наркобизнеса, который ведут Мартин и Майк, каждому капо выплачивается 1 млн. в год - за то, что дилеры Мартина работают на территории команды

[SGN]_________________[/SGN]
[LZ1]КАРЛО МАРИНО, 51y.o.
profession: солдат южной команды Семьи Торелли;
[/LZ1]

Отредактировано Michael Rinaldi (2021-10-31 13:55:20)

+1

9

Разговор ладился. Стоило Плейсу бросить тему для разговора, как обстановка разрядилась. Этот плут знал, что лучшее начало разговора с человеком, который тебе не так близок и более, нужно все-то принести кого-то в жертву. У баб даже есть такая незамысловатая шутка, которая Адаму нравилась “встретились все подруги и молчали весь вечер, потому что обсудить было некого”. Им же с Карло было кому перемыть кости - Феллини. Этот тип давно укатил в тёплые края и никому из присутствующих навряд ли доведётся с ним общаться. Так что можно смело втыкать иголки в его имя сколько вздумается.
- В этом ты прав. - Чуть умаслить, мило улыбнуться и считай ты само добродушие. Ну и хрен с ним, что за доброй улыбкой скрывается акулья пасть. Адам не обманывал себя на тот счёт, что сможет охмурить Марино старшего, как какую-то девицу, которая тут же снимет свои трусики, но вот в том, что этого гангстера старого образца надо и можно умаслить, не сомневался. Поэтому взял на вооружения все свои хитросплетения. Только действовал без напора. Осторожно, чтобы не спугнуть свою “добычу”. - Я таким словам не верил даже когда был сопляком, а уж в таком возрасте и подавно. Поэтому торговался до последнего, ведь прекрасно знал, что этому полукровке надо было срочно уезжать и времени на поиск лоха, который согласится на все его условия, не было.
Плейс, несмотря на свою внешнюю жеманность и игру, давить на людей умел. Иначе бы не добился всего того, что имел на сегодняшний день. Конечно, имя его деда и отца было хорошим подспорьем, а деньги и связи отличной стартовой площадкой, но в истории человечества было достаточно имён, чтобы убедиться в том, что этого для успеха недостаточно. Всё можно просрать за считанные дни.
- Всё верно, - тычет в его сторону указательным пальцем, изображая на лице всю серьёзность мира, - деловая хватка у нас в крови. Иначе мы бы тут не сидели. В нашем городе полно людей, которые с радостью займут наши места. И даже могли бы. Но мы сильнее, а главное умнее.
Указательный палец, который указывал в сторону Карло медленно описывает финт в воздухе, после чего оказывает у виска мужчины на последних словах. Пласентино никогда не обманывал себя и не хотел надеть на лицо розовые очки. Он прекрасно знал, что его недолюбливали в криминальном мире многие. И дело даже не в его жеманности и манерах общения [хотя этот пункт тоже доводил людей до бешенства и вздохов раздражения], а в его “родословной”. Сын маминой подруги, который живёт на всём готовеньком, а удача целует в его жилистый зад, подбрасывая очередные подарки. Бизнес и положение в обществе от деда, деньги, которые приумножил его отец. Вот и вся история успеха Риччи младшего для завистников. И мало кто из этих людей задумывается о том, что будь Плейс просто богатеньким буратино, его бы давно убрали, а бизнес поделили. И в прошлом, однажды, так почти и случилось.
Но это уже история, которую два человека унесут в могилу.
- Наши предки дали нам хороший пример. Показали нам, чего стоит этот мир и люди в нём. - Адам никогда не скупился на лесть, особенно, если планировал работать с человеком продолжительное время. А Карло сейчас был для него чёрной лошадкой, которая могла выкинуть финт в неподходящее время. Так что его надо было искупать в лести и внимании, подкинуть деньжат и показать, как капитану он важен. - Да, что-то такое слышал. - Ну как “что-то такое”. Конечно Плейс проверил своего оппонента со всех сторон и смог нарыть немного. В том числе и про то, что этому Феллини тоже не повезло с матерью, как и Плейсу. Даже чуть меньше, беря в расчёт то, что шалавилась она всю свою жизнь и в законном браке с его отцом не была. Хотя, кто его знает, где и кем сейчас была Моника. Может мертва. Может живёт в каком-нибудь автобусном парке в затхлом трейлере, беря в рот на стоянках у дальнобойщиков. - Жил он там много и долго. Вроде как и начал вливаться в мир криминала там же ещё совсем пиздюком. Возможно, с итальянской мафией в Нью-Йорке в то время и законтачился. Чёрт его знает. Тип мутный и особо о себе ни с кем не распространялся. Возможно, неспроста. Кто ж теперь узнает. - Адам пожал плечами и сделал глоток алкоголя, состроив мину великого мыслителя. - Да, говорил. Одна из девок [он имел в виду стриптизёршу со смазливой мордашкой и большим задом по имени Лили]. Рассказывала, что он частенько орал на персонал на итальянском. И по телефону при персонале тоже переходил на итальянский язык. Видимо имел подвязки в Италии, раз его решили перебросить туда решать дела с нашими собратьями. А может подлизал кому хорошенько и заплатил денег, чтобы свалить в тёплые края. Во всяком случае этот хрен хорошо устроился и сидит сейчас на месте Ренато. Salute. - Плейс делает глоток, давай себе немного отдохнуть перед следующей порцией лести, которая вот-вот должна обрушиться на голову Марино старшего. - Это хорошо. Хорошо. Вот нравится мне в тебе, что ты умеешь управлять людьми. Сейчас это мало в ком есть. И говорю тебе как есть, без лишней лести. - Он брезгливо щурится, всматриваясь в чёрные глаза солдата. - Мне нужен человек, на которого я смогу положиться, за которым не нужно будет следить, как за маленьким ребёнком, - тут он слукавил, но даже не подал виду. Конечно, он за всеми следит по мере своих возможностей, доверяет лишь на словах и, благодаря этому, по его мнению, оставался до сих пор на плаву. Доверяй, но проверяй. - И это дело будет только началом. И очень удачно, что ты знаешь кого-то из этих ленивых маргиналов. Одно дело, когда эти черти хотят нажиться за счёт города. Тут мне дела нет до них, но другое, когда пара человеческих высеров решает испортить нам дело. Тут уж я не собираюсь с ними церемониться. - На последних словах Плейс наклонил голову вбок и сделал акцент, давая понять, что Карло может действовать по своему усмотрению и он ему доверяет. Заодно и посмотрит насколько разумно этот старый хрен может действовать. Впрочем, в подобных делах за Карло дурной славы не было. Так что опасаться сильно не приходилось. - Тео? Твой племянник? - Плейс сощурил глаза, представляя перед собой щуплое тело мальца. Капо мало понимал зачем этому задроту понадобилось лезть в криминальный мир. Наведя справки о своём солдате, Плейс узнал, что у того была вполне приличная семья, да и сам он окончил медицинский и имел хорошую должность в госпитале. Всё это ему не нравилось, напоминая западню. Впрочем, возможно в Марино младшем забурлила кровь предков и тот подался в семейный бизнес. Но это лишь предположения, которые вертелись на языке. Так что такой кандидатуре Адам только обрадовался - проверить мальца было не лишним. Пусть даже с роднёй. - Да, возьми его с собой. Надо бы ему показать себя в деле. В бумажных делах он себя хорошо показал. А белоручки всё же у нас не в части.
Последние слова прозвучали более чем серьёзно. Тут уже капо не играл “на публику”, а был честен с солдатом. Умные люди семье были всегда нужны и его племянник по этой части справлял хорошо и без нареканий подделывал документы и дергал нужные рычаги, подмяв под себя верхушку госпиталя святого патрика. Но это только небольшая часть работы. Теперь предстояло показать себя в деле более осязаемом.
- Я так и знал, что на тебя можно положиться не только в исполнении дел, ведь у такого гангстера должны быть хорошие связи! Организации “со стороны” нам пригодятся, будь уверен, и ты, и твой кореш сможете подзаработать. Я тебе клянусь, что стоит тебе разобраться с этими воробьями, как ты сможешь хорошенько заработать. Даю тебе клятву здесь и сейчас.
Главное мотивировать своего сотрудника на хорошую работу. Адам это знал. Когда-то глубоко в своём детстве он точно так же мотивировал себя побороться со своим детским страхом - темнотой. Тот пиздюк справился с этим. И теперь был готов настроить под себя и для себя любого, кто рядом с ним находился.

Отредактировано Adam Placentino (2021-11-07 13:09:42)

+1

10

[NIC]Сarlo Marino[/NIC]
[AVA]https://i.imgur.com/O5dhIDG.png[/AVA]

Из бара «Рио» Карло вышел в приподнятом настроении, даже стал насвистывать немудрящий мотив. Разговор с капореджиме неожиданно оказался для него куда более приятным, чем можно было ожидать. Пласентино не только не стал бить его по больному, напоминая о прошлых неудачах. Он дал понять Марино, что, в случае успеха, даст тому возможность заработать на «Ривер Паласе» - и вообще обнамекался, что такие люди, как Карло, ему нужны. Нет, пожилой мафиози не был из тех сосунков, которым достаточно напеть что-то там – и все, они куплены с потрохами. Сам в уши ссать мастер. Италоамериканец предпочитал вещи повесомее – и знал, что Адам тот еще хитрец, и маску умеет носить не хуже других. Но ведь он поклялся ему – а такие обещания в их среде понапрасну не раздают. Остается подождать, выполнит ли то, в чем поручился.
Забравшись в машину, Карло позвонил Тео и попросил того встретиться с ним в находящемся неподалеку от его офиса «Старбаксе». «По срочному делу». Покуда ехал, все размышлял о произошедшей беседе. Теперь его мысли приобрели иное направление – можно было в самом деле попробовать стать при Адаме незаменимым. Тот пользовался покровительством босса, мог со временем пойти еще  выше – и потащить за собой и Марино. К тому же шкипер высказал ту мысль, которую Карло и сам давно лелеял в недрах своего разума. Мысль о своей значимости в команде. Все эти годы ему было обидно чувствовать себя недооцененным, не совсем своим – а ведь он, как бы то ни было,  давно двигался с Майком и Фрэнком, и во время конфликта с Гвидо, как и другие южане, держал их руку. Болтовня этой сучки Ливии сильно подпортила его репутацию в глазах старших – а ведь кто не  сплетничает о начальстве, особенно спьяну! Интересно, как Андреоли об этом узнала – и почему решила слить эту информацию главарям? До этого он ведь ее дорогу не переходил.
Вскоре, однако, Карло уже встретился со своим племянником – и оставил мысли о кознях Ливии позади. Им предстояло обсудить дела. Оба гангстера забились в укромный угол кафе, причем Марино-старший сел так, чтобы держать в точке обзора входную дверь. Если бы вслед за ними зашел кто-то подозрительный – он прекратил бы разговор и они с племянником переместились бы в другое место. Когда ты состоишь в преступной группировке – всегда нужно опасаться того, что тебя пасут. Иногда конкуренты, а чаще  - доблестные правоохранители. – Ну как твои дела, малой? Как бизнес? Как на личном фронте? – хитро щуря глазки, Карло прихлебывал свой кокосовый раф. Конечно, это было пародией на настоящий кофе – но лучшего в этой янковской тошниловке было не найти. Долго рассусоливать Марино не стал. Взяв быка за рога, шепотом, начал описывать Тео суть их будущего мероприятия. Делая акцент и на необходимости выполнить приказ шкипера, и на  прибыльности проекта с «Риверс Палас», и о том, какую заботу он, Карло, проявляет, подписывая на это дело родного племянника. – Хорошие деньги, чуешь? Попробуй тоже что-то выторговать у Адама. Ну хоть маски на эти гребаные стройки поставлять, коронавируса-то еще никто не отменял! – хохотнул Карло, когда они уже, покинув кафе, сели в машину. Тут он  мог говорить свободное -  мафиози постоянно проверял свой автомобиль на прослушку, а навигатор вообще вытащил из салона и держал в гараже, беря его только в долгие поездки. Опасался отслеживания по GPS.  - Вообще я тебе так скажу… Боссы, капитаны – это все очень хорошо… Но важно держаться родной крови, сечешь? Семья не подведет, семья не выдаст! -  с наслаждением поучал Карло племянника, пока его джип несся по набережной. Еще не так давно он прозудел Тео все уши насчет того, что надо заносить капореджиме как можно большую долю – но тогда он сам рассчитывал занять это место. Теперь же важно было, чтобы родич не забывал о родном дяде и о том, что именно он его продвинул. – Так что держи уши востро и, если что узнаешь ,рассказывай. И если будет нужна помощь или поддержка – ты всегда знаешь, где ее найти. – c нажимом сказал Марино, когда они благоразумно припарковались метрах эдак в пятистах от «Воробьиной слободки». Карло не хотел, чтобы кто-то срисовал его номера. Покуда они шли, Карло рассуждал вслух. – Индивидуальный подход, индивидуальный подход, блять! Легко сказать! Если прессовать всех троих разом – кто-нибудь совершенно точно накапает! Проще всего с этим ниггером из  девятой, барыгой херовым… -   когда они оказались на некотором расстоянии от дома, Марино бесцеремонно расположился на пустующей детской площадке и закурил сигарету. Перед ними было потрепанное шестиэтажное здание,  восьмидесятых годов постройки. Единственным плюсом его было то, что окна выглядывали на реку – на это и упирали неутомимые жильцы. С другой стороны, на хера им эти виды, если живут в развалюхе, да и инфраструктуры тут ни хера не осталось?Власти уже выкупили ближайшие здания, включая продовольственный магазинчик, а до автобусной остановки тут топать и топать. – В двадцатой–  старикан, ветеран Вьетнама, пишет жалобы во все инстанции. Мол, меня, такого заслуженного выселяют, все дела. – Карло вполголоса выругался. Возиться с пенсионером не сильно не хотелось – одно дело попрессовать негритянского наркоторговца, такой вряд ли заявит, когда поймет, с кем связался. А вот какая-нибудь история с увешанным медалями старпером может вызвать ненужную шумиху. – А в двенадцатой – адвокат какой-то c  семьей. Говорят, нормальные деньги зашибает, а ведь принципиальный, сука, попался…  - потихоньку они приблизились к дому, и Карло почесал в затылке, размышляя над перспективами. – Может, поджог здесь устроить? Перекрытия тут деревянные… Выкурим как тараканов, нахуй… Тем временем они прошли через фойе – консьержа в доме, естественно, не наблюдалось. Погрузились в обшарпанный, дребезжащий всем своим нутром, лифт. Там Карло ткнул пальцев кнопку третьего этажа, решив сначала навестить гуталина. Лучше начинать с простых задач. Они приблизились к двери,  Марино-старший бесцеремонно нажал на звонок. Из-за дермантина донесся хрипловатый, видимо с вчерашнего перепою, баритон. – Кто это? Карло (подмигнув племяннику) в ответ заговорил с робкими вкрадчивыми интонациям .-  Мистер Ричард Вингс? Меня зовут Боб Смит, я из планово-экономического отдела городской администрации. Мы хотели бы сделать вам новое предложение насчет выкупа вашей недвижимости… Из-за двери послышался самодовольный хохоток. Явно негр собрался повыебываться. Осмотрев Карло через глазок, он явно счел его не представляющим угрозы – невысокий, лысенький и сутуловатый, с виду никак не мордоворот. – А я уже сказал, мазефака, что не продам свою хату за херню какую-то! Она мне, мазафака,  от бабки осталась! Я афроамериканец и свои права знаю! Белых богатеев с квартир не выселяете, а на цветных решили отыграться!  Меньше чем за лям… Вещать так негр мог явно долго – у Карло внутри начало закипать. Блядские угольки – торгует дурью, получает пособие по безработице, по клубам шляется, а туда же! Вот донянькалось государство с этими паразитами – а вот мобстер нянькаться не собирался. Однако, сдержав свои эмоции,  мужчина забубнил бюрократически-бессмысленной скороговоркой. – Мистер Вингс, мы произвели перерасчеты…. Позвольте покажу свои бумаги… Учитывая  стоимость недвижимости в районе, округление и амортизацию, плюс прибавочные коэффициенты…. Мы можем увеличить свое изначальное предложение на тридцать восемь процентов в ценах 2021 года… Тупые мозги негра явно пытались переварить всю эту информацию. Однако он понял, что предлагают больше, чем раньше, и существенно. – Сколько-сколько? А ну-ка… Дверной замок щелкнул – и Марино, сопровождаемый племянником, свободно перешагнул через порог. Внутри квартиры химически пованивало – сказывалось ремесло хозяина. В прихожей горой валялась разнообразная обувь,  на стенах висели постеры с обросшими дредами рэперами и трясущими сиськами девкам. Сам хозяин был под стать помещению – нагловатый типок с выбритыми висками и татуировкой в виде марихуанового листка на шее. – Э, э? А это кто? Слышь, ксиву свою покажи! – насторожился ниггер, увидя что «муниципальный служащий» заходит в его жилье не один. Карло захлопнул за собой дверь – им было ни к чему, чтобы крики одного из «воробьев» донеслись до его товарищей, если они дома, конечно. – Да я ж сказал, пришли потолковать насчет этой твоей берлоги, Рикки. Слышали, тебе хорошие деньги предлагают, а ты ни в какую? – ухмыльнулся Марино. Тон его теперь был совершенно другим – хотя еще и не становился напрямую угрожающим. – Чем она тебе так дорога? Фен здесь варить сподручно? Вингс набычился, переводя взгляд то на Карло, то на Тео. Анализируя ситуацию, так сказать. Проанализировал он, однако, неправильно. – Какой фен, нах? Ксива где? Это проникновение в частное жилише, пошли нахуй отсюда! Ни о чем я с вами базарить не буду! – и вот здесь негр сделал очередную ошибку, попытавшись оттеснить Карло, который был ниже его на голову, к двери. В следующее мгновение бандит цепко схватил Рикки за цепь дешевого золота, обвивавшую его шею, и дернул, наклоняя к себе. А затем от всей души припечатал кулаком в челюсть – так, что Вингс шарахнулся головой об потертые прокуренные обои. Затем же Марино, не давая тому опомниться, хлопнул его ладонями по ушам. Отличный удар – оглушает, причиняет сильную боль, но следов не оставляет. – Нет, именно с нами ты и будешь базарить, фуфел! -  проворчал Карло, отшвыривая черножопого к Тео. Так сказать, передавая эстафету.

[SGN]_________________[/SGN]
[LZ1]КАРЛО МАРИНО, 51y.o.
profession: солдат южной команды Семьи Торелли;
[/LZ1]

Отредактировано Michael Rinaldi (2021-12-14 19:03:43)

+1

11

Апрель ещё не успел разойтись жарой по штату. Лучи солнца лишь ласково лизали кожу, напоминая, что совсем скоро начнётся самое настоящее пекло. Но это потом. Сейчас же Марино младший спокойно сидел за офисным столом в похоронном бюро и неспешно потягивал свежесваренный кофе. К слову, Дженнифер варила живительный напиток, как никто другой. Ещё один плюс в копилку девушки, которая стала незаменимым сотрудником.
- Ещё посмотри вот эти бумаги и я от тебя отстану на сегодня. - голос с хрипотцой раздался с право, а после две папки жёлтого цвета легли на стол. - их надо бы подписать сегодня, чтобы не откладывать поставку на следующую неделю. Но это ты и так знаешь. - добавила Джен, чтобы не выглядеть совсем уж наглой.
- Да, спасибо.
Тео мельком бросает взгляд на Часы, прикидывая в уме, сколько это займёт времени. Ещё один глоток кофе под звук закрывающейся за Дженнифер дверью.
- Дядя Карло. - звонок телефона разрезал тишину кабинета внезапно, да так, что Ти Джей чуть не пролил на белую рубашку остатки напитка.
Звонок от дяди был больше неожиданностью. За время работы на семью мужчина так и не привык к тому, что ему могут позвонить в любую минуту и попросить о чём-либо. Надеяться на то, что Марино старший просто соскучился по племяннику и решил его проведать, не приходилось. А фраза «по срочному делу» только подтверждала его мысли.
- поставка откладывается на следующую неделю.
Тихий шёпот и Марино срывается с места, прихватив с собой только ключи от машины и телефон. Сюда он ещё сможет вернуться позднее и забрать документы, чтобы после посмотреть их дома. Если вернётся.

- да всё нормально. - Через полчаса Тео сидит лицом к кухне в небольшой кофейне, сжимая в ладони чашку с капучино. Крепкого кофе он сегодня выпил уже достаточно, поэтому сделал заказ в пользу лёгкого напитка. Керамика приятно греет ладонь. От этого отпускать её из рук не хотелось. Мимо проходит официант, одаривая мужчин дежурной улыбкой. - знаешь же, что времени со всем этими делами не хватает ни на что. Поспать бы - уже везение. - Он ухмыляется, а после делает маленький глоток из чашки. Не кофе Дженнифер, но тоже сойдёт. Они же здесь, как два родственника, которые решили поболтать обо всём? Да? Поэтому Ти Джей, старательно давит мину соскучившегося племянника, чтобы не вызывать подозрений у других посетителей, а на душе скребут кошки. Сейчас эти вежливые вопросы закончатся и начнётся его работа. Что на этот раз? Потребовалась подстраховка в деле? Или же надо подправить чьи-то документы? - Мать вечно пилит, что так и останусь один до седых волос. - Жмёт плечами, смотря в глаза родственника. Глаза, которые можно было бы легко примерить на шкуры лисы. Такой же хитрый и изворотливый. Совсем не похожий на его отца. В этой семье Орландо был белой вороной, как когда-то и Марино младший. - А мне оно, знаешь… спокойно. Никто не пилит, не требует внимания и денег. Друзья подкалывают меня тем, что я сохранился лучше всех только потому, что единственный холостой. Может так и есть. Чёрт знает. А девку для перепиха найти не трудно. Сам-то как?
Капучино медленно исчезал в чашке, пока Марино младший внимательно слушал своего родственника, успевая кивать в нужный момент. С первого взгляда работёнка была не пыльной. Если повезёт, то Тео придётся просто постоять рядом с грозной мордой лица. Можно ещё пуститься в анатомический рассказ где и что он может сломать в случае неповиновения. Ещё лучше - надрезать. Ещё в интернатуре его наставник сокрушался над тем, что такие талантливые руки будут резать не живых людей, а мёртвую плоть. Пустое растрачивание ресурсов. Но это дело прошлых лет. Сейчас же Марино предавался воспоминаниям в своих мыслях и историях. А рассказывать в красках он умел. Если же нет… то что поделать, сам подписался на такую жизнь. Чёрт дёрнул насолить отцу ещё больше, ступая на тёмную дорожку. Отступать некуда и надо бы хорошенько играть свою роль. Пока не сыграл в ящик. Последнее было последним аргументом почему Марино не стремился обзавестись семьёй. Зачем такому человеку близкие люди, которых могут отнять в любой момент?
- Маски, перчатки, антисептики на каждом углу. Плюс градусники и тесты на корону. - Тео зажимает пальцы, навскидку представляя, что можно загнать на стройку для наживы. Ценник он выставит позже, накрутив цифры за качество и беспокойство. Список выходил приличный. А главное - прибыльный. Одних масок сколько нужно. Каждый день. Не говоря уже об аптечках для первой помощи.
Ехать с дядей в машине было сродни с поездкой с отцом: старая музыка и нравоучения. Только последнее имело небольшую разницу. В остальном эти два старика учили его жизни, где и как можно урвать свой кусок: там честно, здесь и сейчас хитростью. Марино младший кивал без остановки, словно автомобильный болванчик, да так часто, что к концу поездки шея разболелась. Но было проще поддакивать, чем вступать в разговор со своим мнением. Сейчас не время. К тому же все мысли мужчины были о деле, которое предстояло решить. Лучше мирно. Но что-то подсказывало, что мирно не получится. Иначе бы эти двое сейчас не направлялись к нужному дому под жалящим апрельским солнцем.
Дом был обветшалым, провонявший жизнью людей и мусором. Войдя внутрь подъезда, Тео брезгливо передёрнул плечами. Дотрагиваться до чего-либо не хотелось. Да и дышать смрадным воздухом тоже. Стены не внушали доверия, казалось, ткни пальцем в облупившуюся штукатурку и она промнётся под натиском пальца. Пол под ногами скрипел и проминался под тяжестью тела. Это ещё Ти Джей был жилистым на грани, чтобы перейти в разряд доходяг. А как здесь ходили люди большей комплекции было загадкой. Подошвы липли к краске на полу, наверняка здесь не убирались целую вечность. Сжечь это место было лучшим решением, отметил про себя патологоанатом. Сжечь и забыть как страшный сон и не из-за наживы, а уничтожить, как рассадник заразы.
Заразы в прямом и переносном смысле. Это понимаешь, когда видишь человека перед собой. Засаленные волосы, вонь от тела и беспорядок в квартире. Марино младший смотрится в этом артхаусе жизни комично: начинённые ботинки, белая рубашка и чёрный по фигуре костюм. Это их - гангстеров называют опасными, прослойкой общества, которую нужно искоренить? Смех да и только.
Ниггер получает удар за ударом за свою несговорчивость, от чего валится на пол. Тео брезгливо смотрит на него, понимая, что от него ждут продолжения. Как ему выжить в этом чёртовом мире? Не говорить же Карло, что в своей жизни он дрался всего раз и тогда ему сильно навалял школьный задира? Нет. О таком не рассказывают, а воспоминания прячут далеко на задворках разума. Такие, как он не дерутся, берегут свои руки больше, чем очко. Вся его жизнь в длинных пальцах, которыми он филигранно разрезает тела или ласкает струны гитары. Белоручка - это клеймо вшито ему в кожу и останется с ним навсегда.   
Из этой истории надо было выпутываться, не ударив в грязь лицом. Поэтому Тео надевает на себя маску дельца, которого оторвали от очень важного дела. От части это было правдой.
- Знаешь, - Мужчина перешагивает через мятый бумажный пакет, поправляя рукава своей белоснежной рубашки, - то, что мы здесь, - обводит указательным пальцем помещение, - большое одолжение для тебя. Наше время стоит ой как дорого. - Ниггер щурится сыплет ругательствами, сплёвывая вязкую слюну красного цвета. Он хотел дёрнуться, но ботинок Марино оказался быстрее. Угол ботинка пришёл в челюсть.  Резкий вскрик. Теперь жилец квартиры скулит подобно собаке, держа руку у разбитой губы. Тео лишь смотрит на носок ботинка, прикидывая в голове, что обувь надо будет отмыть начисто: от крови, грязи и смрада. - Давай ты не будешь рассказывать нам о том, как дорога тебе память о твоей бабке и как ты любишь предаваться воспоминаниями о давно ушедшем детстве, глядя на переливы солнца на поверхности воды.
Возможно, Тео надо было говорить проще, подбирать слова, которыми разговаривают в этом доме, чтобы яснее и быстрее донести мысль до ниггера. Но маска интеллигента намертво приклеилась к его лицу. Так проще. Легче делать вид спокойного человека, для которого подобные разговоры были обыденностью. Ти Джей садится на корточки перед мужчиной и кладёт правую руку ему на плечо. Глаза в глаза.
- Ты же понимаешь, что этот разговор будет бесконечно долгим, пока мы не услышим нужный нам ответ. - в подтверждение своих слов, Тео давит на болевую точку, что находится под ключицей. Большой палец впивается в плоть и давит до тех пор, пока с губ ниггера не срывается крик в перемешку с ругательствами. - Что? Я не разбираю слов. - Давит ещё сильнее после чего встаёт, чтобы перешагнуть через тело. Беглый взгляд по квартире. Если уж и поджигать дом, то эта квартира лучший вариант и начать стоит с лаборатории. - Ну что, ответ созрел или мне понадобятся инструменты для дальнейшего разговора?

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » что нам стоит дом построить?


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно