внешности
вакансии
хочу к вам
faq
правила
кого спросить?
вк
телеграм
лучший пост:
эсмеральда
Он смущается - ты бы не поверила, если бы не видела это собственными... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 40°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
eva

[telegram: pratoria]
siri

[telegram: mashizinga]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » искать в этой жизни то, что действительно важно


искать в этой жизни то, что действительно важно

Сообщений 1 страница 20 из 22

1

reinhold & froy
- - - - - - - - - - - - - - - - - - -

winter 2020 // alaska

https://i.imgur.com/1avAKSc.jpg https://i.imgur.com/073kXqp.jpg https://i.imgur.com/UaWuqvp.jpg

[NIC]Reinhold Berger[/NIC][STA]а твоего солнца хватит на десять африк[/STA][AVA]https://i.imgur.com/rbJn7EZ.png[/AVA]
[LZ1]РАЙНХОЛЬД БЕРГЕР, 23 y.o.
profession: программист;
love: Froy;[/LZ1]
[SGN]лучи вдохновения тошеньке[/SGN]

+1

2

теперь ты точно знаешь, что такое любить, тебе больше не нужно объяснять, главное продолжать показывать. вот например, тебе нравится просыпаться посреди ночи и ощущать на себе тяжелую ладонь райна. на бедре или животе, когда ты раскидываешься так, что занимаешь явно не половину кровати. тебе нравится просто смотреть на эту ладонь, совершенно четко понимая, что она на своем месте, потом едва касаясь водить по ней пальцами, втягивать живот, а потом расслаблять мышцы, так, чтобы ладонь сползла чуть ниже, а ты задержал дыхание, закусил губу и через секунду почти бесшумно выпустил воздух, вжимаясь затылком в подушку. нет, ты не будешь его будить, не в этот раз. райн вечно сидит до поздна, до красных глаз, утром так трудно их разлепить, что тебе ни один раз приходилось пониматься, чтобы задернуть шторы - дневной свет слепит. поэтому ты забиваешь на свои желания, на естественные реакции тела, продолжая лежать и смотреть на эту незатейливую демонстрацию любви, по сути даже не зависящую от райна. скорее всего он просто повернулся во сне. но разве это важно…

потом ты просто закрываешь глаза, дыхание выравнивается, и ты снова проваливаешься в сон, просыпаясь уже от запаха кофе, машинально опуская руку туда, где все еще сохранилось ощущение теплой ладони. черт, ты мог бы себе представить, что однажды будет именно так? и уже два месяца вас никто не трогает, ни разу за все время, что вы здесь никто не вломился в ваш дом, никто не попытался прижать тебя к стенке, требуя немедленного беспрекословного подчинения. телефонные звонки, всегда заставляющие вздрагивать теперь являли миру улыбающиеся лица девчонок. тебе уже кажется они и твои сестры тоже, вот с мелкой вообще полно общего, особенно пристрастие к сладкому. хотя, у тебя оно явно приобретенное. кто бы мог подумать, что фрой кокс с выражением абсолютного блаженства на лице будет поглощать ванильный десерт с кокосовой стружкой и ореховым муссом цвета матового миндаля. сладкий до жути, но вкусный настолько, что невозможно устоять.

все изменилось до неузнаваемости, все вокруг тебя и внутри тоже. совместная жизнь с райном вскружила голову, как постоянная вьюга за окном. и ты начинаешь забывать как было до этого. перестаешь искать в интернете упоминания о родителях, не проверяешь закрыты ли все замки. вместо этого ты листаешь страницы собачьих приютов, на громкой связи с рут, которая пищит от восторга.

- собака будет только моей, - заявляешь со всей серьёзностью. - ну ладно, моей и твоего брата, - каждый раз в разговорах с рут и кирстен ты используешь именно эту формулировку. словно они могут обидеться, если ты скажешь мой парень или... блять, это или заставляет сердце биться чаще. тебя это злит, поэтому вместе с телефоном ты уходишь на кухню, надо покурить. дымишь на экран, рут отмахивается, как будто чувствует запах. райн вышел буквально на полчаса до ближайшего магазина, каким-то волшебным образом холодильник оказался пустым и кроме кофе ваши желудки не получили ничего. да, окей, ты недосмотрел. признаешь с виноватым видом, включаешь свои самые любимые оправдания, что рядом с райном невозможно думать о еде, только о постели или душе или камине рядом с которым такой теплый и уютный пол. ждёшь когда он закатит глаза, набросит куртку, обматываешь его шарфом, целуешь и вот, ты уже куришь на кухне и висишь на телефоне с его сестрой.

- как тебе имя генрих? а альбус? может грей, в честь этого, ну как же его, бл...черт.
она закатывает глаза точно также, как райн и ты не можешь не улыбнуться, ощущая как внутри разливается приятное тепло.

- дориана грея, оскар уайльд написал!

- стоп, - ты даже закашливаешься, сплевываешь в раковину, пропадая с экрана телефона рут. - оскар! классное имя.

она пожимает плечами, изображение подтормаживает.

- ну, вроде ничего. если тебе нравится, то я не буду возражать, - она не будет, ну конечно. хмыкаешь, прищуриваешься.

- где твоя сестра?

- уже час торчит в ванной. ... Она изображает из себя красавицу. В этом — секрет её успеха, - рут смеётся, неопределенно кивая в сторону ванной комнаты. - между прочим это цитата из дориана грея. это тебе так, для общего развития, - эта зараза не упустит момента выставить тебя необразованным лохом и однажды это начнет тебя задевать.

- а где твой парень?- ох, ее лицо надо сейчас видеть. девчонка чертовски довольна собой и произведенным эффектом.

- пошел выяснять сможем ли мы заключить брак в этом богом забытом месте, - глаза рут становятся похожими на два блюдца.

- шутка, он ушел за хавчиком.

- фрой!

- что? - теперь ты смеёшься, пуская колечки дыма.

- я уже обрадовалась, - она надувает губы, а за спиной появляется кирстен, машет рукой и снова пропадает.

- фигня это все, только формальности, мы ведь и так семья, - смягчаешь тон, стучишь пальцем по экрану. - эй, хорош дуться. давай лучше я зайду и принесу горячий шоколад с пончиками. а райн как раз поработает спокойно. только надо приготовить что-то за скорую руку, - звучишь как гребаная домохозяйка.

райн возвращается с покупками, ты успеваешь закрыть все вкладки и поправить все на его столе так, как было изначально, чтобы комар носа не подточил. стараешься выглядеть непринужденно, как обычно, быстро мажешь носом по его щеке, от тебя пахнет кофе и табаком, а от него морозной свежестью, щека ледяная.

- я приготовлю что-нибудь, - прижимаешь его к себе, по коже бегут мурашки, зато райн быстрее согреется. конечно ты не говоришь ему ничего о разговоре с рут и твоих грандиозных планах, точнее о том, что стоило ему тогда заикнуться о собаке - это стало идеей фикс.

возишься на кухне, спешишь, мясо подгорает, макароны слипаются, из тебя сыпятся ругательства, сигареты кончились. надо было проверить раньше, прежде чем отправлять райна в магазин, но зато у тебя есть предлог, чтобы свалить.

- я сбегаю за сигаретами, - кричишь из коридора, уже в ботинках и куртке. - и мне ужасно мороженого захотелось, - ага, учитывая какой минус снаружи. быстро уходишь, пока до бергера не дошло какой бред ты сейчас сморозил. хотя, с тебя станется.

ты проводишь с сестрами целый час, теперь ты не можешь дышать, потому что обожрался пончиков, ушел ведь голодный. сорок минут вы обсуждали не собаку, а какого-то хрена свадьбу. рут даже нашла вам костюмы. если они проболтаются, райн вас троих четвертует. да, именно так. оставшиеся двадцать вытягивали из старой шляпы записки с именами для собак. теперь у тебя в кармане целых три штуки, удивительно нет, что все вытащили разные. понятно за кем вы оставили выбор.

погода успела испортиться, учитывая, что на аляске понятие хорошей погоды весьма относительно, а тебе ещё приспичило купить пончик и райну тоже, а то не правильно как-то получается. а самое дурацкое, чтобы это сделать, тебе пришлось просить деньги у рут. особенно противно, что это уже не в первый раз. и теперь, когда тебя сдувает блядский ветер, а пончик в бумажном пакете рискует превратиться в камень, ты думаешь о работе у джипси на полном серьезе. вроде она ничего, может и возьмет и лучше не думать о том, что из жалости.

натягиваешь шарф на нос, шапка съезжает на глаза, ты почти ничего не видишь, а ведь думал, что уже привык к такой погоде, нихера подобного. какие тут прогулки с собакой, выставил за порог, справила нужду и обратно. в кармане как назло вибрирует телефон, райн похоже тебя потерял, а вы договаривались, как только сели в самолёт - никакого вранья. ты не врешь - просто умалчиваешь, хочешь сделать сюрприз. это твоё проявление любви, одно из. у них ведь нет ни правил, не описания, ты просто делаешь как чувствуешь, позволяя себе чувствовать и когда прислушиваешься, что происходит внутри тебя, хочется укутаться сильнее в свитера, шарфы, куртки, будто это может улизнуть или от холода превратиться в ледышку.

ты проходишь мимо "приюта путника”, там внутри тепло, там нет ветра, там горячий глинтвейн и можно выкурить сигарету. да, ещё остались такие заведения со столиками для курящих. но тебе надо спешишь, доставать телефон из кармана и отвечать на звонок ты не будешь, отморозишь пальцы и точно выпустишь из рук злосчастный пакет с пончиком.

ладно, осталось совсем немного, сотни иголочек вонзаются в щеки и вдруг сквозь завывающий со всех сторон ветер ты слышишь странный звук, похожий на писк или скулеж, откуда-то снизу. останавливаешься, ботинки припорошены снегом, справа, слева, за спиной и перед тобой очевидно тоже снег, правда справа ещё и дверь в кабак и похоже, что именно из-под неё и доносятся скрипы неизвестного происхождения. ну конечно, фрой, не иначе как чутьё заставляет тебя повернуться, присесть и протянуть руку, чтобы нащупать и вцепиться в....шесть.

- твою мать, - хрипишь, потому что ебучий холод. поднимаешь руку и любуешься на свою находку.

- откуда ты здесь вообще? - щенок трясётся так, что по ощущениям вполне может отрубиться. думать тут нечего, впрочем ты и не думаешь - суёшь беднягу под куртку и прибавляешь шагу. минут через десять от силы уже барабанишь в дверь, потому что ключи физически достать не можешь. дрожь под курткой не унимается, кажется дрожите уже вы оба, крутишь шеей, пытаясь стянуть шарф с лица, демонстрируя райну синие губы.

- только ничего не говори, ладно. поругаться мы всегда успеем, - оттесняешь бергера от двери, заходишь в коридор, вручаешь ему бумажный пакет, который уже потерял всяческую важность и пончик в розовой глазури совсем не так романтичен, как предполагалось.

- его нужно погреть, станет мягче, - улыбаешься. - и его тоже, - распахиваешь куртку, облизываешь треснувшую на морозе губу, смотришь на щенка, который или все же отрубился или просто пригрелся и задремал, потом поднимаешь глаза на райна. - у меня там в левом кармане записки с именами. выберешь?
[NIC]Froy Cox[/NIC]
[AVA]https://i.imgur.com/DKJzgqU.png[/AVA]
[STA]райнозависимость[/STA]
[SGN]by Razumovsky[/SGN]
[LZ1]ФРОЙ КОКС, 21 y.o.
profession: безработный
placebo: Berger[/LZ1]

Отредактировано Apple Flores (2021-07-26 12:50:26)

+1

3

- ты зануда, райн, - рут заявляет это с таким серьёзным выражением на лице, будто, как минимум, тебя проклинает.
- хочешь, я напишу тебе на четырех листах, почему я не зануда? – на ходу ориентируешься и подстраиваешься под настроение младшей сестры.
- вот! я же говорю: ты зануда. самый занудный из зануд, не понимаю, как фрой с тобой живет?
- он меня любит, да ведь, фрой? – притягиваешь к себе фроя, не давая ему пойти вот туда, ну, куда он там шёл. – и он – мой, найдите себе своего фроя и любите его, - показываешь сразу обеим младшим сёстрам язык и соизволяешь отпустить фрой из кольца своих рук.

тебе всё ещё немного сложно привыкнуть к тому, что вот вы с фроем – семья. самая настоящая. у тебя никогда не было нормальной семьи, как, впрочем, и у него. а теперь вы есть друг у друга, и тебе нравится – тебе безумно нравится делить с ним свою жизнь. тебе нравится смотреть, как он спокойно спит, ты даже не слишком ворчишь, когда твоя половинка практически спихивает тебя с кровати, чувствуя себя на ней полноправным хозяином. тебе нравится слушать, как он возится на кухне, тихонько проклиная плитку, электрическое напряжение и идиота, который писал рецепт. тебе даже нравится, когда на тебя в душе холодная вода льётся, потому что горячую всю потратил фрой. холодная вода означает, что у тебя есть тот, кто истратил горячую. так же как маленький клочок кровати означает лишь то, что рядом с тобой кто-то спокойно спит и видит разноцветные сны. тебе нравится заботиться о нём, радовать его мелочами и видеть, как загораются его глаза, когда твоя идея совпадает с его мечтой.

быть счастливыми оказалось довольно просто.
тебе понравилось.

- если что-нибудь вспомнишь, позвони мне, а лучше отправь сообщение, - завязываешь шарф поплотнее, натягиваешь шапку на уши и только на улице спрашиваешь себя, почему ты, собственно говоря, пошёл один? фрой так старательно выталкивал тебя из дома, словно что-то задумал. а ты даже сказать ему ничего не успел, как обнаружил себя в коридоре с пакетом и списком. от тебя не убудет, конечно, и до магазина ты дойдешь, но вдвоём-то было бы веселее…

первые минут десять в магазине ты действительно покупаешь только те продукты, что есть в списке, а потом начинаешь просто-напросто спихивать в тележку всё, на что падает твой глаз. ты даже йогурт покупаешь, о пользе которого бесконечно трещит кирстен – она у вас за зож, скоро сигареты изо рта вытаскивать начнёт и пиво в раковину выливать. йогурт покупаешь, а на зелёнку, которая выглядит, прямо скажем очень так себе, даже не заришься. всё равно вы с фроем её не едите, хотя фрою очень нравится доказывать, что со свежей этой вот травой – вкуснее. может быть, и вкуснее, но ты терпеть всю эту траву не можешь, даже если она просто для красоты.

от нечего делать закидываешь в тележку пару шоколадных батончиков – вдруг мелкие в гости придут, немного унылые яблоки, упаковку конфет и мороженое со вкусом крем-брюле. сейчас с тебя за всё это сдерут три шкуры, потому что на аляске всё прекрасно, кроме ценника на продукты, а потом ты ещё и домой это с трудом потащишь. определенно надо было с фроем идти, он бы смог вовремя тебя остановить. ну или нет, скорее всего нет, но вы хотя бы попытались остаться в рамках списка, любезно накарябанного фроем.

- там холодно пиздец, - сообщаешь фрою, прижимаясь к нему своим порядком замерзшим телом. фрой такой тепленький и пахнет домом – последнее тебе нравится больше всего. – ага, давай, а то есть хочется… - тянешь уныло носом, понимая, что в доме только один запах: кофе, который вы выпили утром. но ничего, теперь у вас продуктов надолго хватит.
пока твой… парень /?/ готовит, ты распихиваешь продукты по холодильнику и шкафчикам, а потом уходишь немного поработать. вообще-то у тебя сегодня выходной, но если ты останешься на кухне, фрой резко придумает тебе какое-нибудь дело. сунет в руки нож или что-нибудь ещё и заставит ему помогать, а ты не хочешь. ты вообще был счастлив больше всех, когда он избавил тебя от готовки. кулинар-затейник из тебя так себе, хотя вполне сносные макароны по-флотски и несколько вариантов запеканок состряпать ты можешь. ещё у тебя вкусный луковый суп получается, но его ты недолюбливаешь, потому что возиться с ним приходится долго, а съедают его быстро.

- но я же… - не успеваешь договорить, твой парень уже хлопает дверью. – купил и сигареты, и мороженое, - закатываешь глаза и встаёшь из-за стола. еда готова, фрой ушёл, значит некому взять тебя в кухонное рабство. на кухне прямо из кастрюли и сковородки ешь макароны и мясо, прекрасно понимая: фрой даст тебе за это втык. он постоянно ругается за то, что ты воруешь из кастрюлек. ты ничего – совсем ничего – не можешь с собой поделать, у тебя, может быть, генетическая непереносимость горячей еды в тарелки. / в основном тебя обламывает эти тарелки мыть, а ложку, например, можно и в кастрюльке оставить … /

отсутствует фрой подозрительно долго. как будто в анкоридж за сигаретами и мороженым поехал, честное слово. от скуки ты звонишь девочкам, но они не отвечают. в очередной раз что-нибудь затевают. они постоянно что-нибудь затевают, а фрой им потакает и очень активно помогает. спелись. а ты приобрел статус «занудного зануды» и медальку, увы, не шоколадную. дал господь двух сестёр и парня их ровесника. тебе нравятся их затеи, но как взрослый и ответственный, ты не упускаешь случая поворчать, кто-то же должен быть той самой бабой-ягой, которая против.

ждёшь ещё целых бесконечных пятнадцать минут, а фрой так и не появляется. звонишь ему, но на звонок он, как и твои сестры, не отвечает. ну точно что-то там затевают. да что ж такое… вздыхаешь и возвращаешь на кухню, есть ты не будешь, ты достаточно накидался в первый раз, а ну… ну просто что-нибудь поделаешь. посуду помоешь, которую оставил фрой, посмотришь, всё ли у вас есть для имбирного печенья, которое ты уже месяц обещаешь сделать. и просто … ну, просто от скуки помаешься. фрой поступил нечестно. бросил тебя на произвол судьбы, можно сказать!

ты действительно просто-напросто маешься от скуки. ходишь туда-сюда, периодически выглядывая в окно: нет ли там знакомой куртки в компании знакомой шапки. нет… одни только сугробы. замечаешь на подоконнике какой-то небольшой горшок с проклюнувшимися ростками. долго и внимательно на него смотришь. это явно не проделки фроя. стопудово кирстен принесла и вот эти росточки, наверняка, ещё и съедобные. с опаской возвращаешь весёленький горшок на место и принимаешься мерить кухню шагами. вообще-то, кухня у вас маленькая, ходить здесь почти и негде. где там фроя носит, а?

когда раздается стук в дверь, ты почти к ней бежишь, представляя самые хреновые варианты развития событий. фрой не увидел снегоочистительную машину, и она его раскатала. фроя сбила одна из машин, фроя нашли его родители… - о! – только и можешь, что выдавить из себя, когда обнаруживаешь на пороге вполне живого и здорового фроя. – вообще-то, я ещё даже и не попытался ничего сказать, - отвечаешь с обидой, но пакет в руки принимаешь. ну вот что он? неужели ты так много ворчишь и чуть что принимаешься его пилить? ты же не зловредный и … ты волнуешься! и вовсе ты не зануда, просто тревожный… ничего в этом криминального нет.

- ой… - суешь пакет на первую попавшуюся полку и вплотную подходишь к фрою, гордо демонстрирующем тебе свое приобретение. – какой он маленький, - малыш зевает, замечает тебя и тут же облизывает твое лицо, словно ты давно потерянный его родственник. – хорошенький, - улыбаешься фрою и щенку – сразу двоим, одновременно. забираешь малыша себе на руки, просто ты теплее. он такой маленький, что спокойно помещается у тебя в одной руке. второй лезешь в карман к фрою и вытаскиваешь оттуда записки с именами. – раздевайся, и я вас обоих согрею, - проходишь с малышом в комнату, поближе к обогревателю. на диване лежит большой плед, в который можно завернуть тебя, фроя и девчонок, и ещё место останется. – где ты его нашёл? – малыш так и норовит тебя облизать, давая понять, что вот он – уже тебя любит. восхитительно!

- его, наверное, надо помыть… и у нас вообще ничего нет для собаки, - вспоминаешь о записках с именами, бегло их просматриваешь и останавливаешься на самом первом. – оскар! – заявляешь фрою, входящему в комнату, прижимая к себе малыша. – его зовут оскар. по-моему, ему подходит, - малыш одобрительно тявкает и сворачивается в клубок. кажется, развлечение вам обеспечено.

- нам надо в магазин, купить ему корм и мисочку, и, наверное, ошейник и поводок? господи, что вообще нужно собаке? какая-нибудь игрушка? специальная лежанка? шампунь, ванночка и … и дать ему поспать, я понял, - согретый малыш снова засыпает, чем вызывает у тебя ещё больше умилительных вдохов. – девчонкам – ни слово! это наша собака, пусть себе свою заводят. но всё равно, смотри, какой он хорошенький, - ты сидишь на полу у дивана, разглядывая сладко спящего малыша в коконе из пледа. ну, да, ты сам его туда только что и положил, но всё равно... очень умилительная картина. страшно представить, что будет, когда у вас появится ребёнок. – у него пятнышки на ушках, - и нос мокрый.
[NIC]Reinhold Berger[/NIC][STA]а твоего солнца хватит на десять африк[/STA][AVA]https://i.imgur.com/rbJn7EZ.png[/AVA]
[LZ1]РАЙНХОЛЬД БЕРГЕР, 23 y.o.
profession: программист;
love: Froy;[/LZ1]
[SGN]лучи вдохновения тошеньке[/SGN]

+1

4

кажется райн собирался сказать, что даже не думал высказывать недовольства по поводу твоего...смотришь на электронные часы на откидной полке в коридоре... почти двухчасового отсутствия, но через секунду это становится абсолютно неважным. он переключается, как по щелчку. ты конечно улыбаешься в ответ и его реакция тебя умиляет. уже одно то, как меняется серьезный и довольно скупой на эмоции бергер настоящий сюрприз. но вообще-то ты тут тоже как бы присутствуешь и ты замёрз и губа у тебя треснула, из нее кровь сочится. а этот "папашка" забирает у тебя из рук щенка, из кармана записки и как ребенка несёт мелкого в комнату, бросая, что согреет вас обоих. что-то не заметно. вот так вот заведи питомца и все, придется делить райна с ним. а ведь недавно вы ссорились из-за недостатка внимания, а тут ты взял и сам у себя отобрал ещё немалую его часть, а может и бОльшую.

закатываешь глаза, вешаешь куртку, разуваешься, в ванной держишь под горячей водой руки, глядя в зеркало на губу, которую всасываешь в рот, чтобы остановить кровь и наконец тащишься в комнату, где твой райн возится с щенком, как с младенцем. тот конечно доволен, зевает, потягивается, принюхивается к пледу и зарывается в него носом. ты пару минут стоишь в дверях, наблюдая эту картину, потом открываешь шкаф, достаешь теплые носки и затягиваешь на замёрзшие ноги.

- скулил под дверью “приюта путника“. так что ещё кто кого нашел.  малыш очевидно очень хотел найтись, да и чёртов холод там. как обычно, - говоришь сухо, садишься рядом на пол, протягиваешь руку к щенку, ласково чешешь за ухом.

- ты чего так засуетился сразу, а? - не можешь не улыбнуться. такой райн тебе нравится. нет, он конечно нравится тебе любым, но с таким, как сейчас, ты чувствуешь себя как-то увереннее. то все и всегда решает он, а тут, мечется, волнуется, сыпятся вопросы. а сколько в нем сразу нежности проснулось. касаешься пальцами его лица, ведёшь ими к уху и повторяешь тоже движение, что и с щенком, будто чешешь за ухом.

- ты такой милый, - но имя все таки решительно выбрал райн и ты даже не будешь говорить кому принадлежит идея изначально и что именно ты бросил в старую шляпу эту записку.

- надеюсь, что наша, а не твоя, а то ещё ревновать начну, - притягиваешь райна к себе целуешь, снова из губы идёт кровь. - черт, все время забываю про этот бальзам. в прихожей стоит круглая баночка с бальзамом для губ на медовой основе, противный на вкус, но зато губы не трескаются на морозе. но ты слишком спешил.

поднимаешься и осторожно укладываешься на диван, укрываясь пледом, стоило тебе это сделать, мелкий начинает ворочаться и буквально через секунду переползает поближе к тебе и прижимается под пледом к тёплому боку.

- иди сюда, - говоришь райну почему-то шепотом. ну просто идеальное семейство.

- да, сначала пусть выспится, проснется наверняка голодный, надо придумать чем кормить, пока не купили собачий корм специальный. и почему нельзя помыть его в нашей ванной? это же не ребенок, в конце концов, - а если бы был ребенок...поворачиваешься к райну, с улыбкой целуешь в острый край подбородка.

- ты будешь сумасшедшим папашей, - смеёшься, кладешь ладонь ему на щеку, разворачиваешь к себе и целуешь в губы.
- а пока считай это репетицией, - шепчешь в поцелуй, щенок тыкается носом куда-то тебе в подмышку, щекотно.

- надо к ветеринару с ним сходить. прививки, анализы все дела. пусть возраст примерный определит, - запускаешь руку под плед. теплый, плюшевый, живой комочек вздыхает под твоей ладонью.

- все купим, только может завтра? придется с оскаром идти, всем вместе. а я не хочу снова вытаскивать его на улицу. сегодня мы обойдемся, а завтра встанем пораньше, - если конечно новоиспеченный жилец даст вам поспать.

- меня только волнует туалетный вопрос, - посмеиваешься, щупая мокрый носик-кнопку, тот тут же фыркает и отворачивается. - если он будет ссать на пеленки, будет вонять. надо сразу приучать и ругать придется, если нагадит в доме. сможешь прикрикнуть на этого хорошенького или отшлепать как следует? - вопросительно смотришь на райна. - меня же можешь. или ты уже любишь этого пса больше, чем меня? - кусаешь за губу и тихо смеёшься в плечо бергеру.

- я был у девчонок, это они написали два других имени. но они ничего не знают о том, что я нашел щенка и притащил домой. не волнуйся, - наверняка рут уже обзвонилась, телефон остался в куртке, а выбираться из тепла тебе совершенно не хочется. ты обещал позвонить когда доберешься до дома и райну они тоже должны были перезвонить, игнорили же его звонки пока сидели втроём и обсуждали свадьбу.

- надо им набрать. наверное уже с ума сходят. думают, что меня превратило в сугроб и теперь им не поесть салатов на нашей свадьбе. прикинь, рут уже нам костюмы выбрала, а кирстен дизайн приглашений. только кого мы приглашать-то будем, джипси если только, - ты с такой лёгкостью говоришь об этом, что сам поражаешься, даже заставляешь себя затормозить и задаешь вопрос не спешишь ли, не слишком ли распаляешься и вообще что-то ты расслабился. делаешь глубокий вдох и медленно выдыхаешь.

- я курить хочу, а вставать так неохото. и мороженое в морозилке. я видел, что ты купил. мое любимое, спасибо, - и какого черта ты вообще должен прекращать строить планы и думать о будущем, имеешь право, заслужил, вы оба.

- кирстен хочет покрасить волосы в розовый. мне кажется ей пойдет, - представляешь сейчас выражение лица райна, глядя не на него, а в потолок. - а рут цитирует оскара уайльда, - улыбаешься. вот сейчас райн догадается откуда имя, но все равно первым его выбрал ты.

чуть приподнимаешь плед, заглядываешь под него и наблюдаешь как щенок спокойно и размеренно дышит, а потом начинает смешно дёргаться со сне, наверное бежит куда-то, а значит спит крепко, ничего его не беспокоит.

- ты только посмотри, как он отлично устроился. прямо как дома. думаю можно оставить его тут укутанным и пойти на кухню, - все таки пончики - это не еда, твой желудок требует чего-то по-существенней.

- сваришь нам кофе? - переворачиваешься на бок, а потом и вовсе ложишься сверху на райна, складывая руки у него на груди.

- тебе пойдет роль родителя, - снова целуешь и, приподнимаясь, спускаешь ноги на пол.

- нужно опять составлять список. ты там все запомнил, что перечислял? - с ухмылкой смотришь на бергера через плечо. - ему щётка нужна, шерсть вычёсывать, они от этого балдеют и кажется нам понадобится ещё один плед.
[NIC]Froy Cox[/NIC]
[AVA]https://i.imgur.com/DKJzgqU.png[/AVA]
[STA]райнозависимость[/STA]
[SGN]by Razumovsky[/SGN]
[LZ1]ФРОЙ КОКС, 21 y.o.
profession: безработный
placebo: Berger[/LZ1]

Отредактировано Apple Flores (2021-07-26 12:51:04)

+1

5

ты уже давно не видел фроя вот таким. счастливым, довольным, весёлым. он улыбается, оказываясь рядом с тобой, а ты даже не можешь – да и не хочешь – высказать ему, что он в очередной раз забыл намазать губы тем бальзамом, который притащили девчонки. их почему-то вечно запаривает, что у вас что-то не так. то рут находит где-то два одинаковых свитера разных размеров и тащит их к вам домой, потому что вы всё время мерзнете, а она не хочет вас лечить. то кирстен волочит из их дома какие-то баночки-скляночки, потому что у вас кожа пересохла или губы потрескались. вы закатываете глаза, но принимаете всё, что они приносят, даже благодарности какие-то выдаете. в основном эти благодарности похожи на бурчание, но всё равно. девчонки окружили вас любовью и заботой, словно сами вы о себе позаботиться не можете. ну, господи… зато о щенке вы позаботиться можете, по крайней мере, ты так думаешь. малыш хорошенький, и ты его уже любишь. к тому же это ведь не ребёнок, сильно не налажаете. наверное…

- это щенок, мистер. маленький и хорошенький, и я уже чувствую за него ответственность, - и, между прочим, идея завести собаку принадлежала тебе! у тебя тут, может быть, мечта всей жизни исполняется, а он! а что "а он" ты не придумал, но улыбаешься ему довольно и счастливо. – ну да, да, наша собака, наш оскар, - это звучит даже круче, чем наш дом или наша кровать. целуешь фроя в ответ, во рту сразу же появляется металлический привкус от его крови. – ага, я заметил. намажь хоть сейчас, он там типа заживляющий, - но если бы фрой слушался, он бы не был фроем. наблюдаешь за тем, как он укладывается на диван, запоздало вспоминая, что ты обещал его согреть. щенок немного отвлек тебя, а что он хотел, собственно говоря, когда приносил в дом этот маленький меховой комочек, смешно сопящий во сне?

- ну потому что у собаки должна быть своя ванночка, я уверен. это как специальный корм. можно и со стола кормить, но лучше покупать еду, придуманную для собак, - сообщаешь весьма назидательным тоном, оставаясь сидеть на полу. придвигаешься поближе и усаживаешься поудобнее. малыш подкатывается под бок к фрою, и у тебя появляется знакомый зуд в пальцах: сфотать бы эту картину и отправить девчонкам. но обойдутся. иначе уже через пятнадцать минут будут обе тут, а у тебя на фроя есть планы. совершенно определенные планы…

- ты сомневался что ли? – довольно улыбаешься, принимая ещё один поцелуй. – следующего щенка я принесу сам, если он тебя так радует, что ты вот уже второй раз меня просто так целуешь, - а вообще, конечно, фрой прав: ты будешь сумасшедшим папашей. отвратительные родители привили тебе чувство ответственности. ты с раненого детства отвечал за девчонок. сколько ты себя помнишь, в твоей руке всегда была чья-нибудь детская ручонка – рут или кирстен, а то и обе сразу. ты помнишь, как уходил из дома, держа за руку зарёванную сестру, как успокаивал и на последние деньги покупал мороженое или шоколадный батончик, лишь бы к вам никто не подошёл и не спросил, что случилось. ты боялся, что кто-нибудь спросит, что кто-нибудь узнает. ты хотел, чтобы узнали и боялся. до самого конца. хорошо, что ты вырос и теперь всё чувство ответственности можно сливать на хорошенького малыша.

- да, можно и завтра, тем более сегодня мы на улицу уже выходили… и я молоко купил, сегодня молоком его покормим, - ты надеешься, что он будет его есть, а то вдруг он вредным окажется. – ну ты-то не щенок, тоже мне сравнил. не обязательно кричать на малыша или шлепать его, главное твердость и последовательность. тут как с детьми. справимся, в конце концов, девчонки же у меня выросли и этот вырастет. правда, девчонки не жевали мою обувь… зато рут постоянно рукава мне на рубашке отрывала, - чуть сдвигаешь фроя и усаживаешься на диван. на полу сидеть хорошо, но только у тебя уже всё болит. твердо, а ты уже привык сидеть на мягкой мебели. к хорошему быстро привыкаешь.

- а так вот почему они мне на звонок не ответили, - променяли тебя на фроя. ах да, точно, ты же занудный старший брат, а с фроем весело. ты даже немного ревнуешь… если бы фрою нравились девочки, ты бы, наверное, не выпускал бы его из дома. совсем. но фрой смотрит только на тебя. ну, сейчас ещё немного на оскара, так что ладно. но тебе всё равно не нравится, что эти трое спелись. а ты? а как же ты?

- кажется, я пропустил тот момент, когда мы решили устроить свадьбу, - свадьбу они обсуждали. недовольно хмуришься, отвлекаясь на малыша, которому не спится. щенок встает на лапки и неуверенно делает несколько шагов по дивану. забавный. ты чешешь его за ушком, и он почти сразу же падает на спинку, подставляя для ласк животик. не продолжаешь разговор о свадьбе. какая к черту свадьба?! ты же вообще-то… ну, ты пока не планировал. разговоры о браке и шутки о предложении – это одно, а планирование свадьбы, господи прости, - это совсем другое! не сомневаешься: всё это дело рук рут. может быть, твоей сестре строит найти ещё одну работу, тогда у неё не будет времени устраивать твою личную жизнь. точно! хорошая идея.

- рут знает, кто такой оскар уайльд? я восхищен! мои попытки вбить в неё мировую литературу не прошли даром! – рут всю школу терпеть не могла читать. а ты усаживал её за книжки и заставлял. о, ты хорошо помнишь, то выражение тупого упрямства на её личике, когда приходило время готовить уроки по литературе. она сидела над книжкой, растягивала жвачку и играла у тебя на нервах. а тебе, между прочим, тоже нужно было учиться, у тебя было своей домашней работы полно. но ты отвечал за неё и чувствовал себя каким-то тираном.

на какую-то секунду ложишься рядом с фроем, наслаждаясь минуткой спокойствия. фрой резко оказывается на тебе, пока щенок где-то рядом возится. а может быть, опять спит, вы же не следите. – сварю. и макарохи разогрею, я умею, - тебе нравится, когда он вот так на тебе. приятный вес. – тебе тоже. ну, не уходи! – но он – вот же шебутной, уже снова куда-то несётся.

послушно встаёшь на ноги и так же послушно плетешься на кухню, бросая взгляд через плечо: малыш спит, только носик-кнопка из пледа торчит. – я запишу, запишу. ты отогрелся? – ты не успел всего его пощупать, как своего грудного ребёнка. на кухне включаешь плиту, насыпаешь кофе в турку. по крайней мере, кофе у тебя вкусный получается… - и я не хочу никакой торжественной свадьбы. никого мы приглашать не будем, особенно моих сестёр, - ворчишь, наливая в турку воду. – костюмы, пригласительные. таким темпом они ещё и кольцо тебе на палец за меня наденут, - ты не спрашиваешь у фроя, может быть, ему сдалась свадьба с гостями и пригласительными, но ты бы хотел чего-то совсем другого. душевного, принадлежащего только вам двоим. ты бы хотел взять фроя и умчаться с ним в анкоридж, расписаться там в кабинете мирового судьи, надеть ему кольцо на палец и совсем никому об этом не сказать. а потом вернуться с ним и свидетельством о браке домой, похвастаться девчонкам кольцами и снять комнату в "приюте путника" на три-четыре дня, чтобы вообще ни о чем не думать. и о еде в том числе.

- только не говори, что ты хочешь, чтобы я был в костюме и с пучком цветочков! я тебя зарежу, а твой труп спрячу, - нет на самом деле, но немного поугрожать-то ты ведь можешь. – я, между прочим, узнал, как работает мировой судья, какие документы нужны и… как работает ювелирка, в блокноте записал, - киваешь на блокнотик, валяющийся на столе. вы туда список покупок обычно пишите и какие-нибудь важные вещи. сообщаешь о том, что узнал, буднично, словно каждый день только и делаешь, что узнаешь, как зарегистрировать брак. ставить на стол тарелки, выкладываешь на них разогретые макароны с мясом, разливаешь по кружкам кофе. насыпаешь туда себе и фрою сахар, а вот молоко оставляешь малышу. вы переживёте, а его вам больше кормить нечем. – нам нужно разрешение на брак получить, про это я тоже узнал. и в больницу уже позвонил, у них справку за день можно сделать, так что… - замолкаешь и усаживаешься за стол. – ешь давай и пойдем дальше ворковать над оскаром. может быть, даже пару фоток девчонкам отправим. но попозже, чтобы они точно не смогли в гости прийти. это наш щенок, пусть он сначала нас безоговорочно полюбит, да? [NIC]Reinhold Berger[/NIC][STA]а твоего солнца хватит на десять африк[/STA][AVA]https://i.imgur.com/rbJn7EZ.png[/AVA]
[LZ1]РАЙНХОЛЬД БЕРГЕР, 23 y.o.
profession: программист;
love: Froy;[/LZ1]
[SGN]лучи вдохновения тошеньке[/SGN]

+1

6

кажется, вы уже сто лет так непринужденно не проводили время. каких-то полчаса вместе. а стоило только появится в доме собаке. разве мало вас объединяло до этого? у тебя вообще абсолютно все стало связано исключительно с райном, с той минуты, как ты вышел из самолета и нога коснулась чужой земли, всё - новая жизнь, главное, к чему ты стремился – перечеркнуть прошлое. и как же это маленькое тёплое трогательное существо вас сблизило, ты ведь и правда давно не целовал райна так часто, даже если хотел, что-то останавливало, то думал, что время неподходящее, только отвлечешь от работы, то сам перебивал желание какой-нибудь выдуманной обидой. а сейчас как-то и проблемы все отошли на второй план, все сосредоточилось вокруг плюшевого комочка шерсти, которому нужно хер знает сколько всего и очевидно бергера это совершенно не пугает, сейчас он со знанием дела будет записывать все в блокнот, а завтра встанет пораньше и начнёт собираться в магазин за персональной ванночкой для оскара, которая займёт пол вашей ванной комнаты, а первое же купание наверняка закончится тем, что вы все будете мокрые насквозь.

- ты что ревнуешь, бергер? - снова оказываешься в непосредственной близости, сокращать расстояния до минимума чрезвычайно приятно. целуешь в край подбородка, прикусываешь за щеку и под конец чмокаешь в кончик нос, что-то слишком много нежности в тебе проснулось, как будто долго копил и никак не предоставлялось возможности выплеснуть.

- рут вообще много чего знает. я частенько чувствую себя круглым дураком рядом с ней, и этот факт несказанно радует твою сестрицу. поэтому я скорее объект для самоутверждения, и чтобы планка так ползла и ползла вверх вместе с ее острым носиком, - смеёшься, ещё раз смотришь на щенка, чтобы убедиться - дрыхнет без задних ног и можно оставить его одного. камин не горит, острые предметы по комнате не разбросаны, в целом оскару ничего не грозит, а вот вашей мебели...

тебе так нравится наблюдать за райном, когда он варит кофе, ловишь движения его рук, вдыхаешь аромат кофейного порошка, ничего особенного, но тебе в кайф, а когда при этом в разговоре еще и проскакивает слово «свадьба», можно ущипнуть себя и задать вопрос реально ли все это. ты ведь не воспринимаешь это всерьез?

- отогрелся, только ты как-то не особенно этому поспособствовал, - укор в твоих глазах меняется слегка насмешливым блеском. восторженная реакция райна на щенка затмила все. ты всегда становишься немного счастливее, когда доволен и счастлив тот, кого ты любишь. и это дороже любого внимания.

- ты же знаешь, им стоит только немного намекнуть и всё, - подходишь сзади, ладони мягко ложатся на бёдра райна, скользят по талии, ты прижимаешься к его спине и явно мешаешь, подвергаешь риску весь процесс приготовления фирменного кофе от самого лучшего парня на свете. кажется ты только что подумал вслух.

- ууу, какой ты суровый, не пригласить на свадьбу родных сестёр, сбежать от них, а потом покрутить перед носом кольцами на пальцах. это чертовски жестоко, - улыбаешься и трешься носом о его шею, вызывая мурашки.

- на самом деле, райн, я хочу видеть тебя в костюме, - отходишь от него, а то вдруг и правда зарежет, кусаешь губы, пытаясь убрать с лица улыбку, но безуспешно. - цветочки мне не нужны, но вот костюм, мне кажется он так тебе пойдёт, особенно пиджак на голое тело и небрежно завязанный галстук...постой, ты что? - за своими фантазиями о бергера в строгом костюме вот прямо здесь у камина или где-нибудь в номере для новобрачных в самом дорогом отеле в соседнем городе (собственно почему нет, женятся один раз и на всю жизнь), ты чуть не прослушал самого главного. и это он ещё говорит, что вы с кирстен и рут спелись, обсуждая свадьбу, которой даже на горизонте не маячило, а сам...

- да ты..., - тебе так хочется к нему подойти, но мешает дурацкая сковородка в его руках. включил блин хозяйственность очень вовремя. горячие макароны в тарелках, кофе в кружках и райн преспокойно насыпает в них сахар, продолжая рассуждать о ювелирке, мировом судье, каких-то справках, а потом усаживается за стол и вот-вот начнёт как ни в чем не бывало накручивать макароны на вилку.

- райн, ты серьезно? - внутри тебя происходит какой-то ураган, но стоишь ты на месте, только руки как-то неловко дергаются, а потом хватаешь бергера за плечи, заставляешь посмотреть на себя и наконец порывисто обнимаешь, почти на колени к нему плюхаешься.

- ты этого хочешь? типа ты делаешь мне предложение? нет, райн, так не пойдёт, - вскакиваешь, делаешь шаг к двери, потом обратно, садишься на стул, задеваешь вилку, она падает на пол, поднимаешь, дуешь на неё и начинаешь есть. но мысли безостановочно крутятся в голове и ты конечно принимаешься говорить с набитым ртом. - мы ведь тогда можем завтра и в магазин и за всей этой всячиной для оскара и в больницу или какие ещё документы нужны, - совершенно забываешь про блокнот, в котором все записано почерком райна, список документов в том числе. смотришь как он спокоен и из-за этого только больше нервничаешь. - долго вообще собирать это все? - сам не знаешь куда спешишь, но остановиться не можешь, ты за три минуты смолотил всю тарелку макарон и сейчас делаешь огромный глоток кофе, обжигая горло.

- блять! - кашляешь, оставляешь чашку, вся глотка горит. - надо покурить, - хрипишь, вытаскиваешь сигарету из пачки. - а я там обязательно нужен, ну для этого разрешения? - о, фрой, кажется к тебе возвращается то, что называется страх. мечтать о свадьбе было прикольно, даже костюмы выбирать и торты и приглашения и в качестве прелюдии использовать намеки на предложение руки и сердца. нет, тебе не хочется отступить, ты не думаешь о том, чтобы превратить все в шутку, забрать слова обратно, ты только что ощутил такой нехилый прилив энергии, словно дозу счастья вогнали через шприц, так что, нет, ты не поддашься этому временному приступу паники.

затягиваешься, косишься на кружку с кофе, потом на райна.

- охренеть, - это все, что ты можешь выдать. а потом просто начинаешь смеяться, ну надо же сбросить эту накатившую нервозность. точно нужно вернуться в спальню, переключиться на щенка, разглядывать его, умиляться, прислушиваться к сопению, согревать и делать фотки, ага. даже представлять не хочешь какое у тебя на них будет лицо.

докуриваешь, тушишь бычок в пепельнице, все таки берёшь кружку и делаешь ещё один глоток кофе, уже аккуратнее и одним глазом смотришь в блокнот, там написаны часы работы ювелирного магазина и ты прикидываешь сколько у тебя денег на счету, потому что ты хочешь самые лучшие кольца, наверное белое золото, с гравировкой. надо выбрать время, когда райн обычно работает, так чтобы ничего не заподозрил. или лучше выбрать вместе....погружаешься в мысли, пока райн не начинает смотреть на тебя вопросительно.

- ты написал рут? - переводишь тему, тебе срочно понадобилось рвануть в коридор, к своему телефону, копаешься в кармане куртки, десять пропущенных, стонешь, тем самым привлекая внимание оскара, он просыпается, настораживается, а потом неуклюже спрыгивает с кровати и тут же смешно заваливается на бок и потягивается на полу.

- райн, - и он опять должен тебя спасать, на этот раз от истерик собственных сестёр, которые о тебе пекутся больше, чем о родном брате. и даже представлять страшно, что было бы, не будь с тобой рядом бергера...

- и не говори ничего про оскара, они все равно его до одури затискают, так что можно с этим повременить. а нас он уже любит, ты только посмотри на него, - валишься на пол рядом с щенком, щекочешь его, а он кусает твои ладони, где-то за спиной стоит райн и наблюдает всю эту картину, ты чувствуешь. райн, который только что говорил о свадьбе, о настоящей свадьбе, вон все в блокноте записано и тебе кажется, что с твоей подписью на той самой бумажке, где будет значиться, что теперь у вас одна фамилия, прошлое рассыплется в прах, твои родители просто сотрутся из памяти одной этой кривой закорючкой в нужной строке и все, абсолютно все ниточки будут разорваны. и ты разворачиваешься, упираясь в пол коленом, одной рукой сгребаешь в охапку оскара и смотришь на райна. поза соответствующая, вместо кольца в руке ничего не понимающий щенок, зато он в отличие от тебя, похоже потерявшего дар речи в самый нужный момент, издаёт радостный громкий лай.

[NIC]Froy Cox[/NIC]
[AVA]https://i.imgur.com/DKJzgqU.png[/AVA]
[STA]райнозависимость[/STA]
[SGN]by Razumovsky[/SGN]
[LZ1]ФРОЙ КОКС, 21 y.o.
profession: безработный
placebo: Berger[/LZ1]

Отредактировано Apple Flores (2021-07-26 12:51:17)

+1

7

- ну хоть без цветочков! – картинно поднимаешь руки в торжественном жесте. – а пиджак на голое тело в кабинете мирового судьи будет выглядеть странновато, - рассуждаешь, пока фрой, кажется, тебя даже не слышит. ну вот что за человек! качаешь головой. пиджак… на голое тело, вот же выдумал. а вообще, у тебя аллергия на костюмы со времен школы, когда тебе каждое утро приходилось натягивать на себя это форменное недоразумение с нашивкой на груди и правом рукаве. после выпуска этот пиджак ты торжественно выкинул в первую попавшуюся мусорку и был чертовски горд собой. ты, конечно, подумаешь на счёт пиджака, но, кажется, аллергия ещё не прошла, того и гляди, покроешься какой-нибудь сыпью или чихать начнёшь…

- я говорю, что в блокноте записал всё, что узнал, - через плечо тыкаешь большим пальцем на блокнот с лягушкой на обложке. повторяешь с каким-то даже нетерпением, ну типа, да, ты сначала погуглил, потом везде позвонил, потом посоветовался в "приюте". ты всё поделал, потому что, когда тебе надо, тебя и бульдозером не остановить. а ему не сказал, ну, повисеть немного на телефоне ты и сам можешь, кстати, ты даже не прятался! ты же не виноват, что тебе нечем было заняться, пока фрой болтался у твоих сестёр. между прочим, он там тоже не пончики ел (или не только пончики), но ещё и об-суж-дал. свадьбу. с тобой, но без тебя. очень любопытно.

- а похоже, что я не серьёзен? я же не из-за любопытства везде позвонил и всё узнал. садись уже за стол, а, не стой, - тыкаешь вилкой на свободный стул, а потом фрой делает что-то. он хватает тебя за плечи и разворачивает к себе, отвлекая от еды. ну вот что ты будешь с ним делать! – я? предложение? где? – тупо переспрашиваешь, моргая глазами, как сова. ты пропустил тот момент, когда делал ему предложение? кажется, ты только сказал, что узнал, как работает мировой судья, как работает ювелирка и что нужно для регистрации брака. фраза "выходи за меня" вроде бы не звучала… ты с интересом разглядываешь фроя, мечущегося по кухне, а потом порывисто падающего на стул. любопытно. ты его таким ещё не видел. ну вот таким, волнующимся. жаль, что у вас не стоит скрытая камера, ты бы потом с удовольствием всё пересмотрел. у тебя всё ещё лицо кирпичом, словно вот тебя-то ничего не волнует и не колеблет, ты спокоен, как озерная вода. на самом деле нет, но тебе нравится смотреть, как фрой ещё больше распаляется от твоего спокойствия.

- да нет, это быстро… ну, пару дней займет, - накручиваешь на вилку макарошки, отправляешь их в рот. – ты чего так разнервничался, а? ну не хочешь и не надо, я тебя силком не потащу, - заботливо протягиваешь ему стакан с холодной водой, который очень удачно уже стоял на столе, чтобы он чуть-чуть остудил свой пылающий рот. удерживаешься от того, чтобы дружески похлопать его по плечу – он тебя тогда вообще, наверное, прибьёт. очень сложно не захихикать, глядя на него такого. нервничающего. волнуется, ну надо же… а ты-то думал… - ну мы вместе везде пойдем, это не страшно, - пожимаешь плечами, этот твой жест успокоит его быстрее, чем все уговоры. ему ничего не грозит. всё будет хорошо, ты уверен. ты вообще не очень часто в чем-то сильно уверен, но сейчас… сейчас, пожалуй, как раз тот самый случай, когда твою уверенность вряд ли чем-то можно поколебать.

посвящаешь себя еде. вкуснее, чем когда ты просто таскал из сковородки. даешь фрою всё переварить – и еду, и информацию. блокнот, как будто случайно, оказывается открыт на нужной страничке. задумчиво ковыряешь в тарелке, думая, что надо купить кольцо. ты посмотрел на сайте, даже выбрал парочку, решив, что окончательно определишься в магазине. ты не стал спрашивать советов у девчонок, что они понимаю-то в кольцах. на обручальном обязательно должна быть какая-нибудь гравировка, ты ещё не придумал, какая, но это вряд ли займет много времени. косишься на фроя, задумчиво глазеющего на блокнот. вопросительно приподнимаешь бровь. странно, что он вообще замолчал, так сложно всё это переварить? интересно. как много ты ещё о нём не знаешь, оказывается! но это тебя не остановит, ты планируешь прожить с ним всю жизнь, даже если он этого не планирует. и у вас обязательно будет дом, только без белого заборчика и милого палисадничка, которые до сих пор вызывают у тебя мрачное желание разрушения.

- нет. а должен был? – с чего бы тебе рут писать? ты ей звонил, а она не ответила, пусть сама и перезванивает. / когда-нибудь она узнает, что подписана у тебя в телефоне как "малявка", и грубой мести тебе будет не избежать. но, может быть, фрой тебя прикроет (вряд ли, конечно) / - что там? – спрашиваешь, стаскивая посуду к раковине. еда как-то неловко улеглась в желудке, это всё от переживаний. это внешне ты был кирпич кирпичом, а внутри-то нет. – ну вот, ты оскара разбудил! – всплескиваешь руками, посуда резко перестаёт тебя интересовать. маленький комочек смешно переваливается с одной лапки на другую, вызывая у тебя приступ родительских чувств. интересно, уже пора его дрессировать или стоит немного подождать? надо узнать. спросите у ветеринара, может быть, рядом даже найдется какая-нибудь школа, где вот таких очаровательных комочков превращают в красивых воспитанных собак.

- рут там рвёт и мечет? про оскара позже расскажем, когда они в гости придут. они, кстати, не собирались? – хмуришься, но почти сразу улыбаешься – невозможно без улыбки смотреть на фроя, ползающего по полу вместе с оскаром. щенок так ему рад, словно он тоже его давно потерянный родственник. наблюдаешь за ними, легко покачивая головой. оба совсем дети… хотя у тебя с фроем не такая уж и большая разница в возрасте, но иногда – в такие вот моменты – ты почему-то чувствуешь себя очень, очень старым. фрой тоже повзрослел рано и не ко времени, как и ты, но в нём всё же осталась детская непосредственность и умение так открыто и ярко чему-то радоваться. родители очень сильно старались в нём это убить, но им, слава богу, это не удалось. они его подавили и подмяли под себя, но всё-таки не убили.

смеешься, отвлекаясь от своих странных мыслей, глядя на то, как фрой протягивает тебе оскара. – что за косплей "короля льва"? – спрашиваешь, сквозь смех, и падаешь на пол к фрою. – может, стоило назвать его симба, а? или, я не знаю, как там этого-то звали… отца его… ну? черт, не помню, - забираешь малыша себе на руки, заботливо чешешь его за ушком, гладишь его шелковистую спинку. оскар, конечно, балдеет от такого обилия внимания и весело принимается грызть твои пальцы. – вот это ты не очень хорошо придумал, - легко щелкаешь его по носу другой рукой, он смешно им фыркает, отворачивается от тебя и, переваливаясь, отправляется к фрою. – муфаса, господи, вспомнил! а вообще, конечно, прямо сейчас он на пумбу похож… - замечаешь скептически и, пока щенок не помешал твоим планам, притягиваешь к себе фроя. легко целуешь его в губы, а потом чмокаешь в нос. – я тебя люблю! и не только за то, что ты принёс домой оскара, только ребёнка, пожалуйста, домой не приноси, ладно? – смеешься, глядя на его круглые глаза. ему мешает высказать тебе телефонный звонок. тянешься за телефоном, валяющимся на кровати.

- да, рут, ты что-то хотела? – включаешь громкую связь, чтобы фрой тоже мог поучаствовать в разговоре.
- фрой дома? он не потерялся? а не замёрз? – громко закатываешь глаза, между делом ласково гладишь оскара.
- да дома твой фрой, дома. он не терялся, он не замёрз, и он поел, - рут в ответ забрасывает вас ещё одной порцией вопросов, требуя немедленного ответа. – вот ты хоть бы раз спросила, а поел ли я, а не замёрз ли я. плохая сестра, ужасная! может быть, из киры сестра лучше получится, а? – на заднем плане смеется кира, но всё-таки не спрашивает, как ты там. ну, конечно… ты же тут тиран какой-то, ещё поди считается, что ты фроя обижаешь.
- ты невыносимый, райн! и почему именно ты достался мне в качестве старшего брата? ладно, всё, мы позже перезвоним, ага? фрой, не общайся с ним! приходи к нам, в видеоигры поиграем, - и отключается. ты второй раз закатываешь глаза, поворачиваешься к фрою, интересуясь: - "поиграем в видеоигры"? это типа кодовая фраза такая, что ли? – чего ещё ты о них всех не знаешь? – ты мне, кстати, там что-то принёс. пончик, кажется? давай погреем и съедим пополам? и это не кодовая фраза. я реально говорю про пончик. а потом, ну, потом можем поиграть с оскаром, пока он опять не уснёт. а вечером камин разожжём и… надеюсь, оскар будет крепко спать. надо ему какое-нибудь место для сна придумать, у тебя есть идеи? а ещё мы его не покормили, миску надо какую-то придумать, пока мы не купили. интересно, с детьми столько же вопросов? или ещё больше? я не помню, когда девчонки родились, я ещё маленький был. помню только, что обе страшненькие были, и я не понимал, чего все так умиляются, - честно признаешься. – не говори только им!
[NIC]Reinhold Berger[/NIC][STA]а твоего солнца хватит на десять африк[/STA][AVA]https://i.imgur.com/rbJn7EZ.png[/AVA]
[LZ1]РАЙНХОЛЬД БЕРГЕР, 23 y.o.
profession: программист;
love: Froy;[/LZ1]
[SGN]лучи вдохновения тошеньке[/SGN]

+1

8

даже сейчас, когда ты с оскаром в одной руке выглядишь комично, нет, мультяшно, райн прав, ты не перестаёшь думать и все мысли суетятся в голове, собрать их практически невозможно. и это все он, бергер виноват, что ты никак не можешь успокоиться, а не можешь успокоиться, потому что не можешь осознать. он только что говорил о серьезных намерениях, как будто о погоде, но чертового предложения ты так и не услышал, причем ни от райна, ни от себя. ты просто язык проглотил и извивающийся в руке оскар явно хочет на свободу, а не спасать тебя в этой дурацкой ситуации. вам придётся везде ходить вместе, по всем этим инстанциям, а ты как маленький ребёнок, боящийся врачей и уколов, хочешь запереться в комнате и спокойно отсидеться там пока за тебя все не сделает райн. а разве не вы оба совсем недавно говорили о взрослении, о работе, об отвественности, ааа, хочется схватиться за голову.

он переживает о том, что ты разбудил щенка, а о том, что с тобой творится он подумать не хочет?

- не знаю, не помню, кажется собирались, блин, - ты обретаешь дар речи, но говоришь совершенно не то, что собирался. а собирался ты сделать предложение не так ли? человеку который уже выяснил часы работы мирового судьи и готов, получив все необходимые документы, просто расписаться с тобой и все, разве так это делается...ты уже все губы искусал. когда райн забирает оскара, ты запускаешь пальцы в волосы, сжимаешь их, одновременно крепко зажмуриваешься до ярких разноцветных пятен перед глазами, ну и что ты хочешь этим добиться? ясности мыслей? это вряд ли.

бергер несёт какой-то бред об именах из короля льва, ты странно на него смотришь, осоловело, непонимающе, он типа все решил уже, а ты паришься не по делу. а потом он оказывается слишком близко, губы накрывают твои, искусанные, ты секунду не дышишь, но он так же быстро отрывается от тебя, морщишь нос, когда тебя в него целуют.

из тебя уже готов вырваться целый ураган слов, но звонит телефон, ты еле сдерживаешься, чтобы не вырубить его, отшвырнуть подальше. но приходится изображать веселый голос, передавая привет разволновавшейся рут, да конечно с тобой все хорошо, яйца не отморозил, сладости до райна донёс и не только их, но об этом вы пока молчите и хорошо, что девчонки не догадались по видео-связи звонить.

рут вешает трубку, райн смотрит на тебя, ты на райна. и он опять говорит о чем-то совершенно не важном, не нужном сейчас. как будто хочет заговорить тебе зубы.

- подожди, хватит, - ты просто закрываешь ему рот ладонью, выдерживаешь паузу, выдыхаешь. - к черту видеоигры, и пончик тоже. перестань съезжать с темы, райн. я тоже люблю тебя, но не достаточно сказать это, чтобы я успокоился и отвалил. ведь именно этого ты хочешь? поиграем с оскаром, разожжем камин, а завтра пойдём покупать ему миски и заодно заскочим за всякими там справками, потому что мы вроде как женимся. так что ли? блять, я так не могу, - мокрый нос тыкается тебе в шею, оскар перелез к тебе на колени и прямо сейчас активно требует внимания, а может быть чувствует, что тебя что-то беспокоит, хочет, чтобы ты замолчал. ещё один. все хотят тебя заткнуть. чешешь ему голову, это немного отвлекает.

- ты вообще себя слышишь? ты только что спросил столько же вопросов с детьми, сколько с собаками. нет, я сам все это начал, но, черт, я же...мы только поговорили об этом и все звучало круто, представлять, что моя гребаная фамилия полетит в тартарары, что у нас будут одинаковые кольца и охуенно будет говорить всем, что мы не просто живем вместе, а что мы женаты, но я не думал, что ты, что ты правда этого хочешь, что ты готов....и к собаке и к ребёнку...нет, не волнуйся, я не принесу домой ребёнка. его просто невозможно найти в снегу у "приюта путника" начнём с этого и имя ему не так просто подобрать, вытягивая из шапки и симбой и муфасой его тоже не назовёшь. боже, почему я несу такую херню, - встаёшь, машинально передавая оскара райну и начинаешь мерить шагами комнату.

- ты ведь понимаешь, что мне страшно, да? - останавливаешься, прижимаешься спиной к стене у двери, складываешь руки на груди и стараешься дышать ровнее. тебе уже легче, потому что ты можешь выговориться, это важно, это просто необходимо, иначе ты не справишься со своими резко появившимися загонами.

смотришь как маленький щенок прыгает вокруг райна, потявкивает и снова пытается укусить его за пальцы. ребёнок бы просто громко орал...наверное, а вы бы долго пытались понять что ему не так. кормить, менять подгузник или у него что-то болит. нет, это слишком. как-нибудь через годик, а лучше через пять.

- я не могу переключиться. не могу осознать это все. я хочу, я очень хочу, ты - все, что мне нужно и я больше вас всех /имея в виду рут и кирстен/ хочу окольцевать тебя, - улыбка мелькает и тут же исчезает. - и мне казалось это так прикольно, круто и тому подобное, но когда я увидел этот твой блокнот, то....я веду себя как подросток, - закатываешь глаза, выходишь из комнаты, чиркаешь зажигалкой. сам не можешь понять, что тебя так испугало. и верное ли это вообще определение. обсуждение свадьбы и реальная подготовка к ней для тебя оказались, как на двух сторонах огромной пропасти. скидываешь пепел в раковину, идёшь с сигаретой по коридору, снова стоишь в дверях комнаты. затягиваешься, с силой сжимая фильтр, выпускаешь дым в сторону кухни, оскар чихает, ты уходишь, чтобы потушишь сигарету. пяти секунд тебе хватило, чтобы в тысячный наверное раз убедиться - ты хочешь быть только с этим человеком, быть с ним всю жизнь, умереть вместе или раньше него, других вариантов не дано.

- райн, просто поговори со мной об этом, - возвращаешься, снова опускаясь на колени рядом с бергером. камин точно надо разжечь, как-то тебе холодно, будто знобит, все таки ты успел промерзнуть пока шёл от девчонок и выуживал из снега щенка. - я прошу тебя. потом мы будем делать что хочешь, покормим этого симпатягу, я помогу разжечь камин, мы можем даже бутылку вина открыть, хотя ты знаешь как я к вину отношусь, но не мог отказать джипси, она так мне его впихивала, расхваливала, лучше конечно вискаря. но решать тебе. и пончиком закусить, он должен быть вкусным, я со своей любимой начинкой взял, - ты говоришь спокойнее, но внутри по-прежнему щемящая сердце тревога. вы сделаете этот шаг, станете ещё ближе, тебе станет еще страшнее его потерять. все это дурацкие предрассудки, кольца на пальцах ничего не меняют, глупо этому поддаваться, но ты не справляешься.

твой взгляд скользит по лицу райна, как бы ты хотел сейчас просто завалиться с ним на кровать, целовать до умопомрачения, отпихивать оскара, который будет ворчать и влезать между вами, а потом все таки уступить мелкому и взять поближе к себе, и лежать так вместе, не сомкнув глаз всю ночь, представлять лица девчонок, когда они обо всем узнают, смеяться, изображая недовольство рут, поднимать руки, разглядывать их, переплетать пальцы и, закрыв глаза, пытаться почувствовать, что кольца уже надеты, они касаются друг друга и эти ощущения не сравнить ни с чем. как бы ты хотел всего этого. легкости предвкушения, чтобы сердце билось чаще от приятного волнения, без намёка на тревогу и страх.

подаёшься вперёд, касаешься лба райна своим, кладёшь ладонь на мягкую шерстку оскара, прикрываешь глаза.

- не повезло тебе со мной, - и стоит тебе улыбнуться, как щенок, опираясь на твою руку, поднимает мордочку и облизывает тебе лицо.
[NIC]Froy Cox[/NIC]
[AVA]https://i.imgur.com/DKJzgqU.png[/AVA]
[STA]райнозависимость[/STA]
[SGN]by Razumovsky[/SGN]
[LZ1]ФРОЙ КОКС, 21 y.o.
profession: безработный
placebo: Berger[/LZ1]

Отредактировано Apple Flores (2021-07-26 12:51:30)

+1

9

вообще, ты был настроен чертовски серьёзно в том, что касалось фроя и вашего совместного будущего. тебе было страшно заглядывать в будущее, ты не строил планы на пять, десять, пятнадцать лет вперёд. но ты мог и хотел загадывать то, что случится завтра или, например, через пару месяцев. тебе нравилось, засыпая вечерами, представлять, как вы получите в руки документы, а на пальцы – кольца, как начнёте вместе копить на собственный дом, а не ютиться в съемном жилье, как будете строить общий быт и растить, ну, вот теперь оскара. тебе нравилось лежать в его объятиях и предаваться мечтам и планам. ты не просто так выяснил работу всех необходимых учреждений, заранее просмотрел сайт ювелирного магазина (всё это, пока фрой или возился на кухне, или болтал с твоими сёстрами, впрочем, его всегда мало интересовало, что ты делаешь, сидя за ноутбуком). ты всё обдумал и, как тебе казалось, хорошо продумал. разумеется, ты собирался сделать ему предложение, ну такое, когда на одно колено, в руках красивая бархатная коробочка с красивым колечком внутри, с проникновенной речью и обещанием всего и вся. просто… ну, просто нужное время – по твоим внутренним часам – ещё не наступило. тебе хотелось, чтобы всё было по какому-то мистическому плану и именно так, как нужно, чтобы потом было, о чем вспоминать. ты не особенно представлял этот "особенный день", тебе больше хотелось, чтобы он поскорее наступил, но мысленно составлял речь. вообще-то ты не силён в речах, вот кира – да, у неё всегда получалось красиво говорить, но не пойдешь же ты к младшей сестре, чтобы она за тебя речь написала, господи… поэтому, да, ты медленно – в своем черепашьем темпе – всё обдумывал и так же медленно ко всему готовился.

не мог же ты этого всего фрою сказать… тогда будет уже неинтересно и зачем ты столько готовился, если можно было просто купить кольцо, просто вручить его ему без всякой торжественности и, ну, вот этого вот всего, что обязательно нужно сделать по твоему мнению, и быстренько оформить документы, пока он не передумал. ты так не хочешь, тебе так не нравится. вы же должны всё это запомнить, сохранить в памяти. ну, да, вы уже живёте вместе и всё такое, но узаконенные отношения – это совсем другое. что-то более ценное. у вас у обоих не было семьи в классическом понимании этого слова, никто не холил вас и не лелеял, поэтому вам обоим было просто необходимо иметь что-то очень дорогое сердцу. почему бы и не день, когда кто-то из вас официально сделает предложение, пусть даже вы оба будете в этот момент выглядеть до нелепости трогательно. у тебя были планы, а фрой – а фрой, блин, нервничал, и ты не знал, как его успокоить так, чтобы не выболтать ему всё, о чем ты мечтал и какие воздушные замки планов настроил в своей голове.

- я не предлагал тебе пойти везде завтра, я просто сказал, что у меня есть расписание и список необходимых документов. я не хочу и не собираюсь заключать брак между покупкой миски для оскара и продуктов для нас, - всё это звучит так, словно ты оправдываешься. а ты не хочешь оправдываться, черт возьми. всё это волнует тебя не меньше, чем его. просто ты привык держать эмоции – ну, по большей части – внутри себя. мысли, чувства – это только твое. ты, как и он, переживал и дёргался, боялся, как он вообще всё это воспримет, может быть, ему не нужны официальные отношения, и это просто сейчас ему с тобой хорошо и весело, а завтра он захочет быть где-то ещё, но только не в этом богом забытом городке. ты не хотел так о нём думать, но мысли всё равно раз за разом возвращались к тому, что всё не может быть так хорошо, что однажды твой розовый мыльный пузырь лопнет, и ты останешься один. как и всегда. но пузырь всё не лопался и мысли всё чаще и чаще крутились около брака, симпатичного домика с бледно-голубыми ставнями и ярко-жёлтой дверью (почему-то именно такой тебе представлялся и никакой иной, но, может быть, фрой не хочет ярко-жёлтую дверь и бледно-голубые ставни, ты же не знаешь, ты не спрашивал).

- просто ты никогда у меня не спрашивал, чего я хочу… ладно, я тоже у тебя не спрашивал, в этом мы квиты, - автоматически забираешь у фроя оскара и даже не пытаешься встать на ноги. малыш радостно виляет хвостиком-морковкой и норовит тебя облизать. укладываешь его на колени и успокаивающее гладишь. – мне тоже страшно, как и тебе. для меня всё это точно так же, как и для тебя, в первый раз. я, знаешь ли, ещё ни с кем не женился, у меня даже серьёзных отношений никогда не было. просто мы как-то внезапно начали обо всём этом говорить, и мне показалось, что идея хорошая, почему бы и не да. я всё узнал, потому что мне было интересно, мы можем пожениться завтра или через полгода, нас никто не торопит и никто не подгоняет. мы сделаем всё, когда будем готовы, - а сейчас всё это из разряда забавных шуток в перерывах между обедами и ужинами. ты считал, что вам обоим нужно время и возможность разобраться со своими чувствами, желаниями и мыслями. именно поэтому ты не торопился, подходящее время ещё не пришло. да и вы… вы ещё слишком молоды. оскар подтверждает твои мысли, принимаясь тявкать и кусать тебя.

- ну, слушай, у нас есть время. слышишь меня, фрой? есть время, оно всё – наше. чтобы мы могли осознать, прийти ко взвешенному решению. это важный этап в нашей жизни, и мы не будем делать всё тяп-ляп, сделаем так, как захочется именно нам. не кире, не рут, а нам, - девчонки с их букетами и пригласительными – это хорошо, но это ваша жизнь, вам и решать. и вы всё непременно обсудите. кажется, вы уже прямо сейчас этим занимаетесь. а вообще-то ты просто хотел пончик погреть и съесть его вместе с фроем, наблюдая за тем, как оскар лакает молоко из чашки.

- по-моему, я прямо сейчас с тобой разговариваю, нет? садись сюда, - показываешь на место рядом с собой. оскар вертится рядом, пытаясь вовлечь вас в игру, но вам пока не до этого. – мы обязательно всё продумаем и всё решим. вместе. я не думал, что мы уже всё решили, мы начали говорить об этом, а это уже первый шаг, ну мне так кажется. но я поняла, да, что ты хочешь уже надеть мне на палец кольцо и ни с кем не делиться, - улыбаешься ему. ты спокоен – внешне, по крайней мере. и внутренне стараешься быть таким же спокойным, чтобы и фрой, глядя на тебя, успокоился и расслабился. – мы уже с тобой семья, штамп только сделает её официальной. и всё. и, между прочим, я собирался сделать тебе предложение… ну такое, с колечком там, и вот этим вот всем… - легко толкаешь его в плечо, - не бойся. переживать – можно, но это должны быть приятные переживания, мы же не будем каждый день жениться. всё будет классно, и мы всё придумаем так, чтобы нам это всё понравилось, - выберите красивую дату и, может быть, даже купите костюмы, а не только кольца с гравировкой, которую придумаете. всему своё время, вы пока только фундамент начали закладывать. но это хороший фундамент. тебе он нравится.

- нет, мне с тобой очень повезло, ну кто ещё официально признается, что хочет меня не только в кровати, но ещё и окольцевать, а? ну-ка, оскар, дай я его оближу и поцелую, - щенок радостно тявкает и отбегает в сторонку, ты награждаешь фроя лёгким поцелуем сквозь улыбку. – расскажи мне, какое кольцо ты хочешь? чтобы я точно попал в точку, - улыбка становится ещё шире, ты готовишься выслушать фроя, когда оскар отвлекает вас обоих. он притаскивает тапочек из спальни, предлагая вам поиграть. смышленый малыш, надо купить ему игрушки какие-нибудь, а то таким темпом вам придётся покупать новые тапочки. – завтра кольцо не обещаю, вручать его в ресторане тоже не обещаю, но… давай уже начнём предаваться мечтам и строить красивые планы, чтобы привыкнуть к мысли? кто нам запретит-то это всё делать… - тихо вздыхаешь и отбираешь у оскара тапочек. – ему ещё надо игрушки купить какие-нибудь, - потому что слюнявые вещи – это фу. [NIC]Reinhold Berger[/NIC][STA]а твоего солнца хватит на десять африк[/STA][AVA]https://i.imgur.com/rbJn7EZ.png[/AVA]
[LZ1]РАЙНХОЛЬД БЕРГЕР, 23 y.o.
profession: программист;
love: Froy;[/LZ1]
[SGN]лучи вдохновения тошеньке[/SGN]

+1

10

ты завидуешь спокойствию райна, восхищаешься им и злишься на него одновременно. и так было всегда, целая палитра эмоций и все направлены на одного человека, которого ты любишь больше жизни. громкие слова тебя не пугают больше, ты можешь выстреливать ими, словно пулями и каждое будет попадать прямо в сердце, то, что бьется сейчас под твоей ладонью.

бергеру нужно было психологом работать, а не программистом. что там все эти цифры, когда он умеет так правильно говорить. но, с другой стороны, все эти слова только твои, только для тебя. ты не хочешь делиться, да, в этом он тоже прав. и кольца и официальные бумажки немного, но успокоят тебя, придадут уверенности.

черт, почему вы раньше не говорили обо всем этом, почему ты не спрашивал, а он, почему он все делал втихаря, ходил везде, выяснял, по ступенечкам, по пунктам, педантично записывая в блокнот, а ты даже ухом не повёл, даже...вот блин, получается, что это ты не обращаешь внимания на детали, не прислушиваешься к его голосу, когда он говорит по телефону. получается, что ты думаешь только о себе, фрой. о своих потребностях. а единственная твоя потребность - райн, его внимание, его близость, его желание быть с тобой и только с тобой. тебе осталось только взять трубочку для коктейля, воткнуть ее в райна и начать высасывать из него все соки.

- но..., - тебе даже и сказать вроде как нечего. он опять все сделал, а ты как дурачок сейчас сидишь на дрожащих коленках рядом с ним, просишь тебя успокоить, хотя все ведь иначе могло быть...или не могло? райн - разум, ты - истерика. нет, ему все таки совсем с тобой не повезло.

- прости, что я не спрашивал, просто...я ведь мог бы как-то поучаствовать, или ты решил, что мне это может быть неинтересно и узнал, скажем так, на всякий случай, почему бы и нет, - выдыхаешь, хлопаешь себя ладонями по коленям, может это тоже поможет успокоиться. оскар подпрыгивает и кладёт тебе на колени тапочек, уже воспринимая твоё движение как игру. ему невдомек что тут происходит между вами, он ещё не успел определить кто тут из вас главный, кто строже, а из кого можно веревки вить. он просто хочет играть и поочередно смотрит на вас обоих.

- вот теперь я не могу так, райн. ты прекрасно знаешь, что я и терпение - несовместные вещи. это про тебя методичность, последовательность, нули единички. у тебя все как в программировании, ровные ряды, все точно и красиво.  и мне даже поверить сложно, что тебе тоже может быть страшно. ты уверенно сделаешь этот шаг, потому что уже успел хоть на немного, но окунуться во все это. а я не ушёл дальше приколов и фантазий. меня пугает даже этот твой блокнот, - райн отбирает тапочек, снова оказавшийся в зубах у оскара, а ты придвигаешься ближе. тебе просто нужно его обнять. так часто помогало только это, почувствовать, что он рядом, закрыть глаза, тут же становилось спокойнее, казалось, что все получится, обязательно, несмотря за миллион сомнений и опасений.

- ты правда считаешь нас семьей? - шепчешь куда-то в шею, улыбку прячешь, но райн кожей ее почувствует. а потом ты выпрямляешься, к улыбке добавляются краснеющие щеки, теперь ты просто как девчонка, которой только что отвесили комплимент или признались в любви, а она так долго этого ждать. - да ладно? прямо настоящее предложение? - боже, фрой, прекрати эти розовые сопли.

- сейчас подожди, я выдохну, а потом начну приятно переживать, - на самом деле ты не знаешь хочется ли тебе действительно выдохнуть и расслабиться или лучше закружится в этом водовороте суматошных дел, связанных с заключением брака. ты уже сказал, что не умеешь ты размеренно и когда тебе говорят - у нас ещё полно времени, ты отметаешь это. ведь может пройти месяц или два и весь ажиотаж уляжется и покуривая на кухне вы вдруг подумаете, а так ли вам надо вот это вот всё.

- а ещё приковать наручниками к батарее, чтобы никто точно не украл тебя у меня, - ещё один поцелуй, пока оскар не начинает возмущаться. а ты хватаешь его, ложишься на спину на пол, позволяешь прыгать по себе (вот из кого можно веревки вить оказывается), забираешь из рук райна тапок и бросаешь к двери, он улетает в коридор и за ним радостно несётся оскар. тебе тапок не жалко, ты можешь и в шерстяных носках походить.

дотягиваешься до райна, закидывая руку назад и наклоняешь его к себе, открываясь от пола, целуешь в губы, странно что попадёшь четко в таком весьма неудобном положении.

- а ты какое хочешь? - да, хватит думать только о себе, фрой. - раз ты уже был в ювелирке, наверняка что-то присмотрел. и надо сделать гравировку, правда мне все какие-то пафосные фразы в голову лезут, у тебя лучше получится.

оскар возвращается, тапок благополучно ложится тебе на грудь.

- да, ему точно нужен мячик. кстати, ты готов отдать оскара девчонкам на время пока мы...нуу...будем жениться? я не хочу в первую брачную ночь выпихивать из кровати щенка, - улыбаешься, вытираешь слюни оскара с щеки, снова кидаешь тапок подальше в коридор. ну что можно считать, что ты успокоился, готов дальше придаваться мечтам, периодически заглядывая в блокнот райна или все таки где-то ещё бередит и скребется?

- и я не хочу кольцо в ресторане, - разворачиваешься и вы вместе с оскаром заваливаете райна на спину, прямо на мягкий пушистый ковер около кровати.

- я хочу тебя, - забираешься руками под его одежду, щекочешь легкими прикосновениями. - и хочу чтобы ты съел пончик, - смеёшься. - чтобы на губах сахарная пудра осталась. и ещё знаешь чего я хочу - написать клятву. наверное это единственное, что трогает меня во всех этих слезливых фильмах про свадьбы. а все остальное мы сделаем по-своему, ты прав. ты вообще когда-нибудь бываешь не прав, а, бергер? - ты снова целуешь райна, прежде чем разрешить вклинится между вами неугомонному питомцу и облизать вас обоих.

когда-то ты думал о том, что никогда больше не сможешь полюбить, ты был в этом уверен, но выжженная внутри тебя дыра затянулась аккуратными стежками, один за другим, словами, прикосновениями, поцелуями, фирменным кофе по утрам, его запахом, каждым днём рядом с ним, когда все настолько забралось под кожу и пропиталось им, что...разве в твоей жизни было иначе? только белёсые шрамы напоминают об этом, а свежие тебе больше не нужны.

- пошли найдём что-нибудь для него и для тебя, - встаёшь и почти на перегонки с оскаром бежишь на кухню. а там начинаешь активно открывать шкафчики с сигаретой в зубах. последним на очереди холодильник, где находится пакет молока, почти полный к слову, а ещё колбаса, целый батон. крутишь им перед носом вошедшего райна.

- может ему колбасы нарезать. ну что такое молоко, он котёнок что ли, - подходишь к окну и выпускаешь в щель струйку дыма. потом из шуршащего пакета достаёшь пончик и отправляешь в микроволновку. - райн, - жуёшь фильтр, сам ещё не зная, что именно хочешь сказать, оскар прыгает, цепляясь за твои колени, ему тоже явно больше нравится колбаса.

- спасибо, - микроволновка пищит, ты нажимаешь на кнопку и вытаскиваешь тарелку с пончиком, но прежде, чем протянуть ее райну щедро посыпаешь сахарной пудрой, одна щепотка попадает на нос оскару и он смешно чихает.

- за...да за всё спасибо и теперь я ещё больше хочу тебя окольцевать. заниматься любовью с мужем - черт, ты только почувствуй, как это ласкает слух, - вручаешь райну пончик, как приз за его удивительный талант успокаивать твои истерики, присаживаешься на край стола, затягиваешься и ждёшь, когда он откусит от пончика, чтобы не упустить момент и не дать ему слизать с губ сахарную пудру.
[NIC]Froy Cox[/NIC]
[AVA]https://i.imgur.com/DKJzgqU.png[/AVA]
[STA]райнозависимость[/STA]
[SGN]by Razumovsky[/SGN]
[LZ1]ФРОЙ КОКС, 21 y.o.
profession: безработный
placebo: Berger[/LZ1]

Отредактировано Apple Flores (2021-07-26 12:51:43)

+1

11

- методичность, последовательность, нули и единички, говоришь… просто это мой метод борьбы с тем, что меня пугает. я раскладываю всё по полочкам, узнаю нужную информацию, которой можно будет прикрыться в случае чего. тебя пугает мой блокнот? а меня он успокаивает, - тем, что кто-то до вас уже прошёл этот путь от и до, что кто-то уже стал семьёй и сходил во все эти инстанции, собрал все нужные бумажки и справки, расписался в нужных колонках и на глазах у других людей поцеловал свою вторую половинку. фантазировать и мечтать было здорово, особенно тёмными ночами, когда единственный свет был лишь от снега, реальность – совсем другое, и реальность тебя до ужаса пугала. ты не сомневался, что фрой разделит твои мечты и желания, но претворить всё это в жизнь… вот поэтому и блокнот, который – будь твоя воля – ты бы, наверное, под подушкой держал.

- а ты что, нет? мы явно не братья и явно не друзья. нет, ну мы друзья, конечно, и любовники, и живём мы вместе… методом исключения получается, что мы семья, - заглядываешь фрою в глаза, с любопытством изучая в них своё отражение. интересно, каким он тебя видит? смелым, спокойным и рассудительным? заботливым, терпеливым и любящим? ты никогда не спрашивал у него, предпочитая наслаждаться той ролью, которую он тебе отвёл. тебе нравилась эта роль, она идеально тебе подходила. она была твоя от и до, вряд ли ты когда-нибудь согласишься с ней расстаться. как и с фроем – ну где ещё можно найти такого? и эти его веснушки ещё… обязательно все их пересчитаешь! если у ваших детей не будет веснушек.. ой…

- не надо меня к батарее, около неё твердо, давай лучше к спинке кровати? – смеешься, как-то отвлекаясь от всех ваших праздничных и приятных переживаний. надеешься, что привязывать ни к чему фрой тебя не будет, если надо, ты даже можешь ему пообещать почаще от работы отрываться и готовить ужин, например, раза три в неделю, а то в последнее время ты всю домашнюю работу на фроя свесил, словно он твоя домохозяйка. странно, что рут до сих пор об этом не знает, знала бы – у тебя бы уже всё прошло, и ты бы торчал на кухне, помешивая что-нибудь в кастрюльке.

неловко упираешься рукой в пол, послушно наклоняясь к фрою. целуешь его в ответ и никак не можешь перестать улыбаться. – ну, эй, я первый спросил! – оскар возвращается к вам, отдаёт фрою тапочек и виляет хвостом из стороны в сторону. кажется, ты уже заранее готов всё ему прощать. – я просто смотрел, хотел у тебя спросить, какое ты хочешь. я думал о парных, у меня даже была одна идея, но я тебе её не расскажу, пусть будет сюрприз, раз у тебя никаких особенных пожеланий нет. но если будут, ты мне скажи. а то вдруг ты хочешь воооот такой, - показываешь на пальцах, разводя большой и указательный на расстояние, - бриллиант, чтобы все вокруг завидовали, - не, ну мало ли, мечты бывают разные… носить такое кольцо не обязательно, может быть, оно просто должно быть, чтобы душу грело. – гравировку тогда вместе придумаем, у меня тоже с фразами не очень, - ты уже, наверное, даже малодушно готов попросить помощи у младшей сестры. а зачем тогда ещё господь создал сестёр? ах да…

- ладно, пусть возятся. не будут задавать зато нам 100500 вопросов в минуту. а то вечно, как только мы соберёмся заняться сексом, так рут что-то надо! – причем обычно срочно. сначала она забрасывает вас обоих сообщениями, потом принимается звонить. где-то минут через десять непрерывной атаки до неё начинает доходить, что вы (не)много заняты и к атаке присоединяется ещё и кира. ты любишь своих младших сестёр, особенно, когда они живут в другом доме…

- о, капризы пошли. хочу – не хочу, - фрой роняет тебя на спину на пол и, в общем, так тебе и надо. спина благодарно отзывается – ковёр мягкий, вы сами его выбирали. два часа. в конце ты даже боялся, что если вы не выберете, вас просто-напросто застрелят, чтобы вы не мучились. – сначала пончик, потом всё остальное. пончик будет моим десертом, я твоим, идёт? – только оскара надо будет куда-то девать, а то уже прямо сейчас начнёте репетировать, как будете выпихивать малыша из кровати. что-то тебе подсказывает, что в конце концов щенок победит, и вы будете спать втроем. очень романтично…

- я постоянно бываю не прав, если послушать рут. правда, если её слушать, так я вообще исчадие ада какое-то, - смеешься и одновременно морщишься. оскар не даёт тебе наградить фроя ещё одним поцелуем, ты отпихиваешь щенка, удерживая надежно его одной рукой – он весь с твою ладошку, и всё-таки целуешь своего без пяти сколько-то там мужа. – главное, чтобы потом не оказалось, что нам обоим клятву кира писала… я не умею красиво писать, но постараюсь. а потом эту клятву мы положим в коробку первой ссоры. и эту коробку, конечно, никогда не откроем, - как и многие в мире паре. ссоры всегда будут казаться не достаточно значительными, чтобы открыть коробку, выпить вино, поплакать над клятвами и больше никогда не ссориться.

- ну, пойдем, - поднимаешься следом за ним на ноги и идёшь на кухню. усаживаешься на стул, пока фрой заботиться о тебе и об оскаре. – не котёнок, но он же, вроде как, малыш совсем, может, всё-таки немного молока? – оскару, конечно, колбасу подавай, но хоть один ребёнок в мире согласился есть кашу, когда рядом лежит конфета? – а? – отзываешь почти мгновенно, ты привык быстро ему отзываться. фрой городит… что-то. ты вопросительно приподнимаешь бровь, а потом смущенно уставляешься на собственные тапочки, ну да, тебя резко заинтересовал рисунок на них…

- ну вот что ты делаешь, ну вот зачем… - всё так же смущенно таращишься на свои тапочки, даже оскар не способен тебя от них отвлечь. – тебе, походу, нравится меня смущать, да, несносный ты мой почти-муж! – резко забираешь у него пончик и так же резко вонзаешь в него зубы. горячо. нёбо горит огнём, язык – тоже, поздравляю, ближайшие пару дней будешь питаться только тёплой едой. – я обжёгся из-за тебя, - тыкаешь в него пальцем, отвлекая его от сахарной пудры у тебя на губах. – но ладно, иди сюда, - откусываешь ещё раз – всё равно терять уже нечего, и пачкаешься в пудре ещё больше, а потом самозабвенно целуешь фроя, чтобы перепачкать в пудре ещё и его. ваш маленький ритуал – есть пончики, пачкаться в пудре и сцеловывать эту пудру.

- походу, ты сегодня без десерта, - отвлекаешься, когда оскар, закончив уминать колбасу, принимается прыгать на вас обоих. – он решил, что у нас тут увлекательная игра, в которую мы его не взяли, - малыш радостно гавкает и машет хвостом так, что ещё немного, и тот оторвётся. – не захлопнем же мы дверь у него перед носом… он такой хорошенький… я не смогу, - смотришь на фроя и в качестве компенсации предлагаешь ему часть своего пончика. – это вот и есть настоящая семейная жизнь. никакого секса, потому что в доме ребёнок. не важно, что у него хвост, - смотришь на довольного всем оскара, который всё ещё не понимает, почему вы не взяли его в игру. а вы не играете… - ещё мы можем подождать, когда он уснёт. ну, когда-нибудь же он спит, да? – спрашиваешь у фроя с надеждой во взгляде. если не спит, то… притягиваешь фроя к себе и радостно целуешь. а потом оставляешь опечаток своего пальца у него на носу – палец был в пудре. ну, а почему нет, тебе захотелось!
[NIC]Reinhold Berger[/NIC][STA]а твоего солнца хватит на десять африк[/STA][AVA]https://i.imgur.com/rbJn7EZ.png[/AVA]
[LZ1]РАЙНХОЛЬД БЕРГЕР, 23 y.o.
profession: программист;
love: Froy;[/LZ1]
[SGN]лучи вдохновения тошеньке[/SGN]

+1

12

значит райн тоже нормальный да? не какой-то сверхчеловек, умеющий с непроницаемым лицом разбираться со всеми проблемами. и вот эта маленькая тетрадочка что-то вроде медитации, записываешь пункты, выводишь слова, повторяешь про себя и это успокаивает. так для него это работает или нет не важно. главный вывод - он тоже переживает. он переживает, вот же черт.

ты кусаешь губы, почти также же жадно, как райн пончик. ты его смутил, охренеть просто, бергер краснеет и заедает все это пончиком, обжигается и обвиняет во всем тебя. да, ты согласен быть виновником каждого последующего его ожога, чтобы тут же стать лекарством. по-моему отличный вариант. а вот статус почти-мужа не успев появиться тебя уже не устраивает. хочешь большего, как всегда. и откуда такая ненасытность.

- я согласен быть несносным, но почти - это как-то оскорбительно, - тушишь сигарету и медленно подходишь к райну, перекидываешь ногу через его колени,  садишься верхом и с улыбкой наблюдаешь, как он специально для тебя откусывает пончик ещё раз и все его губы теперь в сахарной пудре.

- очень эротично, бергер, - успеваешь прошептать перед тем, как он тебя целует.  кажется прямо сейчас в твоей голове играет свадебный марш или как там он называется. ты готов продолжать этот сладкий ритуал бесконечно, пока не заберёшь свой десерт целиком и полностью, но кажется кто-то против.

- райн, оскар, вы сейчас серьезно? - изображаешь возмущение, хватаешь щенка за шкирку и приподнимаешь над полом. он радостно тявкает и виляет хвостом. - это вот этот ребёнок значит не даёт нам с папочкой заняться сексом? - опускаешь оскара на колени между тобой и райном и как будто ему в отместку жадно отвечаешь на поцелуй, испачканным в пудре носом проводишь по колючей щеке, а потом опрометчиво опускаешь голову и тут же получаешь ещё один поцелуй только ужасно мокрый.

- фу, и в кого ты такой слюнявый, а, малыш? - чешешь щенка за ушами, вытираешься от его слюны краем торчащей из-под свитера футболки.

- мы просто поиграем с ним и он устанет и отрубится, как тебе идея? - ты не собираешься уступать этому мелкому, вы ещё посоревнуетесь за внимание. это даже весело. и иногда ты даже готов уступить, но только иногда, потому что райн прав он слишком хорошенький.

- я уверен, что ты должен со мной согласиться, а то вдруг я снова начну капризничать, а потом ещё потребую бриллиантов, - смеёшься, потому что это реально смешно. к черту бриллианты и все эти атрибуты богатой жизни, которая была у тебя когда-то, ничего хорошего ты от неё не увидел. и сейчас тебе, чем проще, тем лучше. хоть проволоки на пальцах, главное, чтобы они что-то значили для вас обоих.

- так что ты там придумал насчёт колец? говори уже. на заставляй напоминать тебе, что я не умею ждать, - слезаешь с райна, поддаваясь на провокации оскара, стягиваешь с ноги бергера тапок и кидаешь вперёд по коридору, оскар летит за ним и врезается во входную дверь, но он счастлив, добыча у него в зубах.

- с этими играми я сейчас тоже проголодаюсь, - подаёшь голос из коридора, забегаешь в комнату, оскар за тобой, вы носитесь по вашей маленькой квартире, как малые дети, райну не жениться на тебе надо, а усыновлять. но тебе ещё никогда не было так легко и весело, вы никогда не говорили с бергером о твоём детстве, потому что он знал - его у тебя не было, точнее оно было ненастоящим, вы стали представлять его как сон, затянувшийся кошмар, из которого ты наконец выбрался, так было легче, это работало, со временем ты начал в это верить. но пока ты спал, все остальные дети играли в нормальные детские игры, в те же догонялки, например. а у тебя украли это время, даже с девчонками не поиграешь, а они уже типа выросли, а ты типа серьезный парень, парень их брата, почти-муж, блин. оскар же, совсем другое дело.

но на долго тебя похоже не хватит, как и мебели, в которую вы постоянно врезаетесь.

- эй, райн, ты не хочешь спасти своего будущего мужа от этого мелкого неугомонного существа. не ребёнок, а монстр, - не замечаешь, как слова муж и ребёнок успешно вошли в твой лексикон и теперь проскакивают чуть ли ни в каждой фразе. а раз не замечаешь, значит это также естественно, как испытывать желание всякий раз, когда райн оказывается рядом. самое приятное сравнение.

прячешься за спину бергера, оскар радостно лает и с легкостью тебя находит. он реально неутомим.

- я знаю, что мы можем сделать, закрыться от него в ванной, - подтягиваешься на мысках, целуешь райна в шею. - он конечно очаровательный и такой маленький и с виду безобидный, но, за пять минут он уже меня вымотал. даже ты хуже с этим справляешься, сладкий, - облизываешь губы, на них все ещё вкус сахарной пудры.

оскар наконец устаёт что-то требовать, валится на пол и свесив язык лежит довольный в обнимку с тапочком райна.

- да неужели, - выдыхаешь. - в следующий раз ты с ним играешь. и я все ещё хочу свой десерт, - тянешь к кровати своего ещё пока парня. падаешь на спину, оскар только оборачивается, тяжело дышит, но продолжает лежать на полу.

- а что за коробка первой ссоры такая? - буквально заставляешь райна лечь рядом с собой, чтобы тут же повернуться и закинуть на него руку и ногу. - и если я узнаю, что клятву тебе писали сестры, обижусь так и знай. мы напишем их сами, пусть будет коряво и не так как в фильмах, но разве это имеет значение. важно, что от сердца. так странно. все это только что сказал я? - смеёшься в шею бергера, подушечками пальцев щекочешь кожу на его животе.

- слушай, я должен научиться готовить какое-нибудь охуенно сложное и безумно вкусное блюдо для свадебного ужина, чтобы ты попробовал и охренел. и естественно сразу признался мне в вечной любви и ко мне навсегда приклеился статус лучшего мужа на свете. ты вообще чувствуешь, мы ни разу не произнесли слова жених. согласись, оно дурацкое, - оскар на полу зевает, мысли твои текут медленно, но все сторону камина, становится прохладно. конечно, существует множество других способов согреться, учитывая как не хочется вылезать из постели. и тебе приятно думать обо всех этих способах одновременно, выводя узоры на животе райна, словно ставишь свою витиеватую подпись на его теле - маленький отпечаток принадлежности. он даже лучше чем штамп в паспорте.

- может нам сделать парные татуировки? - кстати одна у тебя уже была, а потом ты расковырял ее ножом в итоге оставив уродливый шрам на лодыжке, ещё одно напоминание, ты бы хотел оставить его на стойке с журналами в аэропорту вместе с браслетом, подаренным когда-то отцом, но, к сожалению, это невозможно.

- знак бесконечности с нашими именами, например, - кажется у тебя получается приятно мечтать и волнение ушло, недалеко конечно, улеглось, сделало передышку, сладко потягивается, как оскар на мягком ковре, ждёт своего звездного часа. вот утром ты проснёшься и накинешься на бергера с новыми вопросами, страхами и сомнениями, а может быть встанешь пораньше и пока райн будет спать, тщательно изучишь его волшебный блокнотик. вдруг он и тебе поможет успокоиться и перестанет казаться каким-то страшным и непонятным, только заморачивающим ещё больше. но это все завтра.

- давай воспользуемся моментом, пока мелкий сделал перерыв, м? - перекатываешься на райна, целуешь, медленно и как можно тише, чтобы не привлекать лишнее внимание оскара. - где тут мой остывший десерт? - обеими руками забираешься под одежду бергера, чувствуя как по коже тут же пробегают мурашки. - холодно, - шепчешь, опускаешься ниже, задираешь его свитер и ныряешь под него с головой, горячо выдыхаешь на торчащие рёбра, касаешься губами. вот так явно теплее.
[NIC]Froy Cox[/NIC]
[AVA]https://i.imgur.com/DKJzgqU.png[/AVA]
[STA]райнозависимость[/STA]
[SGN]by Razumovsky[/SGN]
[LZ1]ФРОЙ КОКС, 21 y.o.
profession: безработный
placebo: Berger[/LZ1]

Отредактировано Apple Flores (2021-07-26 12:51:56)

+1

13

наблюдаешь за тем, как фрой и оскар носятся наперегонки. тебе хочется к ним присоединиться, но дом у вас маловат будет. старательно моешь руки и лицо после пончика, наливаешь себе холодную воду в кружку – обожженное нёбо и язык болят, но вполне терпимо. – я всё равно тебе не скажу, какие кольца выбрал, придётся потерпеть. и не надейся, что тебе удастся из меня вытащить эту информацию, -  повторяешь ещё раз, раздумывая, что стоит на ноутбуке почистить историю. с фроя станется залезть и глянуть. а ты хочешь, чтобы это был сюрприз. тебе понравились кольца из белого золота. с луной и солнцем. они, конечно, пробьют весомую брешь в вашем и без того трещащем по швам бюджете, но, в конце концов, вы же не каждый день заключаете брак! и кольца эти вы будете носить до конца дней своих… так что каждый вложенный в них цент себя вполне оправдает.

- неа. давай, давай, бегай. спорт – это полезно для здоровья, - очаровательно улыбаешься, моешь посуду, чтобы потом к ней не возвращаться, выбираешь тарелочку для оскара и наливаешь туда молоко. даже если он его пить сто раз не будет, ты своё дело сделал. вообще-то ты понятия не имеешь, что делают с такими маленькими щенками… фрой усиленно пытается вовлечь в игру и тебя, но ты изображаешь из себя настоящего серьёзного взрослого. – это вызов, фрой? мне продемонстрировать все свои способности? ночь длинная, - в очередной раз вытираешь руки полотенцем – оно совсем сырое, бросаешь его на батарею, чтобы подсохло и выходишь из кухни, из этого бермудского треугольника.

оскар наконец-то успокаивается, ты послушно тянешься за решительно настроенным фроем. – что-то не похоже, чтобы ты устал, дорогой, - позволяешь себе заметить. энергии ему хватит ещё восемь таких же оскаров угомонить. – но пошли, я тебя угомоню, - бросаешь взгляд на бедного уставшего оскара, обнимающего твой тапочек. пусть обнимает, может быть, он его устроит, вместо вашего внимания. тебе очень сильно не хочется выгонять малыша из вашей кровати, однако ты всё-таки привык к тому, что в вашей кровати вас двое. к тройничку ты пока как-то не готов, даже не знаешь, почему…

- а, в неё вино кладут и слова о любви, ну, можно клятвы. плотно её закрывают и убирают. а когда первый раз сильно ссорятся, вытаскивают, открывают. пьют вино, читают слова о любви и всё, все ссоры сразу забываются, - послушно ложишься на кровать, ухмыляешься, когда фрой ложится в свою привычную позу. гладишь его по руке – рассеянно и тоже очень привычно. – ладно, я напишу сам. честно, - приподнимаешь правой рукой его подбородок, чтобы нежно поцеловать. губы у него всё ещё сладкие. обожаешь. ну вот что в нём можно не обожать?

- о, да, ужасно дурацкое, согласен. но тебе в принципе не надо поражать меня кулинарными способностями, ты уже имеешь статус лучшего мужа на свете, пусть ты ещё пока мой будущий муж. почему мы вообще об этом говорим, господи прости… - запускаешь руку ему под свитер и футболку, водишь пальцами по коже, вырисовывая – тебе кажется – точно такие же узоры, какие фрой выводит на тебе. вообще тебе хочется заткнуть ему рот поцелуем и целовать его до тех пор, пока все мысли не испарятся у него из головы. – ещё мне нравится слово "любовники"… примерно с того момента, как мы спали спать вместе, - есть в этом слове что-то такое, интимное что ли. ну и то, что оно произошло от слова "любовь". вы всегда занимались только любовью, в ваши отношения всегда были примешаны чувства. потому что, когда нет чувств, это уже физкультура какая-то…

- я не против, можем подумать об этом. и подарить нам парные тату на свадьбу, - фрой, кажется, заметно поутих, как и оскар, который не подает признаков того, что готов продолжить играть. а вот у тебя кровь кипит и желание с каждой секундой становится всё сильнее. кто бы мог представить, что ты надеялся, что если ты не будешь встречаться с фроем, то желание у тебя рано или поздно угаснет и тебе не будет его хотеться до дрожи, блин, в каждой мышце. – я уже давно готов, - целуешь фроя в подбородок, аккуратно цапаешь его и очаровательно улыбаешься. – почему это холодный? я очень даже горячий… эй, эй, эй, - фрой прячется под твой свитер, а тебя это вообще-то не устраивает! но возмутиться слишком сильно ты не успеваешь. его прикосновения и легкие поцелуи тебя обезоруживают. ты таешь, как масло на тарелочке. прерывисто дышишь, понимая, что если вот он сейчас не перестанет… - фрой… - полу-стоном, полу-выдохом. решительно стаскиваешь с себя свитер и футболку. по коже бегут мурашки, но в принципе… ты уже согрелся. фрой тебя согрел. – иди ко мне, - тянешь вверх и его одежду, осторожно убираешь её в сторону. – тссс, мы не шумим, - тихо шепчешь, переворачиваешься, перекладываешь фроя и оказываешься ровно над ним.

целуешь его – нежно, ласково, медленно… ты его соблазняешь, если он не догадался. спускаешься ниже, вдоль грудины и к животу. гладишь руками, согревая его кожу – под твоими пальцами она становится розовой. ты ждёшь, когда послышатся первые стоны. он уже тяжело дышит и выгибается под твоими руками, и это тебе нравится. развязываешь верёвочки на его штанах, стягиваешь их вниз. целуешь низ живота – по краю белья. возвращаешься выше. улыбаешься ему, сквозь упавшую челку / вам определенно обоим нужно подстричься /. находишь его губы и с головой погружаешься в нежный медленный и глубокий поцелуй. язык сплетается с его языком, и ты слышишь стон – только не понятно: твой или его. пальцы одной руки сплетаются с его пальцами, а другой… другой ты гладишь его живот, спускаясь ниже. тактильная вежливая прелюдия, но тебе просто нравится его соблазнять. проникаешь под резинку белья, убеждаясь, что часть твоего плана оказалась вполне успешной. тебе нравится приносить ему удовольствие. видеть, как темнеют его глаза, как они перестают фокусироваться на тебе. ни с чем не сравнимые моменты. целуешь его снова и снова, не желая отрываться от его губ. пусть они горят у вас обоих от поцелуев… вы не успеваете вдохнуть, но зато не шумите. и слова вам не нужны – вы всё прекрасно знаете. и видите. ты действуешь медленно, никуда не торопишься. и улыбаешься сквозь поцелуй, слыша всхлипы – его всхлипы. вам нужно постараться не разбудить оскара… фрою хорошо, а тебе ещё лучше. отвлекаешься на пару секунд, стягиваешь с него белье, оставляя его обнаженным. любуешься его совершенным – для тебя абсолютно совершенным – телом, целуешь его живот, поднимаясь выше, чтобы снова найти губы, раскрасневшиеся от поцелуев. ты уверен: сейчас ему тепло. как и тебе. заглушаешь новый всхлип поцелуем, раздумываешь отвлечься на слова, но всё-таки не отвлекаясь, погружаешься в поцелуи и касания, словно тебя не подпускали к нему уже целую вечность.
[NIC]Reinhold Berger[/NIC][STA]а твоего солнца хватит на десять африк[/STA][AVA]https://i.imgur.com/rbJn7EZ.png[/AVA]
[LZ1]РАЙНХОЛЬД БЕРГЕР, 23 y.o.
profession: программист;
love: Froy;[/LZ1]
[SGN]лучи вдохновения тошеньке[/SGN]

+1

14

в этой коробке первой ссоры определённо что-то есть, не просто так ведь она придумана и не просто так райн о ней упомянул. сама идея тебе нравится - пить вино, читать слова любви, которые когда-то были вами же и написаны, в тот самый момент, когда эмоции достигают пика, примерно как сейчас, думая о свадьбе, о клятвах, о парных татуировках в качестве подарка, о кольцах, подробности о которых ты все таки выпытаешь у бергера, как бы он не упирался, у тебя есть свои рычаги давления. например те, что ты используешься прямо сейчас.

- вызов, бергер, - шёпот теряется, вместе с учащенным дыханием за плотно сомкнутыми губами. всего на несколько секунд, чтобы снова вырваться. поспешным, жадным, стонущим поцелуем. райн и правда готов, угомонить тебя или занять тебя собой до утра. одно другому не мешает, но ты не будешь уступать, раз уж вызов брошен. усталость лишь напускная, преувеличенная, как часть игры, а бергер делает вид, что ведётся.

- что-то ты подозрительно соглашаешься со всем, что я предлагаю, - проводишь большим пальцем по шраму на его бедре, ты до сих пор не знаешь кто его оставил. может быть именно это станет поводом для первой послесвадебной ссоры. но не сейчас, не в эти долгожданные секунды.

- даже слишком горячий, - ты поднимаешь голову и успеваешь скользнуть языком по его животу, прежде чем райн опрокидывает тебя на спину. нет, он делает это очень аккуратно, только дыхание срывается, ты торопишься, задирая руки, освобождаясь от одежды.

- черт, как много ограничений сразу. ты же знаешь, что я не умею тихо, - выгибаешься, пальцы цепляются за спинку кровати, зубы прихватывают нижнюю губу, не райна, твою собственную. - я понял, придётся научиться, - улыбаешься, ловишь темнеющий взгляд сквозь челку, не убираешь ее с лица бергера, тебе нравится, он сейчас источает чистый секс и твоё желание дрожью пробегает по рукам. - я думал уже невозможно хотеть сильнее, - это последнее что ты можешь сказать, шепотом/стоном/шипением сквозь стиснутые зубы/до боли сжимающим пах возбуждением. а ты любишь говорить, из тебя сыпятся откровения, пошлости, признания, тебя разрывает от эмоций, ощущений, волнами по изгибам тела. но сегодня ты должен быть сдержаннее и это тоже заводит, словно вы прячетесь от кого-то, в чужой спальне на шумной вечеринке или в номере мотеля с картонными стенами, а может быть в соседней комнате рут и кирстен и они могут вас услышать, позволь ты себе чуть больше, чуть громче, сильнее.

блять, что же он творит

райн беззвучно, почти мольба. втягиваешь живот, сжимаешь пальцы на ногах, ещё чуть-чуть и ты вонзишься ногтями в его плечо.

пожалуйста

его губы спускаются ниже, ты вздрагиваешь, подаёшься вперёд, ты знаешь, что сейчас он тебя поцелует и ты сможешь выдохнуть, глухой стон утонет в сплетении языков.

я люблю тебя

за тебя говорит твоё тело, твои руки, твои глаза. его нежность когда-то затянула все твои раны, сейчас она заставляет тебя гореть, губы дрожат, но ты не можешь не смотреть на него, не прикасаться, он заводит тебя невыносимо, это уже не соблазнение, а пытка, приятная до изнеможения.

садист

твои щёки алеют, стискиваешь пальцы, оплетая ими ладонь райна, выгибаешься, приподнимаясь, подаёшься к его руке. когда он касается члена, ты просто откровенно скулишь, не хуже оскара. ты уже ничего не соображаешь. ничего не видишь вокруг, кроме него. полное ощущение безопасности и дикой, животной необходимости в нем.
хочешь, чтобы он дальше растягивал удовольствие и одновременно хочешь требовать быстрее, сейчас, иначе ты просто перестанешь существовать.

райн

на выдохе, цепляешься за него, пытаешься прикоснуться везде, влажная ладонь скользит между вами, по внутренней стороне бедра, перемещаясь на ягодицу, сдавливаешь, пытаешься укусить за губу, но тут же пускаешь в ход язык. тебе безумно хорошо. вы словно в замедленной съемке и от этого ты весь дрожишь, прелюдия затягивается окатывая тебя тёплыми волнами одной за другой. когда ты лишаешься белья, а губы райна снова оказываются где-то внизу, ты резко выгибаешься, хватаясь обеими руками на спинку.

- я больше не выдержу, - ты весь от плеч до кончиков пальцев в мурашках. райн возвращается к тебе и ты всхлипывая, обвиваешь его шею руками, путаешься пальцами в волосах, только сейчас убираешь со лба влажную челку.
невозможно любить сильнее, но ты любишь, прямо сейчас, в эту секунду с мольбой, заглядывая в его глаза.

ты уже имеешь статус самого лучшего будущего мужа будущего мужа эхом, сердцебиением, отзвуками его голоса, множеством откликов внутри тебя. так может только он, только его смех отдаётся в тебе сотнями звенящих колокольчиков, только его голос заставляет обернуться, а руки кажется могут вылепить из тебя что угодно, потому что ты становишься податливым, как пластилин. ты правда заслужил все это? его заслужил?

кончиками пальцев ведёшь между лопаток, ты правда очень стараешься не спешить, даже раздевая райна, снимая все оставшееся не нужное, чтобы стало ещё жарче от столкновений тел, от мечущегося между вами желания. сейчас ты как никогда чувствуешь, что он твой, только твой, от этого голова кружится и все плывет перед глазами. ты обещал себе не уступать, ты можешь сейчас окунуть его в мучительную ласку, сделать тоже самое, что он сейчас делает с тобой, твои руки и губы знают каждое особенно чувствительное место на его теле, ты можешь любоваться им, а можешь творить, как художник на холсте, разжигая красочные костры то там, то здесь, дотрагиваясь, сжимая, прикусывая, зализывая. но тебе будет мало, ты хочешь почувствовать его в себе, давясь рвущимися на свободу стонами, затыкая себе рот, царапая бедра райна. тебе это нужно, как глоток воздуха, как закрепление вашего статуса любовников, от слова любовь. и ты скользишь ладонью по его животу, ниже, замирая лишь на секунду, почти не дышишь. пальцы едва касаются члена, мягко, медленно. ты все ещё не дышишь, только губы дрожью по его губам. накрываешь ладонью, поглаживаешь, сползая чуть ниже, мажешь губами по подбородку и сжимаешь пальцы, выдыхая в шею, порывистое, рваное дыхание, прежде, чем ты отрываешь руку, скрещивая ноги за его спиной, быстро проводишь ладонью по груди, по плечу, по лицу, застывая на щеке.

- я сдаюсь, бергер, - тебе нужно, чтобы он двигался, чтобы прямо сейчас каждым своим движением доказывал, что ты принадлежишь ему и никто не оторвёт вас друг от друга...никогда. со стоном откидываешься назад, затылком вжимаясь в подушку. оставляя ладонь на шее райна, ведёшь указательным пальцем по кадыку. ты все ещё стараешься не шуметь, одеяло и простыни принимают твою крепкую хватку, сворачиваются в твоём кулаке и рвутся от впившихся в них зубов. 
[NIC]Froy Cox[/NIC]
[AVA]https://i.imgur.com/DKJzgqU.png[/AVA]
[STA]райнозависимость[/STA]
[SGN]by Razumovsky[/SGN]
[LZ1]ФРОЙ КОКС, 21 y.o.
profession: безработный
placebo: Berger[/LZ1]

Отредактировано Apple Flores (2021-07-26 12:52:08)

+1

15

тебе нравится, нравится, нравится смотреть, как фрой теряет связь с реальностью. как в его мире оказываешься только ты один. мучительная пытка – не только для него, но и для тебя самого. медленно, глубоко, жарко. глухие стоны теряются в поцелуях – приятное разнообразие. обычно вы не сдерживаетесь, вам не зачем. но сегодня, словно кто-то вас подслушивает, а вы продолжаете дарить друг другу удовольствие. ты уже знаешь каждое его чувствительное место, каждый уголок его тела для тебя уже не тайна, но интерес и желание от этого не угасают. и ты касаешься, снова и снова, ласкаешь, восхищаясь тем, как розовеет его кожа под твоими пальцами, как он выгибается и в то же время подаётся тебе навстречу, как мурашки бегут и исчезают.

- выдержишь, - шепчешь куда-то ему в губы и снова погружаешься в поцелуй с головой. с ним тебе хорошо даже просто целоваться до одури, что уж говорить о чем-то ещё. он – твоя идеальная половинка, вы настолько подходите друг другу физически… словно когда-то были созданы именно друг для друга. фрой включается и, как будто в отместку, доводит и тебя. жар внутри тебя уже больше не собирается в единый шар, он распространяется по всему телу – кровь бурлит в сосудах, ещё немного и ты просто-напросто закипишь. вы первый раз оба молчите, но достаточно лишь языка тела. каждое движение говорит о любви, каждый вдох, стон, всхлип – говорит о любви.

но кто теперь кого соблазняет?

ты, как и он, теряешь связь с реальностью, привычный мир теряет свои очертания. держишься – крепко, боясь, что потеряешься окончательно или, может быть, просто сойдешь с ума. дрожь проходит по всему телу, ты тоже уже больше так не можешь. но всё же продолжаешь, пока его руки жадно блуждают по тебе. он тоже знает каждую чувствительную точку. и играет на этом. можно говорить о случайных связях часами, но нет ничего лучше партнёра, который знает тебя всего – от макушки до пяток, и знает, как довести тебя за считанные мгновения.

- я тоже, - выдыхаешь, переходя к активным действиям. двигаешься, быстро угадывая нужный темп. вместо стонов – только рваное и частое дыхание. он – только твой. ты не хочешь и не будешь делиться ни с кем в этом мире. тебе хочется, чтобы он оторвался от простыней и одеяла, чтобы его руки сжимали твоё тело, даже если после на тебе останутся синяки и ссадины. всё равно, плевать, тебе нужно, чтобы он касался тебя. и ты говоришь ему об этом, заставляя разжать пальцы. и какая уже разница на громкие стоны, ну и пусть оскар проснётся, вы не умеете быть тихими, но обязательно научитесь, когда-нибудь не сегодня. напряжение последних мгновений скапливается и ударяет в голову лучше пузырьков шампанского, лучше любого наркотика. ты доходишь до конца сам и помогаешь ему – забота в каждом движении.

и ты не можешь сказать, что лучше – начало или конец. силы кончаются и всё, на что тебя хватает, это просто прижимать его к кровати своим весом. тяжело дышишь – всё ещё немного судорожно втягивая в себя воздух. то ли хочется ещё раз, то ли нужно передохнуть. спускаешься чуть ниже, слушая, как гулко бьётся его сердце в груди. и как только можешь – целуешь, оставляя смазанный отпечаток. поднимаешь голову, чтобы всмотреться в его лицо – мокрая от пота челка мешает и закрывает весь обзор. убираешь её рукой и самодовольно ему улыбаешься. – я достаточно тебя утихомирил? или мне продолжить? – ты сможешь, только тебе нужно собраться с силами.

сползаешь в сторону, ложась рядом с ним, но не прерывая контакта. мягко целуешь в губы, убираешь пальцами каплю пота в ямочке между носом и верхней губой. – я так сильно тебя люблю, что ты даже не представляешь, - отбери его у тебя, и ты просто-напросто откажешься жить. ты уже пробовал быть без него – не понравилось, больно и словно оторвали весомую часть тебя. ещё каких-то полгода назад такие сильные чувства напугали бы тебя до ужаса, ты не хотел любить до изнеможения, не хотел погружаться с головой в серьёзные отношения. но сейчас… сейчас не можешь по-другому, и, в конце концов, ты вверяешь ему и себя, и свою жизнь, принимая тот же подарок в ответ.

лежишь молча, не в силах сказать хоть что-нибудь ещё. но разве вам нужны какие-то слова? сейчас ты можешь только бессвязно лепетать, подобно младенцу, и следить за каждым его движением. прохладно, по коже бегут мурашки. тягучая вязкая расслабленность скользит от мышцы к мышце, облизывает кости. по привычке тебе хочется закурить, но вы же вроде договорились не курить в кровати, а вставать к окну тебе совсем не хочется. – я буду лежать тут до следующего века, - тихо шепчешь, проводя пальцем по контуру его лица. когда любишь, всё кажется невыносимо прекрасным. тонешь в его голубых глазах, не разбирая, что же там, на дне. вероятно, там ты. точно так же, как в твоих глазах – он и не вытащить его оттуда никакими крючками, как и не вырезать из сердца никаким скальпелем.

только примерно через полчаса у тебя просыпается способность нормально говорить. дыхание выравнивается, сердце успокаивается – если оно вообще может быть спокойно, пока рядом находится фрой. – кажется, у нас получилось не разбудить оскара, - или вы были достаточно тихими или оскар спит, как убитый. натягиваешь на себя и на фроя одеяло – холодно, хотя ещё каких-то полчаса жарко было невыносимо. – больше секса обожаю только вот так с тобой рядом лежать, - и прислушиваться к дыханию. тебе трудно оторваться от фроя, поэтому ты целуешь его снова и снова, но уже не для того, чтобы свести его с ума. тебе некуда девать нерастраченную любовь, поэтому ты окутываешь в неё его. но и он делает то же самое, и ты не понимаешь, можно ли любить сильнее, когда вы и без того настолько теряетесь друг в дружке – и всё же остаётесь отдельными личностями.

не представляешь, что будет дальше – брак, кольца на пальцах, парные тату… и тебе кажется, что ничего не изменится, но изменится само восприятие. у вас изменится восприятие вас самих и того, что вы из себя представляете. будет здорово, ты не сомневаешься ни единой секунды, только сначала нужно будет пройти через все эти бюрократические проволочки и официальные процедуры. но это ничего, вы со всем этим справитесь. и больше не будет родителей фроя, больше не будет твоих родителей. ничего не будет, будете только вы вдвоем – и немного твои сестры, от которых вам никуда не деться, слава богу, они нравятся фрою. в голову лезут всякие глупости, поэтому ты просто любуешься умиротворенным и расслабленным фроем придвигаешься к нему ближе – холодно, в обнимку будет гораздо теплее. – надо обогреватель включить… - замечаешь, вдыхая его запах и сплетая его пальцы со своими. – но потом, всё потом, я не встану. и тебя не пущу, - как и сказал, будешь лежать здесь до следующего века. пока…

пока, очевидно, не проснётся оскар. переводишь взгляд и видишь, как малыш зевает и поднимается на неокрепшие ножки. откуда он вообще столько энергии берёт… оскар сладко потягивается, тявкает и с разбегу прыгает на кровать. – а представь, если бы это был ребёнок, - натягиваешь одеяло повыше, надеясь, что тебе хватит сил объяснить малышу, что вы здесь не играете. или пусть этим фрой занимается. – что он спит-то так мало…
[NIC]Reinhold Berger[/NIC][STA]а твоего солнца хватит на десять африк[/STA][AVA]https://i.imgur.com/rbJn7EZ.png[/AVA]
[LZ1]РАЙНХОЛЬД БЕРГЕР, 23 y.o.
profession: программист;
love: Froy;[/LZ1]
[SGN]лучи вдохновения тошеньке[/SGN]

+1

16

каждая впадина на твоем податливом теле.
и молнии дрожи по нему призраком бродят.
и это все на самом деле.
это все на самом деле
происходит.

евгений соя
ты теряешься в нем, падаешь, отчаянно цепляясь за реальность. но она ускользает. течет между твоих пальцев, невольно царапающих шею райна. он сдается? ты не ослышался. или поддается? поддается тебе, твоим прикосновениям, тем, на которые ты особенно рассчитывал, пытаясь сохранить остатки самообладания, не сорваться раньше него. ты читаешь бергера, а он читает тебя. безошибочно.

ты забываешь об оскаре, кире, рут, о том, что когда-то у тебя были родители, которые впихивали кляп тебе в глотку, от их рук на коже расползались мерзкими червями кровавые полосы и ты был ручным цепным зверьком, изнывающим от нехватки любви, ты забыл себя таким, забыл, что к тебе прикасались еще чьи-то руки, кроме его рук.

- райн, - от первого толчка ты распахиваешь глаза и впиваешься пальцами в его напряженную шею, чувствуя каждую вену, дрогнувший кадык. машинально, на инстинктах. моё. разорву, но не отдам никому. но пальцы тут же разжимаются стоит ему попросить прикоснуться, оторвать твои руки от простыней.

- только не останавливайся, - всхлип остается отпечатком на его губах и тут же слетает стон, который он тебе разрешает, ему больше не нужна твоя сдержанность, он просто хочет тебя всего и воздух всхлипывает между вами, колеблется, решая исчезнуть ли ему насовсем, чтобы вы начали задыхаться.

цепляешься, царапаешь, оставляешь следы ногтей на его ягодицах, поцелуи становятся голодными, будто ты только что дорвался до райна. о стонах ты уже не думаешь, они пульсируют на его коже, забираются мурашками по шее, долетая до слуха и оглушая.

влажной ладонью ведешь по его спине, она кажется такой горячей, но тебе все равно хочется прижаться ближе, сгореть в нем, расплавиться, ты двигаешься в такт, это словно танец, лишенный всякой пластичности, вы не думаете о технике, вы просто чувствуете свои тела или они вас. сплетённые и вздрагивающие, будто в агонии. ты кончаешь сразу следом за райном, отворачиваясь, зажмуриваясь и сглатывая.

всхлип преображается, теперь это сдавленное, но вполне оформившееся  “блять“. не первый раз, но ты всегда испытываешь стыд за собственные слезы. слабость прочно обосновалась внутри тебя, твоя нерастраченная любовь.

он совсем не тяжёлый и ты оплетаешь его собой, шея горит от его рваного дыхания и сам ты дышишь также тяжело, ловишь сжалившийся над вами воздух. райн спускается ниже и твое сердце уже не знает куда ему разогнаться. поцелуй заставляет его йокнуть и замереть. на самовольный взгляд отвечаешь закушенной губой, но тут же ведешься на его движение рукой к твоим волосам, трешься об нее, целуешь запястье.

- ты хочешь, чтобы я сказал, что мне достаточно? не дождешься, райн. мне всегда будет мало, - ты говоришь хрипло, тихо и прерывисто, тело ещё влажное, все прикосновения на коже продолжают ощущаться и приятно постанывать. тебе всегда нужно время, чтобы пережить этот момент, насладиться им. и все поцелуи и касания после своей одуряющей нежностью заставляют тебя глупо улыбаться.

ловишь его палец губами
- я тебя сильнее.

он лежит рядом, а тебе как будто чего-то не хватает, крошечное расстояние уже кажется пропастью и ты находишь его руку, переплетаешь пальцы, сжимаешь и переворачиваешься на бок. теперь вы смотрите друг на друга и ты хочешь потянуться к лицу райна, но он тебя опережает и тогда ты кладешь ладонь на его живот, ласково поглаживаешь, рискуешь, скользя вниз, щекочешь лёгкими невесомыми прикосновениями, улыбаешься, отвечая на поцелуй неспешно, расслабленно, языком раскрываешь его губы.

- ты мой чёртов герой, - смеёшься, тихо, даже на это нет сил. и ты пожалуй ненадолго закроешь глаза, чтобы вернуться назад, буквально на пять минут и снова почувствовать настойчивые спазмы внизу живота. его невозможно не хотеть.

- и мы даже не выползем покурить? – кутаешься под одеялом, прижимаясь теснее к райну, снова закидываешь на него ногу. твой рот сразу занимают поцелуем и ты улыбаешься сквозь него, игриво кусаешься.

- в последние минут десять мне было абсолютно все равно. я даже о его существовании забыл, - легко признаешься и тебе совершенно не стыдно, сейчас же ты вспомнил. а еще обо всех разговорах и пунктах на отрывных листах блокнота и о том, как ты нервничал, обвиняя райна в равнодушии, когда в действительности все оказалось совершенно не так. прячешь лицо, уткнувшись в его шею. не хочешь сейчас думать ни о чем, тебе просто хорошо и ты бы тоже лежал так вечно, не отпуская от себя бергера. жаль на расстоянии вытянутой руки нет холодильника и мини-бара.

- значит ты все таки выдохся, милый, да? встать ты не можешь, обогреватель включать тебе неохото, курить ты меня не пускаешь. а прикрываешься тем, что любишь со мной так лежать также как заниматься сек…любовью, - смеешься, прикусываешь его подбородок, трешься коленом о бедро. вы полностью обнажены и под одеялом тебе снова становится жарко, тебе не нужен обогреватель, все, что тебя греет – рядом с тобой. ты намеренно приторно ласков, тебе нравится быть таким, по-кошачьи вытягиваться вдоль тела райна, жмурясь, принимать его поцелуи. да, тебя распирает, особенно после секса.

- ммм, это еще что такое, - поднимаешь голову, упираясь подбородком в грудь бергера. оскар запрыгивает на кровать и уже активно лезет к вам, роется лапами в одеяле.

- наверное ребенок бы просто громко орал, но у него была бы красивая кроватка, над ней музыкальная игрушка, на которую можно отвлечься и мягкая игрушка под боком на случай если проснется среди ночи и почувствует себя одиноко. а вообще, к ребенку я бы вскакивал в ту же секунду, - смеешься, нащупывая через одеяло оскара, он не понимает откуда взялась твоя рука, смешно вертит головой и пытается куснуть. а ты осознаешь, что реально вставал бы сразу, как только услышал плач и точно засыпал бы в кресле, укачивая малыша.

- я хочу девочку, а ты? – приподнимаешься на локте, подползаешь к лицу райна и целуешь его в губы. не успеваешь отстраниться, как оскар ставит лапы ему на грудь и быстро мажет языком по губам.

- хэй, это мой парень, - хватаешь щенка, падаешь на спину и держишь его несколько секунду наверху в вытянутых руках, а потом передаешь райну.

- пусть лучше сейчас наиграется, может потом будет спать до утра, а ты продолжишь меня утихомиривать, - пока райн занят оскаром, ты быстро сползаешь вниз под одеяло и покрываешь поцелуями его живот, дуешь на влажную кожу, прикусываешь и вылезаешь обратно, челка снова упала на лоб, а ты смотришь из-под нее точно также как это делал бергер перед тем как довести тебя до изнеможения.

- ладно, я готов вылезти из постели один, поиграть с щенком, найти для нас бутылку виски, а для него что-то из еды и даже камин разжечь и вообще я много чего могу. важно, что ты хочешь, мой почти_муж? – невозможно лежать в постели с райном абсолютно голым и оставаться спокойным. это просто выше твоих сил. поэтому ты кусаешь губы и не сводишь с него глаз, только иногда отвлекаясь на требовательные тявканья и прыжки по кровати оскара. скоро он вас обоих с нее спихнет, придется спать на коврике у камина и накрываться пледом.

[NIC]Froy Cox[/NIC]
[AVA]https://i.imgur.com/DKJzgqU.png[/AVA]
[STA]райнозависимость[/STA]
[SGN]by Razumovsky[/SGN]
[LZ1]ФРОЙ КОКС, 21 y.o.
profession: безработный
placebo: Berger[/LZ1]

Отредактировано Apple Flores (2021-07-26 12:52:21)

+1

17

безуспешно пытаешься выровнять дыхание. воздух проникает к лёгкие с каким-то странным свистом, и ты сам себе напоминаешь сдутый воздушный шарик. приятная истома ломит тело, сил нет даже на то, чтобы лениво потянуться. внимательно изучаешь фроя, словно не видел его уже лет десять и за это время он чертовски сильно изменился. хотя вроде нет, всё тот же фрой, даже веснушки те же. мягко касаешься их пальцем, делая вид, что считаешь. сбиваешься после десяти. а, всё равно. под одеялом жарко, жар бежит по твоим сосудам, распространяясь по всему телу. облизываешь губы, высохшие от того, что усиленно дышишь через рот. на секунду прикрываешь глаза, но не даёшь себе заснуть. кажется, ты хотел утихомирить фроя, а утихомирил случайно себя. вот у кого точно будет крепкий сон ночью, так это у тебя. сгребешь к себе фроя – он никогда не сопротивляется – уткнёшься подбородком в его макушку и всё.

- тебе обязательно куда-то тащиться сейчас, да? – устало бормочешь, медленно собираясь с силами. – дай мне пару минут, что же ты такой жестокий-то, а, фрой, - всего каких-то несколько минут, и ты продолжишь его утихомиривать. просто не всё сразу, не всё сразу. ты самодовольно считаешь, что хорошо постарался, но, впрочем, можешь и ещё. да и вообще целая ночь впереди… главное, оскара нейтрализовать, а остальное приложится.

наслаждаешься его ласками, блаженно улыбаясь, как дурачок. рисуешь узоры у него на теле, нежно целуешь, прикусывая нижнюю губу – но не до крови. желание ранить, делать больно давно прошло. сейчас тебе хочется окутывать его любовью, целовать и ласкать, пока он не запросит пощады. но… но иногда всё-таки тебе нравится находить на его теле небольшие кровоподтёки… подобные он оставляет и на тебе. в тех местах, где никто не увидит, хотя кого вам обманывать. вы живёте вместе. и господи боже даже брак собрались заключать! всё ещё не совсем знаешь, как на это всё реагировать. с одной стороны – здорово, а с другой – пугает до чертиков. и хорошо, что сейчас ты лежишь и у тебя нет сил на что-либо, так бы стопудово ноги немного подкашивались от всех этих бурлящих в голове мыслей.

- это ты про младенца говоришь. а младенцы рано или поздно вырастают. и потом эти цветы жизни приходят к тебе в постель, забираются под твое одеяло и прижимаются к тебе. прелесть, - улыбаешься, вспоминая своих младших сестёр. отец всегда запрещал такое, но он уходил на работу рано и ему было не узнать. девчонки приходили к тебе, ложились с двух сторон, и ты рассказывал им сказки. даже когда рут была уже слишком большая для сказок. – но я запомнил. к младенцу будешь вставать всё время ты, - и успокаивать кричащего ребёнка, носить его на руках, укачивать, кормить из бутылочки. не понимаешь, почему этот образ фроя кажется тебе сейчас таким привлекательным… когда образ фроя, оплетающего тебя, целующего тебя сменился на вот это вот всё… - я бы хотел мальчика. и чтобы у него веснушки были, как у тебя, - звонко целуешь его в нос, старательно выгибаясь, чтобы дотянуться. – но девочка – тоже хорошо. особенно если с веснушками. я косички умею плести, - и хвостики, и всякое такое. у тебя было время потренироваться. зато ты совершенно ничего не понимаешь во младенцах…

смеешься над оскаром, смешно перебирающим лапками, пока его держит фрой. забираешь малыша, гладишь его по шелковистой шерстке, чешешь за ушами. оскар радостно прыгает, тявкает и пытается отработать на вас охоту на жертв. – думаю, он … - отвлекаешься, закусывая губу. – фроооой, - нагло пользуется тем, что у тебя заняты руки щенком. тело остро реагирует на его прикосновения, на лёгкие поцелуи. – думаю, он просто хотел внимания, видимо, мы будем безответственными родителями: мы разрешим ему спать с нами в кровати… - убираешь рукой влажную челку с любимого тобой лица фроя. малыш явно засыпает на ходу, просто поиграть с вами ему тоже хочется. и ты играешь, валяясь в кровати, как будто за окном сейчас раннее утро и никуда не надо вставать.

- я хочу, чтобы ты лежал тут со мной. но за пару поцелуев я, может быть, отпущу тебя за виски, а сам включу обогреватель, - торгуешься, райн, нагло берёшь и торгуешься. и тебе даже не стыдно за это. – только нормальные поцелуи, качественные, - улыбаешься, удерживаешь оскара рукой подальше от себя, чтобы не мешал. щенок весело рычит, воспринимая всё это чрезвычайно весёлой игрой. а другой рукой притягиваешь фроя к себе, целиком и полностью завладевая его губами. от длинного поцелуя перехватывает дыхание, но ты повторяешь поцелуй снова. два, значит, два. – вот теперь просто отличный вид, - губы припухли и раскраснелись – тебе нравится. замечаешь, что обветренная губа фроя немного кровоточит, а ты эту кровь, конечно же, размазал…

разрешаешь встать фрою, а затем встаёшь с кровати сам. оскар устремляется следом за вами. натягиваешь на себя белье, чтобы не таскаться по дому обнаженным. не то чтобы ты чего-то стесняешься – нет, на самом деле. включаешь обогреватель и уходишь в коридор. достаёшь баночку с бальзамом и идёшь на звуки, которые фрой воспроизводит. на кухне холодильником гремит. по дороге открываешь баночку, макаешь палец в бальзам. – фрой, иди сюда, - заботливо мажешь его губы, чтобы побыстрее зажили, легко целуешь, а потом намазываешь губы ещё раз. – хочешь, я что-нибудь приготовлю? чтобы было, чем подкрепиться, - жаль, что доставки здесь нет, она бы здорово облегчила ваше существование. можно взять еду в "приюте", но туда придётся идти кому-нибудь из вас.

оскар находит развлечения и без вас. он бегает по квартире, зажав в пасти тапочек фроя, и, кажется, абсолютно счастливым. завтра однозначно нужно будет сходить в магазин и купить малышу ошейник, поводок, корм и игрушки какие-нибудь. но всё это завтра, а сегодня у тебя фрой. кто бы мог подумать, что это ты когда-то убеждал юджина, мол, тебе не нравятся прикосновения… просто прикосновения нужны были от твоего человека. вот без фроя ты чувствуешь себя плохо. как будто заболеваешь без него. зависимость. невозможная, наркотическая зависимость от него. в общем, тебе нравится.

- вот для маленьких детей существуют манежи. интересно, а для собак манежи есть? – спрашиваешь у фроя, вытаскивая пачку с сигаретами и зажигалку. приоткрываешь окошко – ну, вы же договорились курить у окна, подкуриваешь сразу две сигареты и одну передаешь фрою. – мы бы просто садили оскара в манеж и занимались своими делами. ну не душе же нам прятаться от щенка! – жадно затягиваешься, ежишься от холода и притягиваешь к себе фроя. вдвоем теплее. оскар где-то подозрительно затихает. может он наконец-то окончательно уснул и больше до утра не проснётся? было бы здорово. у тебя ещё остались планы на фроя. ты его ещё не утихомирил. усмирил немного, разве что… а тебе нужно, чтобы он выдохся и уже больше не мог вскакивать с кровати. мог только спать, спать, спать, крепко прижимаясь к тебе.

- так что на счёт ужина? или будем сыты друг другом? – спрашиваешь, ловя дым, который он выдыхает. затягиваешься снова, наслаждаясь происходящим. спокойствие, тишина, и вы умиротворенные и счастливые. даже не знаешь, что вам обоим ещё нужно. вы бы никогда не были так счастливы в калифорнии – настолько это был не ваш штат. ты не знаешь, почему выбрал именно аляску, может быть, стоило выбрать мэн или переехать в вашингтон. наверное, через пару-тройку лет тебя потянет на городские улицы, к шуму, к толпе, к огням, но пока тебя полностью устраивает маленький городок и этот маленький дом, пропитанный вашей любовью. а, может быть, тебе вовсе не захочется переезжать в большой город, может быть, ты предложишь фрою переехать куда-нибудь на залив или к морю… не знаешь, да и всё равно, главное, чтобы рядом был фрой с его веснушками и этой вот его невозможной улыбкой. и фрой даже не знает, что если хочет выпытать у тебя что-то о кольцах, то сейчас самое время. ты размягчен, как тёплая булочка…
[NIC]Reinhold Berger[/NIC][STA]а твоего солнца хватит на десять африк[/STA][AVA]https://i.imgur.com/rbJn7EZ.png[/AVA]
[LZ1]РАЙНХОЛЬД БЕРГЕР, 23 y.o.
profession: программист;
love: Froy;[/LZ1]
[SGN]лучи вдохновения тошеньке[/SGN]

+1

18

нет, тебе не обязательно куда-то тащиться сейчас, ты бы с превеликим удовольствием оставался в кровати и дальше и вовсе ты не жестокий. жестокость - это нечто совсем другое. а вот лежать голым рядом с тобой и не реагировать должным образом на твоё присутствие - форменное издевательство. хотя…тебе нравится. все нравится, и лежать, и целоваться, и доводить друг друга до того самого приятного момента, когда уже просто нет сил терпеть и трахаться, так что кровать жалобно поскрипывает, все это тебе нравится. а ещё нравится обсуждать будущее, уже то, что оно стало вырисовываться с поразительной четкостью - это победа, твоя победа. над прошлым, над болью, адом, собственным неверием во что-то хорошее. безусловно роль райна тут никак не преуменьшить, но ты должен был сам придти к этому и ты пришёл.

- хватит жаловаться, райн. тебе не на что, вот вообще не на что. с тобой рядом самый охуенный парень, готовый вылизывать тебя с утра до ночи. нет, с утра до утра, а ты ещё чем-то недоволен, - твоя рука под одеялом добирается до голой ягодицы, ну не шлёпнешь, но хотя бы ущипнёшь.

- я могу лежать с тобой тут вечно, но смирным быть не обещаю. слушай, мне кажется в этом мы похожи с оскаром. смотри как он претендует на твоё внимание. с младенцем будет тоже самое, я уверен. мамочка райн, - смеёшься и все таки выскальзываешь из кровати, пока ты не завёлся по новой. пары прикосновений и одного его взгляда достаточно. если также он смотрит на других, ты его убьешь, а если не убьешь, то определённо покалечишь. это все только твоё, со всей присущей жадностью и ревностью. даже вот к этому мелкому. бросаешь взгляд на очаровательную парочку, закатываешь глаза и босиком уходишь на кухню, твои тапочки все равно будут тут же приватизированы. пусть забавляется, все таки ты сам притащил его в дом. теперь будь добр, не думал же ты, что будешь только умиляться.

по дороге на кухню, заглядываешь в ванную, невольно любуешься опухшими красными губами, три нормальных поцелуя значит, кто ещё жестокий. облизываешь кровь с губы и ухмыляешься. преступно быть таким довольным, но ты позволяешь себе, позволяешь уже не в первый раз. иногда это пугает, сила всего этого, чувства такими быть не должны, это опасно, кто-то тебе говорил что-то подобное, чертовы мозгоправы. тебе казалось ты не слушал, только плевался ядом, но это засело в голове, опасность, страх. и сейчас ты подаёшься вперёд, к рукам райна, подставляешь ему губы, размазываешь мазь по его губам и черт возьми, понимаешь, что насрать тебе на опасность, уже поздно бояться, вы уже попали, оба.

- приготовь, - опускаешь глаза, скользишь по его животу, заползаешь под резинку трусов, не прикасаясь, только взглядом, и снова кусаешь губу, кажется тебе бесполезно что-то говорить, предупреждать, лечить тебя. это не лечится.

- только давай без намеков, что я хреново готовлю, - ещё пару раз для верности хлопаешь дверцей шкафа и холодильника, даже что-то достаёшь, соусы, овощи, водружаешь на стол. оскар стрелой врывается на кухню, врезается в твои ноги и несётся обратно, провожаешь его взглядом. слышишь лай из комнаты, но не ведёшься, а скоро там становится совсем тихо. все таки с щенком проще, чем с ребёнком. но посчитать всю эту возню с ним за репетицию вполне можно, почему нет. тренировка в заботе.

- значит ты хочешь мальчика? - забираешь одну сигарету у райна, затягиваешься. - нууу, вообщем-то я не против. а может сразу двоих, м? - подходишь вплотную, бессовестно запускаешь руку ему в трусы, на тебе в принципе тоже не много одежды, только домашние штаны, вечно сползающие на бёдра. - хотя нет, тогда ты будешь уделять мне совсем мало времени, а я этого не переживу, - ухмыляешься, задерживаешь дыхание на секунду и выпускаешь дым через нос двумя тонкими струйками и тут же целуешь райна. - манеж для щенка - это извращение и он точно разгрызёт всю эту сетку или как там ее, - прижимаешься теснее. - какие нам дети, райн, черт, я хочу и не хочу одновременно. то есть…., - отходишь назад, убираешь от него руку, иначе все зайдёт слишком далеко и прямо здесь, на подоконнике, пусть он уже вами испробован, но… - я хочу, хочу такую смешную и одновременно серьезную девчонку, похожую на тебя и на рут. не знаю почему на рут, просто это возникло в голове. знаешь, я обожаю твоих сестёр, они так много для меня сделали. я даже не понимаю, чем это заслужил. но, не будем приписывать твоих сестёр, я знаю тебя это бесит, - обнимаешь райна одной рукой, слегка царапаешь шею, ласково, до мурашек. - наша дочь будет похожа только на тебя и совсем чуть-чуть на меня - веснушками, ага, - трешься носом об его щеку. - а если будет сын, то такой же долбаеб, как я, но красивый, как ты, - тушишь сигарету, притягиваешь к себе райна, заставляя его вытянуться в полный рост. - я люблю тебя больше жизни, райн, - в поцелуе съедаешь всю мазь, даже не замечая горьковатого вкуса.

- надеюсь оскар вырубился, а не благополучно грызёт что-то из нашей мебели, - улыбаешься в губы райна, беспощадно лапая его везде. ну не можешь ты по-другому, тебе его мало, никто не отнимает, он весь твой, вы вообще одни, как на заснеженном одиноком острове, но тебе все равно мало, опасно мало.

- что ты там говорил про ответственность или безответственность? не пущу я никого к нам в кровать, - кусаешь райна за подбородок, кладёшь его руку себе на бедро, необходимость в прикосновениях у вас взаимная, ты это чувствуешь и это то, что вы оба приобрели, сбежав от прошлой жизни. когда-то ненавистное, отталкивающее, болезненное, стало нужным до боли, до стонов, всхлипов, нестерпимой жажды.

- решай сам, - как это похоже на тебя. к слову об ответсвенности. переложить на райна, позволить решать райну, следовать за райном. облегчать себе жизнь. и почему тебе кажется, что ему это должно быть приятно. - просто не хочется терять время на еду, но, с другой стороны, мы можем немного оттянуть последующее удовольствие, - снова целуешь, проводишь пальцем по его груди, обводишь сосок, мягко вдавливая ноготь в кожу.

- а за ужином ты мне расскажешь про кольца. ну пожалуйста, райн, - начинаешь канючить, доказывая, что заводя ребёнка, райн получит второго, один уже имеется, великовозрастное дитя. - ты же знаешь меня, я нетерпеливый, очень нетерпеливый, - вжимаешься в него, покрываешь шею поцелуями. - а ещё я могу напоить тебя, привязать к кровати и пытками вытянуть признание, - смеёшься, оставляя на плече засос. - выбирай, бергер.
[NIC]Froy Cox[/NIC]
[AVA]https://i.imgur.com/DKJzgqU.png[/AVA]
[STA]райнозависимость[/STA]
[SGN]by Razumovsky[/SGN]
[LZ1]ФРОЙ КОКС, 21 y.o.
profession: безработный
placebo: Berger[/LZ1]

Отредактировано Apple Flores (2021-07-26 12:52:35)

+1

19

может быть, именно ради такого вечера ты и тащился на аляску, подальше от калифорнии, подальше от ненавистной тебе германии. на улице мороз и метель, ветер завывает и проникает в ваш маленький уютный домик сквозь оконные рамы. ты прижимаешь к себе фроя, он тёплый и такой смертельно твой. взъерошиваешь рукой его волосы, чмокаешь его в нос, а другой рукой весело оттягиваешь и отпускаешь резинку его штанов. надо бы новые ему купить, но ты к этим прикипел, их так удобно стаскивать …

- я ничего не говорю вообще, эй! – поднимаешь руки, фыркаешь и падаешь на табуретку, накрытую какой-то цветастой фигней, которую притащила в ваш дом кира. у обеих твоих сестёр непреодолимая тяга украшать ваше жилище, а вам и так нормально, спартанские условия – очень ваше. вы бы, наверное, и спали на полу, подстелив какой-нибудь плед или что-нибудь типа такого, но вам повезло: кровать в этом домике уже была.

- у меня две сестры, смилуйся, конечно, я хочу мальчика, - бантики, рюшечки тебе ещё в детстве надоели, хотя рут скорее была похожа на мальчонку, нежели на девочку. она обожала таскать твою старую одежду и стаскивала с себя платье сразу же, как ваши родители отворачивались. – да и двое детей как-то много, нам бы одного … в будущем, не сейчас, - вот и фрой сам говорит что-то о не сейчас, ты прижимаешь нему поплотнее, удерживая в руке сигарету, пару раз затягиваешься, расслабляясь. не то чтобы до этого ты был сильно напряжен. – может, ты переедешь к девчонкам? – спрашиваешь, морщась и кривясь. – они будут в восторге, - и может быть, рут перестанет в каждом разговоре спрашивать «а как там фрой», будто ты его тут обижаешь. а ты не обижаешь… и вообще заботишься о нём больше, чем о себе! – упаси боже, чтобы наш ребёнок походил на рут. давай всё-таки остановимся на тебе и мне. глаза чтобы были, как у тебя, есть что-то такое в голубых глазах… - мечтательно поднимаешь глаза вверх, а потом целуешь фроя ещё раз. ты влюбился именно в его голубые глаза… - это чертовски взаимно, - дёргаешь веревочку на его штанах, стягиваешь их ещё немного ниже. просто так, не за чем.

- да и пусть грызет, будет повод купить новую мебель, - и ты даже готов для этого пару недель питаться одними макаронами, к тому же фрой так вкусно их готовит. с какого-то момента ты превратился в большого поклонника макарон, хотя раньше их не любил. – ладно-ладно, в нашей кровати только ты и я, солнышко, - благополучно переводишь руку с его бедра на правую ягодицу, легко сжимаешь, развлекаясь. слизываешь каплю крови с его губы и, не отпуская его из объятий, свободной рукой тянешься к бальзаму. – намажь ещё раз губу, ага?

фрой радостно перекладывает решение об ужине на тебя, а ты не против. правда, рядом с фроем у тебя у самого проблемы с принятием решений… ты тупо ни о чем не можешь думать. – я бы заказал пиццу, но где мы здесь пиццу найдем… сделаю сейчас сэндвичи по-быстрому, у нас вроде ещё колбаса оставалась и сыр, - ещё бы хлеб найти. стараешься думать об ужине, но кокс успешно сводит тебя с этих мыслей. кажется, ещё немного и ужин подождёт, ты потащишь его обратно в кровать, а вы ведь только что из неё вылезли. – ты думаешь, пытки на меня подействуют, да? я всё равно тебе не расскажу, увидишь, когда я их куплю, тебе понравятся, честно, - шутливо щелкаешь его по носу и послушно тащишься к холодильнику. вытаскиваешь сыр и колбасу, вручаешь их фрою: - режь давай, - а сам берёшься за тостовый хлеб. непосильный труд: разрезать квадратики на два ровных треугольничка. – вот, клади сюда колбасу. сверху сыр, - сам поливаешь соусом и кладешь сверху хлеб. – здорово я сэндвичи сделал, да? – смеешься и протягиваешь фрою один сэндвич. кормишь его практически с рук.

- предлагаю не спать всю ночь. работать мне завтра не надо, я буду только твой. ну и немного оскара, - этого очаровательного манипулятора, который, непременно, будет из вас обоих верёвки вить. и если когда-нибудь у вас будут дети, они тоже, непременно, будут из вас обоих вить верёвки. – а завтра… завтра мы затаримся какой-нибудь готовой едой в «приюте» и можно будет весь день не вылезать из кровати, - откусываешь от сэндвичи, задумчиво жуёшь. можно ещё, например, отдать оскара девчонкам и тогда на него тоже не придётся отвлекаться. хотя нет, так не пойдет, вы только взяли малыша под свою опеку, а ты уже хочешь его на нянек сбагрить. ничего, как-нибудь справитесь со своими желаниями и с оскаром одновременно.

- знаешь… я никогда не думал, что смогу быть таким счастливым. мне казалось, что счастье и я – две несовместимые вещи. но вот мы с тобой оба тут и в моей жизни есть всё, что мне нужно, - и ты не дёргаешься от прикосновений, как когда-то, не уворачиваешься от рук, желающих подарить тебе заботу, ласку и нежность. ты помнишь, как сложно было с тобой юджину, как он учил тебя, раскрывал и спасал от самого себя. ты помнишь... фрою досталась улучшенная версия тебя, а ты даже с юджином его не познакомил, не знаешь, почему. просто как-то так получилось. а теперь юджин в сотне тысяч километров от вас, да и вы с фроем – господи-боже-как-к-этому-привыкнуть – собираетесь узаконить отношения. – и я с трудом удерживаюсь от того, чтобы не потащить тебя по официальным инстанциям прямо завтра, чтобы побыстрее надеть тебе на палец кольцо и никуда не выпускать из своей жизни, - снова весело смеешься, притягиваешь его к себе. сэндвич быстро заканчивается, первый голод утолён, и ты теперь снова хочешь его в вашей кровати или, может быть, в душе, ты не определился… ждёшь, когда он доест, целуя его то в щеки, то в нос, то в оголённые плечи. – доедай быстрее, - потому что вот ты готов ко второму кругу. целуешь его в губы, мешая доедать сэндвич, снимаешь с них крошки, и вежливо отстраняешь, ну, чтобы он всё-таки доел. – как ты относишься к тому, чтобы запереться изнутри и остаться в этом доме вместе до конца жизни? – это всё, конечно, шутка, максимум протянете дня три да и оскара чем-то нужно кормить, значит, придётся выйти, но помечтать-то можно… - и не отвечать ни на какие звонки… только ты, я и малой.
[NIC]Reinhold Berger[/NIC][STA]а твоего солнца хватит на десять африк[/STA][AVA]https://i.imgur.com/rbJn7EZ.png[/AVA]
[LZ1]РАЙНХОЛЬД БЕРГЕР, 23 y.o.
profession: программист;
love: Froy;[/LZ1]
[SGN]лучи вдохновения тошеньке[/SGN]

+1

20

- острожно, райн, я могу подумать, что ты хочешь от меня избавиться, - переехать к девчонкам - это конечно забавное предложение и наверное первую неделю ты бы кайфовал от пребывание в девчачьей квартирке с тысячей милых мелочей, валялся в куче подушек и выслушивал всякие истории про дурацких учителей и несносных парней, тебя бы точно плотно кормили и тискали, как ещё одну плюшевую игрушку. но дольше ты бы не выдержал. определённо. тебе бы самому захотелось сбежать обратно к бергеру, чтобы он забрал тебя. нет, даже не так, чтобы он спас тебя. на расстоянии любить его сестёр вам обоим проще и безопаснее. стоит чуть приблизиться и они воспользуются этим.

- и что же такое особенное в моих глазах? - ты тянешься к нему, ловишь его руки, но это не попытка остановить, какая-то мышиная возня между вами в области твоего паха и это не может не влиять на тебя самым конкретным образом. с райном тебе совсем не хочется сдерживаться, да и он сам перестал париться. вот он ты, хочешь - бери прямо сейчас, нет причин себе отказывать. задаёшь вопрос и намеренно смотришь прямо на бергера, прищуриваешься, потом распахиваешь глаза, дразнишь в ответ.

- ты в курсе, что все что ты делаешь, меня заводит, - в том месте, где только что были штаны, а теперь райн стянул их ниже, пробегает холодок из мурашек, а он даже не думает останавливаться, и как только пальцы сжимают ягодицу, ты шумно выдыхаешь и подаёшься вперёд, снова невольно закусывая губу. - к черту эту мазь, сейчас она все равно бесполезна, ты же видишь. намажу утром, - тебе так не хочется включать голову, думать о чем-то необходимом, о делах, о возможно погрызанной мебели, об урчащем желудке, намного приятнее трогать в ответ, но более откровенно. засунь сейчас бергер руку под резинку твоих штанов, ты бы уже заскулил от нетерпения, а райну сдержаться проще, он вообще выносливее, хоть и выглядит чересчур стройным, даже худым, но это только внешнее впечатление, тебе прекрасно известно какие у него сильные руки, например. быстро облизываешь губу, успевая скользнуть ладонью под бельём райна.

- черт, - сейчас тебе хочется отвернуться, чтобы скрыть ударившее жаром в лицо ярко вспыхнувшее желание, но ты все ещё смотришь прямо. - значит ты уверен, что не подействуют? самонадеянность, милый, твоя гребаная самонадеянность, - говоришь полушепотом, совершенно не хочешь отстраняться, но ты же сам согласился, чтобы райн что-то приготовил. терпи, просто терпи. шипишь, упираясь пахом в край стола, пока стоишь к бергеру спиной, а он роется в холодильнике.

- и почему ты такой упрямый, я разве говорил, что люблю сюрпризы? на твоём месте я бы уже давно проболтался, - разворачиваешься, с улыбкой разглядываешь грудь райна, сдерживаясь, что не ущипнуть его или укусить за сосок, просто чтобы его пробрало также как тебя от одного лишь взгляда. если бы только девочки знали, о чем ты мечтаешь заниматься с их братом часами напролёт, наверное перестали бы спрашивать в порядке ли фрой. посмеиваешься, берёшь нож и сначала разглядываешь блестящее лезвие, проводишь по нему подушечкой пальца, потом прикладываешь к тыльной стороне запястья, где раньше был браслет, теперь там только шрам. райн наверняка сейчас за тобой наблюдает. но ты не вернёшься к тому, что было раньше, ему не о чем беспокоиться. ты просто переключаешься на разложенные на столе продукты и ловко режешь на ровные тонкие ломтики. райн нарезает хлеб и благодаря вашему совместному творчеству получаются аккуратные сэндвичи.

- угу, - мычишь, откусывая кусок, тут же перехватывая запястье райна. когда между вами в воздухе появляется вот это знакомое ощущение - быстрее, не хочу больше ждать, хочу тебя. от предвкушения и возбуждения у тебя начинает подрагивать все тело.

- очень заманчиво, - не сводишь глаз с жующего райна, о чем он там задумался. тебе все ещё нестерпимо хочется кусать губы, но ты вгрызаешься зубами в многослойный бутерброд. торопишься, проглатывая большой кусок и запиваешь стаканом воды.

- будем как кролики, весь день траха….ться? - все таки договариваешь, тебе нравится это слово, ты не видишь в нем ничего зазорного. ты говоришь трахаться - подразумеваешь заниматься любовью. у тебя по-другому быть не может. ты же сотни раз уже признавался, но самый первый раз все равно помнишь ярче остальных.

- прекращай, бергер, я сейчас расплачусь, - а ты можешь и райн это знает. - иди сюда, - целуешь его, медленно, чувственно, смакуя вкус его губ, плевать, что снова выступит кровь и размажется по вашим подбородкам. - и мне никто не нужен, кроме тебя, райн. ты не просто в моей жизни, ты - моя жизнь, - улыбаешься, не разрывая поцелуя, признания теряются в нем, впитываются, добираются до груди и внутри становится жарко. - думаешь я могу куда-то деться? ты серьезно? - откидываешься назад, на спинку стула, толкая райна коленом. - я прирос к тебе, без тебя я пожалуй, задохнусь через пару дней, - почти беззаботно жуешь свой сэндвич, но райн тебя торопит и этим нужно срочно воспользоваться. он стирает крошки с твоих губ, ты целуешь его пальцы.

- я на все согласен, с тобой всегда "да", - встаёшь и тебе нужна секунда раздумий прежде чем оседлать бедра райна. - давай прямо здесь, пока нам никто не мешает. ты прав, черт с ней с мебелью, я хочу тебя, - просовываешь вниз руку, отдаваясь откровенным ласкам, оттягивая в сторону белье райна. ты уже на взводе, сам не знаешь, как так вышло, наверное все эти слова об узаконивании отношений вдруг резко перестали тебя пугать, они теперь тоже тебя заводят, как и весь бергер в целом. целуешь его теперь с жадностью, почти до боли, трешься об него, прикусываешь губу, чтобы и у него она тоже лопнула. проводишь ногтями между лопаток.

- райн, - шепчешь ему в шею, придвигаясь ближе, поджимая пальцы на ногах. надо было сразу снять нахрен эти домашние штаны, чтобы он мог беспрепятственно к тебе прикоснуться, потому что сейчас они тебя только раздражают.

- когда ты уже сделаешь мне предложение? - тихо смеёшься, кусаешь за мочку уха и снова целуешь в губы. - я ведь ещё должен буду подумать над ответом…пару минут.
[NIC]Froy Cox[/NIC]
[AVA]https://i.imgur.com/DKJzgqU.png[/AVA]
[STA]райнозависимость[/STA]
[SGN]by Razumovsky[/SGN]
[LZ1]ФРОЙ КОКС, 21 y.o.
profession: безработный
placebo: Berger[/LZ1]

Отредактировано Apple Flores (2021-07-26 12:52:47)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » искать в этой жизни то, что действительно важно


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно