внешности
вакансии
хочу к вам
faq
правила
кого спросить?
вктелеграм
лучший пост:
джеймс рихтер
Боль в ноге делилась на сотни импульсов, а вместе с ней закипала запоздалая злость... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 33°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
eva

[telegram: pratoria]
siri

[telegram: mashizinga]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » отец, блядь, добро пожаловать, отец, блядь...


отец, блядь, добро пожаловать, отец, блядь...

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Сан-Диего | июнь 2019 | вечер

Lea Moody & Krzysztof Kopernik
https://i.imgur.com/IPNg6Pb.png

- Ты станешь отцом, поздравляю.
- Да ну нахуй...

Отредактировано Krzysztof Kopernik (2021-04-14 00:40:19)

+3

2

у леи проблем сейчас, даже больше, чем обычно. а обычно, между прочим, их на самом деле не мало. у леи сейчас кругом голова, мыслями забита о желании и нежелании жить одновременно. вроде и вены вскрыть хочется, или колёс обожраться, а вроде и себя красивую такую жалко очень. слишком. ей противно, ей грустно, тоскливо, обидно, ещё раз обидно и страшно. особенно последнее. в угол комнаты забивается и плачет каждый день почти, с того самого момента, как фин бабки, все, до единого цента, что собирали они вместе так старательно на аборт последние три недели, спустил на героин, с фразой "да ты че, воспитаем мы твоего пиздюка. это же прикольно!" протягивая ей шприц заправленный. вот такая веселая история, не очень. 
леа на себя злится сейчас очень, отчасти на ветреность свою и наивность какую-то. на то, что дура, короче. ребенка ненавидит [убеждает себя в этом очень] и вообще не понимает, на кой черт оно ей надо и куда подевалась вся справедливость вселенская. и ещё раз на себя злится очень, безумно прям, что не может обижаться на фина долго, на самом деле, хотя хотела этого так сильно. готова убить была его, возненавидеть, проклясть всеми известными ей словами, уйти, сбежать, закрыться в комнате и просто не выходить, но он так заботливо спрашивал по утрам, хотят ли леа с тем самым пиздюком хлопьев на завтрак, что злиться как-то не очень-то получалось. натягивая маску недовольства и полного возмущения, она окидывала его самым холодным и безразличным в мире взглядом, в тайне мечтая потрепаться о всякой херне, как и раньше. чертов ребенок, мать вашу. но, что говорится, время не вернуть, а счастье слепо. материнство для сильных, и сейчас в очередной раз не желая самой себе признаваться в этом, леа  убеждалась, что она ни чуть не сильная. а это кстати тоже не очень ей нравилось.
у леи вариантов от кого залететь могла бы не так много, на самом-то деле. но точно имени отца ребенка она увы сказать себе не могла. чисто предположения и они её ни чуть не радовали, определенно. в руках вертит очередной тест на беременность, самый дешевый из тех, что смогла найти в аптеке, десятый наверное уже, если не больше, снова ожидая наивно результата негативного. но чуда не происходит, а значит дела дерьмовей с каждой секундой на ближайшие восемь месяцев. и кулаком больно об стену бьет, и снова плакать начинает, потому что ребенок уж точно никак не вписывался в картину её счастливого будущего с звездной карьерой. и пусть хочет думать, что ненавидит ребенка всем сердцем, признаться не решается, что с момента как узнала о беременности, не юзала ничего абсолютно, не считая пары косяков скуренных вечерами. уверяя себя, что это можно, как минимум чисто в медицинских целях. ребенку не навредит. тем более он не выживет.
леа на кафель холодный и слезы рукой вытирая, думать пытается. гуглит, как дома прервать беременность, живот ласково поглаживая, и что вообще сделать можно, но ничего толкового не находит, увы. на грани семье позвонить уже, если честно, но держится и уговаривает себя очень, что лучше родить, чем ввязаться в очередную историю нравоучений от отца с матерью. и снова плачет, опять, почти истерически кричит на весь дом. ведь медицинская страховка семьи муди была бы сейчас очень даже к месту. ненавидит их за это ещё больше.
леа дурочка, вроде, ну чисто по уму, но смекалкой какой-то владеет вроде еще, а это жить помогает немного ей. самую малость, потому что по факту тут особо не поможешь-то. она закуривает сигарету, пролистывая контакты в телефонной книге, пытаясь определить отца ребенка и сделать это так, чтоб вариант был кем-то побогаче. на контакте парня со странным именем останавливается и так долго думает, потому что ехать до блядского сан-диего девять часов почти, а этого ей совершенно как-то не хочется. уговаривает себя пару дней, убеждает, и даже мысленно почти согласилась, что отец, скорее всего, именно он. ненавидит сан-диего теперь ещё больше и вообще не понимает, на кой черт поехала когда-то туда, а потом возмущенно бурчит что-то себе под нос. значит отец он? ну, так ей верить хотелось, звонить не берется, выжидая будто какого-то знака или удачного момента. а потом одним "волевым" решением решает, что нужно просто ехать и решать уже что-то на месте. толку с этих телефонных разговоров, так ведь? 
у леи в кошельке чуть меньше сотни баксов, всё что осталось от её последнего браслета картье, который она так долго и мучительно продавала на ebay. в сумке наушники и пару конфет ментоловых, а ещё всякая фигня типа джинсовки на случае если станет холодно и губной помады, чтобы быть неотразимой. леа на автобусе всё ещё уговорить себя ездить не может, как главный признак отрицания собственной бедности, так что автостопом решает, что наверное не лучшая идея в её положении. фина отговаривает старательно не ехать с ней, а потом ещё раз отговаривает, и ещё раз, пока не убеждается что он обдолбанный хорошенько уснул крепко и на долго, чтобы наконец сбежать.
а дальше ничего интересного, с пересадками и заправками вышло десять часов дороги, ноль потраченных баксов, три спетых песни эминема, пару флиртующих бесед и номер какой-то девчонки, которая очень старательно приглашала лею к себе. и в любой другой ситуации она бы наверное согласилась, но не сегодня. увы. так вот собственно, десять часов дороги, пропитанных ненавистью к тому самому сан-диего и вот он. так себе небо голубое, воздух не тот, лею ещё в первую встречу раздражало в этом городе абсолютно всё и никак она не планировала приехать снова.
в руке телефон вертит, волнительно. а затем сообщение печатает бегло так, на тот самый номер парня, имя которого запоминает с трудом.

[привет, нужно встретиться. срочно.]
вместе с геолокацией кафе, в котором сесть успела, не решаясь ничего заказать, не смотря на жуткий голод.
в мессенджер. и выжидая всего несколько минут, не больше, снова набирает.

[бля, ты можешь ответить?!]
и ещё пару минут, когда не выдерживает и к уху телефон подносит, в гудки вслушиваясь и как только на звонок отвечают, без привет/как дела выпаливает.
- ты батей станешь, куда ехать?! - козлина.

[NIC]Lea Moody[/NIC]
[AVA]https://64.media.tumblr.com/5a4ea1213c05a27cab6d536768fc9e2e/tumblr_inline_o1uklbbRWm1tp812j_100.gif[/AVA]
[SGN]///[/SGN]
[LZ1]ЛЕА МУДИ, 24 y.o.
profession: недопевица;[/LZ1]

Отредактировано Marta Leroux (2021-04-14 17:59:35)

+3

3

Семейная идиллия - то что случалось крайне редко. Каждый такой день стоил недель шторма, каждый такой миг ценился вами обоими слишком сильно. До фанатизма. Стараясь не нарушать ничем образовавшееся общее счастье, вы строили окопы дома и сидели, наслаждались этим мимолетным счастьем. Без других людей. Без телефонов. Без связи с миром. - Знает, что мне сказал продавец, когда я покупала эти голубые брюки? - Она делает паузу, ловя твой взгляд своим, продолжает: - это сине-зеленый оттенок Нила... ох и пафосные ублюдки, работают в этих бутиках. - Ты смеешься: с ее отношения к мажорным штучкам, деньгам и шмоткам-не-из-секонда. Тебе нравится то, что она не боится быть настоящей. Кажется, в ней собралась вся гадость этого мира настолько тонко, что даже прелестно. Вопроса, почему ты влюбился в нее однажды даже не возникает. Она была твоей от кончиков пальцев ног до макушки. Лея сломала твой мир, склеила, потом сломала опять. Это у вас вошло в привычку: клеить, ломать, сшивать, разрывать, сращивать и дробить. Хотелось бы верить, что однажды маятник ваших отношений зависнет на высшей точки любви и остановится в этом положении навечно. Хотелось бы верить, но верится с трудом. Скука - это то, что вы не могли позволить себе. И простить друг другу. Быть собой, хоть иногда хандрить, казаться глупыми и неправильными. Поколение потребителей даже тут осталось собой, поглощая друг друга, как фастфуд и колу. Жвачкой после стирая всю сладость и оставляя безвкусную резинку под стулом или столом.
- You're so fuckin' special, I wish I was special... - Поешь песню Radiohead, для Мили и падаешь на кровать рядом с ней. Девушка улыбается и целует. - Том Йорк смотрел вглубь ситуации. - Комментируешь в пустоту, зная, что Камили не любит разговоры о твоих "любимых и гениальных". Тот же Кобейн у нее уже в печенках сидит. Ей не нравится ни он, ни ты со своими размышлениями. А ты продолжаешь рассуждать, лаская взглядом жену, но уже мысленно: как-то даже глубже, чем я сам всегда позволял. Стоило ли так лезть в душу? Так чертовски похоже на ваши отношения с Лией. Идеальная, головокружительная, страстная она и рядом ты. Не такой. Просто парень с деньгами. Просто парень с зависимостями. Просто парень, мечтающий, без своего ангела, о суициде. Как будто не замечая, что без твоих денег и связей, без твоих текстов ей никогда не словить звезду с неба. Нет, безусловно, девушка стремилась к своей мечте, писала музыку, делала наброски песен, создавала антураж и подбирала соратников, но еще год назад она гоняла хмурого по вене. И весь этот тяжелый год ты вначале поддерживал ее, а потом потащил вас обоих на лечение в клинику. То, что ты чист уже шесть месяцев еще ничего не значит. Как и то, что улыбавшись минуту назад, Лия не кинет в тебя телефоном, со словами: - тебе какие-то шлюхи пишут. - Закатишь глаза, - не похуй ли? - Но девушка уже не слушает, она направляется к бару, чтобы открыть своего любимого вина.
В телефон все же смотришь. Пять разных чатов, все что-то хотят, куда-то зовут. И, кстати, шлюхи только две. Сообщения одной пролистываешь без интереса, второй читаешь и пытаешься понять, чего она так нервно хочет. Больше того, пытаешься хотя бы вспомнить - кто это такая - но не тратишь слишком много времени. Уже через пару минут хочешь заблокировать телефон и подождать Мили с алкоголем. Сомневаешься, что ее действительно расстроили или разозлили сообщения, которых к тому же она не могла увидеть.
Отложить телефон в дальний ящик не получается, потому что после сообщений начинают идти звонки. Отвечать не хочется, но жопное чувство подсказывает, что лучше взять трубку пока жены нет в комнате. - Че? - Но тебя не слушают, просто вываливают инфу, которая портит настроение напрочь. - Ты совсем поехавшая? Какой нахуй отец? - Последний месяц у тебя были интрижки с тремя девушками, одна проверенная и сидит как послушная кошечка на таблетках, вторую ты видел несколько раз, третья это явно не та, которая звонила. Пахнет разводом на бабки и шантажом, но сейчас не лучшее время для этого. Скандал с Мили тебе не нужен. Впрочем, он явно уже намечается. - Кинь геолокацию, я сейчас приеду. Жди. - Отключаешься, натягиваешь футболку, идешь за женой. Найти свое лицо получается до того, как оказываешься на пороге гостиной. Мили стоит и мучает пробку: - помочь? - Она отрицательно качает головой. Ну, ок, сильная ты моя и смелая. Как ей сказать, что уезжаешь вот прям сейчас не придумал, а потому откровенно врешь: - мне звонила мама, просила кое-что забрать. Поедешь со мной? - Камили ненавидит твою семью, потому получаешь тот ответ, на который и рассчитывал: девушка отрицательно мотает головой опять. - Ну, смотри сама. Я передам маман от тебя привет. - Ухмыляясь, выходишь из комнаты. Не знаешь, что вы не поделили, но каждая встреча заканчивалась каким-то пиздецом. Зато всегда была отмазка, если нужно куда-то срулить одному. - Ты заебал уже со своей семейкой: - Слышишь брошенное женой в спину. Ее ножи в этот раз мимо цели.

Через двадцать минут ты уже на месте. Кафе непримечательное, даже твоя машина припаркованная у самого входа привлекает больше взглядов, чем вывеска. Может, все дело в том, что у тебя кадилак персикового (читайте розового) цвета? Нет, дело, конечно же, не в этом. За одним из столиков видишь знакомое лицо. Вот этого тебе явно не хватало. Подходишь к столику, садишься без приглашения. - Привет, что за дичь ты мне сказала по телефону? - Просто хочешь увидеть, как она это повторит. Может, сможешь распознать ложь? Верить ей не хотелось чуть больше, чем полностью. Но и не дать все объяснить тоже не дело. Правда, и выслушивать слезливые истории на три часа не входит, сегодня, в твои планы. - И, главное, чего ты хочешь своим заявлением? - Многие знают, что ты семейный человек, но вот кольца на пальце нет. Как-то так вышло, что вы с Мили носите свои обручальные на цепочке на шее. Как-то так получилось, что она свое теряла до этого три раза, а ты пару раз возвращался через весь город ради него, теряя и находя у очередной девицы. Ваши измены - не новость друг для друга, а этот жест - попытка упростить друг другу жизнь. Ведь впереди где-то долго и счастливо. А еще: и умерли они в один день.

Отредактировано Krzysztof Kopernik (2021-04-15 00:11:29)

+2

4

леа закурить давно хотела бы, но сдерживает себя очень. борьбой внутренней, терпением на пределе последние недель несколько. она точно хочет закурить и на этот раз не отказывает в удовольствие, по сторонам оглядываюсь самую малость. она улице погода такая жаркая, влажная. и вроде любит жару обычно, но сегодня раздражающая прям очень. и джинсы, любимые самые, давят немного, что тоже раздражает, очень. не то, чтобы живот за месяц какой-то вырасти успел уже, скорее что-то психологическое, но бесит дико. уровень самонакрута конечно тотальный. да и в любом случае, денег на новые у неё сейчас нет особо, придется довольствоваться чем есть.
она за столиком на улице, в кафе, опять-таки, раздражающем её. в разговоре телефонном на дерзость не отвечает особо и ядом не стреляет, как обычно, коротким, - фу как не вежливо, - глаза закатывая максимально далеко, будто через телефонный звонок увидеть сможет. а дальше молча трубку кладет, откладывая телефон в сторону, предварительно отправив ту самую геолокацию. ну, как минимум приедет, уже норм.
леа в руках меню вертит, страниц несколько пролистывая и выискивая хоть что-то нормальное. она сэндвич подороже какой-то присматривает, из весьма скудного ассортимента еды, всё равно на отца [не факт, кстати, но об этом умолчать лучше] ребенка своего счет повесить планирует, не по карману ей сейчас эти лишние затраты. и фреш апельсиновый, на официанта взглядом, подзывая.
а потом снова ждет, теперь не только кшиштофа, теперь ещё и заказ свой. бесится снова, злиться, в игру какую-то незамысловатую на телефоне играет, пока заняться всё-равно нечем. несколько сториз снять успевает, улицы, кафе самого, себя, пролистывая пару постов ленты инстаграм. однажды она станет знаменитой и ей нужно привыкать активно вести соц.сети, как минимум думать так хочет. продуктивности леи сегодня конечно нет предела. наверное.
только кусок завтрака/обеда/ужина своего откусить успевает, когда парень за стол подсаживается. лицом невозмутимым, будто не ей с ним встретиться нужно было, дожевывает медленно и тщательно, вопрос игнорируя. как мама воспитывала, хорошо и требовательно с детства раннего манеры, что неприлично с набитым ртом разговорить. салфеткой губы вытирает неторопясь и улыбается.  - чисто? - рукой на губы свои показывая, жестикулирует. пару глотков сока, на стул откидывается назад немного и ногу на ногу. она будто снова маленькая девочка, что к отцу пришла разговаривать, перед побегом из дому. но только немного старше, самую малость умнее и чуть менее обиженная. ругаться не планирует, наверное. - может ты тоже голодный? - меню в его сторону толкая, с наигранной заботой, дешевой игрой на публику. странная вот такая любовь у леи к этому.
- сказала, что вовремя высовывать, ты, кажется, не умеешь, - плечами пожимая, спокойно проговаривает и улыбается игриво, самую малость. она волнение какое-то глубоко сидящее в себе подавливает очень, что сама верить начинает в спокойствие собственное. вздыхает глубоко и медленно, на вопрос о планах своих дальнейших, смешком коротким.
- есть идеи? не знаю... - цокает немного, и так протяжно, медленно, будто в фантазии вдается, мечты заветные озвучивая, не уточняя только, что не свои, -  дом с лужайкой и розарием хочу. ты, я, собака и самая очаровательная, кудрявая малышка уилла играет в куклы на заднем дворе. представляешь какая она будет красотка? - рукой подбородок подпирает, на стол облокачиваясь, в глаза прям смотрит и невинным взглядом таким безобидным очень. - у нас же любовь, камон, раз и на всю жизнь, я думала ты тоже сразу это почувствовал. как думаешь, мне твоя фамилия пойдет? кстати, какая она у тебя?- долей яда своего, чисто по натуре человеческой такой. обидой накопленной, не только на собеседника.
леа и сейчас, снова закурить хочет, взглядом в сторону по улице, губу закусывая, она стакан с соком в руках вертит, не решаясь допить. господи, почему же так жарко. гул проезжающих машин и люди что проходят один за одним. - отстойное место, этот ваш сан-диего, если честно. вдруг интересно мнение моё будет. - будто сама в лучшем проживает. леа на самом деле просто момент оттягивает, потому что просить сложно ей очень, не научилась ещё и не планирует. прямым текстом, сказать, умом своим и без того скудным не понимает как, и переступить через принципы сложно очень. она взглядом в телефон на время, а затем кажется всю волю собирает, остатки её скудные.
- не знаю как тебе, конечно, может ты на самом деле мечтаешь до дрожи отцом стать, - ироничным взглядом, косой улыбкой и по традиции глазами закатанными до орбит, - но я лично детей ненавижу. одна такая уже жизнь испортила мне, вторую сама на свет производить желанием не горю. - пожимая плечами и на кшиштофа смотрит, будто реакцию прочитать пытается. хотя какая тут реакция, собственно? - страховки медицинской у меня уже нет. - с ударением на уже, потому что уточняя, подчеркивая, - а я слишком люблю себя, чтобы делать аборт вот в этих всех клиниках муниципальных, бесплатных, убогих для нищих. - с особым пренебрежением и отвращением на последней фразе, всем нутром показывая очередной раз, что до сих пор, спустя столько лет, всё ещё не смирилась со своим новым статусом. - не хотелось бы подцепить какую-то заразу, похуже этой, - жестом на живот указывая, -  надеюсь у тебя есть идеи получше. не хотелось бы ещё раз приезжать в этот город с люлькой в руках, превращая тебя из молодого и привлекательного объекта для дурочек типа меня, в унылого в отца-одиночку.

[NIC]Lea Moody[/NIC]
[AVA]https://64.media.tumblr.com/5a4ea1213c05a27cab6d536768fc9e2e/tumblr_inline_o1uklbbRWm1tp812j_100.gif[/AVA]
[SGN]///[/SGN]
[LZ1]ЛЕА МУДИ, 24 y.o.
profession: недопевица;[/LZ1]

Отредактировано Marta Leroux (2021-04-16 22:30:05)

+2

5

В подсунутое меню даже не смотришь, заказываешь эспрессо. Весь этот цирк начинает действовать на нервы приблизительно сразу. Если она добивается этого - идет по правильному пути. Достаешь пачку сигарет, открываешь и смотришь на оставшиеся пять сигарет. Грустно вздыхаешь - сейчас это самая большая трагедия твоей жизни, а не какая-то там телка, приехавшая с охуенной новостью. Новость, кстати и правда - охуеть не встать.
Поднимаешь на нее скучающий и чуточку раздраженный - конечно же кончающимися папиросами - взгляд. - И? - Если бы каждая девчонка, что приходит к тебе и заявляет, что ты папаша, была честна, ты бы уже разорился на чужих абортах. Скучно, не ново, но ты позволяешь ей выговориться, впитывая ее эмоциональный мусор.
А девушка - Лея, кажется - упивается возможность высказаться. Ты все еще думаешь, а не закурить ли. И не закуриваешь. - Прекрасная мечта, только, неосуществимая. - Ухмыляешься немножко даже зло. Понимаешь, чтобы жениться на тебе, мне для начала нужно убить свою жену. К этому я еще не готов. Сорри. Но вслух говоришь совсем другое. - Да и имя "Уилла" мне не нравится. - Приносят кофе и стаканчик холодной воды. - Но, знаешь, мне нравится твой напор. Продолжай. - На самом деле - нет. Сам того не понимая, подхватываю ее настроение, и начинаю фантазировать. Шутник из меня так себе. Шутить с каменным лицом - это вообще так себе идея. К этому можно только привыкнуть, чтобы начать хоть иногда понимать.
Девушка продолжила. Не сразу, но через шутки-прибаутки, через язву и попытки в блеф, доходит таки до сути. Ей нужны деньги. Как и всем, малышка. Хм, кто бы сомневался... кто бы сомневался. На улице жарко. Настоящий ад. Кто бы мог подумать, что она выберет место не внутри, где работал кондиционер, а тут - в самой печке. Похуй. Но даже это - раздражает. - Избавь меня от слезливых историй о тяжелой жизни, ок? - Ты сын миллиардера, в общем-то, сумма на аборт явно куда меньше, чем попытка Камилии получить развод ссылаясь на измену. У тебя особо и вариантов нет. Ты будешь платить. Другой вопрос, что Лея этого не знает, а потому ты спокойно сейчас можешь торговаться. Нужно только, чтоб она хорошенечко испугалась. Да? Это ты мог сделать. С легкостью.
- Знаешь, это неплохая идея. Я имею ввиду - оставить ребенка и не делать ни-че-го сейчас. - Достаешь сигарету, но не подкуриваешь, вертишь в пальцах. Насколько девушка уверена, что это - твое? Проверить можно будет еще не скоро, да и после, тест днк и суд - никак иначе не заставить платить. Будет ли у нее достаточно денег на хотя бы какого-то адвоката? Деньги правят миром, у нее их явно нет. Ты, в свою очередь, хорошо знаешь свои права, а еще - у тебя отличная команда адвокатов. Потому сейчас улыбаешься и продолжаешь: - а когда можно будет узнать кто именно отец - действовать. Думаю, я буду классным папашей. Как думаешь? - Ты выглядишь вполне серьезно. Больше того, родители будут даже рады, если ты приведешь в дом не очередного пса, а внука. Они бы даже сами забрали его, еще и доплатив сверху нерадивой мамаше. Но и это Лее знать совсем не обязательно, верно? Единственная причина, почему сейчас все твои слова были шуткой - жена. Ты так сильно не хотел ее расстраивать. Ведь, неимоверно ее любил. А все походы: направо, налево, где обитали вереницы других - чужих - женщин ваш способ поддержать друг к другу интерес. Держать в тонусе, ведь в мире так много всех остальных. Нужно помнить, кто рядом, а кто - нет.
- К тому же, какой у тебя сейчас срок, ты в курсе? - Так можно хотя бы примерно понять причастен ты к празднику жизни или нет даже шанса. Пытаешься вспомнить, когда именно куралесил с девчонкой. Память особо ни на что не намекает. Даже, больше того, молчит партизаном, потому что может. - Где ты остановилась? - Решать все вот так сходу ты не мог. О нет, пусть потратишь немного больше на докторов, но будешь уверен, что, во-первых, защитил свою семью, а, во-вторых, сделал все правильно. Ну, а в-третьих, будешь уверен, что тебя не разводят на бабло, как лоха. Если уж и давать деньги на аборт, то придется удостовериться, что его сделают. Иначе - сможешь ли ты спокойно спать? Нет.

+2

6

леа вздыхает тяжело. кажется на сегодня тяжелые вздохи и закатанные до орбит глаза станут чем-то неотъемлемым в её арсенале разговора. леа иронией к себе и ситуации пропитана, в воздухе повисшей. и с одной стороны нормально пообщаться хотела бы, а с другой - сдержаться не может/не сможет, как обычно. - и? - за кшиштофом повторяет, с интонацией и мимикой. - и хватит дымить сигаретой на беременную мать на своего ребенка. совершенно не думаешь. - жестом дым от себя в другую сторону. возмущенно немного, [#яжмать] всё также иронично, будто буквально десять минут назад не курила сама на этом же месте. будто на самом деле за что-то волнуется [хотя возможно малость самую, вполне]. будто оставляла хоть какой-то шанс ребенку выжить [даже если вариант с абортом будет исключен]. ребенок обречен. и если дети на самом деле сами выбирают с небес родитель, то этот пацан [ну или девчонка] явно проебали свой шанс.
леа по парню взглядом проходит, в памяти восстанавливая, малость самую воспоминания тормоша. не обидой, не неприязнью и даже не болью в мыслях затрагивая, простым любопытством рассматривая. она будто стереть частично успела уже его с голове своей, памятью плохой помогая и дозой наркоты какой-то второсортной. ей так комфортнее в своем куполе жить, забытых историй, между иллюзиями и надеждами с мечтами. это её мир.
леа на самом деле обиды не держит, всем своим ядом по жизни диалоги сопровождая из осторожности. она злиться на ситуацию в целом, рабом которой оказалась. она слушает его внимательно, не очень, как и в любом другом случае стала бы. не задумывается, на свой счет ничего не принимает. а ещё леа объятий крепких  не ждет и тона дружелюбного, как не ждала бы [на самом деле ждала бы!] от любого прохожего, да и просто знакомого ей человека. леа не признается вслух, и себе тоже не признается, что на самом деле хотела бы, простого человеческого чего-то, в глубине души. например, чтоб её пожалели. прям сейчас, болью внутренней где-то в сердце вибрирует. и кажется сочувствия [какого-никакого, а как минимум искреннего] со стороны исключительно фина, ей на этот раз чуточку не хватает. 
короткой улыбкой, на мечту неосуществимую. будто любая другая из нескромного списка мечт её попала бы под эту категорию.  - жаль конечно. - на то, что уилла не нравится. не то, чтобы сама к имени симпатию питала, так, первое что в голову пришло. - ну давай свои варианты, я подумаю. говорят в хорошей семье умеют искать компромисс. или как это называется правильно? только без вот этих вот всяких ш-ш-ш, окей? - ну чисто из принципа, почему бы и нет. леа даже непроизвольно о поле ребенка не задумывалась, из ласковых прозвищ придумав этому всему внутри себя лишь название "пиздюк", и то с подачи фина.
- тебе уж точно плакаться никто не будет, выдыхай. - чуть агрессивнее, чем до этого, потому что тема больной лее кажется эта очень и рана не зажившая, пусть уже и не свежая давно. чуть обиднее, злее, вздохом куда раздражительнее. она уже сама сигарету с кармана достает и снова подкуривает.
лею ситуация вся эта напрягает, хотя разговор пожалуй ни сколько. до того самого момента, когда деньги просить приходится. не её формат совершенно, но борется, войну внутри сама с собой ведет. проще было бы украсть, конечно. затяжка за затяжкой, дым в воздух выдыхает медленно и спокойно, позволяя себе немного помолчать, ни на что не реагируя.
- че, правда хочешь? вернемся к выбору имени? - она виду не подает, что волнуется, как минимум пытается. но с другой стороны, вроде как не из бедных парень, не худший вариант если что. наверное. бля, только без если что. и за мысли себя ругает. а ещё леа сама забывать начинает, что в отцовстве уверенности нет у неё совершенно никакой, но так накручивает мысли  в голове, что верит от и до, сантиметром каждым себя. не может же быть иначе. уверенностью всей своей внутренней и немного страхом таким же. два раза пальцами щелкает, - не обязательно становиться хорошим папашей, чтоб узнать что во мне именно твоё днк, - снова вздох, снова глаза до орбит. - восемь недель, а потом можно делать какой-то там умный тест, если так неймётся тебе. толку правда ноль. - потому что страхом легким по венам, азартом и самовнушением.
леа снова губы надувает, сок допивает со стакана и официантке показывает, чтоб повторила. - хороший папаша..., - протяжно, смешком. - а такие бывают вообще? - вопросом риторическим. своего она таким конечно считала, до лет четырнадцати, пока не разочаровалась в деталях всех, даже мельчайших, по всем направлениях его деятельности. но об этом уж точно не стоит.
- тест, тот что моднее, с неделями, знаешь такой? - откуда блять?показал недели три назад в две недели срок. выходит что там....пятая неделя получается, да? не, шестая. в календаре телефона пролистывая, прикидывает. ну вообще всё сходится вроде даже. ноги под себя подгибает на стул, обнимая руками их. не самая культурная поза для кафе неверное, но лее как-то пофиг немного очень. не заморачиваясь особо, голову на колени свои кладет, потому устала очень уже за сегодня. и с кшиштофа всё ещё взгляд не сводит. -ну где? вот тут. - ну, в прямом же смысле, задерживаться на долго она точно не планировала. и денег ещё и на хостел тратить точно не планировала. - но, если ты так хочешь, вполне можем сразу поехать к тебе. а что? - улыбкой, уже даже не колкой какой-то, в меру дружелюбной, усталость берет своё? - с семьей познакомишь там, например и всё такое. мама, папа, кто там ещё у тебя есть? или они не отсюда? я конечно не то, чтобы готовилась, но голову помыла, как видишь. новостью обрадуем их сразу.
[NIC]Lea Moody[/NIC]
[AVA]https://64.media.tumblr.com/5a4ea1213c05a27cab6d536768fc9e2e/tumblr_inline_o1uklbbRWm1tp812j_100.gif[/AVA]
[SGN]///[/SGN]
[LZ1]ЛЕА МУДИ, 24 y.o.
profession: недопевица;[/LZ1]

Отредактировано Marta Leroux (2021-04-21 01:06:48)

+1

7

Сан-Диего безжалостен. Кофе источает пьянящий аромат. Девушка напротив курит, а ты все еще сидишь в нерешительности - стоит ли курить. Хочется, но даже вот так привычно зажать сигарету - уже неплохо. Ей же даже не думаешь делать замечание. Взрослая, сама разберется. К тому же, ребенку все равно не выжить.
Качаешь головой. - Утром деньги - вечером стулья. - Отвечаешь задумчиво. В общем-то, это был даже неплохой план: отдать родителям ребенка и оградить себя от из постоянного внимания и контроля. Проблема только в том, что ты совсем не знал Лею и не был уверен, что у малого не появится каких-нибудь заболеваний еще на моменте рождения. - Не важно - это когда хочешь ребенка и готов к нему, а когда так очень даже важно. - Говоришь уже более понятно, но все также совершенно не серьезно. К детям ты не был готов чуть больше, чем полностью. Хоть, говорят, что к этому невозможно подготовиться.
- Бывают. - Возможно, если бы девушка была знакома с твоими родителями, она бы понимала тебя. Реакции и слова, а главное - ход мыслей. Далеко не у всех в этом мире в жизни бывают проблемы в семье. Даже больше того, чаще их не бывает. Не настолько грандиозные, чтоб проснувшись утром, можно было сказать: ой, нет, эта семья мне не нравится, давайте другую. Нет, так не бывает. Возможно, этой маленькой девочке тоже не хватает хорошего примера. Ты для нее им не станешь, пусть даже не надеется. Такая же маленькая девочка - ждет дома.

Подзываешь официанта, просишь посчитать и вручаешь карточку для оплаты. По Лее видно, что этот приезд - ее последний шанс. А еще видно, что гордость душит, но девушка наступая на себя тут сидит, шутит и делает вид, что ее совершенно не волнует ничего. Если бы не волновало - здесь не сидела бы. Потому сегодня пусть расслабиться, а завтра будет видно. Это все, что ты можешь для нее сделать. Возможно, ты не настолько придурок, как может показаться. - Ты же понимаешь, что я тебе не верю? - Говоришь спокойно и уже без шуток. Просто и спокойно, как будто вы играете в мафию, а не "у меня в животе растет твой ребенок". - Но, допустим, если подсчет подтвердится, я как-то поучаствовать в твоей жизни. - Пока говорил все это, думал в какой отвезти ее мотель, только бы подальше от своей квартиры. Официант приносит счет, отдает карточку. - Идем, остаться здесь, конечно перспектива, но не на сегодня. - Ага, с предками и тут же с женой. Сказать, что ты сдался - не сказать ничего. Слишком долго все эти разговоры, и слишком туманно. Точно скажет лишь врач. И то, не сейчас. Ждать слишком долго, чтобы выяснить точно чей ребенок тебе тоже не уперлось.
Открываешь перед девушкой двери своего персикового кадиллака, - прошу, - когда она устраивается на переднем сиденье, закрываешь дверь. И все же закуриваешь. Кофе так и не выпитый остался в кафе. Плевать. Мысли заняты другим. Обходишь машину, делая несколько крупных затяжек и выкидываешь не скуренную даже на половину сигарету. Курить в такую жару - как особый вид мазохизма, блять.
Заводишь машину: - я отвезу тебя в мотель, завтра поедем в клинику узнавать что там со сроком. Постарайся не делать глупости в эти сутки, ок? - Единственное, что ты научился в этой жизни - решать свои проблемы быстро и категорично. Как сейчас.
Пока машина колесит по знойному городу, прикидываешь время. Скоро начнет уже звонить Камили и требовать вернуться домой чуть быстрее, чем срочно. Это вполне в ее характере, а потому нужно поторопиться. - Я приеду завтра с утра, часов в десять. Мне не звони и не пиши. Я оплачу тебе ужин и завтрак. - Но и сам уже планируешь перевести номер в особый список. Сюрпризы вообще не нужны, особенно, если ты согласен решить все ваши общие проблемы. К чему делать новые?
Мотель выглядит неплохо, вполне себе для среднего класса. Вряд ли тут ночью случаются перестрелки, а по кухне ползают тараканы. Не сомневаешься, что даже в номерах убирают неплохо. Даже, если бы малая сейчас начала капризничать ил требовать что-то другое, ты бы предложил ей разбираться в своих проблемах самой. Проводив в номер, и убедившись, что он в общем-то очень даже уютный, напоминаешь: - завтра в десять. Пока. - По дороге домой заезжаешь за цветами и тортом. Камили на удивление даже не думает звонить, но ты все равно сам не свой.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » отец, блядь, добро пожаловать, отец, блядь...


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно