Сегодня в Сакраменто 30°c
Sacramento
Нужны
Активисты
Игрок
Пост
– Джейн... выходи за меня.
Читать до →
Дуэты

    SACRAMENTO

    Информация о пользователе

    Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


    Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » Let's dance


    Let's dance

    Сообщений 1 страница 10 из 10

    1

    Лондон, стык ХХ и ХХI веков

    Anthony MacDonald & Andrea Donovan

    Let's dance
    For fear your grace should fall
    Let's dance
    For fear tonight is all

    [AVA]https://i.imgur.com/0GpK4sR.jpg[/AVA] [NIC]Anthony MacDonald[/NIC]
    [LZ1]ЭНТОНИ МАКДОНАЛЬД, 19 y.o.
    profession: студент
    my starman: Brandon Cox[/LZ1]
    [SGN]There's a hole in my soul
    https://i.imgur.com/AjDydcg.gif
    That's been killing me forever
    [/SGN]

    Отредактировано Anthony MacIntyre (2021-04-14 16:06:46)

    +1

    2

    Сумерки окутали Лондон тёмным покрывалом, разогнав жителей по домам. Фонари зажглись, освещая улицы для тех случайных прохожих, кто ещё не успел вернуться с поздней рабочей смены или романтической встречи.
    Студентов, собравшихся в доме одного из счастливых товарищей, успешно сдавших экзамены, не волновало ни освещение, ни время суток. Музыка гремела во всех помещениях первого этажа, мешая спать соседям; несчастный магнитофон надрывался изо всех сил, едва справляясь с непосильной задачей. Хозяин дома - Патрик Хейли - проживал здесь один, и финансовых ресурсов на роскошные гигантские колонки у него не было, но никому из гостей не приходило в голову жаловаться: вечер стремительно набирал обороты, дешёвый алкоголь лился рекой, студенты, уже успевшие неплохо узнать друг друга и подружиться, разбились на маленькие группы и развлекались каждый в своём углу.
    - Господа, господа! - Патрик, который на правах хозяина надрался первым, поднял очередной бокал. - Давайте-ка дружно так: первый шот - за маму! Второй - за папу! Третий - за профессора Армитеджа, который зачёл мне работу автоматом!
    Раздался гул одобрительных возгласов. Энтони поспешил налить себе джина - немного, ровно столько, сколько требовалось для тоста - и высоко поднял стакан в воздух, радуясь за Патрика и его экзамен. Патрик был действительно славным малым, приветливым; он один жил в собственном жилище, и не просто какой-то обшарпанной квартирке, а двухэтажном доме, который ему милостиво уступили родители, но несмотря на это он никогда не задирал нос. Хвастовство и пафос просто не были у Патрика в крови, и однокурсники его очень любили.
    Но, конечно, настоящим королём вечеринки являлся не Патрик. Им был Брэндон.
    Брэндон Кокс, на которого девчонки всех цветов волос и кожи вешались без помощи алкоголя. Он громче всех смеялся, ловчее всех танцевал, всегда перетягивал на себя внимание толпы, и Энтони поначалу удивлялся этой трансформации: казалось, всего года четыре назад они вдвоём влачили своё мрачное существование в дыре под названием Довер, терпели омерзительные издёвки от одноклассников и слыли самыми отвратительными изгоями в деревне, которые ничего не стоят и никогда ничего не добьются. Школьные девочки смеялись Брэндону в нагло ухмыляющееся лицо, Энтони же девицы вообще никогда не воспринимали всерьёз... а в Лондоне всё иначе.
    Наверное, дело в новизне окружения, в сменившейся обстановке. Лондон подарил им обоим шанс как бы начать с чистого листа, и уж Брэндон точно не упустил возможности наконец-то добиться всеобщего признания и восхищения, которого, по мнению Энтони, всегда заслуживал. Да и сам Энтони здорово изменился - теперь, когда родительский надзор остался вместе с родителями в Довере, он мог быть кем угодно, делать, что угодно, не оглядываясь на вечно грустные глаза мамы, в очередной раз разочарованной выходками сыночка, который вырос далеко не таким идеальным ангелочком, какого она себе представляла.
    - Хэй, Брэндон, как насчёт... Брэндон! - Энтони нахмурился, дёргая друга за рукав рубашки. Взгляд Брэндона устремился на Бритни, девчонку с факультета дизайна, которая постоянно строила ему глазки при каждой встрече в университетских коридорах. Судя по лихорадочному блеску в глазах, Бритни уже основательно набралась. Её волосы растрепались, но она даже не думала их приглаживать; вместо этого она пошло облизывала губы, нарочно пересекаясь взглядом с Брэндоном. Глупая девчонка наверняка казалась самой себе неотразимо сексуальной. Энтони думал, что она выглядит дёшево и вульгарно, как заманивающая клиентов шлюха, и ни смазанная помада, ни воронье гнездо на голове не прибавляли ей шарма. Что хуже всего - Энтони знал, что Бритни нравится Брэндону. Не всерьёз, нет - вряд ли Брэндон вообще мог всерьёз любить кого-то, кроме самого себя - но достаточно, чтобы он с готовностью отзывался на её идиотское кокетство. И что он, король вечеринок, нашёл в этой фальшивой кукле? Её ведь даже звали не Бритни! Дурочка выдумала себе имя, видимо, пытаясь примазаться к славе знаменитой певицы Спирс, которая выпускала хит за хитом, но честное слово, ничего общего с успешной поп-дивой у неё не было.
    - Брэндон, оставь девчонку в покое, нас ждёт танцпол! - Энтони несильно толкнул друга локтём в бок. Его до чёртиков бесило очевидное влечение, которое Брэндон испытывал к Бритни, и он сам не понимал, почему. Бесило, и всё тут. - Серьёзно, дружище, не вздумай кинуть меня здесь одного. Ты знаешь, что я без тебя не танцую.
    Однако Брэндон сделал именно это. Энтони раздражённо вздохнул и налил себе ещё джина, демонстративно поворачиваясь к Бритни спиной. Ему было тошно смотреть, как эти двое прилипли друг к другу, словно пиявки.
    Он отставил стакан в сторону, случайно задев соседний, ещё наполненный таким же джином. Стакан опрокинулся, и мокрое пятно быстро расползлось по бежевой скатерти.
    - Чёрт! - с досадой вырвалось у Энтони. - Патрик, прости, я...
    - Забей, всё отстирается, - Патрик беззаботно махнул рукой и растянул губы в блаженной пьяной улыбке, - я, кстати, видел кого-то в окне, Донован, по-моему... откроешь ей, ладно? Что-то меня ноги не держат.
    Услышав фамилию подруги, Энтони заметно приободрился. Энди не была уверена до конца, сможет ли попасть на вечеринку - у неё были какие-то дела днём - но всё-таки она пришла. Энтони был рад ей, как никогда - в смысле, он всегда был рад с ней общаться, Энди нравилась ему как замечательно креативная девчонка с фотокамерой в руках. Она показывала ему сделанные ею снимки, и Энтони с восторгом разглядывал каждый кадр, поражаясь её фантазии и воображению. Она ухитрялась подобрать такие ракурсы, что даже чёртова росинка на траве превращалась в произведение искусства! Стоило ли упоминать идеи для фотосессией, которыми она делилась? Энтони чувствовал в Энди некую родственную душу, потому что она, как и он, была странная, необычная, живое воображение с толикой безумия, что и привлекало Энтони сильнее всего. "Нормальность ставит меня в тупик" - так говорил Сальвадор Дали, и Энтони, сам будущий художник, кое в чём с ним соглашался.
    Он с готовностью распахнул дверь и потянулся к подруге с объятиями:
    - Энди! Безумно рад тебя видеть. Правда, здорово, что ты пришла, - он улыбнулся и поправил свою нелепую шляпу, которая сбилась набок из-за чересчур крепких объятий. Энтони полюбил шляпы после переезда в Лондон - да что там шляпы, после переезда он поменял весь гардероб! Бедная мама не поверила бы собственным глазам, если бы случайно встретила его на улице. По-прежнему невысокий, всё ещё по-юношески нескладный, тощий, он отрастил длинные льняные локоны, не брезговал косметикой (Энди вызвалась научить его краситься, и её уроки не прошли даром) и носил обувь на каблуках, стремясь казаться выше.
    - Хочешь чего-нибудь выпить? Алкоголь ещё остался. Вино омерзительное, меня чуть не стошнило от одного запаха, зато джин хорош. Его даже есть, чем разбавить, если ты не пьёшь чистый, - он почти по-джентльменски провёл Энди к столу, нашёл свободный бокал для неё. - Как тебе такой план: мы пьём за встречу, а потом идём развлекаться? Я хотел вытащить Брэндона на танцпол, чтобы он задал настроение, но ты же знаешь, его не оторвать от прекрасных сокурсниц, - Энтони демонстративно закатил глаза и фыркнул, неодобрительно качая головой. - Кстати, ты потрясающе выглядишь! Мне нравится этот цвет. На холсте бы смотрелся изумительно.
    [AVA]https://i.imgur.com/0GpK4sR.jpg[/AVA] [NIC]Anthony MacDonald[/NIC]
    [LZ1]ЭНТОНИ МАКДОНАЛЬД, 19 y.o.
    profession: студент
    my starman: Brandon Cox[/LZ1]
    [SGN]There's a hole in my soul
    https://i.imgur.com/AjDydcg.gif
    That's been killing me forever
    [/SGN]

    +1

    3

    Миллениалы - так социологи называли их поколение по-новому. Они жили не просто на стыке двух веков, они становились свидетелями столкновения двух тысячетелетий. Начинать третье тысячелетие выпало их умам, их фантазиям был дан шанс раскрасить реальность. Впереди грезились великие события, судьбоносные свершения, дух захватывало от осознания единения со вселенским разумом, ноосферические знания полнились их открытиями. Ни о какой ответственности и речь быть не могло. Все, что не получится, осыпется шелухой в пучину волны новых времен, и никто даже не вспомнит об ошибках их молодости. Кажется, что время вынесет их на берега новых земель славы героями и создателями усовершенствованного мира. Задрав голову к небу, рассматривая звезды сквозь плотные облака, так и затягивающие Лондон, сладко мечталось о великом и несбыточном. Во все это верилось с охотой и энтузиазмом, казалось, все сбудется, стоит только об это задуматься. Тильда мечтала постоянно. Витала в облаках, грезила, составляла фантасмагорические сюжеты в своей воздушной голове.  Только поэтому и хотела прогулять вечеринку, на которую ребята собрались сегодня вечером.  Не хотелось прятаться по комнатам, в тесноте, темноте. Хотелось остаться на воздухе и укрыться ночным покрывалом на какой-нибудь скамейке в парке. Забраться на нее с ногами и в свете тусклых фонарей пытаться разобрать ускользающие строчки в книжке. Сегодня это Жюль Верн.
    Но в парке ночью одной, пусть и под пристальным присмотром желтых фонарных глаз, все же опасно. Субкультуры, которые можно выделить в современном обществе, не принимают друг друга. Ни один скинхед не пройдет мимо девчонки, одетой в юбку в стиле бохо, в свитер крупной вязки и с намотанным на шею объемным шарфом. Ярко-рыжие волосы, сбритые виски, выкрашенные в черно-розовые полосы и вовсе делали Тильду мишенью для того, кто сам сбривает волосы. Рисковать было ни к чему.
    Еще одна причина, по которой она не хотела идти на вечеринку - это Тони. Вернее не так. Тони - это вообще единственная причина куда-либо пойти, просто чтобы быть с ним рядом, обсуждать то, о чем ни с кем больше никогда и речи не заведешь, делиться своими мыслями и идеями, и получать такой отклик, и творческий, и в личной симпатии, от которого голова начинает кружиться. Но идти все равно не хотелось. Потому что на той вечеринке Тони был не один. Он никогда не один, потому что в его душе живет только Брендон. Как и в душе самой Тильды жил только Тони. Пока он не отрывал взгляда от мистре Б., Тильда не могла отвести глаз от него самого. Банальная детская история с дурацким треугольником, в котором было смешно оказаться. Андреа никогда не думала о себе, как о романтической особе, хотя бы потому, что никогда и не испытывала ни к кому особой симпатии. Тони был другим. Он вдохновлял ее, был единомышленником, другом, всегда рядом. Он чуткий и заботливый, много знает и очень талантлив. То, как он видит окружающее, как умеет красками показать невозможное для глаза, гипнотизирует Тильду. Она никогда не научится так же смешивать немыслимые оттенки, чтобы выразить обыденные вещи. Это завораживало и восхищало. В Тони она находила для себя массу образов, которые зарисовывала себе для будущих фотосессий, потому что изобразить на холсте не сумела бы никогда. Никто на курсе не рисовал таких великолепных работ, как Тони. Донован понимала, что несмотря на свою неромантическую натуру, как ей всегда казалось, она влюблена в Тони по уши.
    И никогда не дала бы об этом понять, потому что не хотела бы потерять то, что есть между ними. Они понимали друг друга буквально без слов, не сговариваясь, словно копировали стиль друг друга и не только в одежде, одевались в одинаковые тона, носили одинаковые шляпы и шарфы, могли надеть парные носки друг друга вперемешку, просто так, ради забавы, могли обсуждать, что угодно и когда угодно, передавая друг друга зашифрованные в набросках записки прямо на парах. Она ни за что не разрушит это своей идиотской влюбленностью, черт бы ее побрал.
    Но и не пойти на встречу, упустить шанс увидеть Тони еще раз, она не может. Пусть даже тот как обычно весь вечер будет крутиться вокруг мистера Б.
    Дом Патрика гостеприимно светился почти всеми окнами. Тильда, зажав подмышкой свою книгу, обходила дом кругом, заглядывая в окошки и высматривая, кто же из однокурсников пришел сегодня на день рождения хозяина. В их возрасте еще ни у кого не было своего жилья. По крайней мере такого, как у Патрика. Тильда шагала по лужайке, по растрескавшейся брусчатке, уже видавшей виды, представляла дом старым добрым гномом в нарядной красной шапочке-крыше. Каждая картинка за стеклом - со своей историей. Каждую можно продолжить и расписать в красках, но на фотопленке передать задумку не удастся. Надо поделиться этой мыслью с Энтони. Который уже махал ей рукой с порога. Вот так всегда. Стоит ей потянуться мыслью к его образу - как он тут же оказывается поблизости. Как он, скажите-ка на милость, узнал, что она уже пришла? Магия.
    Рад ее видеть, все улыбки  - для нее.
    - Мне удалось вырваться, не могла же я оставить тебя тут морально разлагаться с твоим Брендоном. - шуточки по поводу того, что Брендон его погубит, Тони воспринимал спокойно. По крайней мере от Тильды. Самому Брендону не было дела до нее вообще. Он попросту никогда не обращал внимания на Донован. Слишком не гламурная, слишком фрикованная, слишком сумасшедшая для его общества. Она об этом не очень беспокоилась за исключением тех случаев, когда это мешало проводить ей время с Тони. - Отдохни немного от его чар, никуда он не денется. Эти сокурсницы, - с ударением, - ненадолго, ты же понимаешь. - с намеком на то, что большинство из них ничего из себя не представляют. Ни стиля, ни вкуса, ни чувства такта, ни элементарных понятий об этики. О чем с ними вообще можно разговаривать? - С удовольствием выпью, разбавь джин колой или тоником, если можно. - сделает все, чтобы Тони был доволен. Даже если это все только для того, чтобы мистер Б. его немножко поревновал. Ну что ж, разве не для этого нужны друзья, чтобы быть заодно? - Спасибо, Тони, ты всегда знаешь, как порадовать девушку. Твоя шляпа восхитительна. Надо поиграть с цветами  косметического карандаша на глазах, посмотреть, как будут смотреться с этим цветом волос. - отвлечь пустой болтовней от постоянных оглядок на Брендона. С одной стороны было радостно, что Тони сразу приметил ее и не отпускал от себя ни на шаг. С другой стороны, было очень обидно видеть его тщательно скрываемое разочарование от поведения друга. - Как ты думаешь, мне стоит поздравить Патрика, или он уже слишком пьян и все равно не обратит внимания на мой подарок? - Жюль Верн, зажатый подмышкой, пришелся как раз кстати.
    Она отставила книгу на торшер, приказав ей стоять прямо и никуда не деваться, сняла с себя шарф и обмотала его вокруг этого же торшера, тут же выцветив его свет в красный, сняла с себя огромный свитер, уложив тут же, у тумбы, создавая пьедестал для книги из торшера и своей одежды. Сама же осталась в длинной майке и многочисленных бусах, одна нитка которых была из газетных шариков вместо камушков. Подарок одной подружки.
    Принимая бокал с разбавленным джином, Тильда по-свойски приобняла Тони за талию, тот был на каблуках и оказался чуть выше.
    - Давай тоже потанцуем? - предложила она. Мы все-таки празднуем день рождения. Давай развлекаться! - и неспешно потянула друга на импровизированный танцпол. На трезвую еще пока голову это было смелое решение, учитывая, что мистер Б. их обязательно приметит.
    [NIC]Andrea Donovan[/NIC]
    [STA]пора перевернуть песчинки[/STA]
    [AVA]https://i.imgur.com/omO2A6O.jpg[/AVA]
    [LZ1] Андреа Донован, 19 y.o.
    profession: мечтательница
    [/LZ1]
    [SGN]by nerodemiurgo[/SGN]

    +2

    4

    Повинуясь словам подруги, Энтони разбавил джин в её бокале и улыбнулся её комплименту:
    - Ты тоже знаешь, как меня порадовать. Мы отлично знаем друг друга, правда? - он подмигнул девушке, и его губы растянулись в улыбку чуть более широкую, хитрую, как у коварной лисицы из какой-нибудь фольклорной сказки. - У меня дома целая косметичка карандашей, можем что-нибудь с этим сделать. Придётся метнуться через пару кварталов, но, в конце концов, Лондон не такой большой, чтобы мы пропустили всё веселье.
    Вообще-то, большой, да ещё какой! По ощущениям Энтони Лондон казался просто огромным - ему, парнишке, выросшему в небольшой деревне, город, в котором имелось метро, чудился гигантским мегаполисом априори. Ах, как же ему хотелось стать его частью, прижиться, найти своё место среди разномастных людей, говорящих на столичном диалекте!.. В речи самого Энтони ещё временами проскакивали простецкие деревенские словечки, которые он тщательно выжигал из памяти вон, а ещё он тщательно работал над акцентом, копируя лондонское произношение, и однажды он так отточит навык мимикрии, что в элегантном известном художнике никто даже не заподозрит выходца из фермерской семьи. Пускать пыль в глаза Энтони научится, как никто другой.
    - О, сложно сказать, но если ты правда хочешь поздравить Патрика лично, советую поторопиться - боюсь, через один бокал бедняга будет настроен общаться только с унитазом, - Энтони хмыкнул, ища упомянутого парня взглядом, - если уже не сбежал... Всё-таки с его чувствительным желудком не стоит так налегать на спиртное.
    Наряд, который Энди прятала под свитером, привёл Энтони в неописуемый восторг:
    - Что за дивные бусы, дорогая! - он передал ей бокал, а сам беспардонно протянул руки к длинным ниткам, опутывающим тонкую девичью шею. Пальцы осторожно прошлись по кругляшкам, будто парень стремился изучить каждый их аспект: цвет, фактуру, размер, и всё на ощупь. - Потрясающе. Ты одеваешься лучше всех в этом городе, клянусь своей шляпой! - он и правда считал Энди очень стильной девушкой; ему нравились нестандартные сочетания в одежде, которых она не чуралась, нравилось, как смело та комбинирует цвета, создавая новые цветовые гаммы. А какие детали она выбирает своим образам! Может, студентка Донован и не самая талантливая художница, но у неё совершенно точно намётан глаз на блестяще подобранную композицию. Да и с цветами она играет великолепно. Проблемы у неё, как правило, начинались именно с воплощением идей на бумаге, но сами идеи... Энтони без малейшего лукавства считал их гениальными.
    Он ждал, что подруге понадобится немного времени, чтобы пропитаться атмосферой всеобщего веселья и настроиться на хороший вечер, но Энди оказалась гораздо шустрее: ещё джин в её бокале не закончился, а она уже потянула друга на танцпол. Энтони мгновенно поймал её сигнал; он устал подпирать стену в ожидании, пока Брэндон нагуляется со своими девицами.
    - Конечно же мы потанцуем! - он с готовностью проследовал за Энди, позволив ей выбрать комфортный для неё участок. Он не стремился в центр - о нет, в самом центре танцпола Энтони мог отжигать только с Брэндоном, которому и правда не было равных в танцевальном искусстве. Брэндон мог бы запросто обскакать самого Майкла Джексона, если бы не выбрать иной карьерный путь и не нацелился обскакать Энди Уорхола. Энтони даже чувствовал себя слегка неуютно вот так, двигаясь на танцполе в одиночку - нет, не в одиночку, как он поспешил себе напомнить, ведь Энди всё ещё рядом, двигается в такт музыке, просто Брэндон не здесь. Не здесь, а... Энтони беспокойно завертел головой, пытаясь разглядеть лохматую макушку друга поверх чужих голов. Его взгляд споткнулся о Бритни, всё ту же чёртову Бритни, и Брэндон, разумеется, тоже там был - стоял у стены, прижимая девчонку к себе, а та откровенно повисла на нём, будучи не в силах держаться на подкашивающихся от выпивки ногах, ещё и обутых в обувь на каблуках - какой смысл носить каблуки, если в итоге даже стоять на них не можешь?! Более омерзительного зрелища Энтони не мог себе представить.
    - Какая... - он поджал губы, подбирая ругательство похлеще. - ...посредственность.
    Да, в лексиконе Энтони всё, что связано с обыденностью и банальностью, считалось худшим оскорблением на свете.
    - Всё, что она о нём знает - имя и номер курса. Готов поспорить, даже специальность не помнит. И тем не менее цепляется за него так, будто дышать без него не может, - в голосе Энтони звучала обида, самая настоящая неприкрытая досада на Брэндона, на эту девку, на то, что друг детства предпочитает общество какой-то куклы без тени личности и собственного мнения, и он не стеснялся показывать свои эмоции перед Энди. - Что в ней такого особенного, что он тискается с ней вместо того, чтобы веселиться тут с нами? Что у неё такого есть, чего... - "нет у меня" чуть было не ляпнул несчастный ревнивец, но всё-таки прикусил язык, осознавая странность такого выражения. Честно говоря, эта мысль ошеломила и его самого. Что если он так предвзято относится к Бритни не из-за того, что она раздражает своей серостью, а из-за того, что не может оказаться на её месте?
    Да нет же, бред какой-то. Они с Брэндоном - старые друзья. Друзья детства. Они пережили немыслимые приключения вместе, с хорошим и плохим концом, ввязались в драку, в которой чуть не погибли, окончили школу, уехали в Лондон... Вполне естественно, что он, Энтони, предпочёл бы видеть рядом с таким родным для него человеком достойную партнёршу. Вполне естественно, что его злит, когда этого не случается. Всё в рамках нормы.
    Энтони вслепую нашарил руку Энди и крепко поймал её запястье:
    - Давай уйдём отсюда, - он едва не взмолился, - прошу тебя.
    Он ринулся сквозь кишащую толпу, хрупким плечом расталкивая дорогу, опрометью взлетел по лестнице, громко стуча каблуками; Энди невольно приходилось мчаться за ним с той же расторопностью, если она не планировала расшибиться, потому что Энтони вряд ли замечал, с каким темпом торопился наверх. Они вышли в широкий холл второго этажа и остановились, растерянно глядя на развилку из более тонких коридоров, и заодно успели отдышаться.
    - Да Патрик живёт в настоящем дворце... - пробормотал Энтони, пытаясь определить направление каждого из них. - Думаешь, здесь есть балкон? Я бы не отказался покурить.
    [AVA]https://i.imgur.com/0GpK4sR.jpg[/AVA] [NIC]Anthony MacDonald[/NIC]
    [LZ1]ЭНТОНИ МАКДОНАЛЬД, 19 y.o.
    profession: студент
    my starman: Brandon Cox[/LZ1]
    [SGN]There's a hole in my soul
    https://i.imgur.com/AjDydcg.gif
    That's been killing me forever
    [/SGN]

    +1

    5

    Энтони уводит Андреа на танцпол, а она, увлеченная танцем и упиваясь близостью, совсем не скоро замечает, как ему на самом деле неприятно здесь находиться. Он не отрывал своего внимания от Брендона и его партнерши, объективно раздражаясь на посредственность и легкоповесность последней.  Еще не скоро Тильда научится быть менее категоричной и давать шанс на отношения любых двух существ, даже настолько друг другу неподходящих, как Брендон и та девица. Пройдет много лет до тех пор, пока Тильда отучится закатывать глаза, прикрываясь рукой в нежелании принимать тот факт, что любви покорны все. И порой она тасует парочки в такой немыслимой композиции, что диву даешься, как такое могло вообще прийти кому-то на ум. То ли дело они с Тони. Идеально подходят друг другу, ведь правда? У них общие вкусы, общие интересы, да они и внешне похожи как близнецы, такое единение душ встречается нечасто, жаль только, что взгляд Тони прикован к Брендону. Он сетует на пустозвонность Бритни и удивляется, как друг мог предпочесть их компанию ей. А Тильда неприлично этому радуется. Но Тони она в этом, конечно же, не признается. Ни к чему доставлять другу еще больше дискомфорта. Зачем?... Ей самой же и будет от этого больнее.
    Но и уговаривать Тони о том, что Брендон вскоре позабудет всех своих подруг  и снова вернется к нему с интересными подробностями обо всех своих похождениях, Тильда тоже не стала. Язык не поворачивается снова и снова убеждать Тони в том, какой все же внимательный и чуткий у него друг. Она свой лимит уговоров на этот счет исчерпала еще в самом начале разговора. Сами разберутся, а Тильде и так мало внимания, она по-детский жадничает обществом Тони. Он просит ее уйти и она немедленно откликается, следует за ним, поспевает за семимильными шагами, след в след, сперва сквозь тесную компанию танцующих, затем по ступенькам, и, наконец, по коридорам второго этажа.
    Изнутри дом казался как будто даже больше, чем снаружи. Тони предлагает найти балкон и Тильда толкает первую попавшуюся дверь, слышит возню в темноте, понимает, что здесь уже занято, смеется, шепчет извинения и поспешно закрывает за собой дверь. Отступает в коридор и натыкается на Тони, цепляется за него, чтобы не упасть и говорит негромко:
    - Тот еще квест - найти балкон среди всех этих бесконечных, но занятых уже кем-то, комнат. - музыка доносится сюда приглушенным фоном, освещения здесь тоже в разы меньше, чем внизу, она старается двигаться неслышно, открывает еще пару дверей, еще две остаются запертыми. Дойдя почти до конца коридора, они, наконец, обнаруживают то, что искали - вместительную лоджию. Если Тони предложил покурить, значит, у него найдется что именно. Тильда же выпускает руку друга, идет осматривать их временное пристанище, и обнаруживает огоньки, наподобие тех, что вывешивают на Рождество. На них надеты пластиковые лампочки, выкрашенные в разные цвета и обвитые нитью, словно папье-маше. Тильда была уверена, что кто-то из ребят, а может и сам Патрик, сделали эти гирлянды собственноручно. Она повернула тумблер на блоке с батарейками и огоньки зажглись мягким теплым светом, сразу создавая атмосферу уюта и сказки.
    - Здесь прохладно. - прошептала она, кутаясь в плед, который нашла тут же в кресле. Не смогла отказать себе и побаловать новым ощущением близости с другом, поднесла плед к нему, рассматривая его сосредоточенное лицо, укутула его плечи, чуть приобняла, стараясь не отвлекать от самокрутки, которую Тони пытался раскурить. Отступила, всматриваясь в резкие черты его лица, а хотелось прижаться и никогда не выпускать из рук.
    - Кстати, эту Бритни видели утром в мужском общежитии. - дожидаясь своей очереди покурить, Тильда крутила в руках шарик гирлянды в виде сердечка. Приложила его к груди, изобразила пульсацию, и добавила. - Разобьем ей сердце и расскажем об этом Брендону. Пусть знает, где она ошивается ночами. - хищно прищурилась она. - Дешевка. Пустышка. Набитая дура.  - признания от чистого сердца. И едва успела поймать  ускользающую мысль, что это может еще больше расстроить Тони. Но что сказано, то сказано. Она забрала у него самокрутку, и, не выпуская его озябшие пальцы из рук, глубоко затянулась.
    Головокружение накрыло сразу, расслабляя и лишая мышц тонуса, размягчая все кости в текучую тугоплавкую субстанцию. Она запрокинула голову, откидываясь в кресле, и накрыла свое лицо ладонью Тони, борясь с диким желанием перецеловать каждый его палец. Благо, друг привык к безобидным странностям верной спутницы, не обращая на них внимания и , наоборот, зачастую позволяя сливаться воедино не только образами и мыслями. О некоторых из них он никогда и ни за что не догадается, пока Тильда умеет держать их  в узде.
    [NIC]Andrea Donovan[/NIC]
    [STA]пора перевернуть песчинки[/STA]
    [AVA]https://i.imgur.com/omO2A6O.jpg[/AVA]
    [LZ1] Андреа Донован, 19 y.o.
    profession: мечтательница
    [/LZ1]
    [SGN]by nerodemiurgo[/SGN]

    Отредактировано Kay Imogen (2021-08-25 04:08:31)

    +2

    6

    Пусть и не сразу, но балкон всё же нашёлся, и Энтони выскочил на морозный воздух, будто в нём и заключался его шанс на спасение. Будто он мог, как в каком-нибудь сказочном мультфильме, резко вскинуться, распахнуть объятия ветру и раствориться в нём, обратиться каскадом маленьких узорчатых снежинок. Взлететь, подхваченный ветром, ввысь, чтобы потом осесть на балконных перилах, крышах домов и автомобилей, шапках торопливых прохожих и обнажённых кудрях заливисто смеющихся девиц, играющих в снежки где-то во дворе. Он мог бы зарыться целой белоснежной горстью в волосы Брэндона, смешно коснуться самого кончика носа, как дружеским щелчком в детстве... а Бритни, о, Бритни он мог бы отморозить уши, заползти в самые ушные раковины, чтобы гнойный отит свалил её на месяц в постель, чтобы она занялась наконец хоть чем-нибудь полезным в своей жизни и отстала от Брэндона, на которого не имеет ни единого, ни малейшего права!..
    Энди зашуршала чем-то рядом, и Энтони вдруг понял, как нелепо, должно быть, выглядит сейчас: замер посреди балкона, пялится куда-то в неизвестность, причём наверняка ведь не с таинственно-задумчивым лицом, как романтичный философ, а с выпученными от бешенства глазами! Он торопливо стряхнул с себя оцепенение, достал пакетик с курительной смесью и закусил губу, сосредоточенно сворачивая самокрутку. Приятно было сосредоточиться на чём-то конкретном, занять мозг и руки делом.
    - Почти готово, - сообщил он подруге, зябко передёрнув плечами. Всё-таки на балконе оказалось холоднее, чем он предполагал, но самокрутка обязательно поможет им согреться.
    Энди подсуетилась с пледом - откуда только она ухитрилась его вытащить? Фокусница с тузом в рукаве, не иначе. Энтони подцепил край пледа, юркнул под него, позволив Энди укутать их обоих. Стало значительно теплее - или самокрутка начала действовать? Облачка пара от их дыхания смешались с сизым дымом. Хотелось просто стоять вот так, вдвоём под этим пледом, радоваться тишине и обществу друг друга. Жаль, Брэндона рядом нет, но, в конце концов, Брэндон сам виноват, что упускает такой момент, раз уж он осознанно променял их на компанию безмозглой куклы...
    Энди словно почувствовала, услышала, о чём он думает, и тоже заговорила про Бритни. Энтони совсем не хотелось тратить время и силы на обсуждение личности этой девки - да и что там обсуждать, разве у неё вообще есть личность? - но подругу понесло, и её яркие эмоции заразили Энтони, как вирус.
    - Банальность. Безмозглый, бесчувственный манекен. Серьёзно, ты заметила, у неё на лице всё время одно и то же выражение? Как так можно жить, Энди? Как можно так жить и при этом считаться человеком, а? - грудь Энтони яростно затрепыхалась под тонкой рубашкой, дыхание участилось, рёбра едва успевали двигаться в такт раскрывающимся лёгким. - И не просто человеком - Энди, от неё же все без ума! - он нервным жестом вернул себе самокрутку, затянулся; тело и разум тут же расслабило - то ли смесь благоприятно влияла, то ли успокаивал сам процесс курения. Клокочущая злость присмирела, захлопнула оскаленную пасть до лучших времён. - Что мы с тобой делаем не так, Энди? - Энтони обречённо вздохнул, но вопреки словам улыбнулся. Грустной улыбкой, однако именно эта улыбка осветила балкон, не позволяя ему рухнуть в пучину глубокой мрачной меланхолии. К чёрту тоску, они пришли на праздник! Они пришли веселиться! И они не позволят жалкой букашке по имени Бритни испортить им настроение и вечер!
    - А вот и нет! - он протянул Энди самокрутку, а другой рукой поучительно выставил указательный палец. - Мы ни в чём не виноваты. Мы совершенно ни при чём! Дело не в нас, а в мире - наш мир не готов к нам. Не готов к тому, что мы можем предложить. Пока что. - он звонко рассмеялся, мигом позабыв свои печали, снял шляпу у себя с головы и нацепил её на Энди. Энди шляпа тоже удивительно шла.
    - Давай их удивим? Сотворим что-нибудь гениальное! - Энтони ощутил мощнейший прилив вдохновения; ему хотелось творить, творить прямо сейчас, созидать, дать начало какой-нибудь идее, помочь ей воплотиться, стать живой! - Будем рисовать! Или... или фотографировать! У тебя ведь с собой фотоаппарат?
    Самокрутка начинала ощутимо жечь пальцы - так быстро и незаметно они её докурили. Курение уже не беспокоило Энтони. Он вернулся в коридор, не скидывая пледа, и утащил Энди за собой, придерживая одновременно и её, и плед. Они протиснулись сквозь дверной проём, как сиамские близнецы, сросшиеся в области таза, чудом не споткнулись, и Энтони вновь засмеялся.
    - Энди, послушай! У Патрика ведь есть чердак! Всем известно, что самый интересный хлам всегда держат именно на чердаке! - они обязаны сию же секунду подняться туда, вскарабкаться по крутой хлипкой пыльной лестнице и раздобыть нечто, способное раздуть их обоюдный энтузиазм до пылающего костра!
    По лестнице Энтони начал подниматься первый. Увлечённый, он слишком поторопился, неуклюже скользнул ногой мимо ступеньки, схватился рукой за ступеньку выше, чтобы не съехать вниз прямо на голову поднимающейся следом Энди, и поморщился, почувствовав, как в кожу впилась какая-то щепка. После единственной драки в своей жизни Энтони очень не по-мужски боялся боли. Он поспешно вскарабкался наверх, выбрался на чердачный пол, скрипнувший под ногами, и обеспокоенно посмотрел на ладонь, ища на ней то ли царапину, то ли занозу. Спохватившись, однако, он забросил это занятие и протянул другую ладонь Энди, помогая ей подняться. В глубине души он всё ещё владел манерами джентльмена.
    [AVA]https://i.imgur.com/0GpK4sR.jpg[/AVA] [NIC]Anthony MacDonald[/NIC]
    [LZ1]ЭНТОНИ МАКДОНАЛЬД, 19 y.o.
    profession: студент
    my starman: Brandon Cox[/LZ1]
    [SGN]There's a hole in my soul
    https://i.imgur.com/AjDydcg.gif
    That's been killing me forever
    [/SGN]

    +1

    7

    Что они делают не так? Ох, Энди могла бы сказать, что они делают не так! Например, они оба любят совсем не тех, кто любит их! И если по поводу своей кандидатуры Андреа не была уверена, ей не верилось, что кому-то взбредет в голову влюбиться в ее мегастранное амплуа, то по поводу Тони она была уверена абсолютно. Ей было страшно представить, что бы она сделала, если бы он вдруг признался ей в любви. Такого ведь быть попросту не может! Да и к чему? Весь образ его недосягаемой манящей недоступности был бы вмиг развенчан. Энди очень боялась этого ужасного чувства нереализованности - разочарования. Она попросту не знает, что бы ей делать с ответными чувствами Тони? Кощунство, задумываться о таком, но это была истинная правда - мы выбираем, нас выбирают, как это часто не совпадает! И для томных поисков среди мученических изысков творческого вдохновения безответные чувства, пожалуй, эффективнейшее средство. Метаться между желанием владеть и страхом разрушить ощущение волшебной пыльцы на волосах, что окрыляет, - вот наилучший триггер для Андреа, проекции которого впоследствии продуцировались в ее творчестве. Пожалуй, только там можно было выплеснуть все свои чувства и эмоции, не опасаясь спугнуть добрые намерения друга, который единственный понимал ее такой, как она есть.
    - Да, Тони, ты прав, этот мир слишком тесен и темен для таких, как мы. Пора раскрасить его яркими красками. - и если Андреа постепенно размазывало по креслу от расслабона, то Тони, как оказалось, наоборот, получил еще больший заряд бодрости и вдохновения. Его полет фантазии оказалось не удержать. Все, что хотела Донован, так это побалдеть, размышляя о красоте по-великобритански, но Тони рвался натурально ее творить, выставлять напоказ, демонстрировать и эпатировать общественность. Вытворять все то, что так любила в нем Энди. Она заслушалась его смехом, невольно улыбаясь ему в ответ. Не было никакой возможности противостоять его заразительной харизме, которая сподвигала и самого Тони, и Андреа, и всех, кто оказывался в радиусе распространения его магнетизма, который можно было ощущать физически. Преданным Дживсом она всегда последует за ее неутомимым Вустером, закручивая свою жизнь в водовороты забавных коллизий и драматический инсинуаций, в которые раз за разом увлекает ее Тони.
    - Да, ты же знаешь, я не расстаюсь со своим фотоаппаратом.   - в ее огромной сумке-гермионы-грейнджер поместилась, кажется, вся ее жизнь, и фотоаппарат в том числе. Она неустанно следует за другом куда угодно. Например, едва поместившись в проем двери, одновременно с Тони протискивается обратно в холл, еще не до конца понимая зачем  и что задумал Макдональд. Почти сразу оказывается увлекаемая на чердак, хохочет в ответ на предложение создать что-то уникальное, гениальное, что потрясет умы собравшихся. Как это похоже на Тони! Сама Энди обычно держится по ту сторону объектива, но всегда готова поддержать призыв растрясти ханженство и мещанство. Лучшего способа, чем разграбить хлам на чужом чердаке, сложно и придумать!
    Пока они пробирались наверх, Тони умудрился поскользнуться и чуть не свалиться ей на голову, чем вызвал новый приступ хохота, тут же сменившийся озабоченностью по поводу молчаливого приглашающего жеста сделать последние усилия, чтобы выбраться на пол чердака.
    - Что с рукой, Тони? Дай я посмотрю. - что ж делать, девочка всегда более практичнее относится к жизни, чем мальчик. Из ладони друга торчала щепка, небольшая, но ощутимая, чтобы за нее ухватиться. - Угораздило же тебя... - ворчит подруга и инстинктивно, не анализируя, облизывает ранку на его ладони. Это действие настолько простое и естественное, что не смущает никого из них. Андреа не обращает на все это ровно никакого внимания и осматривается в помещении, где они оказались.
    - Ты только посмотри на эти сокровища! - залежи хлама поистине масштабные. И правда, можно было найти, что угодно. - Давай нарядим тебя в Майкла Джексона! - белые перчатки, подтяжки и блестящие носки собираются в узнаваемый образ. - Или нет, посмотри, вылитый Фредди Меркьюри! - черный парик, белая алкоголичка, и те  же подтяжки. Выглядит все улетно! - Ты только взгляни! Мы сделаем из тебя Дэвида Боуи! - легендарный кумир, которого они оба просто обожают, вырисовывался образом лакированных туфлей белого цвета и знаменитым космическим ярко-терракотовым костюмом. - Тони, это то, что надо, ты бомбезно выглядишь! - смеялась Энди, надевая на Тони яркий пиджак. - Он шился словно для тебя! - размер  оверсайз радовал обаятельной милотой, придавал чертам мягкость, сглаживал угловатую фигуру Тони. - Твоя шляпа смотрится с этим костюмом, как родная! Я в диком восторге! Мы должны порепетировать песню. - и пока Тони разбирался с одеждой, Энди достала фотоаппарат и щелкала им почти не переставая, благо пленки было с запасом. Еще бы поиграть с освещением, но тусклый свет одинокой настольной лампы придавал образу Тони нуарности и особенного шарма.

    [NIC]Andrea Donovan[/NIC]
    [STA]пора перевернуть песчинки[/STA]
    [AVA]https://i.imgur.com/omO2A6O.jpg[/AVA]
    [LZ1] Андреа Донован, 19 y.o.
    profession: мечтательница
    [/LZ1]
    [SGN]by nerodemiurgo[/SGN]

    +2

    8

    И вот - они оба очутились на чердаке. Энтони лишь диву давался, как это у Энди получается залечивать любые раны, будто у доброй волшебницы или заботливой матери. Он благодарно улыбнулся подруге и через мгновение уже забыл о проклятой щепке, тем более, что творческий мозг Энди моментально включился в работу.
    - Снова наряжаемся? - Энтони лукаво заулыбался. - Помнишь, чем это закончилось в прошлый раз?
    В прошлый раз юные студенты тайком пробрались в костюмерную драматического кружка при университете и самозабвенно копались в вещах, пока не были пойманы с поличным. Декан сделал им выговор, но без особой жестокости - в конце концов, МакДональд и Донован учились на творческом направлении, и лёгкий бардак в костюмерной - наверняка не худшее, что приходилось переживать университету по вине подопечных.
    - "Женщины почему-то любят гладить нож, который нанёс им рану", - хохотнул Энтони, подразумевая под ножом неугомонные фантазии Энди, и пояснил: - Джером Кей Джером.
    Он прищурился, наблюдая, как девушка мечется по чердаку, хватаясь то за один, то за другой предмет одежды: - Ты напоминаешь Монморанси из этой повести - помнишь, был там пёсик такой, фокстерьер? Любопытный и всегда полный энергии - в отличие от хозяев-зануд.
    И он обожал это качество в Энди. Её поразительное воображение, создающее шедевры буквально из всего окружающего мира, её цепкий глаз, замечающий малейшие детали... Природа их творчества отличалась тем, что Энтони создавал свои работы из ничего, руководствуясь исключительно картинкой в голове, которая затем отражалась на бумаге; Энди же как фотограф была привязана к материальным вещам, но ни в коем случае не воспринимала это условие как ограничение, потому что оно её и не ограничивало! Любому предмету она могла найти место в кадре, вдохнуть в него вторую жизнь, придать значение и смысл, который никому никогда не пришёл бы на ум, кроме неё. Когда Энди захватывало вдохновение, она становилась истинно прекрасной.
    - Джексон? Меркьюри? - Энтони вновь рассмеялся, покачав головой, и опустил взгляд на свой палец, на которой задумчиво накрутил длинную пшеничную прядь. - Не думаю, что мне к лицу будут чёрные волосы. Это заведомо провальный эксперимент. Если бы я и сменил цвет, то только на что-нибудь вроде... ну, знаешь, тёплого цвета абрикоса... цвета оранжевого пламени...
    И тут Энди осенило.
    Энтони уставился на пиджак, испытывая смешанные чувства. Если честно, ему не очень-то по душе пришлась идея копировать чей-то образ. Он, Тони МакДональд, считал себя неповторимой индивидуальностью! Ему хотелось быть уникальным, непохожим в принципе ни на кого - и ещё он был уверен, что великий Дэвид Боуи добивался того же. Вряд ли бы ему понравилось, что кто-то пытается его копировать. Энтони вообще считал Боуи сумасшедшим - в лучшем смысле этого слова, - и отчаянно мечтал, что однажды он станет таким уникальным, таким самобытным и оригинальным, не вписывающимся в рамки повседневной нормы, что его тоже будут клеймить безумцем априори. Лучшего комплимента он просто не мог себе представить.
    Но у Энди так ярко горели глаза, что друг не посмел ей перечить и послушно всунул руки в подставленные рукава. Пиджак оказался ему самую малость широковат - похоже, размер был рассчитан на мужчин более могучей комплекции - но по длине подошёл неожиданно сносно. Энтони поправил воротник, вытащил из-под него примявшиеся волосы, покрутился вокруг себя, стряхивая потревоженную пыль, и с любопытством повернулся к Энди и её объективу:
    - Что скажешь?
    Зеркала на чердаке не было, и Энтони не видел себя со стороны. Приходилось полностью полагаться на слово подруги, а она пришла в полный восторг, такой искренний, такой заразительный, что Энтони отбросил подальше сомнения и в мгновение ока перевоплотился в известного музыканта - настолько хорошо, насколько ему позволяли собственные (весьма скромные) вокальные данные:
    - I, I will be king
    And you, you will be queen
    Though nothing will drive them away
    We can be Heroes, just for one day!

    Энтони вошёл в раж, закружился по тесному пространству, пританцовывая, пока не споткнулся о какой-то громоздкий чемодан - неизбежно, учитывая, что он зачем-то прикрыл глаза, а в крови всё-таки плескался алкоголь. Ойкнув, он попятился, пытаясь удержать равновесие, и плюхнулся на... кровать. Да, тысячу раз да! Как в типичном фильме ужасов в доме Патрика мало того, что имелся чердак, заваленный вековым хламом - там еще и стояла кровать, в которой наверняка однажды кто-то умер! Абсурдность происходящего выбила Энтони из амплуа, и он захохотал во всё горло, а потом вдруг гибко вытянулся на выцветшем покрывале:
    - Я похож на соблазнительного кумира миллионов?
    Он подмигнул, и если Энди щёлкнула в этот момент затвором, получившийся снимок просто обязан уйти с аукциона за десять тысяч фунтов как минимум.
    Вдруг на лестнице послышались торопливые шаги, потом шорохи, непонятная возня, матерные ругательства - и наконец из люка появилась взлохмаченная голова Патрика, который недоуменно заморгал очумевшими глазами.
    - Тони, Энди, блин! Куда вы пропали? Вы тут трахаетесь, что ли?
    Несчастный Патрик выпил столько за вечер, что аналитические способности давно покинули его разум, и его совершенно не смущало ни то, что друзей разделяло расстояние как минимум в метр, ни количество надетой на них нетронутой одежды.
    - Да вы обалдели! Чтоб вы знали, это кровать моей покойной бабушки, в которой она умерла!.. Хватит ржать! Тони, тебя Брэндон ищет, между прочим!
    Энтони сразу прекратил смеяться и резко сел, нахмурившись:
    - Брэндон? Компания Бритни его чем-то не устроила?
    - Да я почём знаю... у него, вроде, сигареты кончились. Он сказал, у тебя есть, что покурить...
    Энтони закатил глаза. Пьяный развязный язык Брэндона точно не доведёт его до добра.
    - Хорошо, мы идём.
    Патрик не стал дожидаться их спуска; даже в темноте чердака было видно, что бедняжка стал бледного зелёного цвета. Судя по тому, как он заторопился вниз, рискуя свернуть себе шею, Патрику срочно требовалась уборная.
    Энтони продолжал неуверенно сидеть на кровати, извиняющимся взглядом смотря на Энди, мол, ты же знаешь, я не могу оставить Брэндона в одиночестве и без курева, он же мой друг. Когда он зовёт, я должен идти. Ему искренне не нравилось, что вмешательство Брэндона портит их с Энди веселье, но чувство долга перед ним давило на плечи.
    [AVA]https://i.imgur.com/0GpK4sR.jpg[/AVA] [NIC]Anthony MacDonald[/NIC]
    [LZ1]ЭНТОНИ МАКДОНАЛЬД, 19 y.o.
    profession: студент
    my starman: Brandon Cox[/LZ1]
    [SGN]There's a hole in my soul
    https://i.imgur.com/AjDydcg.gif
    That's been killing me forever
    [/SGN]

    +1

    9

    Тони был прав, черный цвет волос совершенно не подходил к его образу и делал из него высоченного астеничного дворецкого, такого же несуразного как Дворецкий Боб, только во много раз обаятельнее. Поэтому после того, как МакДональд согласился примерить образ Боуи, затвор фотоаппарата Андреа словно сошел с ума! Тони критично примеривался к пиджаку со всех сторон, а подруга ловила его ракурсы, точно зная, какие из них будут выглядеть вызывающе и ярко. Добивалась она только этого - эпатажа и внимания к глубине образов, которые могут быть скрыты за внешним нарочито вычурным артистизмом. Тони вошел в кураж, пританцовывался, крутился в разных претенциозных па, что вызывало в Андреа не только восхищение, но и тянущее томление в груди, от захватывающего дух восхищения. Как же он пленителен и натурален! Но когда Тони еще и пропел куплет из песни "Heroes", Андреа поняла, что надо убедить его выкрасить волосы в огненно-рыжий, морковный, в цвет оранжевого мороженого, если угодно! Но обязательно дополнить образ ярким цветом волос. Как же он был хорош! Насколько же он манящ! Ради этих мгновений обожания она готова была создавать новые и новые идеи для образов и фотосессий! Он был не просто похож на кумира, сейчас весь мир многомиллионных кумиров все как один сосредоточились в тотальном, всепоглощающем обожании одной юной девочки, которая иступлено фотогравировала единственного своего самого сексуального идола. От переполняющих ее эмоций и чувств из глаз брызнули слезы, которые она не собиралась прятать. Они застилали ей глаза, лились неконтролируемым потоком, не вызывая в ней боли или страдания, лишь счастье и восторг от увиденного представления, сумасшедшей харизмы и буйства чувств. Тони снова оказался прав, женщины и правда гладят нож, который приносит им боль. Чтобы упасть на этот нож еще не один раз, Энди была готова рухнуть рядом с Тони, чтобы быть к нему еще ближе, снова касаться его, быть рядом. Но этому не суждено было случиться, и Андреа очень сожалела, что момент был упущен. Ох уж эти женщины! И жить с ними невозможно, и пристрелить жалко.
    Патрик появился совсем внезапно и своими предположениями довел Тони до истеричного хохота. Андреа же в этот момент в который раз осознала, что между друзьями не может быть ничего, кроме дружбы. Разочарование больно кольнуло в груди и грозило затопить отчаянием и сожалением. Но Донован никогда не давала себе забыть, что их дружба, возможно, куда гораздо важнее, гораздо больше, чем попытка сблизиться, которая может быть неудачной и навсегда разрушит их необыкновенного уровня доверия отношения. Пройдет очень много лет с этого яркого запоминающегося момента, когда она не раз убедится, как была права ее чуткая интуиция даже несмотря на нежный неискушенный возраст. Подобные знания приходят всегда откуда-то изнутри, от внутренней стати, когда осознание правды, важности, величия создается из мироощущения, из понимания базового понятия, что такое хорошо, а что такое плохо. Андреа еще не понимала, но это было взросление.
    - Ты с ума сошел! - вместе с ребятами захохотала Донован, забывая о своих слезах, которые уже давно высохли. Никто не удивлялся проявлениям горячей эмоциональности в их творческой среде. Не такое еще видывали! - Что ты болтаешь! - не зная как еще разубедить Патрика, Энди попросту запустила ему в голову подушкой с кровати. Помянутая бабушка явно была бы недовольна.
    - Хватит ржать! - требует Патрик, выдавая информацию о Брэндоне, которая в одну секунду меняет настроение в комнате. Энтони прекращает смеяться, садится на кровати, а подушка, прилетевшая в Андреа в ответ от Патрика, с мягким шлепком падает на пол, не пойманная вовремя, брошенная и одинокая.
    Девушка понимает, что Брендон болтает про запасы Тони, просто потому что напился. Ее раздражает беспечность Брендона, которому Тони оказывает незаслуженное доверие. Еще немного и он его погубит, потому что предатель в мелочах никогда не побоится и не задумается перед тем, как предать по-крупному.
    - Тони... - едва слышно окликает друга, не надеясь, что он ее услышит, поймет, остановится. Нет, это его выбор, он сделал его давно, и, что самое обидное, душой и сердце. Разум при этом не участвует. Любовь вообще никогда невозможно контролировать. Вот и сейчас друг готов по первому призыву мчатся к тому, кому и в малейшей доли привязанности не был нужен так, как Донован. - Хорошо, мы идем? - она вторит ему эхом. Так было всегда, и, похоже, так навсегда и останется: эхо, тень, следующая безотрывно, всегда рядом, безусловно, преданно.
    Патрик уже давно ретировался. Пауза, возникшая после его ухода, вызывала нарастание непонятных чувств. Оба молчали эти секундочки и каждый о своем. Взгляд Тони словно извинялся перед Энди, и это было совершенно неправильно. Разве можно извиняться за неожиданную возможность заполучить редкие кадры и ошеломляющее удовольствие?
    - Не грусти, Тони, ты как будто приуныл. - Андреа подняла подушку, уложила ее снова на кровать, затем убрала фотоаппарат обратно к себе в сумку. Ворох разбросанной одежды сграбастала в сторону и кинула на кресло. Обнаружила шляпу Тони, отряхнула ее, подошла к другу. - У нас еще будет время подурачиться. Я уже кое-что придумала, милый, так и знай, тебе не отвертеться от моего неуемного воображения. - фраза, которая обычно у всех вызывала стон отчаяния, хотя Донован точно знала, что многим нравятся ее идеи. Тем более ее Тони. Она пригладила его волосы, вернула шляпу на место, подправила пряди, аккуратно убирая их с глаз. Касаться Тони было приятно, она попыталась оставить волнение, ведь для этого было не время, а последствия косячка уже давно испарились вместе с адреналином после позитивного стресса и удовольствия, которая ей подарила их фотосессия. - Пойдем спасать твоего нелепого Брендона. Этот неуклюжий дурачок сейчас соберет здесь всю лондонскую полицию, если мы вовремя не заткнем ему рот. - меньше всего ей хотелось, чтобы Тони грустил или чувствовал свою вину за то, над чем был не властен. Энди понимала его в этом, как никто другой, потому что со своими чувствами тоже не могла справиться.
    - Я пойду первой, не хочу оставаться на этом жутком чердаке с духом мертвой бабушки одна. - с этими словами Энди бросилась к выходу, стараясь опередить Тони, который тоже наверняка захочет сбежать с чердака первым.
    [NIC]Andrea Donovan[/NIC]
    [STA]пора перевернуть песчинки[/STA]
    [AVA]https://i.imgur.com/omO2A6O.jpg[/AVA]
    [LZ1] Андреа Донован, 19 y.o.
    profession: мечтательница
    [/LZ1]
    [SGN]by nerodemiurgo[/SGN]

    Отредактировано Kay Imogen (2022-04-12 06:05:54)

    +1

    10

    Энди попросила его не грустить, и Тони улыбнулся, сперва вымученно, просто чтобы подруга не переживала, но вскоре улыбка стала искренней, стоило этой гениальной выдумщице пообещать новые развлечения. Он не сомневался, что они непременно найдут себе новое занятие. Осталось только разобраться с Брэндоном.
    - Брэндон способен привлечь внимание не только Скотланд-Ярда, но и всего Лондона, если ему того захочется, - хмыкнул Тони, поднимаясь с кровати. Что-что, а привлекать внимание его лучший друг всегда умел мастерски. Иногда им выходило это боком, в основном в родном Довере, где выделяться из толпы как раз не стоило, но Брэндон уже тогда обожал подчёркивать свою индивидуальность, и никакой инстинкт самосохранения не заставил бы его упустить шанс покрасоваться.
    Тони рассмеялся, глядя, как Энди шустро пробралась сквозь груды чердачного хлама к лестнице.
    - Ну что ты, духов нечего бояться! Мне папа в детстве говорил, что бояться нужно не мёртвых, а живых... - и тут он сообразил вдруг, что рискует остаться на тёмном запыленном чердаке в одиночестве, а темноты Энтони до сих пор иррационально боялся, поэтому мигом перестал смеяться и кинулся к скрипучим ступенькам вслед за подругой. Они едва не столкнулись лбами, пытаясь опередить друг друга в попытке нащупать скрипучую ступеньку.
    - Дамы вперёд, - скрепя сердце отшутился Тони, уступая-таки Энди дорогу. Он придержал её за руку, пока та вслепую искала ногами ступеньки, но как только её макушка исчезла из поля зрения, торопливо полез вниз, не задерживаясь на чердаке ни одной лишней минуты. Чудом у них получилось не столкнуться на полу. Тони пощупал карманы брюк, убедился, что пакетик с курительной смесью на месте, и отправился разыскивать Брэндона. Энди неотступно шла за ним.
    Брэндон изнывал от нетерпения у открытого окна. Тони улыбнулся, заговорщецки подмигнул другу и протянул крепко зажатый в кулаке пакетик. Друг расплылся в благодарной улыбке и обхватил Тони за плечо, рывком притягивая к себе в полу-объятия:
    - Я же говорил вам! Тони - человек многих талантов! Правда, Тони?
    А что Тони? Тони был счастлив возможности втихаря прильнуть к Брэндону, так близко, что чувствовал не только запах дорогого одеколона, который у них был один на двоих и которым они пользовались по очереди, чтобы сэкономить деньги, но и спиртного, которого друг выпил немало, судя по слегка заплетающемуся языку и пошатнувшейся координации. И если от любого другого участника тусовки разило перегаром остро и неприятно, запах Брэндона нравился Тони. Они не пытался отодвинуться или отстраниться, ни в коем случае! Напротив, он будто специально принюхивался, ловил причудливо перемешанные оттенки одеколона и алкоголя. Ему казалось, он даже мог догадаться, что именно Брэндон пил: чересчур сладкое дешёвое вино, больше напоминавшее виноградный сок, чем алкогольный напиток; горьковатый эль, который наверняка принёс Патрик, потому что запах хмеля был богатый и какой-то естественный, глубокий, а такой эль по карману далеко не каждому студенту; возможно, коктейль из чего-то вроде водки, щедро разбавленной газировкой, потому что запах приторной воды тоже присутствовал. И плечо Брэндона, на которое Тони облокотился, тонкое и костлявое, ощущалось притягательно тёплым сквозь его тонкую яркую рубашку. На мгновение Энтони вообще забыл о существовании других людей, даже Энди; он просто наслаждался близостью друга, пока тот не привёл его в чувство беззлобной усмешкой:
    - Что это ты на себя напялил?
    Тут Тони сообразил, что до сих пор одет в пиджак, призванный даровать ему сходство с безумной звездой британской сцены. Он неуклюже одёрнул рукав; взгляд Брэндона, красноречиво осуждающий, рассматривал его новый облик, и пиджак моментально разонравился Тони. Он высвободился из-под руки друга, чтобы поспешно его снять.
    - Да так, мы тут с Энди немного пошалили. Напугали беднягу Патрика... - наконец-то Тони обратил свой взгляд на Энди и засмеялся. - Он, наверное, боялся, что дух его мёртвой бабушки нас покарает. У него ведь ирландские корни, кажется? Ирландцы жутко суеверны...
    Они ещё немного поболтали, осудив ирландскую приверженность католической вере и абсолютно невозможный для восприятия акцент, а потом Брэндон и компания решили покурить на улице, и Тони не стал им препятствовать. Ему хотелось пойти с ними, но на улице похолодало ещё сильнее, а отброшенный в сторону пиджак он бы не надел даже под страхом смерти от гипотермии.
    - Энди... что подсказывает твоё воображение сейчас? - он подошёл ближе к подруге, чтобы перекричать музыку, и тут его осенило. - Знаешь, что? Я бы тебя нарисовал. У тебя над головой висит диско-шар, и ты бросаешь на него блики. Не шар на тебя, а ты на шар, клянусь! - он в ажиотаже потыкал пальцем в потолок, указывая на пресловутую декорацию, и ему чудилось, будто он правда видит в бликах шара бусы Энди, её майку и макияж. Он щурился, стараясь разглядеть эти затейливые мельтешения, поймать и запомнить как можно больше, но смотреть на обилие ярких световых элементов было неприятно, почти больно - травмированный несколько лет назад глаз начал сильно слезиться, но Тони опустил голову только тогда, когда солёная пелена уже откровенно мешала видеть. Он машинально растёр глаз, размазывая эти слёзы по лицу вместе с косметикой, пока кожа не покраснела, проморгался и вновь посмотрел на Энди. С большим опозданием Тони вспомнил, что красил глаза, и в священном ужасе схватил подругу за руку:
    - Я всё испортил, да? Чёрт, чёрт! У тебя есть что-нибудь с собой? Хотя бы тушь?
    [AVA]https://i.imgur.com/0GpK4sR.jpg[/AVA] [NIC]Anthony MacDonald[/NIC]
    [LZ1]ЭНТОНИ МАКДОНАЛЬД, 19 y.o.
    profession: студент
    my starman: Brandon Cox[/LZ1]
    [SGN]There's a hole in my soul
    https://i.imgur.com/AjDydcg.gif
    That's been killing me forever
    [/SGN]

    +1


    Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » Let's dance


    Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно